авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Заблоцкий, Петр Николаевич Совершенствование деятельности по ...»

-- [ Страница 3 ] --

§ 1. Научно-методические, правовые и организационные проблемы использования криминалистических учетов В связи с ростом и профессионализмом нреступности, когда организу ются и действуют преступные группировки, специализирующиеся на совер шении определенных видов преступлений, актуализируются вопросы повы шения эффективности использования следователями в ходе расследования криминалистических учетов. В результате круг решаемых задач довольно часто расширяется.

Так, в ситуации, когда личность преступника неизвестна, с помощью комплекса криминалистических учетов можно собрать довольно обширную информацию о предполагаемом преступнике. Если, к примеру, сравнением следов орудий взлома, изъятых с разных мест происшествий, будет установ лено, что эти следы оставлены одним и тем же орудием, то материалы об этом можно будет объединить. Тогда информация о преступнике и об об стоятельствах совершения нрестунлений будет более полной, что, конечно, благоприятно повлияет на быстроту раскрытия преступлений. Однако, ана лиз практики свидетельствует, что в 68% случаев справки о совпадении сле дов орудий взлома, изъятых с разных мест происшествий, и данные о других обстоятельствах попадают к сотруднику уголовного розыска;

они иногда долгое время находятся в онеративно-поисковых делах, до следователя дохо дят несвоевременно, или вовсе к нему не попадают.

Другая ситуация. Установив лицо, совершившее нреступление, следо ватель должен решить две проблемы: а) соблюсти сроки расследования, ко торые строго регламентированы законом;

б) всесторонне и полно расследо вать выявленное обп];

ественно-опасное деяние, совершенное подозреваемым, а таюке проверить, не совершены ли им другие преступления. При этом, ре шение одной из них иногда (из-за неонытности следователя, большого коли чества эпизодов, противодействия расследованию и т. п.) вступают в проти воречие с решением другой проблемы. Например, нехватка времени для про ведения тш,ательного расследования влияет на его полноту. Из-за этого по 84% изученных нами нриостановленных дел, в ходе расследования которых имелась возможность проверки подозреваемого по криминалистическим уче там, такая проверка не проводилась. Значит, не все обстоятельства дела ис следовались всесторонне, выявлены и расследованы не все эпизоды преступ ной деятельности.

Часто следователь не успевает провести выемку или изъятие обуви, орудий взлома у обвиняемого, осупдествить предварительное сличение сле дов, изъятых по делу, со следами, имеюп],имся в следотеке. Даже в случаях, когда положительные результаты проверок по криминалистическим учетам все же попадают следователям, не каждый из них закрепляет такие результа ты своевременным назначением экспертиз;

это приводит к продлению сроков расследования по уголовным делам, поскольку надо провести дополнитель ные следственные действия но открывшимся (в результате нроверок) фактам.

В связи с этим, некоторые преступления остаются нераскрытыми.

Рассмотрим проблемы, связанные с использованием криминалистиче ских учетов, и определим пути их решения.

Поскольку при проведении экспертиз часто используются криминали стические учеты, полагаем важным рассмотреть, как решаются такие ситуа ции. Приведем примеры разрешения экспертных ситуаций, связанных со следотеками обуви:

1). В 1992-1993 г.г. по инициативе Экспертно-криминалистического центра ГУВД Волгоградской области следователи в постановлениях о назна чениях экспертизы с целью исследования следов обуви, кроме вопросов:

«Пригоден ли след, изъятый с места происшествия, для идентификации?» и «Каков размер обуви, оставивший данный след?» ставили на разрешение экспертизы еще один вопрос: «Каков тип и вид обуви, оставивший след?»

Экспертная ситуация сложилась так, что решить ее без картотек и коллекций не представлялось возможным. Эксперт обратился к коллекции образцов обуви и альбомам с фоторепродукциями внешнего вида обуви;

он провел сравнительное исследование рисунка, отобразившегося в представленном следе обуви, с рисунком подошв обуви в коллекциях (фотоальбомах). Полу ченные результаты своей работы изложил в своем заключении. Такое приме нение картотек и коллекций допускается методикой проведения криминали стических экспертиз.

2) В ходе взаимодействия сотрудников органов следствия и экспертно криминалистических подразделений с 1993 г. выработалась следуюш;

ая прак тика назначения экспертиз: следователи стали включать в постановления во просы идентификационного характера, решить которые можно было только с использованием криминалистических учетов. Такие ситуации успешно раз решались;

работа эксперта оформлялась в виде заключения. Следователи, представляя на экспертное исследование следа обуви, кроме вопроса о при годности следа для идентификации, в своих постановлениях ставили вопрос:

«Имеются ли в следотеке следов обуви ЭКУ при ГУВД Волгоградской об ласти следы, аналогичные представленному?». Решая эту задачу, эксперт проводит сравнительное исследование со следами, имеющимися в следотеке, или копиями следов. В случае установления индивидуального тождества (оба следа оставлены одной обувью), оформляет заключение с положительным выводом. В случае отсутствия индивидуального тождества — составляется заключение с отрицательным выводом.

В ситуации, когда преступник задержан и признался в совершении только одной кражи, а обувь, в которой он совершил преступление, не най дена, для всестороннего расследования преступной деятельности обвиняемо го следователи назначают экспертизу, в которой ставят перед экспертом один вопрос: «Имеются ли в следотеке следы обуви, оставленные той же обувью, что и след, изъятый с места происшествия?».

3) Деятельность экспертно-криминалистических подразделений по на учно-техническому обеспечению расследования и раскрытия преступлений многогранна. До недавнего времени они в своей работе ограничивались, в основном, исполнением поручений следственных и оперативных аппаратов:

решение тех вопросов, которые задавались в постановлении следователя о назначении экспертизы, или в письмах, направляемых работниками уголов ного розыска, службы по борьбе с экономическими преступлениями и других.

С ростом преступности приобретает актуальность своевременное полу чение и использование всей информации, находяш:ейся в причинно следственной связи с событием преступления (в том числе содержаш;

ейся в следах, изъятых с мест происшествий, и концентрируюш,ейся в криминали стических учетах).

Как улсе отмечалось, под определение актуально криминалистически значимой информации подпадают фактические данные или сведения, нахо дяпдиеся в причинно-следственной связи с событием преступления, и харак теризуюш,ие способ его совершения, лиц, его совершивших, предметы пре ступного посягательства, орудия преступления и другие обстоятельства.

Пройдя стадии фиксации, изъятия и исследования, информация должна обя зательно пройти криминалистическую регистрацию, под которой понима ется научно-разработанная «система отдельных видов криминалистических учетов определенных объектов — носителей информации, используемая для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений (картотеки, кол лекции, иные хранилища регистрационных данных) ^ В Экспертно-криминалистическом центре при ГУВД Волгоградской области функционируют следующие картотеки и коллекции: а) дактилоско пическая картотека;

б) следотека следов обуви и следов орудий взлома (в нее входят общегородская картотека и поисковые системы «Сейф» и «Магазин»);

в) коллекция поддельных медицинских рецептов на получение наркотиче ских и сильнодействующих лекарственных средств и образцов почерка лиц, занимающихся их подделкой;

г) картотека и коллекция субъективных порт ретов неустановленных преступников;

д) нулегильзотека;

е) коллекция под дельных денежных знаков и др.

Полагаем, что в настоящее время, благодаря развитию материальной и научно-технической базы, росту квалификации экспертов, стало возможным более активное участие экспертно-криминалистических подразделений в расследовании и раскрытии преступлений в «лабораторных условиях» (не выходя из помещения) на основе комнлексного использования криминали стических учетов. Назрела необходимость в комплексном использовании криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступле ний как системе применения всех организационных, тактических и техниче ских мер, имеющихся в экснертно-криминалистическом подразделении, ви дов учетов и процессуального закрепления результатов этого применения, будь то на районном, региональном или федеральном уровне.

Как нам представляется, комплексное использование криминали стических учетов — это деятельность сотрудников экепертно криминалистических, следственных и оперативных подразделений но поиску, сравнению, фиксации информации, содержащейся в комплексе Белкин Р. С. Криминалистика: Краткая энциклопедия. — М., 1993. — С. 65.

различных видов криминалистических учетов, а также в организации ис пользования результатов этой работы нри раскрытии и расследовании преступлений. Для такой деятельности необходимо отбирать квалифициро ванных сотрудников экспертно-криминалистических подразделений, имеющих право производства основных видов экспертиз (трасологических, дактилоско пичес1шх, почерковедческих, портретных, судебно-баллистических, экспертиз холодного оружия, технико-криминалистических экснертиз докз^ентов).

Результатом формирования криминалистических учетов и проведения по ним проверки представляемых образцов для сравнительного исследования по следотекам: следов рук, обуви, орудий взлома, субъективных портретов и т. д., является выявление информации, представляющей интерес для органов следствия. Так, в случае совпадения одного из образцов со следом, изъятым с места происшествия по одному их расследуемых уголовных дел, появляется возможность объединения всех уголовных дел по таким же совпадающим однородным следам. Это позволяет расширить работу по добыванию новых доказательств, подтверждающих или опровергающих причастность лица к совершению данных преступлений.

