авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Лабутина, Вера Николаевна Конституционно­правовые основы правотворческой деятельности субъектов ...»

-- [ Страница 4 ] --

На территории Южного федерального округа действовало пять договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Кабардино-Балкарской Республикой, Республикой Северная Осетия Алания, Краснодарского края. Астраханской и Ростовской областями.'^^ В настояш;

ее время, учитывая, что цели указанных Договоров достигнуты, они прекратили свое действие. В них содержались следующие типичные элементы:

«доля» участия сторон в осуществлении совместной компетенции, объем и пределы собственного правового регулирования субъектов РФ, право субъектов иметь свои органы государственной власти, дополнительные соглашения, порядок разрешения споров. Такие договоры в определенной степени позволяли учитывать особенности субъектов, но вместе с тем есть было немало случаев отступления от норм федерального законодательства.

Федеральный закон «Об общих нринципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти ' " См.: Сборник договоров и соглашений между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий. Ч. 1 и 2. М., Известия. субъектов Российской Федерации» изменил ранее суш;

ествовавший порядок заключения этих договоров. В соответствии с ним заключение договоров о разграничении предметов ведения и полномочий допускается только в случае, если это обусловлено экономическими, географическими и иными особенностями субъекта Российской Федерации, и в той мере, в которой указанными особенностями определено иное, чем это установлено федеральными законами. В договоре устанавливается перечень полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъекта Российской Федерации, разфаничение которых производится иначе, чем это устаповлено федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, определяются условия и порядок осуществления этих полномочий, конкретные права и обязанности сторон, срок действия договора о разграничении полномочий и порядок продления данного срока, а также основания и порядок досроч1юго расторжения договора о разграничении полномочий. Проект договора о разграничении полномочий, нодготовленный и согласованный в установленном порядке, представляется в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), который либо отклоняет, либо одобряет его.

О чем принимается постановление большинством голосов от установленного числа депутатов и извещается Президент Российской Федерации. Договор о разграничении полномочий подписывается Президентом Российской Федерации и высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации, который утверждается федеральным законом и, по общему правилу, ратифицируется законом субъекта Российской Федерации.

Конечно, целесообразно в текстах договоров и соглашений указывать на необходимость их опубликования, что является важным средством общественного контроля за их содержанием. Причем публикация в данном случае не связана с наступлением юридических последствий (договоры (соглашения) вступают в силу с момента и на условиях в них указанных), а является формой информирования населения об их содержании.

На настоящий момент в Южном федеральном округе идет работа над проектом Договора о разграпичении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Чеченской Республики. Данным проектом предполагается иное разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, в частности, по вопросам лицензирования водопользования, прохождения альтернативной службы и другие.

В соответствии с частью 2 статьи 78 Конституции Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти по соглашению с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации могут передавать им осуш;

ествление части своих полномочий, если это не противоречит Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Примерами таких актов могут служить соглашения между Министерством образования Российской Федерации и Правительством Карачаево-Черкесской Республики о сотрудничестве в сфере образования. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Администрацией Ростовской области о разграничении полномочий в области транспорта и связи.'^^ Статьей 26. Федерального закона от 06.10.1999 года JT 184-ФЗ (в редакции Федерального S»

закона от 31.12.2005 года № 203-ФЗ) и Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.03.2004 года J » 117 (в редакции Постановления V Правительства Российской Федерации от 09.07.2004 года № 346)^^"^ регламентирован порядок подготовки, согласования и утверждения соглашений между федеральными органами исполнительной власти и исполнительным органами государственной власти субъектов Российской Федерации о передаче '^^ См.: Сборник договоров и соглашений между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий. Ч. 1 и2. М., Известия. '^'' Собрание законодательства Российской Федерации. 19.07.2004. № 29. ст. И И друг Другу осуществления части своих полномочий, а также о внесении М изменений в такие соглашения.

Предложение руководителя федерального органа исполнительной власти и высшего должностного лица субъекта Российской Федерации о взаимной передаче соответствующими органами власти осуществления части их полномочий с проектом соглашения и обоснованием целесообразности его заключения представляется в Правительство Российской Федерации. Проект соглашения направляется в федеральные министерства экономического развития и торговли, финансов, юстиции и другие заинтересованные федеральные органы исполнительной власти для согласования в установленном порядке и в Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ для проведения научной правовой экспертизы. Соглашение подписывается руководителем федерального органа исполнительной власти и высшим должностным лицом субъекта РФ.

Последним видом договоров, правом на заключение которых обладают субъекты Российской Федерации, являются соглашения об осуществлении международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели. Субъекты РФ с согласия Правительства Российской Федерации могут осуществлять такие связи и с органами государственной власти иностранных государств.

В Российской Федерации данные правоотношения урегулированы Федеральным законом от 04.01.1999 года N2 4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации».'^^ Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.02.2000 года № 91 «О принятии Правительством Российской Федерации решений о согласии на осуществление субъектами Российской Федерации международных и внешнеэкономических связей с органами власти Собрание законодательства Российской Федерации. 11.01.1999. N° 2 ст. иностранных государств»'^^ закреплено, что решение Правительства Российской Федерации о его согласии на осуществление субъектами международных и внешнеэкономических связей принимается на основании обращения органов исполнительной власти субъектов РФ, содержащего обоснование необходимости осуществления таких связей, при наличии положительного заключения федеральных министерств иностранных дел и юстиции, других федеральных органов исполнительной власти в соответствии с их компетенцией. Постановлением Правительства РФ от 14.12.1999 года № 1390 «О порядке регистрации соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключенных органами государственной власти субъектов Российской Федерации»'^^ регистрация данных соглашений и ведение государственного реестра возложена на Минюст России. Тексты соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключенных органами государственной власти субъекта РФ, подлежат опубликованию. Порядок обнародования этих документов определен законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ.

В Кабардино-Балкарской Республике, Ставропольском крае.

Астраханской, Волгоградской и Ростовской областях дополнительно установлен порядок заключения подобных соглашений в нормативных правовых актах, в частности, Закон Ставропольского края от 26.07.2001 года №.

51-КЗ «О соглашениях Ставропольского края об осуществлении международных и внешнеэкономических связей»,'^^ Закон Волгоградской области от 04.12.2002 года J T 762-ОД «О N» международных связях и внешнеэкономической деятельности Волгоградской области».'^^ Данными правовыми актами регламентирован порядок заключения, выполнения и прекращения соглашений о торгово-экономическом, научно-техническом и ином сотрудничестве, начиная с момента рассмотрения предложения о ' Собрание законодательства Российской Федерации. 07.02.2000. № 6. ст. ' Собрание законодательства Российской Федерации. 20.12.1999 № 51. ст. ' Ставропольская правда. 01.08.2001. J^» ' Волгофадская правда. 07.12.2002. N° заключении соглашения до его подписания, а также последующий учет, регистрация и хранения соглашений.

Таким образом, подводя итоги правотворческой деятельности высших должностных лиц субъектов Российской Федерации, высших исполнительных органов государственной власти, органов исполнительной власти (подзаконное правотворчество) и проанализировав договорное правотворчество субъектов Российской Федерации, можно сделать вывод о наличии характерных черты и некоторых особенностей в этой деятельности. В силу динамичного развития экономических и политических процессов в стране акты региональных органов исполнительной власти являются необходимой правовой формой, которая отражает оперативные, зачастую неординарные меры, управленческие решения. Юридическое и практическое значение публично-правовых договоров также велико для субъектов РФ и их органов государственной власти для полноценной реализации их полномочий и развития экономического потенциала регионов.

Глава III. Механизмы обеспечения конституционной законности в правотворчестве субъектов Российской Федерации (иа материалах правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации в Юлсном федеральном округе).

§ 1. Контроль Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации за нравотворческой деятельностью субъектов Российской Федерации.

Вся совокупность судебных органов особого рода и их деятельность по проверке соответствия законов и иных нормативных правовых актов Конституции Российской Федерации понимается как конституционная юстиция. Она призвана обеспечить верховенство высшего закона государства, его реализацию, помогает устранить неясность в правовом регулировании, способствует созданию правопорядка и обеспечепию господства права.

