авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Помченко, Марина Александровна

Семантическое пространство этнической картины

мира

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2006

Помченко, Марина Александровна.

   Семантическое пространство этнической картины

мира  [Электронный ресурс] : На материале

сравнительного исследования китайских и русских студентов : Дис. ... канд. психол. наук

 : 19.00.01. ­ Хабаровск: РГБ, 2006. ­ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки).

Социология ­­ Социальные общности (совокупности) ­­ Социология национальных и расовых отношений Общая психология, психология личности, история психологии Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/06/0315/060315029.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Помченко, Марина Александровна Семантическое пространство этнической картины мира Хабаровск  Российская государственная библиотека, 2006 (электронный текст) 61:06-19/ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО НРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ»

На правах рукописи

ПОМЧЕНКО Марина Александровна СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ЭТНИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ СРАВНИТЕЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ КИТАЙСКИХ И РУССКИХ СТУДЕНТОВ) ДИССЕРТАЦИЯ па соискание ученой степени кандидата психологических паук по специальности 19.00.01 - общая психология, психология личпости, история психологии

Научный руководитель доктор психологических наук, профессор Яссман Л.В.

Хабаровск - ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ЭТНИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА И ИРОБЛЕМА ЕЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В НСИХОЛОГИИ, 1.1. ПОНЯТИЕ «КАРТИНЫ МИРА». КАРТИНА МИРА КАК ОСНОВА МИРОВИДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА 1.2. П с и х о л о г и я ЭТНИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИЙ И ФАКТОРЫ, ИХ ОНРЕДЕЛЯЮЩИЕ (НА МАТЕРИАЛЕ КИТАЙСКОГО ЭТНОСА) 1.2.1. Характеристика китайского этиоса. Пространствеиио-врелгеииая космологическая модель как культуриая долшиаита китайского этноса. 1.2.2. Специфика традиционно-китайского философского знания - как теоретической формы выразкения традиционной китайской культуры 1.

2.3. Особенности психологии, мьпиления и поведения в традиционной китайской культуре. 1.2.4.Иероглифическая письменность как фактор, влияющий па особенности восприятия и переработки китайского этноса 1.3. ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ КРОССКУЛЬТУРНЫХ РАЗЛИЧИЙ ГЛАВА 2. ЭМНИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СЕМАНТИЧЕСКОГО НРОСТРАНСТВА ЭТНИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ СРАВНИТЕЛЬНОГО ИССЛЕДОВАННЯ КИТАЙСКИХ И РУССКИХ СТУДЕНТОВ) 2.1. МЕТОДОЛОГИЯ, МЕТОДЫ И ОРГАНИЗАЦИЯ ИССЛЕДОВА1 1ИЯ 2.2. ЭТНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ смыслового поля КИТАЙСКИХ и РУССКИХ РЕСПОНДЕНТОВ 2.2.1. Результаты, анализ и интерпретация результатов вербальных ассоциаций. 2.2.2. Качественное исследование смысловых сфер образа мира. Сравнительный анализ. 2.3. ОСОБЕННОСТИ НЕВЕРБАЛЫ1ЫХ АССОЦИАЦИЙ РУССКИХ И КИТАЙСКИХ РЕСНОНДЕНТОВ 2.4 СРАВНИТЕЛЫ1ЫЙ АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ВЕРБАЛЬНОГО И НЕВЕРБАЛЬНОГО УРОВНЕЙ СМЫСЛОВОГО НОЛЯ. 2.5. ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОСПРИЯТИЯ И ПЕРЕРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ РУССКИХ И КИТАЙСКИХ СТУДЕНТОВ 2.6. ИССЛЕДОВАНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ ПОЛУШАРИЙ ГОЛОВНОГО МОЗГА ВЫВОДЫ ЗАКЛЮЧЕНИЕ с и н е о к ИСНОЛЬЗОВАННОЙЛНТЕРАТУРЫ ПРИЛОЖЕНИЕ 1. РЕЗУЛЬТАТЫ РАНЖИРОВАНИЯ АССОЦИАЦИЙ ПРИЛОЖЕНИЕ 2. СВОДНАЯ ТАБЛИЦА АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА (РУССКИЕ) ПРИЛОЖЕНИЕ 3. СВОДНАЯ ТАБЛИЦА АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА (КИТАЙЦЫ) ПРИЛОЖЕНИЕ 4. КОРРЕЛЯЦИЯ (РУССКИЕ) ПРИЛОЖЕНИЕ 5. КОРРЕЛЯЦИЯ (КИТАЙЦЫ) ПРИЛОЖЕНИЕ 6. ПОЛНАЯ ОБЪЯСНЕННАЯ ДИСПЕРСИЯ ФАКТОРНОГО АНАЛИЗА (РУССКИХ И КИТАЙСКИХ РЕСПОНДЕНТОВ) ПРИЛОЖЕНИЕ 7. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ИЕРОГЛИФИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПРИЛОЖЕНИЕ 8. ПРИМЕР ДВУХ видов японского ПИСЬМА КАНЗИ и КАНА ПРИЛОЖЕНИЕ 9. Символ Инь и Ян ПРИЛОЖЕНИЕ 10. КОНФУЦИЙ (С КАРТИНЫ ХУДОЖНИКА ДАОЦЗЫ) (7 ВЕК) ВВЕДЕНИЕ Актуальность и степень разработанности проблемы. Изучение этнической картины мира является одной из актуальных задач современности.

Изменения в российском обществе в конце 80-х гг. возродили в отечественной науке интерес к проблеме этнического сознания. Свой вклад в изучение националыю-нсихологических особенностей внесли: Л.М. Дробижева (1991), Т.Г Стефаненко, Е.И Шлягина., С.Н Ениконов.(2003), А.О. Бороноев, В.Н.

Павленко (1994), Э.А. Саракуев, В.Г. Крысько (1996), B.C. Мухина (2001), Г.У. Солдатова (1998) и др. Особенности этнического сознания русского этноса рассматривались в работах философов Н.А. Бердяева (1990), П.А.

Сорокина (1990), B.C. Соловьева. В последние годы исследованием русского этноса в психологии занимались А.Г. Шмелев (2002), З.В. Сикевич (1996), А.О. Бороноев, П.И. Смирнов (1992), (1995). Исследуются этносы, как нроживающие на территории России: татарский этнос - О.Г. Лонухова, Ф.Ф.

Гулова (2001), нивхи - И.В. Трутнева (2004), А.Е Меняшев (2005), нанайцы И. К. Шабурова (2005), чукотский этнос - Ю.В Соколова (2004), телеуты - Г.А.

Кригер (2005), по и зарубежные этносы: грузинский, азербайджанский, В.Ф.

Петренко (1997), испанский П.В. Фетисов (1995), американский П.П.

Богомолова, Т.Г. Стефаненко (1991) и др.

В связи с развитием международных контактов со странами Азиатско Тихоокеанского региона (АТР) возрос интерес к изучению этнического сознания представителей восточного региона. Появляются работы, учитывающие психологические особенности: корейцев М.А. Аникина (1999);

В.П. Левкович (1996), китайцев И.Е. Бобрышева (1996), С.В Копытько (2004);

Сунь Юйхуа (2000), Ван Эрдон (2000), Ван Биндуп (2004).

Особенности этнического сознания китайского этноса широко освящены в фундаментальных трудах как отечественных авторов В.К.

Арсеньева (1917), В.М. Алексеева (1966), Л.С.Васильева (1976), В.Я.

Сидихменова (1987), A.E. Лукьянова (1994), М.Л. Титаренко (1997), В.В Малявина (1992), М.В Крюкова, В.В Малявина, М.В. Софронова, Н.Н.

Чебоксарова (1979), (1993), М.Т. Стенанянц (1997), В.Ф. Феоктистова (1997), Н.А. Абрамовой (1998), Ю.М Сердюкова (1998), М.Е. Кравцовой (1999), так и зарубежных Р. Невилл (1996), Тань Аошуан (2004), М. Гране (2004) и др.

Интерес к особенностям этнического сознания китайского этноса обусловлен рядом причин. Во-первых, географическим положением. Знание национально-психологических особенностей будет способствовать развитию понимания и преодолению спорных вопросов в диалоге культур России и Китая. Во-вторых, китайский этнос является доминирующим этносом в мире и по численности населения и по уверенным позициям, которые он занимает в мировой экономике. Китайцы одна из немногих ныне существующих этнических общностей, которая, - пишет М.В. Крюков, - несмотря на сложные перипетии политической истории, завоевания и нарушения государственного единства, многочисленные этнические включения не утратил своей специфики. Процесс вторжения иностранных держав и открытие Китая в XXI веке вызвали глубокие и противоречивые тепденции в традиционной культурной системе прошлого. Китайцам удалось сохранить свою самобытную культуру, духовное ядро одной из важнейших составляющих, которой является иероглифическая письменность (М.В. Крюков и др., 1993, С.4). В-третьих, несмотря на достаточное количество работ, освещающих социально-философский аспект этнического сознания представителей китайского этноса, психологический аспект исследования в современной науке изучен недостаточно. А.А. Леонтьев указывал на особую роль общей психологии в изучении этнопсихологических особенностей. Здесь для общего психолога (и вне интересов философов и социальных психологов) ценной оказывается проблема национальных особенностей протекания психических процессов (например, процессов восприятия, памяти), этнопсихологического I i аспекта системы вербальных и невербальных значений интернализуемых членами данной общности (А.А. Леонтьев, 2001, с. 422) Нерешенной но-нрежнему остается проблема межкультурных различий психофизиологическими особенностями организации нсихики с одной стороны и влиянием культурной среды с другой (М. Коул, С. Скрибнер, 1997), и, несмотря на огромное количество эмпирических данных, предположений, эта проблема остается малоизученной и спорной. Существует точка зрения авторов, предполагающих, что два способа познания у представителей западной и восточной культур, обусловлены различием психофизиологических механизмов, связанных с функциональной специализацией полушарий головного мозга Р. Орнстайн (1972), С. Спрингер, Г. Дейч (1988), В.В. Иванов (1998), А.Р. Лурия (2000), Е.П. Ипъип (2001), В.В.