Результаты полученных исследований анализируются;

по ним состав ляются справки, выдвигаются версии, которые направляются инициаторам запросов (следователям, дознавателям, оперуполномоченным уголовного ро зыска, начальнику ОВД), на территории которых совершены выявленные преступления. На основании «объединительных» справок специалиста по криминалистическим зачетам, в дальнейшем — проведенных экспертиз, уго ловные дела соединяются в одно производство. Практика показала: чем больше уголовных дел соединено в одно производство по тем или иным при знакам, тем больше информации собирается о преступнике, тем быстрее рас крывается преступление. При этом, подтверждается положение о том, что ес ли группировка уголовных дел — это количественное изменение структуры, то их соединение связано с качественным ее изменением — переходом инди видуальных криминалистических характеристик в общую характеристику соединенного дела. Таким образом, в результате накопления и переработки информации, содержащейся в криминалистических учетах, происходит не распыление, а концентрация доказательств по уголовным делам, что приво дит к уменьшению затрат времени на доказывание и повышению эффектив ности расследования преступлений. Так, из общего числа изученных уголов ных дел (215) соединены в одно производство 54% (116). В 79% (91) таких процессуальных решений основанием послужила информация, полученная в результате комплексного использования криминалистических учетов.

Комплексное использование следов в раскрытии и расследовании пре ступлений предполагает организацию тесного взаимодействия органов доз нания, следствия, оперативных и экспертных подразделений по использова нию криминалистических картотек и коллекций. Однако, результативность их комплексного использования могла быть выше.

Изучение нами 100 уголовных дел, приостановленных в связи с неуста новлением лица, совершившего преступление, показало, что одной из основ ных причин, влияющих на недостаточно высокий показатель уровня рассле дования и раскрытия преступлений с использованием криминалистических картотек и коллекций, является низкий уровень качества проведенных ос мотров мест происшествий. Это выражается в следующем:

а) поверхностном описании следов преступления в протоколах следст венного действия;

отсутствием фотографической (фототаблицы) и графиче ской (схемы, зарисовки) информации, иллюстрирующей осмотр места про исшествия;

отсутствием справок предварительного исследования следов на месте происшествия;

не изымались следы. А если они и изымались, и по ним проводилась экспертиза — они не проверялись по соответствующим крими налистическим учетам и т. д.;

б) неправильной оценке значимости исследования с вероятным выво дом. Так, некоторые оперуполномоченные уголовного розыска, получив ре зультат исследования с выводом о совпадениях по групповым признакам, пу тают их с результатами идентификационной экспертизы. Они не восприни мают их в качестве поисковой, розыскной информации и не ищут дополни тельных доказательств, не изымают и не представляют новых образцов для сравнительного исследования — базу данных криминалистических учетов не пополняют. Для того, чтобы такого не происходило, необходимо проводить практические занятия с сотрудниками уголовного розыска, других служб, дающих задания для проверки по криминалистическим учетам, а таюке гото вить методические рекомендации по использованию этих учетов в раскрытии и расследовании преступлений;

в) в слабом использовании всего комплекса криминалистических уче тов: при осмотрах мест преступлений мало изымают так называемые «иные»

следы (биологические, следы кожного покрова человека, микрочастицы и иные объекты). Соответственно, на экспертное исследование поступают объ екты, содержащие следовую информацию в малом количестве, что не всегда обеспечивает возможность установить факт индивидуального тождества. Мы разделяем позицию проф. В. Е. Корноухова о том, что в таких случаях «воз никает необходимость исследовать различные информационные поля»', что дает возможность по результатам исследования различных свойств (инфор мационных полей) лица, оставившего следы, составить предполагаемый об раз преступника. Такой портрет составляется специалистом-криминалистом в конце осмотра места происшествия по результатам исследования обнару женных и изъятых следов рук, обуви преступника, следов орудий взлома и использования огнестрельного оружия и т. д.^ Такие комплексные предварительные исследования на практике прово дятся крайне редко, в том числе из-за малого количества осмотров мест про исшествий, в ходе проведения которых изымается комплекс следов. Так, в ' См.: Корноухое В. Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. — Красноярск: Изд-во Красноярск, ун-та, 1982. — С. 83.

" Подробнее см.: Жбанков В. А. Свойства личности и их использование для ус тановления лиц, совершивших таможенные правонарушения. — М., 1999. — С. 114-135.

43% изученных автором приостановленных уголовных дел в ходе проведе ния осмотров мест происшествий изымались следы одного вида, в 40% — следы 2-х видов, в 3% —следы 3-х видов;

ни на одном осмотре не изымались следы 4-х видов.

Неудовлетворительное положение с изъятием следов является резуль татом и методической недоработки при составлении показателей, включае мых в отчетность ЭКП по итогам деятельности за год (полугодие). Известно, что сотрудники ЭПК вынуждены больше внимания проявлять поиску тех следов, относительно которых заложен в отчет показатель. В эту отчетность в последнее время внесены конкретные показатели по использованию дакти лоскопического и баллистического учета. Мы считаем, что аналогичные из менения необходимо ввести и относительно показателей использования тра сологических, одорологических и иных учетов. Практика свидетельствует, что в случаях обнаружения следов на сложных, с точки зрения перекопиро вания и изъятия, поверхностях они иногда либо зарисовываются, либо только описываются в протоколах осмотров мест происшествия. Необходимо ква лифицированно применять имеюп1;

иеся и совершенствовать новейшие мето ды и средства выявления следов рук: лазерное излучение, аэрозольные смеси, обработку цианакрилатом, химические реактивы и др.'. Применение совре менных средств изъятия следов, которые после экспертного исследования будут введены в криминалистические учеты. Тогда информация, полученная из них, будет более полной и всесторонней, что позволит провести более ка чественное расследование.

Уровень использования экспертно-криминалистических средств и ме тодов, в том числе криминалистических з^етов, зависит и от решения право ' Подробно об этом см.: Копанев А. С. Обоснование рациональных методов и средств накопления, обмена и проверки информации по дактилоскопическим учетам при раскрытии и расследовании преступлений: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. — Волгоград, 2004.

вых проблем, касающихся формирования и использования этих учетов и производства экспертиз. Таким, на наш взгляд, является то, что в уголовно процессуальном законодательстве пока не определено положение системы криминалистической регистрации.

В условиях сложной криминогенной обстановки в стране все большую актуальность приобретают поиск, исследование и использование следов пре ступной деятельности (особенно материальных следов, обнаруженных на месте происшествия) в качестве доказательственной информации по уголов ным делам. Практика показывает, что значительная часть криминалистиче ски значимой информации о следах изымается по преступлениям, совершен ным в условиях неочевидности;

она должна быть собрана, обработана и по меп],ена в банки в криминалистические учеты. Большое значение приобретает использование знаний экспертов-криминалистов на первоначальном этапе расследования, когда сведения о преступлении неполны, а преступник еш,е не установлен. Умелое использование всего комплекса криминалистических учетов поможет суп];

ественно расширить информацию о преступлении и пре ступнике.

С развитием криминалистических учетов следователи стали получать больше криминалистически значимой информации. Однако успешному ре шению задачи полного использования следовой информации при расследо вании преступлений препятствует ряд обстоятельств, связанных, в первую очередь, с несовершенством уголовно-процессуального законодательства', а ' Укажем лишь на одно из них, неоднократно отмечаемое нроф. Н. И. Кулаги ным: лишение следователей права самим возбуждать уголовные дела, не испрашивая на это согласия прокурора. Вместо того, чтобы по горячим следам собирать доказа тельственную информацию, в том числе следовую, следователь вынужден искать про курора, что часто быстро сделать невозможно. Имеются и другие помехи нормальному ведению расследования, возникаюш,ие по «вине» несовершенства уголовно процессуального законодательства. На часть из них в своих работах указал Н. И. Кула гин (см.: например: Кулагин Н. И. и др. Ведомственный процессуальный контроль в системе предварительного следствия органов внутренних дел. — Краснодар, 2001;

Он же. Вопросы борьбы с преступностью. — Волгоград, 2004 и др.).

также с некачественным взаимодействием следственных и экспертных под разделений. При этом, следует учесть, что информация, получаемая в ходе расследования (в том числе и из криминалистических учетов) неоднородна.

Р. С. Белкин отмечает, что в тех случаях, когда ее носителями являются объ екты, причинно связанные с преступлением (например, следы пальцев рук, изъятые с места происшествия, стреляные гильзы и т. д.), эта информация потенциально является доказательственной. Во всех остальных случаях реги страционная информация носит потенциально ориентируюш;

ий характер.

