авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Лифинцев, Дмитрий Валентинович Современные концепции социальной работы в Соединенных Штатах Америки ...»

-- [ Страница 5 ] --

Факторы, конституирующие «проблемное поле» социальной рабо ты, обычно неоднородны и многочисленны. Социальный работник с точки зрения данного подхода должен их увидеть и понять динамику их взаимо действия. Основные направления диагностической активности социально го работника, по мнению Ф. Холлис, должны фокусироваться на анализе функционирования интрапсихических механизмов личности клиента и, в частности, эго-структур, действующих как адаптивный механизм между потребностями, побуждениями, нормами и идеалами личности и требова ниями, исходящими из внешней реальности. И, во-вторых, этот анализ должен включать особенности ролевого функционирования личности (ро левые ожидания, ролевые конфликты).

Хотя, в отличие от психоаналитических моделей, главное вни мание психосоциального подхода сосредоточено на текущей проблема тике клиента, но во многих случаях коррекция межличностных отно шений предполагает внимательное изучение антецедентов текущей си туации (то есть событий и фактов прошлого опыта, непосредственно связанных с данной проблемой, предшествующих ей): прошлое должно изучаться в той степени, в которой оно присутствует в настоящем.

Ядро этого подхода составляет классификация процедур, ис пользуемых социальным работником в прямой работе с клиентом, предло женная Ф. Холлис [307], 1. Приемы эмоциональной поддержки клиента.

Эмоциональная поддержка является необходимым условием и ос нованием отношений социального работника с клиентом. С помощью раз личных средств вербальной (доброжелательные комментарии, тон голоса) и невербальной (выражение лица, жесты, позы) коммуникации социальный работник может создать атмосферу безопасности, доброжелательности и участия, благоприятствующую диалогу и сотрудничеству.

2. Описание, изучение, обсуждение проблемы.

Социальный работник с помощью своих вопросов и комментариев поощряет клиента свободно обсуждать ситуацию, т.е описывать то, как она воспринимается клиентом, вербализовывать свои чувства и эмоции, обсу ждать недавние и отдаленные события в контексте текущего опыта.

3. Рефлексивное рассмотрение текущей ситуации.

4. Рефлексивное рассмотрение паттернов личности (то есть особен ' ностей функционирования внутриличностных механизмов и переменных, моделей поведения) и их динамики.

5. Рефлексивное обсуждение прошлого (в некоторых случаях и раннего детского опыта) и его влияния на настоящее.

6. Процедуры прямого влияния — советы и предложения.

В некоторых случаях, в силу ряда причин (например, низкий ин теллектуальный или образовательный уровень клиента), социальный ра ботник может столкнуться с тем, что рефлексивное обсуждение проблемы не приводит к значимым изменениям в сфере индивидуального и соци ального опыта клиента. Тогда в качестве последнего средства он может напрямую предлагать возможные решения и пути выхода из проблемной ситуации. Но и в этом случае прямой совет предлагается лишь в качестве одного из вариантов и подразумевает право клиента не принять его. По замечанию И. Дэвис, прямой совет может быть одним из способов моти вирования клиента для обдумывания собственных путей решения про блемы даже в том случае, если сам по себе совет окажется неприемлемым [257].

В процессе оказания помощи все эти процедуры переплетаются и пересекаются. Но в совокупности они определяют характерную для психо социального подхода тенденцию использования с акцентом на эмоцио нальную поддержку приемов изучения, обсуждения и рефлексивного рас смотрения всех основных аспектов комплекса «личность-в-ситуации».

Функциональный подход.

Одним из ведущих теоретических концепций в социальной работе в США является функциональный подход. Возникновение данного подхода и утверждение основных принципов связано с именами В. Робинсон и Дж.

Тафт, а также их учеников и последователей, концентрировавшихся глав ным образом вокруг Университета штата Пенсильвания. Функциональный подход стал в 1930-е гг. своего рода реакцией противодействия на засилие в практике социальной работы психоаналитически ориентированных ме тодов и концепций, и в частности различных вариантов психосоциальной терапии.

Отправной точкой для функционального подхода послужили идеи американского психолога немецкого происхождения Отто Рэнка. Явля ясь одним из учеников 3. Фрейда, О. Рэнк начинал свою деятельность как психоаналитик. Но уже в 20-е годы он постепенно отходит от орто доксального психоанализа и начинает создавать свою теорию личности.

Рэнк отказывается от однозначного фрейдовского детерминизма в по нимании психической жизни личности. По Рэнку, отнюдь не события раннего детства определяют развитие личности. Основным источником внутриличностных конфликтов и большинства индивидуальных про блем является противоречие между желанием реализовать себя как от дельную и уникальную индивидуальность через саморазвитие и измене ние — и конкурирующим стремлением остаться психологически зави симым и связанным с другими, остановиться в развитии, сохранить ста бильную данность отношений [394].

С точки зрения Рэнка, основной силой личностного развития долж на стать действенная, самоутверждающая Воля. Воля — основное понятие его концепции — является качеством организованной, целостной лично сти, вовлеченной в позитивную, творческую жизнедеятельность. И соот ветственно, основной задачей психолога (социального работника, педаго га) становится развитие, укрепление и/или мобилизация Воли, а средством — создание особых взаимоотношений партнерства и помощи [456].

Создание отношений партнерства является ключевым моментом в процессе оказания помощи, причем акцент в этом случае делается на чувст венном опыте (experience) Другого, на понимании субъективной представ ленности Другого во взаимодействии, а не «познании» Другого с помощью когнитивных и интеллектуальных ресурсов и процессов [411]. Как следствие, главное внимание психолога должно быть сосредоточено на событиях «здесь и теперь», на том, что сейчас происходит между терапевтом и пациентом, со циальным работником и клиентом, а не на событиях и переживаниях про шлого.

Таким образом, оказание помощи, по Рэнку, есть процесс построе ния взаимоотношений между пациентом и терапевтом, который помогает ему продвигаться к самореализации и утверждению своего Я. Это прямо противоположно терапии, основанной на стремлении изучить статический обьект для того, чтобы некий специалист смог найти способы действия, ведущие к определенным предсказуемым состояниям объекта.

Взяв за основу эти идеи, Дж. Тафт и В. Робинсон попытались оп ределить основные принципы функционального подхода в индивидуаль ной работе — то есть подхода, который позволил бы социальным работни кам определять свои профессиональные действия в рамках собственной функциональной компетенции, не разворачивая неадекватных для соци альной работы широкомасштабных процедур индивидуального или семей ного анализа и терапии.

Для этого, по их мнению, надо отказаться от присущей ди агностическим подходам логики «диагноз — лечение», основанной на же стко детерминистском взгляде на психику и социум. Человек — это не просто продукт взаимодействия внутренних и внешних факторов, но тво рец своей судьбы, способный творчески использовать свой внешний и внутренний опыт и формировать собственные цели. Базовым для человека является стремление к здоровью, жизни, самоосуществлению, и, реализуя его, он способен менять себя и свою среду в соответствии со своим целя ми. Поэтому в социальной работе, которая обращена главным образом к уровню личностного бытования клиента, логика значения (т. е. влияния какого-либо фактора или события на текущее состояние человека) должна быть заменена логикой личностного роста и развития. Это предполагает описание процесса социальной работы не в терминах «лечения», а в тер минах «услуги», оказания помощи. Социальный работник выступает лишь в качестве помощника, ассистента клиента, ответственного за часть про цесса помощи, связанную с его профессиональной компетенцией [456]. В отличие от диагностической щколы внимание социального работника на правлено на определенную часть проблемы клиента. Предполагается, что ослабление давления в точке конфликта (разрешение непосредственной проблемы) может оказать позитивное влияние на всю область социального функционирования клиента.

Одной из важнейших характеристик процесса помощи в социаль ной работе с точки зрения этого подхода является активная роль клиента.

Определение проблемы для работы здесь не прерогатива социального ра ботника, но акт свободного выбора клиента (хотя и с помощью специали ста). Именно через внутреннюю борьбу, связанную с признанием пробле мы и работой над ней, возможно личностное становление.

За такой постановкой вопроса можно отметить тенденцию отказа от глубокого, но часто затрудняющего понимание анализа ситуации в попыт ке ухватить природу самого процесса помощи во всей его непосредствен ности. Функциональный подход концентрирует внимание на динамике взаимодействия между участниками в процессе оказания помощи.

Вообще, понимание процессуальной стороны любого явления и деятельности особенно важно для социального работника, строящего свою деятельность на принципах функционального подхода. Р. Смолли отмеча ет, что «личность, понятая как процесс, как одно, в некотором смысле, про явление жизненного процесса, должна рассматриваться социальным работником как находящееся в постоянном изменении динамическое обра зование. Она не может застыть даже на короткое время в одной точке во времени, чтобы кто-либо мог сделать анализ и определить диагноз в виде «целостная личность в комплексной ситуации». Такой подход не возможен и не нужен для целей собственно социальной работы. Индивид постоянно изменяется во взаимодействии со средой. Кем бы он не являлся, он, как и его потребности, изменяются даже в ходе самого процесса оказания помо щи [411, р. 126].

