авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Помченко, Марина Александровна Семантическое пространство этнической картины мира ...»

-- [ Страница 2 ] --

Отличительной характеристикой китайского изобразительного искусства является склонгюсть к ребусам, которые заключают в себе разного рода благоножелания. Наиболее характерные традиционные культурные символы, зафиксированные в языке, ноявляются в народной картине в качестве изображений и созвучно совнадают с пожеланиями, характерными для китайской культуры. Примером может служить «летучая мышь» («фу»), которую китайцы очень часто изображают. Созвучие этого слова имеет второй смысл «счастье» («фу»). Это изображение даёт повод пожелать счастья. Если изображён «олень» («лу»), то это пожелание к продвижению по службе, т.к. он является омонимом слова («лу»), что обозначает «жалованье для чиновников». Приветствие или комплимент другу можно нередать в виде изображённой чиновничьей шляны древнего фасона, так как шляна звучит («гуань») и чиновник («гуань»). В результате - нривет чиновному другу.

Изображение «бабочки» китайцы поймут как символ долголетия.

Фонетическому эквиваленту слова «бабочка» («де») соответствует слово «старость» («де») и означает пожелание дожить до глубокой старости.

Приведенные примеры, иллюстрируют лишь малую часть культурных традиций, в которых символизм, как способ культурного мышления, определяет и регулирует национально-культурные особенности речевого и социального поведения личности (П.А. Абрамова, 1997, с. 222-224).

Рационализм и практицизм — специфическая черта китайского этнического сознания. В средневековой китайской империи Конфуцианство, пишет Л.С. Васильев (1976), играло роль религии. Исследователи восточной философии отмечают ее более тесную связь с религией, преданием и мифами в отличие от греческой. Необходимо отметить, в то же время несходство и несовместимость различных форм существования культуры и религии.

Прежде всего, это проявляется в рационализме и практицизме. Прагматизмом называют тип поведения, предполагающий полезный результат и силу.

Конфуцианству были чужды абстрактные спекуляции и метафизические копструкции на тему загробной жизни, неземных миров и цивилизаций, поэтому основной своей задачей оно имело построепие совершенной жизни здесь, на Земле. В этом практицизм и рационализм оказались на первом месте, как среди конфуцианских доктрин, так и в психологии китайцев, образе жизни личности, страны и общества в целом.

С точки зрения европейца, китайский рационализм совсем не является рациональным, более того - парадоксальным. Соблюдение долгого траура по умершим родствепникам, игнорирование неофициальной науки (стоящей вне сферы социально-этических и политических наук), знания, истины, отсутствие должного внимания на изобретения и технические новинки, а в отношениях с соседями видеть не экономическую, а, прежде всего, престижную сторону. И, все-таки, с точки зрения внешнего наблюдателя, европейца, эти обычаи продиктовапы именно целесообразностью, а то и прямой выгодой. Культ предков в конфуцианской теории объяснялся с очень рационалистических позиций. Родители до трех лет носят детей на руках и заботятся о них выросшие дети должны оплатить за это трауром по умершим родителям.

Воспитание уважения к старшим, культ предков - все это вносило определепную лепту в существующий порядок. На рациональных нринципах строились и другие взаимоотнощения, например отпошения с Небом. Небо это регулирующая и контролирующая инста1щия. Оно вручает мандат на управление Поднебесной, но может и лишить его, если нарушена добродетель.

Все и добродетельный государь, и добродетельные чиновники и добродетельный народ имеет свой долг друг перед другом, обязанности.

Никакой мистики и сверхъестественных сил, все рационально. Необходимо сказать, что божества, духи и суеверия оставались за пределами официального конфуцианства, все это относилось к сфере буддистских и даосских монахов.

Даже отношения к божествам и культам были пропитаны характерным для китайской культуры духом прагматизма. Оно было лишено мистического нокрова и тайны. К божествам обращались с нросьбой о конкретной помощи, а приносимая жертва рассматривалась в качестве платы. Божество должно было откликнуться на просьбу (особенно если речь шла, например, о засухе), а в случае невыполнения могло быть даже повергнуто наказанию. В современном Китае нрагматизм и утилитаризм проявляется во всем и везде: в умении вести личтюе и общественное хозяйство, где ничего зря не пропадает, в колоссальном трудолюбии, упорстве в достижении цели, будь то стремление к достатку, должности, престижу (Л.С. Васильев, 1976, с. 64-66).

Запад тоже называют рациональным, но китайский прагматизм, пишет А. Девятов (2003), отличается от западного. Китайское сердце тянется к богатству. Но если для Запада - это количество денег, то для китайца качество жизни. Ноказателем богатства на Занаде выступает капитал, у китайцев в ориентирах качества жизни богатство - роскошь, а среди роскоши главная - роскошный гигантский обед. Для сравнения можно сказать, что в России, если человек живет в достатке, то и без роскоши ощущает себя богатым. Прагматизм в бизнесе означает, что китайцы всегда иснользуют все возможные варианты и ходы. Следует помнить, что китайская вежливость, обходительность, щедрые подарки, развлечения, рассудительный и скромный стиль ведения переговоров являются прагматичной тактикой для достижения преимущества (А. Девятов, 2003, с.75).

Понимание жизни и принципов счастья. Перечисленные выше элементы китайской культуры сформировали определенное отношение к нониманию счастья. Проникновение в Средневековый Китай индийского буддизма способствовало распространению идей (жизнь - страдание, Нирвана, смерть-перерождение), но не получило в Поднебесной достаточного понимания. И, хотя, китайцы приняли идею ада и рая, она принималась ими не как мистическое, а как реальное вознаграждения за свои поступки и труды.

Как, уже упоминалось выше, китайцы не привыкли ждать или искать райского счастья в загробном мире. Реальная жизнь - единственная жизнь, которую следует ценить и устраивать как можно лучше в соответствии с заповедями великих мудрецов прошлого. Однако такое отношение к жизни (в силу своей этической обусловленности) никогда не порождало гедонистических настроений. Стремление взять от жизни как можно больше, не считаясь ни с чем - подобная философия оказалась абсолютно чужда китайцам. Здесь сыграл свою роль социально-семейный культ предков. В силу этих норм, социальной единицей был не индивидуум, не «эго», а семья или большой клан родственных связей. Никто не мог считать себя свободным от выполнения долга, прежде всего, по отношению к родственникам. Накопленное семьей богатство должно было тратиться на всех, но это не означало благотворительности, бедные члены клана с лихвой отрабатывали все, что на них тратилось. В отличии от богатых бездельников из числа феодальной знати Европы, для китайских наследников богатство и общественное положение давало лишь благоприятные условия, но не предоставляло никаких гарантий.

Каждый должен был надеяться не на деньги и положение отца, а на то, как выгодно использовать, то или иное для успешной карьеры и улаживания своих дел. Этим объясняется энергичность, предприимчивость, инициатива, причем как среди богатых наследников, так и среди безродных бедняков.

Конфуций учил, что жить надо нросто, познавать мудрость предков, следовать нормам высшей морали, стремиться к совершенству - это и будет являться истинным счастьем. Бедность - это не повод для уныния и пессимизма.

Каждый должен довольствоваться малым и наслаждаться тем, что послала ему судьба. Внутренние моральные нризнаки всегда выше, внешних атрибутов материальной жизни. Счастье заключается в нрироде и гармоническом слиянии с ней, в общении друг с другом, в большой и дружной семье (В.Л.

Васильев, с. 69-71). До сих нор семья в Китае имеет большую ценность.

Наихудшее наказание для китайцев - не иметь потомства, т.е. быть лишенным родительского почитания. Патриархальной традицией является стремление иметь наследника мужского нола. А лучшей наградой является жизнь в кругу многочисленной семьи и естественная смерть в глубокой старости (А.

Девятов, 2003, с. 72).

Долг и чувство. Категория долга занимала и занимает центральное место в системе традиционных культурных ценностей Китая. «Долг» - это не только символ, но и эталон всего культурно-рационального китайского.

Конфуций возвел категорию долга в культ ноставил ее в один ряд с понятием гуманности. Совершенным общественным человеком мог стать лишь тот, кто соединял долг и гуманность. Долг неред семьей и обществом заставлял человека обуздывать свое «эго». В таких понятиях как «долг и чувство», «общество и индивид», «обязательство и личная склонность» можно проследить различное отношение в иерархии ценностей между гуманизмом традиционно-китайского и евронейского тина. В центре внимания евронейского гуманизма (и в период античности с ее героикой и трагедиями и в эпоху Возрождения с ее гигантами мысли и чувства) - всегда стояла личность, развитая, всесторонне развитая, со своими способностями, склоьнюстями, священными нравами и обязанностями. Что касается традиционного китайского гуманизма, то здесь ведущим было чувство долга и необходимость соответствия определенпому социальному и этическому стандарту. Важным было не интеллектуальное богатство и всестороннее развитие данной личности, а соответствие любой личности вне зависимости от индивидуальных свойств и особенностей. Этим можно объяснить невиданную в других странах сплоченность (в рамках корпораций, начиная от семьи, клана и кончая различными тайными обществами и сектами), взаимовыручку и взаимопомощь. Влияние конфуцианской этики было настолько сильно, что ей удалось проникнуть в душу каждого китайца, в каждый дом и заставить всех и каждого сдерживать свои эмоции и подчинять их велению долга, нормы и принятого стереотипа поведения. Результаты этого имели наглядное подтверждение. В конфуцианской системе ценностей чувство заняло ле только второстепенную роль, по сравнению с долгом, но и стало явлением совсем иного порядка. Это касается даже той стороны жизни, где с точки зрения европейца, должно было занимать ведущее место - в вопросах любви и брака.

