авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Дугенец, Александр Сергеевич Административная ответственность в российском праве ...»

-- [ Страница 3 ] --

В данном случае уместно обратиться к результатам научных иссле дований прошлых лет. В ряде работ можно прочитать, что общим принци пом, объединяющим, охватывающим все ранее перечисленные является принцип законности. В этой связи представляется наиболее приемлемым утверждение авторитетного административиста А. П. Шергина, считающе го, что основными принципами административной ответственности и по рядка ее применения являются законность и индивидуализация^.

Следует заметить, что принципы законности и ^индивидуализации См.: Лимбах Ю. Цели социального государства: содержание и развитие в ре шениях конституционного суда// Российская юстиция. 2002. № 8. С. 10.

^ См.: Шергин А. П. Административные взыскания но советскому праву: Авто реф. дисс.... канд. юрид. наук. М., 1969. С. 89, 96;

см., также: Попов Л.Л., Шергин А.П.

Исследование эффективности административно-правовой санкции за нарушения обще ственного порядка // Советское государство и право. 1974. № 8. С. 22.

наказания являются основными, пЬ мнению большинства ученых, и в смежных отраслях права, например, в уголовном праве'. Тенденция к су щественному сокращению общего количества принципов характерна не только для нашей страны. Например, Международный институт админист ративного права систематизировал основные принципы административно го права и выделил следующие четыре общих для западноевропейских стран принципов: надежность и предсказуемость (правовая определен ность);

открытость и прозрачность;

ответственность;

продуктивность и эффективность публичной администрации^.

Характерно общее количество принципов в административном праве Франции, на протяжении многих лет отличающемся стабильностью и предсказуемостью развития. Организация и функционирование публич ных служб характеризуются тремя наиболее важными принципами: не прерывность деятельности;

иерархия;

самостоятельность^.

Незначительное количество принципов административного права присуще национальным законодательствам государств - членов Европей ского Союза. Это обосновывается как целесообразностью выработки об щих подходов к законодательному регулированию и административной деятельности, так и потребностями' судопроизводства. В указанных стра нах применяются общие принципы административного права - те осново полагающие идеи, на которых базируется административно-правовое регу лирование. При этом в большинстве зарубежных стран признана система общих принципов, состоящая из незначительного числа основополагаю щих принципов: законность;

приоритет прав и свобод человека и гражда См., напр.: Гаверов Г. С.Общие начала назначения наказания но советскому уголовному нраву. Иркутск, 1976. С. 5;

Советское уголовное право. Общая часть. М., 1983 (автор главы П. Ф. Тельнов).

^ См.: Штанина М. А. К вопросу о принципах административного права // Адми нистративное право: теория и практика. Укрепление государства и динамика социаль но-экономического развития: Материалы научной конференции. М.: Институт законо дательства и сравнительного нравоведения при Правительстве Российской Федерации, 2002. С. 92.

^ Более подр. см.: Брэбан Г. Французское административное право: Пер. с фр. / Под ред. и со встун. ст. С. В. Боботова. М.: Прогресс, 1988. С. 182.

нина;

правовая стабильность;

разумность и необходимость'.

Представляется, что взвешенный подход представителей западно европейского административного права к оптимизации системы принци пов административно-правового регулирования общественных отношений заслуживает использования в отечественной правовой науке.

Указанные ранее принципы законности и индивидуализации при менения административных наказаний ориентируют органы администра тивной юрисдикции на неукоснительное следование конституционным на чалам уважения прав и интересов человека и гражданина и допустимое ог раничение их исключительно в строгом соответствии с федеральным зако нодательством. Их учет, с одной стороны, обеспечивает необходимую унификацию, объективно обусловленную требованиями ч. 1 ст. 1.3 КоАП России о строгом и единообразном соблюдении законности при наложении наказаний за правонарушения, а с другой - позволяет в рамках, установ ленных действующим законодательством, персонифицировать меры адми нистративной ответственности за конкретные правонарушения с целью обеспечения соразмерности наказания содеянному. Поэтому соблюдение принципов применения административных наказаний правомочными должностными лицами органов административной юрисдикции обеспечи вает эффективную профилактику, а в необходимых случаях — борьбу с ад министративными правонарушениями и способствует воспитанию граждан в духе уважения и точного соблюдения правовых предписаний.

В целях обоснованности изложенной позиции рассмотрим принци пы законности и индивидуализации.

Как отмечалось выше, суть законности заключается в неуклонном исполнении всеми органами и их должностными лицами действующих за конов и иных нормативных правовых актов. Изучение административно юрисдикционной деятельности органов внутренних дел позволяет утвер ' Более подр. см.: Административное нраво зарубежных стран: Учебник / Под ред. А. Н. Козырина и М. А. Штаниной. М.: Снарк, 2003. С. 23 - 27.

, ждать о наличии серьезных проблем в, данном направлении их деятельно сти. Уместны полученные подразделениями МВД России многочисленные представления из надзорных инстанций\ По некоторым данным, «прове денные прокурорские проверки показали, что с введением в действие с июля 2002 г. КоАП России органами, уполномоченными составлять прото колы и рассматривать дела об административных правонарушениях, до пускается большое количество нарушений норм материального и процес суального права. Во втором полугодии 2002 г. территориальными проку рорами внесено более 2,5 тысяч представлений об устранении нарушений административного законодательства ц опротестовано более 5 тысяч по становлений по делам об административных правонарушениях»'^.

Сложившаяся ситуация настоятельно предполагает вспомнить ос новополагаюш,ий принцип законности. Его емкое определение дал в свое время А. П. Коренев. «Законность, - считал он, - требует строгого соблю дения юридического процессуального порядка применения норм, что обеспечивает точное проведение правовой нормы в жизнь. Это не пустая формальность, а внутренняя необходимость. Правильно понятые правила применения норм — гарантия охраны прав и законных интересов граждан, органов и организаций»^.

См., нанр.: Представления Генеральной нрокуратуры Российской Федерации от 15.08.97 г. № 7/5-1-109-97 «Об устранении нарушений законности нри использова нии органами внутренних дел мер административного нринуждения» и от 07.12.2001 г.

N° 7/5-45Д-2001 «Об устранении нарушений органами внутренних дел законодательст ва об административных нравонарушениях»;

представление Санкт-Петербургской транснортной прокуратуры от 28.10.2002 г. № 3-32-2/02 «Об устранении нарушений административного законодательства»;

представление нрокуратуры г. Калуги от 04.11.2002 г. № 7-5-02 «Об устранении нарушений законодательства, регулирующего вопросы привлечения к административной ответственности»;

нредставление нрокура туры г. Обнинска Калужской обл. от 24.10.2002 г. №. 7-24-02 «Об устранении наруше ний законодательства об административных правонарушениях» и др.

См. Викторов И. С. К вонросу о создании в Российской Федерации института административного судонроизводства // Актуальные проблемы административного и административнб-нронессуального- нрава: Материалы международной научно нрактической конференции. М.: МосУ МВД России, 2003. С. 157.

^ См.: Коренев А. П. Нормы административного права и их применение: Моно графия. М.: Юридическая литература, 1978. С. 66.

Заслуживает внимания мнение Е. В. Ламонова о роли и месте принципа законности в административно-правовых отношениях. «Строгое соблюдение этого принципа, - утверждает он, - обесценивает объектив ный, всесторонний подход к рассмотрению дела об административном правонарушении. Законность в сфере административно-юрисдикционного процесса, неуклонное проведение в жизнь ее гарантий способствует тому, чтобы принимаемые по делам об административных правонарушениях постановления были законными, обоснованными и справедливыми. Неук лонное соблюдение режима законности гарантирует соблюдение процес суальных прав и обязанностей всех участников процесса»'. Представляет ся, что в приведенном суждении наиболее емко сконцентрированы основ ные положения подавляющего большинства принципов, предложенных в разные годы отечественными учеными. Не просматривается аргументиро ванной надобности в присутствии на российском административно правовом поле столь большого количества принципов, акцентирующих внимание на несущественных моментах правовых предписаний как КоАН, так и других законов. Целесообразным представляется руководство в тео рии и практике административно-деликтного права единым, емким по сво ей внутренней составляющей принципом - принципом законности.

