авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Абрамов, Алексей Владимирович

Оправдание в уголовном процессе

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2006

Абрамов, Алексей Владимирович

Оправдание в уголовном процессе : [Электронный ресурс] :

Дис. ... канд. юрид. наук

 : 12.00.09. ­ Н. Новгород: РГБ, 2006

(Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Государство и право. Юридические науки ­­ Уголовный процесс ­­ Российская Федерация ­­ Стадии уголовного процесса ­­ Постановление приговора Уголовный процесс криминалистика и судебная экспертиза оперативно­розыскная деятельность Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/06/0224/060224027.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Абрамов, Алексей Владимирович Оправдание в уголовном процессе Н. Новгород  Российская государственная библиотека, 2006 (электронный текст) 61:06-12/ Министерство oбp,^^^J^t^^r^y^ « и^^^п х УJ^^^^лйcкoй Федерации Нижегородский государственный университет им. Н.Н. Лобачевского

На правах рукописи

Абрамов Алексей Владимирович ОПРАВДАНИЕ В УГОЛОВНОМ НРОЦЕССЕ Специальность 12.00.09-уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель кандидат юридических наук доцент Л.Н. Ижнина Нижний Новгород - Оглавление Введение Глава 1. Понятие и процессуальная сущность института оправдания § 1. Становление института оправдания §2. Институт оправдания в системе основных проблем уголовно-процессуальной науки §3. Процессуальная сущность института оправдапия Глава 2: Механизм реализации института оправдания в современном российском уголовном процессе § 1. Основания и виды оправдания §2. Уголовно-процессуальный порядок оправдапия §3. Процессуальные последствия оправдания §4. Практика реализации института оправдания в уголовном судопроизводстве Заключение Библиографический снисок использованной литературы Приложения...если служение осуждения славно, то тем паче изобилует славою служение оправдания.

Библия (2 Кор. 3:9).

... лучше для судьи ошибиться, оправдав виновного, чем ошибиться, назначив наказание.

Айию (Дои Абдур Рахмаи И. Исламский шариат)...рассуди..., обвиняя виновного, возлагая...проступки... его на голову его, и оправдывая правого, воздавая ему по правде его.

Танах (Мелахим 8:32).

Введение С формированием правовых инструментов регулирования общественной жизни исторически взаимосвязано становление основных судопроизводственных институтов, в том числе и в сфере уголовного правосудия.

Принципиальное значение и неотъемлемое свойство уголовно процессуальной деятельности на всех этапах ее развития заключалось в одновременном сочетании функций по изобличению (осуждению) виновных и недопущению наказания невинных. Поэтому в уголовном процессе институт оправдания всегда сопутствовал институту осуждения, и был призван служить защите интересов личности от необоснованного уголовного преследования.

Всякой человеческой деятельности присуще наличие риска совершения ошибки, степень которого зависит от особенностей такой деятельности.

Правосудие отправляется людьми и не может быть полностью выведено из «опасной зоны», и застраховано от принятия неправомерных решений.

Оправдание в ситуации с необоснованным уголовным преследованием представляет собой процессуальный «выход», обеспечивающий восстановление прав оправданного, лица при сохранении авторитета судебной власти. Не будь в уголовном процессе возможности для оправдания, карающий меч правосудия нещадно бы поражал и виноватого и правого;

а государство в лице правоохранительных и судебных органов не могло бы признать несостоятельным уголовное преследование невиновного.

Становление института оправдания явилось закоьюмерным результатом зарождения и развития всего уголовного судопроизводства, поскольку невозможно себе представить правовую систему, допускающую лишь осуждение подсудимых. Осуждение и оправдание неразрывно связаны между собой в процессе реализации задач уголовного судопроизводства и забвение любой из этих функций неотвратимо породит однобокость, ущербность всей уголовно-процессуальной деятельности.

Обвинительный и оправдательный уклон в равной степени порочны, ибо в первом случае это свидетельствует о репрессивной политике государства, а во втором - о потворстве преступности и эскалации социальной несправедливости в обществе.

Причины существования такого уголовно-процессуального института как оправдание в научной литературе принято разделять на две группы:

1. Объективные - доказательственная несостоятельность обвинения, в том числе невосполнимая недостаточность доказательственного базиса;

2. Субъективные ~ судебно-следственные ошибки, вызванные односторонним подходом, упущениями при собирании доказательств, просчетами квалификации, поверхпостной оценкой полученных данных;

в целом некомпетентным подходом при осуществлении процессуальной деятельности соответствующих лиц'.

Действительно, обнаружившаяся необоснованность уголовного преследования может быть вызвана как независящими от воли участников ' Пастухов М.И. Оправдание подсудимого. Минск, 1985. С. 15.

судопроизводства обстоятельствами, так и непрофессионализмом, сопряженным с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального законодательства, со стороны должностных лиц, осуществляющих процессуальную деятельность.

Содержание научной проблемы и ее актуальность В настоящее время проблема реализации назначения уголовного судопроизводства остается значимой не только для ученых-процессуалистов и практикующих в этой сфере юристов, но и для всего российского гражданского общества.

Данные судебной статистики свидетельствуют о крайне низком удельном весе оправдательных приговоров в отечественгюй практике уголовного правосудия. В последние годы доля оправданных в России в сравнении с общей численностью всех подвергнутых уголовному преследованию лиц не превышает 0,3-1,3%^, тогда как в большинстве европейских государств и США аналогичные показатели устойчиво держатся на уровне 10-20%^.

В связи с этим показательны результаты деятельности российских судов присяжных. Вердиктами присяжных заседателей было оправдано: в 2000 году 15,2%"* из числа всех подсудимых;

в 2001 году - 15,6%^;

в 2002 году это процентное соотношеьше незначительно уменьшилось^, в 2003 году оно составляло 15%, а в первом квартале 2004 года - 21%. Между тем, в Даже в первые годы советской власти количество оправдательных приговоров в среднем составляло 30-40%, а в годы Великой отечественной войны - около 10% по отношению ко всем привлеченным лицам (см.

Кожевников М.В. История Советского суда / Под ред. И.Т. Полякова. М. - 1948.с. 75-76, 306) ^ Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. Изд. 2-е, доп. и испр., М., 2002, с. 277-278.

" Обзор судебной практики рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей // Бюллетень * Верховиого Суда Российской Федерации, 2002 г., N ' Там же.

* Обзор практики Кассационной палаты Верховного Суда РФ за 2002 год по делам, рассмотренным краевыми и областными судами с участием присяжных заседателей // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, май 2003 г., N ' Обзор по делам, рассмотрениым судами с участием присяжных заседателей в 2003 году // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, июнь 2004 г., N ' Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин: суд присяжных оправдал себя // Российская газета, 11.11.2004 (http://wvv\v.rg.ni/2004/l 1/11/prisvazhnve.html 31.08.2005) дореволюционной России судами присяжных выносилось до 43% (!) оправдательных приговоров.

Автору представляется, что сложившийся в практике современных судов присяжпых средний 15-ти процентный уровень оправдательных вердиктов является «нормальным», действительно отражающим картину справедливого правосудия, в отличие от показателей рассмотрения уголовных дел в обычном порядке.

Оправдательный приговор, несмотря на предпринятую в начале XXI века реформу уголовно-процессуального законодательства, до сих пор остается редкостью в правоприменительной практике судов, что отнюдь не свидетельствует о безупречпом качестве оперативпой и следственной работы.

Многие уголовные дела возбуждаются без проведения должной проверки поступивших сведений, расследование часто проводится в обвинительном духе, а суд, абсолютно доверяя органам следствия, «априори» соглашается со следственной позицией и безоговорочно принимает все выводы государственного обвинителя. Ошибки правосудия иногда принимают столь ужасающий характер, что их устранение становится практически невозможным.

В 1983 году по приговору Ростовского областного суда был расстрелян А.П.

Кравченко, осужденный за преступление, совершенное, как было выяснено впоследствии, известным маньяком А.Р. Чикатило. В 1983-84 годах за преступление^ в действительности совершенное в Свердловской области сексуальным маньяком Н.Б. Фефиловым^ был приговорен к смертной казни и казнен Г. Хабаров. В совершении преступления, содеянного Фефиловым, также необоснованно обвинялся Титов, скончавшийся в больнице СИЗО в результате травм, причиненных сокамерниками''^.

' Губанова Е. Судебная реформа и нрава человека // Астраханские известия' No 6, 06.02.2003 (http://wvvvv.c societv.m/obi/main.php?lD=216378&ar2=200&ar3=32 14.05.2005 г) '" См. Китаев Н.Н. Иенравосудные приговоры к смертной казни: Системный анализ донущенных ошибок. — СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 204. - 390 с.

Между тем, оправдание продолжает восприниматься судебными и прокурорско-следственными работниками как нехарактерный для современного суда атавизм, а равно и нежелательное явление, свидетельствующее о служебных ощибках, допущенных в ходе возбуждения, расследования и рассмотрения уголовного дела. В результате складывается недопустимая практика замещения функций оправдания другими процессуальными институтами, среди которых лидирует прекращение уголовного дела, как по реабилитирующим, так и нереабилитирующим основаниям", в том числе на стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции.