Конституционный Суд Российской Федерации играет ведущую роль среди специальных мер и институтов, действия которых направлены на повышение уровня политической культуры и степени уважения к Конституции.

Путем конституционного судопроизводства он осуществляет, в первз^ю очередь, судебный контроль за соблюдением конституционных принципов в правотворческой деятельности, что следует рассматривать как одну из гарантий реализации принципа разделения властей, дополняющей традиционную систему уравновешивания.

Конституционный Суд входит в судебную систему Российской Федерации как специальный судебный органы, решающий исключительно вопросы права и при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления или исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Его компетенция определена непосредственно в статье Конституции Российской Федерации и Федеральным конституционным законом от 21.07.1994 года J » 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской V Федерации» (в редакции Федерального конституционного закона от 05.04. года № 2-ФКЗ).'^° Ключевым моментом в деятельности Суда является функция по осуществлению нормоконтроля, под которым принято понимать проверку судом по заявлению заинтересованных лиц соответствия нижестоящего нормативного акта вышестоящему.'^' Нормоконтроль реализуется в двух основных формах: абстрактный (несноредственный) и конкретный (опосредованный).'^^ Абстрактный контроль заключается в том, что вопрос о противоречии нормативных правовых актов подпимается вне рассмотрения конкретного дела и не связан с разрешением спора о праве между конкретными субъектами.

Результатом его, в случае удовлетворения заявленного ходатайства является лишение оспариваемого акта юридической силы. В соответствии с федеральным законодательством Конституционный Суд проверяет по запросу законодательных и исполнительных органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, судебных органов конституции (уставы) субъектов Федерации, их законы и иные нормативные акты, изданные по предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а также договоры между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов.

Примером абстрактного нормоконтроля применительно к нормативным правовым актам субъектов Южного федерального округа является определение Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 года № 92-0 по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции " " Собрание законодательства Российской Федерации. 11.04.2005. № 15. ст. ' " Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М., 1998. С. ' " Кокотов О.Ю. Влияние решений Конституционного Суда России на гражданское судопроизводство. М., 2002. С. 23- Российской Федерации отдельных положений конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия-Алания и Республики Татарстан. Согласно данному решению ноложения конституций указанных республик в части установления суверенитета субъектов Российской Федерации, принадлежности республике высшей власти на своей территории, определения народа республики носителем суверенитета и источником (единственным источником) власти в республике;

закрепления верховенства, высшей юридической силы конституции республики и ее законов, права республики приостанавливать действие правовых актов Российской Федерации на территории республики, предусматривая договорный характер статуса республики как субъекта в составе РФ;

придания республике статуса субъекта международного права в качестве суверенного государства;

установления отношений собственности на природные ресурсы утрачивают силу, поскольку не соответствуют статьям 4, 9, 15, 36, 66, 71, 72 и 76 Конституции Российской Федерации, Этим решением Конституционного Суда РФ был рассмотрен и ряд иных норм конституций названных субъектов. Следует отметить, что перечисленные нормы конституций республик Адыгея, Ингушетия, Северная Осетия-Алания приведены в соответствие с федеральной Конституцией. При этом в Конституциях Кабардино-Балкарской Реснублики и Чеченской Республики содержатся аналогичные положения, признанные рассматриваемым постановлением Конституционного Суда РФ противоречащими Конституции Российской Федерации, в частности, вопросы установления республиканского суверенитета.

Конкретный нормоконтроль состоит из оспаривания нормативного акта, которое осуществляется опосредовано в рамках рассмотрения спора заинтересованных лиц о защите субъективного права. Он сводится к разрешению конфликта между нормативными правовыми актами и применению надлежащего для правильного разрешения спора.

Конституционный Суд осуществляет проверку конституционности законов и И Ы нормативных правовых актов по жалобе на нарушение конституционных НХ прав и свобод граждан или по запросу суда В качестве примера конкретного нормоконтроля можно назвать, в частности, Закон Республики Северная Осетия-Алания «О местном самоуправлении в Республике Северная Осетия-Алания», который трижды становился предметом исследования Конституционного Суда Российской Федерации по жалобам граждан Ревазова Б.А.'^"' и Баранова М.И.'^'^ Все они были посвящены одному вопросу: ограничению права граждан избирать главу муниципального образования непосредственно на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Конституционный Суд счел необходимым подтвердить свою позицию, изложенную по указанной проблеме в Постановлениях от 24.01,1997 года № 1-П''^ по делу о проверке конституционности Закона Удмуртской Республики от 17.04.1996 года «О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике» и от 15.01.1998 года № 3-П'^^ по делу о проверке конституционности статей 80, 92, 93 и 94 Конституции Республики Коми и статьи 31 Закона Республики Коми от 31.10.1994 года «Об органах исполнительной власти в Республике Коми».

Положение, устанавливающее, что глава муниципального образования города Владикавказа, района Республики Северная Осетия - Алания избирается на должность (освобождается от должности) представительным органом местного самоуправления, в частности, по предложению (представлению) Президента республики, по своему содержанию аналогично положениям Закона Удмуртской Республики «О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике», Законов Республики Коми «Об органах исполнительной власти в Республике Коми», «О местном самоуправлении в Республике Коми» и «О государственной службе в Республике Коми», признанным Конституционным Судом РФ противоречащими Конституции РФ.

' " Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15.05.2001 года № 98-0 // Собрание законодательства Российской Федерации.02.07.2001.№ 27. ст. "'' Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 08.10.1999 года N° 138-0 // Собрание законодательства Российской Федерации. 15.11.1999. № 46. ст. ' " Собрание законодательства Российской Федерации. 03.02.1997. К» 5. ст. "* Собрание законодательства Российской Федерации. 26.01.1998. N° 4.ст. Во исполнение решения Конституционного Суда РФ путем внесения изменений Закон республики «О местном самоуправлении в Республике Северная Осетия - Алания» республиканский законодатель предусмотрел альтернативу при проведении выборов глав муниципальных образований (на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании либо из состава представительного органа местного самоуправления), а конкретный порядок избрания высших должностных лиц муниципальных образований определяется непосредственно уставом.

Всего Конституционным Судом Российской Федерации было вынесено 22 постановления и определения в отношении нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, расположепных в пределах Южного федерального округа, в том числе, можно назвать постановление Конституционного Суда от 04.04.1996 года №. 9-П'^^ по делу о проверке конституционности ряда нормативных правовых актов города Москвы и Московской области. Ставропольского края. Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы;

определение от 13.11.2001 года 1 '7Q № 260-О по запросу Совета Республики Государственного Совета-Хасэ Республики Адыгея о проверке соответствия Конституции Российской Федерации пункта 1 статьи 76 Конституции Республики Адыгея.

Значение постановлений Конституционного Суда РФ трудно переоценить, так как они окончательно разрешают все спорные вопросы толкования Конституции и соответствия ей конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Федерации.'^^ Решение Суда о признании нормативного правового акта полностью или частично не соответствующим Конституции влечет утрату юридической силы этого акта или его части, не требует никакого подтверждения другими органами и ''^ Собрание законодательства Российской Федерации. 15.04.1996. № 16. ст. "^ Собрание законодательства Российской Федерации. 18.02.2002. № 7. ст. " ' Дихтяр А.И., Рогожин Н.А. Влияние судебных решений Конституционного Суда РФ на совершенствование налогового законодательства // М., 2002. № 10. С. 46;

Сафонов В.Е., Сафонова Е.В. Роль судов в механизме обеспечения целостности государства. // Российская юстиция. 2005. N° 4. С. Д Л Н С Н М лицами и не может быть нреодолено повторным принятием ОЖ ОТ Ы И этого же акта. Особый статус Конституционного Суда как высшего конституционного органа государства, предполагает общеобязательность его 1 S(\ актов на всей территории России. Сами же постановления и определения Суда являются бессрочными и их действие распространяется на все акты, содержащие нормы, признанные им утратившими силу и не подлежащими применению.

Для развития российской правовой системы характерна тенденция, состоящая в том, что в качестве источников права все чаще признаются судебная практика и доктрина.'^' Однако в правоприменительной практике возникает ряд проблем, связанных с тем, что изменяются обстоятельства либо федеральное законодательство, при которых выносилось решение Конституционным Судом.