Аршавский (1997).

Существует точка зрения что различия в познавательных процессах не исключают некоторых универсальных законов устройства человеческого разума, являющегося по словам Леви-Стросса (1994), «суть упорядочиванием мира». В последнее время подчеркивается решающая роль культурной среды в формировании этнических особенностей Т.Г. Стефаненко (2000).

Изучение основ традиционной культуры Китая, показало, что существенное влияние на систему мышления, психологии, поведения китайского этноса оказала специфика философского знания. Конфуцианство и основанные на нем правила поведения в обществе Л.С.Васильев (1976), Н.А.

Абрамова (1998) и др.

Современный этап развития Китая, экономические реформы страны не могут не отражаться в сознании ее носителей. Проблема Конфуцианства на развитие современного общества обсуждается и имеет много сторонников и противников. Но влияние конфуцианских нринципов ощущается и сегодня Успех Китая, считают исследователи Н.А. Абрамова (1998), М.Л. Титаренко I i (1997) объясняется не сленым конированнем иностранного и отбрасыванием исныта1Н1ых средств своей традиционной культуры, а в нх умелом сочетании с новыми методами хозяйствования. Синтез занадной культуры и китайских духовных ценностей онределнл сущность нового этана развития китайской цивилизации. Все сказанное нозволяет нредноложить, что в кодах семантического пространства образа мира современных китайцев, заложены конфуцианские принцины.

Гипотеза: Конфуцианские принципы, лежащие в основе китайского мировосприятия, образуют смысловой каркас этнического сознания китайцев и онределяют такие особенности мировоснриятия, как высокая образность и конкретность семантического пространства.

Объект исследования: семантическое пространство этнической картины мира.

Предмет исследоваиия: отражение в семантическом пространстве смыслообразующих нредставлений этнического мировосприятия.

Цель исследования состоит в выявлении особенностей этнической картины мира китайского и русского этносов методом анализа семантического нространства и факторов, их определяющих.

Задачи исследования:

1) Исследовать особенности смыслового поля этнической картины мира китайского этноса 2) Исследовать особенности смыслового поля этнической картинБ мира русского этноса 3) Сравнить особенности смыслового поля этнической картины русского и китайского этносов на вербальном и невербальном уровнях их организации.

4) Исследовать влияние смыслообразующих представлений на особенности этнического мировосприятия.

5) Исследовать влияние психофизиологических факторов на особенности этнического мировосприятия.

Методологической базой исследования является культурно историческая теория Л.С. Выготским, А.Р. Лурия, М. Коулом, С. Скрибнер.

Теоретические положения проблемы сознания, значения, положенные в основу нсихосемантического направления в психологии (Л.С. Выготского, А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьева, В.Ф.Петренко и др.).

Теория о мыслительном, художественном и среднем типах высшей нервной деятельности И.П. Павлова. Теория функциональной асимметрии мозга (Э.Г. Симерницкая, Т.А. Доброхотова, П.П.Брагина, С. Спрингер, Д.

Дейч, В.В. Аршавский, Э. Голдберг).

Методы исследования. В работе были использованы общенаучные исследовательские методы: теоретический анализ нсихологической литературы;

сравнительно-аналитический метод, а также частные нсихологические методики: ассоциативный метод, метод пиктограмм;

тест Павлова, классические методики определения доминантности полушарий головного мозга: тесты на онределение леворукости «Будь добр, пожалуйста», «Вспомни, ножалуйста!», тест «Что тебе нравится?».

Для статистической обработки данных использовался аппарат вариативной статистики и многомерных исследовательских методов.

Статистический анализ результатов исследования осуществлялся с использованием программ Statistica 6.0. и SPSS 13.0.

Эксиериментальная база исследования. Исследовапием было охвачепо 120 человек: 60 китайских респондентов, проживающих на территории г. Далянь (пр. Ляонин), г. Цындао, г. Цзынань (пр. Шаньдун), г.

Харбин (пр. Хэйлудзян), 60 русских респопдентов. Обе группы респондентов студенты 2 - 3 курсов гуманитарного факультета ДВГУПС.

I i Научная новизна н теоретическая значимость работы 1. На основе ассоциативного экснеримента выделены доминирующие смысловые сферы в этнической картине мира китайских и русских студентов;

2. Показано, что исследование вербальных и невербалы1ых ассоциаций нозволяет выявить характерные этнические снособы мышления китайцев и русских.

3. Выявлено, что на картину мира китайской молодежи продолжают оказывать формирующее влияние конфуцианские принципы и иероглифическая письменность.

Практическая значимость работы полученные результаты в работе помогут глубже понять проблему межкультурного взаимодействия между Китаем и Россией;

могут быть использованы не только в учебном процессе в качестве методических рекомендаций преподавателям, работающим с китайскими студентами, но и в тех областях и отраслях знания, где необходимо учитывать специфику этнического сознания китайского этноса.

Положения, выиосимые на защиту 1. Этническая картина мира китайского этноса образована на основе Конфуцианского учения,. В основе семантического пространства этнической картины мира лежит дуализированная модель мира (Инь - Ян) и натурфилософская концепция пяти первоэлементов.

. 2. Для китайских студентов характерен образный тип восприятия и переработки информации, обусловленный такими факторами, как: культурные традиции, конкретность философского знания, иероглифическая письменность, требующая большей образности но сравнению с алфавитной.

3. Высокая образность семантического нространства китайцев обусловлена особенностями функционалыюй снециализацией полушарий Этапы проведения работы На первом этапе (2002-2003) проводился анализ научной литературы, определялись теоретико-методологические позиции исследования, формулировались его методология и методика, концептуальный аппарат, рабочая гипотеза, организация исследования.

На втором этапе (2003-2004) продолжалась работа по теоретической проработке темы исследования, проводились исследования по ассоциативному методу, пиктограммам.

На третьем этапе (2004-2005) проводились исследования по дополнительным методикам, в частности, функциональной асимметрии мозга, особенностям восприятия и переработки информации, осуществлялась обработка данных, их теоретическое осмысление, обобщение, анализ, интерпретация.

Апробация работы обсуждалась на научно-практических конференциях: международных: «Научно-техническое и экономическое сотрудничество стран АТР в XXI веке» (Хабаровск, 2005);

Международного симпозиума «Культурно-экономическое сотрудничество стран северо восточной Азии» (Хабаровск, 2005);

всероссийских: «Высшая педагогическая школа в период модернизации образования: опыт, проблемы, перспективы» (Комсомольск-на-Амуре, 2004);

«Современные технологии железнодорожному транспорту и промышленности» (Хабаровск, 2003);

«Личностно-профессиональное саморазвитие студентов в образовательном процессе» (Хабаровск, 2003);

региональных: «Проблемы высшего образования» (Хабаровск, 2003).

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, сниска использованной литературы, включающего 112 источников, 10 приложений. В тексте диссертации имеется 32 рисунка, 26 таблиц. Содержание изложено на 167 страницах.

ГЛАВА 1. ЭТНИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА И ПРОБЛЕМА ЕЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ.

1.1. Понятие «картины мира». Картина мира как основа мировидения человека.

«Картина мира» в современной науке является одним из центральных понятий, отражающим специфику взаимоотношений человека с окружающим миром. Понятие «картина мира» в современной науке до конца неопределенно и находится в стадии формирования. Оно используется в различных научных областях: философии, культурологии, липгвосемиотике, психологии.

Впервые термин «картина мира» начал использоваться в трудах физиков Г. Герца, А. Энштейна, М. Планка. А.Энштейн дает довольно широкую трактовку этого понятия: «Человек стремится каким-то адекватным образом создать себе простую и ясную картину мира для того, чтобы оторваться от мира ощущений, чтобы в известной степени попытаться заменить этот мир созданной таким образом картиной. Этим занимается художник, поэт, философ, естествоиспытатель, и каждый по-своему. Па эту картину и ее оформление человек переносит центр тяжести своей духовной жизни, чтобы в ней обрести покой и уверенность, которые он не может найти в слишком тесном головокружительном круговороте собственьюй жизни»

(цит. по В.И. Постоваловой, 1988, с. 13).

Сходную точку зрения о важной роли картины мира в жизни человека сформулировал Э. Фромм: (1990) «без определенным образом организованной и внутренне связанной картины мира и нашего места в нём - люди просто растерялись бы и не были способны к целенаправленным и последовательпым действиям, ибо без неё невозможно бы было ориентироваться Знаменательно, что не было обнаружено ни одной культуры, в которой не существовала бы такая система ориентации» (Э. Фромм, 1990, с. 142 - 143). В.И. Постовалова (1998) считает картину мира центральным понятием концепции человека, выражающую специфику его бытия. Далее она поясняет, что человеку, в отличие от животных, роботов для ориентации в мире нужны особые символические опосредующие структуры: язык, религия, мифология, искусство, наука, выступающие регуляторами его жизнедеятельности.