В процессуальной практике применения УПК РФ становятся «популярными» случаи прекращения уголовного преследования следственными органами носле возвращения судом дела прокурору'^ для устранения препятствий в его рассмотрении'^ в предвидении однозначного вынесения оправдательного приговора при судебном рассмотрении дела по существу, а также и другие грубые нарущения прав человека и гражданина.

Российское правительство объективно отмечает неэффективность современной судебной и правоохранительной системы, отсутствие действенных механизмов гражданского контроля за принятием властных рещений и подчеркивает, что устойчивое функционирование экономики невозможно без справедливого суда и достойной правоохранительной " в 2003 году было прекращено почти 30% всех оконченных уголовных дел.

'^ В интервью изданию «Газета» начальник управления Генеральной прокуратуры РФ по надзору за процессуальной деятельностью органов прокуратуры, МВД, ФСКН, ФТС и юстиции Александр Кизлык отметил, что в первом полугодии 2004 года прокурорам в соответствии со статьей 237 УПК РФ возвращено каждое двадцать пятое уголовное дело ("http://search.rambler.ru/cgi bin/rambler scarch?cnglisli-^0&ancHl&words=%EA%EE%RB%E8%F7%E5%Fl%F2%R2%EE+%RE%EP/oF0%E %E2%E4%E0%F2%E5%EB%FC%ED%FB%F5+%EF%F0%E8%E3%EE%E2%EE%F0%EE%E2+%E2+2004+%E %EE%E4%F3 31.08.2005) '^ Это стало возможно после признания не соответствующей Конституции РФ части четвертой статьи 237 УПК РФ (см. Поста1ювление Конституцио1Н1ого Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами фаждан»).

системы'"* В этой связи институт оправдания, имеющий ключевое значение в системе гарантий прав личности в уголовном процессе, требует тщательного теоретического и практического исследования в целях выработки предложений по совершенствованию его нормативного наполнения в процессуальном законодательстве.

Объектом нсследовання являются сущность, процессуальное значение института оправдания и его место в системе уголовно-процессуальной деятельности;

возникающие в результате оправдания процессуальные отношения между оправданным лицом, судом и иными участниками уголовного процесса;

перспективы модернизации института оправдания.

Степень научной разработанности нроблемы института оправдания имеет обстоятельный и глубокий характер в научной литературе. Проблема оправдания начала пристально изучаться еще в начале 1970-х гг. и освещалась в исследованиях ряда отечественных ученых процессуалистов - P.M.

Оганесяна, Н.Н. Скворцова и М.Ф. Маликова. В более поздней науке уголовного процесса'^ институт оправдания получил дальнейшую теоретическую разработку в трудах М.И. Пастухова, Т.Т. Таджиева, И.А.

Либуса, И.Л. Петрухина, Г.М. Резника, Ю,Н. Седлецкого и др.'^ Предметом исследовання являются исторические формы оправдания в уголовном процессе, теоретические и практические проблемы вынесения оправдательных приговоров, основания и порядок оправдания, процессуальные последствия для оправданного, зарубежный процессуальный опыт '^ Профамма социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2005-2008 годы) (проект по состоянию на 07 февраля 2005 года) " После принятия в 1977 г. Конституции СССР, статья 58 которой предусматривала право фаждан на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей.

"^ При этом в научной литературе того времени признавалась необходимость более глубокой и обстоятельной разработки проблем оправдания (См. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж. Издательство Воронежского университета, - 1980).

регулирования деятельности судебных органов по вынесению оправдательных приговоров.

Абсолютное большинство научных работ, посвященных проблематике оправдания в уголовном процессе, изданы в советский период и содержат анализ уже утративших юридическую силу норм законодательства СССР. Так, одно из последних диссертационных исследований на данную тему, было опубликовано еще в конце 80-х гг. прощлого столетия'^.

В настоящее время, когда методология и нанравленность исследования в уголовно-процессуальной сфере освобождены от чрезмерной «советско правовой» идеологизации, разработки по оправдательной тематике довольно фрагментарны и явно недостаточны. Среди немногих современных авторов, исследующих отдельные аспекты института оправдания, следует назвать И.В.

Овсянникова, Д.А. Якупова, Т.Д. Леви1юву, И.Р. Кузуба, Н.В. Ильютченко и некоторых других.

Ряд процессуальных вопросов оправдания освещены в новой научной работе А.А. Подопригора «Реабилитация в уголовном процессе России»'^.

Научная новизна работы. Диссертация представляет собой одну из первых попыток обобщенного монографического исследования комплекса теоретических и практических проблем института оправдания в современном российском уголовном процессе. Автором рассмотрен институт оправдания не только в контексте «классической» проблематики оснований вынесения оправдательных приговоров и материально-правовых последствий для оправданного лица, но и сформулирован новый подход к оправданию как одной из форм процессуальной деятельности. В работе освещены основные нроцессуальные проблемы по теме исследования. В итоге, автором дана " Седлецкип Ю. Н. Оправдательный приговор и его общественно-политическое значение.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва, " Подопригора А.А. Реабилитация в уголовном процессе России. Диссертация на соискание ученой CTeneiHi кандидата юридических паук. Ростов-па-Дону, 2004 http://kalinovskv-k.narod.rii/b/podopri/index.htm (19.11.2004).

комплексная оценка институту оправдания в современном уголовном процессе и предложено научное видение по его законодательному совершенствованию.

Цели и задачи исследоваиия. Основная цель работы: выявить уголовно процессуальную сущность оправдания, актуальные теоретико-нравовые аспекты вынесения оправдательных приговоров, практические трудности оправдания и юридические механизмы их преодоления.

Для достижения этой цели необходимо решить следуюш,ие задачи:

1. рассмотреть историческую эволюцию института оправдания и выявить основные закономерности его развития.

2. определить понятие «оправдание» и провести его сравнительный анализ с процессуальным понятием «реабилитация»;

3. проанализировать действующее уголовно-процессуальное законодательство, касающееся вопросов оправдания, в целях онределения места и роли института оправдания в процессуальной деятельности;

4. исследовать основания, порядок, форму и процессуальные последствия оправдания как его институциональных элементов;

5. провести на базе судебно-статистических данных обширный анализ динамики численности оправдательных приговоров и количества оправданных лиц в Российской Федерации за долгосрочный период;

6. рассмотреть зарубежный опыт процессуального регулирования вопросов оправдания и дать развернутую оценку качества правового регулирования вопросов оправдания в современном российском уголовном процессе 7. предложить концептуальные и практические меры по совершенствованию процессуального института оправдания.

Методологическую осиову исследоваиия составляют диалектический метод, позволяющий рассмотреть в развитии основные аспекты оправдания в и уголовном процессе;

исторический метод, использующийся для выявления условий и предпосылок формирования института оправдания;

сравнительно правовой метод, применяемый для выявления общих начал процессуальной деятельности по вынесению оправдательных приговоров в российском и зарубежном законодательстве. В процессе исследования автором активно использовались и другие инструменты современной методологии правовой науки - формально-юридический метод при анализе нормативно-правовых актов и правовых норм, регулирующих вопросы оправдания в уголовном процессе РФ;

логический метод в ходе познавательной деятельности по выявлению содержания рассматриваемых в рамках проблем оправдания процессуальных норм.

Теоретической основой работы являются научные труды отечественных ученых-процессуалистов: Б.Т. Безлепкина, Л.Д. Войкова, Ч.С. Касумова, A.M.

Ларина, И.А. Либуса, Я.О. Мотовиловкера, И.В. Овсянникова, P.M. Оганесяна, М.И. Пастухова, И.Л. Петрухина, М.Ф. Поляковой, С И. Прокопьевой, Г.М.

Резника, В.М. Савицкого, Ю.Н. Седлецкого, Н.Н. Скворцова, П.Г. Стойко, М.С.

Строговича, Т.Т. Таджиева, В.Т. Томина, И.Л. Трунова, Ф.Н. Фаткуллина, С.А.

Шейфера, Н.Я. Шило и др. Теоретический фундамент исследования также составляют работы таких иностранных авторов, как М. Gur-Arye, P.n.jr Solomon, K.Gunther, J.C. Smith, W. Perron, F. Jomini и L. Alexander.

Характеристика источпиковой базы исследования. Исследование выполпе1ю на основе нескольких видов источников:

1. Нормы уголовно-процессуального законодательства, устанавливающие основания, порядок и процессуальные носледствия онравдания, а именно:

• Конституция Российской Федерации;

• Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации;

• Федеральные конституционные законы и федеральные законы;

• иные нормативно-правовые акты.