Практика показывает, что использование некоторых видов криминали стических учетов затруднено, а порою и невозможно, без постоянного нахо ждения там самих объектов-следоносителей (спилы древесины со следами взлома, гипсовые слепки с объемных следов обуви и транспортных средств, пули и гильзы, изъятые с мест происшествий, и т. д.). Трудно исследовать лишь по фотокопиям следов. Это объясняется тем, что сравнение объемных следов обуви и орудий взлома (особенно следов, в которых следообразую лще объекты отобразились фрагментами, небольшими зд1астками), следов от частей огнестрельного оружия на выстрелянных пулях и гильзах, с экспери ментальными следами, нередко приводит к искажению конечного результата сравнительного исследования, так как на фотоснимках частично утрачивает ся объемность изображения, а ряд признаков может совсем не просматри ваться. Поэтому для получения объективных результатов, сравнительное ис следование нужно проводить путем исследования натурных объектов. Кроме того, нахолодение натурных объектов в экспертно-криминалистических уче тах дает возможность постоянно работать со следами: производить исследо вания с поступаюп];

ими образцами для их сравнения с другими следами, изъя тыми с мест происшествий. При положительном результате увеличивается ве роятность объединения в одном деле нескольких преступлений, совершенных одной преступной группой. Поэтому предлагается дополнить п. 1 ст. 82 УПК «Хранение веш;

ественных доказательств» следуюп];

им: «Натуральные объ екты с имеющимися на них материальными следами, изъятые при про ведении осмотров мест происшествий, других следствеиных действий и несущие информацию о механизме нрестунления и нрестуннике, иосле нроведения экснертизы нанравляются для дальнейшего хранения в криминалистические картотеки и коллекции».

Принято считать, что информация, полученная в ходе предварительно го исследования, носит ориентируюп];

ий характер и доказательственного зна чения не имеет. Однако мы сгслонны поддержать утверждение В. А. Образцо ва о том, что исключения составляют те случаи, когда эта информация полу чена в ходе выполнения следственных действий (например, следственного осмотра) \ Проведение предварительного исследования в уголовно-процес суальном законодательстве не предусмотрено, оно регламентировано в «Ин струкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений», утвержденной приказом МВД РФ № 334 от 20 июня 1996 г. Согласно этой Инструкции, по указанию следователя специалист-криминалист «осуществляет предвари тельное исследование следов и иных веп];

ественных доказательств на месте происшествия для получения розыскной информации о лицах, совершивших преступление, и других фактах, подлежаш,их установлению». Там же в обя занность специалиста вменено в течение дежурных суток оформлять резуль таты предварительного исследования справкой и доводить ее до сведения следователя^. Эти требования мы считаем вполне уместными. О возможности сбора доказательной информации до возбуждения уголовного дела — в про цессе доследственной проверки — в последнее время говорят все чаще. Так, В. Маевский считает, что «нет никаких юридических препятствий для ис ' См.: Криминалистика /Под ред. В. А. Образцова. — М.: Юристъ, 1997. — С. 66.

^ Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Приложение к приказу МВД РФ № 334 от 20 июня 1996 г. — М.: МВД РФ, 1996. — С. 7.

^Тамже. — С. 10.

пользования после проверки следственным путем в качестве доказательств по уголовным делам документов, составленных органами дознания в виде протоколов изъятия, рапортов, актов обследования и иных документов, по лученных сотрудниками правоохранительных органов законным путем до возбуждения уголовного дела»\ Документами предварительного исследо вания, проведенного в ходе доследственной проверки, могут являться справ ки об исследовании наркотических средств, холодного и огнестрельного оружия. Мы полагаем, что в законе надо закрепить право на сбор доказа тельств, в том числе путем проведения предварительного исследования;

по этому вносим предложение о дополнении ч. 2 ст. 140 УПК словами «Одним из источников доказательств, иснользуемых носле возбуждения уголов ного дела и соответствующей нроверки процессуальным путем, может являться справка сотрудника ЭКЦ о предварительном исследовании следа или объекта, изъятого в ходе проведения проверочных действий».

Принято считать, что результаты проверок по криминалистическим учетам в заключении эксперта не фиксируются. Однако прямого запрета на использование таких учетов нри составлении заключения эксперта нет. Бес спорно, что доказательственная информация и данные об ее получении и за печатлении — это основные объекты фиксации при доказывании^. Известно, что доказательственная информация фиксируется различными способами (например, при помощи, криминалистической фотографии, получением слеп ков со следов). Не вызывает сомнений и то, что при получении копий, слеп ков или оттисков следов информация должна фиксироваться таким образом и с соблюдением такой процессуальной процедуры, чтобы результаты фикса ции могли быть оценены как производное доказательство^.

^ См.: Маевский В. Допустимость доказательств, полученных органами дозна ния до возбуждения дела // Вестник юстиции. — М., 2000. — № 6. — С. 39.

^ См.: Белкин Р. С. Курс советской криминалистики: В 3 т. — М.: Изд-во Ака демии МВД СССР, 1977-1979. — Т. 2 (1978). — С. 96.

^ См.: Белкин Р. С. Там же. — С. 126.

Производные доказательства в Комментарии УПК РФ определяются как «сведения, сообщенные свидетелем со слов другого лица, данные зафик сированные в копии документа, признаки, отобразившиеся в копии следа».

Криминалисты считают таковыми все «материальные модели вещественного доказательства, заменяющие его и вовлекаемые в процесс доказывания»'.

Полагаем, правы и те, кто к производным доказательствам относит копии следов, в том числе их фотографические снимки, которые представляют ко пии материальных обьектов, изоморфное элементарное отображение послед них. Мы считаем вполне обоснованным распростраиить на такие копии правовой режим соответствующих оригиналов и установить специальные правила удостоверения их соответствия оригиналу. Потому, вполне логична постановка вопроса: в каких случаях копии следов могут быть приняты к ис следованию экспертом? Автор считает возможным проведение экспертного исследования копий при фиксации их получения в процессуальных докумен тах (протоколах следственных действий, первичном заключении эксперта) и наличия удостоверения их в качестве копий.

Представляется, что следователю не запрещается указывать в поста новлении о назначении экспертизы в числе материалов, предоставляемых в распоряжение эксперта, копии (производные доказательства), в том числе и фотоснимки следов из информационных карточек следотек, слепки со сле дов, имеющиеся в картотеках и коллекциях, которые необходимо исследо вать. Потому имеется необходимость регламентации в УПК деятельности по использованию объектов, имеющихся в криминалистических учетах, для полу чения доказательной информации. Можно признать материалы и результаты ' См.: Варфоломеева Т. В. Получение сведений о фактах с номощью производ ных вещественных доказательств // Криминалистика и судебная экснертиза: Республи канский междуведомственный научно-методический сборник. — Киев, 1982. — Вып. 25.

— С. 62.

^ См.: Эйсман А. А. Заключение эксперта в системе судебных доказательств:

Дисс.... д-ра юрид. наук. — М., 1965. — С. 381-385.

Применения научно-технических средств, в том числе фотоснимки, копии следов и объекты, введенные после экспертного исследования в систему криминалистической регистрации, самостоятельными источниками доказа тельств, и внести следующее дополнение в ст. 75 УПК: «Источниками до казательств могут являться оформленные соответствующим образом конии следов и объекты, введенные носле экснертного исследования в систему криминалистической регистрации».

Информация, извлекаемая из объектов, изъятых по делу, в большинстве случаев начинает вводиться в уголовный процесс после вынесения постанов ления о назначении экспертизы. После исследования объекта составляется процессуальный документ — заключение эксперта, которое может служить источником доказательств. Но закон не запрещает, а предопределяет необхо димость и возможность применения непроцессуальных способов собирания фактических данных, имеющих значение для дела. Это касается ситуации, когда образцы, изъятые у подозреваемых по уголовному делу лиц, на про верку по криминалистическим учетам направляют не следователи, а опера тивные работники (уголовного розыска, подразделений по борьбе с органи зованной преступностью и др.) в рамках осуществления непроцессуальных действий — оперативно-розыскной деятельности (ОРД). В таких случаях в экспертно-криминалистическом подразделении составляется справка о ре зультатах сравнительного исследования, в которой излагается мнение спе циалиста по определенному вопросу.

До сих пор считалось, что криминалистические учеты предназначены для оперативного обеспечения выявления, раскрытия, расследования и предупреж: дения преступлений. Так, в Положении о научно-технических лабораториях го родских отделов милиции (ГОМ), изданном в 1959 г. Управлением милиции МВД РСФСР, было указано, что эксперты, являясь оперативными работниками милиции, обязаны активно участвовать в агентурно-оперативных мероприяти ях, в том числе, вести картотеки следов пальцев рук, изъятых с мест нераскры тых престзшлений, а также оказывать помощь в создании фотоальбомов лиц.