«Наиболее адекватным пониманием «картины мира» представляется представление ее как исходного глобального образа и передающего сущностные свойства мира в понимании ее носителей и являющегося результатом всей духовной активности человека» (В.И. Постовалова, 1988, С.21). Термин «картина мира» используется в различных смыслах. Он применяется для обозначения мировоззренческих структур, лежащих в фундаменте культуры определенной исторической эпохи. В этом же значении используются синонимичные термины «образ мира», «модель мира», «видение мира», «картина мира», отражающие целостность мировоззрения.

Термин картины мира используется также для обозначения научных онтологии, т.е. тех представлений о мире, которые являются особым типом научного теоретического знания (Новейш. филос. ел., 2001, с. 666). Картина мира является необходимым моментом жизнедеятельности человека и обуславливает специфический способ восприятия мира. Исторически попытки построения картины мира были связаны с натурфилософией. В современной науке осмысление происходит по линии рефлексии над наукой и в русле культурологического, лингвистического и семиотического анализа коллективного сознания, прежде всего на материале изучения фольклора и мифов. (В. С. Степин, 2000, с. 235). В культурологии и лингвосемиотике понятие «картины мира» рассматривается, как проблема реконструкции архаического сознания Она определяется как структурирование, организация окружающего мира, модель мира нредставляет собой ее результат. Она описывается как некоторый образ, результат вторичной нерекодировки первичных данных с помощью знаковых систем. (Б.А.

Серебренников, 1988, с. 15-16). Этому посвящены работы, но воссозданию способов мировидения людей различных культур в разные эпохи:

исследования славянской модели мира В.Н. Топорова (1994), средневекового образа мира В.Я. Гуревича (1984), балканской модели мира Т.В. Цивьян (1990). По мнению В.Н. Тонорова (1992), модель мира - это своеобразная «сетка координат, при посредстве которых люди воспринимают действительность и строят образ мира, существующий в их сознании». Он пишет: «В самом общем виде модель мира определяется как сокращенное и упрощенное отображение всей суммы представлений о мире внутри данной традиции...». И далее, «модель мира не относится к числу понятий эмпирического уровня (носители данной традиции не могут осознавать модель мира всей ее нолноте)» (В.Н. Топоров, 1992, с. 161). Он считает, что модель мира ориентирована на выявление и описание космологизированного сущего и основных параметров Вселенной: пространственно-временных, причинных, количественных, семантических. Для мифоноэтической модели мира разрабатывается система бинарных признаков, основных семантических противопоставлений, смысловых онпозиций (депь-ночь, верх низ, лето-зима, восток-запад, жизнь-смерть и т.д.). На основе этих наборов и конструируются универсальные знаковые комплексы, эффективные средства (там же, с. 162 - 163).

А.Я. Гуревич (1998) использует такие синонимичные выражения как модель мира, картина мира, видение мира. Он считает, что в любой культуре модель мира состоит из набора взаимосвязанных универсальных понятий таких как: время, пространство, измерение, число, судьба, отношение чувственного к сверхчувственному, отношение частей к целому и т.п.. Каждая цивилизация или социальная система имеет свой особый способ восприятия мира (А.Я. Гуревич, 1998, с. 17-18).

В жизни человек пользуется как научной, так и имплицитной, наивной картиной мира. Если под научной картиной мира понимается система общих принципов, понятий, законов, формируемая на основе синтеза научных знаний, то предметом наивной картины мира, считает Ж. Дюби, является подвижная система связанных между собой образов и представлений о мире и человеке, различных для разных субкультур и стран, определяющая их поведение (цит. по СИ. Еникопову, 1997, с. 36). Наивная картина мира складывалась задолго до появления научной. Она является системой представлений независимо от его знаний или других научных дисциплин и владения научной картиной мира. Обе картины и научная, и наивная взаимосвязаны, так как научная картина мира является достоянием многих пытливых и любознательных членов общества и включается в наивную картину мира. Их различия проявляются в том, что наивная картина стремиться к целостности, а научная к полноте и точности знания (там же, 36).

Наивная картина мира исследуется в работах фольклористов, этнографов, антропологов, культурологов, лингвистов: А.Н. Афанасьева (2000), А.А.

Нотебни (1989), Н.Г. Богатырёва (1971) и многих других.

По определению С.Н. Еникопова (1997) картина мира «представляет собой систему образов (представлений о мире и о месте человека в нем), связей между ними и порождаемые ими жизненные позиции людей, их ценностные ориентации, принципы различных сфер деятельности. Она определяет своеобразие восприятия и интерпретации любых событий и явлений. Субъектом картины мира может быть как отдельный человек, так и разнообразные социальные общности (этнические, религиозные, профессиональные)» (С.Н. Еникопов, 1997, с. 36). Но мнению В.Н.

Михайловского и Ю.И. Светова можно выделить три основных аспекта в определении картины мира. Во-нервых, картина мира есть реальность, производная от некоторой системы знаний, результат духовно-практической деятельности человека. Во-вторых, картина мира существует не только в виде следов практической деятельности человека, но и как ценностно познавательное единство, она «не только отражает мир в сознании, но и выстунает элементом продуктивного мышления». И, в-третьих, картина мира есть синтез знания, «задающий его комнозиционное строение, обусловливающее соотношение главных и второстепенных элементов, т.е., архитектонику». Картина мира, претендуя на отражение мира «как он есть сам по себе», структурирует его в системе понятий и идей, свойственных определенному этапу развития человечества (цит. по Н.Н. Королевой, 1998, С.36.). Б.А. Серебренников выделяет следующие характеристики картины мира:

1) Картина мира имеет космологическую ориентированность, но при этом она антропоморфична, т. е отражает собственно человеческий снособ мировидения;

2) Картина мира ценностно - ориентирована, отражает систему • отношений человека к действительности, является связующим звеном между сознанием и жизнедеятельностью субъекта, выступая как «смысловой двойник мира»;

3) Картина мира обладает внутренней безусловной достоверностью для ее носителя;

4) Картина мира представляет собой единство инвариантного и вариативного, нроцесс и результат, синтез бесконечности мира и конечности че;

ювеческойжизни (Б.А.Серебренников, 1988,с.46).

Если идея разработки общей картины мира и ее разновидностей научной, наивной, философской и др. - была высказана в сравнительно недавнее время, то мысль о существовании особого языкового мировидения была сформулирована В. Гумбольдтом (1985) как научно-философская проблема еще в начале 19 в. В 20 в. Он указывал, что язык это часть культуры, он отражает «национальный дух народа». В попятие «нациопальный дух народа» входит многое: психический склад народа, его образ мыслей, философия, наука, искусство, литература. Исследование языковой картины мира (языкового мнровндення) совершается в рамках гипотезы лингвистической относительности Э. Сепира, Б. Уорфа, согласно которой характер познания действительности зависит от языка на котором мыслит познающий субъект (Э. Сепир, Б. Уорф, 1960, с. 174). Г.Д. Томахип подчеркивает, что «особенности отражения реальной действительности в конкретных языках приводят к появлению так называемых картин мира».

Раскрывая понятие «национальной картины мира», он пищет: «Каждый язык, воспринимая действительность, оформляет ее в соответствии со своей собственной системой, поэтому каждый язык весьма оригинален в отражении действительности. В основе «национального видения мира» лежат стереотипные установки, возникающие у всех членов данного языкового коллектива, которые определяют единообразный снособ членить объективную реальность и те черты, которые воспринимающий в первую очередь замечает в предметах и ситуациях и кладет в основу наименования» (Г.Д. Томахин, 1984, с. 94). Понятие сознания в разных гуманитарных науках имеет несколько различный смысл. В философском плане это форма отражения бытия, т.е. представленность объектной и социальной действительности в сознании индивида, а значит отождествление ее с имплицитной картиной мира субъекта, с его образом мира. В психологическом плане индивидуальное сознание представляется как многослойная уровневая система, включающая как осознаваемые, так и неосознаваемые компоненты. Психосемантический подход в отличие от психоанализа рассматривает бессознательное как нижележащие уровни сознания, характеризующиеся меньшей расчлененностью и рефлексивностью (В.Ф. Петренко, 1988, с.4). Таким образом, психологическое понимание картины мира рассматривается как проблема субъективной картины мира и внутренних механизмов её формирования.

Культурно-историческая нрирода человеческой психики и трактовка сознания как присвоение индивидом общественно-выработанных форм значений, побудили Л.С. Выготского к разработке исследования значения как становление сознания от простейших форм (синкретов и комплексов) до более развитой (научного понятия), (Л.С. Выготский, 1999). В дальнейшем проблема языка и мышления была развита в трудах А.Р. Лурия (1998), А.Н. Леонтьева (1983) и др. В отечественной психологии картина мира ставится «как проблема построения в сознании индивида многомерного образа мира, образа реальности, в котором кроме четырех измерений: трехмерного прострапства и времени, - объективный мир открывается еще и в «пятом квазиизмерении», каким является «смысловое поле», «система значений» (А.Н. Леонтьев, 1983, С.253). Открытие объективного мира для человека невозможно вне системы значений. В системе значений «представлена преобразовагшая и свернутая в материи языка идеальная форма существования предметного мира, его свойств, связей и отношений, раскрытых совокупной общественной практикой. Поэтому значения сами по себе» (там же, с. 176). Значения выступают частью общественного сознания и в тоже время образующими индивидуального сознания. Функционирование значения, является одьюй из образующих картины мира. Субъект строит образ мира, вычерпывая его из объективной реальности. Этот образ формируется в процессе собствен1юй деятельности субъекта, оносредствуя ее в объективно реальном мире. Автор выделяет три составляющих образа мира. Это индивидуальное значение, чувственная ткань и личностный смысл. В индивидуальных значениях отражено общественное сознание, присвоенное индивидом. Автор пишет, что «проблема особенностей функционирования знаний, понятий, мыслительных моделей происходит в системе отношений общества, в общественном сознании, а с другой - в деятельности индивида, реализующей его общественные связи, в его сознании» (А.Н. Леонтьев, 1983, с. 178).