Так, непосредственно в статье 71 Конституции Российской Федерации термин «исключительный» в отношении предмета ведения Российской Федерации не употребляется. Возможно, именно такая формулировка текста статьи наряду с конкретными обстоятельствами рассматриваемого дела позволила Конституционному Суду Российской Федерации признать соответствующим Конституции РФ пункт «а» части 2 статьи И Устава (Основного закона) Тамбовской области. Закрепленным в нем положением к ведению области было отнесено финансовое, валютное и кредитное регулирование в пределах полномочий области. Перед Конституционным Судом был поставлен вопрос о соответствии Конституции РФ полномочий по осуществлению правового регулирования органами государственной власти области в этой сфере. Необходимо отметить, что и в конституциях (уставах) некоторых субъектов, расположеьшых в пределах Южного федерального '*" Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практика). М., 1999. С. 106;

Кокотов О.Ю. Указ. соч. С. 47;

Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. № 12. С. ' " Топорнин Б. Н. Тезисы выступления на Всероссийской научной конференции «Российское государство и право на рубеже тысячелетия» (Москва, 2-4 февраля 2000г.) // Государство и право. 2000. № 7. С. "^ Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10.12.1997 года № 19-П // Собрание законодательства Российской Федерации. 22.12.1997. J » 51. ст. V округу, содержатся такие нормы. Мотивируя свой вывод. Конституционный Суд РФ указал, что отнесение финансового, валютного, кредитного регулирования к ведению Российской Федерации не препятствует органам государственной власти субъекта Федерации в пределах своих полномочий осуществлять меры по мобилизации и расходованию собственных средств.

Понятие «предмета ведения Российской Федерации» было дано лишь позднее в статье 2 Федерального закона от 24.06.1999 года № 119-ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации».'^'^ Он был определен как сфера общественных отношений, регулирование которых отнесено Конституцией РФ исключительно к компетенции Российской Федерации. Таким образом, 18 правовых сфер, перечисленных в статье 71, во взаимосвязи с частью 1 статьи 76 Конституции Российской Федерации могут рассматриваться в качестве исключительного предмета ведения РФ, правовое регулирование которых осуществляется Российской Федерации.

На момент рассмотрения этого дела с такой позицией Суда можно было согласиться, если бы речь шла об акте применения права субъекта Федерации в рамках действия федерального законодательства,'^'* поскольку еще действовал Закон Российской Федерации от 15.04.1993 года № 4807-1 «Об основах бюджетных прав и прав по формированию и использованию внебюджетных фондов представительных и исполпительных органов государственной власти республик в составе Российской Федерации, автономной области, автономных округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, органов I ос местного самоуправления», который утратил силу с 01.01.2000 года в связи с ' " Собрание законодательства Российской Федерации. 28.06.1999. № 26. ст. 3176 // В настоящее время признан утратившим силу Федеральным законом от 04.07.2003 года N° 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 07.07.2003. № 27 (ч.2). ст. "'' Соколова Н.С. Оценка соответствия региональных правовых актов Конституции РФ // Законность. 2002. № 8. С. ' " Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 06.05.1993. № 18. ст.

принятием Федерального закона от 09.07.1999 года N2 159-ФЗ «О введении в действие Бюджетного кодекса Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 09.07.2002 года № 83-ФЗ).'^^ На постановление от 10.12.1997 года « Г 19-П ссылается Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении от 1 QT 06.12.2001 года № 228-О по запросу Народного Хурала Республики Бурятия о проверке конституционности подпункта «е» пункта 2 статьи 5 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». На момент вынесения данного определения в подпункте «е» пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 06.10.1999 года №184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» было предусмотрено, что субъект РФ уполномочен установить в законе порядок образования и деятельности внебюджетных фондов на его территории. При этом Бюджетный кодекс РФ, которому в силу его статьи 2 не должны противоречить иные нормативные акты, регулирующие бюджетные правоотношения, указаний на возможность создания таких фондов не содержит, а допускает лишь формирование целевых бюджетных фондов. Следовательно, возникает коллизия норм права, и по общему правилу применяется акт, обладающие большей юридической силой в иерархии нормативных правовых актов - Бюджетный кодекс РФ. В настоящее время норма, допускающая возможность создания внебюджетных фондов, 1 ЯК приведена в соответствие с кодексом законом от 07.05.2002 года № 47-ФЗ.

Вместе с тем, изменение норм федерального законодательства никак не повлияло на мнение органов государственной власти субъектов Федерации и, в результате, в Южном федеральном округе ряд нормативных правовых актов '** Собрание законодательства Российской Федерации. 15.07.2002. № 28. ст. ' " Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2002. N° '*' Федеральный закон от 07.05.2002 года № 47-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 13.05.2002. № 19. ст. содержит положения, регулирующие порядок формирования внебюджетных фондов, ссылаясь на позицию Конституционного Суда. Например, в подпункте 17 пункта 1 статьи 76 Конституции Республики Ингушетия предусмотрено, что к ведению Народного республики относится установление порядка образования и деятельности республиканских внебюджетных и валютных фондов.

Решения судов должны быть законными, справедливыми и обоснованными. Только при соблюдении этих принципов будет оправданно суш,ествование презумпции их истинности, которая должна означать, что вступившее в силу решение Конституционного Суда считается истинным до тех пор, пока оно не отменено этим судом в порядке, установленном федеральным конституционным законом. Случаев пересмотра решений будет немного, но такая возможность в правовом государстве должна существовать.

При этом стадия конституционного судопроизводства обретет системность и логическую целостность.

Механизм пересмотра таких решений законом не предусмотрен, но он является оптимальным в период интенсивного реформирования законодательной базы государства и позволит соблюсти принцип верховенства Конституции РФ. В рамках института пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам Конституционный Суд Российской Федерации мог бы изменить свое мнение, когда его постановления выходят за рамки толкования законов либо не соответствуют Конституции Российской Федерации. В юридической литературе высказывается позитивное мнение различных ученных о создании такого института в отношении решений Конституционного Суда Российской Федерации.'^^ На наш взгляд, представляется целесообразным внести в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»

норму о пересмотре Конституционным Судом РФ собственных постановлений " ' Ларин А. Всегда ли прав суд, даже если он Конституционный? // Российская юстиция. 1997. № 4;

Громов Н.

Колесников Е. Принципы судопроизводства должны распространяться и на Конституционный Суд // Российская юстиция. 2000. № 2;

Жуйков В. Конституционный Суд РФ выполняет историческую роль // Российская юстиция. 2001. № 10;

Грось Л. Акты Конституционного Суда РФ и право на судебную защиту // Российская юстиция. 1998. № 11- по требованию определенного числа его членов, выразивших свое несогласие с его решением, или ввести какую-либо иную процедуру проверки конституционности его постановлений. Основаниями для пересмотра могут являться вновь открывшиеся обстоятельства, которые не были известны на момент принятия постановления, при условии, что они суш,ественно влияют на вынесенное Судом решение или изменение норм Конституции Российской Федерации или законодательного акта, послуживших основанием для принятия пересматриваемого решения.

Опыт формирования органов государственной власти в Российской Федерации и ряде ее субъектов свидетельствует, что эффективной формой защиты Конституции и основных законов субъектов Федерации, осуш;

ествления конституционного контроля является функционирование региональных конституционных (уставных) судов. По мнению председателя Конституционного Суда Республики Северная Осетия-Алания - М.А. Цалиева, конституционные (уставные) суды имеют важное значение в общественно политической жизни субъектов Российской Федерации, в частности, в формировании истинно федеративным отношений.'^° Возможность создания таких судов в субъектах Российской Федерации получила свое правовое закрепление в Федеральном конституционном законе от 31.12.1996 года J » 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (в V редакции Федерального конституционного закона от 05.04.2005 года № 3 ФКЗ).'^' На основании этого Закона конституционные (уставные) суды субъектов РФ включены в судебную систему РФ. При этом они квалифицируются как относящиеся не к федеральным судам, а к судам субъектов Российской Федерации. Согласно статье 27 Закона конституционный (уставный) суд может создаваться субъектом Российской Федерации для рассмотрения соответствия законов и нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления его конституции " " Цалиев М.А. Об организации и деятельности органа конституционной юстиции в Республике Северная Осетия-Алания// Вестник Конституционного Суда Республики Северная Осетия-Алания. 2004. № 1. С. " ' Собрание законодательства Российской Федерации. 11.04.2005. № 15. ст. (уставу), а также для толкования конституции (устава) соответствующего субъекта. Такая формулировка не исключает установление абстрактного и конкретного нормокотроля, предварительной или последуюш;

ей проверки нормативных правовых актов органов государственной власти и местного самоуправления.