Но исходя из этого было бы неверно утверждать, что функци ональный подход отрицает любую диагностическую деятельность со сто роны социального работника. Как и любой целенаправленно организуемый процесс, социальная работа должна исходить из определенных рациональ ных предпосылок и не может идти вслепую, без учета объективных харак теристик его участников, их социальной ситуации и окружения. Социаль ный работник должен использовать все, что ему доступно, для того чтобы лучше понять человека, которому он хочет помочь. Но вся информация и факты есть лишь исходный материал для совместной интерпретации в диалоге с клиентом.

В процессе диагностики социальный работник должен стремиться составить свое понимание уникальности этого конкретного человека, в это конкретное время, в этой конкретной ситуации, в его постоянном станов лении, в метафизическом превращении в что-то иное, чем он сейчас есть, и тем самым способным внести неизвестное и непредсказуемое в ситуацию взаимодействия. Именно такое процессуальное понимание личности ведет к тому, что социальный работник включается в процесс совместного с кли ентом открытия самого себя, осознания того, кем он является в данный момент, чего он хочет, на что надеется и чего опасается в этой конкретной ситуации и к чему стремится прийти в результате.

Любое выяснение истоков затруднительного положения клиента не есть одностороннее (со стороны социального работника) раскрытие линей ной причинности событий или создание отношений одностороннего контро ля, но совместно разделенное открытие и изучение повлиявших факторов для того, чтобы клиент мог самостоятельно и более полноценно организовать свою жизнедеятельность, развиваться и самоутверждаться.

Таким образом, диагностика в контексте функционального подхода рассматривается как постоянный, развертывающийся на протяжении всего времени совместной работы процесс и в некотором смысле результат взаимодействия социального работника и клиента [371].

Другой важнейшей характеристикой функционального подхода яв ляется использование функций агентства в процессе работы. Пытаясь соз дать модель, которая прежде всего ориентировалась бы на практику соци альной работы, Тафт и Робинсон выясняли сущностное отличие социаль ной работы от другой профессиональной деятельности, связанной с оказа нием помощи людям, и более конкретно от видов психотерапии. Это отли чие они увидели в организационном контексте профессиональной практи ки. Содержание и направление деятельности социального работника зада ются, с их точки зрения, функциями социального агентства, от имени ко торого действует социальный работник.

В этом смысле социальное агентство — это не просто место встре чи работника и клиента. Социальная работа представляет собой институа лизированную профессиональную деятельность, встроенную в структуру социальных институтов и бюрократическую иерархию. Общество ставит перед социальными агентствами определенные задачи и делегирует им со ответствующие полномочия. Это социальное назначение воплощается че рез определенные способы деятельности, направленные на реализацию со циапьных функций организации и профессии в целом. Социальный работ ник транслирует функции агентства в конкретные услуги.

Таким образом, функция, определенная социальным агентством ра ботнику, задает границы той реальности, в рамках которой клиент рассчи тывает получить необходимую помощь. В отличие от диагностического подхода, где первичной является индивидуальная терапия, создание здоро вых личностных и социальных условий для развития, а конкретная цель агентства вторична, а иногда и противоположна цели клиента, для функ ционального подхода специализированная функция агентства — системо образующий фактор процесса социальной работы. Рассмотренное в кон тексте социальной структуры в целом, взаимодействие социального работ ника и клиента по сути — взаимодействие функций [307]. Первая задача социального работника в инициировании процесса оказания помощи — определить посредством серии интервью, совпадают или могут ли быть совмещены социальные функции агентства и цели клиента или института, с которым предполагается совместная работа. Социальный работник объ ясняет клиенту сферу своей функциональной компетенции, определяет объективные ограничения для оказания помощи и требования, которые могут быть предъявлены клиенту. Иначе это называется «идентификация с функцией агентства». Предполагается, что клиент, в свою очередь, с по мощью социального работника старается адаптировать функции социаль ного агентства к своей проблеме или видоизменить их в соответствии со своими конкретными потребностями в помощи. ЬСлиент может в итоге от казаться от помощи, если она не соответствует его потребностям. Все это, однако, предполагает акт свободного выбора и внутреннюю работу над осознанием и анализом своей проблемы, помогает клиенту ясно сформу лировать свои желания и возможности, определить цели и средства, необ ходимые для их достижения, а также эксплицировать внутреннюю и внеш нюю реальность своей проблемной ситуации, В русле функционального подхода впервые особую значимость приобрели хронологические характеристики процесса социальной помо щи. Наряду с пространственными характеристиками (агентство), они осо бым образом структурируют оказание помощи. Функциональная помощь предполагает ограниченность во времени, связанную с предоставлением конкретной услуги. В противном случае возникает опасность ги перпротекции, иждивенчества, стабильной зависимости от внешних ис точников помощи. Большое значение придается осознанному использова нию социальным работником особенностей временных фаз процесса взаи модействия — началу, срединной фазе (проработки проблемы) и заверше нию.

Для функционального подхода характерны акцент на создание от ношений делового сотрудничества, на процессе оказания и получения услу ги, придание особого смысла актам свободного волеизъявления и личност ного выбора — как в выборе целей работы, так и в способах их реализации.

Необходимое условие этого — участие клиента в диагностике проблемной ситуации. Диагностика в этом случае становится в некотором смысле само диагностикой, развивающимся процессом, в котором клиент определяет возможности агентства в приложении к своим проблемам и свои собствен ные потребности в связи с функциями агентства. Со стороны социального работника диагностика заключается в том, чтобы оценить потребности и возможности клиента в связи с оказываемой услугой. Например, если се мейная пара желает усыновить ребенка, нужно выяснять не объективный социальный статус супругов в отдельности, а помочь определить им самим и агентству, смогут ли они стать хорошими приемными родителями [411;

410].

Индивидуальная социальная работа, таким образом, в ин терпретации функционального подхода становится методом управления конкретными социальными услугами, направленными на то, чтобы дать возможность клиенту в полной мере воспользоваться функциями социаль ных агентств. Необходимым условием этого является умение выстроить партнерские отношения. Социальный работник не может брать на себя от ветственность ни за диагноз, ни за результат взаимоотношений с клиентом, но должен отвечать за свои компетентные действия, в процессе которых клиент обретает способность свободно и самостоятельно делать выбор в контексте стояших перед ним альтернатив.

Подход, центрированный на решении проблемы (problem-solving).

Эта модель индивидуальной социальной работы возникла в 1950-е годы. Основательница этой концепции X. Перлман (Н. Perlman) попыта лась соединить аналитические интенции диагностической школы и дина мичность, демократичность и рациональность функциональной модели в практике социальной работы.

В основе этого подхода лежит идея о том, что вся жизне деятельность человека есть постоянный процесс решения проблем. В лю бых отношениях (с другими людьми, вещами и предметами, с самим со бой), в любых обстоятельствах человек от самого рождения и до смерти вынужден искать решение проблем, связанных с обретением удовлет ворения, комфорта, стабильности, с индивидуальным развитием и адапта цией и т. д. Именно в этих бесчисленных, осознанных и неосознанных ре шениях, человек проявляет свою индивидуальность и утверждает свое Я (Эго). Человек обучается разрешать типичные задачи и кризисы, возни каюш;

ие на любой стадии жизненного цикла, и тем самым развивает свою инструментальную (когнитивную) компетентность. Эффективный процесс решения проблем требует разнообразных ресурсов и поддержки и, в ча стности, поддержки подготовленных и социально-компетентных профес сионалов. Когда человек оказывается в состоянии дезадаптивного стресса И И Кризиса, а также, когда имеюн];

иеся у него ресурсы недостаточны или Л неадекватны задачам жизнедеятельности, он испытывает затруднения в социальном функционировании.

Обычно социальный работник имеет дело с людьми, чьи возмож ности для решения проблем стали ограниченными или дезадаптивными.

Такие люди оказываются не в состоянии самостоятельно справиться с трудностями. Их обычные средства решения проблем по разным причинам становятся не соответствующими их нуждам или оказываются недоступ ными. Проблемы могут принимать форму межличностных конфликтов, неадекватного социально-ролевого функционирования, недостатка ма териальных ресурсов. Проблемой может стать неготовность перейти на новую стадию жизненного цикла или невозможность справиться с послед ствиями чрезвычайных ситуаций, индивидуальных и социальных кризи сов.

Неявное допущение, на котором строится эта модель работы, за ключается в том, что неспособность индивида справиться со своей про блемой, есть результат отсутствия мотивации и/или способностей или воз можностей, необходимых для ее решения. И здесь модель, центрированная на решении проблемы, прямо оппонирует психодинамическим и диагно стическим подходам, которые исходят из того, что проблемы индивида яв ляются следствием «слабого Эго», внутриличностных конфликтов или различных психопатологий.