Понятие чувственная ткань подразумевает чувстве1Н1ую данность мира (в форме представлений, впечатлений, наглядных образов), являющуюся «строительным материалом» образа и связующим звеном субъекта с внешним предметным миром. Личностный смысл выражает отношение субъекта к миру, выраженное в значениях, т.е. значение жизненных объектов и явлений для личности, отражает пристрастное отношение человека к миру (А.Н. Леонтьев, 1983, с.171 -172, 185).

А.А. Леонтьев (2001) нишет, что личностно-смысловые образования наряду с индивидуальными характеристиками эти имеют культурную сердцевину, единую для всех членов социальной общности и фиксируемую в понятии значения, инвариантных «образов мира». Инвариантные образы мира это - абстрактные модели, описывающие общие черты в видепии мира различными людьми.

«Инвариантный образ мира соотнесен со значениями и другими социально-выработанными опорами..., а пе с личностно-смысловыми образованиями» (А.А. Леонтьев, 2001, с. 117). Автор отмечает, что инвариантных образов мира может быть сколько угодно и все зависит от классовой, социальной структуры социума от культурных и языковых различий. «В основе мировидения и миропонимания каждого народа лежит своя система нредметных значений, социальных стереотипов, когнитивных схем. Поэтому сознание человека всегда этнически обусловлено... видение мира одним народом нельзя простым кодированием неревести на язык культуры другого народа» (там же, с. И 7). Е.Ю. Артемьева (1999) вкладывает более широкое понимание в нонятие «образ мира». Она различает «образ мира» и «картину мира». «Образ мира» является самой глубокой структурой, соотносимый с ядерными структурами понятийного мышления. Это внсмодальная, относительно-статичная структура, так как перестраивается только в результате осуществления деятельности после достижения или недостижения цели. «Картина мира» - это семантический слой, представляет собой совокупность отношений к актуально воспринимаемым объектам. Это ешё не амодальная структура, «это системы отношений отторгнутые от модальностей, но ещё членимые по ним» (Она тесно связана с собственно восприятием, с модальными его аспектами. «Картина мира находится в своеобразном отношении гомоморфизма с образом мира: Образ мира управляет ею, отражаясь частью своих...отношений, а картина мира «передает» ему по разномодальным свойствам отношения к объектам...»

(Е.Ю. Артемьева, 1999, с. 20-21).

Формирование различных картин мира, может рассматриваться с точки зрения полушарного реагирования, связанного с возникшей в антропогенезе асимметрией мозга. Логико - вербальный тип обусловлен деятельностью преимуществеппо левого, а пространственно-образный тип - правого полушария. В реальной жизни процесс восприятия и переработки информации имеет место относительное доминирование одного из полушарий. В различных типах полушарного реагирования «наряду с генетическими факторами, решающая роль принадлежит культуральной преемственности в организации поведения, направленного на сохранение целостности всех тех качеств, которые составляют глубинную сущность мироощущения, форму человечности, ценностный ориентир конкретной популяционной группы. Эта преемственность предаётся в самом раннем детстве, что называется «с молоком матери». Иными словами, характерный для популяционной группы тип восприятия и переработки информации, преимущественная картина мира, выстраиваемая ее носителями, формируется и закрепляется на основе группового отбора и преемственпости культурного наследия (В.В. Аршавский, 1997, сЛ25-130).

Конценция «картины мира», по мнению, С.В.Лурье (1997), являлась основным направлением психологического подхода в исторической этнологии наряду с концепциями «ценностных ориентации» и «национального характера». Если конценция «национального характера» изучала взгляд культуры со стороны внешнего наблюдателя, то «картина мира», напротив взгляд члена культуры на внешний мир с комплексом ответов, на извечные вопросы бытия: кто такой я и кто такие мы? Среди кого я существую? Каково мое отношение к тем или иным вещам?

Понятие «этнической картины мира», пишет СВ. Лурье (1997), впервые было сформулировано Р. Редфилдом в 50-е годы и, прежде всего, ассоциируется с его именем. По определению Р. Рэдфилда, это - видение мироздания, взгляд на Вселенную, характерное для того или иного народа, это нредставления членов общества о самих себе и о своих действиях, своей активности в мире. Он полагал, что ни один человек не держит всего, что он знает о мире и чувствует, целиком в сознании, но в то же время осведомленный мыслящий информатор может описать свою этническую картину мира, чтобы исследователь был в состоянии ее нонять. А. Холлоуэл нанротив, рассматривал этническую картину мира в виде такой когнитивной ориентации, которую люди не осознают и не могут абстрактно сформулировать (С.В.Лурье, 1997, с. 220).

Концепция картины мира, нрежде всего, предполагает когнитивное содержание - информацию о способе познания людьми окружающего мира.

Па практике, это оказывается этнографической абстракцией. Исследователи в большей степени изучают не сам способ, а результаты этого познания. Сам Р.

Редфилд называл описание картины мира приемом, с помощью которого этнолог может посмотреть на мир глазами туземца, передать их категории, порядок, акценты. В своих работах исследователь стремиться дать «картину мира» в которую внисываются конкретные когнитивные установки того или иного народа, его философские нредставления, этические и эстетические нормы, религиозные и научные верования (там же, с, 88). В носледнее время этническая картина мира исследуется через нонятие ценности и ценностной ориентации. Под ценностью в данном случае нонимается серия предноложений о мире, стимулирующая и регулирующая предположительный тип поведения. Эта серия нредположений может быть выявлена путем анализа, но необязательно может быть сознательно понимаема и вербализуема каждым членом общества. Понытка эмпирического изучения этнической картины мира была предпринята Ф. Клакхон и Ф. Стродбеком. С.В.Лурье описывая феномен картины мира, говорит, что: «этнос, адантируясь к миру, всему дает как бы свое название, онределяет его место в мироздании. Так как образ мира является основополагающей компонентой культуры этноса, а значит, является индивидуальным для каждого этноса» (с.22О). В своей работе автор дает несколько раз обращается к определению этнической картины мира, схожему с онределениями многих других авторов: «некоторое связное представление о бытии, присущее членам того данного этноса» (с.222). Это представление выражается через философию, литературу, мифологию, идеологию, в том числе и современную. Оно обнаруживает себя через поступки людей, а так же через объяснение этих ностунков. Она, собственно, и служит базой для объяснения людьми своих действий и своих намерений.

При этом важно подчеркнуть, что картина мира осознается членами этноса лишь частично и фрагментарно, она является неким фантомом. И фактом ее сознания является не содержание, а ее наличие и целостность (с.222).

Развернутое определение «этнической картины мира» СВ. Лурье (1997) рассматривает, как «сформировавшуюся на основании этнических констант, с одной стороны, и ценностных доминант, с другой, нредставления человека о мире - отчасти осознаваемые, отчасти бессознательные...Этническая картина мира не является неизменной. Она различна в различные периоды жизни этноса и для различных групп внутри этноса. Это связано с различиями в 1сультурно-ценностных доминантах. константы - это Этнические «бессознательные комплексы, складывающиеся в период адаптации...этпоса к природно-социальной среде и выполняющие роль основных механизмов, ответственных за психологическую адаптацию этноса к окружаю1цей среде.

Они не имеют содержательного наполнения, а включают в себя лишь «формальные» характеристики, то есть представляют собой определенную форму упорядочения опыта, которая в связи со сменой культурно-ценностных доминант народа в течение его истории получает различное наполнение. Все бессознательные образы, включенные в систему этнических констант... и определяют характер действия человека в мире. Система этнических констант и является той призмой, сквозь которую человек смотрит на мир» (с. 228).

Этнические константы неизменны на протяжении всей жизни этноса, а ценностная ориентация может меняться, она является результатом свободного выбора людей (СВ. Лурье, 1997, с.226). Понятие «этнической картины мира сближает ее с понятиями «этническое сознание» и «менталитет». Но, несмотря на сходство этих понятий, отражающих духовную составляющую этнической общности, они все же не тождественны и в определениях существует некоторое различие. Понятие «этнического сознания» имеет более щирокое значение. Являющееся частью общественного сознания, оно отражает бытие этноса, совокупность экономических, социальных, политических, нравственных, эстетических, философских и др. взглядов, отношение этноса к различным ценностям общества, отражает нроцесс его исторического и современного развития;

весь спектр ценностных ориентации, установок в развитии культуры этнических чувств. Ядром этнического сознания является самосознание, которое формируется в процессе взаимодействия этносов друг с другом, и понимания ими общих и различительных черт, интересов и потребностей, различий культуры, языка, территории расселения, особенностей хозяйственной и духовной жизни, а так же специфики и психологии характера, обрядов и традиций. Этническое сознание имеет две составляющие - обыденное и теоретическое сознание.

Важным элементом обыденного сознания является стереотипные представления, нормы и образцы поведения, обычаи, традиции, эмоциональные элементы, сложная гамма чувств, настроений, особенностей темперамента, эмоционально-волевых устремлений, т.е. то, что связано с понятием национальный характер. (Г.Д. Тавадов, 1998, с. 289-290).