Реализация принципа законности заключается в том, что орган (должностное лицо) может наложить на правонарущителя только то адми нистративное наказание, которое установлено законодательством, и только в пределах санкции конкретной статьи Особенной части Кодекса России об административных правонарушениях или закона субъекта Российской Федерации. В статьях закона нормативно закреплены пределы размеров наказаний. Указанные пределы определяются путем указания их низшей и высшей границы (например: административный штраф - ч. 2 и 3 ст.

' См.: Ламонов Е. В. Деятельность судьи районного (городского) суда в нроиз водстве но делам об администратнвных нравонарушениях: Монография. Воронеж: Из дательство Воронежского государственного университета, 2002. С. 74.

3,5 КоАП России) или предельного размера иного наказания (например:

административный арест - ч. 1 ст. 3.9 КоАП России). При этом следует за метить, что законодатель в ряде случаев ограничивает эти пределы,не только санкцией нормы, но и должностным положением лица, уполномо ченного применять административное наказание. Например, начальники дежурных смен дежурных частей линейных управлений (отделов, отделе ний) внутренних дел на транспорте, начальники линейных пунктов мили ции вправе назначать административные наказания в виде предупреждения или административного штрафа в размере до 3 МРОТ (ч. 2 ст. 23.3 КоАП России).

Исключительно важное значение законности при назначении адми нистративных наказаний имеет неукоснительное соблюдение предусмот ренных законодательством требований, предъявляемых к порядку их при менения, который, как показывает изучение правоприменительной практи ки, в ряде случаев не соблюдается. «При пересмотре постановлений по де лам об административных правонарушениях судьи нередко сталкиваются с неправомерным применением санкций, предусмотренных материально правовыми нормами... В одних случаях применяются санкции, вообще не предусмотренные соответствующей нормой, в других - превышаются или неправомерно снижаются размеры конкретных санкций»'.

Результаты изучения правоприменительной практики свидетельст вуют, что в последнее время в органах внутренних дел, например, получи ла широкое распространение практика применения административных на казаний ниже низшего предела, предусмотренного конкретной статьей Ко декса. В частности, за совершение мелкого хулиганства иногда применяет ся наказание в виде предупреждения. Настораживает то обстоятельство, что вскрытые недостатки не являются единичными, случайными: в тече ние 1993 г., например, в Куйбышевском РУВД г. Санкт-Петербурга ' См., напр.: Судебное рассмотрение административных дел: правовая реаль ность и перспективы развития: Пособие для судей. М.: Российская академия правосу дия, 2002. С. 230.

• •' было допущено более 60 подобных случаев. Сложившаяся ситуация вы звала обоснованное беспокойство высшего руководства ГУВД указанного субъекта Российской Федерации', что нельзя сказать о других регионах страны.

Практика применения административных наказаний ниже низшего предела, предусмотренного конкретной статьей Кодекса, отмечается в су деискои деятельности.

Попытка должностных лиц объяснить сложившуюся ситуацию ма лозначительностью, небольшой общественной опасностью совершенных административных проступков представляется неприемлемой. В случае установления факта малозначительности, небольшой общественной опас ности правонарушения, а также в случае добровольной сдачи приобретен ных без цели сбыта наркотических средств орган (должностное лицо) в со ответствии со ст. 2.9 и 6.8 КоАП России вправе освободить лицо, совер шившее правонарушение, от административной ответственности и ограни читься устным замечанием. От административной ответственности осво бождаются также лица, добровольно обратившиеся в лечебно профилактическое учреждение для лечения в связи с потреблением нарко тических средств или психотропных веществ без назначения врача (при мечание к ст. 6.9 КоАП России).

Применение указанной административно-правовой нормы, к сожа лению, сопряжено с проблемами, в связи с чем следует согласиться с пред ложением В. С. Куракова: «законодательно закрепить, что сдача наркоти ческих средств считается добровольной только в том случае, когда граж данин сам явился в правоохранительные органы, а не был поставлен в без ' См., напр.: Приказ ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской обл. № 233 1994 г. «Об обеспечении правильного применения административного законодательст ва, организации учета и порядка получения справочной и статистической информации о лицах, привлеченных к административной ответственности».

^ См.: Якимов А. Ю. Статус субъекта административной юрисдикции и пробле мы его реализации: Монография. М.: Проспект, 1999. С. 58;

см. также: Стукапов А. П.

Больше внимания надзору но административным делам // Законность. 1996. № 4. С. 30.

' выходное положение при проведении досмотра или обыска». Реализация этого верного и своевременного предложения будет способствовать со вершенствованию правоприменительной практики и, что самое главное, минимизирует при этом субъективизм в деятельности должностных лиц органов административной юрисдикции.

Важнейшим моментом реализации принципа законности админи стративно-юрисдикционного процесса является раздел КоАП России, ли шающий правоприменителя возможности выхода за низший предел соот ветствующей санкции закона. Сомнения объясняются конкретной соци ально-экономической ситуацией в стране.

Как показывает изучение правоприменительной практики, часть правонарушителей, привлеченных к административной ответственности, уплачивая штраф, подвергают семью материальным ограничениям, а то и реальной угрозе нищенского существования. Суммы налагаемых админи стративных штрафов порою составляют значительную часть заработной платы. Отсутствие в КоАП России правовой нормы, предоставляющей право применения наказания ниже низшего предела не способствует укре плению авторитета закона, а также реализации закрепленного в многочис ленных нормативных актах принципа гуманизма.

Изложенные обстоятельства.требуют пересмотра соответствующих статей Кодекса об административных правонарушениях. По нашему мне нию, с учетом обстоятельств конкретного правонарушения и личности на рушителя, в законодательном порядке следует предоставить правоприме нительным органам право применения наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией правовой нормы. В целях дальнейшего разви тия отечественной науки административного права и совершенствования правовых норм представляется целесообразным изучить результаты пра ' См.: Кураков В. С. Административная ответственность как один из элементов борьбы с незаконным оборотом наркотиков // Наука и практика: ^Материалы «круглого стола» «Проблемы административно-нроцессуального обеспечения борьбы с правона рушениями, связанными с наркотическими средствами и психотропными веществами».

Орел: Орловский ЮИ МВД России, 2003. С. 14.

, воприменительной практики органов (должностных лиц) Республики Уз бекистан, где административное законодательство разрешает применять наказание ниже низшего предела (ст. 33 Кодекса Республики Узбекистан об административной ответственности)'.

Распространенные в законодательстве об административных пра вонарушениях альтернативные санкции позволяют органу (должностному лицу) выбирать не только размер, но и вид наказания. Например, ст. 6. КоАП России предусматривает применение либо административного штрафа, либо административного ареста на срок до пятнадцати суток., При этом необходимо соблюдать важнейшее требование закона за конкретное административное правонарушение может быть наложено только одно (основное) наказание. При выборе административного нака зания следует правильно избрать норму, по которой надлежит квалифици ровать совершенные противоправные деяния (действия или бездействие).

Многие статьи Кодекса РФ об административных правонарушениях со держат несколько частей, каждая из которых предусматривает ответствен ность за самостоятельный состав проступка. Квалификация предполагает в таких случаях указание в процессуальных документах не только статьи, но и ее части. Отсутствие такого указания создает неопределенность юриди ческой оценки административного наказания, а следовательно, допускает возможное обжалование (опротестование) вынесенного постановления, не исключающее отмену постановления о применении административного наказания.

Законодательство предусматривает назначение наряду с основным дополнительного наказания. Наказания, которые могут быть применены в качестве дополнительных, ограничены законом (ч. 2 ст. 3.3 КоАП России).