подозреваемых в грабежах, кражах. До настоящего времени работа с кримина листическими учетами считалась одной из разновидностей оперативно-розыск ной деятельности. Хотя имелись и другие мнения. Например, Р. С. Белкин счи тал, что сравнение проверяемых объектов с объектами учета при поиске ин формации требует определенных исследовательских операций. Результаты про верки по криминалистическому учету, имеющие доказательственное значение, как всякая доказательственная информация, оцениваются следователем или су дом в совокупности с другими доказательствами, т. е. после того, как будет про верена правильность оформления сравниваемых следов и образцов и процессу альное закрепление результатов использования криминалистических з^етов.

Как справедливо отмечает С. А. Шейфер, непроцессуальная информа ция может быть введена в уголовное дело не в виде любого доказательства, а только в виде вещественного доказательства и иных документов'. В связи с этим, представляется правильным еще одно мнение, высказываемое крими налистами: документы, исходящие от органа, осуществлявшего оперативно розыскное мероприятие, могут рассматриваться как «иные документы», если они носят удостоверительный характер и содержат необходимые реквизиты^.

К таковым должны быть отнесены и справки о проверках по криминалисти ческим учетам. При этом, результаты исследования должны использоваться в порядке ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации».

А. Ю. Шумилов в Комментарии к Федеральному закону «Об оператив но-розыскной деятельности» указывает на то, что материалы ОРД (в данном случае справка), представляются следователю по решению руководителя ор гана, осуществляющего ОРД, а «следователь получает сопроводительное ' См.: Шейфер С. А. Использование непроцессуальных познавательных мероприя тий в доказывании по уголовному делу // Государство и право. — 1997. — № 9. — С. 42.

^ См.: Громов Н. А., Фращифиров Ю. В., Гришин А. И. Основные направления использования результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказыва ния // Следователь. —М., 1999. — № 11. — С. 42.

П С М и определенные оперативно-служебные материалы». По положению ИЬ О на сегодняшний день, приобп],енная справка не имеет доказательную силу, так как получена непроцессуальным путем. Поэтому необходимо процессу ально закрепить результаты использования оперуполномоченным кримина листических учетов. В таких слз^аях следователь должен назначить экспер тизу по исследованию объектов, которые ранее уже были исследованы в рамках оперативно-розыскной деятельности (например, следы рук, изъятые с места происшествия, сравнивались по заданию оперативных работников с дактилокартами группы задержанных лиц, при этом был получен положи тельный результат), но теперь это должно быть закреплено процессуально.

Проведение такой экспертизы не встретит затруднений, если сравни ваемые объекты были получены законным путем, то есть: следы, изъятые в ходе проведения следственного действия в присутствии понятых, упакованы с соблюдением всех правил упаковки вепдественных доказательств и далее исследованы по правилам проведения экспертизы;

другая часть сравнивае мых объектов (дактилокарты, обувь подозреваемых и др.) была получена с соблюдением требований ст. 202 УПК. Возникшие сомнения, по мнению Р. С. Белкина, могут быть разрешены разными способами, в том числе и пу тем назначения экспертизы. В этом случае учетные органы обязаны предос тавить в распоряжение следователя или суда объекты-носители информации, которые, наряду с проверяемыми объектами (веш,ественными доказательст вами), подвергаются экспертному исследованию.

В этой связи, заслуживает внимания предложение Р. С. Белкина о том, что «справки о результатах проверки по учетам, содержащие доказательст венную информацию, должны быть отнесены к категории «иных докумен тов», приобщаемых к делу»'. Однако это предложение не закреплено в УПК РФ, Поэтому в большинстве случаев на практике после проведения проверки ' Белкин Р. С. Курс советской криминалистики: В 3 т. — М. : Изд-во Академии МВД СССР, 1977-1979. — Т. 2. (1978). — С. 161.

по учетам и написания справки экспертам приходилось ждать вынесения по становления следователя о назначении экспертизы, после чего повторять за ново сравнительное исследование и писать заключение. Только тогда резуль таты использования экспертно-криминалистических учетов находили во площение в уголовном деле. При этом, проходило время, затягивались сроки расследования уголовных дел.

Представляется, что правильнее будет пойти по пути, когда во избежа ние вышеназванных недостатков, в целях обеспечения полноты и своевре менности расследования преступлений, обеспечения одного из требований применения научно-технических средств и методов — экономичности, сле дователи при назначении экспертизы вместе с вопросами о пригодности сле дов для идентификации, о возможности оставления следов проверяемым объектом, будут ставить вопросы и по криминалистическим учетам. В связи с этим, автор предлагает впести дополпепие в ст. 195 УПК «Порядок на значения судебной экспертизы» и представить часть 2-ую статьп в сле дующем виде: «Призпав пеобходимость пазпачепия судебпой эксперти зы, следователь выносит об этом постаповлепие,... возбуждает перед су дом ходатайство о проверке представляемых па исследовапие объектов по экспертпо-криминалистическим учетам».

Отметим, что комплекс криминалистических учетов полноценно не ис пользуется еще и потому, что, согласно закону, соединение зтоловных дел возможно лишь при условии, когда установлено конкретное лицо, совер шившее преступление. Поэтому наличие справки о совпадении следов, изъя тых по разным уголовным делам, чаще всего не завершается соединением уголовных дел. Поэтому, мы считаем, что на предварительном следствии со единение уголовных дел возможно не только когда установлен преступник, но и когда он неизвестен, а данные о совершении преступлений Одним лицом есть. Решение правовых и научно-методических проблем использования криминалистических учетов в расследовании и раскрытии преступлений свя зано и с решением организационных вопросов. Когда расследование прохо дит планомерно, лица, виновные в совершении преступления, установлены, противодействие расследованию не оказывается, либо его влияние малоза метно, доказательств достаточно — тогда можно вести расследование рацио нально, минимально затрачивая силы и средства на собирание и закрепление доказательств. Однако на практике такие идеальные условия расследования встречаются редко. Чаще следователь или иное лицо, ведущее расследова ние, сталкивается с ситуацией, когда налицо явное событие преступления, но сведения о преступнике крайне ограничены. Как правило, в случаях рассле дования многоэпизодных дел, при неустановленных подозреваемых, следо ватель или лицо, ведущее расследование, сталкивается с трудностями в уста новлении преступника, добыче доказательств'. Профессор А, Н. Ярмаш пра вильно отмечает: «Каждое преступление оставляет следы на предметах мате риального мира и в памяти людей. Тщательная фиксация этих следов и их исследование позволяют следователю раскрыть преступление, расследовать его, установить виновных и привлечь к ответственности. Сделать это порой невозможно без специальных познаний в различных отраслях науки, техни ки, искусства, ремесла»^. Известно, что следы, оставленные преступником, содержат в себе криминалистически важную информацию. Однако для ее обнаружения, исследования и использования требуются действия по актуа лизации следовой информации, в том числе, с использованием специальных знаний. В таких случаях следователь должен творчески осмыслить создав шуюся ситуацию и использовать все возможные средства и методы для ус пешного раскрытия и расследования преступления. Неоценимую помощь в установлении преступника могут оказать криминалистические учеты.

' См.: Кулагин Н. И. Планирование расследования сложных многоэпизодных уголовных дел. —Волгоград, 1976;

Кулагин Н. К, Миронов Ю. И. Организация и дея тельность следственных и следственно-оперативных формирований. — Волгоград, 1999.

^ Ярмаш А. Н. Предисловие к книге Т. В. Катковой и Г. К. Кооюевникова — Судебные экспертизы. —Харьков, «Рубикон», 2003. — С. 3.

Отсутствие требований в УПК о необходимости получения и проверки по всему комплексу криминалистических учетов всех образцов для сравнительно го исследования (отпечатков пальцев и ладоней рук, обуви, орудий взлома, фо тоснимков внешнего облика, образцов крови и т. п.), полученных у лиц, задер жанных за совершение преступлений, во многих случаях снижает возможность рас1фытия и расследования с помоп1,ью учетов других преступлений. Пока приходится прилагать большие усилия для решения этой задачи с помопдью нормативов, регулируюш,их организационную деятельность экспертно криминалистических подразделений. Но для ее успешного решения, полно ценного использования следовой информации в расследовании преступлений и установлении преступника важно разрешить таюке вопросы, связанные с не совершенством уголовно-процессуального законодательства и с недостаточно эффективным взаимодействием следственных подразделений, оперативных ап паратов и экспертно-криминалистических подразделений. Практика показыва ет, что при умелой организации взаимодействия повышается эффективность предварительного следствия, улучшается качество следствия, сокрап];

аются сроки расследования. К примеру в 1999 г. в управлении криминалистическо го обеспечения Главного следственного управления Генеральной прокурату ры РФ были изучены 250 уголовных дел о нераскрытых убийствах, более 90% которых совершены с применением огнестрельного оружия. Почти по половине дел отмечены факты низкого взаимодействия с ГИД МВД России, игнорирования проверок изъятых баллистических объектов по соответст вующим учетам. Считаем, что такое положение стало возможным по двум основным причинам.