Что касается понятия «менталитет», то в науке это понятие до конца не определено. Л.Н. Пущкарев и А.А. Горский (1994) для толкования использовали два термина «мировосприятие» и «самосознание»: первый из них подразумевает не только картину мира, существующую в сознании человека, но и активное восприятие, включающее в себя и действия субъекта, обусловленные представлениями о мире, т.е. содержит элемент «двусторонности»: мир воздействует на человека, а человек в соответствии со своим восприятием мира строит свое поведение в нем;

второй подчеркивает осознание человеком своего места и роли в окружающем мире и обществе»

(А.А, Горский, Л.Н.Пущкарев, 1994, с. 3). О.Г. Усенко (1994) понимает «менталитет» и как основу для самоорганизации общества, каркас для культурной традиции: «В образном виде менталитет можно представить строительной конструкцией, фундамент которой - сфера бессознательного, а крыща — уровень самосознания индивида. Структуру менталитета образуют «картина мира» и «кодекс поведения». Поле их пересечений, очевидно и есть то, что называют «парадигмой сознания» (Усенко О.Г., 1994, с.4). СВ. Лурье трактует «менталитет» как: «некий, всегда неосознаваемый и устойчивый пласт психики, который включает в себя определепные мыслительные модели» (С.В.Лурье, 1997, с. 45).

Выводы.

Таким образом, суммируя мнения ученых, мы пришли к выводу, что:

1) Существует терминологическое разнообразие: «картина мира», «образ мира», «видение мира», «модель мира», различия которых, связаны не с реальным содержанием понятия, т.е. способом мировидения, а с традицией, припятой в определенной научной дисциплине.

2) Содержание понятия «картины мира» определяется как - система образов, представлений о мире и о месте человека в нем. Она определяет способ лежащий в основе постижения бытия и своеобразный характер действия человека в мире. Картина мира не всегда является осознаваемой.

Субъектом картины мира может быть как отдельный человек, так и разнообразные социальные общности (этнические, религиозные, нрофессиональные).

3) Согласно точке зрения отечественной школы психологов, психологическое понимание картины мира, состоит в субъективном отражении реальности и построении в сознании индивида образа мира, образа реальности. Так как отражение реальности в сознании человека происходит посредством языка, значений, которые организовывают и структурируют картину мира, отражая в ней общественно-культурный опыт, то понятие «картины мира» созвучно с понятием «образ мира».

1.2. ПСИХОЛОГИЯ ЭТНИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИИ И ФАКТОРЫ, ИХ ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ (НА МАТЕРИАЛЕ КИТАЙСКОГО ЭТНОСА).

1.2.1. Характеристика китайского этноса. Пространственно временная космологическая модель как культурная доминанта китайского этноса.

Для начала необходимо рассмотреть категории, в которых отражается такие значения «этнического» таких, как: «этнос», «нация», «народ».

В пауке до сих пор не сложилось общепринятого мнения относительно нонятия «этнос». Л.Н. Гумилев рассматривал «этнос» - «это тот или иной коллектив людей (динамическая система), противопоставляющий себя всем аналогичным коллективам («мы» и «не мы»), имеющий внутреннюю структуру и оригинальный стереотип поведения (Л.Н. Гумилев, 1993, с. 285).

С его точки зрения «этнос» как явление географическое, природное, а не сог^иальпое, так как основными признаками этноса он рассматривал психологические характеристики: самосознание (идентичность) и стереотип поведения (нормы отношений между группой и индивидом и между индивидами). Он считал, что этническая принадлежность не является врожденной, а приобретается ребенком в процессе социализации. Он имел в виду не воспитание в узком смысле слова, а формирование в онределённой культурной среде. Но когда стереотины поведения сформируются, их уже нельзя изменить (Т.Г. Стефаненко, 2003, с. 31).

В официальной науке широко нризнавалось значение «этноса», как социо-кулътурного явления, разрабатываемое академиком Ю.В.Бромлеем «Этнос» - «исторически сложившаяся на территории устойчивая совокуппость людей, обладающих не только общими чертами, но и относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а так же сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований (самосознанием), фиксированным в самоназвании (этнониме)» (Ю.В. Бромлей, 1983, с. 58).

В настоящее время - в определении «этноса», пишет Т.Г. Стефаненко (2000), существуют концепции, в которых одни авторы рассматривают его: 1) как группы, члены которой имеющей общую страну происхождения и осознают себя носителями общей культуры, 2) Другие выделяют различные характеристики этноса: этнообразующие факторы (общность территории, эндогамия, этнические признаки (язык, культура) и как высший уровень этническое самосознание. Существует и крайняя точка зрения, представители которой рассматривают 3) «этнос» как общность не связанную не только с государством, экономикой, политикой, но с культурой и языком.

Единственной характеристикой этноса при такой постаповке вопроса остается самосознание или идентичность на основе любых этнодифференцирущих признаков. Этническая общность - это общность представлений о каких-либо признаках, а не сама по себе культурная отличительность. Автор определяет этнос как устойчивую в своем существовании группу людей, осознающих себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых, как этнодифференцирующие (Т,Г, Стефаненко, 2000, с, 23), Что касается понятия «нация», то можно согласиться с мнением Т.Г, Стефаненко, в том, что многие ученые в носледнее время отказываются от его употребления в этническом смысле, так как существуют многоэтнические нации - такие как, например, американская или русская (там же, с.23) Это широкий и многозначный термин. В трактовке Г.Т, Тавадова «нация» это:

территориально-политическая общность, т,е, все граждане независимо от этнической принадлежности (Г,Т, Тавадов, 1998, с, 325-326). Понятие «народ» - имеет ещё более широкий смысл, от большой группы людей, до жителей одного государства, субъект истории, движущая сила развития, совокупность классов, наций, социальных групп, имеющих одну историческую судьбу, сходный образ жизни и нравов. В этнополитическом смысле этносы различных стран, сближающиеся в социальном, политическом и культурном смысле. Это, например, многонациональный народ России или американский народ (там же, с. 223-224).

Китай - государство, расположенное в восточной части Азиатского континента, занимающее площадь в 9,2 млн. кв. км (одна тринадцатая часть земного шара, не считая Антарктиды). Термин «Китай» происходит от этнонима кидане - народности, которая населяла Дальний Восток и северо восточные территории Китая, в момент начального проникновения России на эти земли. Китай многонациональное государство, на территории которого проживает 56 национальностей. В число 55 национальностей входят: чжуан, хуэй, уйгуры, мяо, манчжуры, тибетцы, монголы, корейцы, дун, бай, казахи и многие другие. Некоторые из этих народностей обладают длительной самобытной историей, культурой, даже имели собственную государственность. Но по демографическому, этнологическому и культурному показателю главенствующая роль принадлежит этнической общности, которая носит название «ханьцы». Ханьцы на протяжении всей истории Китая имели тесные политические, экономические и культурные связи с различными этническими группами. Ханьцы составляют большинство населения страны. Высокий уровень развития Хань, определяет их ведущую роль в государстве. (Энциклопедия нового Китая, с. 29). По данным переписи населения 1990 года, ханьцев насчитывалось 1042, 48 млн. человек, что составляет 91, 96% от общего населения страны (М.Е.Кравцова, 1999, с. 15).

Древняя империя Хань существовала в период с 207 г. до н.э.- 220 г.

н.э, которая, в глазах последующих поколений стала олицетворением величия национальной древности, ее политического и духовного могущества.

Произошло становление и упрочение общности ханьского народа, основанной на единстве языка, нисьменности и обычаев (в первую очередь обычаев ночитания предков). Об этом красноречиво свидетельствует факт иснользования ханьской династии во всех этнологических терминах, отражающих национальное самосознание китайцев, начиная со знакомого «хань Жень» люди Хань. Китайский язык передается как «хань юй» - язык Хань и «хань цзы» - письменность Хань (там же, с.60).

Существует интересная особенность, касающаяся понимания этнической нринадлежности самими китайцами. Китаец, живущий среди некитайцев, в Китае уже не считался «своим». А вот европеец, живущий в Китае, соблюдавщий китайские нормы морали и правила поведения, овладевший иероглифической письменностью, считался китайцем. То есть национальность человека но крови значила в Китае меньше, чем общность «культурного круга». Не только язык и религия объединяли китайцев, но и письменность, которая помогает им общаться в настоящее время и тридцать три века остается неизменной, а если и меняется, то не настолько чтобы быть не связанным с прошлым (Н.В. Крылова, 1998, с. 5). Важной чертой исторического самосознания китайцев выстунает ощущение чувство снисхождения, а иногда и презрения к иностранцам. Неравенство лежит в основе картины мира, в которой они занимают центр. Срединное государство - страна не только самой большой численности населения в мире, но и самой древней из ныне живых цивилизаций на планете, изумительные достижения которой не имеют себе равных в мире. Поэтому в глубине души китайцы убеждены в исключительной самобытности центра, одна из сторон, которой интеллектуальное, моральное и культурное превосходство над жителями окраины, иностранцами» (А. Девятов, 2003, с.76). Но геополитический центризм китайцев основан не на расовом или военном, а именно на духовном превосходстве над другими народами. (М.Е. Кравцова, 1999, с. 108).