2. Документы судебно-статистического наблюдения, отражающие основные итоги деятельности судов общей юрисдикции РФ но уголовным делам (количество оправдательных приговоров и оправданных лиц, динамика данных показателей во времени). Данный вид источников представлен в основном обзорами статистических сведений о состоянии судимости и работе судов, периодически публикуемых в журнале «Российская юстиция», и электронными базами данных Судебного Денартамента при Верховном Суде Российской Федерации.

3. Юридические, журналистские и публицистические статьи по тематике исследования в периодической печати. В основном в исследовании использовались материалы авторитетных правовых журналов - «Государство и право», «Советское государство и право», «Российская юстиция», «Советская юстиция», «Закон^юсть», «Социалистическая законность», «Правоведение».

4. Интернет-ресурсы и содержащаяся в них информация. Современная глобальная информационная сеть характеризуется обширностью и, как нравило, общедоступностью различных данных о различных сферах человеческой деятельности. В работе предпочтительно анализировались посвященные процессуальным вопросам электронные статьи, размещенные на официальных сайтах высших учебных заведений и on-line порталах российских и зарубежных библиотек, а также тексты нормативно-правовых актов на интернет-страничках государственных органов власти.

Эмиирическую базу исслсдоваиия составляют уголовные дела, по которым были вынесены оправдательные приговоры и (или) допущены судебно следственные ошибки, повлекшие необоснованное обвинение и (или) осуждение, описанные в научной, исторической, религиозной, документальной и художественной литературе. Помимо этого, при работе над темой исследования автором было изучено 119 оправдательных приговоров, в том числе вынесенных судами Нижегородской области.

Основные ноложения, выносимые на защиту:

1. Понятия «оправдание» и «реабилитация» определяют самостоятельные элементы процессуальной деятельности.

Оправдание выступает первичной процессуальной формой признания невиновности подсудимого и предшествует реабилитации. Реабилитация является деятельностью уполномоченных органов по разъяснению оправданному лицу прав на возмещении ущерба, причипенного уголовным преследованием, и его непосредственному возмещению. Реализация права на реабилитацию в отличие от оправдания не всегда лежит в уголовно процессуальной плоскости. Оправдание представляет собой особое основание для возникновения права на реабилитацию.

2. При прекращении судом нарушения конституционных прав человека в связи с необоснованным уголовным преследованием и признанием невиновности подсудимого оправдание является необходимым средством достижения справедливости при отправлении правосудия.

3. Целесообразно рассматривать оправдание не только как состоявшийся факт вынесения оправдательного приговора, но и как разновидность процессуальной деятельности.

4. Количество оправдательных приговоров в российских судах в сравнении с соответствующими данными западноевропейской и североамериканской судебной статистики находится на крайне низком уровне. Практика вынесения оправдательных приговоров в России свидетельствует о наличии консервативно-негативного отношения судебных, нрокурорских и следственных работников к оправданию.

5. Постепепное расширение на районное судебное звено подсудности уголовных дел, рассматриваемых судами с участием присяжных заседателей, позволит повысить объективность уголовного правосудия и исправить его обвинительный уклон.

6. Отказ государственного обвинителя в судебном разбирательстве от обвинения должен влечь провозглашение оправдательного приговора, а не вынесение постановления о прекращении уголовного преследования.

7. Сущность оправдания объединяет в себе порядок осуществления процессуальной деятельности и условия реализации уголовно-процессуальной подфункции по оправданию невиновных лиц, а также особенности ностановления и провозглашения судом оправдательного приговора.

8. Оправдание - это судебный порядок установления оправдательных оснований и вынесения оправдательного приговора, которым от имени государства признается невиновность нодсудимого и закрепляется право оправдаппого на реабилитацию.

Практическая и теоретическая значимость исследоваиия усматривается в нескольких аспектах.

Работа может быть использована в учебных и научных целях в качестве основного и вспомогательного материала при подготовке и чтении высших курсов по уголовному процессу, при проведении глубокого исследования процессуальных проблем института оправдания и разработке специалыюй учебной литературы.

Результаты исследования также имеют высокую ценность для совершенствования уголовно-процессуального законодательства и судебной практики вынесения оправдательных приговоров, а также могут быть приняты за основу при разработке приоритетных нанравлений реформы уголовно процессуального законодательства.

Структура исследования определяется поставленными целями и задачами.

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка использованной литературы и шести приложений.

Глава 1: Понятие и процессуальная сущность института оправдания § 1. Становление института оправдания.

Развитие представлений об оиравдаиии.

Предыстория процессуальпого института оправдания имеет столь же глубокие и древние корни, что и сам уголовный процесс. Однако, развитие данного института изначально было затруднено сложившейся обвинительной концепцией уголовно-процессуальной деятельности государства.

Первичность обвинения, выдвигавшегося против причинителя вреда, предопределяла формирование субъективного отношения к оправданию как особому процессуальному поведению обвиняемого, отрицающего свою вину и отыскивающего доводы в свою защиту.

Обвиняемый, занимающий оправдательпую позицию, традиционно воспринимался как «oпpaвдывaющийcя»'^, доказывающий свою невиновность преступник.

Е.Мизулина отмечает, что «идея об уголовном процессе как государственном средстве борьбы с преступностью стала господствующей в общественном сознании всех народов, тем более отправителей правосудия»^".

В связи с этим, эволюция института оправдания имела весьма непростую историю, отражающую как богатый опыт справедливого правосудия, так и нелицеприятные примеры репрессивной процессуальной политики государства.

Важнейшие постулаты судопроизводства исторически получили письменное закрепление во всемирно известных религиозных первоисточниках - Торе, библейском Ветхом Завете и Коране.

В иудаизме одной из «судебных» заповедей предписывается: «сторонись неправды и не умерщвляй невинного и правого, ибо я не оправдаю виновного»

' ' Тезис о моральной порочности действий по оправданию себя перед другим («самооправдание») твердо укрепился и в религиозной литературе. (См. Васильев М.А. Учение апостола Павла об оправдании.

http://w\v\v.bogoslov.ru/bo!zoslov/publication/vasiliev_170504.html# Тос38304132 15.04.2005 г.) 20 Мизулина Е. Уголовный процесс: концепция самоограничения государства. Тартуский Университет. Тарту 1991 http://www.vabloko.m/alt/Persons/IVlizul/Miz book.htm (19.11.2004 г.) (Шемот23:7)^'.

Ветхозаветные наставления для судвй также содержат принципиальные положения, характерные и для современного уголовного процесса:

«Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного - оба мерзость...»

(Притч. 17:15)22.

Примечательно, что в исламе и мусульманском праве заложены аналогичные судопроизводственные начала: «Справедливость - основа жизни, об этом не должно быть разногласия... будьте стойки в правде... Верните обиженному его права, устанавливая справедливость» (айат 135 Сура 4 «АН Вместе с тем, в древние времена сформировалось устойчивое нредставление о том, что никто не может быть ни судим, ни осужден, ни оправдан никем, кроме Творца, поскольку бог дал человеку жизнь и свободу, и никто кроме него не вправе рещать вонрос о лишении человека этих благ: «Одному Богу принадлежит власть оправдывать и осуждать... Един Он есть праведпый Судья..., а люди могут судить друг друга только тогда, когда Бог дает им на это право и власть. Эту власть имеют все начальники, поставленные Богом;

они могут наказывать злых людей. А прочим всем вообще Господь заповедует: Не судите» (преподобный Дорофей)^"*.

В то же время, основные мировые религии не только не запрещали суд над грешниками, но и всячески поощряли совершение возмездия в отношении виновных и оправдания невинных. Так исследователи иудаизма отмечают, что «судье дано не только нраво судить, но это и его обязанность»^^. За судейскими полномочиями признавалось божественное происхождепие и отправление правосудия также производилось от имени бога («милостью божией»):

^' Тора (перевод с издания Сочино) ^^ Библия (Русский Синодальный текст) ^' Коран (перевод смыслов И.Ю. Крачковского) ^'* Цит. по: Епископ Мефодий. (В. И. Кульман, 1902-1974). Святоотческое толкование на Евангелие от Матфея.

(http://\vvv\v.fatheralexandcr.org;

/booklets/riissian/evangelie matfeia ер mefody l.htin 15.04.2005 г.) ^' Лейбович Н. Новые исследова1Н1Я книги ДВАРИМ (Второзаконие) в свете классических комментариев.

(lntp://vvwvv.ian.or^;

.il/education/russian/leibov/Dvarim/Pvarim.html 15.04.2005 г.) «Всевышний навесил на плечи человека обязанность устанавливать в Его мире справедливость»^^.

Заметный след в истории уголовного нроцесса оставили также представления о «степени допустимости» осуждения невиновных и оправдания преступпиков.

Одному немецкому юристу приписывается фраза: «Лучше допустить, чтобы кто-нибудь пострадал от несправедливости, чтобы какое-нибудь преступление осталось без возмездия, чем идти к идеальной цели процесса ценой...

неизбежной неуверенности»^^. В то время как, в исламском шариате до нашего времени действует правило: «Насколько это возможно, воздерживайтесь от назначения мусульманину наказания хадд. Если есть хоть какое-то оправдание (или сомнение), отпустите его, потому что лучше для судьи ошибиться, оправдав виновного, чем ошибиться, назначив наказание».