Процесс «проблемно-ориентированной» социальной работы, исходя из этого предположения (о нехватке у индивида ресурсов для решения проблемы — мотивации, способностей и/или возможностей), должен включать действия, направленные на то, чтобы:

1) высвободить, усилить и придать направление мотивации клиента, необходимой для решения проблемы, уменьшить тревогу и создать атмо сферу безопасности;

2) раскрыть и постепенно стимулировать развитие интеллекту альных, эмоциональных и практических способностей клиента в контексте его проблемной ситуации;

3) сделать доступным для клиента предоставляемые обществом возможности и ресурсы, необходимые для нормального ролевого функ ционирования [375].

Таким образом, основная цель социальной работы с точки зрения этого подхода заключается в том, чтобы помочь индивиду или семье спра виться с любыми обстоятельствами, которые он/они находят в настоящее время нетерпимыми, и сделать это, максимально используя его/их интел лектуальный потенциал, опыт и способности, готовность к сознательному выбору и поступку. Соответственно главная задача социального работника — помочь клиенту как можно более эффективно разрещить проблему, ко торую он расценивает как наиболее стрессогенную и непреодолимую без посторонней помощи.

Как отмечает Перлман, человек приходит к социальному работнику в связи с какой-либо возникщей проблемой. Обычно его запрос касается не личностных изменений, но конкретной проблемы, с которой он столкнул ся, например, конфликт с супругом, трудности с ребенком, конфликтная ситуация в школе, неспособность выполнять роль работника, главы дома, домохозяйки и т. д. Заявленная проблема может быть переформулирована в ходе оказания помощи, она может потребовать изучения личностных особенностей клиента и их психологической коррекции, наконец, она мо жет быть следствием целого комплекса проблем. Но процесс начинается всегда от наличного состояния клиента и воспринимаемой им проблемы.

Если социальный работник сумеет привести клиента к осознанию более глубоких аспектов проблемы, и если клиент будет мотивирован прораба тывать их в более сложных формах, рамки процесса социальной работы могут быть раздвинуты. Но прежде всего надо постараться как можно бы стрее помочь клиенту определиться в его актуальной непосредственной проблеме, поставленной в запросе. И здесь на первый план выступает не обходимость сформулировать краткосрочные, конкретизированные в кон тексте внесенной проблематики, цели. Работа над их достижением моби лизует усилия и энергию как клиента, так и социального работника. А дос тигнутый успех создает мотивацию для следующих шагов [374].

Предпосылкой продуктивного взаимодействия здесь, как и в других подходах, является установление эмоционального контакта и отношений партнерства между клиентом и социальным работником. Процесс оказания помощи в решении проблемы начинается не с изучения фактов, он начина ется с работы с человеком. Эмпатия, сензитивность, принятие клиента соз дают эмоциональный альянс в отношениях. Этот альянс создает условия для того, чтобы помочь клиенту приоткрыть себя для себя и для социаль ного работника в контексте проблемы. Приоткрыть свои чувства и эмоции, желания, надежды и ожидания, свое видение существующих возможностей и путей решения проблемы. Социальный работник в свою очередь направ ляет и стимулирует этот процесс.

Социальная помощь в рамках подхода, центрированного на реше нии проблемы, предполагает широкое использование процедур рацио нального планирования, обсуждения и принятия решений, вовлекающих клиента в процесс обсуждения и определения задач совместной работы.

Первый шаг процесса — это признание и формулирование пробле мы. На этом этапе выясняется природа и внещние проявления проблемы, ее субъективное значение для клиента, факторы, которые заставили клиен та обратиться за помощью. Социальный работник пытается составить соб ственное представление о проблеме, резюмирует и переформулирует сооб щения клиента. В сфере совместного изучения оказываются такие вопро сы, как: Каковы причинно-следственные зависимости? В какой мере кли ент является жертвой обстоятельств или их творцом? Что мешает клиенту самостоятельно решать проблему? Если возникает необходимость, соци альный работник может обратиться к внешним источникам информации и другим людям, вовлеченным в проблемную ситуацию [374].

Но клиент выступает не просто информатором, сообщающим о своих обстоятельствах, мыслях и чувствах. X. Перлман подчеркивает, что клиент должен осознать себя не просто жертвой обстоятельств, но челове ком, чей сознательный выбор и решения могут изменить обстоятельства. С самого начала он ставится перед необходимостью выявлять, обсуждать, объяснять и видоизменять существующую систему отношений в рамках его проблемы, рассматривать способы и средства ее решения, наличные ресурсы, побудительные причины и действия людей, вовлеченных в си туацию, и свои собственные действия и их последствия. Таким образом, клиент как бы репетирует и обучается интеллектуальной и эмоциональной работе над проблемой [375].

Диагностическая активность социального работника направлена на выявление уровня мотивации и способностей клиента решить свою про блему и принять помощь со стороны социального агентства. Социальный работник должен ответить для себя, каким образом и по каким причинам мотивация, способности и возможности клиента оказались неадекватными для эффективного социального функционирования.

Согласно точке зрения Б. Комптона и Б. Гэлэуэй, изучение моти вации должно выявить: 1) степень дискомфорта индивида в связи с его си туацией, распространяется ли этот дискомфорт в целом на сферу жизне деятельности, каким образом он связан с представленной проблемой;

2) осознанные и неосознанные надежды и ожидания индивида, наличие уве ренности и оптимизма, удовлетворения от предыдущих попыток справить ся с этой или другими проблемами [250, р. 244—^245].

Способности и возможности клиента могут быть изучены с точки зрения целого ряда факторов: 1) физических и интеллектуальных (здоровье, образовательный уровень);

2) социально-экономических (уровень дохода, адекватность существования, этнокультурная принадлежность, цели и ценно индивида и их взаимодействие);

3) социально-психологических (манера самопредставления, эмоциональный тон, самооценка и самовосприятие, коммуникативная компетентность и т. д.);

4) особенностей индивидуального развития (опыт решения задач, проблем и конфликтов в прошлом, соответст вие ролевого репертуара конкретной стадии жизненного цикла и т. д.).

Но все эти данные ценны не сами по себе, а только в конкретном контексте оказываемой помоши и изучаться должны не изолированно, а совместно с клиентом. И именно изучение этих данных раскрывает воз можные альтернативы и стратегии решения проблемы.

Действия социапьного работника при этом включают, как правило, следующие элементы [293, р. 95]:

1) коррекция несоответствия восприятия и реальности;

2) работа с расхождением между целями и поведением клиента (не обходимо помочь осознать внутреннюю и внешнюю динамику дезадап тивного функционирования);

3) определение собственной позиции (социальный работник излага ет свои наблюдения и свое понимание ситуации);

4) активный поиск направления работы (социальный работник мо жет предлагать возможные варианты решения проблемы, но ответствен ность за выбор и принятие решения остается за клиентом);

5) стимулирование выполнения решения (после выработки реше ния, социальный работник контролирует, чтобы оно выполнялось — нап ример, в форме домашнего задания к следуюпцей встрече).

Социальный работник обычно может предложить помощь двух ви дов. Во-первых, предоставить или сделать доступными клиенту сущест вующие социальные ресурсы и помочь ими воспользоваться или видоиз менить в соответствии с конкретной потребностью клиента. Во-вторых, стимулировать и направлять использование собственных ресурсов инди вида, актуализировать индивидуальные способности и возможности кли ента в связи с заявленной проблемой.

Хорошо иллюстрирует пример подобной работы схема, которую предложила Л. Майнорс-Уоллис для работы с нарушениями адаптации у различных групп клиентов [353]. В период работы социальный работник и клиент стремятся достичь четырех целей. Первая — углубить понимание клиентом связи между имеющимися у него симптомами и текущими по вседневными проблемами. Клиент должен понимать, что проблемы — это прогнозируемая часть повседневной жизни и что эффективное решение проблем будет способствовать редуцированию симптомов.

Вторая цель — повысить способность клиента четко определять свои текущие проблемы. Особое внимание уделяется значимости постановки конкретных, точных и реалистичных целей при решении проблем.

Третья цель — научить клиента структурированной процедуре ре шения конкретных проблем. Вводятся и отрабатываются специальные на выки решения проблем, при этом используются проблемы реальной жизни клиента, которые он пытается решать в настоящее время.

Четвертая цель — способствовать тому, чтобы у клиента появился положительный опыт решения проблемы. Нередко ему кажется, что труд ности, с которыми он сталкивается, непреодолимы. Лечение с использова нием метода решения проблем помогает вызвать чувство владения ситуа цией и самоконтроля.

Во время первой встречи наиболее важная задача — сформировать мотивацию у клиента согласиться на совместную работу. Такой мотива ции можно достичь в том случае, если клиент признает, что социальный работник выслушал его и понял его трудности, а также четко и просто обьяснил принципы решения проблем..

Стадии работы с использованием метода решения проблем включа ют:

Стадия 1 — объяснение метода терапии и его обоснование В первой стадии выделяют три этапа.