Сюй Лян-гуан, исследовавший, эту проблему, отмечает существенные различия китайцев и американцев в отношении к любви и сексу и интимным переживаниям. В общих чертах эти различия сводятся не только к духовной близости, личным влечениям и эмоциям, но и к чувству долга, строгому соответствию индивида определенным нормам, которые являются руководящими принципами во взаимоотношениях китайцев друг с другом и окружающим их миром (в том числе родителей и детей, мужа и жены).

Разумеется, что люди в Китае любили и страдали, так же как и во всем мире, готовые на все под влиянием порыва страсти. Это подтверждают лирические древнекитайские книги «Шицзин». Поэты воспевали красоту любимых, императоры брали в гаремы красавиц и любимейших из них делали фаворитками. В одном из китайских романов «Сон в красном тереме»

воспевается возвышенная любовь. Страстно любя свою девушку, герой романа не связывает свое высокое чувство с таким понятием, как верность. « В полном соответствии с принятыми нормами, он вступает в связи с различными женщинами, не видя в этом ничего противоречащего его любви. Проблема секса как естественной физиологической потребности, так же как и проблема брака как категории долга человека перед семьей, не связана в их представлении с любовью. Эти вещи близкие, но принципиально разные»

(Л.С. Васильев, 1976, с.72-73). Если личность ставится в обществе заметно меньше, чем семья или другая социальная корпорация, то стаповится понятным, что любовь, как категория эмоциональная и сугубо личная должна занимать подчиненное положение.

Этика и эстетика. В системе традиционной китайской культуры этические нормы детерминировали над эстетическими. Талантливый индивид, «эго» формируется не в вакууме и не может быть свободным от общества от его требований и норм, которые довлеют над ними с детства. В истории Китая сила интеллекта не раз восставала против этих норм, но эти нормы и принципы сильно довлели над ним, что даже бессознателыю человек оставался в их власти. Конфуцианская основа всячески ограничивала творческую личность в ее возможностях. И все-таки творческая личность могла проявить свою индивидуальность, главным образом в сфере литературы и искусства. Но здесь тоже существовали свои ограничения. Нормы, традиции и стереотипы определяли ее конкретные формы, цели и средства выражения.

В точном соответствии с основными нормами конфуцианской иерархии личность, с ее индивидуальными чертами, психологическими характеристиками, эмоциональными порывами, драматическими страстями и тем более столкновения такого рода личностей, трагедии и драмы характеров не интересовали традиционное китайское искусство. Все, чему не придавалось значения в жизни, не стояло в центре внимания литературы и искусства, которые достаточно реалистично изображали эту жизнь.

Так как деятельность китайских художников, поэтов, романистов и драматургов была направлена на изображение реального общества и социальных типов, то личность рассматривалась, не как индивид, а как социальный тип, как абстрактный символ, как отражение определенной и четко заданной идеи - герой, добродетельный сын, лукавый монах, порочная женшина, хитрый чиновник, бедный студент, трудолюбивый крестьянин, красивая и верная невеста (Л.С.Васильев, 1976, с. 78-79). Поэзия была единственным жанром китайской литературы, где личность, индивидуальность выходит на первый план и играет особую и заметную роль. Поэзия - наиболее интимно-эмониональный жанр литературы и в этом она близка ноэзии любого другого народа.

«Существенным отличием лучшей китайской лирики... было насколько глубоко умела поэзия передать вырвавшиеся посредством ее строк эмоции, нередко прямо таки крик души, разрывающей оковы» (там же, с.8О). То же касалось и живописи. В Китае существовали строгие каноны и принципы письма (отсутствие перспективы, светотени). В своих картинах художники стремились выразить идею, а не нсихологический рисунок индивида.

Песмотря на строгие ограничения своих возможностей, гениальность художников и поэтов выражалась в том, насколько они могли в рамках общенринятой нормы создать свой неповторимый шедевр. Лучшая китайская живопись интересна и оригинальна. «Пусть на свитках китайских мастеров вы не увидите столкновения характеров или трагедии души - зато вы увидите там тонкое чувство красоты, ощущение философской глубины, великой и бескрайней пустоты природы, перед которой все человеческие страсти - прах и суета» (Л.С. Васильев, 1976, с. 78 - 80).

Таким образом, традиционными психологическими особенностями китайского этноса являются: конкретность мышления, склонность к детализации, уточнению, прагматизм, склонность к образности, символике, смирение перед трудностями, культ предков, чувство долга, определившее поведение в семье и обществе.

1.2.4.Иероглифическая письменность как фактор, влияющий на особенности восприятия и переработки китайского этноса Иероглифическая нисьменность одна из загадочных письмеппостей на Земле. Иероглифический этап развития, прошли все существующие когда-то языковые системы, сформировавшись впоследствии в алфавитные. Но именно китайская цивилизация сумела сохранить иероглифику на протяжении четырех тысячелетий. Под иероглификой следует понимать систему нисьменных обозначений смыслов, в которые прямо не соотносятся со словами какого либо одного языка (см. прил. 7). Каждый иероглифический знак может переводиться большим количеством разных слов, которые могут и не быть синонимами по отношению друг к другу. Такая особенность системы письма позволяет ей быть универсальной, обслуживая разные языки и диалекты (как в современном Китае). Наиболее известными примерами иероглифического письма является видоизменённая китайская иероглифика в Японии, Корее, Вьетнаме, месопотамская клинопись, использовавшаяся в 3- тыс. до н.э. во всех культурах Ближнего Востока (В.В.Иванов, 1998, с. 452).

Каждый иероглиф обозначает не одну букву или слог как в европейской письменности, а целое понятие «Важнейшей особенностью китайской письменности, пишет М.Е. Кравцова (1999), - является независимость значепия отдельного знака от фонетической нормы данного слова», (М.Е. Кравцова, 1999, с. 321). Китайская иероглифика не однотипна, она подразделяется на шесть категорий:

1) «Изобразительные знаки», неносредственно нроисходящие от простейших пиктограмм, например, «луна», «вода», «солнце», «дерево». В современном китайском языке их сохранилось 680.

2) приблизительно указывающие на «Указательные знаки», содержание понятия и имеющие архаичное происхождение, например, иероглифы «вверх», «вниз». Всего их насчитывается 107.

3) «Синтетические знаки», состоящие из слияния нескольких простых изображепий и указательных знаков. Например, слияние двух изобразительных знаков «дерево» образуют иероглиф «лес»;

знаков «солнце»

и «луна» - иероглиф «светлый»;

а изобразительные знаки «женщина» и «ребёнок» - иероглиф «хорошо». Всего - 740 иероглифов.

4) «Фонетические знаки», состоящие из двух структурных частей детерминатива (ключа) и фонетика. Детерминатив - это пиктограмма, указывающая на круг понятий, к которому приблизительно относится, обозначаемое этим иероглифом слово. Например, иероглиф с ключом «дерево», может обозначать либо название растений, либо предметы из дерева, либо соответствующие процедурные операции (вырезать по дереву, строгать, и т.д.). Всего существует 214 детерминативов. Фонетик приблизительно передаёт звучание данного слова. Фонетические знаки включают в себя 7697 иероглифов, составляя основной пласт китайского языкового фонда.

5) «Видоизменённые знаки», включающие в себя иероглифы всех четырёх перечисленных категорий, но с некоторыми изменениями составляющих элементов, которые закрепились за новыми понятиями.

Например, иероглиф «старый» с изменённой нижней частью стал использоваться для обозначения понятия «экзамен». Всего - 372 иероглифа.

6) иероглифы, используемые для «Заимствованные знаки» обозначения новых понятий по транскрипционно-фонетическому принципу, чаще слов иноязычного происхождения и чисто разговорной лексики, не имевщей ранее собственных графических изображений. Всего - иероглифов (М. Е. Кравцова, 1999, с. 321-322).

Из приведённых числовых показателей видно, что китайская письменная культура располагала удивительпо скромпым фондом - немного более 10 000 знаков. Правда словарь позднечжоусского периода насчитывает 80 000 иероглифов. Однако подавляющее число составляют иероглифы, не употребляющиеся в настоящее время и графические разночтения, единожды употреблённые каким-нибудь великим литератором и мыслителем прошлых веков. Подобная скудность лексического фонда китайской письменности объясняется, тем, что иероглиф имеет свойства художествен1юго образа.

Иероглиф не несёт в себе никаких побочных грамматических функций, а только обозначает качество, действие или предмет. Побочные грамматические функции он обретает исключительно в рамках речевой единицы - от части фразы до предложения - и в зависимости от своего местоположения в них. С одной стороны, такое свойство китайской иероглифики вносит дополнительную вариативность, но с другой стороны затрудняет его понимапие. Иероглиф так же не несёт в себе указаний на число, род и время действия, так как в старом китайском письменном языке они могли опускаться в целях сохранения заданной ритмики «словесного узора» (там же, с. 324).