Во-первых, сотрудники лабораторий судебных экспертиз Министерства юстиции, в отличие от сотрудников ЭКП МВД РФ, после проведенного ис следования оружия, пуль, гильз, изъятых с мест происшествий, не обязаны направлять проверяемые объекты на проверку по пулегильзотеке. Эта разоб иженность в требованиях Министерства юстиции и Министерства внутренних дел по формированию криминалистических учетов — суп1;

ественное препят ствие для полной проверки объектов по учетам при расследовании преступ лений. Представляется целесообразным подготовить и издать совместный нриказ Министерств внутренних дел и юстиции, Генеральной нрокура туры Российской Федерации с изложением единых и иолных требований но формированию криминалистических учетов и нроверке но ним объ ектов, нредставленных на исследование в эксиертные учреждения.

Во-вторых, сами следователи прокуратуры слабо используют возмож ности криминалистических учетов, практически не участвуя в пополнении массивов действующих учетов и коллекций и не направляя объекты и образ цы для сравнительного исследования на проверку. Тем самым не используют поисковые системы ЭКП для выявления серийных убийств и других престу плений с признаками серийности.

Поэтому одной из организационных проблем повышения эффективно сти использования криминалистических учетов является совершенствование взаимодействия следователей с экспертно-криминалистическими подразде лениями. Мы определяем взаимодействие следователей с эксиертно криминалистическими нодразделениями как деятельность, основанную на соблюдении уголовно-нроцессуального закона и согласованную но целям, нанравленную на иснользование криминалистически значимой информации, нолученной с нрименением снециальных знаний в нроцес се изучения объектов, нредставленных на исследование в экснертно криминалистические иодразделения и введенных в систему криминали стических учетов.

При взаимодействии следователя с экспертно-криминалистическим подразделением решаются следуюш;

ие задачи: а) обнаружение, фиксация и изъятие следов с мест происшествий;

б) описание следов в протоколах след ственных действий;

в) выявление свойств преступника по обнаруженным следам (предварительное исследование) и составление розыскных таблиц;

г) назначение, производство экспертиз и исследований по изъятым объектам;

д) изготовление субъективных портретов преступников;

е) формирование экспертно-криминалистических учетов;

ж) проверка подозреваемых лиц по комплексу криминалистических учетов и установление лиц, причастных к совершению преступления.

Анализ проводимой работы показывает, что довольно успешно реша ются задачи по обнаружению, фиксации и изъятию следов, описанию их в протоколах следственных действий. В организации решения остальных задач имеется ряд проблем. Так, для выявления свойств преступника по обнару лсенным следам необходимо проведение предварительного исследования в ходе осмотра места происшествия. Согласно проведенного автором анкети рования экспертов-криминалистов горрайорганов Волгограда и Волгоград ской области, 14% опрошенных такие исследования не проводили, 72% осуш;

ествляли лишь в случаях, когда возможно было провести исследование, не повредив объект, только 14% проводили предварительное исследование комплекса следов с описанием свойств неизвестного преступника во всех случаях.

Еш;

е одним проблемным вопросом взаимодействия следователей с экс пертами является затягивание сроков направления следов на исследование.

Как известно, на рассмотрение вопроса о возбуждении уголовного дела по материалам доследственной проверки отводится до 10 дней. Часто сотрудни ки органов следствия и дознания, которым поручено решение вопроса о воз буждении дела, не торопятся направлять объекты и следы на исследование в экспертно-криминалистические подразделения. Ранее мы уже отмечали не обходимость неотложного направления на исследование изъятых следов, иногда, даже не дожидаясь возбуждения уголовного дела. Так, 65% опро шенных нами следователей считают необходимым узаконить назначение и проведение криминалистических экспертиз до возбуждения дела. Этим будет использована потенциальная возможность своевременного получения объек тов на экспертное исследование.

В изготовлении субъективных портретов постоянно проявляется такой недостаток: если потерпевший или очевидец преступления сомневается в своей возможности описать преступника, то специалист по составлению субъективных портретов не всегда привлекается, и субъективный портрет в этих случаях не составляется. Однако, согласно приказу МВД России № от 12 июля 2000 г., в случаях, когда очевидец может довольно полно описать лицо, совершившее преступление, портрет должен составляться, если же это сделать сложно, то дать письменное описание словесного портрета обязан специалист по заданию оперуполномоченного уголовного розыска. После этого субъекты, имеющие информацию о преступнике, направляют ее для формирования криминалистических учетов.

Кроме перечисленных ранее (в §2 первой главы), в экспертно криминалистических подразделениях субъектов Российской Федерации ведутся и другие учеты: образцов укупорки и этикетирования ликеро водочных изделий, производимых на предприятиях региона;

коллекции мар кировочных обозначений транспортных средств отечественного и зарубеж ного производства;

картотека генетических паспортов биологических объек тов, изъятых с мест нераскрытых преступлений против личности;

одорологи ческая картотека.

Полагаем, что в современных условиях для раскрытия проявлений ор ганизованной преступности: терроризма, шантажа, вымогательств имеется потребность в организации региональных фонотек голосов лиц, представ ляюш,их оперативный интерес. Разработка ЭКЦ МВД РФ таких информаци онно-поисковых систем, строяп1,ихся на основе алгоритма, позводяюш;

его описать речевые признаки, а также их корреляционные связи с характеристи ками личности, позволит проводить поиск не только по особенности голоса и речи, которые запомнились очевидцам, но и по данным о личности (профес сии, национальности и т. д.).

Четко организованная система криминалистических учетов позволяет накапливать следовую информацию о преступниках;

получать информацию о событиях, связанных с преступлением;

группировать объекты;

устанавли вать индивидуальное тождество и групповую принадлежность однородных объектов, изъятых с различных мест преступлений;

проверять лиц и объекты по учетам и др.

Известно, что использование криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступлений, как и других технико-криминалистических средств и методов, «требует соответствующих тактических рекомендаций»'.

Организация и ведение различных видов учетов довольно подробно разработаны и описаны в методических рекомендациях, приказах МВД Рос сии, УВД субъектов Российской Федерации. Остаются практически нере шенными следующие вопросы формирования и использования криминали стических учетов:

1) несвоевременное введение объектов (информации о них) в картотеки и коллекции ЭКП;

2) наличие большого количества «шумов» в учетах в виде следов, ос тавленных потерпевшими и лицами, непричастными к происшествию;

3) нерегулярная чистка массивов следотек от объектов, изъятых по уго ловным делам, обвиняемые по которым уже установлены;

4) отсутствует заинтересованность со стороны следователей и сотруд ников оперативных подразделений в формировании массива образцов для сравнительного исследования.

Есть и другие проблемы в организации и использовании криминали стических учетов. Одна из них — совершенствование организации формиро вания и ведения криминалистических учетов. Необходимо выработать опти мальные модели такой деятельности. Но решение организационных вопросов функционирования всей системы криминалистических учетов требует опре ' Криминалистика: Учебник для вузов 1И. Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е. П.

Ищенко и др. // Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. — 2-е изд., перераб. и доп.

— М.: Высшая школа, 2000. — С. 229.

деленной нормативной регламентации. Деятельность органов внутренних дел России по организации формирования, ведению и использованию кримина листических учетов регламентируется нормативами МВД России, в частно сти, приказом N2 261 от 01.06.93 г. «О повышении эффективности экспертно криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», утверждающим «Инструкцию по формированию, ведению и использованию экспертно-криминалистических зд1етов, картотек, коллекций и справочно-информационных фондов органов внутренних дел» и приказом МВД РФ № 752 от 12.07.2000 г. «Об утверждении Наставления по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, розы скных, криминалистических учетов, экспертно-криминалистических коллек ций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации». Однако в этих приказах не охвачены все имеющиеся виды криминалистических уче тов, ведущихся в органах внутренних дел на региональном и местном уров нях, в них изложены рекомендации не по всем вопросам функционирования.

В силу объективных причин следователи не всегда могут изъять образ цы для сравнительного исследования у лиц всех категорий, подлежащих про верке по криминалистическим учетам. Но процесс формирования базы дан ных от этого не должен замедляться. В учебных пособиях по применению криминалистических средств и методов раскрытия и расследования преступ лений сказано, что формирование массивов образцов для сравнительного ис следования должно осуществляться «сотрудниками оперативных аппаратов, принявших решение о постановке лица, находящегося в оперативной разра ботке, на картотечный учет в горрайлиноргане, не позднее 15 суток с момен та заполнения алфавитно-справочной карточки»'. Мы же считаем, что по полнение баз данных образцов нельзя ограничивать только деятельностью ' Деятельность экспертно-криминалистических подразделений органов внут ренних дел по применению экспертно-криминалистических методов и средств в рас крытии и расследовании преступлений: Учеб. пособ / Под ред. д-ра юрид.наук, проф.

В. А. Снеткова — М.: Э Щ МВД России, 1996. — С. 74.