а) Распознавание эмоциональных симптомов.

Получить полную оценку имеющихся у ьслиента симптомов дезадап тации: эмоциональных, когнитивных и соматических. Полное знание всех симптомов позволит клиенту почувствовать, что его поняли, но необходи мо также показать связь между имеющимися проблемами и симптомами.

б) Распознавание проблем Перечислить проблемы клиента. Этот перечень можно составить, проанализировав такие сферы, как взаимоотношения с другими людьми, работа, финансы, жилье, здоровье и досуг.

в) Установление связи между аффективными симптомами и про блемами Следует установить связь между симптомами и проблемами клиента.

Он должен понять, что имеющиеся у него симптомы — это реакция на его проблемы. Затем социальный работник объясняет, что клиент может по пытаться решить проблемы во время работы, и в случае успеха это будет способствовать устранению симптомов. На этой стадии важно подчерк нуть, что клиент будет играть активную роль в процессе работы.

Стадия 2 — прояснение и определение проблемы Перечень проблем уже должен быть составлен. Следующий этап — выбрать одну конкретную проблему, важную для клиента. Выбранную проблему следует определить как можно более четко. При уточнении про блемы клиенту полезно продумать четыре вопроса:

а) в чем состоит проблема?

б) когда возникает проблема?

в) где возникает проблема?

г) кто вовлечен в проблему?

Крупные проблемы неоходимо разделить на менее крупные и более управляемые части. Обычно клиент обращается с несколькими взаимосвя занными проблемами. Социальный работник и клиент должны тщательно рассмотреть их и выбрать одну или две, за решение которых необходимо взяться в первую очередь. При выборе конкретной проблемы следует ру ководствоваться тем, что именно имеет отношение к клиенту, и проблема ми, в отношении которых можно поставить достижимые цели.

Стадия 3 — постановка достижимых целей Следует поставить одну (или несколько) достижимую цель. Делая такой выбор, важно соблюдать баланс между ресурсами клиента и препятствиями. К ресурсам клиента относятся:

а) личные сильные стороны и положительные качества;

б) образование, занятия на досуге, а также социальные и финансовые ресурсы;

в) поддержка со стороны других людей, например супруга(и) или другого родственника, друга либо специалиста, например социального ра ботника или священника;

г) группы взаимопомощи: может быть полезным непосредственный совет относительно доступности групп взаимопомощи.

Достижимые цели должны быть конкретными, измеримыми, дости жимыми, имеющими отношение к делу и нормированными по времени.

Важно, чтобы у клиента рано развилось ощущение, что он чего-то достиг;

для этого цели должны быть определены так, чтобы их можно бы ло быстро достичь (например, до проведения следующего занятия). Сред несрочных целей можно достигать в течение всех стадий процесса работы.

Нередко цели более достижимы, если их может достигнуть один клиент, не полагаясь на помощь кого-нибудь другого.

Стадия 4 — формулирование решений Как только поставлена достижимая цель, клиенту рекомендуют про вести мозговую атаку и предложить как можно больше решений. Возмож ные решения не следует отбрасывать или заранее осуждать, даже если они на первый взгляд кажутся глупыми или неприменимыми.

Стадия 5 — выбор предпочитаемого решения Социальный работник побуждает клиента составить перечень "за" и "против" для каждого возможного решения. Клиенту полезно подготовить Э О перечень как домашнее задание и выбрать решение, которому он от ТТ дает предпочтение, т. е. которое позволит лучше всего достичь сформули рованной цели с минимальными личными и социальными неблагоприят ными последствиями. Некоторые клиенты считают, что пройти эту стадию решения проблем самому труднее всего;

они могут бесконечно рассуждать о возможных решениях, не умея выбрать одно из них.

Стадия 6 — реализация предпочитаемого решения Важно не форсировать эту стадию, поскольку у клиента может не доставать уверенности при осуществлении предпочитаемого им решения.

Этапы, необходимые для достижения целей, можно разделить на простые действия, так называемые подэтапы, которые следует подробно описать и указать время, когда они должны быть пройдены.

Клиенту следует давать четкие задания, которые он должен выпол нить до следуюш;

его занятия.

Стадия 7 — оценка Важно, чтобы во время второй и последующих встреч подробно оценивались успехи, достигнутые в процессе решения проблем после по сле первого занятия. Неспособность успешно выполнить задания можно объяснить недостаточно полным пониманием сути лечебного процесса, в особенности домашнего задания. Могут возникать непредвиденные пре пятствия, либо у клиентов просто недостаточно мотивации для выполне ния заданий вне лечебных сеансов. Необходимо, чтобы достижимые цели пересматривались с учетом приобретенного опыта.

Клиент и социальный работник должны рассматривать первона чальные проблемы, оценивать прогресс и всегда быть готовыми включать в перечень новые дополнительные проблемы. Клиент может прорабаты вать серию кратко- и среднесрочных целей, чтобы достичь долгосрочной цели. Например, если конечная цель — сохранить новую работу, тогда кратко- и среднесрочная цели следующие:

а) получить информацию о необходимых дипломах;

б) отправить анкеты поступающего на работу;

в) подать заявление о приеме на работу;

г) явиться для проведения интервью, если предложат.

Таким образом, содержание процесса социальной работы в рамках подхода, центрированного на решении проблемы включает:

1) установление эмоционального контакта и отношений парт нерства и сотрудничества;

2) прояснение и осознание проблемы (или ее части) и роли клиента в проблемной ситуации как активного субъекта действий;

3) развитие способностей клиента находить самостоятельные реше ния в проблемных ситуациях;

4) создание возможностей для использования различных соци альных и индивидуальных ресурсов.

Подход, ориентированный на решение проблемы, завоевал доста точно широкую популярность среди социальных работников в США. Про цесс разрешения проблем в широком смысле является одной из основных функций социальной работы и в том или ином смысле включается в лю бую концептуальную модель. В недавнее время появились подходы, прямо развивающие идеи X. Перлман. Это так называемая социальная работа, центрированная на задачу (У. Райд, А. Эпстайн), и концепция «кризисного вмешательства» (Л. Раппопорт).

Концепция «кризисного вмешательства» (Crisis Intervention) — это социальная работа с людьми, оказавшимися в чрезвычайных обстоятельст ва, и чьи способности, таким образом, принимать собственные решения стали не адекватными ситуации. Здесь главное внимание уделяется рацио нальной работе с чувствами и эмоциями, принятию обдуманных решений относительно собственных действий и реорганизации хода мыслей по по воду травмируюшего события [384].

Что же касается подхода, центрированного на решение задач (Task centered Approach), то это краткосрочный подход в социальной работе.

ориентированный на решение проблем с помощью определения локальных ситуативных задач и их выполнения. Подход, центрированный на решение задачи, представляет собой один из краткосрочных методов индивидуаль ной помощи в социальной работе. В зарубежной профессиональной лите ратуре, что это подход рассматривается в качестве одной из базовых моде лей краткосрочной психотерапевтической помощи и клинической соци альной работы. Тем не менее, в отечественных исследованиях он пред ставлен крайне скудно и непоследовательно. Тем не менее в отечествен ной литературе он представлен крайне скудно. Например, М.В. Фирсов от носит его к поведенческим моделям социальной работы [180, с. 62], что, с нашей точки зрения, не совсем верно. Во-первых, ядро этого подхода со ставляют не механизмы модификации поведения, а исключительно когни тивные процедуры обсуждения, целеполагания, переструктурирования си туации, что противоречит ключевым постулатам поведенческой психоло гии и терапии. А во-вторых, отдавая должное и признавая влияние пове денческих объяснительных схем, его авторы У. Райд и Л. Эпштейн при знавали, что данный подход создавался и развивался в русле общепри знанных психосоциального и проблемно-ориентированного подходов в со циальной работе (X. Перлман, Ф. Холлис). Также оказало влияние пред ставление об оказании спланированной краткосрочной помощи, а также методологические представления Э. Штудта [427] о задаче как компоненте процесса социальной работы [392]. Анализ показывает, что по своей тера певтической идеологии и логике построения процесса подход, центриро ванный на решение задач, является развитием когнитивной традиции в практике социальной работы, и в частности проблемно-ориентированной модели социальной работы X. Перлман. Он был изначально ориентирован на применение в области социальной помощи и отличие от психологиче ских концепций охватывал более широкий круг проблем взаимодействия человека с социальной средой (например, проблемы бездомности, неадек ватных финансовых возможностей, конфликтов между клиентами и раз личными социальными организациями и т.д.) Подход, центрированный на решении задач.

Данный подход адресован разрешению частных психосоциальных проблем, возникающих в процессе взаимодействия людей со своим соци альным окружением и социальной средой. Они обычно сопровождаются внутренним дискомфортом, который возникает у людей в ответ на события в их внешнем мире. Проблемы возникают из повседневных потребностей и запросов людей — потребности во внутреннем покое, в значимых отноше ниях с другими, в адекватных жизненных ресурсах.