Современные американские авторы также отмечают, что система уголовного судопроизводства в США осуждению невиновного «предпочитает» оправдание виновного. Государство осознает всю тяжесть морального вреда от клейма осуждения и наказания, сопровождаемого вынесением обвинительного приговора невиновьюму гражданину. В связи с этим в среде нроцессуалистов некоторое время популярной была идея, что «лучше оправдать десять виновных, чем осудить одного невиновного».

Несмотря на всю кажущуюся демократичность данных лозунгов, следует согласиться с их обоснованной критикой как пронаганды оправдательного уклона, который, по сути, представляет собой ни что иное, как уголовно процессуальное правонарушение'^^.

^' Там же.

^' Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть «общая/Отв. ред. Н. В. Жогнн. М., 1966, с. 445.

httpV/lalinovskv-k.narod.i-u/b/b-spisok.titm 19.11.2004 г.) ^* Дои Абдур Рахман И. Исламский шариат. nittp://islam.booiTi.ru/doctrine/3a.htm 13.02.2005 г.) ^^ Morse S J. Guiding Goodness University of Pennsylvania Law School (c) (http://wvv\v.utexas.edLi/la\v/nevvs/colloquium/papers/Morsepaper.doc 04.02.2005 r.) '" Якупов Д.А. Проблема обвинительного и оправдательного уклонов в уголовном судопроизводстве.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва -1999. с.9.

Формирование ироцессуального института оиравдания.

Первые упоминания о процессуальном институте оправдания уходят к древнегреческому судебному праву, согласно которому разбирательство уголовного дела в Ареопаге могло закончиться оправдательным приговором даже при равенстве голосов архонтов''^ При рассмотрении коллегией эфетов дела по новому обвинению в отношении изгнанника, не имевшего права вступать на территорию Аттики, несмотря ни на что, сохранялась возможность его оправдания''^.

В Древнем Риме суш,ествовал суд присяжных, который выносил вердикт по результатам голосования присяжных посредством использования табличек. На табличках могло быть написано: для оправдания - «А» (absolvo - освобождаю, оправдываю), «NL» (поп liquet) - недостаточно доказано". В республиканский период суды магистрата могли выносить оправдательные приговоры, которые являлись окончательными и не могли, в отличие от обвинительных, пересматриваться народным собранием'^''. Похожее правило долгое время существовало в английском уголовном процессе, когда «...обвинение не имело права обжаловать приговоры, вынесенные с участием присяжных заседателей, т.е. апелляция на оправдательный вердикт или на приговор за мягкостью наказания не признавалась допустимой»^^.

В имперский период римской истории в условиях эскалации политического террора, институт оправдания длительное время оставался невостребованным и крайне редко использовался как инструмент процессуальной власти принцепсов и императоров. Так, при императоре Тиберии (30-е гг. нашей эры) после казни опального префекта и фаворита Тиберия Сеяна последовали • См. Чельцов-Бебутов М.А.. Курс советского уголовно-процессуального права. Том 1. М., 1957. С.86.

" ^^ littp://vvww.sno.7hits.nel/lib/lat/l/3-23-5.htm 15.04.2005 г.

" Там же. С. 149.

^'' Покровский И.А. История римского права, http://wvvw.ancientromc.ra/publik/pokrov/pokr01-02.htmtf (20.02.2005 г.) " Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. Изд. 2-е, доп. И испр., М., 2002. с. 156-157.

гонения на «участников» заговора, признававшихся таковыми только потому, что были знакомы с казненным Сеяном, «Многие римляне искали покровительства и дружбы человека, вознесённого принцепсом выше всех прочих граждан и почти вровень с собой, - пишет историк К.В. Вержбицкий. Лишь немногие из них, разумеется, были посвящены в далеко идущие планы префекта, а, между тем, приговоры выносились самые жестокие: казнь, конфискация, ссылка. Большинство из них даже не решалось защищать себя и только некоторым удалось оправдаться. Среди них был всадник Марк Терренций, в уста которого Тацит вкладывает речь, показывающую, кого на самом деле казнили под именем заговорщиков и приспещников Сеяна»^^' История процессуального права показывает, что, несмотря на особенности политического режима государства, возможность для оправдания теоретически всегда существовала в уголовном процессе, даже в самых его негуманных формах. Так, во времена инквизиционных расправ церкви над «ведьмами» и «колдунами» для рещения вопросов об отводе свидетелей декларировалась судебная цель - «воспрепятствовать тому, чтобы были осуждены невиновные и оправданы виноватые» ''. Более того, при установлении невиновности обвиняемого предусматривалась процессуальная «формула» оправдательного приговора - «,..мы не нащли, чтобы то, что тебе ставилось в вину, получило свое законное подтверждение. Поэтому мы объявляем, объясняем и окончательно постановляем, что против тебя не найдено ничего, что могло бы привести к подозрению в ереси или колдовстве. И мы теперь прекращаем следствие и процесс против тебя и освобождаем тебя»^^.

Однако, несмотря на оправдание, инквизиторам рекомендовалось не использовать в приговоре утверждения о невиновности оправданного и заменять их на выводы о невыявлении преступления, «ведь если обвиняемый '* Вержбицкий К.В. Процессы об оскорблении величия в Риме при императоре Тиберии // Вестник Санкт Петербургского университета, 1999,. Серия 2, выпуск 2. с. " Шпренгер Я., Крамер Г. Молот ведьм. («Hexenhammer» - 1486 г.) http://lib.rU/HRISTIAN/INKWIZICIO./liexenham.txt (04.02.2005 г.) ^* Там же.

впоследствии снова предстанет перед судом и против него найдутся доказательства вины, то он может быть осужден, невзирая на уже вынесенный ему однажды оправдательный приговор»^^.

Возвращаясь к светским формам процессуальной деятельности, отметим, что в XVI в, в германском уголовном процессе определились три разновид1юсти судебных приговоров: оправдательный, осуждающий и оставляющий в подозрении (Каролина/^. Кстати, современный уголовно процессуальный кодекс ФРГ предусматривает уже четыре вида приговоров:

кроме обвинительного и оправдательного, еще и приговор о прекращении дела, и приговор о назначении мер исправления и безопасности'".

История института оправдания в России.

Переходя к исследованию особенностей развития института оправдания в отечественном уголовно-процессуальном праве, отметим общие с зарубежной практикой проблемы и тенденции правового регулирования - политическая зависимость суда от верховной власти, обвинительный уклон расследования и судейства, исключительный характер оправдательных процедур.

Российская история имеет свою неповторимую специфику, обусловленную такими глобальными потрясениями и сильнейшими факторами, как татаро монгольское иго, деспотичный режим самодержавия и длительное крепостничество, революционные периоды и многочисленные кровопролитные войны, что, разумеется, наложило особый отпечаток на формирование всей отечествен1юй правовой системы.

Сложный характер развития процессуальных инструментов оправдания невиновных лиц в уголовно-процессуальном законодательстве России ^' Там же.

'"' Институт оставления в подозрении существовал и в России (нанример, Свод законов Российской империи содержит указание на возможность вынесения таких полуоправдательных приговоров), и в феодальном прусском праве (оправдание за недоказанностью обвинения - см. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.2О, с. 111), и последние сведения о нем датируются началом XX в. (в Шотландии возможно было вынесение приговора о недоказанности - см. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том II. Снб., 1996. С.343.) • Филимонов Б.А. Основы уголовного процесса Германии. Москва;

Издательство МГУ, 1994. с. 78.

" затрудняет его историческую периодизацию и позволяет весьма условно выделить 4 основных этапа:

1. Древнерусский (до 1861 г.) 2. Дореволюционный (1861 -1917 г.) 3. Советско-российский (1917-2001 г.) 4. Современный (после 01.07.2002 г.'*^) На первом этапе обозначение процессуальных правил носит довольно стихийный характер и подчинено сложившейся системе обычаев и традиций славянских народов.

Известно, что в Киевской Руси оправданный и его родственники имели нраво мести лживому обвинителю"*^. При этом, Русская правда и другие памятники древнерусского права прямо не описывают оправдание как процессуальный институт. Уголовный процесс пока еш;

е не формализован, а оправдание представляет собой освобождение невиновного от наложенных в ходе розыска ограничений'*'*.

В период княжеской междоусобицы в уголовном процессе действует «право сильного». Отправление правосудия и существо принимаемых судебных решений находится в непосредственной зависимости от воли судьи. Верховным судьей в объединенном Российском государстве является самодержец (царь, император, государь), которому «...традиция и право позволяли... выносить любой приговор по своему усмотрению»"*^.

В петровскую эпоху в связи с образованием специальных розыскных органов по делам о государственных преступлениях начинают формироваться отдельные положения о порядке расследования и рассмотрения таких дел.