Е.Ю. Шахворостова (1996) пишет, что, читая письменный текст мы сталкиваемся с тем, что, это не только текст, но одновременно и изображение (а именно так как художественное произведение его и необходимо воспринимать особенно если автор известный каллиграф). Часто именно написание несло смысловую нагрузку при передаче смысла автора. Оно давало ключ к правильному восприятию текста. В качестве примера можно нривести построение рифмы в китайской поэзии - обычно рифма не имела никакого значения в звуках, это было, прежде всего, обращепие к визуальному восприятию Китайский иероглиф может быть понят без произнесения его вслух, он нридаёт наглядность китайскому языку. В. Грубе отмечал:

«Китайское письмо не ограничивается тем, что запечатлевает текст, - оно вместе с тем иллюстрирует его и этим, со своей стороны, служит средством поэтического выражения» (цит. по ЕЛО. Шахворостовой, 1996, с. 107). В китайских древних книгах - узор «вэнь» понимался как разноцветный рисунок, а образы вещей, сочетаясь и составляли этот рисунок. «Вэнь» есть соединение множества цветных нитей, образующих парчовый узор, «вень» есть соединение множества иероглифов из чего, согласно, вышитому узору составлялся смысл слов. «То есть визуальный образ придан любому, кто начинает осваивать китайскую письменность. Письменная речь дана Природой, а человек только подключается к этому регистру, он не создаёт письмо, оно считано с окружающего его пространства. Между макрокосмом и микрокосмом нет большого расстояния, так как они опираются друг на друга, создаётся двойная система знаков, позволяющая сохранить мир в гармонии. И макрокосм в виде текста служит тем невидимым, которое обеспечивает видимое текста в человеческом исполнении. Таким образом, в пространстве текста создаётся картина мира в целом, включая того, кто этот текст записал»

(там же, с. 108). Нормы, правила письменной практики (правила написания иероглифов, способ их визуальной подачи) не были случайными. Они исходят из космологических представлений китайцев, из мыслительной парадигмы их культуры. Вень - это узор «неба и земли», он записывался, сохранялся и передавался из поколения в поколение. Нарушать этот узор нельзя было никому, так как произойдёт искажение вечного смысла. В качестве примера можно привести структуру «Инь» «Ян», которая проявляется во всех бинарных построениях китайцев: чёрная тушь и белая бумага, прерывистая и сплошная линия, организация самого текста (теория рифмы). Числовая символика видна и в организации параграфов текстов и в количестве иероглифов в отдельном параграфе (81 параграф в «Дао дэ цзине»). Подобная структура идентичная мировой структуре позволяла включать себя в Космос, обеспечивая двойной защитой свою культуру. Формирование смыслов, заложенных в китайской культуре, происходило на основе книг древности.

Таким образом, существовала бесирерывная традиция передачи смыслов, и в рамках этой традиции люди веками писали на едином языке, поэтому те понятия и категории, возникшие когда-то, не менялись. Они и не должны были меняться, иначе это повлекло бы за собой изменение всего пространства.

А тогда и в культуре произошли бы необратимые перемены (там же, с. 109 110).

Рассмотрение особенностей иероглифической нисьменности, обращенной к визуальному восприятию, вписывается в круг вопросов, обсуждаемых в свете проблемы культуры и мышления (М. Коул, С. Скрибнер, 1977). Проблема культуры и особенностей познавательных процессов на нротяжении нескольких веков она волновала представителей многих наук:

социологов, антропологов, лингвистов, нсихологов. Они выдвигали теории о связи культуры и мышления и снорили существуют ли различия в познавательных процессах людей, выросших в различной культурной среде?

Споры разделились между теми, кто утверждал, что в человеческом мышлении не существует различий, обусловленных культурой, и теми, кто считал, что без учёта этих различий нельзя понять природу человека. Эта проблема рассматривалась и в отношении языка. На нозиции, свидетельствовавшей об универсальности языка и мышления, стояли исследователи Дж. Гринберг (1966), Дж. Миллер (1970), С. Эш (1961), Ч.

Осгуд(1964). Н. Хомский поддерживал это мнение и полагал, что эти общие черты, лежащие в глубинных структурах являются неотъемлемой частью человеческого ума. Человек строит свою речь не механическим путем, а согласно определенным правилам, а если нет качественных различий в природе правил языка, то не существует и более простых или более сложпых уровней познавательной деятельности (с.41). Но существовала и другая точка зре1шя, которая сводилась к «гипотезе лингвистической относительности»

Сэпира-Уорфа (1960), выдвинутой в 30-х годах XX века. Она состоит в том, что структура языка определяет структуру мышления и снособ познания внешнего мира. «Уорф приписывает языку функцию унорядочения по отпошению к хаосу явлений объективной действительности, способность создавать стройную, для каждого языка иную картину мира, а значит, и способность ограничивать познание человека» (В.П. Белянин, 2003, с. 152).

М. Коул и С. Скрибнер являются продолжателями культурно исторической теории Л.С. Выготского, заключающейся в роли знаково символической функции в развитии высших нсихических функций. Развитие индивида, как члена определенной общности (в том числе и этнической) осуществляется под влиянием таких социальных факторов, как употребление орудий. Одним из факторов является овладение значениями родного языка и других разнообразных средств буквенной и визуальной символики. В последнее время, различия в культурах Запада и Востока исследователи С.

Спрингер, Г. Дейч связывают с различными способами познания, в основе которых лежит асимметрия нолушарий головного мозга. Р.Орнстайн не акцентировал внимание на письменности, но, изучая природу сознания, писал, что в западных цивилизациях люди иснользуют лишь половину своего умственного потенциала. Упор на языковое и логическое мышление, обеспечивает развитие способностей левого нолушария, а функции правого полушария игнорируются. Функции же нравого полушария лучше развиваются в культурах Востока. Р. Орнстайн отождествлял рационалистическое, технократическое мышление Занада с функциями левого полушария, а интуитивное, мистическое мышление Востока - с функциями правого полушария (С. Спрингер, Г. Дейч, 1988, с. 206). Исследователи В.В.

Иванов (1998), А.Р.Лурия (2000), М.Е. Кравцова (1999) и др. предполагают, различпые системы письма лежат в оспове двух различпых способов восприятия информации. Рассмотрим это нодробнее. Китайский иероглиф воспринимается как художественное изображение, в нем запечатлены образы, вещей он обращен к зрительному восприятию. Рассматривая особепности иероглифической письменности и ее свойства, как художественного образа, эти авторы предполагают, что она воспринимается правым полушарием мозга.

К ним так же относятся образные жесты глухонемых, жесты межплеменного общения индейцев Алфавитное письмо, как набор дискретных символов левым полушарием.

Другой тип культуры, сформирован с опорой на алфавитное письмо, которое, представляет собой ограниченное по размеру множество дискретных символов. Правила их организации в линейной последовательности просты и могут быть усвоены в короткий период времени. Иероглифическое письмо является потенциально незамкнутой системой, овладение которой может растянуться на десятилетия. Изобретение алфавитного письма, считает оп, было существенным шагом к оперированию дискретных символов, что составляет одну из особенностей научного мышления и использованию вычислительной техники (В.В. Иванов, 1998, с. 452).

А.Р. Лурия (2000) нодтверждая эту мысль, сравнивал процессы письма и чтения в разных языковых системах. Он писал, что процесс чтения на разных языках с фонетической письменностью начинается с воснриятия буквы и анализа её звукового значения. За этим следует наиболее сложный процесс слияния фонем в слоги, а затем - в целые слова. А поскольку китайский язык пользуется письмом, вообще исключающим необходимость звукового анализа слова, легко понять, что процесс звукового анализа и синтеза, составляющие основу фонетического нисьма, здесь пропадает. Но значительно усложненным оказывается процесс зрительного анализа иероглифов. Это и создаёт принциниальное отличие той структуры нсихофизиологических процессов, с помощью которых оно осуществляется (А.Р. Лурия, 2000, с.4). В этом смысле, интересен факт поражения левого полушария у японцев. Поражение левого полушария, считает Е.П. Ильин (2001) вызывает у больных дизлексию, т.е.

нарушение способности к чтению. Но это наблюдается не всегда и зависит от языка на котором человек учился читать. Грамотные японцы пользуются одновременно иероглификой - понятийным словесным письмом, и двумя азбуками - «катаканой» и «хироганой», занисывающими, не значение, а звучание слов (особенно собственных имён и слов иностранного происхождения) и их составных морфологических частей (морфем, в частности грамматических окончаний). При норажении речевых зон левого полушария страдает слоговое письмо, но не иероглифика (см. прил. 8). В Японии дизлексиков в 10 раз меньше, чем странах Запада (Е.П. Ипьин, 2001, с.

274). Можно предположить, что распределение двух видов письма связано с количеством информации, нодлежащим обработке. Подсчитано, что один японский иероглиф содержит в 500 раз больше количество информации, чем одна английская буква. Эта сторона иероглифики может быть связана с её первичной нереработкой правым полушарием, имеющим черты сходства с голографическим устройством. А.А. Леонтьев (1984) пишет, что китайские иероглифы могут выразить гораздо больше, чем звуковое произношение тех же слов. В речевой практике, когда возникает необходимость уточнить какое из одинаково звучащих слов имеется в виду, китайцы часто ссылаются на иероглиф. Общение между собой китайцев, из других регионов, говорящих на разных диалектах очень затруднено. Поэтому единственным способом понять друг друга (если, конечно, они не обучены пекинскому литературному варианту китайского языка) являются иероглифы, которые в затруднительных случаях пишутся пальцем на ладони (А.А. Леонтьев, 1984, с.68 - 69). Это особен1Ю важно для китайской поэзии. Китайские поэты ему говорили, что стихи нельзя слушать их нужно читать - иероглиф рождает образ, - пишет И.Г.Эренбург» (цит. по А.А. Леонтьеву, 1984, с. 68).

Крупнейший этнолог Леви-Стросс, занимающийся Янонией, пишет В.