К таковым отнесены лишь возмездное изъятие и конфискация орудия со вершения ИЛИ' предмета административного правонарушения, а также ад Ведомости Верховного Совета Республики Узбекистан. 1995. NQ 3.

министративное выдворение за пределы Российской Федерации иностран ного гражданцна или лица без гражданства.

Соблюдение принципа законности заключается также в необходи мости учитывать некоторую особенность административного законода тельства страны, КоАП России не предусмотрена ответственность за по кушение на административное правонарушение'.

Следовательно, требование законности применительно к наложе нию административных наказаний состоит в том, чтобы всякий, кто не на рушил закон, не был наказан, а тот, кто виновен в нарушении, чтобы не ушел от ответственности. Обеспечение законности применения наказаний предполагает исключение субъективизма, просто ошибок, вызванных не опытностью, недостаточной квалификацией отдельных должностных лиц^.

Следует заметить, что высказанное много лет назад замечание об этом имеет актуальность и в настоящее' время, что убедительно показывает анализ результатов деятельности правоприменительных органов в услови ях действия норм КоАП России, Изложенное характеризует законность как главенствуюш;

ий прин цип административно-юрисдикционного процесса, но суш,ествует второй, не менее важный принцип - принцип индивидуализации ответственности.

Необходимость строжайшего соблюдения принципа индивидуали зации призвана сыграть важнейшую роль в деятельности уполномоченных должностных лиц органов административной юрисдикции по применению наказаний. На индивидуализацию наказаний указано во многих статьях КоАП России, Например, конфискация охотничьего оружия, боевых при пасов и других дозволенных орудий охоты или рыболовства не может применяться к лицам, для которых охота или рыболовство является основ ным законным источником средств к сушествованию (ч, 2 ст, 3,7 КоАП ' Более подр, см,: Бюллетень Верховного Суда Росснйской Федерации. 1996, № 10, С, 10,,.

• См.: Попов Л, Л., Шергин А. П, Управление, Гражданин, Ответственность ^ (сущность, применение и эффективность административных взысканий). Л., 1975. С, 229, России), административный арест не может применяться к беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, лицам, не достигшим возраста восемнадцати лет, инвалидам первой и вто рой групп (ч. 2 ст. 3.9 КоАП России). Наиболее ярко принцип индивидуа г лизации проявляется в законодательном закреплении обстоятельств, смяг чающих (ст. 4.2 КоАП России) и отягчающих (ст. 4.3 КоАП России) ответ ственность за совершение правонарушений, в возможности при малозна чительности совершенного правонарушения освободить нарушителя от административной ответственности и ограничиться устным замечанием (ст. 2.9 КоАП России).

Индивидуализация заключается в сочетании справедливости и це лесообразности применения административного наказания в каждом кон кретном случае. Органы (должностные лица) административной юрисдик ции при применении наказаний обязаны учитывать характер и степень об щественной опасности совершенного проступка, личность правонаруши теля, наличие (отсутствие) смягчающих и отягчающих ответственность об стоятельств (ст. 4.2, 4.3 КоАП России). Значение реализации принципа индивидуализации трудно переоценить. Ведь данный принцип способству ет не только смягчению административного наказания, но и, как отметил А. А. Иванов, «не исключает применение строгих мер, необходимых для достижения основных целей правовой ответственности»'.

Приходится констатировать, что в правоприменительной практике это требование закона в ряде случаев не учитывается. Например, не все гда приводятся обоснования доказанности вины правонарушителя, ни г Юридической квалификации проступка, иногда не мотивируется выбор ви да и меры назначенного административного наказания, не уделяется вни мание анализу обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность.

В результате снижается воспитательное значение института применения ' См.: Иванов А. А. Цели юридической ответственности, ее функции и принци пы//Государство и право. 2003. № 6. С. 69.

наказания, а у правонарушителя формируется мнение о необъективности и/или некомпетентности органа (должностного лица). Суть данного прин ципа выражается в том, чтобы на основе всесторонней, полной и объек тивной оценки совершенного правонарушения обстоятельств его соверше ния и личности правонарушителя избрать наказание, которое бы наиболее эффективно достигало целей воспитания нарушителя, предупреждения со вершения новых правонарушений.

Выяснение обстоятельств, относяшихся к личности правонаруши теля, необходимо для смягчения или усиления наказания. Так, применение некоторых видов наказаний связывается с особой характеристикой право нарушителя. Административный арест устанавливается и назначается лишь в исключительных случаях за отдельные виды административных правонарушений. :

При определении вида и мерь1 наказания необходимо учитывать степень вины правонарушителя. Административное наказание может быть назначено не за любое несоблюдение правовых норм, а лишь за те из них, за нарушение которых действуюшим законодательством предусмотрена административная ответственность.

Установление фактического имушественного и материального по ложения правонарушителя способствует назначению справедливого нака зания, в значительной степени повышает эффективность наказания. И это надо иметь в виду при разработке типизированной формы протокола об административном правонарушении в соответствии со ст. 28.2 КоАП Рос сии.

Для характеристики личности правонарушителя важно выяснить, является ли противоправное поведение гражданина случайным, преднаме ренным или злостным, свидетельствуюшим о его антиобшественной пове денческой установке и образе жизни. Если правонарушение совершено группой лиц, необходимо установить степень участия и вины каждого из них, индивидуальные особенности соучастников. Здесь уместно устано вить правило, чтобы дело о так называемом групповом правонарушении было рассмотрено в отношении всех его соучастников, вынесением едино го постановления.

;

Глава Учение об административном нравонарушении § 1. Административное правонарушение как основание административной ответственности Становление российского административно-деликтного законода тельства немыслимо без необходимого в современных условиях совер шенствования института административной ответственности. Для ясного, четкого понимания его роли,' места и значения в системе обш;

ественнь1х отношений требуется также уяснение должных оснований наступления рассматриваемого вида юридической ответственности. Ученые различных отраслей права практически единодушны в понимании правонарушения как единственного основания наступления соответствующего вида юриди ческой ответственности. В юридической литературе 60-х годов прошлого века даже встречались оптимистические утверждения о том, что по ука занному вопросу «точки зрения уже достаточно выяснены»'. Думается, что высказанное много лет назад мнение в современных условиях российской действительности в определенной мере потеряло свою истинность. Про блема в том, что в стране в 60-е годы произошли непрогнозируемые изме нения политического, социального строя, далеко не всеща продуманные и научно обоснованные. Принципиально изменилась роль и место правовых норм в должном регулировании сложившихся общественных отношений теперь уже нового российского государства. Претерпела существенные изменения, философия права, на которой жиждется содержательная часть большинства новых российских кодексов, в ряде случаев, характеризую щихся правовым несовершенством.

' См.: Карпец И. И. Некоторые проблемы науки советского уголовного права в свете постановления ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему развитию юридической нау ки и улучшению юридического образования в стране» // Советское государство и пра во. 1965. Хо I. e. 13.

, В CHCTeiCie современного государственного управления наблюдается недооценка, а может быть и сознательное принижение роли правовых норм в решении важнейших государственных задач.

В юридической литературе по этому вопросу высказывается обосно ванное беспокойство, например, В. А. Юсупов отмечает, что российские административисты в последние годы заметно ослабили внимание к про блемам обш,ей теории административного права. А без этих разработок трудно формировать единую концепцию административно-правового ре гулирования общественных отношений на современном этапе развития России. С сожалением приходится констатировать, что подобного рода явления наблюдаются в условиях проводимой в стране административной реформы. В подтверждение сказанного представляется уместным обратить внимание, что в Послании Президента Российской Федерации Федераль ному Собранию от 26 мая 2004 г, практически не определены рассматри ваемые важнейшие правовые вопросы, без чего немыслимо решение заяв ленных при этом стратегических задач^. Социальное, а во многом, и поли тическое значение правых институтов юридической ответственности должно приобрести иное качественное состояние.