Оправдание по таким делам было практически немыслимым в силу ангажированности Преображенского приказа, а затем и Тайной канцелярии.

^^ Вступление в силу Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

^^ Древнейшее русское право в историческом его раскрытии. Сочинение Ф.Г. Эверса., Спб., 1835. С. 156.

• С формулировкой «яко оправданного освободить».

'* *^ Аннсимов Е.В. Дыба и кнут. Политический сыск и русское общество в XVIII веке. - М.: Новое литературное обозрение. 1999. с. 101.

самодержавной властью российских государей. Применение пыток к подследственным приводило к самооговору и признанию вины. Историческая литература почти не упоминает о случаях оправдания политических обвиняемых. Так в 1735 г. было закрыто дело в отношении поэта В.К.

Тредиаковского, написавшего якобы оскорбительное стихотворение-псалом на восшествие на престол императрицы Анны Иоановны, «ибо оно «к важности не касается», т.е. за отсутствием состава преступления"*^.

Примечательно, что в розыскном процессе XVIII в. заявитель (доносчик, изветчик), показывавший на государственного преступника и кричавший «Слово и дело», находился в равном положении с обвиняемым - также как и он заключался под стражу, также подвергался жестоким пыткам. Поэтому в случае успешного «доведения» извета, оправдание использовалось для восстановления прав доносчика. Так в 1767 г. изветчик монах Филарет Батогов был освобожден из-под стражи, так как «нашелся правым и по делу ничего до него, Батогова, к вине его не коснулосы/^.

Веяния процессуальной политики рассматриваемого периода в отношении оправданных лиц порой доходят до абсурда: «Петербургский обер полицмейстер Татищев предлагает безвинно пострадавшим выжигать перед незаслуженным клеймом «вор» частицу «не»: «Не - вор»''^.

Следующий этап развития института оправдания ознаменован принятием Основных положений уголовного судопроизводства 29 сентября 1862 г. и Устава уголовного судопроизводства 1864 г., заложивших важнейшие начала русского уголовного процесса.

Законодатель наконец-то отказался от института оставления в подозрении.

Устав уголовного судопроизводства предусматривал три вида приговоров оправдательный, обвинительный с освобождением от наказания и "^ Там же. С. 72.

" Там же. С. 325.

''' Эйдельман Н.Я. Грань веков. Политическая борьба в России. Конец XVIII - начало XIX столетия. М., Мысль, 1986. http://vivovoco.nns.ru/VV/PAPERS/NYE/18 19/18 19 l.HTM#Chapter 1 (18.11.2004 r.i обвинительный с назначением наказания, В соответствии с клятвой, даваемой присяжными, они должны были судить «не оправдывая виновного и не осуждая нeвинoвнoгoИ^, Доля оправдательных приговоров в этот период колеблется от 25 до 40%^°.

После 1889 года при Александре III некоторые положительные достижения в сфере регулирования уголовно-процессуальной деятельности были пересмотрены. Присяжным было запрещено оправдывать подсудимого, сознавшегося в совершении преступления, коропному суду было предоставлено право своим определением отменять оправдательный вердикт присяжных и др.

В третьем этапе (в эпоху советской власти и в переходном периоде) процессуальные нормы об оправдании подсудимых впервые систематизируются и образуют уголовно-процессуальный институт оправдания. Оценивая в целом развитие процессуального законодательства об оправдании в XX в. можно охарактеризовать его как последовательное, хоть и затяжное, восприятие и воплош,ение общепризнанных принципов справедливого отправления правосудия.

Декретом о суде №1 от 22 ноября 1917 г. допускалась возможность оправдания лишь в суде первой инстанции. Тогда как Декрет о суде Ш2 от марта 1918 г. фактически предоставил право «оправдания», реализуемого посредством прекращения дела производством, и суду кассационной инстанции.

Положением о нолковых судах 1919 г. и Положением о военных следователях 1919 г. впервые в отечественном уголовном процессе были формализованы основания оправдания - отсутствие признаков преступного деяния и совершенная недостаточность собранных улик.

Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР 1922 года была введена система трех оснований для вынесения оправдательного приговора (статья Е.Мизулнна. Указ. соч.

Трунов И.Л. Проблемы законодательного регулирования реабилитации в уголовном процессе.

330): 1) недоказанность участия подсудимого в совершении преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) недоказанность события преступления.

Фундамент современного процессуального института оправдания был заложен Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924 г., четко закреплявшими порядок и основания оправдания подсудимых.^'.

Между тем, по делам о политических преступлениях процессуальная практика в 30-е годы прошлого века, прежде всего, строилась на принципе революционной целесообразности. И только «с января 1938 г. маховик репрессий начал тормозить, был принят ряд «охлаждающих» постановлений...

прекращена работа «троек» на местах. - пишет С.Г. Кара-Мурза. - Нарком юстиции потребовал от судов строго соблюдать процессуальные нормы..., резко увеличилось число оправдательных приговоров... В 1939 г. была проведена массовая реабилитация (освобождено 837 тыс. человек, в том числе 13 тыс. офицеров, которых восстановили в армии)»^^.

С послевоенным периодом истории советского уголовного судопроизводства связано начало длительного процесса рецепции демократических начал правосудия, известных дореволюционному русскому праву и передовой зарубеж1юй уголовно-процессуальной науке.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.

Основной вехой в эволюции советского процессуального законодательства в послевоенные годы, безусловно, следует признать применявшийся более 40 лет Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г.^'' УПК РСФСР опирался на принцип объективной истины, требовавший от ^' См. Шило Н.Я. Проблема реабилитации на предварительном следствии. Ашхабад., 1981. С.29-48.

^^ Кара-Мурза С.Г. История советского государства и права. Главы из книги «История государства и права России». М. Издательство «Былина», 1998 г. http://vvww.chat.rU/~.skaramurza/index.html (06.03.2004 г.) " Принятый в соответствии с Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных ресиублик года.

всех лиц, ведущих производство по делу, принятия мер для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и, в том числе, выявления оправдывающих обвиняемого обстоятельств, наряду с уличающими (часть 1 статьи 20).

Процессуальное понятие «оправданный» не было известно УПК РСФСР вплоть до 1992 г., пока Законом РФ от 23 мая 1992 г. №2825-1 «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» часть статьи 46 не была дополнена определением процессуального статуса оправданного как обвиняемого, в отношении которого вынесен оправдательный приговор.

В 1983 году^"^ УПК РСФСР был дополнен статьей 58.1, установившей порядок возмещения ущерба, причиненного оправданному в результате незаконного привлечения к уголовной ответственьюсти^^.

Статьей 107 УПК РСФСР предусматривалось безусловное освобождение оправданного от любых процессуальных расходов с отнесением их на счет государства или лица, по жалобе которого было начато производство по делу^^.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР содержал безупречные правила разрешения гражданского иска при оправдании подсудимого - отказ в удовлетворении иска, если не установлено событие преступления или не доказано участие подсудимого в его совершении;

и оставление иска без рассмотрения при оправдании ввиду отсутствия состава преступления^^.

В статье 314 УПК РСФСР совместно рассматривались требования к содержанию описательных частей обвинительного и оправдательного приговоров. При этом, несмотря на неоднократное^^ принятие поправок к ''' в связи с утверждением Президиумом Верховного Совета СССР 18 мая 1981 г. Положения «О норядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» и изданием 2 марта 1982 г. совместной Инструкции Минюста СССР, Прокуратуры СССР и Минфина СССР, согласованной с Верховным Судом СССР, МВД СССР и КГБ СССР по применению данного Положения.

^^ В настоящее время процессуальные вопросы реабилитации регулируются Главой 18 УПК РФ.

'^ В случае оправдания подсудимого по делу, возбуждаемому не иначе как по жалобе потерпевщего.

" Статья 310 УПК РСФСР ни разу за весь период действия Кодекса не подвергалась ревизии.

'^ Федеральный закон от 1 июля 1994 г. №10-ФЗ и Федеральный закон от от 21 декабря 1996 г. N° 160-ФЗ.

данной статье после 1992 г.^^, в ее тексте сохранялась «реликтовая»

формулировка - «...излагается сущность обвинения, по которому обвиняемый был предан суду».

В качестве гарантий прав оправданного лица УПК РСФСР предусматривал:

• в случае его нахождения под стражей немедленное освобождение в зале суда (статья 319) и немедленное приведение в исполнение провозглашенного оправдательного приговора (часть 6 статьи 356).

• допуск оправданного в безусловном порядке к участию в заседании суда кассационной инстанции и даче объяснений (часть 2 статьи 335).

• отмену оправдательного приговора в кассационном порядке не иначе как по протесту прокурора либо по жалобе частного обвинителя, потерпевшего, либо по жалобе лица, оправданного по суду (статья 341).

• пересмотр оправдательного приговора в порядке надзора лишь в течение года по его вступлению в законную силу (статья 373), а по вновь открывшимся обстоятельствам - лишь в течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности и не позднее одного года со дня открытия новых обстоятельств (часть 1 статьи 385).