В Южном федеральном округе органы конституционной юстиции действуют в республиках Адыгее, Дагестане,'^^ Кабардино-Балкарии,'^'^ Северной Осетии-Алании. В конституциях республик Ингушетия и Карачаево Черкесия, а также в Уставе Краснодарского края предусматривается создание конституционного и уставного судов.

В компетенцию всех образованных Конституционных Судов республик Адыгея, Дагестан, Кабардино-Балкария и Северная Осетия-Алания входит разрешение споров о соответствии конституциям субъектов реснубликанских законов, нормативных правовых актов высших должностных лиц, высшего органа исполнительной власти, актов органов местного самоуправления, носящих нормативный характер;

не вступивших в силу договоров и соглашений, заключаемых от имени субъектов, или дача заключений об их соответствии.

В дальнейшем функции нормоконтроля органов конституционной юстиции несколько отличаются друг от друга. Так, Конституционный Суд Республики Адыгея'^"* разрешает дела о соответствии Конституции Республики Адыгея нормативных правовых актов местных органов государственной власти;

проекта ьюрмативного правового акта или иного вопроса, предлагаемого для вынесения на референдум Республики Адыгея или местный референдум.

''^ Закон Республики Дагестан от 07.05.1996 года № 5 «О Конституционном Суде Республики Дагестан» (в редакции Закона Республики Дагестан от 09.12.2003 года № 39)// Собрание законодательства Республики Дагестан. 31.12.2003. № ' " Закон Кабардино-Балкарской Республики от 12.12.1997 года№ 38-РЗ «О Конституционном Суде Кабардино Балкарской Республики» (в редакции Закона Кабардино-Балкарской Республики от 05.07.2005 года № 42-РЗ) // Кабардино-Балкарская правда. 12.07.2005. № "'' Закон Республики Адыгея от 17.06.1996 года N° 11 «О Конституционном Суде Республики Адыгея» (в редакции Закона Республики Адыгея от 01.12.2004 года N« 259) // Собрание законодательства Республики Адыгея. 31.12.2004. № 1 Конституционный Суд Республики Северная Oceтия-Aлaния'^^ рассматривает нормативные акты министерств, государственных комитетов, других органов государственной власти и общественных организаций.

На основании законов республик Адыгея и Кабардино-Балкария решения конституционных судов окончательно, не подлежат обжалованию и вступают в силу немедленно после его провозглашения. Решения Конституционных Судов республик Дагестан и Северная Осетия-Алания могут быть пересмотрены по инициативе этих судов только в случае изменения конституционной нормы, на основании которой было принято решение, либо по вновь открывшимся обстоятельствам, неизвестным суду на момент вынесения решения.

Конституционными Судами республик Адыгея, Дагестан, Кабардино Балкария, Северная Осетии-Алании за период их деятельности рассмотрено более 12б'^ дел в отношении нормативных правовых актов, принятых органами государственной власти и местного самоуправления.

Так, Конституционный Суд Республики Адыгея постановлением от 25.10.2004 года № 4-п признал не соответствующим Конституции Республики положение пункта 8 части 3 статьи 5 Закона Республики Адыгея от 03.12. года J f 102 «Об управлении государственной собственностью Республики So Адыгея» в той мере, в какой им не донускается приобретение имущества Кабинетом Министров Республики Адыгея без согласования с Государственным Советом-Хасэ Республики Адыгея. Конституционный Суд в своем постановлении основывался не только на нормах законодательства Республики, но и на положениях статей 5 и 21 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», устанавливающих основные полномочия законодательного органа власти и высшего органа исполнительной власти субъекта. Результатом " ' Конституционный закон Республики Северная Осетия-Алания от 15.06.2001 года № 17-РЗ «О Конституционном Суде Республики Северная Осетия-Алания» (в редакции Конституционного закона Республики Северная Осетия-Алания от 14.05.2004 года№ 1-РКЗ) // Северная Осетия. 21.05.2004. № "^ Мамаев Р.Б. Конституционная юстиция в субъектах Российской Федерации (на примере республик Южного федерального округа) // Государство и право. 2003. № 4. С. 51-53, исполнения данного постановления явилось принятие Закона Республики Адыгея от 01.12.2004 года №267.'^^ Положительной оценки заслуживают и постановления Конституционного Суда Республики Северная Осетия-Алания, который при вынесении решений о соответствии правовых актов органов государственной власти республиканской Конституции исследует не только нормы федерального законодательства, но и согласует свое мнение с позицией Конституционного Суда Российской Федерации. Например, в связи с принятием постановления Конституционного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 08.06.2005 года №2-П по делу о проверке конституционности положений Закона Республики Северная Осетия Алания от 23.08.2000 года JSr2l4-P3 «О Реестре муниципальных должностей в Республике Северная Осетия-Алания» в связи с запросом администрации местного самоуправления Ирафского района Республики Северная Осетия Алания.

Благодаря соответствию федерального и республиканского прецедентов была создана иерархически стройная система прецедентного права.

Прецеденты, по мнению Председателя Конституционного Суда Российской Федерации - В.Д. Зорькина, являются необходимым регулятором, когда 1 Ой проводятся радикальные реформы, и обеспечивают стабильность права.

В негативном смысле показательными являются решения конституционных судов республик Дагестан и Кабардино-Балкария. Так, Конституционный суд Кабардино-Балкарской Республики постановлением от 28.07.2003 года №П-1-7 установил, что «гражданин Кабардино-Балкарской Республики» - это гражданин Российской Федерации постоянно (обычно и действительно) проживающий на территории Кабардино-Балкарской Республики, имеющий с нею устойчивую правовую связь, обладающий всеми правами и свободами и несущий обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а также имеющий дополнительные права, касающиеся повышенной правовой защиты и Собрание законодательства Республики Адыгея. 31.12.2004. № Зорькин В.Д. Указ. соч. С.

дополнительных гарантий прав человека и гражданина, установленных Конституцией, законами и иными нормативно-правовыми актами Кабардино Балкарской Республики, принятыми ею в пределах своих полномочий, определенных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Однако указанные нормы противоречат части 1 статьи Конституции Российской Федерации, закрепляющей единое гражданство Российской Федерации, и Федеральному закону «О гражданстве Российской Федерации». Вывод о незаконности указанных норм подтверждается и определением Конституционного Суда Российской Федерации от 06.12. года JNr2250-O, закрепляющим, что Конституция Российской Федерации не предусматривает гражданство республик либо других субъектов Российской Федерации и их правомочия в этой области.

В постановлении Конституционного Суда Республики Дагестан от 03.10.2000 года дается официальное толкование следующих норм Конституции Республики Дагестан от 26.07.1994 года (в редакции Закона Республики Дагестан от 25.09.2000 года №. 15): о суверенитете Республики Дагестан (статья I, часть первая и статья 4, часть первая);

о верховенстве Конституции и республиканских закопов на всей территории Республики Дагестан (часть третья статьи 1);

о высшей юридической силе Конституции Республики Дагестан и решений, принятых путем референдума (часть третья статьи 4);

об объявлении достоянием Реснублики Дагестан всех природных ресурсов, находящихся на ее территории (часть парная статьи 14);

о нраве частной собственности на землю, приобретаемой на основании и в пределах, определяемых республиканским законом (часть вторая статьи 14) и другие.