следственной и оперативных служб. Поэтому, обязанности принимать все меры, в соответствии с действующим законодательством, для изъятия отпе чатков пальцев и ладоней рук, обуви (оттисков обуви), орудий взлома, одеж ды и получепия фотоизображений у лиц, подлежащих проверке по комплексу криминалистических учетов, должны быть возложены также на сотрудников уголовного розыска, дежурных частей, участковых инспекторов, инспекто ров по делам несовершеннолетних (ПДН). Эти же сотрудники должны на правлять полученные отпечатки пальцев и ладоней рук, обувь (оттиски обу ви), орудия взлома, одежду и фотоснимки этих лиц на проверку в экспертно криминалистические подразделения органа внутренних дел по территори альности, с последующим направлением на проверку в ЭКЦ при ГУВД.


В связи с ростом международного терроризма и религиозного экстре мизма в странах СНГ, считаем перспективным направлением совершенство вание совместной организационной деятельности по формированию и ис пользованию криминалистических учетов этих стран в раскрытии и рассле довании преступлений. Уже подписаны нормативные документы России и Грузии, регламентирующие порядок работы органов внутренних дел этих стран по совместному использованию федеральных (республиканских) кри миналистических учетов. Совместные усилия по организации этой деятель ности позволят повысить эффективность защиты общественной безопасно сти, предупреждения, раскрытия и расследования преступлений в этих странах.

Со стороны экспертно-криминалистической службы для повышения эффективности использования информации, имеющейся в следах, созданы достаточно весомые предпосылки: специалистами по криминалистическим учетам назначаются наиболее квалифицированные сотрудники экспертно криминалистических подразделений, имеющие навыки работы с компьютер ной техникой, обладающие глубокими знаниями в следоведении и других областях криминалистической техники, с большим стажем работы со следа ми. В их функции входят обработка следов рук и обуви, следов орудий взло ма, пуль и гильз, микрообъектов, субъективных портретов, поступающих для формирования криминалистических учетов;

проверка поступивших объектов по учетам;

оформление результатов проверки и информирование о них руко водителя ЭКП и инициатора проверки. Однако эти специалисты не были объединены в один комплекс: потоки информации от каждого вида учетов поступали разрозненно, результаты их между собой не сравнивались. Для выхода из создавшейся ситуации автор предлагает следуюш,ее. Необходимо добиться концентрации информации в одном месте (узле). Для этого надо выделить, первоначально — в ЭКУ при ГУВД, затем — и в ЭКП горрайорга нов внутренних дел для работы по криминалистическим учетам специалиста — эксперта-координатора, который должен анализировать результаты сравни тельных (между собой) исследований следов, имеющихся в следотеках, сле дов с образцами, выдвигать экспертные версии, направлять заинтересован ным службам экспертно-розыскные справ1Ш, давать задания другим экспер там, осутцествляюш;

им проверки по отдельным видам учетов, посылать за просы в следственные и оперативные подразделения о представлении образ цов, необходимых для сравнительного исследования. Эксперт-координатор будет осуш;

ествлять взаимодействие между органами дознания, следствен ными, оперативными и экспертными подразделениями в плане использова ния ими криминалистических карточек и коллекций. В его обязанности должны входить также ежесуточный контроль за представлением объектов из ЭКП горрайоорганов внутренних дел, за раскрытием и расследованием се рийных преступлений с применением криминалистических учетов.

Практика показывает, что от полноты представления объектов (образ цов) для сравнительного исследования, от использования всего комплекса криминалистических учетов (следотеки следов рук, обуви, орудий взлома, картотеки субъективных портретов и т. д.) зависит качество проверок по уче там, а значит, и качество расследования и раскрытия преступлений. Надо со гласиться, что в криминалистические зачеты надо представлять «в необходи мом объеме доброкачественные образцы, соответствуюш,ие исследуемым объектам по возможно большему количеству свойств, включая время, уело по В Я происхождения и т. п.»'. Поэтому, в целях полноценного использования И информации в следах, имеющихся в криминалистических учетах, и более ка чественного расследования преступлений необходимо ст. 186 УПК «Получе ние образцов для сравнительного исследования» дополнить еще одной ча стью: «В случае задержания и ареста лица за совершение преступления, следователь принимает меры к изъятию отпечатков пальцев и ладоней рук, оттисков обуви, других образцов для сравнительного исследования, изъятию огнестрельного оружия, орудий взлома, а также меры по изго товлению фотонортрета данного лица, и направляет изъятые объекты на проверку по криминалистическим учетам».

Действенным средством раскрытия преступлений, совершаемых в ус ловиях неочевидности, является практикуемое в ЭКП ОВД проведение про верок баз данных следотек и картотек органов внутренних дел по инициативе экспертов. В конечном счете, эффективность иснользования информации, содержащейся в криминалистических учетах, связана и с актуализацией со держащихся в них данных. Под нею мы понимаем освобождение учетов от информации, потерявшей свое значение в силу разных причин: установлено лицо, оставившее след;

истек срок давности преступления;

установлена лич ность трупа, отпечатки пальцев которого были ранее введены в базу данных, и т. д. Потому, при использовании АДИС необходимо периодически осуще ствлять и чистку массива учетов от тех следов и дактилокарт, которые были введены в базу данных по заданию оперативных служб для проверки по спе циальному режиму. Под такой проверкой подразумевается проверка следов рук по массиву следотеки и дактилокартотеки по оперативным материалам (делам оперативного згчета) с постановкой следов на учет на определенный срок. По истечении указанного срока необходимо изымать эти следы, уведо мив инициатора постановки этих следов на учет.

' Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел:

Учеб. пособ / Под ред. В. Ф Статкуса. — М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. — С. 4.

Ill Важно таюке деятельность по оптимизации и качества учетов сочетать с обязательным повышением уровня технического обеспечения экспертно криминалистических подразделений. Все эти меры позволят значительно по высить эффективность использования криминалистических учетов в рассле довании и раскрытии преступлений.

§ 2. Цели и организационная модель создания и использования натурных коллекций в составе криминалистических учетов При расследовании уголовных дел часто возникает необходимость в получении сведений, которые могут быть установлены только в ходе диагно стических исследований материальной части объектов на основе сущест вующих методик, выработанных экспертной практикой, и с использованием справочных данных. Такими данными являются справочно-информационные фонды, предназначенные для получения сведений, необходимых для форми рования версий о событии преступления и разыскиваемых лицах, определе ния направлений их поиска, выявления условий, способствующих соверше нию преступных деяний. Хранение информации справочно-информационных фондов осуществляется в виде картотек, коллекций натурных объектов, ин формационно-поисковых систем на базе электронно-вычислительной техни ки и т.п. В справочно-информационный фонд экспертно-криминалистичес ких подразделений, наряду с информационными (справочными) банками данных о свойствах, размерах, форме и иных характеристиках веществ и предметов, как правило, входят справочные натурные коллекции и картоте ки, которые включены в справочно-вспомогательные учеты.

Снравочно-вспомогательные учеты нредставляют собой один из видов учета в системе криминалистической регистрации, обеснечиваю щий накопление, обработку, хранение, ноиск и использование справоч ной информации, а также вспомогательного фонда, которые могут быть востребованы для раскрытия и расследования нрестунлений, а также научно-исследовательской учебно-методической работы.

Такое определение снравочно-всномогательных учетов отражает их со •f i^ временное состояние, объекты учета и вид криминалистической деятельно • сти, для которой они нредназначены. Представляется, что в рамках справоч но-вспомогательных учетов должна накапливаться информация, обеспечи ваюш;

ая не только экспертную, но и любой иной вид криминалистической деятельности: расследование преступлений;

оперативно-розыскная и др.

Превышать эффективность использования справочно-вспомогательных уче тов, как мы считаем, можно по двум направлениям: в отношении уже регист рируемых объектов, учет которых предполагается осуш;

ествлять по иным признакам, с помош;

ью других носителей информации;

в отношении таких объектов, которые ранее не регистрировались. Это означает, что чем боль шим количеством и разнообразием справочных данных будут раснолагать справочно-вспомогательные учеты, тем большее число разнообразных связей • будет суп],ествовать в пределах данного комплекса, а значит, лучше, богаче получаемая потребителем информация. Потому требуется дальнейшая разра ботка теоретических, методических и организационно-правовых проблем применения в правоохранительных органах справочно-вспомогательных уче тов. Особое внимание следует уделить такой форме их ведения, как натурные коллекции, которые издавна используются при производстве исследований в • экспертно-криминалистических подразделениях для решения целого ряда за дач, а также в следственной практике и учебно-методических целях. Однако, до настояпдего времени эффективность применения таких коллекций в рас крытии и расследовании преступлений остается пока низкой.