Основные принципы и характеристики данного подхода сформули рованы в работах У. Райда и Л. Эпстейна [392;

395;

394].

1. Эмпирическая ориентация. Предпочтение отдается методам и теориям, поддающимся верификации в опыте и опирающимся на эмпири ческие исследования. Гипотезы и суждения, касающиеся клиента, должны быть обоснованы и опираться на собранные эмпирические данные. Этот подход избегает спекулятивно-описательного теоретизирования по поводу проблем клиента и его поведения. Данные, полученные в ходе диагности ки, процессе работы и систематически, собираются в каждом случае.

2. Интегративная установка. Модель выборочно опирается на эмпирически подтвержденные теории и методы из родственных подходов, например проблемно-ориентированного подхода, когнитивно поведенческого, структурного и т. д.

3. Внимание к сознаваемым проблемам клиента. Центр внимания в процессе оказания помощи сосредоточен на конкретных проблемах клиен та, которые доступны его сознанию и которые имеют для него субъектив ную значимость.

4. Система и контекст. Проблемы возникают в контексте взаимо действия множества систем. Для решения проблемы или предотвращения ее повторного появления могут потребоваться изменения во внешнем кон тексте проблемы. И, наоборот, разрешение проблемы на индивидуальном уровне может оказывать благотворное воздействие на ее внешний кон текст.

5. Помошь обычно планируется целе Краткосрочность.

направленно на краткосрочной основе (от 6 до 12 еженедельных сессий на протяжении приблизительно 4 месяцев).

6. Отношения сотрудничества. Отношения с клиентом строятся на основе доверительных, ответственных и обоюдных действий и усилий.

Социальный работник предоставляет диагностически значимую информа цию и избегает преследования собственных скрытых манипулятивных це лей. Вклад клиента в работу связан не только с его 5Д1астием в определении стратегии совместных действий, но и с развитием своих способностей в отношении проблем.

7. Структура. Программа вмешательства, включая рабочие сессии, структурирована как четко определенная последовательность действий.

8. Действия по решению проблем {задач). Изменения происходят в первую очередь посредством действий и постановки задач, направленных на решение проблем, предпринимаемых клиентом в рамках рабочей сессии и вне ее. Особое внимание обрашается на активизацию действий клиента в своей социальной среде. Основная цель совместной работы — создать ос нову для такого рода действий.

Суть данного подхода представляет система процедур прояснения ключевых элементов социальной ситуации, препятствующих полноценно му социальному функционированию индивида и выработка стратегии их преодоления путем постановки конкретных, поддающихся пошаговой ве рификации, задач и их выполнения. Подход, предложенный С.Райдом и Р.Эпштейном [394], адресован разрешению, в первую очередь, психосоци альных проблем. Как правило, это проблемы, которые возникают в про цессе взаимодействия людей со своим социальным окружением и социаль Н Й средой. Они определяются внутренним дискомфортом, который воз О никает у людей в ответ на события в их внешнем мире. Психосоциальные проблемы «встроены» в социальный контекст, который влияет на них и на который они сами оказывают влияние. Хотя основная цель данной модели состоит в том, чтобы решить частные, индивидуальные психологические проблемы клиентов, но часто существенных и устойчивых изменений, как правило, невозможно добиться, если они не сопровождаются некоторым изменением социального контекста. Соответственно, вторая главная цель данного подхода - добиться изменений социального контекста для предот вращения рецидива проблемы и более устойчивого функционирования клиента.

В подходе, ориентированном на решение задач, контекст проблемы рассматривается как иерархия открытых систем. В рамках этих систем каждый элемент или объект на конкретном уровне иерархии предстает как целостная система и, в то же время, как часть более щирокой системы следующей ступени иерархии. Индивид представляет собой систему дос таточно высокого уровня, которая, в свою очередь, включена в различные микро и макросистемы (семья, социальные группы, община, общество в целом) [392].

Проблеяла, которая становится предметом социальной помощи, обычно предполагает какие-либо нарушения в структуре одной или не скольких систем разного уровня иерархии. Контекст создают те системы, которые непосредственно связаны с проблемой: человек в своей жизне деятельности включен в больше количество систем, и не все из них реле вантны для работы над данным затруднением. По мнению, Райда [392] контекст проблемы нужно отличать от связанного с ним понятия социаль ной среды. Контекст - это то, что непосредственно связано с проблемой.

Среда, в свою очередь, - все, что окр}жает систему. Папример, человек как система существует в социальной среде. Контекст его проблемы мож но относиться только к некоторой части его социальной среды, а также к тем аспектам его личности, которые не являются частью проблемы. И кон текст, и среда могут изменяться в зависимости от того, куда помещается фокус профессионального внимания социального работника. Если мы ме няем фокус рассмотрения проблемы, за частую меняется и ее контекст.

Для ориентации работника в контексте проблемы Райд предлагает использовать такие понятия как причина, препятствие и ресурс. В качест ве причины могут рассматриваться любые события или явления, которые привели к возникновению проблемы. Очевидно, что представление о при чинах проблемы требует развернутого теоретизирования относительно ме ханизмов психологической динамики и природы человеческой активности.

Концепция У. Рейда тесно связана с когнитивисткими традициями в пси хологии и рациональной парадигмой психологической помощи. И в этом смысле, причина проблемы рассматривается им не как некая «эзотериче ская» реальность, которую должен вскрыть консультант, а как набор эле ментов ситуации и их когнитивная представленность клиенту. Препятст вия блокируют рентение проблемы и мешают решению задач, которые она ставит. Причины и препятствия выполняют схожие функции — сохранять проблемную ситуацию неразрешенной. Поэтому на практике когда речь идет о причинах возникновения проблемы или о препятствиях, мешающих ее решению, то имеется виду в одно и то^се содержание, касающееся ком плекса условий, создающего какое-либо затруднение или противоречие.

Ресурсы, в свою очередь, способствуют решению проблем, «сня тию» противоречий. И?иенно от типа проблемы зависит будет ли тот или иной фактор причиной или препятствием ее решения в одной ситуации или ресурсом в другой. Райд приводит такой пример [392]: сильная вовле ченность отца в жизнь cF^ma ?ложет быть причиной проблемы, если про блемную ситуацию создает стремление сына к автономии, но может быть. и ресурсом, если проблема определена как необходимость финансовой поддержки сына, который длительное время не может найти работу. В оценки контекста проблемы двумя приоритетными вопросами становить ся: какие препятствия мешают разрешению проблемы и какие ресурсы мо гут помочь решить проблему?

Поэтому диагностика проблемной ситуации должна охватывать следз^ощее содержание: фактическое описание типичных проявлений про блемы (особенно недавних), частоту проявлений, серьезность, с которой клиент рассматривает проблему, что делает клиент для того, чтобы спра виться с ней и насколько эти попытки успешны. Это когнитивное измере ние работы организуется социальным работником с активном сотрудниче стве с клиентом.

Модель работы в этом подходе состоит из трех фаз. Начальная ста дия обычно включает одно-два интервью. Она заканчивается постановкой первичных задач. Желаемые изменения в проблеме и предполагаемый ре зультат решения задач обсуждаются в самом начале интервью. Если задача была выполнена, определяются новые ориентиры. Если же задача не была реализована, делается попытка определить препятствия, помешавшие ее выполнению. Некоторые препятствия могут быть сняты в ходе очередной терапевтической сессии, другие могут потребовать переформулирования исходных задач терапии. Отдельные обстоятельства могут оказаться не преодолимыми, и в этом случае выбирается иная стратегия действий. Ос новная работа сессии на средней стадии посвящена использованию проце дур планирования. Хотя завершению работы отводится обычно одна сес сия (заключительная), процесс завершения (терминации) фактически на чинается на начальных стадиях работы, когда определяется продолжи тельность взаимодействия. Оставшееся количество сессий и возможности модификации первоначальных ограничений постоянно остается в сфере внимания работника и клиента на протяжении всего периода сотрудниче ства. Завершающая сессия проводится таким образом, чтобы подчеркнуть то, чему клиент научился и чего достиг в ходе работы.

Задачи - это целенаправленные и спланированные действия, на правленные на решение проблемы. Это, своего рода ступени, которым на Д пройти клиенту в сотрудничестве с консультантом в ходе работы над О проблемной ситуацией. Наиболее распространенный и, несомненно, наи более важный класс задач - те задачи, которые решаются клиентами вне консультативной сессии, то есть, внешние задачи клиента. Чтобы добиться прогресса в решении своих проблем, большинство клиентов, рано или поздно, должно начать конструктивно действовать вне рамок консульта тивной сессии. Например, люди, злоупотребляющие алкоголем должны научиться управлять аутодеструктивными привычками, а клиенты, стра даюп],ие фобическими расстройствами должны научиться взаимодейство вать с объектами своего страха. Отреагирование, выражение эмоций, раз витие самопонимания, расширение самоосознания, рассмотрение различ ных перспектив и точек зрения на ситуацию может, в некоторых случаях, быть достаточным для решения определенных проблем. Но, на каждого клиента, покидаюшего консультанта с решенной проблемой, многократно больше тех, кто уходят с пониманием необходимости (и рекомендацией) дальнейшей работы. Такие рекомендации в "помогающих" профессиях, предполагающих психотерапевтическую и психокоррекционную помощь, называются различными именами - задачами, домашней работой, поведен ческими предписаниями, директивами.