Примечательно, что больщинство из рассматриваемых норм Конституции Республики Дагестан аналогичны положениям, признанным нротиворечащими Конституции Российской Федерации решениями Конституционного Суда РФ:

постановлением от 07.06.2000 года №10-П и определением от 27.06.2000 года №92-0. Конституционный Суд республики «при толковании настоящих конституционных положений также исходит из ранее сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации правовых позиций, которые имеют значение по настоящему делу, самостоятельно определяя при этом пределы их необходимого использования». Однако нормы республиканской Конституции толкуются отнюдь не в соответствии с решениями Конституционного Суда России, а, более того, разъясняются с нарушением Конституции Российской Федерации.

Конституционные (уставные) суды субъектов РФ не поднадзорны Конституционному Суду Российской Федерации и их решения не могут быть пересмотрены иными судами.'^^ Однако, как видно из вышеприведенных примеров постановлений конституционных судов субъектов, они также «не застрахованы» от вынесения ошибочных решений. В этой связи, целесообразно предусмотреть институт пересмотра решений конституционных судов не ими самостоятельно и по собственной инициативе. Решение этой проблемы представляется в двух вариантах. Первый, создание на уровне федеральных округов — конституционных (уставных) судов, в компетенцию которых входили бы функции по непосредственному пересмотру незаконных решений, вынесенных конституционными (уставными) судами. Второй, дополнить Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» самостоятельным разделом (главой), который должен содержать нормы об основаниях и порядке обращения в Конституционный Суд РФ с запросами о прекращении действия решения конституционного (уставного) суда субъекта, противоречащего акту Конституционного Суда Российской Федерации, о проверке конституционности регионального акта, бывшего объектом регионального конституционного контроля. Таким образом, по сути.

Конституционный Суд РФ получит функции суда второй инстанции и право пересмотра решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской ^^*' Конституционные суды субъектов Российской Федерации ' " Брежнев О.В. Компетенция конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации: проблемы и перспективы. // Конституционное и муниципальное право. 2002. № ^°° Кряжков В.А. Взаимодействие конституционного Суда РФ и Конституционных судов субъектов РФ в обеспечении единства правового пространства в Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда Я Л Ю С частью правовой системы России и связаны, но мнению Б.С. Эбзеева, ВЯ ТЯ «с Конституционным Судом Российской Федерации функционально как институты, обеспечивающие конституционную законность в Российской Федерации».^°' Это означает общность ценностных нодходов ко всем органам конституционного судебного контроля как институтам, необходимым для утверждения идей правового государства, разделения властей. Эти суды могут функционировать в рамках единого правового пространства, в котором конституционное законодательство Российской Федерации и ее субъектов находится в логической и иерархической взаимосвязи, и конституционное правосудие осуществляется в целях обеспечения единого российского конституционализма. Кроме того, для решений мировых судей, также относящимся к судам субъектов РФ, федеральным законодательством предусмотрен порядок и основания апелляционного или кассационного обжалования. В связи с чем, любой из вышеизложенных вариантов решения данной проблемы является приемлемым, в случае вынесения конституционным (уставным) судом субъекта РФ в норядке иснолнения им функции нормоконтроля решения, содержащего положения, противоречащие непосредственно Конституции Российской Федерации или федеральному законодательству, осуществляла бы пересмотр этих решений.

Также' необходимо определить порядок участия конституционных (уставных) судов субъектов в механизме исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации в отношении региональных актов, основанных на полпом или частичном признании неконституционными нормативных актов. Поскольку, например. Определение Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 года J\292-O в отношении отдельных норм Конституции Республики Северная Осетия-Алания, в частности, о республиканском суверенитете, не исполнялось 4 года. Изменения в республиканскую Конституцию внесены Конституционным законом Республики Северная Российской Федерации. 2000. № 6;

Павликов С.Г. О правовом регулировании деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. // Российский судья. 2004. № ^'" Эбзеев Б.С. Проблемы компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации // Государство и право. 1998. № 9. С. Осетия-Алания от 22.06.2004 года JSro2-PK3 «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Северная Осетия-Алания».

Свою актуальность сохраняют вопросы исполнения решений самих региональных конституционных (уставных) судов и осуществления контроля за их исполнением. Сроки исполнения решений Конституционных Судов предусмотрены в законодательных актах, устанавливающих правовой статус соответствующих судов республик Адыгея, Кабардино-Балкария и Северная Осетия-Алания, где регламентированы и последствия неисполнения либо ненадлежащего исполнения решений, которое влечет за собой привлечение к ответственности, установленной законодательством. При этом на практике известен только один случай попытки привлечения к конституционной ответственности за неисполнение решения конституционного суда. Так, Постановлением Конституционного Суда Республики Адыгея от 23.07. года JVr29-n отдельные положения закона Республики Адыгея «О республиканском бюджете Республики Адыгея на 2002 год» признаны противоречащими Конституции республики. Данное постановление не было исполнено республиканским законодательным органом в течение 2-х лет, результатом чего явилось принятие Постановления республиканского Конституционного Суда от 24.03.2004 года №1-П «О привлечении Государственного Совета-Хасэ Республики Адыгея к ответственности за неисполнение решений Конституционного Суда Республики Адыгея по запросу Совета народных депутатов муниципального образования «Кировский сельский округ». На основании указанных судебных актов Президентом Республики Адыгея 18.05.2005 года издан Указ №47 «О досрочном роспуске Государственного Совета-Хасэ Республики Адыгея».^^^ Однако, указ высшего должного лица Республики Адыгея признан утратившим силу по формальным обстоятельствам: достижение договоренности с депутатским корпусом Советская Адыгея. 20.05.2005. № Государственного Совета-Хасэ Республики Адыгея, нарушение срока вступления в законную силу названного документа.^^"' Несмотря на возможность субъектов Российской Федерации, наделить свои конституционные и уставные суды широкими полномочиями и тем самым упрочить законность в правотворчестве и применении права на своей территории, становление судебных органов конституционного контроля идет крайне медленно. По мнению полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде РФ - М.А. Митюкова, «есть несколько причин, тормозящих расширение «географии» конституционного правосудия на территории России. Среди них материально-финансовые проблемы, недостаточная методическая помощь со стороны федеральных властных и научных центров, отсутствие «добротного» модельного закона и, наконец (а может быть, и в первую очередь), - наличие в регионах сильных предубеждений против целесообразности создания конституционных и уставных судов. Последнему содействуют и попытки создать фактически «смешанную» систему конституционного контроля, приспособив для этого на региональном уровне федеральные суды общей юрисдикции».^^'* В связи с этим, удачной представляется мысль о принятии модельных законов о конституционном (уставном) судах, которые могли бы с учетом специфики субъекта Российской Федерации видоизменяться в законы соответствующих субъектов Федерации либо использоваться для корректировки уже действующих нормативных актов.

Таким образом, в целях активизации процесса формирования конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации можно было бы рекомендовать Федеральному Собранию Российской Федерации рассмотреть вопрос о законодательном регулировании общих принципов организации и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ, ^"^ Указ Президента Республики Адыгея от 25.05.2005 года № 48 «О признании утратившим силу Указа Президента Республики Адыгея от 18.05.2005 года №. 47 «О досрочном роспуске Государственного Совета Хасэ Республики Адыгея» // Собрание законодательства Республики Адыгея. 31.05.2005. № ^"^ Митюков М.А. Конституционные (уставные) суды: от теории вопроса к практике решения // Российская юстиция. 2000. Х" a законодательным (представительным) органам государственной власти субъектов РФ, до принятия соответствующего федерального закона, разработать на основе Федерального конституционного закона «О Конституцион1юм Суде Российской Федерации» свои законы о конституционных (уставных) судах. Развитие органов конституционной юстиции в Российской Федерации и усиление их авторитета будет способствовать укреплению конституционной законности.


§ 2. Контроль судов общей юрисдикции и арбитражных судов за соответствием Конституций РФ нормативных иравовых актов субъектов Российской Федерации.

Следующими двумя элементами судебной системы Российской Федерации являются суды общей юрисдикции и арбитражные суды. Наряду с традиционным рассмотрением уголовных и гражданских дел, дел об административных правонарушениях эти органы судебной власти наделены полномочием но контролю за правовым содержанием нормативных актов, издаваемых органами законодательной и исполнительной власти.