г^. Одной из основных форм ведения справочно-вспомогательных учетов являются коллекции, которые можно разделить на две группы: коллекции объектов в натуре (натуральные коллекции) и коллекции объектов, содер жавших информацию, полз^енную в результате соответствуюш,ей обработки натурных объектов (рисунки, оттиски, отпечатки, модели, слепки, ксероко ПИИ, фотоснимки, видеозаписи, фонограммы и т. п.)'. В криминалистике кол лекции первой группы отнесены к первичным источникам информации, вто рой группы —вторичным, или, как они названы в теории информационного поиска, к фактографическому материалу^. Такое деление коллекций вполне оправдано;


оно может быть объяснено свойствами привлекаемых в коллек ции натурных объектов или их отображений, а таюке научно-техническими возможностями их достоверного исследования. В числе главных свойств на турных объектов отметим их относительную устойчивость к факторам вре мени в пределах определенного периода, в течение которого они сохраняют существенные для установления групповой принадлежности признаки, а также их рефлекторность (наглядность), то есть способность объекта фикси ровать свои свойства в отображениях, доступных для изучения.

Необходимость накопления объектов-оригиналов обусловлена и тем, что отображенный признак объекта отличается от оригинала из-за свойств, присущих самому отображающему объекту, и условий (механизма) отобра жения (трехмерные объекты на снимке отображаются в двухмерном измере нии;

папиллярный узор в следе передается искаженно, с утратой или допол нением деталей рисунка;

различные характеристики элементов режущей кромки инструмента передаются в следе неполно или искаженно и т. д.).

' См.: Коблова Л. И. и др. «Организация ведения и использования коллекции объектов в деятельности ЭЬСП ОВД России»: Учеб. пособие. М., 2000. — С. 54.

" См.: Горбачев И. В. Некоторые теоретические вопросы построения системы информационного обеспечения в судебно-баллистической экспертизе // Проблемы со вершенствования судебных экспертиз: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1994. — С. 58;

Об этом же см.: Николаев А. В. Коммуникационные средства и методы как элемент информационной системы раскрытия и расследования преступлений: Автореф. дисс.

... канд. юрид. наук. —Волгоград, 2004.

Прежде, чем приступить к рассмотрению научных основ использования натурных коллекций, определим круг объектов, из которых они могут быть сформированы.

Понятие и классификацию объектов натурных коллекций, на наш взгляд, следует рассматривать в соответствии с понятием и классификацией объектов судебных экспертиз вообще и криминалистической, в частности. К объектам натурных коллекций, как уже было отмечено, не могут быть отне сены отображения, а также объекты, свойства которых не являются устойчи выми к фактору времени. Устойчивое внешнее строение объектов — одно из главных источников информации в процессе познания материальных пред метов. Кроме того, из-за невозможности накопления всех объектов опреде ленной группы, коллекции формируются, как правило, из однородных или объединенных обш,ностью экспертных задач объектов.

Какие же объекты следует считать однородными? В Толковых словарях русского языка термином однородные (однородность) обозначаются такие предметы, которые относятся к одному и тому же роду, разряду, либо эти предметы одинаковы. В криминалистике под однородными понимают объек ты, которые при всех различиях обладают одним и тем же набором признаков группового свойства. Однако понятие группы при установлении принадлежно сти к ней объекта может быть сформировано и по случайным признакам.

Исходя из изложенных положений можно сказать, что натурная кол лекция — это форма ведения справочно-вспомогательных учетов;

систе матизированное собрание однородных или объедииенных общностью экспертных задач предметов (веществ, материалов) — объектов судебных экспертиз, формируемое в правоохранительных органах в качестве спра вочно-вспомогательного материала в целях использования в раскрытии и расследовании преступлений, а также в научно-исследовательской и учебно-методической работе.' Научной основой использования натурных коллекций, помимо общих положений учения о криминалистической регистрации, относящихся ко всем видам з^етов, являются положения теории идентификации и установления групповой принадлежности, положения криминалистического учения о при знаках, рассматривающие те из них, по которым производится определение групповой (родовой) принадлежности. Обобщение имеющегося материала, изучение практического опыта позволяют сформулировать некоторые основ ные методические и организационные положения, относящихся к формиро ванию натурных коллекций судебных экспертиз.

Создавая натурную коллекцию, необходимо в начале определить ее на значение, виды обьектов и источники их поступления, способы обработки, систематизации и хранения собираемых объектов, сроки их замены и обнов ления. В целом, деятельность по формированию натурной коллекции можно представить в виде двз^х этапов. Рассмотрим их подробнее.

На первом этапе принятию решения о создании натурной коллекции должен предшествовать анализ практики криминалистических исследований.

Так, в ЭКЦ УВД Волгоградской области импульсом к активизации работы по пополнению существующих коллекций и созданию новых послужила поло жительная практика ряда райотделов по исследованию следов обуви на месте происшествия с использованием справочного материала.

Обратим внимание на рост количества и разнообразие объектов иссле дований и попытаемся спрогнозировать появление новых объектов, которые будут преобладать в будущем. Должны быть намечены конкретные цели соз дания фонда, что позволит решить вопрос о содержании коллекции: ее объе ме, условиях хранения, другие организационные вопросы.

' См.: Коблоеа Л. И. и др. «Организация, ведение и использование коллекций объектов в деятельности экспертно-криминалистических подразделений ОВД Рос сии»: Учебное пособие. М., 2000. — С. 54.

Натурные коллекции помогают быстро получить розыскную информа цию даже в ходе осмотра места происшествия, что позволяет организовать раскрытие преступления по «горячим» следам. Отдельные коллекции могут быть использованы как материал для определения идентификационной зна чимости совокупности показателей, выявляемой, например, при исследова нии неизвестного вещества, объективной оценки их как признаков. Подчерк нем важное значение натурных коллекций для исследования закономерно стей изменения, преобразования свойств объектов, отличных от их отобра жений. С использованием натурных коллекций можно изучить следующие изменения предметов-носителей информации отображений: обусловлено необходимые как результат взаимодействия преступника и орудия с объек тами материального мира;

естественные как процесс развития;

умышленные, совершенные лицом для сокрытия следов преступления.

Натурные коллекции образцов в ряде случаев являются незаменимыми источниками нри исследовании холодного оружия. «Сопоставляя исследуе мый объект с коллекционным справочным материалом, можно сравнить го раздо большее число их конструктивных признаков, чем используя текст или иллюстрации»'. Натурное сравнение может выполняться в эксперименталь ной форме (например, при сравнении удобства иснользования предметов, прочности конструкции, механических свойств клинков — у ютинкового оружия): Немаловажно и использование натурной коллекции для целей обу чения. Различные виды коллекций помогают экспертам изучать многообра зие объектов, ориентироваться в большом количестве содержаш;

ейся в них информации, выработать наблюдательность, умение правильно оценивать признаки и выбирать из комплекс и т. д. Начинающие криминалисты, поль зуясь натурным фондом, закрепляют полученные теоретические знания.

' Плескачевский В. М. Экспертиза холодного оружия. В кн.: Особенности иссле дования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы: Учебное пособие / Под ред. проф. В. А. Снеткова. М.: ЭКЦ МВД России, 1993. — С. 179.

Главной задачей создания натурной коллекции является обеспечение экспертных исследований;

накопление материалов для научно исследовательской и учебно-методической работы — производные задачи, '•^ вытекающие из решения первой. Каждая, из трех названных задач определя ет объем коллекции. Так, для решения экспертной задачи об установлении предприятия — изготовителя бумаги, на которой отпечатан исследуемый до кумент, можно лишь при наличии коллекции образцов бумаги всех бумаж • ных фабрик и полных сведений о рецептурном составе бумаг. В таком виде коллекция может использоваться не только для практического экспертного обеспечения, но и для научных исследований и учебно-методической работы.

Для коллекции же, создаваемой исключительно для проведения научного ис следования, важно лишь, чтобы были собраны образцы, отвечающие услови ям планируемых экспериментов. Набор образцов для учебно-методических целей должен соответствовать задаче обучения экспертов, следователей, опе ративных работников — содержать только типичные, характерные объекты (например, коллекция образцов наиболее распространенных орудий взлома).

Сказать, каким должно быть минимальное количество объектов, при котором коллекция эффективно работала бы, очень сложно. Необходимо стремиться сделать коллекцию, по возможности, более полной, однако при этом совершенно не обязательно, чтобы коллекция включала в себя все соот ветствующие образцы. Их может быть сравнительно небольшая часть, но • именно они должны представлять наиболее часто встречающие объекты.

Нрактика работы ЭКО показывает, что эксперту необходимо знать свое местное производство, выпускаемое сырье, собирать справочные коллекции из его образцов, чтобы иметь материал для исследований при изучении неиз вестных веществ. Эти справочные коллекции вполне по силам комплектовать 10.

самостоятельно каждому эксперту-криминалисту.