Постановления Пленума Верховного Суда СССР.

Значительную роль в формировании современного института оправдания также сыграли руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда СССР (РСФСР и РФ), коснувшиеся, в частности, следующих вопросов:

• разрешения гражданского иска - иск оставляется без рассмотрения не только при оправдании подсудимого за отсутствием состава преступления и при прекращении дела в судебном заседании по основаниям, предусмотренным в пп. 3-10 ст. 5, ст.ст. 6-10^° УПК Упразднение процессуальной стадии нредания обвиняемого суду (Закон РФ от 29 мая 1992 г. №2869-1) По нереабилитирующим основаниям РСФСР, но и при прекращении уголовного дела по указанным основаниям в кассационном или надзорном производстве^';


недопустимости направления уголовных дел для дополнительного расследования при выявлении неполноты дознания или предварительного следствия и когда исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств^^;

возмещения ущерба, нричиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций - вопрос о возмещении ущерба решается в судебном порядке и в тех случаях, когда он причинен гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительпого следствия и прокуратуры, если окончательное решение в отношении этого лица принято ^^ Значение решений Конституционного Суда РФ для развития института оправдания.

После принятия в 1993 году Конституции Российской Федерации и формирования высшего судебного органа конституционного контроля^"* дальнейшее реформирование уголовно-процессуального законодательства осуществлялось при активном участии Конституционного Суда РФ, постановления которого существенным образом отразились и на институте оправдания.

«Решения Конституционного Суда по вопросам судопроизводства в течение почти восьми лет служили конституционному развитию в этой области в отсутствие нового процессуального законодательства...», - отмечает ^' Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. N 1 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причине1Н1ого преступлением»

*^ Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 05 декабря 1986 г. №15 «О дальненщем укреплении законности при осуществлении правосудия»

" Постановление Пленум Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г. № 15 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей»

*"* Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»

заместитель Председателя Конституционного Суда РФ Т.Г. Морщакова^^.

Конституционный Суд РФ, рассмотрев уголовно-процессуальную проблематику направления судами по собственной инициативе уголовных дел для дополнительного расследования^^, последовательно принимал решения об упразднении соответствуюш;

их полномочий судебных органов^^. Не противоречащим Конституции РФ было признано единственное основание для судебного направления уголовного дела по собственной инициативе для дополнительного расследования - неправильпое соединение или разъединение дел. Тем самым были ограничены возможности по «уклонению» судов от вынесения онравдательных приговоров.

В 2002 году не соответствующим Конституции Российской Федерации было признано положение УПК РСФСР, допускавшие возможность нересмотра и отмены в порядке надзора по протесту прокурора вступившего в законную силу оправдательного приговора при отсутствии в предшествующем разбирательстве нарушений, соответствующих критериям Протокола № 7 к /-о Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Данное конституционное постановление также приблизило отечественное уголовное судопроизводство к международным стандартам и укрепило гарантии прав оправданных по суду лиц.

' ' Морщакова т. Конституционная концепция судопроизводства//Российская юстиция, 2001, №10. с. ^* Так, Верховный суд РФ отмечал, что «суды зачастую вместо вынесения оправдательного приговора изыскивают различные предлоги для направления дела на дополнительное расследование». (Обзор кассационной практики Верховного Суда Российской Федерации по делам с частными протестами на определения судов о направлении уголовных дел для дополнительного расследования // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995 г., N 12, стр. 6) ^' См. постановления от 20 апреля 1999 г. №Л-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов иЗ части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород», от 14 января 2000 г. Го1-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации» и определение Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2000 г. №9-0 «По жалобе гражданки Берзиной Людмилы Юрьевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 части первой статьи 232 УПК РСФСР».

** Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июля 2002 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 342, 371, 373, 378, 379, 380 и 382 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, статьи 41 Уголовного кодекса РСФСР и статьи 36 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросом Подольского городского суда Московской области и жалобами ряда граждан».

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерании.

1 июля 2002 года вступивший в силу Уголовно-процессуальный кодекс РФ открыл новую страничку в истории российского уголовного судопроизводства.

Вместе с тем, пока рано нризнавать реформу процессуалыюго законодательства абсолютно завершенной^^.

Четвертый этап в развитии института оправдания в настояш,ее время находятся в начальной стадии и, в дальнейшей перспективе, имеет достаточно высокий потенциал по его нормативному совершенствованию.

Понятие оправдания.

Прежде всего, в начале нашего исследования необходимо онределиться со смысловой нагрузкой понятий «оправдание» и «оправданный», «реабилитация»

и «реабилитированный», используемых в уголовно-процессуальном праве и обслуживающей его отраслевой юридической науке.

В статье 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ, содержащей разъяснения основных процессуальных терминов, к сожалению, даны нормативные определения только двух из четырех названных нонятий: «реабилитация» и «реабилитированный». Тогда как, например, в УПК Армении понятие «оправданный» является одним из основных и характеризует «лицо, в отношении которого вынесен оправдательный приговор или в отношении которого прекращено уголовное преследование по основанию невиновности»^^;

а понятие реабилитации, дважды употребляемое в тексте, наоборот, не получило своего определения в норме закона.

Понятие «оправданный» закреплено в части 2 статьи 47 УПК РФ, согласно которой оправданным является обвиняемый, в отношении которого вынесен ^' За относительно короткий период действия УПК РФ в него уже более десяти раз вносились изменения довольно основательного характера. Кроме того, складывается и новая практика соответствия его норм положениям Конституции РФ.

™ Пункт 42 статьи 6 УПК Республики Армения (litlp://vvww.parliainent.am/legislatioii.php?sel=alpha&lang=rus 08.04.2005 г,).

оправдательный приговор. В то время как понятие «оправдание», использующееся УПК РФ более 10 раз,^' официального законодательного толкования в настоящее время не имеет.

В тексте УПК РФ законодатель употребляет прилагательные «оправдательный» и «оправдывающие».

Первое понятие используется для обозначения судебного приговора о невиновности подсудимого^^ или соответствующего вердикта присяжных заседателей'''"'.

Тогда как второе характеризует обстоятельства уголовного дела, указывающие на необоснованность обвинения, и соответствующую разновидность доказательств^'*. Понятие «оправдывающий» законодатель также употребляет при типизации существа принятых решений, письменные сообщения о которых по просьбе реабилитированного направляются по месту его работы, учебы или жительства^^.

Дважды в Приложениях к статье 477 УПК РФ используется глагол «оправдать»^ - в бланках оправдательных приговоров. При обычном судопроизводстве со слова «оправдать» начинается резолютивная часть приговора, а в производстве с участием присяжных заседателей оправдывающее решение следует после провозглашения идентифицирующих подсудимого сведений (фамилии, имени, отчества и объема предъявленного обвинения).

Все назва1П1ые словоформы лексически отражают различные процессуальные аспекты оправдания: его нредпосылки, процессуальные действия и форму, статус оправданного субъекта и последствия оправдания.

" в статьях 132 (часть 9), 301 (часть 3), 302 (часть 3), 305 (часть 1 пункт 3), 306 (часть 1 пункт 2), 367 (часть пункт 2), 370 (части 1 и 2), 387 (часть 1) и Приложениях 34 и 36 к статье 477 УПК РФ, '^ В статьях 47 (часть 2), 133 (часть 2 пункт 1), 302 (части 1,2 и 8), 305, 306, 311 (пункт 1), 348 (часть 1,4 и 5), 350 (пункт 2), 351 (пункт 2), 360 (часть 4), 367 (часть 3 пункт 3), 370 (части 1 и 2), 385 (части 1 и 2), 405, (часть 3), Приложениях 32,45 и 55 к статье 477 УПК РФ.

''^ В статьях 343 (часть 3), 347 (часть 2), 348 (часть 1), 351 (пункт 2).

""* В статье 248 (часть 1), 332 (часть 1), 340 (часть 3 пункт 3).

" в статье 136 (часть 4).

'* Приложения 34 и 36 (статья 477 УПК РФ).

в связи с отсутствием нормативного определения оправдательной терминологии для достижения целей настоящего исследования прибегнем к этимологическому толкованию названных процессуальных понятий.

В.Ю. Яблонский, исследуя особенности метаязыка науки уголовного процесса, отметил, что «все понятия формируются на основе чувственной ступени познания»^^.

Обратившись к словарным и энциклопедическим статьям, мы видим достаточно широкий спектр смысловых значений понятия оправдания.