Второй тип - задачи сессии, то есть, задачи, обычно решаемые кли ентом и консультантом в ходе сессии, с тем, чтобы облегчить выполнение внешних задач. Что касается задач сессии, то они обычно связаны с непо средственным взаимодействием клиента (или клиентов) и консультанта.


Нредлагаемая У. Райдом классификация задач сессии организована в соот ветствии целями консультативного процесса.

Нредставление о содержании работы социального работника в рам ках этой модели дает краткое описание типов задач, которые циркулируют в процессе оказания помощи клиенту, [цит по. 392, с. 134-139] 1. Облегчение оценки. Данный тип задач направлен на то, чтобы обеспечить социального работника диагностической информацией. Они не предполагают немедленного получения терапевтически значимых резуль татов. Обычно включают в себя: (а) предписания: клиенты инструктиру ются, чтобы взаимодействовать друг с другом привычными способами в рамках рассматриваемой ситуации;

(Ь) стандартные задачи: обычные по вседневные действия, например, планирование семейного пикника, ис пользуются для, того чтобы получить информацию относительно привыч ных моделей поведения участников.

2. Структурированное решение проблемы. Эти задачи включают в себя поиск рационального компромисса между двумя или более участни ками взаимодействия ради решения определенной проблемы, улаживание конфликта, принятие решения, и т.д. Хотя любая задача - это форма реше ния проблемы, но данный тип задач организовывает процесс в логическую последовательность шагов, которые могут быть кратко описаны следую щим образом: (а) определение проблемы: клиенты идентифицируют и про ясняют спорные вопросы, которые требуют решения в ходе совместной работы;

(Ь) разъяснение позиций: клиенты объясняют друг другу и соци альному работнику их точку зрения, свои мотивы и побуждения, ожидания и предпочтения относительно проблемы. Например, пожилую женщину просят объяснить своей взрослой дочери, почему она хочет та осталась жить с нею. (с) генерирование альтернативных решений: клиентов просят предложить потенциальные решения их проблемы («мозговой штурм»), (d) тактика уступок: чтобы решить проблему, клиентов просят сделать уступ ку (обычно связанную с изменением чего-либо в своем поведении), (е) от бор потенциального решения: клиенты выбирают решение, которое будет реализовано.

3. Планирование действий. В ходе работы социальный работник может ставить задачи, направленные на планирование действий, которые должны быть реализованы дома или в ином социальном контексте (напри мер, в школе). Эти внешние действия могут быть связаны с выполнением решений, достигнутых в ходе обсуждения проблемы или рекомендациями социального работника. Это предполагет:

(a) Общее планирование: деятельность планируется "с чистого лис та" вокруг слабо конкретизированной потребности или предложения (на пример, супружескую пару просят спланировать взаимоприемлемую, при носящую обоюдное удовлетворение деятельность). Эта категория задач включает также перспективное долгосрочное планирование.

(b) Планирование материального обеспечения: разрабатываются детали уже согласованной деятельности. Например, родители определяют специфические особенности системы хозяйственной работы для их детей.

(c) Идентификация препятствий: клиенты пытаются идентифициро вать потенциальные причины неудач в выполнении задачи и спланировать корректирующие меры.

4. Выражение эмоций. Задачи этого типа концентрируются на вы ражении эмоций и чувств. Они включают:

(a) Шеринг (выражение своих чувств и эмоций, эмоциональное са мораскрытие): клиенты выражают друг другу свои чувства по поводу эмо ционально значимой проблемы или ситуации, которая ранее в явном виде не обсуждалась. (Например, социальный работник может предложить ма тери и сыну впервые обсуждить их чувства по поводу ухода из семьи от ца.) (b) Положительный обмен: клиентов просят рассказать о том, что им нравиться или что они находят привлекательным друг в друге.

5. Расширение осознания. Задачи этого типа направлены на разви тие и расщирение самоосознания, понимания клиентами собственного по ведения или поведения других людей, чувств, убеждений, и т.д. (без осо бой концентарции на определенной проблеме и посиках ее рещения).

(а) Информативное обсуждение: клиенты предлагается поработать над выполнением вышеупомянутых задач через структурированное или неструктурированное обсуждение. (Например, муж и жена сообщают друг другу о том, что их радует и огорчает в семейной жизни;

ребенок расска зывает приемным родителям о своей жизни в прежней семье.) (b) Повторное воспроизведение (Reenactment): клиенты пытаются воспроизвести взаимодействие, которое приводит к появлению затрудне ний. Предполагается, что это может помочь способствовать осознанию и более ясному пониманию клиентом мотивов партнера или последствий собственного поведения. Задача может стать парадоксальной, если клиен ты проинструктированы таким образом, чтобы воспроизводить взаимодей ствия такими способами, которые кажутся абсурдными. Например, клиен тов можно попросить повторно организовать ссору с первоначальной ин тенсивностью чувств. Это, как правило, дает партнерам возможность уви деть неадекватность их первоначальных реакций.

(c) Принятие роли другого (обмен ролями): клиенты меняются ро лями друг с другом и воспроизводят сцены (взаимодействия) или обсуж дают какую-либо проблему. Это дает возможность почувствовать ситуа цию, ее восприятие и связанные с ней чувства других людей. Задачи могут включать как взаимный обмен ролями между присутствзшэщими на сессии партнерами, так и разыгрывание ролей отсутствующих людей.

(d) Построение скульптуры: Клиенты используют невербальные средства для выражения своих чувств, установок, и т.д.. Например, супру жеская пара сможет лучше представить содержание потребности в психо логической близости и, соответственно, существующие у партнеров разли чия в ее понимании и реализации, если их попросить выполнить, напри мер, такое упражнение: партнеры медленно двигаются по комнате и, по степенно приближаясь друг к другу, останавливаются на удобном для каж дого из них расстоянии.

6. Обучение навыкам. Эти задачи предназначены для того, чтобы помочь клиентам приобрести общесоциальные или ситуативно специфич ные навыки (например, как стать увереннее в себе, отвечая на уроке).

Акцент, в большей степени, делается на развитии навыков практической реализации поведенческих моделей, чем на решение специфических про блем. Эти задачи достигаются через такие процедуры и техники как:

(a) Репетиция и управляемая практика: клиенты или отдельный клиент с помощью социального работника, выступающего в роли тренера, репетируют те или иные модели поведения или тренируют навыки дейст вий в типичных ситуациях, вызывающих у них затруднения или диском форт.

(b) Моделирование поведения ребенка (Parental modeling): родите лям предлагается через воспроизведение роли своего ребенка, продемон стрировать навык управления трудной для ребенка ситуацией. Например, отец играет роль сына и демонстрирует, как можно ответить сверстнику в конфликтной ситуации, роль которого играет сын.

7. Снятие стресса и тревоги. Процедуры, направленные на умень шение беспокойства и напряжения, включают обучение расслаблению, систематическую и in-vivo десенсибилизацию и т.д. Обычно, такого рода упражнения предполагают индивидуальную работу с клиентом.

С самого начала данная модель была ориентирована на исследова тельскую проверку. Ее развитие за последние два десятилетия было связа но со значительными исследовательскими программами. В эти программах различные проверялись и оценивались различные стороны этой модели [392, 394], которые подтвердили ее высокую эффективность в индивиду ально-ориентированных формах социальной работы и семейного и инди видуального консультирования.

Среди других используемых в практике социальной работы моде лей необходимо упомянуть поведенческий подход. Он модифицирует и рассматривает поведение в соответствии с бихевиористской парадигмой в психологии (и в противоположность психодинамическим концепциям личности) не как вторичное образование, следствие реально сущест вующих проблем клиента, а как самостоятельную реальность, достоверно отражающую сущность переживаемых трудностей. В отечественной лите ратуре достаточно подробно описаны и проанализированы принципы и методы поведенческой коррекции применительно к задачам психологиче ской и педагогической практики [169;

118;

50]. Поэтому мы лишь кратко остановимся на основных моментах этого подхода в контексте социальной работы.

П. Лондон выделил два вида терапии: информационную и терапию действия [128, с. 433]. Информационная терапия видит свою задачу в том, чтобы помочь клиенту понять происхождение проблемы, ее динамику, пы тается добиться изменений в поведении клиента через изменение его аттитюдов и отношений. Терапия действия стремится способствовать изменению поведения непосредственно или же через перепро граммирование ключевых элементов в социальной среде клиента, то есть через реорганизацию поведенческого взаимодействия между клиентом и средой. Поведение в данном контексте рассматривается по классическим канонам бихевиоризма — как любой класс наблюдаемых реакций.