Важнейшей составляющей административно-правовых отношений, какой, являются основания наступления административной ответственно сти, наступающей в случаях совершения установленного законом админи стративного правонарушения.

Применительно к понятийному аппарату в юридической литературе имеется существенное замечание О. М. Якубы, много лет назад отметив шей, что «определение понятия административного правонарушения, его характерных признаков и отличий от других правонарушений имеет наря ду с теоретическим интересом немаловажное практическое значение в деле ' См.: Юсупов В, А. Административное право и современность // Юрист. 2003.

№ 6. С. 59.

Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Рос сийской Федерации // Российская газета. 2004. 27 мая. С. 3 — 4. • i укрепления правопорядка, выбора наиболее правильных методов борьбь1 с административными правонарушениями, обеспечения законности в сфере государственного управления и охраны прав личности»'.

По данному вопросу выявляется великое множество точек зрения ученых-административистов. Например, С. С. Студеникин под админист ративным правонарушением понимал «нарушение административно правовой нормы, наказание за которое налагается властью органа государ ственного управления, а не в судебном порядке»^.

Подобный лаконизм понятия административного правонарушения характерен и для О. М. Якубы, по мнению которой под административным правонарушением понимается «нарушение или неисполнение администра тивно-правовых норм, устанавливающих определенные правила в различ ных отраслях управления и снабженных административной санкцией»''.

Приведенные определения характеризуются смысловой незавершен ностью, в них отсутствует ряд важный правовых компонентов. В их поиске полезны научные труды других ученых.

Интересным представляется определение понятия административно го простугЁка И. А. Галаганом: «общественно вредные действия или без действия, нарушающие предписания административно-правовых норм, обеспеченных, санкциями в виде конкретных наказаний, и регулируемые ими общественные отнощения в сфере государственного управления, ко торые отличаются от преступлений меньшей степенью общественной опасности, а потому и влекут за собой административную ответствен ность»'*.

' См.: Якуба О. М. Административная ответственность. М.: Юридическая лите ратура, 1972. С. 34.

^ См.: Студеникин С. С. Советское административное нраво: Учебник. М.: Госу дарственное издательство юридической литературы, 1949. С. 133.

^ См.: Якуба О. М. Административная ответственность. М., 1972. С. 34 - 35.

^ См.: Галаган И. А. Административная ответственность в СССР (государствен ное и материально-нравовое исследование). Воронеж: Издательство Воронежскрго университета, 1970. С. 171.

Сравнение изложенных определений с большой уверенностью по зволяет выделить среди них последнее. И. А. Галаган сумел предусмот I реть практически все важнейшие правовые особенности изучаемого право вого явления. Это — наличие административно-правовых санкций, их пред назначение регулировать обш;

ественные отношения, а самое главное - обо значена степень обш,ественной опасности, что в корне отличает их от уго ловно наказуемых деяний.

Отметим прежде всего, что значимость административных правона рушений объясняется рядом существенных обстоятельств. Данные про ступки затрагивают, главным образом сферу исполнительно распорядительной деятельности. Они выражаются в нарушении установ ленных государством правил возможного или должного поведения субъек тов общественных отношений в различных отраслях указанного управле ния. Несоблюдение установленных норм поведения отрицательно сказыва ется на эффективной деятельности государственных органов, может ока зать отрицательное влияние на организацию государственного управления на всех уровнях исполнительной власти.

В специальной юридической литературе последних лет вопросы ин ститута административной ответственности не стали нервостепенным объ ектом фундаментальных исследований, многие важнейшие составляющие данного правового явления остаются за пределами внимания некоторых современных административистов. При рассмотрении административного правонарушения как основания наступления юридической ответственно сти в значительной степени остаются предночтительньши результаты ис следований И. А. Галагана.

В первую очередь необходимо выяснить актуальный вопрос админи стративного права - на чем же в действительности административная от ветственность основана? Методологической основой разрешения данного вопроса является представление о юридической ответственности как о правоотношении, что позволит более глубоко и всесторонне охарактеризо вать комплексный характер оснований административной ответственно сти.

Субъектами данных правоотношений являются две стороны, первая - государство и его компетентные органы и должностные лица. Второй стороной является лицо, совершившее противоправное деяние, то есть правонарушитель. Особенность возникающих в данном случае правоот ношений. Верно отметил М. Н. Марченко: «государство при этом является управомоченной стороной, а правонарушитель - обязанной»'. Указанные стороны в рассматриваемых правоотношениях характеризуются наличием административно-правового статуса - комплексом прав и обязанностей. В данном случае важно отметить, что совокупность возникаюш,их и реали зуемых в административно-деликтных отношениях прав и обязанностей четко регламентируется действуюш;

им законодательством, то есть имеет четкую нормативную правовую основу. Современный российский законо датель принял верное направление, что на федеральном уровне все нормы, регламентирующие виды наказуемых проступков и наказаний, основания, порядок применения ответственности должны быть сконцентрированы в одном кодифицированном правовом акте - Кодексе об административных правонарушениях. Регламентация административной ответственности ре гиональными законами во многом носит переходный характер.

Отсутствие нормативной основы исключает какую-либо противо правность, наличие самого административного правонарушения. То или иное действие или бездействие становится противоправным элементом со става правонарушения лишь тогда, когда оно запрещено нормой права^ и таковым оно будет вплоть до полной отмены данной нормы. Следова тельно, административная ответственность как правоотношение и как яв ' См.: Марченко М. Н. Теория государства и нрава: Учебник. М.: Юридическая литература, 1996. С. 427.

См.: Галаган И. А. Ад1инистративная ответственность в СССР (государствен ное и административно-нравовое исследование). Воронеж, 1970. С. 152.

,, ление существует только при условии ее нормативного правового обосно вания.

Но соответствующие правовые нормы предполагают всего лишь возможность применения административной ответственности за совер шенное противоправное поведение. Важным условием применения ответ ственности является юридический факт — конкретные жизненные обстоя тельства, с которыми законодатель связывает возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей правоотношения субъектов. В пра вовой науке такая совокупность юридических фактов называется фактиче ским составом'. Только они могут влечь административную ответствен ность. Это обстоятельство позволяет утверждать о наличии второй группы оснований наступления административной ответственности - фактиче ских.

В условиях построения правового государства исключительно в^ж Н М моментом является механизм правового регулирования администра Ы тивной ответственности. Применение административной ответственности должно четко регламентироваться законом. Важным условием при этом является круг субъектов, в установленном порядке наделенных юрисдик ционными полномочиями. КоАП России содержит перечень органов, должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об администра тивных правонарушениях и применять соответствующие административ ные наказания (глава 23). Административно-юрисдикционные полномочия исходят от государства, в связи с чем выделяется группа государственно правовых оснований применения мер административной ответственности^.

Следовательно, административная ответственность может быть реа лизована только при наличии трех оснований - нормативных, фактиче ских и государственно-правовых. Компетентное должностное лицо или ор См.: Алексеев С. С. Механизм правового регулирования. М., 1966. С. 152;

Га лаган И. А. Указ. раб. С. 153.

^ См.: Галаган И. А. Административная ответственность в СССР (государствен ное и административно-правовое исследование). Воронеж, 1970. С. 155 - 156.

ган правомочны применить меры административной ответственности только при выявлении и оформлении фактически совершенного противо правного деяния, запрещенного законодательной властью под страхом на казания.