К выщесказанному можно добавить и факт обособленности китайских общин за рубежом. В Монреале, Нью-Йорке или Москве китайцы не читают местных канадских, американских или российских газет, они живут в рамках своих землячеств и читают издающуюся в стране пребывания иероглифическую прессу, всегда освещающую и события в Китае и дающую китайскую оценку событиям за рубежом. Китаец, где бы он ни был, всегда остается китайцем (А. Девятов, с. 76-77). Многие зарубежные китайцы даже прожившие всю жизнь в США и разбогатевшие там, возвращаются в Китай, чтобы умереть на Родине предков. Правительство Китая не поддерживает «двойное гражданство» зарубежных китайцев. Лица, имеющие двойное гражданство автоматически перестают быть гражданами Китая. Оно считает, что у зарубежных китайцев нет никакого основания для двойного гражданства, и такие исторические сложности должны быть вовремя решены.

(Энциклопедия Нового Китая, с. 192-193).


Таким образом, под китайским этносом понимается самая многочисленная нация, возникшая в период империи Хань - хапьцев, когда сложилась официальная культура, на основании архаико-религиозной традиции и социально-политических учений, отражающих этническое самосознание китайцев. Важными этнодифференцирующими признаками является этноцентризм, святость соблюдений норм морали, правил поведения в обществе и владение иероглифической письменностью.

Во второй половине двадцатого века, именно культуру называют основным фактором, лежащим в основе межэтнических различий психики (Т.Г. Стефаненко, 2000, с. 33). В соответствии с этим, рассматривая вопрос, касающийся психологических особенностей китайского этноса, нельзя не затронув ее древнейшей и богатейщей духовной культуры. Задачи исследования и рамки данной работы не позволяют охватить весь ее огромный пласт. Мы бы хотели, прежде всего, остановиться на основополагающих принципах философского знания, наложивщего свой отпечаток способ мышления, поведения, психологию китайского этноса. Для любого человеческого общества пишет, М.Е. Кравцова (1999), характерны космологические представления, связанные с освоением пространственно временных параметров окружающего мира. Это является основополагающим фактом, от которого зависят характер и содержание всех свойственных данному сообществу ментальных конструктов. Доминантой для культуры древнего Китая и всей в целом китайской цивилизации является пятичлеииая Согласно этой модели мировое пространствелло-времетюя модель.

пространство делится по четырем сторонам света (восток, юг, запад и север).

Выделяется еще особый пространственно-временной отрезок - Центр - чэ/сун, который ассоциируется с центром мира. Четыре времени года служат временными координатами - весна, лето, осень и зима. Существует специальный сезон, выделяемый для Центра (середина летнего нериода).

Под Центром понимается сакрально-политический фокус мирового пространства, соотносимый с царской резиденцией, столицей и нерсонифицированный правителем. Центр определялся посредством реальной или воображаемой культовой столицы Инь - Великого города Шан, главные святилища страны и хранилища царских регалий. Данной пространственной категорией определялось то знакомое нам пространство, которое находит отражение в самоназвании Китая Центральное, срединное (Чжунго).

Устойчивость этих воззрений доказывает тот факт, что они сохранились в названии КНР: «Центральное/Срединное процветающее пародное коммупистическое государство» дословно Чжун хуа Жень минь гунн хэ го (М.Е. Кравцова, 1999, с. 106-107). Особо почитаемой зоной, кроме Центра, являлась южная пространственно-временная зона, с которой было связаны древнейшие солярные верования и календарные реалии, такие, как поклонение зенит1юму солнцу, день летнего солнцестояния, как поворотного момента годового цикла. Древние государи и императоры во время официальных церемоний обязательно находились лицом на юг: отсюда проистекает и традиция жителей Китая находиться лицом на юг, в результате чего, заиад находится слева от человека, а не справа как это нринято в Евроне (там же, с.

108-109).

Что касается западной и восточной зон, их символика совпадает с представлениями у других народов мира, где восток связан с рождением новой жизни, а запад с гибелью всего живого. С западной пространственно време1пюй моделью ассоциировалась с хаосом, насильственной смертью и воен1юй силой (у). Северная пространственно-временная зона рассматривалась с точки зрения бинарной символики, согласно которой она рассматривается как гибель всего живого (зима), хаос, с другой стороны, как нечто сокровенно-энигматическое. Такое осмысление связано с естественно хозяйственными реалиями земледельческого народа, где зима это таинственное время подготовки зерен, готовящихся дать новые ростки. В результате этого идея постижения таинственного и сокровенного, ученость ассоциируется с северной пространственно-временной зоной. Времена года и части света образуют пространственно-временные зоны с собственной символикой и образными обозначениями, которые стали впоследствии подлинными универсалиями китайской культуры. Для обозначения пространственно-временных зон использовались различпые знаки, имевшие цветовую, натурфилософскую, числовую и персонологическую символику.

Цветовая символика включала: желтый хуан Центр, сине-зеленый цин Восток, красный Юг, белый Занад, и черный Север).

хун чи бай хэп Натурфилософская: Центр - «земля». Восток - «дерево». Юг погонь». Запад Север - К рассматриваемым космологическим «металл», «вода»).

представлениям принадлежит и концепция Женского Инь (теневой склон холма или речного берега) и Муэ1сского Ян (солнечный склон) космических начал, как систему универсальной дуализированности мира (там же. 111).

Персонологическая символика включает в себя антрономорфные и зооморфные божественные персонажи. Зооморфные божественные нерсонажи представлены таким образом: (Центр - э/селтый императорский дракон, с пятью когтями па лапах, символа власти над всем миром: Восток - бирюзовый дракон Цан лун;

Юг- Красная птица Чиняо;

Запад - белый тигр Байхуи;

север-фантастическое таинственное существо Таинственный/Сокровенный воин Сюань, представляющий симбиоз черепахи и змеи. Антропоморфные божествеппые персонажи связаны с пятью небесными божественными персонажами, повелителями частей света;

Желтый император Хуан -ди Цептр, Синий (Зелёный) император Цинь-ди - Восток, Огненный император Янъ-ди —Юг, Белый император Бай-ди — Запад, Черный император Хэй ди — север там же, с.113).

Наиболее популярным в числовой символике для культуры Китая был принят следующий числовой код: «1» и все нечетные числа - обозначение Неба и мужского начала мира. «2» - и все четные числа, обозначение Земли и женское начало мира, «3» - триада Небо - Земля - Человек, передающее все мироздание, включая мир людей, по вертикали. «4» - четыре основные нространственно-временные зоны. «5» - все пять пространственно-временных зон, т.е. все мироздание по горизонтали. «6» - щесть великих начал мира:

щесть пространственно - временных зон. Небо (мужское начало) и Земля (женское начало). «9» - четыре части и четыре получасти света. «9» - нять пространственно-временных зон и четыре получасти света, т.е все мироздание, по горизонтали. «10» - астральное солярное число, восходящее к иньскому календарю (месяц, состоящий из трех декад, по десять дней в каждой). «12» - число зпаков зодиака (по лунному календарю) и основных суточных периодов, т.е. передающее небесно-временную композицию мироздания» (М.Е. Кравцова, 1999 с.112-113).

Нространственно-временпая категория, в китайской картине мира освящена в работах Тань Аошуан (2004), М.Л. Титаренко (1997), Lin Li-Chen (1995), Wu Kuang-Ming (1995), К.Б. Голыгиной (1997) и др. В традиционном китайском понимании, пишет, Lin Li-Chen (1995), понятия «прострапство» и «время» не являлись абстрактными. Они были приближены к практическому примепению в повседневной жизни человека и соответствовали ее целям, задачам и содержанию. Понятия время и место связываются не астрономическими показателями, а с субъективными наблюдениями, включенными в контекст человеческих дел. Так, в комментариях к «Книге перемен» людям даются рекомендации как эффективнее использовать время, как улучшить благоприятную возможность, не отстать от времени и событий и соответствовать циклам дней и времен года. Она акцентирует внимание на благоприятном и не благоприятном времени для жизни и дел человека Концепция времени в «Книге неремен» базируется на «циклах четырех времен года», «кругообраш,ений солнца и луны». Эта концепция основана на двух элементах его понимания 1) со временем ассоциируются циклично чередующиеся изменения в природе - приращения и убавления, упадка и подъема;

2) регулярность циклов свидетельствует о постоянстве как качестве этих изменений. Можно сказать, что концепция китайского понимания времени по «Книге перемен» предполагает изменение на основе принципа «постоянство изменений и чередования постоянств». Несмотря на то, что понимание пространства и времени ориентировано на реальную жизнь человека, его положение в системе этих понятий всегда пассивно, носкольку речь идет о приспособлении к различным обстоятельствам, а не о попытке изменения условий, создающих эти ситуации (Lin Li-Chen, 1995, р. 95).

В отличие от Древней Греции и Рима в Китае не сложилось самостоятельных категорий времени и пространства. Китай был аграрной страной, основой которой, было поливное земледелие. В лунном календаре эти категории увязаны в единое целое с четырьмя временами года и четырьмя сторонами света так, что в центре стоял человек - земледелец (М.Л.

Титаренко, 1997, с. 8).

Согласно И. Канту, цространство и время - это априорное интуитивное знание, предшествующее пониманию и оныту. Для западной мысли типичным представлялось «трансфизическое», абстрактное, теоретическое нонимание явлений. С этой точки зрения, время - это не прагматически познаваемый объект, а то, что находится за пределами опыта «чистая иптуиция», «всеобщий принцин». Что касается китайского способа осмысления пространства и времени, то оно коренным образом отличается от западного. Это то, что создано человеческим опытом и разумом (Wu Kuang-Ming, 1995, p. 30).

Подобное отношение китайцев к временному аспекту, пишет А.