В. Иванов (1998), утверждал, что двоякая система янонского письма послужила проявлепием в японской культуре «двойного образца», присущего всей япопской культуре в целом. Эта двойственность нроявляется в открытости Японии навстречу европейской и американской технологии при продолжепии древних традиций. Леви-Стросс считает, что это единственное индустриальное государство, сохранившее свою мифологическую мысль. Это ярко прослеживается в обрядах: в Японии браки совершаются по сиптоистской традиции, а захоронение покойников - по правилам буддистской. Устройство японских домов, наполовину открытых наружу, тоже символ этого двойственного подхода. Японская культурная традиция, с детства приучающая каждого члена коллектива к двум разнородным системам письма, занимает промежуточное место между двумя крайними полюсами европейской и китайской. Что касается китайской классической культуры, то она находится на полюсе крайней правополушарности, что прослеживается в различных семиотических системах. Это крайне осложнило процедуру и сроки обучения, длившуюся в старом Китае целую жизнь взрослого, так как нужно было выучить более двадцати тысяч иероглифов (В. В. Иванов, 1998, с.

451).

Медицинская наука утверждает, что функциональная асимметрия полушарий головного мозга - важнейшая психофизиологическая закономерность деятельности головного мозга человека. Теория функциональной асимметрии получила официальное открытие в 1836 году с именем Поля Брока, который установил, что у правшей центры речи находятся в левом полушарии, а у левшей - в правом. Дальнейшее свое развитие теория функциональной специализации полу^шла в трудах таких ученых как: А.Р. Лурия (2000), Е.Д.Хомская, (1987), Л.Я. Баллонов, В.Л.

Дсглин (1976), Н.Н Брагина, Т.А. Доброхотова (1993), С. Сприпгер, Г. Дейч (1983) и др. Установлено, что правое и левое полушария вносят свой вклад в восприятие и переработку информации В медицине, биологии, психологии и других науках, рассматриваюших человеческий мозг в том или ином отношении, показано, что люди с доминантой левого полушария воспринимают материал дискретно (по частям), от частного к обшему;

предпочитают абстрактную, строго логичную, насьщенную символами (цифрами, знаками, формулами, схемами) информацию. Правонолушарные воспринимают материал целостно, т.е. от обш,его к частному;

предпочитают конкретную, не имеющую строгой логической упорядоченности, эмоционально-чувственную (звук, цвет, конфигурация, запах, яркость) информацию. Имеются различия в функциональной активности полушарий в восприятии и переработке ипформации, эмоциях, созпании, мышлении, речи, интеллекте. С функциональной снециализацией полушарий взаимосвязаны психологические проявления, психологические типы и поведенческие особенности. Она распространяется на сенсорную и моторную деятельность человека, эмоционально-волевую сферу человека. Физиологической предпосылкой этого является асимметричная взаимосвязь правого полушария с левой частью тела человека, включая левую руку, левый глаз, ухо и т.д., и наоборот, левого полушария - с правой частью человеческого организма (А.С.

Потапов, 2001, с.11-13). Э. Голдберг (20003) считает, что различия между правым и левым полушарием состоит в обработке рутинной и новой информации. Правое воспринимает новую информацию, а левое знакомую, рутинную (Э. Голдберг, 2003, с.7О).

Впервые вопрос о существовании индивидуальных различий в способах кодирования информации поставил русский физиолог И.П.Павлов, в рамках учения о двух сигнальных системах коры головного мозга. Первая сигнальная система осуществляет анализ и синтез непосредственных воздействий из внешней действительности и внутренней среды организма с опорой на чувственные впечатления (сенсорные и перцептивные сигналы).

Вторая сигнальная система обеспечивает ориентировку в среде посредством слова с опорой на различные формы речевой деятельности (словесные сигналы). Преобладание первой сигнальной системы создаёт предпосылки для формирования личности «художественного типа» (высокий уровень образно пространственных способностей), преобладание второй сигнальной системы - личности «мыслительного типа» (высокий уровень словесно-логического мышления, повышеппая склонность к самоконтролю). По сути, Павлов описал два базовых способа кодировапия информации головного мозга: чувственно наглядный (образный) и словесно - речевой» (М.А. Холодная, 2002, с. 230).

В последнее время нроблема восприятия информации активно разрабатывается в русле НЛП (СВ. Ковалев, 2002, Дж. Гриндер, Р. Бендлер, 1993 и др.). Выделяются три основные сферы «сенсорного опыта» человека:

визуальная, аудиальная, кинестетическая. Соответственно разные люди преимущественно принимают и перерабатывают ипформацию о своём окружении визуально (с помощью перцептивных или мысленных зрительных образов), аудиально (посредством слуха), и кинестетически (через осязание, обоняние и другие чувственные впечатления). Для визуала типична следующая познавательная позиция - смотреть, представлять, наблюдать;

для аудиала - слушать, говорить, обсуждать;

для кинестетика - действовать, чувствовать, ощущать (М.А. Холодная, 2002, с. 231-232).

И.Е. Бобрышева (1987), исследовала педагогические традиции, с описанием когнитивного стиля китайского этноса. Когнитивный стиль - это присвоенные индивидом в процессе социализации перцептивные и ментальные способы расчленения мира, этнонапправленность операционального уровня, опосредованная особенностями восприятия и памяти конкретного субъекта. Она пишет, что когнитивному стилю китайского этноса свойственен отказ от логических операций (кроме сравнения), опора на зрительную память, значительный компенсационный потенциал (интуиция, контекстуапьность, ситуативность), дедуктивность, итеративность действий (заучивание), детализация (тщательность), волевой импульс (внутренняя мобилизация). Иными словами, полезависимый когнитивный стиль (И.Е. Бобрышева, 1987, с. 80). На современном этапе способы (стили) кодирования информации оказались представлены в качестве проблемы межполушарной асимметрии или специализации полушарий, где за правым полушарием закреплялась роль чувственно - образной формы репрезентации, а за левым - вербально-логической. М.А Холодная (2002) онределяет «особенности восприятия и переработки информации» как стили кодирования информации. «Стили кодирования информации» - это субъективные средства, с номощыо которых в ментальном оныте человека воснроизводится окружающий мир» (М.А. Холодная, 2002, с. 229).

В.Ф. Феоктистов (1997), сравнивая китайскую классическую философию с западной, отмечает, что иероглифическая письменность обусловила формулирование образов нонятий отличных от логических категорий западной философской культуры. «Иероглифическая письменность, особенно на раннем этапе ее развития... наложила существенный, можно сказать онределяющий отпечаток на способ, стиль и форму мышления китайцев. Идеографический характер первоначальных китайских иероглифов, занечатлевший графический образ конкретных вещей, серьезнейшим образом отразился и на процессе дальнейшего формирования абстрактных понятий, характерный для философской рефлексии (курсив наш). Но даже тогда, когда китайский иероглиф приобретал по мере образования понятий категориальный философский смысл, он не порывал связи со своим конкретно-предметным значением» (там же, с. 31). Так, например, несмотря на то, что, категория «цы» (пневма, эфир), ставшая одним из важнейших попятий в китайской классической философии, продолжала восприниматься китайцами как образ неких частиц, олицетворяющих собой природную стихию, капли воды, мельчайшие росинки. «Эта неутраченная связь абстрактных понятий / категорий, китайской философии со своими генетически предметными истоками составляла существенную особенность философской рефлексии китайцев, их стиля и способа мыщления» (В.Ф.

Феоктистов, 1997, с.31). Считается, что китайский язык спас китайскую культуру и цивилизацию.

Таким образом, опираясь на точку зрения авторов А.Р. Лурия, В.В.

Ива1юва, Е.Ю. Шахворостовой, И.Е. Бобрышевой и др., можно предположить, что иероглифическая письменность, обращенная к визуальному образу, может способствовать формированию правополущарной доминантности, образному восприятию, полезависимому когнитивному стилю.

1.3. Психосемантические исследования кросскультурных различий.

Задачей психосемантического направления (от греческого «semantikos» обозначающий) является изучение генезиса, строения и функционирования индивидуальной системы значений, оносредствующей процессы восприятия, мышления, памяти, принятия решений и т. д. Она исследует формы существования значений в индивидуальном сознании (образы, символы, символические действия, а так же знаковые вербальные формы), анализирует влияние мотивационных и эмоциональных состояний субъекта. (Пс. ел., 1990, с. 21-22).

Истоки зарождения нсихосемантики зародились в недрах средневековой культуры. Пристальный интерес к «знаку», замещающему объект, привел к возникновению теории значения, для которой осгювным стало соотнесение «знака» и «объекта». Этот интерес нривел к бурному развитию современной психолингвистики и лингвистической семантики. Если объектом рассмотрения этих нанравлений являются средства, с номощыо которых средства кодируются в языке. Психологические исследования семантики сосредоточены на вопросах, каким образом человек понимает смысл различной информации, как он категоризирует свои знания о мире и отношения к нему, как формируются его речевые высказывания (Когнитивная нсихология, 2002, с. 145-146). А.Р. Лурия (1998) называл семантическое строение слова его нсихологической структурой (А.Р. Лурия, 1998, с. 39). Под понятием «семантическое пространство», входящее в название нашего диссертационного исследования, мы будем нонимать - «совокупность онределенным образом организованных признаков, онисываюш,их и дифференцируюш,их значений некоторой содержательной области» (В.Ф.