Особенностью административных правонарушений является то, что они, как правило, не влекут серьезных вредных последствий. Подавляю I ш,ее их большинство является нарушениями установленных государством правил должного или возможного поведения в целях недопуш;

ения вред ных последствий. По обш;

ему правилу основанием применения админист ративной ответственности могут выступать действия (бездействие), со вершение/несовершение которых,не повлекло наступление вредных, нежелательных для российского общества последствий. Например, управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения (ст. 12.8 КоАП России). Объектом данного административного правонарушения являются общественные отношения в сфере безопасности дорожного движения. Учитывая повышенную общественную опасность ненадлежащего управления автомобилем, возможность наступления вредных последствий законодатель с учетом результатов правоприменительной практики установил запрет на управление транспортным средством в состоянии любого опьянения. Под воздействием опьяняющих средств или их препаратов значительно снижается внимание водителя, увеличивается время необходимой реакции, ухудшается координация движений соответствующего лица. В целях недопущения вредных последствий поскольку их совершение неизбежно влечет нарушение установительны^ и охранительных административно-правовых норм, призванных должным образом регулировать общественные отношения. •-• J04, Составляющим элементом административной ответственности явля ется вина соответствующего лица. Правонарушение может быть соверше но умышленно или но неосторожности. В соответствии со ст. 2.2 КоАП России административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный ха рактер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последст вия и желало их наступления или сознательно их допускало либо относи лось к ним безразлично. Паличие умышленной вины необходимо во всех случаях, когда лицо привлекается к ответственности за правонарушение, совершаемое только по умыслу. В статьях КоАП России прямо указывает ся ряд составов административных правонарушений, наказуемость за ко торые наступает лишь при наличии умышленной вины (умышленное уничтожение или повреждение печатных материалов, относящихся к вы борам (ст. 5.14 КоАП), умышленное повреждение или срыв печати (ст.

19.2 КоАП России) и др.).

Авторы комментариев к административному законодательству от мечают: «о совершении правонарушения умышленно свидетельствуют та кие слова диспозиций статей Особенной части Кодекса, как «сокрытие», «уклонение», «отказ», «принуждение»;

«самовольное вовлечение», «изго товление», «распространение», «сбыт», «воспрепятствование», «подкуп», «заведомо ложное», «неповиновение», «вмешательство»\ Статья 2.2 КоАП России содержит еще одну важную норму, опреде ляющую понятие иной формы вины - правонарушение признается совер шенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездей ствия), но без должных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности на ступления таких последствий,, хотя должно было и могло их предвидеть.

См.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. 3-е изд., перераб. и доп. / Ред. колл. И. И. Веремеенко, Н. Г. Салище ва, Е. Н. Сидоренко, А. Ю. Якимов. М.: ТК Велби, Из-во Проспект, 2003. С. 21.

В КоАП России очень мало норм, в которых указывается, что могут совершаться по неосторожности, напр., небрежное хранение нользовате- • лем материалов и данных государственного картографо-геодезического фонда Российской Федерации, повлекшее утрату таких материалов и соот ветствующих данных (ст. 7.26 КоАП). ' Если же норма Особенной части Кодекса не содержит разграниче ние форм вины, имеется в виду любая из них.

Российское законодательство об административных правонарушени ях предусматривает возможность привлечения к административной ответ ственности физических лиц, достигших 16-летнего возраста. С учетом конкретных обстоятельств дела и данных о лице, совершившем правона- • рушение в возрасте от 16 до 18 лет, комиссией по делам несовершеннолрт них и защите их прав указанное лицо может быть освобождено от админи стративной ответственности с применением к нему меры воздействия, предусмотренной федеральным законодательством о защите прав несо вершеннолетних. При решении данных вопросов необходимо также уточ нить статус привлекаемых к ответственности лиц. Очень важно при этом обратиться к уяснению смысла некоторых встречающихся в администра тивно-правовой литературе терминов, имеющих принципиальное правовое I значение. Анализ отдельных научных работ выявил неоднозначность тол кования и правильного понимания терминов, например, «субъект адми нистративного правонарущения», «субъект административной ответствен ности». В структуре административно-юрисдикционных отношений необ ходимо точное уяснение их сущности. В. В. Денисенко, один из немногих ученых-административистов, уделил необходимое внимание этому важно му вопросу. «Понятие «субъект административной ответственности» необ ходимо отграничивать от понятия «субъект административного правона рушения», поскольку последний не всегда подлежит административцой I ответственности. Так, сотрудники органов внутренних дел несут ответст венность за административные правонарушения по дисциплинарным уста вам, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательством.

Круг субъектов административного правонарушения шире, нежели круг субъектов административной ответственности»'. Вспомним, что к ад министративной ответственности не привлекаются лица, не достигшие 16 летнего возраста (ч. 1 ст. 2.3 КоАП России), к тому же следует иметь в ви ду, что за некоторые противоправные поступки ответственность может на ступить в более позднем возрасте. Например, применение административ ного наказания, к примеру, за умышленную порчу или уничтожение воен ного билета возможно лишь к лицам старше 18 лет. Военный билет выда ется при призыве граждан на военную службу, а это возможно по общему правилу лишь после исполнения полных 18 лет.

В соответствии со ст. 2.8 КоАП России не подлежит администра тивной ответственности физическое лицо, которое во время совершения противоправных действий (бездействия) находилось в состоянии невме няемости, то есть не могло осознавать фактический характер и противо правность своего поведения) либо руководить им вследствие хронического или временного психического расстройства, слабоумия или иного болез ненного состояния психики. Содержание приведенной правовой нормы при определенном стечении фактических обстоятельств сокращает общее количество субъектов административной ответственности по отношению к субъектам административных правонарушений. Уяснение в практической деятельности изложенного понимания понятийного аппарата будет спо собствовать исключению ошибок.

Следует отметить также, что действующее законодательство преду сматривает ряд специальных субъектов административных правонаруше ний, к которым российский законодатель отнес должностных лиц, военно служащих и иных лиц, на которых распространяется действие дисципли ' См.: Денисенко В. В. Виды административных нравонарушений и взыскания, применяемые за их совершение: Учебное пособие. Ростов-на-Дону: Ростовская ВШ МВД России, 1997. С. 10 - 11.

нарных уставов, иностранных граждан, лиц без гражданства. Обш,ие пра вила применения административной ответственности к указанным специ альным субъектам определены главой 2 КоАП России.

Обратимся к понятию административного правонарушения, содер I жаш;

егося в законе.. • В ст. 2.1 КоАП России административное правонарушение опреде лено как «противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое Кодексом РФ об административных правонарушениях или законами субъектов Российской Федерации об ад министративных правонарушениях установлена административная ответ ственность». Практика применения норм действуюш,его административно деликтного законодательства подсказывает необходимость обратиться к некоторым важным вопросам теоретического характера. ;

Суть обозначенной проблемы заключается в том, что в ряде случаев.

органы правоприменения при' составлении протоколов об административ ных правонарушениях в целях последующего применения административ ной ответственности не всегда четко представляют различие между сово купностью и повторностью правонарушений, а также между продолжае мыми и длящимися правонарушениями. Изложенное имеет принципиаль ное значение для правильной квалификации правонарушений, а следова тельно, и для определения вида и меры назначаемого административного наказания. ;

Правоприменительной практике известны случаи, когда лицо соврр-..

шает нескольк'о административно наказуемых деяний, каждое из которых образует самостоятельный состав правонарушения. Данное явление приня то называть множественностью административных прдвонарушений, ко торая, в свою очередь, имеет несколько форм - совокупность и повтор ность. Первая форма множественности имеет место, когда лицо совершает несколько административных правонарушений, не привлекаясь к установ ленной законом административной ответственности. Реальное количество совершенных противоправных действий устанавливается и должным обра зом документируется после задержания правонарушителя. По каждому факту выявленного и доказанного проступка составляется отдельный про токол об административном правонарушении.

Вторая форма множественности - повторность - проявляется в слу чаях, когда лицо совершает новый противоправный проступок после при влечения его в установленном порядке к административной ответственно сти за совершение предыдуш;

его правонарушения.