Осуществление судебного нормоконтроля - принципиально новый вид полномочий судебной власти, предоставляющий судам право оказывать активное влияние на действия и решения законодательной и исполнительной властей, «уравновешивать» их. По мнению Председателя Верховного Суда Российской Федерации - В.М. Лебедева,^°^ это заметно повысило роль суда в формировании и обеспечении единого правового пространства страны, построении правового государства, обеспечения верховенства Конституции и господства права, защиты прав и свобод человека и гражданина.

^"^ Лебедев В.М. От идеи судебного нормоконтроля к административному судопроизводству // Российская юстиция. 2000. № 9. С. Судам общей юрисдикции согласно статье 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14.11.2002 года J » 138-ФЗ N (в редакции Федерального закона от 21.07.2005 года № 93-Ф3)^°^ и иным федеральным законам подведомственны дела, возникающие из публичных правоотношений по заявлениям граждан, организаций, прокурора, об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, если рассмотрение этих заявлений не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов.

В соответствие со статьей 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24.07.2002 года №. 95-ФЗ (в редакции Федерального '7Л закона от 27.12.2005 года № 197-ФЗ) эти суды рассматривают возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела об оспаривании ненормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Отличия при рассмотрении указанной категории дел между судами общей и арбитражной юрисдикции является то, что предметом судебной проверки в рамках такого дела арбитражным судом выступает ненормативный акт, представляющий собой одностороннее юридически-властное волеизъявление полномочного субъекта исполнительной власти по конкретному вопросу, обращенное к конкретному лицу и направленное на установление, изменение или прекращение правоотношения.

Судами общей и арбитражной юрисдикции реализуется судебный нормоконтроль за законами и иными нормативными актами органов государственной власти субъектов Российской Федерации в тех же двух формах, что и конституционными судами, абстрактный (неспоредственный) и конкретный (опосредованный) нормоконтроль:

Собрание законодательства Российской Федерации. 25.07.2005. N° 30 (часть 1). ст. Собрание законодательства Российской Федерации. 09.01.2006. № 1. ст. Алехин А.П., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. М., 1994. С. 182.

- при разрешении конкретных дел, когда суд, сделав вывод о том, что подлежащий применению закон или иной нормативный акт не соответствует Конституции или общепризнанным принципам и нормам международного права либо конкретный нормативный акт не соответствует нормативному акту более высокого уровня, принимает решение по данному делу на основании установленной Конституцией РФ иерархической соподчиненности нормативных актов. Такая форма судебного контроля за нормативными актами называется конкретным контролем;

- при оспаривании нормативных актов «в чистом виде» на основании несоответствия их Конституции, общепризнанным принципам и нормам международного права либо несоответствия нормативного акта иному нормативному акту, обладающему большей юридической силой, проявляется нормоконтроль абстрактный. Результатом такого оспаривания нормативных актов в случае удовлетворения судом выдвинутых претензий является лишение оспариваемого акта юридической силы или признание не подлежащим применению.

В качестве примера абстрактного нормоконтроля можно назвать, в частности, решение Краснодарского краевого суда по заявлению прокурора Краснодарского края о признании противоречащим федеральному законодательству и не подлежащим применению постановления первого заместителя Главы администрации Краснодарского края от 09.12.1999 года №877 «О временной регистрации лиц турецко-месхетинской национальности на территории Краснодарского края». Прокурором указывалось, что этот нормативный правовой акт противоречит Закону РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» и федеральному налоговому законодательству, где не предусмотрено взимание дополнительного сбора при регистрации по месту пребывания. Изучив материалы, суд пришел к выводу, что акт действительно противоречит федеральному законодательству, и признал постановление первого заместителя главы администрации Краснодарского края «О временной регистрации лиц турецко-месхетинской национальности на территории Краснодарского края» недействительным и не порождающим правовых пocлeдcтвий.^°^ В Арбитражный суд Ставропольского края обратился с заявлением прокурор края в защиту государственных и общественных интересов с заявлением о признании не соответствующими статьям 16, 17 Закона РФ «О плате за землю» и не действующими пунктов 1 и 2 постановления Государственной Думы Ставронольского края от 30.03.1995г. №202-14 ГДСК «О сроках уплаты налога на землю несельскохозяйственного назначения». Как следует из материалов дела, краевой законодательный орган изменил предусмотренные федеральным законодательством сроки уплаты земельного налога, что поставило в более худшие условия юридические лица, уплачивающие налог за земли несельскохозяйственного назначения, а именно:

декларацию по земельному налогу (расчет причитающегося с них налога) они должны подавать в налоговые органы на 4 месяца раньше, начинать уплату налога раньше на 5-месяцев. В результате рассмотрения материалов дела суд признал пункты 1 и 2 постановления Государственной Думы края «О сроках уплаты налога за землю несельскохозяйственного назначения» не соответствующими статьям 16, 17 Закона РФ от 01.10.1991 года №1738-1 «О плате за землю» и не действующими."^'° Судебная практика свидетельствует, что в общих судах оспариваются нормативные акты (как в целом, так и в части - пункты, статьи, разделы), принимаемые различными государственными органами и должностными лицами на уровне субъектов Федерации. Акты различны не только по субъектам, их издавшим, но и по предмету правого регулирования, другим признакам. Например, решениями Ростовского областного суда по заявлению прокурора Ростовской области признаны противоречащими федеральному ^"^ Решение Краснодарского краевого суда от 02.03.2001 года // Материалы гражданского дела N2 3-17- ^'" Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 12.08.2003 года // Материалы дела Ni А63-447/2003 С ^" Решение Ростовского областного суда от 20.08.2001 года // Материалы гражданского дела № 3-168/01;

Решение Ростовского областного суда от 15.11.2001 года // Материалы гражданского дела № 3-209/ законодательству Областной закон Ростовской области от 04.06.1999 года №.

37-ЗС «Об организации страховой защиты граждан и хозяйствующих субъектов в Ростовской области», постановление Главы администрации Ростовской области от 6.05.2000 года №149 «Об участии Администрации Ростовской области в некоммерческой организации «Страховой фонд Ростовской области».

Согласно пункту «ж» статьи 71 Конституции РФ в ведении Российской Федерации находится установление правовых основ единого рынка, финансовое регулирование. Страхование является одним из институтов финансового права, регулирующего отношения, возникающие в связи с накоплением денежных и финансовых ресурсов во всех сферах деятельности государства и распоряжения ими. Таким образом, признанные недействительными акты законодательного органа и высщего должностного лица в сфере регулирования отношений отнесенных к ведению Российской Федерации.

На основании пункта «к» части 1 статьи 72 Конституции жилищное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Постановлением Советом Министров ДАССР и Президиума Дагоблсовпрофа от 12.11.1984 года №248 утверждены Правила учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в ДАССР, в котором занижена социальная норма жилой площади на каждого человека с 12 кв. м. на 9. Рещением Верховного Суда Республики Дагестан но заявлению прокурора Республики Дагестан признан противоречащим Жилищному кодексу РСФСР и Закону Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики».

В Южном федеральном округе органами судебной власти в 2004 году вынесены решения и определения в отношении 41 правового акта субъектов РФ, а в 2005 году-17.^'^ ^'^ Решение Верховного Суда Республики Дагестан от 23.10.2003 года//Материалы гражданского дела № 3-81 03 г.

^'^ Сведения окружного уровня Федерапь)юго регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по состоянию на 01.01.2006 года

Защита по таким делам затрагивает интересы неопределенного круга лиц, поскольку содержащиеся в оспариваемом нормативном акте предписания, являющиеся помехой в реализации конкретных правовых возможностей, касаются неопределенного количества адресатов, на которых распространяется их действие. Иными словами, затрагиваются общие интересы.


Главный вопрос, который должен разрешить суд в таких делах, - это вопрос права относительно оспариваемого акта: соответствует ли он закону или нет. В зависимости от решения этого вопроса суд либо признает оспариваемый акт незаконным (недействительным), либо отказывает в удовлетворении заявленного требования.