Квинтэссенцией терапии действия является модель «видоизменения поведения» (Behaviour Modification).

Процесс видоизменения поведения начинается с диагностической оценки, состоящая из трех этапов: 1) отбор моделей поведения, нуждаюш;

ихся в корректировке;

2) определение антецедентов поведения (условий и стимулов, предшествующих ответной реакции);

3) определение последствий поведения (которые могут подкреплять поведение, или наоборот) [436].

Структура вмешательства в этой модели выглядит следз^ющим об разом: 1) определить «мишень» вмешательства (конкретный поведенче ский паттерн);

2) найти медиаторов в окружении клиента, которые возьмут на себя ответственность за изменение своего поведения в качестве условия изменения поведения клиента;


3) определить процедуры вмешательства (прямое видоизменение поведения клиента или непрямое, то есть через по средников в окружении).

Основные принципы этого подхода: 1) центр внимания следует со средоточить на текущем поведении;

2) клиент должен быть соучастником планирования изменений;

3) последовательное пошаговое продвижение к изменению на основе стратегии;

4) систематическая оценка эффективности каждого шага;

5) использование преимущественно позитивного подкреп ления;

6) антецеденты и последствия желаемого поведения должны быть усилены, нежелаемого — ослаблены [426]. Общий механизм помощи в этой модели основан на универсальном законе формирования навыка через обусловливание (де-обусловливание) реакции.

Из всего многообразия существующих моделей «видоизменения поведения» и поведенческой терапии в социальной работе используются главным образом различные программы оперантного научения (по типу «жетонных» программ коррекции Б. Скиннера) и поведенческого тренин га, поскольку именно в них цели коррекции формулируются в терминах научения новым моделям поведения, отсутствующим в социально-ролевом репертуаре клиента, необходимость приобретения которых диктуется тре бованиями общества.

Таким образом, вышеописанные подходы к организации взаимо действия в процессе социальной работы составляют теоретическую и ме тодическую основу деятельности социальных работников в США. Помимо них существуют и другие специальные модели индивидуальной работы, основанные на концепциях транзактного анализа Э. Берна, клиентцентри рованной терапии К. Роджерса, психодрамы Я. Морено, гештальттерапии Ф. Перлза, когнитивных и ролевых теориях. Но сфера их применения весьма ограничена в силу того, что нацелены они в основном на психоте рапевтическую практику и коррекцию прежде всего интрапсихической ди намики.

Как можно было заметить, спектр помощи, оказываемый индиви дуальными социальными работниками, напоминает виды помощи, отно сящейся к компетенции психологов. И действительно, деятельность социальных работников предполагает много пересекающихся функций.

альных работников предполагает много пересекающихся функций, общих приемов и методов работы, но при этом акцент социальной работы остает ся прежде всего на проблемах социального функционирования, то есть на тех моментах жизнедеятельности, когда затруднена социальная жизнь ин дивида. Психолог в своей деятельности непосредственно сосредоточен на достижении психологического благополучия индивида или семьи. Соци альный работник должен помочь, в первую очередь, обрести социальное благополучие и на основе этого содействовать психологическому. Это на ходит отражение в проблемах, с которыми имеют дело клинические соци альные работники: хроническая безработица, социальная дезадаптация, депривация, реабилитация и т. п.

По мнению М. Пейна [369], в повседневной практике социальной работы в США надо различать два направления. Первое связано с относительно ругинным предоставлением социальных услуг, отвечающим законодательным, политическим и организационным требованиям в рамках официально утвержденных программ социальной помощи. Здесь люди об ращаются за советом или за конкретной услугой. И в этом случае чаще всего требуется лишь некая последовательность официально предписанных или административно регулируемых действий. Другое направление социальной работы обращено к психолого-педагогическим и терапевтическим задачам. В рамках различных специализированных агентств социальные работники могут оказывать разного рода психолого-педагогическую помощь тем лю дям, чьи трудности не могут быть преодолены в рамках обычных услуг.

Социальная работа развивалась как относительно рутинная практика в рамках государственной политики социального благосостояния и поэтому было бы неверно сводить ее исключительно к психолого-педагогической деятельности. В повседневной практике чаще требуется другое. Здесь приоритет имеют функциональные типы взаимодействия, концеп^^аргаоированещш-впвдшниехваадаршздкс^дапизируются, когда социаль ный работник обращается к проблемам: 1) внутрисемейным, детско родительским и супружеских отношений;

2) поведения ребенка в школе и дома;

3) юношеского отклоняющегося поведения;

4) клиентов с различны ми эмоциональными расстройствами;

5) относящимся к выбору и плани рованию будущего жизненного пути;

6) появившимся в социальной среде клиента и требующим активных действий социального работника. Оче видно, что в этом случае большее значение имеют психосоциальный и «проблемно-центрированный» подходы с их ориентацией на углубленную и диагностически выверенную работу, а также различные формы поведен ческой коррекции.

Хотя, безусловно, проведение любых границ между концепциями индивидуальной социальной работы, когда речь идет о практике помощи, может быть в значительной степени условным. Все вышеописанные под ходы при внешнем различии в принципах деятельности, в использовании диагностических и методических процедур имеют довольно много общего.

Вне зависимости от исходных теоретических посылов все модели в разной степени выраженности включают такие элементы, как установление пер вичной коммуникации (эмоционального и интеллектуального контакта), изучение и прояснение проблемы в ходе взаимодействия с социальным ра ботником, диагностическая оценка ситуации совместно с клиентом, взаим ное определение целей и задач совместной работы, видоизменение взаимо отношений индивида с социальным окружением или с самим собой, оцен ка прогресса и результатов социального вмешательства, налаживание от ношений партнерства, заинтересованности и поддержки.

Таким образом, проблема эффективности социальной работы связана не с использованием того или иного метода, но с тем, кто и как применяет эти методы. Иными словами, главный фактор успешности социального вме шательства — личностные и профессиональные качества социального работ ника.

2.2. Теоретические подходы к организации социальной работы с группой Групповая работа традиционно широко используется в социальной работе в США и наиболее часто применяется для оказания социальной по мощи детям, подросткам, людям всех возрастов со схожими социальными и индивидуальными проблемами или находящимися в похожей социаль ной ситуации (например, молодым родителям). Интенсивно групповые формы деятельности используются для работы с малолетними правонару щителями, подростками из неблагополучных семей, с престарелыми и людьми с физическими и умственными недостатками. Это основная форма работы социальных работников, ведущих свою деятельность в дневных ла герях для подростков, гайденс-центрах, местных общинных центрах.

Обычно групповая работа заключается в том, что небольшая группа людей со схожими целями, интересами или проблемами по инициативе или при участии социального работника регулярно собирается и включается в со вместную деятельность для достижения общих целей. В отличие, скажем, от психотерапевтических групп цели совместной деятельности в этом слу чае не обязательно связаны с решением эмоциональных и внутриличност ных конфликтов и проблем. Это может быть обмен информацией, совме стные социальные действия, развитие практических, социальных и меж личностных умений, перестройка асоциального поведения. Многообразие групп может быть классифицировано относительно их целевой направ ленности [233, р. 101].

1. Группы отдыха: часто существуют без внешнего руководства;

если такая группа действует под эгидой какого-либо муниципального центра, то его работники могут предложить организатора, который поможет собрать за интересованных людей и вовлечь их в целенаправленную деятельность (нап ример, по организации спортивной команды или творческого или развлека тельного мероприятия). Такие группы могут дополнительно развивать те или иные навыки: например, изз^ать французскую кухню, фитодизайн и т. д. Со циальные агентства помогают организовать и структурировать подобные группы.

2. Группы обучения: группы, в которых происходит обучение тем или иным навыкам деятельности, часто обычными дидактическими методами, например, родительские группы, группы по ведению дома и т. п., различные дискуссионные группы.

3. Группы «самопомощи»: это группы, объединяющие людей со сходными проблемами (в рамках программ реабилитации, использующих групповые формы работы, например, такие как «Анонимные алкоголики»

или «Синанон»), которые собираются вместе для моральной, эмоцио нальной и информационной поддержки;

хотя эти группы принципиально отказываются от услуг профессионалов, социальный работник может быть инициатором создания подобных групп.

4. Группы социализации: многие рассматривают их как основной центр групповой социальной работы, так как цели этих групп — поведен ческие изменения и развитие социальных навыков. Социальный работник, действуя в подобных группах как агент социализации, активно обучает, задает модели социального поведения, помогает ускорить научение новым социальным ролям и развивать ролевз^ю компетентность, организует дис куссии, обеспечивает благоприятную среду и, таким образом, создает воз можности для изменения ролевого поведения и взаимодействия. Такие группы организуются обычно в системе исправительных учреждений, в больницах, детских учреждениях, различных клубах и т. п. с целью адап тации и реадаптации определенных категорий людей к тем или иным си туационным условиям. Группы социализации могут иметь и более широ кие цели содействия вхождению в общество и общего развития.