Анализ отечественного законодательства об административных правонарушениях обнаруживает отсутствие четкого критерия определе ния повторности, что в значительной степени вызывает затруднения в правоприменительной практике, а при определенном развитии ситуации и нежелательные правовые последствия. По нашему мнению, это объясня ется разной конструкцией правовых норм, а именно:

• «повторное совершение однородного административного право нарушения — если за совершение первого административного правонару шения лицо уже подвергалось административному наказанию, по ко торому пе истек предусмотреппый ст. 4.6 КоАП срок административ ной паказапности» (п. 2 ст. 4.3 КоАП России);

• «нарушение законодательства о труде и об охране труда лицом, ранее подвергпутым административному наказанию за аналогичное ад министративное правонарушение» (ч. 2 ст. 5.27 КоАП России) - в данном нет повторности, а совершенные действия следует расценивать как квали фицирующий признак;

• до 1 июля 2002 г. ч. 2 ст. 123 КоАП РСФСР предусматривала «повторное в течение года совершение нарушения».

Приведенные примеры имеют суш,ественное различие - в первом случае законодатель употребил терМин «уже подвергалось» и, что важно помнить, - законодатель связывает «с состоянием административной нака занности, предусмотренной ст. 4.6 КоАП», во втором — совершение нового правонарушения лицом, «ранее подвергнутым», при этом не упоминается годичный срок административной цаказанности, а в третьем - вообще не связывалось с привлечением к административной ответственности.

Во всех указанных случаях должна быть обеспечена правильная квалификация совершенного административного правонарушения, так как при установлении повторности только такого же проступка для правона рушителя могут наступить определенные правовые последствия: • • как отягчающее вину обстоятельство (напр., п. 2 ст. 4.3 КоАП России);

• до 1 июля 2002 г. рассматривалось как квалифицирующий признак, влекущий состав нового правонарушения, за сЬвершение которо го предусматривалось наложение более строгого административного нака зания (напр., ч. 2 и 3 ст. 162 КоАП РСФСР);

• до 1 января 1997 г. квалифицировалось как уголовно наказуе мое деяние (Закон Российской Федерации «О внесении изменений и до полнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с упоря дочением ответственности за незаконную торговлю»)'. '• Продолжаемое административное правонарушение состоит из ряда сходных по направленности действий, которые в совокупности образуют единое правонарушение., ' Длящимся является административное правонарушение, выражаю щееся в длительном невыполнении обязанностей, за несоблюдение кото рых установлена административная ответственность. Некоторые ученые административисты рассматривают длящиеся правонарушения как непре рывный ряд нарушений, образующих в совокупности противоправное со стояние. Такие правонарушения могут длиться много дней, месяцев и даже • ^. В качестве примера можно привести ст. 19.15 КоАП России, преду ' См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верхов ного Совета Российской Федерации. 1993.•№ 32. Ст. 1231.

^ См., напр.: Коваль Л. В. Административно-деликтное отношение. Киев, 1979.

С. 180.

iio I, сматривающую административную ответственность за проживание граж дан Российской Федерации без удостоверения личности гражданина (пас порта) или без регистрации, В данном случае в действиях правонаруши теля нет квалифицирующего признака, в отличие от новторности правона рушений, а следовательно, окончанием правонарушения следует считать не момент первого правонарушения, а совершение последнего нарушения определенной правовой нормы.

Рассмотренные варианты квалификации правонарушений необходи мо учитывать как при составлении протокола об административном право нарушении, так и при решении вопроса о виде и мере административного наказания. Решая вопрос о назначении административного наказания при со вершении нескольких правонарушений, необходимо установить, не ис текли ли по каждому из составов сроки наложения наказания (ст. 4.5 Ко АП России), не возбуждено ли по ним или по любому из них уголовное дело, а равно не выносилось ли постановление о прекращении производ ства по делу (п. 7 ст. 24.5 КоАП России). Подлежит выяснению также, не подвергался ли виновный наказанию за одно из совершенных им правона рушений. •. •.


Как отмечалось в первой главе, при реализации административно юрисдикционных полномочий следует иметь в виду, что в практической • • деятельности возможны сочетания административной и дисциплинарной ответственности, когда одним проступком виновный совершает действия, ответственность за которые предусмотрена не только КоАП России или законом об административной ответственности субъекта Федерации, но и, например, трудовым законодательством при нарушении правил техники безопасности. Должным образом оформленные документы, закрепляю щие факты нарушения административных и трудовых запретов, допущен ных лицом единым действием (бездействием), не могут рассматриваться должностным лицом органа административной юрисдикции, так как явля Ill ются предметом правового регулирования различных отраслей права\ По поводу сочетания мер административного и дисциплинарного воздействия нами высказано выше.

' Более подробно о сочетании административной и дисцинлинарной ответст венности см.: Филатов И. Т., Плюхин Н. В. Спорный вопрос дисцинлинарной и адми нистративной ответственности // Советское государство и право. 1971. J f 10. С. 132 Se 135;

Кпязев С. Д. Наложение административных взысканий в деятельности органов внутренних дел: Учебное пособие.-Хабаровск, 1992. С. 31.

§ 2. Юридический состав административного нравонарушения Любое противоправное, виповпое деяпие, за совершепие которого действующим законодательством предусмотрена административная ответ ственность, может быть признано правонарушением только при наличии в соответствующем деянии определенных признаков (элементов) состава административного правонарушения.

Теория российского права предусматривает четыре элемента соста ва правонарушения: объект;

объективная сторона;

субъект;

субъективная сторона.

Анализ юридической литературы вскрывает определенные издерж ки науки российского административного права, объясняющиеся недоста точным вниманием ученых-административистов к данному важнейшему разделу отрасли права. В работах ученых эта тема при всей ее очевидной важности должного развития не получила. В некоторых исследованиях можно встретить обращение лишь к отдельным элементам состава про ступков, как правило это - субъекты соответствующего деликта'. Более того, эти недостатки были характерны даже для вузовских учебников по специальности «Правоведение»^.

Юридический состав административного правонарушения как объ ект основательного научного исследования был рассмотрен в немногих работах^. Подобное положение отразилось не только на качестве широко доступных читателю научных работ, но и на содержании действующего ' См., напр.: Солдатов А. П. Проблемы административной ответственности юридических лиц. Краснодар: Краснодарский ЮИ МВД России, 1999;

Козлова М. Н. О правовом регулировании административной ответственности юридических лиц // Во просы совершенствования деятельности милиции общественной безопасности: Сбор ник № 10. М.: ВНИИ МВД России, 2003. С. 106 - 109 и др.

^ См., напр.: Советское административное право: Учебник / Под ред. П. Т. Васи ленкова. М.: Юридическая литература, 1981. С. 178— 179.

• См., напр.: Галаган И. А. Административная ответственность в СССР (государ ^ ственное и материально-правовое исследование): Монография. Воронеж, 1970. С. 158 173.

российского административно-деликтного законодательства, на что неод нократно обращалось внимание в предыдущих разделах настоящей рабо ты.

Первым «базовым» указанным элементом юридического состава административного правонарущения является объект. По общему правилу, объектом административного проступка является то, на что посягает про тивоправное деяние: государственный или общественный порядок, нрава и свободы граждан, все формы собственности, установленный порядок управления. Интегрируя изложенное, можно сказать, что все указанные признаки объекта характеризуют определенные группы общественных от ношений, складывающихся в сфере исполнительно-распорядительной дея тельности органов государственной власти и местного управления. При этом необходимо существенное уточнение: объектом административного правонарушения могут быть только те общественные отношения, которые в установленном порядке регулируются правовыми нормами. Посредством методов административного права органы государственной власти и мест ного самоуправления устанавливают правила должного или возможного поведения. Но меры административной ответственности за их нарушение устанавливаются только федеральными и региональными органами зако нодательной власти. Следовательно, только эти общественные отношения могут быть объектом административного правонарущения.