Петренко, 1988, с. 45). Он поясняет, что при этом выделяется некоторое правило группировки отдельных признаков (дескрипторов) в более емкие категории, которые и являются исходным алфавитом этого редуцированного языка - семантического пространства. Математически построение семантического нространства является нереходом от базиса большей размерности (признаков описания), к базису меньшей размерности (категориям-факторам). Основу построения семантических прострапств составляют статистические процедуры (факторный анализ, многомерное шкалирование, кластерный анализ), позволяющие отдельные признаки описания сгруннировать в более емкие категории-факторы.

Построение семантического нространства включает три последующих звена:

1. Построение и применепие соответствующего метода оценки семантического нространства (это может быть семантический дифференциал СД, ассоциативный эксперимент, субъективное шкалирование и др.

семантические методы).

2. Применение соответствующего метода исследования структур, лежащих в основе нолученной матрицы. Этот шаг включает в себя уменьшение числа исследуемых переменных, которыми выступают семантические связи матрицы сходства, сведение их в некоторые универсумы.

Широко используемыми являются факторный анализ, кластерный анализ, метод многомерного шкалирования.

3. Третий шаг предполагает интерпретацию выделенных факторных структур, кластеров. Интерпретация выделенных структур нодразумевает выделение некоторого смыслового инварианта объектов, понятий и т.д., имеющих высокую смысловую нагрузку но данным факторам или входящих в данный фактор (В.Ф. Петренко, 1983, с. 45, 51).

Результатом психолингвистических методов анализа является установление семантических связей значений, которые предстают в свернутом виде, как семантические компоненты значений. Формой фиксации являются семантические поля, тезаурусы.

Понятие «смыслового поля» А.Р. Лурия (1998) объяснял следующим образом: «каждое слово возбуждает сложную систему связей, являясь центром целой семантической сети, актуализирует определенные семантические поля, которые характеризуют важный аспект психологической структуры слова»

(А.Р. Лурия, 1998, с. 109-110). Связи эти разнообразны (звуковые, ситуационные и нонятийные), они меняются в зависимости от поставленной перед испытуемыми задачи;

звуковые связи, как правило, тормозятся.

Поэтому психологическому исследованию важно выявить степень избирательности этих связей и степень близости. Одним из самых распространенных методов оценки является метод ассоциаций, ассоциативный эксперимент (там же, с. 110).

Ассоциативный метод анализа семантики является в работах наиболее разработанной техникой, исследования семантики. Схема проведения ассоциативного экснеримента довольно проста: испытуемым дается список слов и предлагается ответить первыми приходящими в голову словами.

Существуют несколько разновидностей ассоциативного эксперимента:

свободный, направленный, цепочечный. Ассоциативное поле у каждого человека свое и по составу наименований и силе связей между ними.

Актуализация той или иной связи не случайна и может зависеть даже от ситуации. Так, ассоциации на материале русского и эстонского языков выявили, что лица с высшим техническим образованием дают чаще парадигматические ассоциации (ассоциации, грамматический класс, которых отличен от слова-стимула, например, машина-едет), а с гуманитарным синтагматические (ассоциации того же грамматического класса, нанример «стол-стул»). Ассоциативный эксперимент проводится обычно на большой выборке испытуемых. На основе данных ассоциаций строится таблица частотного распределения слов-реакций на каждое слово-стимул. Мерой семантической близости (расстояния пары слов признается степень совпадения распределения ответов, т.е. степень подобия объектов анализа устанавливается через сходства данных на них ассоциаций. Эта величина фигурирует в работах данных авторов под названиями «коэффициент пересечения», «коэффициент ассоциации», мера перекрытия» (Б.Ф. Петренко, 1997, С.36). Главным преимуществом ассоциативного эксперимента его простота и удобство в применении. Испытуемые работают со зпачениями в «режиме унотребления», что и позволяет выделять и некоторые неосознаваемые компоненты значения. Общественное сознание, как и индивидуальное гетерогенно, оно содержит наряду с научными понятиями житейские представления, социальные стереотипы, суеверия и предрассудки.

Последние так же предаются из поколепия в поколение и отражают определенные национально - культурные формы общественного сознания.

Определенные формы деятельности небольших социальных групп (будь то шофер такси, работник отдела кадров или тренер спортивной команды) порождают свои специфические «фигуры» сознания людей, реализующих эту деятельность. Притом, эта система значений быть эксплицирована не только в словесных понятиях, но может быть задана в системе образов, правил поведения. С другой стороны, пишет он, системе значений индивида есть специфические, присущие только ему, индивиду, составляющие, обусловленные его индивидуальным опытом. Например, образы хорошего родителя или идеального мужа или жены формируются через подражание, усвоение родительского опыта, прочитанные книги, каналы массовой информации (кино, телевидение). Понятие чести, долга и другие этические категории имеют свою когнитивную представленность, а так же самосознание индивида с осознанием его целей, мотивов и характера отношений с другими людьми (В.Ф. Петренко, 1983, с. 8-9).

На характере ассоциаций, по мнению А.Е. Супрун, A.M. Клименко, Л.Н. Титовой, сказываются возраст, географические условия, и профессия человека. Это значит, что ассоциации отражает как когнитивные, стоящие за языковыми значениями, так и индивидуальные особенности испытуемых, их личностные смыслы (В.Ф.Петренко, 1997, с. 36-37). По данным А.А.

Леонтьева, разные ассоциации на один и тот же стимул «кисть» давал житель Ярославля (кисть - рябины), Душанбе (кисть - винограда), дирижер (кисть плавная, мягкая), медсестра (кисть-амнутация) и строитель (кисть волосяная). Исследователями отмечается, что принадлежность к онределенному народу, одной культуре делает «центр» ассоциативного ноля в целом достаточно стабильным, а связи - регулярно повторяемыми в данном языке. А.А. Залевская считает, что ассоциации зависят от культурно исторических традиций народа. На слово-стимул «хлеб» русские дают ассоциацию хлеб - соль, узбеки хлеб - чай, французы хлеб - вино. (В.П.

Белянин, 2003, с.131-135).

в соответствии с двумя стратегиями этнопсихологических исследований, А.О. Бороноев, В.Н. Павленко выделяют два направления использования ассоциативного эксперимента: 1) кросскультурный сравнительный анализ ассоциативных полей (например, выявление этнической специфики ассоциаций цветов и их оттенков, актуализируемых определенными стимулами), и 2) изучение реакций ассоциаций на стимулы этнонимы. Второе направление связано с изучением этнического сознания, этнических стереотинов. Испытуемым предлагаются слова-стимулы в числе которых находятся слова изучаемых этнических групп, папример, «русские», «украинцы» и т.д. Так, «анализ ассоциативных полей цветов «красный», «белый», «желтый» и «синий» у представителей 12 этнических групп русских, поляков, украинцев, словаков, англичан, немцев, американцев, французов, казахов, киргизов, узбеков показал, что ассоциативные поля по реакциям этноспецифичны:

- резко отличны у различных групп частота подведения исходного цветообозначения под общее понятие (типа белый цвет): у немцев, американцев, словаков, поляков, русских, украинцев и белорусов эта частота значительно выше, чем у тюркоязычных испытуемых, особепно казахов и киргизов;

резко отличается увязывание слов-стимулов с объектами окружающего мира. Так стимул «желтый» у русских ассоциируется с одуванчиком, у украинцев с подсолнухом, у французов с золотом и яичным желтком, у американцев, казахов, киргизов с маслом, у узбеков - с просом;

- отличны у разных этносов реакции, обусловленные устойчивыми для данного языка словосочетаниями (например, на стимул «красный», русские дают такие специфические ассоциации, такие как: Октябрь, партизан, американцы - цвет кожи, поляки - шапочка;

«белый» у америкапцев - дом;

«зеленый» у узбеков чай и т.д.;

- этноспецифичны реакции, в которых реализовано символическое переосмысление исходного слова. Так, «желтый» у русских, немцев, украинцев, поляков и французов символизирует измену, у немцев связан с ненавистью, у поляков - со злостью, у американцев - с трусостью, у русских, поляков, американцев, немцев с предупреждением об опасности (А.О.

Бороноев, В.Н. Павленко, 1994, с. 123-124). Проявления специфики языка и культуры, испытуемых по результатам ассоциативных экспериментов подробно рассматривается в работе «Этнопсихолингвистика» / под ред.

Ю.В.Сорокина, 1988, с. 34-48).

Проведенный в 1999 году на базе РКИ РГПУ им. Герцена ассоциативного эксперимента, задачей которого было определение особенностей картины мира русских, финнов и американцев. Было опрошено 90 студентов-русистов: 30 русских, 30 финнов, 30 американцев. Испытуемым было предъявлено 17 высокочастотных стимулов: русские, финны, семья, дом, собака, город, школа, университет, проблема, картина, весело, книга, лес, родной, музыка, хлеб, друг. Испытуемым разрешалось дополнять свои ответы рисунками.


Приведем некоторые примеры, полученные в результате исследования ассоциаций. В восприятии нациями себя и друг друга, русские оказались наиболее критичны и самокритичны. В частности, русские дают следующие характеристики себя: ленивые, глупые, раздраженные, лонухи, дурак, серость;

финны - медлительные, холодные, примитивные, твердолобые, скрытные, хитрые. Финны оказались более нейтральными в своей оценке. Ответы финнов: русские - соседи, люди, народ, мы, я, надежные, энергичные.