Большая советская энциклопедия ставит знак равенства между содержанием понятий «оправдание» и «оправдательный приговор», исключительно рассматривая их как признание подсудимого невиновным^^. Тогда как Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Дaля^^ более разнообразен в объяснениях словесного смысла оправдания и называет несколько родственных лексических форм:


1) глагольные - «оправдывать», «оправдать», «оправдить», «оправдаться», «оправлять», «оправить», «оправливать», «оправляться» в значении признания правым, очищения от вины, обвиненья;

признания правоты, невинности;

подтверждения на деле, показывания истины, приведения в порядок;

2) неодушевленные существительные - «оправдыванье», «оправность», «оправданье» в значениях длящегося оправдательного действия и его окончательного итога, последпяя словоформа трактуется также как церковные законы и заповеди;

3) одушевленные существительные - «оправдатель» и «оправщик» в " Яблонский В.Ю. Семантико-семиотическая обусловленность категории модальности в прагматике языков уголовного процесса и судопроизводства. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук. Краснодар- 1999. с. '* БСЭ (http://encycl.yandex.rii/cgi-bin/art.pl?art=bse/00055/36200.htm&encpagc"^bse&mrkp=/vandbtm7%3Fq%3D 657779188%26p%3D0%26g%3D0%26d%3D 1 %26ag%3Denc abc%26tg%3D 1 %26pO%3DO%26qO%3D %26dO%3D0%26script%3D/vandpage%253F 13.02.2005 r.) ™ B. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка (современное написание слов) (http://encvcl.vandex.ru/cgi-bin/art.pl?art=bse/00055/36200.htm&encpage=bse&mrkp=/vandbtm7%3Fq%3D 657779188%26p%3D0%26g%3D0%26d%3Dl%26ag%3Dencabc%26tK%3Dl%26p0%3D0%26q0%3D %26dO%3r:)0%26script%3D/vandpage%253F 13.02.2005 r.) персональном (личном) значении, акцентирующим внимание на субъекте оправдывающих действий (свидетеле, суде и др.).

4) и прилагательное - «оправдательный» в характеризующем значении приводящих к оправданию действий.

В целом, оправдание в русском языке всегда рассматривалось как противоположность обвинению и осуждению. Морфологический корень слова «оправдание» образован от слова «правда», которое издревле, помимо своего общего значения как истинность или верность, также употреблялось в юридическом смысле как право^° или закон.

Аналогичное словообразовательные особенности наблюдаются в греческом языке: «бжакаца» переводится как оправдание, а «5iKaioauvr|v» в переводе означает «правда», «праведность».

Особым лексическим богатством оправдательной терминологии отличался латинский язык. Excusatio, absolutio, purgatio, satisfactio, apologia, liberatio^' все эти слова обозначали оправдание. До сих пор сохранилась крылатая фраза:

«Judex damnatur, ubi nocens absolvitur».

Произношение и написание слова «оправдание» в английском'^'' и итальянском имеет много общего с древней латынью. В немецком языке ключевым понятием, характеризующим процессуальное оправдание, является слово «Rechtfertigung», образованным от «das Recht»^^ и «die Fertigung»,^^ созвучный термин, также обозначающий оправдание, есть и в нидерландском «rechtvaardiging», и эстонском языках - «rigeksmristmine».

Безусловно, в каждом национальном языке имеются особые речевые обороты и уникальные словесные формы, используемые для обозначения оправдания, но, как показывает сравнительно-грамматический анализ, наиболее Например, знаменитая «Русская правда».

Русско-латинский словарь (http://linmiaetema.coni/i4i/lexicon/14.html 13.02.2005 г.) «Оправдание преступника - позор для судьи» (лат.) Excuse (англ.) - извинять, оправдывать, apology (англ.) - извинение, оправдание.

' Assoluzione, purgazione (итал.) - оправдание.

Право (нем.) Производство (нем.) часто употребляемой является формула «Justification», характерная для английского, французского, испанского, нидерландского и других европейских языков.

При этом в странах англо-американской правовой системы понятие «justification», прежде всего, используется в его материальном, а не процессуальном, значении - для описания обстоятельств, исключающих уголовную ответственность. Процессуальное оправдание рассматривается в аспекте соответствующей позиции защиты обвиняемого и соотносится с уголовным процессом как система условий и фактов, которые могут предотвратить постановление обвинительного приговора.

С точки зрения российской нроцессуальной науки здесь усматривается некоторое смещение использования во времени понятия «оправдание». На первый план выдвигаются сами обстоятельства, а уже потом правовые последствия их установления в пpoцecce^°. Морфологически английское слово «Justification» производно от «just»^', «justice» и «justify»,^^ что косвенно отражает высокое предназначение оправдания в судопроизводственной системе, признанное мировой культурой.

Учитывая наличие объективной словесно-логической cвязи^^ между выявленными значениями понятия «оправдапие» и языком уголовно процессуальной науки, первоначально предложим следующее определение *' La justification (фр.) ** La justificacion (исп.) - оправдание, справедливость *' Justificatie (нидер.) '" См. Douglas Husak. On the supposed priority of justification to excuse.

("http:/Avw\v.la\vandphil.rutizers.edu/husak.pdf 04.02.2005 г.);

Westen P., Mangiafico J. The Criminal Defense of Duress: A Justification, Not an Excuse—And Why It Matters.

(http://\vintj:s.buffalo.edu/law/%clc/bclrarticles/6/2/westen.pdf 17.01.2005 г.);

Mitchell N. Berman, justification And Excuse, Law And Morality.

(file:///C:/Documents%20and%20Scttings/Abramov/Paбoчий%20cтoл/^Лitchell%20N_%20Del^man.%20iustiПcation% 20And%20F,xcuse.%20Law%20And%20Moralitv.%2053%20Duke%20L_%20J_%201%20(2004).htm//HlN 13.01.2005 г.);

Morse S J. Guiding Goodness University of Pennsylvania Law School (c) (http://w\vw.utexas.edu/lavv/news/colloquium/papers/Morsepaper.doc 04.02.2005 г.);

Simons K.W. Dimensions of negligence in criminal and tort law. ("httD://wwvv.bu.edu/law/facultv/papers 04.02.2005 r.) " Справедливый (англ.) '^ Правосудие, справедливость (англ.) " Яблонский В.Ю. Указ. соч. с. ''* Далее будет дано полное авторское определение данного процессуального института.

оправданию — это осуществляемое в целях восстановления справедливости судебное признание и провозглашение невиновности подсудимого.

Соотношение понятий «оправдаппе» п «реабилитация».

Серьезнейший спор в доктрине уголовного процесса, возник по вопросу о взаимосвязи понятий «оправдание» и «реабилитация», решение которого во многом влияет на научную оценку отраслевой принадлежности соответствующих правовых норм и теоретическую нанравленность исследования. В среде ученых-процессуалистов существует несколько точек зрения на терминологическое соотношение указанных категорий.

Б.Т. Безлепкин, А.Г. Эдилян, А.И. Столмаков, И.А. Либус склоняются к отождествлению понятий «оправдание» и «реабилитация», придавая им синонимичное значение.

В определении Б.Т. Безлепкина реабилитация - это «оправдание судом подсудимого или прекращение уголовного дела в отношении осужденного, обвиняемого, а также подозреваемого, за отсутствием события или состава преступления, ввиду недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, а равно по другим основаниям, представляющим собой различные варианты неречисленных условий и обстоятельств»^^.

P.M. Оганесян, аналогично рассуждая, дает определение оправдательному приговору как акту государственной власти, реабилитирующему гражданина^^.

Использование понятий «оправдание» и «реабилитация» в качестве взаимозаменяемых также встречается в работах Ч.С. Kacyмoвa^^, В.В.

Соловьева и др.

^' Цит по: Подопригора А.А. Реабилитация в уголовном процессе России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2004 lutp://kalinovskv-k.narod.rii/b/podopri/index.htin (19.11.2004).

'* Оганесян P.M. Оправдательный приговор в советском уголовном процессе. Ереван, 1972. С. 172.

' ' Касумов Ч.С. Последствия реабилитации по советскому праву. -Баку, 1991.

'* Соловьев В.В. Недоказанность участия обвиняемого в совершешш преступления как основание прекращения уголовного дела в стадии расследования. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва-1990.

В более поздней научной литературе уголовному процессу такая позиция подверглась аргументированной критике как со стороны исследователей вопросов реабилитации^', так и проблем оправдания'°°. При этом абсолютное большинство авторов солидарны в том, что понятие «реабилитация» имеет более широкий смысл, чем «оправдание».

Т.Т. Таджиев, рассматривает реабилитацию как «решение правомочного правоохранительного органа, изложенное в предусмотренном законом уголовно-процессуальном акте и констатирующее, что отсутствуют либо не устаьювлены событие или состав преступления, либо не доказано участие в совершении преступления дан1юго лица».'^' Вместе с тем, он соглашался, что ««реабилитация означает не только оправдание подсудимого..., но и насту пившие... в связи с этим правовые последствия, включая и возмещение как морального, так и материального ущерба, причиненного необоснованным задержанием, привлечением к уголовной ответственности или осуждением».'°^ Разработанное Т.Т. Таджиевым определение реабилитации, полностью охватывает деятельность но вынесению оправдательного приговора, по не исчерпывается ей: «...реабилитация - это процесс, начинающийся с постановления оправдательного приговора и включающий в себя отмену меры пресечения, снятие ареста с имущества и т.д.»'°^.