На основании изложенного делаем вывод, что объектом админист ративного правонарущения являются общественные отношения в сфере государственного управления, урегулированные нормами административ ного права и охраняемые мерами административной ответственности. При этом важно отметить существенное уточнение Б. В. Российского о том, что «общественные отношения, представляющие собой объект администра тивного правонарушения, регулируются не только нормами администра тивного, но в ряде случаев и нормами конституционного, экологического, трудового, земельного, финансового и других отраслей права. Однако ох раняются они только нормами КоАП России и законов субъектов РФ об административных правонарушениях»'.

Объекты административных правонарушений можно классифици ровать по родовым объектам, например, охраняемые законом обш;

ествен ные отношения в области:

защиты прав граждан (глава 5 КоАП России);

охраны собственности (глава 7 КоАП России);

финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг (глава 15 КоАП России);

воинского учета (глава 21 КоАП России) и другие главы Особенной части КоАП России, В случаях, если выявленное противоправное деяние посягает на общественные отношения, не охраняемые нормами КоАП или иных зако нов об административных правонарушениях, то отсутствует объект адми нистративного правонарушения, а следовательно и состав проступка в це лом.

Вторым элементом юридического состава правонарушения являет ся объективная сторона - внешняя характеристика, внешнее проявление совершенного противоправного деяния. Оно может совершаться в форме действия (мелкое хулиганство, ст, 20,1 КоАП России) или бездействия (не уплата административного штрафа, ч, 1 ст, 20,25 КоАП России), В обоих вариантах следует иметь в виду, что как действие, так и бездействие, должны быть запрешены действующим законодательством.

Объективная сторона правонарушения предполагает наличие вред ных последствий совершенного деликта. Более того, кроме указанных пра вовых моментов законодатель предусматривает также наличие третьего признака - причинно-следственной связи между ними. Установить такую связь, - утверждает Б, В, Российский, - значит выявить обстоятельства См.: Российский Б. В. Административная ответственность: Курс лекций. М.:

Норма,2004. С. 12, появления вредных последствий, определить наступили ли они действи тельно в результате противоправного деяния или по другим причинам, как данное деяние повлияло на характер этих последствий'.

Наличие вредных последствий не всегда обязательны. В некоторых деликтах законодатель предусмотрел лишь факт совершения предусмот ренного нормами права противоправного деяния без учета возможных его последствий, например, управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения (ч. 1 ст. 12.8 КоАП России). В данном случае имеет место формальный состав административного правонаруше ния.

С учетом конкретных обстоятельств дела об административном правонарушении наличие вредных последствий может иметь принципи альное значение в правоприменительной практике. Совершением проступ ка потерпевшей стороне может быть причинен имуш,ественный уш,ерб, т.е.

административное правонарушение может характеризоваться материаль ным составом. В данном случае установление причинной связи обязатель но, только при ее наличии судья, рассматривающий дело об администра тивном правонарушении, или суд в порядке гражданского судопроизвод ства, вправе решить вопрос о возмещении имущественного ущерба (ст. 4. КоАП России).

Вредные последствия совершенного противоправного деяния не должны оставаться не замеченными для соответствующих должностных лиц органов административной юрисдикции. При подобном развитии ад министративно-юрисдикционного процесса установленный факт наличия причинной связи между проступком и вредными последствиями имеет су щественное правовое значение. При этом заметим, что в данном случае речь идет о прямой, а не о какой бы то ни было иной связи. Указанные об стоятельства могут повлиять на выбор вида и меры административного на казания, особенно при его альтернативности.

' См.: Российский Б. В. Указ. раб. С. 12—13.

в ряду элементов, составляющих объективную сторону админист ративного правонарушения, следует определять: собственно противоправ ное деяние (действие или бездействие);

вред, причиненный данным деяни ем для общественных отношений;

наличие причинно-следственных связей между совершенным правонарушением и наступившим вредом;

время, место и иные обстоятельства, при которых было совершено правонаруше ние;

приемы и средства совершения административного правонарушения'.

Только своевременное, всестороннее и полное выяснение указан ных вопросов в практической деятельности позволит установить объек тивную сторону выявленного деликта.


Третьим элементом юридического состава административного пра вонарушения является субъект совершенного деликта. Этот элемент имеет важное место и принципиальное значение в системе элементов состава правонарушения. В специальной литературе именно этому элементу по священы работы ученых-административистов, что подтверждает его про цессуально-правовое значение.

По действующему российскому законодательству субъектами ад министративного правонарушения признаются физические и юридические лица, обладающие способностью и фактической возможностью нести юридическую ответственность за совершенное противоправное деяние.

Существует определенная система субъектов административных пра вонарушений.

В. В. Денисенко справедливо полагает, что можно со всей опреде ленностью констатировать динамичность этой системы, развитие которой обусловлено мобильностью административно-правовых отношений, а так ' См.: Марченко М. Н. Теория государства и права: Учебник. М.: Юридическая литература, 1996. С. 423.

же отражает смену приоритетов в правовом регулировании администра тивной ответственности'.

К субъектам административных правонарушений относятся физи ческие и юридические лица, независимо от организационных форм и форм собственности. «Их объединяет то, что все они обладают, - читаем в сло варе административного права, - особым юридическим качеством - адми нистративной правоспособностью, т. е. способностью приобретать соот ветствующий комплекс юридических прав и обязанностей административ но-правового характера и нести ответственность за их реализацию... Для того, чтобы субъект административного права стал участником админист ративно-правовых отношений, он должен обладать административной де ликтоспособностью, т. е. практической способностью реализовывать свою административную правоспособность в рамках конкретных администра тивно-правовых отношений».

По мнению А. Ю. Якимова, под субъектом правонарушения целе сообразно понимать абстрактное лицо (физическое или юридическое), предусмотренное правовыми нормами''. Изложенное уточнение имеет принципиальное значение. По нашему мнению, в системе субъектов ад министративных правонарушений должна присутствовать четкая органи зация, которую призваны обеспечить упомянутые А. Ю. Якимовым право вые нормы. Статус субъекта, т. е. совокупность прав и обязанностей на каждой отдельно взятой стадии производства по делам об административ ных правонарушениях определяется правовыми нормами (напр., ст. 25. КоАП России и др.).

В специалььюй юридической литературе по предлагаемому к рас смотрению вопросу можно отметить о фактическое отсутствие у ученых ' См.: Денисенко В. В. Системный анализ административно-деликтных отноше ний: Монография. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2001. С. 239.

^ См.: Словарь административного нрава / Колл. авт. М.: ИГП РАН, Фонд «Пра вовая культура», 1999. С. 291 -292.

См.: Якимов А. Ю. Статус субъекта нрава (теоретические вонросы) // Государ ство и нраво. 2003. J^^ 4. С. 6.

административистов единого подхода по количественно-качественной ха рактеристике субъектов административных правонарушений.

Физические лица как субъекты административных правонаруше ний можно классифицировать по следуюш,ей схеме: субъекты общей ад министративной ответственности, которые в свою очередь подразделяются на граждан России, иностранных граждан и лиц без гражданства, и субъек тов специальной административной ответственности, которые помимо об щих признаков (вменяемость и возраст) обладают специальными призна ками, в частности признаками должностного лица.

По мнению Б. В. Российского, «в законодательстве различаются общие субъекты -любые вменяемые лица, достигшие 16 лет, специальные субъекты - должностные лица, водители, несовершеннолетние и др., а также особые субъекты - военнослужащие и иные лица, на которых рас пространяется действие дисциплинарных уставов или специальных поло жений о службе. Для одних из этих категорий субъектов законом установ лены дополнительные основания для административной ответственности или ее повышенный размер, для других - ограничение применения мер административной ответственности»'.

По общему правилу, мерам административной ответственности мо гут быть подвергнуты лишь субъекты, характеризующиеся вменяемостью.