Американцы склонны к более позитивной оценке русских и к негативной оценке финнов. Ответы американцев: русские - красивые и щедрые, душевные, искренние, вначале холодные, но добрые, когда знают тебя;

финны - худой, немой, скучный, холодный, злой. О русских все испытуемые говорят во множественном числе, а финнах в единственном, У финнов наиболее частотная реакция на стимул «русские» - слово «соседи». У русских и американцев супдествует прямо противоположный стереотип о холодности и обособленности финнов: и у русских и у американцев присутствуют одинаковые ассоциации на слово «финны» - «холодные».

В человеке для русских особую ценность представляют доброта и верность;

для финнов - надежность;

для американцев - удобство. В искусстве для русских особо важны: красота, интерес, гармония, и расслабление;

для финнов - наслаждение;

для американцев - красота. Главной ценностью дома русские считают - защищенность, финны - спокойствие;

американцы удобство. Американцы более урбанизированы, финны больше близки к природе. Большинство финнов, описывая Финляндию, изображают домик на берегу, лес, озеро;

описывая Россию деревенский пейзаж, поля, пшеницу.

Американцы, изображая Россию, рисуют храмы, метро, многоэтажные дома, метро и достопримечательности. Русские ассоциации связанны с городом, деревней, похожи на финские. Но у русских помимо сельского пейзажа ярко отображается образ дороги (дорога, тройка, распутье). Русские и финны имеют достаточно хорошее представление друг о друге, в отличие от американцев. Американцы не достаточно хорошо знают Финляндию, рисуя знак вопроса при ответе ассоциациями на этот стимул. У многих онрошенных на стимул: «Финляндия» возникает цветовая ассоциация «белый», связывая, видимо с географическим положением и климатическими условиями страны.

Финны изображая Россию, указывали темную окраску одежды большинства мулчин (коричневая куртка, черная сумка - типичный портрет русского мужчины по мнению финнов. Сами финны, даже люди старшего возраста одеваются в яркие цвета, поэтому им бросаются в глаза темные тона одежды.

Русские и американцы на стимул «финны» отвечали реакцией «светлый»

(блоидин, белобрысый), имея в виду цвет волос». Сами финны не придавали этому значения, указывая лишь черты характера. В результате этого эксперимента были выявлены некоторые общие черты и различия в картине мира русских, финнов, американцев (В.П. Яссман, 2005, с. 56-58).

В настоящее время в исследовании этнических различий наряду с ассоциативным методом, используется другие психосемантические методы, например, метод семантического дифференциала (СД) в исследовании этнических стереотипов. Многие исследователи рассматривают его как разновидность ассоциативной методики. Суть его состоит в следующем:

оценивая какое-либо понятие-стимул испытуемый сопоставляет его с заданными экспериментатором полюсами шкал. В литературе отмечалось, что семантический дифференциал обладает рядом преимуществ, по сравнению с другими методами, особенно при исследовании этнических стереотипов:

1) возможность получить не только содержательные качественные характеристики, но и количественные характеристики стереотипов;

2) возможность сравнительных исследований, обеспечивая идентичность факторных структур у представителей различных языковых структур;

3) возможность работы с любым контингентом испытуемых, поскольку для многих респондентов метод семантического дифференциала нроще, чем другие методы психосемантики (Д.О. Бороноев, В.Н. Павленко, 1994, с. 126-127).

В качестве примера можно привести исследование этнических стереотинов америкаьщев, афганцев, индийцев, кубинцев, поляков, финнов и японцев, у русских студентов проведенное Е.Л. Коневой, под руководством B.C. Агеева (Т.Г. Стефаненко,1993, с.5), а также особенностей стереотипных образов американцев и советских людей (Н.Н. Богомолова, Т.Г. Стефаненко, 1991). В эксперименте по изучению обыденного сознания грузинского этноса В.Ф. Петренко в качестве шкал использовались глагольные фразеологизмы грузинского языка. В качестве объектов оценки было взято 50 понятий выражающих архетипические обобщения и стереотипы - пять смысловых блоков:

Экзистенциальные понятия: «мой идеал человека», «мой друг», «мой враг», «типичный человек» и т д. Социальные типажи: «деловой человек», «обыватель», романтик», карьерист», патриот» и т.д. Национальности:

грузин», «армянин», «русский», «еврей», «азербайджанец», «турок» и.т.д Нрофессии: «рабочий», «крестьянин», «руководитель предприятия», «интеллигент», «военнослужащий», «студент» и т.д. Социальные архетипические роли: «строитель», «философ», «духовный пастырь», «воин», судья», ремеслеппик» и т.д. В роли испытуемых выступали 50 студентов Тбилисского университета. Приведем некоторые примеры результатов исследования, например, размещения названий национальностей в семантическом пространстве. Большинство наименований имеет контрастные, полярные позиции. Наиболее контрастными по первому оценочному фактору оказались сами грузины, чей автостереотип соседствует с понятиями «мой идеал», «идеал общества». На противоположном полюсе располагаются «русские» и «азербайджанцы» и в меньшей степени «армяне». Нри этом ролевая позиция русские оказалась близка к образам «военный», «палач»

(сказывается напряженность межнациональных отношений, так как исследование проводилось в 90-х годах и разгон советской армией демонстраптов в Тбилиси). Нозиция «армянин» близка к образам «делец», «обыватель». Наиболее положительное отношение испытуемых грузинских студентов проявилось к соседям дальнего зарубежья: американцам, японцам, немцам и эстонцам, чьи координаты находятся в окружении ролевых позиций «человек через 20 лет», «преуспевающий человек», «интеллигент», «духовное лицо». В отношении «архетипических» - вечных - профессий наибольший статус имеет деятельность «духовного пастыря», «строителя», высокую оценку имеют так же «крестьянин», «рабочий», «человек искусства».

Негативную оценку получила деятельность «менялы» и «дельца» (новые экономические отношения, видимо, еще не затронули обыденного сознания грузинских учащихся. Семантическое пространство отражает систему категорий обыденного сознания, концептуальную рамку картины мира, нрисущей тому или иному этносу и представляет достаточно стабильное инерционное образование. Что касается нозиций объектов в семантическом пространстве, то, отражая отношения субъекта к данным объектам, они выражают личностный смысл, его эмоциональную окраску, коннотацию данных социальных ролей и стереотипов, присущих субъекту в данное время различные, и в этом плане, они являются более изменчивыми и подвижными.

Это полностью соответствует политической ситуации Грузии в середине 90-х, когда проводилось исследование (В.Ф. Петренко, (1), 1997, с. 312-315, 324).

Методика «мложествелиой идентификации» в изучении этнических стереотипов обыденного сознания, была разработана В.Ф. Петренко (1997) и нроведена совместно с Л.А. Алиевой. По этой методике проводилось сопоставление ролевых позиций и выявление стоящих за ними идентификаций через описание характерных поступков. Апробация методики проводилась на материале азербайджанской и русской выборок. Испытуемым (80 девушек филологического факультета Азербайджанского университета и 40 девушек филологического факультета МГУ) было предложено оценить вероятность каждого из 90 ноступков по шестибальной шкале (от 0-5) со следующих ролевых позиций: 1) я сама;

2) идеал женщины с моей точки зрения;

3) идеал женщины принятый в обществе;

4) типичная женщина;

5) женщина 40 лет назад;

6) жепщипа через 20 лет;

7) женщина через 20 лет;

женщина с неудавшейся личной жизнью;

8) нрезираемая мною женщина;

9) русская (для испытуемых азербайджанок) и азербайджанка (для испытуемых русских).

Результаты показали, что и у русских, и у азербайджанцев высокая степень совпадения образа Я и идеала (0,9/0,8). У азербайджанок наблюдается высокая идентификация с образом матери (0,8) но сравнению с русскими девушками (0,6). Индивидуальные идеалы в интимно-личностной сфере совпадают в обеих группах (0.9/0,9). Но образы идеала с точки зрения общества расходятся для русской и азербайджанской выборок. Для русских идеал с точки зрения общества коррелирует с «женщиной через 20 лет» и дает нулевую корреляцию с «женщиной через 40 лет», для азербайджанок - картина противоположная.

Их идеал женщины похож на «женщину 40 лет назад» (0,8), чем на женщину будущего (0,2). Это соотношение «временной ориентации» сохраняется, но в меньшей степени и для «индивидуального идеала». У русских девушек «индивидуальный идеал» больше коррелирует с «женщиной через 20 лет»

(0,2), а индивидуальный идеал» азербайджанок больше похож на «женщину через 40 лет» (0,5), чем на «женщину через 20 лет» (0,4). Нами приведена лишь малая часть результатов обширного эксперимента (В.Ф. Петренко, (2), 1997, с. 117-118).


Таким образом, методы психосемантики: ассоциативный метод, метод семантического дифференциала, множественной идентификации и другие широко зарекомендовали себя в психологии сознания различных социальных групп и являются методологически обоснованными для исследования этнической картины мира.

Выводы по первой главе:

1) Существует терминологическое разнообразие в определение «картины мира» - образ мира, модель мира, видение мира и т.д., но при этом сохраняется единое смысловое содержание: способ или базисный компонент, лежащий в основе постижения бытия и определяющий характер действия человека в мире и т.д. Мы основываем свою точку зрения на том, что картина мира созвучна с понятием образ мира, и является субъективным отражением и построением в сознании индивида образа реальности. Значения организовывают и структурируют картину мира, отражая в ней общественный, культурный опыт и индивидуальные значения. Под понятием «картина мира» понимается - система образов, представлений о мире и о месте человека в нем. Она определяет способ лежащий в основе постижения бытия и определяет своеобразный характер действия человека в мире.