Исследуя вопрос о законности содержания акта, необходимо сопоставить изложенные в нем правила с правилами федерального закона на предмет соответствия. Используются все способы толкования, и прежде всего буквальное. Несоответствие акта может выражаться в нарушении основополагающих идей права, ограничении либо лишении кого-либо правоспособности или ее отдельных элементов, угрозе единству и территориальной целостности, национальной безопасности и обороноспособности, единству правового и экономического пространства и т.п.

На наш взгляд, суд должен изучить и вопрос о правильном использовании языковых средств изложения нормативно-правового акта и его логики. О противоречии акта субъекта федеральному закону могут свидетельствовать такие недостатки, как неточность и неясность формулировок, непоследовательность изложения. Помимо исследования законности формы и содержания акта необходимо проверить и порядок его принятия и введения в действие.

Вывод суда в резолютивной части решения об удовлетворении заявления о признании нормативного акта недействительным по мотивам противоречия его закону означает, что оспоренный нормативный акт не порождает (не влечет) правовых последствий со дня его издания и не может применяться судами, другими органами и должностными лицами. Предполагается, что вступившее в законную силу решение суда о признании нормативного акта незаконным должно незамедлительно публиковаться принявшим (издавшим) его органом во всех печатных изданиях, в которых указанный орган официально публикует свои нормативные правовые акты.

Следует согласиться с мнением судьи Конституционного Суда Республики Карелия - А. Киннер о том, что признавать закон или иной нормативный акт не соответствующим требованиям Конституции в процессе гражданского судопроизводства нельзя, так как его нормы рассчитаны на разрешение индивидуального спора.^''^ Оспаривание нормативного акта в порядке так называемого «абстрактного нормоконтроля» отличается от гражданско-правового спора, в процессуальном аспекте, буквально всеми признаками - нет самого нарушенного права, нет спора о материальном праве и т.д. При использовании гражданско-процессуальных процедур для рассмотрения такого рода дел гражданский процесс становится нелогичным и противоречивым, теряет внутреннее единство.

Верховный Суд РФ постоянно ориентировал суды на необходимость прямого применения статьи 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому защиту его прав и свобод. Однако в результате сложилась ситуация, при которой «в суды обрушился поток заявлений... об оснаривании актов... которые к заявителям не имеют и не могут иметь никакого отношения...».^'^ Ведь очевидно, что публичный характер таких дел и публичное значение решений, вынесенных по ним, делают нелепыми индивидуальные обращения за оспариванием нормативных актов.

Помимо «абстрактного нормоконтроля» существует возможность оспаривания нормативного акта опосредованно - через спор лица с другими лицами о защите своих прав. Таким образом, в этом случае признание невозможности применения нормативного акта обязательно только для лиц, участвующих в деле, и не распространяется на других правоприменителей.

^''' Киннер A. Конституционное судопроизводство нуждается в унификации // Российская юстиция. 1999. № 8.

С. ^" Жуйков В. М. Проблемы фажданского процессуального права. М., 2001. С. Абстрактный же нормоконтроль делает решение обязательным для всех. Эта двусмысленная и необъяснимая разница в способах обжалования нормативного акта способна создать многочисленные разночтения закона.

Следует констатировать, что вопрос о пределах возможного для судебной власти в области контроля за законностью правовых актов органов государственной власти субъектов РФ не был с достаточной ясностью первоначально решен на принципиальном, конституционном уровне. И нельзя не согласиться, что дела такого рода появились в гражданском процессе 'У \ fit «явочным порядком».

Занятая Конституционным Судом Российской Федерации позиция, суть которой в том, что Конституция РФ не исключает возможности осуществления судами общей юрисдикции и арбитражными судами нормоконтроля, и стала той отправной точкой, с которой началось его «бессистемное вторжение» в правовую систему России. Конституционный Суд неоднократно, начиная с 1995 года, высказывал свое мнение относительно конституционных основ судебного нормоконтроля. Наиболее развернуто оно выражено в Oil постановлении от 16.06.1998 года № 19-П по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции РФ. В правовых позициях Конституционного Суда содержится основанное на интерпретации Конституции определение его исключительной компетенции в сфере нормоконтроля. Из Конституции вытекает, что только к компетенции Конституционного Суда относится проверка конституционности конституций, уставов, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Федерации, принимаемых по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения, которая осуществляется в особой процедуре конституционного судопроизводства и может повлечь утрату ими юридической силы. Другими словами, только Конституционный Суд правомочен устранять коллизии названных нормативных актов и федеральной Конституции, исключая тем самым их из правовой системы. Иные суды таким полномочием ^'* Туманова л. Рассмотрение судами дел, возникающих из публично - правовых отношений. Тверь, 1998. С. ^" Собрание законодательства Российской Федерации. 22.06.1998. № 25. ст. Конституцией не наделены. Этот вывод не означает, что суды общей и арбитражной юрисдикции исключены из процесса конституционного нормоконтроля. Такое право судов прямо вытекает из статьи 11 ГПК РФ, Федеральных конституционных законов «О судебной системе Российской Федерации» (пункт 3 статьи 5), «О Конституционном Суде Российской Федерации» (статьей 101-103) и имеет опору в статьях 15, 18 Конституции.

Толкование конституционных основ разграничения компетенции в области нормоконтроля между Конституционным и иными судами не отрицает правомочия судов общей и арбитражной юрисдикции подтверждать недействительность законов и иных нормативных актов субъектов Федерации, содержащих такие же положения, какие уже были признаны неконституционными на основании постановления Конституционного Суда, сохраняющего свою силу. Эта правовая позиция, основанная на положениях части 2 статьи 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», была изложена в постановлении Конституционного Суда РФ от 11.04.2000 года J f 6-П.

N o Следует отметить, что в постановлении от 16.06.1998 года J T 19-П с No признанием нормативного акта «недействующим» терминологически связывались иные правовые последствия - утрата им юридической силы, что постановление от 11.04.2000 года J T 6-П относит к последствиям признания N»

нормативного акта «недействительным». Соответствующие положения постановления N2 19-П, как представляется, необходимо интерпретировать в контексте правовых позиций, изложенных в постановлении J » 6-П. Указанные V терминологические несовпадения при характеристике полномочий судов по нормоконтролю отражают все еще сохраняющуюся в законодательстве, судебной и иной правоприменительной практике терминологическую неупорядоченность определения процедур «дисквалификации» правовых актов.

Как видно из правовых позиций Конституционного Суда и законодательных новелл, применительно к нормативным актам законодательных и высших исполнительных органов субъектов Федерации предусмотрен общий принцип - установление судом незаконности таких актов означает признание их недействующими, не подлежащими применению, и возникновение обязанности указанных органов под угрозой роспуска (отрешения от должности) отменить или изменить незаконный нормативный акт.

Суды вправе признать нормативные правовые акты не подлежащими применению с момента вступления решения суда в силу, которое не является подтверждением того, что акт - недействителен, отменен, а тем более лишен юридической силы. На наш взгляд, неоспоримым является мнение ученных и практиков, которые считают, что при осуществлении нормоконтроля суды не имеют права лишать нормативные акты юридической силы, так как это можно сделать только в рамках законодательного процесса или конституционного судопроизводства.^'^ Признание судом нормативного правового акта субъекта Российской Федерации, противоречащим федеральному законодательству, влечет необходимость приведение его надлежащим органом государственной власти в соответствие с федеральным законом. Причем заинтересованное лицо обладает правом обжаловать это решение в рамках процессуального законодательства.