На втором этапе формирования коллекции, по мере увеличения объек тов, все более необходимой становится надлежащая ее систематизация. Ина че коллекция превратится в механический конгломерат объектов, поиск нуж ного образца в котором сопровождается перебором вложений. В этом случае устраивается одно из преимуществ информационного обеспечения — быст рота получения нужных данных, но появляется опасность утраты признаков в образцах. Выбор оснований группировки объектов коллекции на практике затруднен из-за неразработанности этой проблемы. Сложность ее разработки предопределена рядом причин, в числе которых и чрезвычайное многообра зие объектов, и различные уровни свойств, подлежащих исследованию, в за висимости не только от разновидности экспертизы, но и от особенностей объекта в условиях конкретной задачи.

На наш взгляд, не может быть единых оснований систематизации для всех объектов натурных коллекций. Для каждой группы объектов эти осно вания являются индивидуальными. Один и тот же предмет может быть отне сен к различным группам: к изделиям данного предприятия, данного выпус ка, изделиям из данного сырья, к предметам разной степени износа и т. п.

Однако выбор основания для формирования коллекций — не безразличен.

Это основание должно выбираться с тем, чтобы можно было выявить наибо лее узкие группы. При выборе оснований систематизации объектов натурной коллекции нельзя не учитывать, что наряду с решением задач установления групповой принадлежности, коллекция должна обеспечивать получение ро зыскной информации (общая форма цредмета, его модель, источник проис хождения, назначение в быту и производственной деятельности и т. п.). Та кой цели нередко соответствует группировки, принятые в промышленности, медицине или иной области деятельности.

При кажущейся доступности формирования натурной коллекции, на глядности свойств, признаков, составляющих ее объектов, возможности их непосредственного сопоставления с исследуемыми вещественными доказа тельствами и следами, не следует не замечать и недостатков такой формы справочно-вспомогательных учетов, например, громоздкость и особые усло вия хранения некоторых объектов.

Создание натурных коллекций целесообразно при небольших размерах И объемах объектов, которые предполагается поместить в такую коллекцию (образцы текстильных волокон, пломбы отечественного и иностранного про изводства, фарные стекла автомобилей и т. п.), а также в случаях, когда при описании или моделировании объектов возможна утрата их существенных свойств (образцы тканей, лакокрасочных покрытий и т. п.), или затрудни тельно дать достаточно четкое и однозначно понимаемое описание призна ков свойств объекта (следы режущих инструментов и т. п.).

Объекты натурной коллекции должны на довольно длительное время полностью сохранять свои физические и морфологические свойства и при знаки. Если создать необходимые условия для этого невозможно, следует из брать другой носитель сведений по объектам необходимой коллекции. На пример, коллекция предметов, используемых, чаще всего, в качестве орудий взлома, может состоять из самих инструментов, из масштабных фотоснимков их рабочих частей и копий экспериментальных следов, оставленных рабочи ми частями инструментов на различных материалах.

Инструкция 1993 г. закрепляет общие требования к условиям хранения объектов натурных коллекций: хранение осуществляется в хранилищах (сей фах, шкафах, витринах, ящиках и т. п.);

оно должно исключить естественную изменяемость внешнего вида, физических и химических свойств объектов.

Эксперту необходимо помнить, что коллекции оружия, боеприпасов, взрыв чатых веществ, наркотиков и сильнодействующих лекарственных средств должна хранится в соответствии с правилами разрешительной системы и ис ключать возможность доступа к ним посторонних лиц. Ведение этих коллек ций и учет движения их объектов возлагается приказом министра внутренних дел, начальника ГУВД, УВД, УВДТ (ОВДТ) на конкретных сотрудников экспертно-криминалистического подразделения', Не менее важны вопросы обработки образцов. Натурная коллекция по теряет смысл и станет труднодоступной, если полученные образцы не будут См.: Приказ МВД РФ № 261 от 1 июня 1993 г.

иметь соответствующего описания: наименования, места и времени изготов ления, рецептуры, технологии, свойств, на основании которых решается по ставленная задача. Обработку образцов, поступающих в коллекцию, необхо димо возложить на определенное лицо, в функции которого должны входить хранение и пополнение коллекции, выдача информационных материалов экснертам, наблюдение за сохранностью образцов, замена пришедших в не годность или утраченных в процессе производства экспертизы образцов. Та ковы основные стадии формирования натурных коллекций судебных экснертиз.

Организационную модель создания натурных коллекций лучше всего проиллюстрировать на примере формирования коллекций самодельного ог нестрельного оружия, которые были созданы в ЭКЦ нри ГУВД Волгоград ской области но инициативе автора. Поэтому на наиболее изученном нами примере покажем данную модель создания натурных коллекций более под робно и понятнее. К тому же, это и наиболее актуально, поскольку самые опасные преступления совершаются с применением оружия.

Подчеркнем, что наряду с общим ростом преступности в России, кри миногенная обстановка последних лет характеризуется резким увеличением количества преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, бое припасов и взрывчатых веществ, а также преступлений совершенных с их применением. В течение 1998-2003 г., в ЭКЦ УВД Волгоградской области исследовано значительное количество нарезного огнестрельного оружия промышленного изготовления, в их числе пистолеты и револьверы, автоматы и пулеметы. В экспертно-криминалистических подразделениях органов внут ренних дел области исследованы десятки тысяч боеприпасов. Во взрывотех ническую лабораторию ЭКЦ УВД поступили на исследование десятки кило граммов взрывчатых веществ и более 100 единиц взрывных устройств.

Проводимые в стране реформы сопровождаются рядом негативных яв лений. Сохраняются факторы, оказывающие отрицательное воздействие на экономическую ситуацию — неурегулированность взаиморасчетов между предприятиями, снижение объемов производства, что порождает безработи цу. в условиях постоянного и стремительного роста цен реальные денежные доходы населения уменьшаются. Даже такие гиганты Волгоградской индуст рии как ВГТЗ, завод «Красный Октябрь», ПО «Баррикады» продолжают ис пытывать большие трудности. Тысячи квалифицированных рабочих остают ся незанятыми. Как показывает многолетняя статистика развитых стран, рост безработицы на 1% ведет к росту преступности на 2%. Следует учитывать, что именно безработными совершается до 40% преступлений. Отчасти, эти условия можно связать с появлением значительного количества самодельно го огнестрельного оружия, причем, изготовленного с использованием заво дских технологий и оборудования. В ЭКЦ УВД Волгоградской области (без учета ЭКП ГОРОВД) за 1998-2003 г. исследовано 112 самодельных образцов огнестрельного оружия различных конструктивных решений, что составило 30% от всего исследованного оружия.

Принятые в России Закон «Об оружии», другие нормативные акты, ус танавливаюш,ие порядок изготовления, приобретения, ношения, хранения, перевозки и продажи орулсия, боеприпасов и взрывчатых веществ, приот крыли еш,е один канал поступления оружия. Статья 13 Закона Российской Федерации «Об оружии» гласит: «Газовое оружие самообороны (за исключе нием аэрозольных устройств) граждане Российской Федерации в праве при обретать по открытой лицензии без каких-либо количественных ограниче ний. Газовое оружие самообороны (аэрозольные устройства) и пневматиче ское оружие граждане Российской Федерации вправе приобретать без полу чения лицензии». Но именно газовые пистолеты и револьверы могут быть приспособлены для стрельбы боевыми патронами путем простых конструк тивных изменений (монтирование вставки в ствол или изготовление ствола под штатный патрон для конкретного оружия). Ранее производимый на базе ПМ газовый пистолет 6П42 калибра 9 мм мог быть использован для стрельбы боевыми патронами после удаления из ствола рассекателя. Анализ работы баллистической лаборатории ЭКУ УВД показал, что переделанное под бое вые патроны газовое оружие составляет 17% в обш,ей массе исследованного огнестрельного оружия.

Таким образом, каждый второй экземпляр поступившего на исследова ние огнестрельного оружия является самоделкой или газовым оружием, пе ределанным под боевые патроны. Такая тенденция требует глубокого осмыс ления и выработки новых, более совершенных форм и методов технико криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступле ний, связанных с незаконным оборотом оружия. Поэтому особый интерес в практике раскрытия и расследования преступлений, связанных с указанными преступлениями, вызывает создание и использование натурной коллекции самодельного огнестрельного оружия.

Из экспертной практики известно, что преступники пользуются само дельным огнестрельным оружием, изготовленным из высококачественных материалов на заводском оборудовании по современным технологиям;

не редко такие изделия имеют общий источник происхождения (предприятие, мастерская и т. п.) и изготовлены, как правило, с использованием металлоре жущего оборудования. Однотипные изделия могут встречаться в разных ре гионах и проходить как вещественные доказательства по нескольким уголов ным делам.

В этой связи отметим, что необходимо проведение тщательного иссле дования поступающего на экспертизу самодельного огнестрельного оружия, сравнение его характеристик с имеющимися справочно-информационными данными, а также образцами натурной коллекции. При установлении внеш него сходства, одинакового способа изготовления и применяемого оборудо вания, совпадения конструктивных характеристик и используемых материа лов и т. п., можно предположить, что сравниваемые объекты имеют общий источник происхождения (изготовления).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.