Картина мира не всегда является осознаваема. Субъектом картины мира может быть как отдельный человек, так и разнообразные социальные общности (этнические, религиозные, профессиональные).

2) Ханьцы - являются самой многочисленной этнической группой китайского этноса. Она возникла в период империи Хань - когда сложилась официальная культура, на основании архаико-религиозной традиции и социальпо-нолитических учений, отражающих этническое самосознание китайцев.

3) Важное значение на систему мышления, психологии и поведения китайцев оказала Конфуцианская теория благородного мужа и категория долга, выраженная в пяти добродетелях: гуманность, благопристойность, справедливость, мудрость и верность.

4) Традиционными психологическими особенностями китайского этноса являются: конкретность мышления, склонность к детализации, уточнению, прагматизм, склонность к образности, символике, смирение перед трудностями, культ предков, чувство долга, определивщее поведение в семье и обществе.

5) Иероглифическая письменность, как отмечается авторами В.В.

Ивановым, А.Р. Лурия, М.Е. Кравцовой, В.Ф. Феоктистовым, в основу которой положен образ конкретного предмета, обращена к визуальному восприятию. Предполагается, что культуры, использующие иероглифическую письменность, имеют правополушарный способ восприятия и переработки информации. Этому свидетельствует образность, присущая культуре Китая сосредоточенность на целостности, всеобщности и комплексности. Стиль мышления в китайских педагогических образовательных традициях (дедуктивность, опора на зрительную память, интуиция, ситуативность);

образность мышления все это заставляет предположить правополушарный стиль мышления и существование визуальной репрезентативной системы у представителей китайского этноса.

6) В процессе социализации, присвоения общественно-выработа1Н1ЫХ форм значений человек присваивает характерное для этноса смысловое поле, лежащее в основе этнической картины мира. В психологии убедительно показано, что семантические методы, среди которых достаточно информативными признаются ассоциативные методы исследования, могут быть использованы при исследовапии смысловой сферы этнического сознания.

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СЕМАНТИЧЕСКОГО ИРОСТРАИСТВА ЭТНИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ СРАВНИТЕЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ КИТАЙСКИХ И РУССКИХ СТУДЕНТОВ) 2.1. Методология, методы и организация исследования 1 этап. Выстраивая методологию исследоваиия, мы исходим из того, что этнос - это традиционно-культурная общность людей, связанная общностью нредставлений о своем происхождении и исторической судьбе, общностью языка, особенностей культуры, нсихики и самосознанием грунпового единства. Язык является носителем этнической культуры. В связи с этим, китайский этнос, как представитель древнейшей культуры отличается исторически сложившейся определенной системой смыслов, закрепленной в языке и отражающей картину мира.

В процессе данного этапа исследования предполагается проверить ряд частных гипотез:

1. Любая культура характеризуется особенностями зпаково символической функции, присвоенной индивидами в процессе социализации.

Предполагаем, что семантика у групп, имеющих различную культуру несет свои отличительные особенности.

2. В психологи нонятие рассматриваются как сложное образование, включающее словесный и образный компонент.

Для этого нами были иснользованы следующие методики:

1) Ассоциативный метод Критерием оценки являлось:

Количественно: 1) выявление семантической близости пары слов, т.е. сходство данных на них ассоциаций;

2) Ранжирование значений;

Качественно: 1) распределение ассоциаций по характеру отнесенности к ведущим сферам жизнедеятельности человека, смысловые группы 2) отражающие этнические особенности китайского и русского этносов.

3) ранжирование, выявление доминирующих смысловых сфер, определяющих особен1юсти сем. пространства этнической, картины мира.

4) наполняемость ассоциаций, содержательная характеристика, позволяющая выявить более тонкие уровни особенностей этнической картины мира.

В качестве критериев для количественной 2) Пиктограммы оценки пиктограмм были использованы следующие факторы:

1) Фактор абстрактности 2) Фактор индивидуальной значимости 3) Фактор частоты выбора Качествеино: Производился сравнительный анализ результатов по методу пиктограмм ассоциативного экснеримента, исследовалось 1) совпадение вербальных и невербальных ассоциаций в каждой грунпе и 2) характер рисунков и культурные особенности, которые не нащли отражения в ассоциативном эксперименте.

этап. Китайский этнос на протяжении многих тысячелетий использует иероглифическую письменность, имеющую в своей основе изображение, визуальный образ. Предполагается, что для него характерен особый способ восприятия и переработки информации, обусловленный психофизиологическими факторами. В процессе данного этапа исследования предполагается проверить следующие частные гипотезы:

1. У китайских респондентов преобладает образный тин восприятия и переработки информации.

2. У китайской группы наблюдается доминирование правого полушария.

1)Тест Павлова 1) 2) Результаты пиктограмм Мыслительный и образный, смешанный тип восприятия и переработки информации Леворукость доминирование правого Тесты на определение доминантности полушарий: полушария 1) «Будь добр. Праворукость доминирование левого пожалуйста» полушария 2) «Вспомни, Амбидекстрия - равнополушарность пожалуйста».

3) «Что тебе нравится?»

Описание выборки. Общий объем выборки составил 120 человек, китайцев и 60 русских респондентов, в возрасте от 20 до 22 лет, студенты 2- курса гуманитарного факультета ДВГУПС.

Набор слов-стимулов для вербальных и невербальных ассоциаций был определен путем проведения среди студентов китайского и русского этноса пилотажного ассоциативного теста «Моя жизнь», в результате чего определились значимые понятия среди студентов той и другой группы:

«семья», «учёба», «богатство», «мир» «любовь», «работа», «спорт», «игра», «дом», «отдых», «дружба», творчество». Остальные были дополнены из стандартного набора методики пиктограмм: «весёлый праздник», «болезнь», «разлука», «счастье», а так же понятия «подвиг», «развитие». Окончательный набор понятий состоял из 20 слов: жизнь, учёба, работа, счастье, дом, вкусный ужин, семья, работа, весёлый праздник, творчество, спорт, игра, разлука, любовь, развитие, дружба, богатство, подвиг, болезнь, отдых.

2.2. Этнические особенности смыслового поля китайских и русских респондентов.

2.2.1. Результаты, анализ и интерпретация результатов вербальных ассоциаций.

Ассоциативный эксперимент является наиболее разработанной техникой нсихолингвистического анализа семантики и широко иснользуется в психологии, психиатрии, социологии, нсихолингвистике. В настоящем исследовании, нами был использован свободный ассоциативный эксперимент, где иснытуемым не ставилось никаких ограничений ни по количеству ассоциативных реакций, ни по времени, использовался словарь.

Работа производилась с переводчиком. Студентам предлагалось ответить любыми другими словами на 20 слов-стимулов, выбор которых был описан выше.

Первоначально схожие ассоциации на каждый отдельный стимул, данные отдельно китайскими и русскими студентами, были сгруппированы и подсчитаны. Затем, получепные результаты мы проранжировали и сравнили нолученные результаты (см. прил. 1.). Ассоциации, набравшие большую частотность, мы объединили в грунпы, ведущих сфер жизнедеятельности человека. При объединении смысловых грунп (сфер) принимали участие эксперты с психологическим образованием в количестве 5 человек. В результате выделились смысловые сферы образа мира китайского и русского этносов, которые мы проранжировали и соноставили.

Таблица Результаты ранжирования доминирования смысловых сфер в отношении китайского этноса.

Смысловые сферы образа мира % % китайцы русские Семейные и родственные отпощения 179 14,6 % 78 8% Материальное благополучие и качество 131 10,7% 57 5,8% жизни Досуг 127 10,3% 9,6% Положительные чувства, эмоции 95 14% 1,1% Наука и образование 90 7,3% 74 7,6% 89 7,2% 84 8,6% Дружеские отнощения Труд, дело 88 7% 56 5,7% Достижения 84 6,8% 74 7, Отрицательные чувства, эмоции 67 6,8% 87 9% Общество и общественные отношения 61 4,9% 30 3% Отношения с противоположным полом 58 4,7% 87 9% Развитие 4% 49 44 4,5% Искусство 3% 60 6% 2,2% Патриотизм 27 0 % Трудности, проблемы 23 1,9% 9 1% 18 1 0,1% Бинарность 1,4% Всего: 1224 Из таблицы видно, что доминирующими смысловыми сферами у китайских респондентов являются: семейные и родственные отнощения - 14, %;

материальное благополучие и качество жизни - 10,7%;

досуг - 10,3%;

ноложительные чувства, эмоции - 7,7%;

наука и образование - 7,3%.