Девятов (2003), выработало чувство смирения Китайский символ смирения перед течением реки жизни - человек в лодке без весел. Смысл состоит в том, что государство, природа определяют путь жизни, ноэтому весла особенно и не нужны, достаточно руля. Сколько не выгребай против течения (а Китае и Вьетнаме часто против течения гребут ногами), но как только сделаешь передышку, течение обязательно понесет тебя за собой.


Примечательно, что китаец, нлывущий вниз по течению реки жизни, сидит в лодке лицом к пройденному пути и спиной к предстоящему, ожидаемому. Будущее у китайцев находится со спины, течет им в затылок, на котором нет глаз, и потому оно неизвестно и бесполезно для задач настоящего момента. Уходящее же вдаль прошлое, папротив, реально обозримо и влиятельно, так как у него можно учиться извлекать пользу в настоящем и готовиться к неизвестному. Сам путь представляется им не прямой дорогой к цели со стремлением сделать так, чтобы будущее в намеченный срок сбылось.

Китайский путь - это устремленное вниз по извилистому руслу течение в излучинах, поворотах и изгибах, очень нохожих на те, что скрылись за поворотом. Она выражается в кривой линии, в форме буквы S (синусоиды) Люди Запада (особенно американцы) часто считают время попусту потраченным, если они ничего не сделали и не припимались за какие-нибудь дела. Китайцы не считают такое время потерянным. Они видят время, скорее бегущим по виткам пружины, па которых могут возпикать те же самые возможности, рискованные ситуации и опасности, что и на предыдущих витках, но к предстоящим временам человек станет мудрее и опытнее.

Согласно китайскому восприятию, события в больщей мере провоцируются ситуацией, чем являются результатом намеченного вперед плана. Наблюдая циклическое время, китайцы менее самонадеянны в своих плапах на будущее, поскольку полагают, что будущим невозможно управлять, и что люди облегчат себе жизнь, придя в гармонию с циклическими законами нрироды (А.Девятов, 2003, с. 12).

1.2.2. Специфика традиционно-китайского философского знания - как теоретической формы выраэ/сения традиционной китайской культуры.

Философия является неотъемлемой частью духовной культуры любого народа и составляет ее идейно-теоретическую и методологическую основу.

Основная особенность и специфика традиционной китайской системы философского мышления (от легизма и конфуцианства до китайского буддизма) заключается в том, нищет Л.С. Васильев, что проблемы бытия и сознания почти не затрагивались. В центре внимания находилось не индивидуально-личностное восприятие и осознание проблемы бытия и места в нем самого человека, а социально-значимое и детерминированное внешними силами («Небо», «Дао») поведение людей, т. е. социальная этика и политика, имеющие в обществе всегда нервостененное и исключительное значение. В центре традиционно-европейского восприятия всегда стоял индивид, «эго».

Знаменитое «Cogito ergo sun» означало, что мыслит именно личность, и только то, что нроходит через ее воснриятие и нонимание имеет смысловую ценность. В традиционно-китайской системе мышления место «эго» обычно занимала социальная система личностей (от низовой ячейки, семьи, до общества в целом) и проблемы бытия и сознания обычно решались безотносительно к личности и ее восприятию. Безостановочный кругооборот и законы бытия природы и общества (Небо, пять первоэлементов, взаимодействия женского Инь и мужского Ян) все это никак не было связано с сознанием «эго». При этом синологи, китаеведы часто упоминают, что в системе мышления китайцев без труда можно обнаружить и элементы материализма, и мистику, и метафизику, и диалектику, и строго формальную логику, и вольные метафизические конструкции, те элементы духовной культуры, что развиваются в античных мирах. Но они получили развитие на Западе, а в Китае оказались вне теоретического и практического внимания и не получили дальнейшего развития. Например, это произошло с логическими методами анализа и синтеза. В Китае они были заложены в 5 - 3 веке до н.э.

Мо-цзы и его последователями. Но зато успешно развивались другие идеи и концепции, отброшенные западной и античной культурой (Л.С. Васильев, 1976, с. 52-54).

Перенос центра тяжести на социально-этическую проблематику оказал сильное влияние на формы мышления, психологию и стереотипы поведения.

Не питая вкуса к сомнению, не обладая достаточной гносеологической культурой, китайские мыслители мало заботились, о том, чтобы объяснить тайны мироздания. Они все дальше уходили от живого источника истины и стремления к познанию. Стремления к познанию превращались в набор схоластических догм и моральных предписаний и регламентации. Поскольку в центре их внимания оказались этика и социальная политика и создание стройных теорий, чтобы сделать государство совершеннее, добродетельнее и организованнее, философские знания широко применялись для обоснования и подтверждения правильности, принятых правителями решений в области нолитики, военного дела, экономики, общественных отношений. Поиск средств эффективного управления определил первостепенность значения философско-культурологических знаний. Поэтому общественно политическая, культурологическая мысль и философские знания традиционно считались синонимами.

На развитие философии определенное влияние оказывали даосизм и буддизм. Среди конфуцианских мыслителей встречались оригинальные умы, исследовавшие не только сферу этики и социальной политики, но и закономерности природы и загадки бытия (но никто из них не выходил за пределы традиционно-китайских концепций Неба, Дао, пяти первоэлементов и концепции Инь и Ян). Показательным является тот факт, что ни буддизм с его мистикой и иррационализмом, ни религиозные заклинания и суеверия даосизма не сыграли решающей роли в создании философской концепции мира. Ведущая роль здесь по праву принадлежит Конфуцианству (там же, с.56). Конфуций (см. прил. 10), Кун-цы (551-479 г.г.до н.э.), разработал антропологическую социально-этическую теорию, ведущую к стабильности и к постоянной гармонии. Его концепция благородного человека {цзюнь - гры) стала недосягаемым идеалом высщих добродетелей, комнлексом всего наидостойнейшего. «Это рыцарь морали и добра, ночти святой бессеребрянник, думающий не о себе, но о других. Он преисполнен чувства гуманности (э/сень), долга и справедливости (и), высоко ценит ритуальный церемониал (ли), готов постоянно учиться и самосоверщенствоваться, дабы освоить необходимые знания и применить их для пользы общества и государства высшей гармонии и разумного норядка» (История Китая, 1998, с.82-83). Порядок Учителю виделся в том, что в государстве как и в семье, старшие должны унравлять, младшие подчиняться и быть объектом заботы».

Патернализм чжоусской клановой структуры у Конфуция плавпо трансформировался в высокозначимый культ мудрых старших, древних предков, как в каждой семье, так и в обществе, «Пусть государь будет государем, подданный подданным, отец отцом, а сын сыном» (там же, с.83) Иными словами социальный порядок и гармония будут достигнуты, если каждый будет знать свое место и выполнять положенные им функции.

Другой особенностью философских знаний является i4x комментаторская традш{ия. Она заключена в ориентации философии, культурологии на идеал высокой древности. Это обязывало китайских философов излагать свои мысли и взгляды как толкования классических памятников-канонов («Цзин-сюэ», каноноведение, «учение о канонах»).

Каноноведение прочпо вошло в идеолого-культурологический ипструментарий империи Западной Хань, в котором конфуцианские основы составили не только основу системы образования, но и подготовки адмипистративных кадров. С точки зрения канонов оценивались все культурные памятники, произведе1шя искусства и литературы, официальные документы. Этим объясняется авторитет, уважение и массовое приобщепие народных масс к философскому знанию и осмыслению философских понятий (П.А. Абрамова, 1998, с. 159). Комментаторская традиция сформировала уважительное отношение к философскому знанию, как основному средству ностижению истины. Истина и знания рассматривались ими как постулаты исключительно из гуманитарных дисциплин философии, социально политических учепий, особенно социальной этики. Достижения из других наук - математики, алхимии, медицины рассматривались лишь как полезпые новинки. Для Китая они не являлись достижениями науки и оставались за пределами официального знания. Тысячелетиями знания преломлялись через призму представлений о «Дао», «Инь», «Ян», «Пебе». Знания и истины из философской и эстетической сферы должны быть конкретны и однозначны. В конфуцианстве суш,ествовал тезис о святости подобных истин, сформулированных великими мудрецами. Подобное отношение вело к тому, что мудрствовать и постигать истину самому уже не нужно, а достаточно заучить бесценные философские конфуцианские законы. С одной стороны это порождало невидапный культ философского и этического знания, преклонения перед истиной и образованностью, с другой - приводило к ограниченности познания, авторитарности и постулированности научных идей и невероятной скудности теоретических и практических знаний. Новые идеи и мысли, конечно, появлялись, но они умело камуфлировались в привычную конфуцианскую оболочку, теряя при этом многое от своей оригинальности и новизны.

Следующей специфической чертой китайской философии является ее mpaduifun рассматривать предметы в их целостности, преемственности развития, а так же взгляд на природу человека и дух как на нечто органически объединенное сложной системой взаимосвязей. Концепция целое, взаимозависимости космоса, человека и государства преобладала в умах китайцев на протяжении многих столетий. Во втором веке до н.э. в Китае формулируются теории, систематизирующие представления о государстве и теле, как микрокосмах, тесно связанных и настроенных на космос.

Древнекитайские мыслители представляли себе Вселенную в виде безгранично круглого неба, господствующего над землей квадратной формы.