5. Психокоррекционные группы: создаются для клиентов, которые хотят рещить свои эмоциональные проблемы или не могут принимать уча стие в деятельности обычных групп. В отличие от психотерапевтических групп здесь не лечат певрозы, реактивные состояния и другие клинически выраженные психопатологические состояния. Целями таких групп могут быть развитие самосознания и самопринятия, поведенческая коррекция и т. п. Обычно такие группы существуют в рамках социальной работы в об ласти психического здоровья, медицинской социальной работы и т. д.

Отдельно необходимо отметить групповую работу с молодежью.

Традиционно она была и остается одним из основных направлений груп повой социальной работы и ей отводится значительное место в групповой практике, но, правда, как отмечают некоторые авторы [275, 282], большей частью в сфере организации досуга. Цели различных программ социальной работы с молодежью в США определяют следующие направления дея тельности [233, р. 274]:

1) рекреационные виды деятельности и неформальное обучение, предназначенное для развития таких духовных и этических ценностей, как любовь к дому, семье, друзьям, интерес к общине и стране, формирование опыта гражданской ответственности;

2) развитие социальных навыков и опыта межличностных отноше ний через участие в работе клубов дружбы, групп по интересам, через расширение внесемейного и внешкольного жизненного опыта, занятие спортом и т. д.;

3) услуги для молодежи с особыми проблемами (трудности при обучении в школе, конфликты с полицией, социальная изоляция) в целях содействия адаптации к семье, сверстникам, социальным сообществам;

4) развитие местного управления и самоуправления через создание специальных программ обучения граждан и советов общественных предс тавителей.

Таким образом, групповая работа в ее самых разнообразных видах и организационных формах составляет огромный пласт деятельности ра ботников в США. Очевидно, подобная широта профессиональных интере C B и разнообразие направлений деятельности создают значительные O трудности при создании дефиниций групповой социальной работы.

В современной англоязычной литературе по социальной работе можно найти большое число определений групповой работы. Мы приве дем здесь лишь некоторые из наиболее часто цитируемых. Итак, групповая социальная работа может рассматриваться как:

— «метод социальной работы, который помогает индивидам улуч шить их социальное функционирование через целенаправленную орга низацию группового опыта и дает возможность более эффективно справ ляться с индивидуальными, групповыми или обш,инными проблемами»

[322, р. 118];

— «целенаправленная деятельность в контексте малых групп, наце ленная на удовлетворение социоэмоциональных потребностей и решение групповых задач. Эта деятельность может быть направлена как на индиви да в качестве члена группы или на группу в целом» [440, с. 12];

— «работа с малой группой, направленная на оказание помощи членам группы с целью использования возможностей совместной дея тельности для решения существующих проблем в психосоциальном функ ционировании, превенции возможных проблем, развития групповой и ор ганизационной структуры, ликвидации препятствий для нормальной жиз недеятельности и социальной среде» [362, р. 4].

При имеющихся различиях в определениях в них присутствуют два центральных для американской традиции социальной работы с группой момента. Во-первых, эти определения репрезентируют магистральное на правление социальной работы — улучшение и развитие способности к со циальному функционированию. В данной парадигме отправной точкой со циальной работы является актуальная или потенциальная проблема — макро- или микросоциальная, личностная или межличностная — в ее кон кретной представленности индивиду. Такая прагматическая ориентация «от проблемы» весьма характерна для американских моделей социальной работы, которые не актуализируют, по крайней мере на уровне теорети ческих построений, общеразвивающих и воспитательных задач. Но, види мо, не следует полагать, что решение проблемы в социальном функциони ровании индивида при этом сводится к оказанию утилитарной помощи.

Проблема в этом смысле есть не просто нехватка чего-либо для нормаль ной жизнедеятельности, но реальное противоречие между потребностями индивидуального развития и внутренними и внешними возможностями личности или общности людей. Снятие этого противоречия актуализирует потенциал развития личности и тем самым соотносится с целями воспита ния в широком смысле как «планомерного создания условий для относи тельно целенаправленного развития человека в процессе его социализа ции» [81, с. 153]. Кстати, европейская модель социальной работы в боль шей степени, связана с традициями социально-педагогической мысли, по этому цели социального воспитания в ней представлены в более явном ви де. В частности, Т. Яркина приводит одно из европейских определений групповой социальной работы как «формы и метода, который использует ся с целью оказания человеку помощи через передачу группового опыта для развития его физических и духовных сил, формирования социального поведения» [201]. Это определение прямо эксплицирует, на наш взгляд, воспитательные цели социальной работы, хотя и несколько затеняет спе цифику именно социальной работы с группой.

Второй центральный момент социальной работы с группой, от четливо просматривающийся в приведенных выше определениях, — это целесообразная организация группового опыта, дающая возможность чле нам группы искать эффективные решения общей проблемы и тем самым развивать, видоизменять и обогащать индивидуальный опыт участников.

В этом плане групповая работа предназначена для обретения конструктив ных жизненных целей и содействия изменениям в оценке реальности, в структуре самосознания, коммуникативных и социальных навыков участ ников группы через организацию позитивного группового опыта и взаимо действия. Это своего рода инструмент содействия самоопределению лич ности, способ развития личностной автономии, социальной от ветственности и достоинства [233, р. 98].

Эти два аспекта являются ключевыми и при определении общих целей социальной работы с группой. Обычно в качестве таковых называют [410, с. 78]:

1) помощь группе в достижении совместно определенных целей;

2) содействие желаемым изменениям в структуре индивидуального опыта, в понимании личностных, семейных, профессиональных проблем и проблем взаимоприспособления;

3) оказание помощи группе в более полном использовании возмож ностей совместной деятельности для саморазвития и взаимного обогаще ния ее членов.

Если теперь обратиться к теоретическим концепциям групповой социальной работы, которые в идеале должны перевести общие цели рабо ты с группой на язык конкретных задач и операциональных принципов деятельности социального работника, то приходится признать, что совре менное состояние теории в США в области групповой социальной работы характеризуется эклектичностью, непоследовательностью, фрагментарно стью концепций, противоречивостью общих методологических оснований и принципов. Больщинство концепций ретранслируют без адекватного пе реосмысления достаточно произвольно выбранный набор понятий, фено менов и механизмов групповой и социальной динамики, заимствованный из различных областей научного знания (социальная психология, социоло гия, теория систем и управления и т. д.) и адаптируют его в наборах мето дических рекомендаций, советов и функциональных долженствований для социального работника. Р. Роберте и X. Нозерн издали коллективную на учную работу [435], в которой свои позиции изложили наиболее автори тетные представители различных концепций социальной работы с груп пой. Цель этого издания заключалась в том, чтобы провести теоретиче скую систематизацию и выявить принципиальные различия между различ ными подходами, подобно тому, как это происходит в теории индивиду альной социальной работы. Но как отмечают Роберте и Нозерн, это пред приятие оказалось малоуспешным. С одной стороны, в теоретическом пла не авторы говорят о столь разных вещах, что не возникает даже предмета спора. С дрзтой стороны, на уровне содержательного описания групповой работы воспроизводят в разных терминах фактически идентичный набор практических рекомендаций. В послесловии, пытаясь все же высветить ос новные точки противоречий, редакторы использовали даже процедуры контент-анализа. Но и эти меры позволили сделать лишь поверхностный анализ по типу «больше или меньше уделяют внимания», и «упоминают или не упоминают». Редакторы пришли к выводу, что представленные подходы являются скорее не теориями социальной работы, а теориями для социальной работы с группой.

Ноэтому мы, обращаясь к анализу содержательных аспектов ор ганизации взаимодействия в процессе групповой социальной работы, со чли целесообразным идти не от теоретических постулатов и конструкций отдельных авторов, а от реально существующих в практике моделей орга низации групповой работы. За основу мы взяли идею американских иссле дователей К. Нэйпелл и Б. Ротман. Они обозначили три модели работы с группой, в разной степени выраженности, представленные в практике со циальной работы.

1. Модель социальных целей (Social Goals Model).

Она возникла на ранних стадиях развития социальной работы, когда своей основной задачей социальные работники видели создание системы социальной помощи в рамках общины и государства. В этой модели груп па рассматривается прежде всего как ассоциация граждан, существующая в контексте сложноструктурированного и институализированного общест ва. Именно внешние социальные и культурные институты определяют на личие и доступность ресурсов, необходимых для удовлетворения базовых индивидуальных, групповых и социальных потребностей. Личное и обще ственное благосостояние взаимосвязаны в той мере, в какой люди опти мально функционируют и выполняют свои гражданские обязанности и за дачи через участие в жизнедеятельности социальных институтов, таких как семья, экономика, политическая система. Люди сталкиваются с трудно стями, когда социальные структуры и институты действуют неэффективно или неадекватно и не обеспечивают оптимальных стандартов существова ния [409;

303]. И в этом случае они имеют право на организованные дейст вия с целью изменения существующих социальных структур.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.