Таблица Результаты ранлсировапия доминирования смысловых сфер в отношении русского этноса русские % % Смысловые сферы образа мира китайцы Положительные эмоции и чувства 138 14% 95 7,7% Досуг и развлечения 94 9,6 % 127 10,3% Отрицательные эмоции и чувства 6,8% 87 9% Отношения с нротивоноложным полом 87 9% 4,7% Дружеские отношения 84 8,6% 7,2% Семейные и родственные отношения 78 8% 14,6 % Достижения 74 7,6 % 84 6,8% Наука и образование 74 7,6 % 90 7,3% 60 6% 38 3% Искусство Материальное благонолучие и качество 5,8% 131 10,7% жизни Труд, дело 56 5,7% 7% Развитие 44 4,5 % 49 4% Обш,ественные отношения 30 3,3% 4,9% Трудности, нроблемы 23 1,9% 9 1% 1 1,4% Бинарность 0.1% 0 2,2% Патриотизм 0% Из таблицы видно, что доминирующими смысловыми сферами у русских реснондентов являются: положительные эмоции и чувства - 14%;

досуг и развлечения - 9,6 %;

отрицательные эмоции и чувства - 9%: отношения с противоположным полом - 9%;

дружеские отношения - 8,6%;

семейные и родственные отношения - 8%. Результаты количественного показателя данных ассоциаций свидетельствует, что между грунпами существуют и различия и сходства • 1 16-l " "~^ R 14 12 ilГ \ 10 8 h 6 Л 4 1 ;

i 2 \ в_ • \ 0 1 Раз 1 к Пат Тру Бин От Hay 1с ДОС )м 0 Об л ю б Сем ка и Дру Тр т иж ица т ВИТИ еет риот дно арн у ья Кач уг Lщ щес с)В обр жба д изм сти ость е €;

ни ел ВС еств тво D П • китайцы 14,6 10,7 10,3 7,7 7,3 7,2 7 6,8 4,7 6,8 4,9 3 2,2 1, 1, 8 9,6 14 7,6 5,7 3 0 0, 5,8 8,6 7,6 9 9 4,5 В русские Рисунок 1. Диаграмма сравнительных профилей смысловой сферы образа мира китайцев и русских.

Качественный анализ семантической наполненности смысловых групп ассоциаций позволяет выявить более тонкие различия выделенных категорий.

2.2.2. Качественное исследование смысловых сфер образа мира.

Сравнительный анализ.

Результаты качественного анализа смысловых сфер образа мира китайских и русских респондентов представлен в таблице 3.

Таблица Семейные и родственные отношення китайцы русские Стимул Ассоциации Распрост Стимул Ассоциации Распростра раненное ненность ть Жизнь Родители 90 Жизнь Родители Работа Семья 54 Любовь Семья Разлука Родные Вкусный Дети Богатство (бабушка, ужин Родные Праздник дедушка, Дом (бабушка, Семья брат, сестра) 20 Семья дедушка, Дом Дети Игра брат, сестра) 13 Любовь Близкие Счастье Близкие 2 Счастье Дружба Игра Итого -179 Итого- Вкусный (14,6 %) ( 8%) ужин По количественному показателю, эта смысловая сфера на 6,6% выше у китайских студентов. Ассоциация «родители» употреблена 90 раз. Совпадают и ассоциации в обеих группах. Различается диапазон использования слов стимулов. Если у русских студентов ассоциации, отражающие «семейные и родстве1Н1ые отношения» даются на конкретные нонятия «дом», «семья», «жизнь», «любовь», то у китайцев эта сфера шире и кроме вышеназванных стимулов, они используются так же на стимулы: «веселый праздник», «работа», «разлука», «богатство», «счастье». «Разлука» ассоциируется с семьей, так как китайские студенты, обучаясь в России, находятся в разлуке со своими семьями.

Ведуш,ая роль принадлежит долгу перед родителями, уважительное отношение к ним (сыновний долг). Социально-семейный строй традиционного Китая всегда был ориентирован на нормы общепризнанного и общеночитаемого культа предков. Родители заботятся о детях, и дети обязаны заботиться о родителях в старости. В силу этих неосноримых норм социальной единицей был не индивидуум, не эго, а семья, а то и большой клан из группы родственных семей. Самым большим наказанием считается в Китае отсутствие детей. По количественному показателю эта смысловая сфера занимает первое место среди остальных. Можно думать, что и сейчас культ семьи в представлениях современных китайцев занимает первостепенное место.

Таблица Труд, дело китайцы русские Ассоциации Ассоциации Распро Стимул Распро Стимул стране стране нность нность Творчест Работа Деньги, богатый Деньги Богатство Стараться 15 во Радость Подвиг Тяжело, - Работа Обязанность Учеба усталость 8 Счастье Профессиона Снорт Директор 6 Развитие лизм, умение Жизнь Фирма 5 Коллеги Творчество Сотрудник 4 Обеспеченност Друзья 3 ь Завод 3 Усталость Машина 3 Самовыражени Трудно 3 е Учиться 3 Достижения Рабочий 2 Карьера Радость 2 Будущее Спать, - Труд отдыхать Итого- Итого- 5,7% 7% в группе китайских студентов наблюдается небольшая разница (на 1,3%) в количественном выражении. Качественно у китайцев помимо денег, второй по рангу выступает ассоциация - «стараться», смирение перед трудьюстями. Китайцы трудолюбивы, терпеливы. Никакой труд не считается унизительным в традиционном менталитете. Они верят в успех, который обязательно придет, но не скоро, для этого нужно приложить усилие и старание. Ассоциации: «директор», «сотрудники», «рабочий», отражают особенности общественных отношений - иерархию. В ассоциациях данных китайцами представляется целая картина работы: «фирма», «завод», «директор», «сотрудник», «усталость» после рабочего дня, «отдых», «деньги»

и «машина» (как результат работы).

Русские студенты, так же как и китайцы, поставили на первое место заработок и деньги. Но для них важны такие категории, как «радость», «профессионализм», «обязанность», «умение», «самовыражение», «директор».

Ассоциации «коллеги и коллектив» отражают особенности равнонравных и демократических отношений.

Таблица Достижения китайцы русские Ассоциаци Распростр Стимул Ассоциации Стимул Распростран и аненность енность Творчество Успех 33 Работа Знания Счастье Знания 23 Счастье Успех - Награда, Подвиг Развитие Профессиона Учеба премия 12 Творчеств лизм, умение Развитие Известное - Профессия и Богатство ть 7 Учеба карьера Слава 4 Богатство Духовное Уважение 3 богатство Положени Способности е 2 Честь Независимое ть Реализация развитие Самосоверше - нствование Итого-84 Итого- 7,6% 6,8% По количеству данных ассоциаций наблюдается небольшая разница, китайские студенты дали их на 10 больше. Русские респонденты поставили на первое место знания, а китайцы успех. Для китайцев знания так же имеют не гюследнее место. Но они соседствуют наряду с такими ценностями как «награда», «премия» «честь» и «слава». Можно предполагать, что получение знаний несет в дальнейшем успех и материальное благополучие, так как в пиктограмме па понятие «учеба» у китайских респондентов встречаются рисунки с деньгами. У русских респондентов ассоциации связаны с будуш,ей карьерой, профессионализмом, способностями.

Таблица Материальное благополучие и качество жизии русские китайцы Стимул Ассоциаци Ассоциаци Раснростр Распространен Стимул и аненность и пость Счастье 80 Работа- Деньги Деньги Дом Большой, - Счастье Обеспечен - Богатство красивый. Богатство ность.

Жизнь роскошны - достаток Работа й дом 23 Золото Творчество Богатство Любовь Машина Семья Золото Творчество Развитие Итого-131 Итого- 5,6% 10,7% Отличие состоит и в количественном составе (вдвое больше у китайцев, 5,1%) и в наборе ассоциаций. У китайцев «деньги», «машина», «большой дом». У русских - «деньги», «обеспеченность». У китайцев эта смысловая сфера отражается в большем количестве слов - стимулов: 9 - у китайцев и 3 у русских. Если русские студенты дают их на стимулы, которые могут быть непосредственно связаны материальными благами: «работа», «богатство» и «счастье». У китайцев эта сфера несколько шире: «работа», «богатство», «счастье», «жизнь», «семья», «развитие», «дом». Они связывают с богатством даже такие понятия, как «творчество» и «любовь».

Прагматизм, ориентация на полезный результат как культурный критерий психологии личности и китайского общества, отражается в ассоциациях данной смысловой сферы. Качество жизни отражается в ассоциациях роскошный и большой дом. Традиционно конфуцианские нормы морали приписывали отказ от личной выгоды во имя долга. Для современного Китая отрицание материальной стороны жизни уже не приемлемо и новышение материального благосостояния ведет к повышению нравственного уровня как личности, так и обш;

ества. Поэтому долг и выгода должны прийти к единству, к разумному сочетанию (Н.А.Абрамова, 1997, с. 179).

Таблица Общество и общественные отношения китайцы русские Ассоциаци Ассоциаци Раснростран Стимул Раснрос Стимул и траненн и енность ость Веселый - Мир Люди, Много праздник людей. - Работа народ Мир люди. - Учеба Студент Жизнь вместе 29 Вкусный Коллега, Работа Преподава - ужин коллектив Учеба тель 12 Жизнь Преподава нодвиг Директор, - тель начальник. - Директор генерал 8 Общение Студенты Сотрудник Рабочий Итого- Итого- 3% 4,9% Разница наблюдается в количественном отношении и качественном выражении, у китайских студентов ассоциаций на 1.9 % больше. Ярко выражена социальная сплоченность на стимулы мир. Отражена и иерархическая лестница: на первом месте преподаватель, директор, затем уже студент и сотрудник. Социальное единение, как культурная черта четко выступает в ассоциации «веселый праздник». На праздник, особенно, в Новый год, вокруг большого стола, в доме собирается многочисленная родня.

Многочасовой обед, с пельменями и другими разнообразными блюдами, играет большую роль в китайском менталитете, поэтому на второе место (они поставили ассоциацию вкусные блюда, пельмени (А. Девятов, 2003, с.75) (см.

приложение 1, «Веселый праздник»).

У русских общественные отношения выступают как более равноправные, это видно из следуюш;

их ассоциаций - коллеги, студенты, а потом уже преподаватель и директор. Н.А. Бердяев писал, о свойствен1юм стремлении русских к отрицанию социального неравенства, о характерном равенстве отношений, доверии, о коммюнотарности Н.А. Бердяев, 1990).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.