В ее центре находится Срединное государство, которое носит ещё одно название - Поднебесная. По древнекитайским представлениям, вначале мир представлял собой хаос, состоящий из мельчайших частиц ци. Эти частицы представляли собой бесформенный туман. Затем «произонюл процесс размежевания ци: легкие светлые частицы поднялись вверх, а тяжелые, темные упали вниз. Из легких, светлых частиц, получавших название Ян, образовалось небо;

из тяжелых, темных частиц, названных Инь - земля. Вся природа создавалась из хаоса постепенно: вначале завершилось формирование неба, затем - земли, только после этого появился человек» (В.Я. Сидихменов, 1987, C.6). Все предметы и явления, бесконечное разнообразие природы обуславливается борьбой светлого начала Ян и темного Инъ. Космические силы графически изображались как две неотделимые половины белого Ян и черного Инь (см, приложение 9). В результате светлого начала Ян и темного начала Инь были рождены нять первоэлементов (или пять стихий): земля, огонь, вода, дерево, металл, от которых и происходит все во Вселенной.

Взаимодействие пяти первоэлементов порождает многообразие явлений и предметов природы, а так же свойств человека: пять состояний погоды;

пять видов злаков;

пять благ, пять добродетелей;

пять частей тела;

пять составных элементов человеческого организма;

пять конечностей;

пять вкусов;

пять цветов;

пять металлов (там же, с. 6-8), Китайцам были хорошо известны органы тела, однако анатомическому подходу древних греков противостояло представление о единой иерархической системе, в которой органы играли роль местопребывания божеств. Интересно, что китайский термин «тень» отличается от греческого «сома», тем что заключает в себе не только «тело», «болезнь» и духовные составляющие (так обозначается «личность»). Поэтому в этих представлениях наблюдались существенные различия. Для китайцев тело было микрокосмом, находящимся в ностоянном контакте с космосом, В европейской трактовке, в понятии «заболевание», не нащлось место для тиничного дуализма тела и духа.

Человек и природа, по представлениям древних китайцев, функционируют сходным образом. Они были уверены в тождестве тела и мира (микро- и макро космоса), «В одном известном фрагменте, посвященном описанию человеческого тела, сказано, что человек подобен небу и земле, В другом известном фрагменте говорится, что человеческое тело это подобие большого космоса, У человека «голова круглая, как небо, ступня прямоугольная как земля, У неба есть четыре времени года, пять стихий, девять выходов, триста шестьдесят шесть дней, У человека тоже есть четыре конечгюсти, нять РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТЛйШАЯ БЦБЛКОТШ внутренних органов, девять отверстий, триста шестьдесят шесть суставов.

Природе известны ветер и дождь, холод и жар. Человек так же снособен брать и отдавать, радоваться и гневаться. Желчный пузырь это облака, лёгкие -эфир, нечень - ветер, почки - дождь, селезёнка - гром. А сердце всему господин.

Уши и глаза - это солнце и луна, а кровь и эфир - ветер и дождь»

(Г.А.Ткаченко, 1997, с.ЗО). Концепция соответствия тела и мира нашла свое отражение в учении о профилактике заболеваний китайской народной медицины «Хуанди нейцзин». В нем описаны благоприятные моменты для иглоукалывания, соответствуюшие смен времен года, погоды, растушей или убываюшей Луны. Следуя правилам Неба можно со временем достичь гармонии (Н.П. Мартыненко, 1999, с. 104-105).

Во 2 веке до н.э. появляются теории, систематизирующие представлеьшя о государстве и теле как о микрокосмах. Вот почему, китайским императорам приписывается более высокая ответственность, чем просто управление государством. Он отвечал за обеспечение взаимосвязи между государством и космосом, посредством правильного управления государством, дабы страну не постигли природные катастрофы. (Н.А.

Абрамова, 1987, с. 157-159). Эта особенность была характерна не только для китайской философской мысли. Исторические корни нодобных организмических теорий восходят к воззрениям на живую природу к Аристотелю или на общество к Платону. Но если на Занаде подобного рода теории уступили место атомистическим тенденциям, то китайская культура сделала их ведущими.

Таким образом, основными культурными факторами, способствовавшими формированию картины мира явились:

1) космологическая модель Ннь Ян, представления о няти первоэлементах, как результат освоения пространственно-временного континиума;

2) особенности традиционной китайской философии, основным стержнем которой стали конфуцианские социально-нолитические доктрины, которые, во многом онределили уникальный облик китайской цивилизации, с характерными для нее социальными связями, политической структурой и своеобразной системой мышления, восприятия поведения и психологии.

Рассмотрим основные параметры этой системы.

1.2.3. Особенности нсихологнн, мышления и поведення в традиционной китайской культуре.

Конкретность научного познания и практического мыитения. Л.С.

Васильев (1976) пишет, что специфика традиционно-китайского философского знания (конкретность философских идей и рекомендаций, а так же то, что абстрактное мышление не являлось основным методом познания) серьезно повлияла на всю систему мышления, восприятия и культуру китайского этноса. Первый философский трактат Конфуция «Лунь юй»

содержал не абстрактно-теоретические положения, а наглядные нримеры и конкретные рассуждения, касающиеся этических идеалов и норм поведения. В силу этого, нормой китайской научной и нрактической мысли становилось требование четкости, точности и ясности. Это не означает, что в поступках, речах и замыслах жителей Поднебесной не было неопределенности и двусмысленности. Речь идет о склонности китайцев к уточнению, детализации, конкретизации в тех случаях, когда с точки зрения европейца - в этом нет никакой необходимости. Китайские классические романы, пишет, Л.С. Васильев (1976), до предела перегружены деталями и снравками, не имеющие отношения к развитию сюжета. В китайских сказках не встретишь оборотов «В некотором царстве, или «За три девять земель», присущих русскому фольклору. В них точно будет указано время и место действия, имена людей из названной деревни и прочие биографические справки. Для китайского читателя они представляют необходимый атрибут повествования.

В тоже время, конкретность мышления влекла за собой склонность к образности, символике, магии числа и устойчивого сочетания (Л.С. Васильев, 1976, с. 57-58), Н.А. Абрамова соотносит специфику китайского мышления с «коррелятивным мышлением». Коррелятивное мышление, рассматривается, Ю.А. Сорокиным как «способ установления связи по полной или неполной аналогии, когда факты, явления и процессы интерпретируются в соответствии с суш,ествующим эталоном интерпретации» (Ю.А. Сорокин, 1977, с. 124-125).

Такая склонность к образности, символике, магии числа, устойчивому словосочетанию служит внешним проявлепием коррелятивного мышления.

Сложная и замысловатая символика, принимающая вид ребуса-головоломки на народных картинах, это всего лишь условность культурной формы, но не содержание. Набор специфических знаков - символов не что иное, как сигналы, которые автоматически вызывают у представителей китайского этноса, воспитанного в традициях данной культуры, не только непосредственные ассоциации, но и большое количество косвенных ассоциаций подсознания, сформированного снецифической материальной и духовной культурой. Условность культурной формы, за которой кроется однозначность смысла - один из способов проявления символизма и культурологического мышления китайцев.

Различные способы восприятия и мышления выражаются в языке, который, как и философия, всегда занимал всегда высокое место в иерархии культурных ценностей китайского народа. Написанное слово, по мнению учёных, содержало истину, которая должна быть истолкована. Истина заключалась в обеих сторонах слова как языкового знака: в звуковой и графической его форме, к точности которой нредъявлялись высокие требования и в ее смысловом содержании. Древние философы в сходстве звучания отдельных слов усматривали их генетические связи и из обыденных слов выводили высокие философские идеи и смыслы. Китайский язык впитал в себя фантазию символизма. Под символической функцией языка понимается стремление объяснить одно слово через другое по его полному или приблизительному созвучию. Символизм, как характерный для китайского этноса способ мышления - определил национально-культурную специфику речевого и неречевого поведения в основе, в основе которой лежит явление языковой омонимии. Это бережно хранится в исторической памяти народа и отличает его от других народов. Назовем лишь некоторые примеры. «В древнем Китае суп],ествовал культурный обычай, по которому друзья, дарили на память по сорванной ветке ивы. Созвучие слов «ива» («лиу») и «остаться, оставить» («лиу») намёк на желание не расставаться, остаться вместе. До настоящего времени в китайской культуре сохранился обычай, не позволяющий в качестве подарка дарить «часы» («чжун») тождественное слову «конец»;

«смерть» («чжун»). Дарить часы в менталитете китайского народа означает дарить смерть» (Н.А. Абрамова, 1997, с. 218-219).

Конкретные примеры воздействия языка на культурную деятельность китайцев проявлялись и в сфере обрядности китайцев. Накануне свадьбы в доме жениха принято было выставлять приданное невесты: настельные принадлежности, одежду, образцы рукоделия невесты и овощи, среди которых сельдерей, чеснок, лук. Омонимы слов «сельдерей» («цин») «трудолюбивый», усердный, «лук» («цун») - «умный», «чеснок» («суань») «считать» объясняло, что в дом придёт умная, бережливая и трудолюбивая хозяйка.

Ещё более ярко и образно выражается символизм в народной картине, где запечатлен особый условный язык, понять который ничуть не легче, чем любую систему философской или литературной мысли. Академик В.М.

Алексеев, отмечал тесную связь китайского языка и культуры: «Культ языка в искусстве - это, несомненно, сложная культурная форма. К символике, игре слов, к ребусу тяготеет вся китайская письменность. Символика так же древна, как и иероглифика, ибо иероглиф и есть символ и даже ребус» (В.М. Алексеев, 1966, с. 22-24). Специфика китайского языка с необычайной изобретательностью выступает и в живониси, в китайской народной картине.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.