Н.Я. Шило также признает, что реабилитация начинается с момента вынесения решения, утверждающего невиновность гражданина, но при этом отмечает, реабилитация сопровождается принятием мер по восстановлению его в правах и честном имени^^"*. Таким образом, по мнению Н.Я, Шило, понятие реабилитации также включает комплекс гражданско-правовых мероприятий по ' ' См. Шило Н.Я. Проблема реабилитации на предварительном следствии. Ашхабад., 1981;

Подопригора А.А.

Указ соч.;

Таджиев Т. Реабилитация в советском уголовном процессе. -Ташкент, 1986.

""' См. Пастухов М.И. Оправдание подсудимого. Минск, 1985;

Седлецкий Ю. И, Оправдательный приговор и его общественно-политическое значение. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва-1988.

"" Таджиев Т.Т. Проблемы реабилитации в советском уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Ташкент-1991. с. '"^ Там же. с. 11.

' " Там же. с. 30.

'"'* Подопригора А.А. Указ. соч.

возмещению нричиненного вреда.

Аналогичных воззрений на институт реабилитации нридерживалась Н.В.

Илыотченко: «Понятие реабилитации охватывает систему следующих элементов: признание либо констатация невиновности обвиняемого (подсудимого) в установленном законом порядке;

восстановление для пострадавшего от незаконного уголовного преследования лица возможности осуществлять права и нести обязанности;

гарантии восстановления для лица, нострадавшего от незаконного уголовного преследования, возможности осуществлять свои права и обязанности»'^^.

В современном исследовании А.А. Подопригора по тематике уголовно процессуальной реабилитации также излагается концепция расширительного толкования реабилитации. А.А, Подонригора выделяет следующие основные элементы реабилитации: «1) признание невиновности обвиняемого (подозреваемого), подсудимого, осужденного в установленном законом порядке;

2) восстановление для реабилитируемого возможности своими действиями осуществлять ранее ограниченные права и нести обязанности;

3) гарантии реального возмещения причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием вреда в случае заявления данным лицом желания реализовать свое нраво на возмещение названного вреда» '°''.

Между тем, формулируя первый элемент реабилитация, - «признание невиновности подсудимого», то есть оправдание, - автор недостаточно последователен в своих рассуждениях. Он определяет реабилитацию как «процесс восстановления прав и свобод лица, подвергнутого уголовному преследованию, но признанного (курсив наш. - А.А.), в установленном законом порядке, невиновным в совершении преступления, и обеспечение реального возмещения причиненного в связи с этим вреда, при реализации " " Ильютченко Н.В. Возмещение ущерба, причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиямн органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Автореферат диссертации на соискаиие ученой степени кандидата юридических наук. Москва-1995. с. 6.

""' Подопригора А.А. Реабилитация в уголовном процессе России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2004 httpV/kalinovskv-k.narod.ru/b/podopri/index.htm (19.11.2004).

реабилитируемым лицом права на такое возмещение».

Исходя из этого определения, оправдание выпадает из реабилитационного процесса и предстает в ходе реабилитации уже как свершившийся предшествующий ей факт. В дальнейшем А.А. Подопригора сам же опровергает изначальный тезис о включении деятельности по признанию невиновности подсудимого в состав процесса реабилитации, когда выделяет «вынесение решения, которым подозрение, обвинение или обвинительный приговор признаются незаконными или необоснованным» в качестве «правовой основы для реабилитации»'°^.

Служебную роль оправдательного приговора в процессе реабилитации подчеркивает и Ю.Н. Седлецкий, рассматривая его как один из «способов реабилитации обвиняемого в уголовном процессе»'^^.

М.И. Пастухов, напротив, отводил более значительное место оправданию в уголовном процессе, обращая внимание, что «реабилитация выступает своеобразным исполнительным производством оправдательного приговора...».

В.М. Савицкий"°, М.Ф. Полякова'" и П.П. Скворцов"^ вкладывали в содержание понятия «реабилитация» близкий с научной позицией М.П.

Пастухова смысл, заключающийся, по их мнению, исключительно в деятельности по восстановлению прав и репутации гражданина, необоснованно подвергшегося уголовному преследованию.

Одной из предпосылок возникновения рассматриваемой проблемы и путаницы в нонятиях являлось отсутствие соответствующей терминологии в уголовно-процессуальном законе, который лишь мельком упоминал о '"^ Подопригора А.А. Указ. соч.

'"' Седлецкий Ю. И. Оправдательный приговор и его общественно-политическое значение. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва -1988. с. 5.

" " Пастухов М.И. Процессуально-правовые аспекты оправдания подсудимого. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Минск - 1983. с. 14.

" " См. Савицкий В.М. По поводу уголовно-процессуальных гарантий права невиновного на реабилитацию // Советское государство и право, 1965, N«9.

' " См. Полякова М.Ф. Реабилитация невиновных: гарантии чести и достоинства личности // Советское государство и право, 1976, №10.

"^ Скворцов Н.Н. Правовые последствия оправдания // Советское государство и право, 1970, №.9.

реабилитации как цели дальнейшего производства или возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении умершего (пункт 8 статьи и часть 3 статьи 385 УПК РСФСР). Гражданское законодательство, устанавливающее ответственность государства за вред, причиненный гражданину незаконным привлечением к уголовной ответственности, осуждением и некоторыми другими действиями (статья 1070 ГК РФ) также умалчивает о реабилитации.

В правовой науке природа реабилитационных отношений рассматривалась исключительно в разрезе компенсационных мероприятий в отношении жертв политических репрессий""' как эквивалент их оправдания, имеющий самостоятельные последствия.

Кроме того, на толкование понятия «реабилитация» некоторым образом влияла практика его употребления в других правовых актах в значении формы социальной защиты, медицинского восстановления, профессионально-трудовой и психолого-педагогической адаптации особых категорий лиц (инвалидов и участников боевых действий""^, безнадзорных несовершеннолетних"^, пострадавших в результате террористических актов"^ и т.д.)"^ С принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ понятие реабилитации получило нормативное закрепление - «порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному нреследованию, и возмещения причиненного ему вреда» (пункт 34 статьи 5). В законе были онределены: общие положения о реабилитации (Глава 18):

' " См. Закон РФ от 18 октября 1991 г. N 176I-I «О реабилитации жертв политических репрессий», Закоп РСФСР от 26 апреля 1991 г. N 1107-1 «О реабилитации репрессировапных народов», Постановление ВС РФ от 29 июня 1993 г. N 5291-1 «О реабилитации российских фи1Н1ОВ», Постановление ВС РФ от 1 апреля 1993 г. N 4721-1 «О реабилитации российских корейцев». Постановление ВС РФ от 16 июля 1992 г. N 3321-1 «О реабилитации казачества» и др.

"'' См. Федеральный закон от 24.11.95 «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», Федеральный закон от 10.12.95 «Об основах социального обслуживания населения».

' " См. Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

"* См. Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом».

' " Данное понятие в последнее время закрепилось в устойчивой формулировке «социальная реабилитация».

• основания возникновения права на реабилитацию (статья 133);

• формы признания права на реабилитацию (статья 134);

• норядок возмещения имущественного (статья 135) и морального вреда (статья 136), • восстановления иных нрав реабилитированного (статья 138), • возмещения вреда юридическим лицам (статья 139) • и обжалования решения о производстве выплат (статья 137).

Из системного толкования указанных процессуальных норм можно сделать вывод о взаимосвязанном, но, в то же время, самостоятельном процессуальном смысле понятий «оправдание» и «реабилитация». Оправдание является одним из оснований возникновения права на реабилитацию, которое признается за оправданным лицом в оправдательном приговоре суда.

Вместе с тем, пормативную терминологию действующего уголовно процессуального закона по вопросам оправдания и реабилитации все же нельзя признать достаточно совершенной.

Так в УПК РФ дано следующее определение понятия «реабилитированный»

- лицо, имеющее в соответствии с настоящим Кодексом право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием» (пункт 35 статьи 5).

Между тем, слово «реабилитированный» производно от соответствующего отглагольного причастия «реабилитирован», характеризующего совершение действий в отношении объекта в прошлом. Использование данного термина для описания процессуального статуса лица, в отношении которого реабилитирующие действия еще только должны соверщиться, представляется нам несколько неоправданным.

Это равносильно употреблению слова «обвиненный» вместо устоявшегося понятия «обвиняемый». В связи с этим, более корректным с нашей точки зрения для обозначения статуса лица, имеющего право на реабилитацию, является наименование «реабилитируемый», которое в дальнейщем в данной работе мы везде будем использовать вместо нормативного «реабилитированный».

Смысловая связь между понятиями «оправданный» и «реабилитируемый»

также близка, как между понятиями «оправдание» и «реабилитация».

Оправданное по суду лицо входит в категорию реабилитируемых, открывая перечень лиц, имеющих право на реабилитацию. Реабилитируемым в соответствии с пунктами 2-5 части 2 статьи 133 УПК РФ наравне с оправданным является также:

• подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.