Между тем эта специфика не препятствует рассмотрению подобных дел в общем (исковом) порядке. Исковой (спорный) характер производства по таким делам, предопределяемый характером требований заявителей, диктует необходимость и целесообразность такого решения вопроса. Обращаясь в суд, заявитель требует признания определенного нормативного акта (или его части) недействительным (незаконным), приводя правовые доводы, в силу которых законность акта подвергается сомнению. По мнению заявителя, акт в таком виде не должен иметь места по причине его противоречия федеральным законам, принятым в соответствии с Конституцией РФ. Существование данного акта, содержащего правовые установления, являющиеся помехой в реализации ^'* Кокотов О.Ю. Указ. соч. С. 45;

Овсепян Ж.И. Разфаничение юрисдикции конституционных (уставных) судов и судов общей юрисдикции и процессуальное законодательство 2002 г. // Северо-Кавказский юридический вестник. 2003. № 2. С. 21- заинтересованными лицами конкретных правовых возможностей, создает неопределенность в правовом регулировании. Подобная неопределенность и сомнения в законности нормативного акта означают спорность предъявленного требования и потребность его рассмотрения в исковом порядке. Поэтому в настоящее время порядок рассмотрения таких дел должен основываться на общих правилах гражданского и арбитражного судопроизводства. Однако объект оспаривания, т.е. нормативный акт, предопределяет некоторые процессуальные особенности рассмотрения и разрешения таких дел. Следует учитывать отдельные специальные предписания в материальных законах Российской Федерации, допускающие возможность судебного оспаривания определенных нормативных актов.

Вместе с тем, по мнению Гаджиева Г.А.,^'^ Киннер А.,^^^ Овсепян Ж.И.,^^' наиболее предпочтительным вариантом представляется осуществление конституционного контроля только специальными судами - Конституционным Судом РФ и конституционными (уставными) судами субъектов Федерации, в связи с чем, необходимы изменения процессуальных кодексов 2002 года, изъятие из них норм, противоречащих постановлениям Конституционного Суда РФ, наделяющих общие и арбитражные суды правом рассмотрения дел, вытекающих из государственно-правовых отношений.

Очевидная сложность внесения изменений в Конституцию РФ делает возможным применение временного альтернативного варианта решения проблемы, о котором говорил Председатель Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедев, - весь нормоконтроль, выходящий на сегоднящний день за рамки исключительной компетенции Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, должен быть отнесен к ведению административных судов.^^^ К категории административных относятся дела, вытекающие из административно-властных полномочий ^" Гаджиев Г.А. Непосредственное применение судами конституционных норм // Российская юстиция. 1995. № 12. С. ^^^ Киннер А. Указ. соч. С. ^^' Овсепян Ж.И. Указ. соч. С. ^^^ Лебедев В.М. Указ. соч. С. 3 - органов государственной власти. Указанные категории дел, особенно о признании незаконными нормативно-правовых актов различных ветвей власти (в том числе издаваемых субъектами Российской Федерации). Рассмотрении административных дел возможно посредством создания в системе судов общей юрисдикции самостоятельных административных судов субъектов либо округов, юрисдикция которых будет распространяться на несколько районов субъекта РФ. Особую значимость правильное рассмотрение административных дел приобретает в свете осуществляемой в Российской Федерации реформы государственной власти. В этих условиях административные суды смогут несколько разгрузить судебную систему от существующих нагрузок, стать ближе и доступнее гражданам, смогут более квалифицированно обеспечить защиту их прав и свобод.

§ 3. Конституционный контроль Президента Росснйской Федерацнн и констнтуционный надзор органов нрокуратуры в сфере обеснечення соответствня нормативных нравовых актов субъектов РФ Конституцнн РФ.

Десятилетний опыт действия Конституции Российской Федерации дает основания для вывода о том, что субъекты Российской Федерации активно включились в правотворческий процесс. Своевременно законодательно неограниченная нормотворческая деятельность органов государственной власти субъектов Федерации породила проблемы, вынуждающие принимать дополнительные меры правового и организационного характера по обеспечению верховенства федеральных Конституции и законов, а также сохранению единого правового пространства как важного условия защиты конституционного строя России. В результате, проблема формирования единого подхода и механизма обеспечения целостного российского правового пространства стала для нашего государства актуальной.

Понятие «механизм обеспечения единства правового пространства России» не получило научного обоснования, но, как показала практика, широко используется юристами и политиками. Механизм представляет собой систему государственных органов, гарантируюш;

их реализацию таких принципов федеративного устройства Российской Федерации, как целостность территории и верховенство федеральных Конституции и законов, а также обеспечивающих реализацию прав граждан с помощью определенных форм и методов.

Одним из наиболее важных методов является контроль за нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, который выражается в установлении федеральными органами государственной власти соответствия юридических норм правовых актов нормам актов, имеющих большую юридическую силу, а также общепризнанным принципам и нормам международного права. Основные цели контроля заключаются в соблюдении органами государственной власти субъектов Федерации и их должностными лицами федерального законодательства, поддержании стабильности государственного устройства, повышении эффективности государственного регулирования. Его основными принципами в рассматриваемой области выступают: законность, объективность, независимость, гласность.

Достижение целей и соблюдение принципов контроля не предполагает образования единого и всеобъемлющего контрольного органа, стоящего над всеми ветвями власти, что противоречило бы принципу разделения властей.

Поэтому контрольные полномочия за деятельностью органов государственной власти установлены законодательством отдельно по каждому виду государственного контроля, в том числе и контролю за соответствием нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Деятельность по обеспечению единого правового пространства складывается из пяти основных взаимосвязанных направлений, в числе которых: повышение качества подготовки нормативных правовых актов участниками нормотворческого процесса;

комплексный подход при их издании;

рамочное нормативно-правовое регулирование;

усиление контролирующей роли президентской власти;

совершенствование системы взаимодействия государственных органов, обеспечивающих единое правовое пространство Российской Федерации.^^"' Данный перечень направлений является не исчерпывающим и его необходимо дополнить еще одной составляющей такой, как повышение ответственности должностных лиц субъектов Российской Федерации, принявших нормативный правовой акт, противоречащий Конституции Российской Федерации. В качестве институтов, организационных форм, механизма обеснечения единства правового пространства следует рассматривать органы государственной власти Российской Федерации, которые непосредственно отвечают за соблюдение единого правового поля. К ним можно отнести, такие институты власти, как:

Президент Российской Федерации и его полномочные представители в федеральных округах, судебпые органы, органы юстиции и прокуратуры.

Вместе с тем, необходимо отметить, что до настоящего времени нет четкого законодательного оформления порядка взаимодействия и разграничения полномочий между отдельными институтами данного механизма, что приводит к их дублированию.

В настоящем парафафе мы рассмотрим деятельность трех институтов механизма обеспечения единства правового пространства России - Президента Российской Федерации, его полномочных представителей в федеральных округах, органов прокуратуры.

Ни одно государство не может существовать без эффективной системы государственного управления и контроля, а государство с президентской формой правления - без осуществления президентского контроля, содержание которого во многом предопределяется экономическими, политическими, идеологическими и другими факторами. Президентский контроль за соответствием нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации ^^' Сомов С. Д. Единое правовое пространство Российской Федерации: понятие и механизм обеспечения.// Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. 2000. № 11. С. Конституции, федеральным конституционным и федеральным законами, иным актам Российской Федерации необходим в свете защиты конституционных нрав и свобод человека и гражданина, гарантом которых в соответствии со статьей 80 Конституции Российской Федерации является Президент России.

Глава государства призван обеспечивать верховенство, неукоснительное соблюдение норм Конституции и охранять ее нормы всеми доступными средствами от посягательства со стороны органов государственной власти, в том числе и субъектов Федерации, выраженного в принятии незаконных актов.

Президент, реализуя свои полномочия, обеспечивает должное исполнение конституционных обязанностей всеми органами государства. Достигнуть этого глава государства может как путем непосредственного обращения к органам и лицам, действия которых не отвечают требованиям Конституции Российской Федерации, так и посредством компетептных в этой сфере органов. Президент Российской Федерации обладает весьма щирокими полномочиями по координации нормотворчества и контролю за уже принятыми актами субъектов РФ.

Статьей 84 Конституции РФ предусматривается такое полпомочие Президента России, как обращение с ежегодным посланием к Федеральному Собранию Российской Федерации о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внещней политики государства. Послания не являются подзаконными актами, а выступают актами, носящими политический характер и содержащими программные принципы. Они имеют весомое значение для внутренней и внешней политики нашего государства, приобретая 224 - на практике характер «установочных документов». Так, в президентском послании «О действенности государственной власти в России»^ ^ правотворческим органам было рекомендовано: внести элементы системности в законотворчество;

регулировать законотворчество;

применять пакетный принцип формирования нормативных правовых актов;

координировать усилия и взаимодействовать в законопроектной работе;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.