Статья 2.8 КоАП России предписывает, что не подлежит административ ной ответственности лицо, которое во время совершения административ ного правонарушения не могло осознавать фактического характера и про тивоправности своих действий либо руководить ими вследствие хрониче ского психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики, т.е. находилось в состоянии невменяемости. Соблюдение данного правового предписания может с учетом конкретных обстоятельств дела вызвать определенные " См.: Российский Б. В. Административная ответственность: Курс лекций. М.:

Норма, 2004. С. 16.

процессуальные проблемы. Для установления вменяемости или невменяе мости субъекта возникших правоотношений может потребоваться прове дение судебно-психиатрической экспертизы, а это в свою очередь приве дет к тому, что период со дня совершения лицом правонарушения до рас смотрения дела судьей моет превысить 2 месячный срок'.

Законом определен административно-правовой статус рассматри ваемых субъектов на различных стадиях производства по делам об адми нистративных правонарушениях. В этой связи должны учитываться неко торые процессуальные особенности статуса субъекта административных проступков.

Физическое лицо, являющееся субъектом деликта, вправе знако миться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять дока зательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической по мощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответст вии с действующим законодательством (ч. 1 ст. 25.1 КоАП России). При менение законодателем в данном случае неконкретной формулировки «а также иными процессуальными правами...» является неприемлемым, не отвечающим требованиям Основного закона страны. При этом существен но могут быть ущемлены права привлекаемых к административной ответ ственности лиц, так как примененная законодателем формулировка до пускает субъективизм правоприменителя. В утратившем силу КоАП РСФСР (ст. 23б') было императивно прописано, что «копия протокола об административном правонарушении вручается немедленно после его со ставления». В целях усиления защиты прав граждан законодательная власть в- свое время пошла на дополнение действовавшего тогда КоАП РСФСР новой статьей. Кодекс России 2001 г. подобного категоричного правового предписания не содержит, ч. 6 ст. 28.2 КоАП России преду сматривает вручение копии протокола только «по просьбе» лица, в отно ' См.: Ламонов Е. В. Протокол рассмотрения судьей дела об административном нравонарушении // Российская юстиция. 2002. № 10. С. 57.

шении которого возбуждено дело об административном правонарушении, а также потерпевшего. Недопустимая «мягкость» данной формулировки подлежит корректировке путем возврата к «жесткой» формулировке предписанию, подлежаш,ему внесению в ч. 6 ст. 28.2 КоАП России.

Дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого оно ведется. Дынный субъект пра вонарушения, как правило, занимает активную позицию, пытаясь уйти от ответственности или получить более «мягкое» наказание. При этом в по рядке защиты своих прав привлекаемое к административной ответственно сти лицо вправе избрать пассивную форму своей защиты. В соответствии со ст. 51 Конституции РФ лицо правомочно отказаться от свидетельство вания против себя самого, доставляя это бремя правомочным должност ным лицам юрисдикционных органов.

В специальной литературе встречаются некоторые сомнения по оп ределенному законодателем объему прав субъекта административного правонарушения. Например, Д. В. Астахов предлагает дополнить ст. 25. КоАП России «отдельным положением о том, что лицо, в отношении кото рого ведется производство по делу, вправе знать, в совершении какого ад министративного правонарушения оно обвиняется»'. Данное предложение представляется несостоятельным по следующим причинам. Во-первых, в соответствии с ч. 1 ст. 25.1 КоАП в числе прав лица, в отношении которого ведется производство по делу, законодателем на первое место поставлено право «знакомиться со всеми материалами дела». Одним из первых про цессуальных документов дела составляется протокол об административ ном правонарушении, обязательным элементом которого является указа ние нарушенной статьи КоАП или закона субъекта Российской Федерации, ' См.: Астахов Д. В. Проблемы правового положения участников производства по делам об административных правонарушениях // Актуальные проблемы админист ративного и административно-процессуального права: Материалы международной на учно-практической конференции. М.: МосУ МВД России, 2003. С. 246.

нредусматривающих ответственность за совершенный проступок (ч. 2 ст.

28,2 КоАП России). Во-вторых, лицо, в отношении которого составляется протокол об административном правонарушении, вправе после его оформ ления получить его копию (ч. 6 ст. 28.3 КоАП).

Приведенные аргументы свидетельствуют, что при ознакомлении «со всеми материалами дела» привлекаемое к ответственности лицо, ко нечно же, узнает, за совершение какого правонарушения оно привлекается.

Должностное лицо органа административной юрисдикции в по вседневной практической деятельности должно неукоснительно руково дствоваться требованием закона о рассмотрении дела об административ ном правонарушении в присутствии субъекта административного правона рушения. В его отсутствие наказание может быть применено лишь в слу чаях, когда имеются данные о своевременном его извеш;

ении о месте и времени рассмотрения дела и если от него не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо такое ходатайство оставлено без удов летворения. Законодательством не определена форма ходатайства.

В процессе применения административных наказаний, по нашему мнению, нужно учитывать следуюш,ее обстоятельство. Привлекаемое к от ветственности лицо с учетом неопределения формы ходатайства имеет право заявить его как в устной, так и в письменной форме. При этом пред ставляется, что предпочтение надо отдать письменной форме. При опреде ленном развитии административно-деликтных отношений нельзя исклю чать возможности обжалования (опротестования) постановления о приме нении административного наказания. Приобщенное к материалам дела письменное ходатайство заинтересованного лица будет способствовать объективному, полному и всестороннему рассмотрению жалобы (протес та).

Следовательно, хотя присутствие лица, привлекаемого к админист ративной ответственности, и не является обязательным условием рассмот рения дела, однако необходимо надлежащее извещение его. В юридиче ской литературе встречаются ошибочные мнения о правовых требованиях к порядку извещения лица. Например, можно прочитать, что «извещение, особенно несудебного органа, может быть выслано заказным письмом с уведомлением без каких-либо «судебных» отметок. В этом случае оно дос тавляется почтальоном в почтовый ящик адресата с отметкой работника почты на уведомлении о доставке (роспись адресата в этом случае не пре дусмотрена). Такое уведомление в деле может служить доказательством доставки адресату извещения»'. В таком случае отсутствует главная со ставляющая процесса - конечная направленность, достижение желаемой правоприменителем цели данного процессуального действия.

Уважительной представляется в этой связи иная позиция право применителя, заключающаяся в целенаправленных, активных действиях соответствующих должностных лиц административной юрисдикции, в том числе и после отправки повестки, а самое главное, при получении не вру ченной по каким-либо причинам повестки^.

Изучение правоприменительной практики в ряде регионов страны (Волгоградская, Пермская, Ростовская, Калужская и Новгородская обл.), к сожалению, не позволяет утверждать о подобном подходе при осуществ лении производства по делам об административных правонарущениях.

Анкетирование и интервьюирование должностных, а в ряде случаев и при влекаемых к ответственности лиц позволяет выявляет формализм в прак тическом аспекте административно-юрисдикционной деятельности.

В материалах дела должны быть данные, позволяющие достоверно судить о надлежащем извещении привлекаемого к ответственности лица о времени и месте рассмотрения дела об административном правонаруше нии. Причем, как отмечалось в определении Судебной коллегии по граж данским делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 октября ' См.: Турусов А. А. Осторожно: КоАП - защищайтесь! (Административные правонарушения). Ростов-на-Дону. 1999. С. 109.

^ См.: Богатырев Н. Как обеспечить явку участников процесса на первое судеб ное заседание // Российская юстиция. 2002. J b 11. С. 54.

V 1995 г., наличие только корешков направленных повесток без росписи ли ца о получении их является явно недостаточным. Данное обстоятельство при отсутствии сведений о получении повесток не означает надлежащего уведомления о времени и месте рассмотрения дела'.

Заочное применение административного наказания нежелательно.

Задача юрисдикционного органа заключается не столько в наказании, сколько в воспитании и перевоспитании субъекта административного пра вонарушения, а это может быть достигнуто лишь в случае личного присут ствия виновного при назначении ему административного наказания. Осо бенно важно присутствие нарушителя в случае применения к нему таких мер административного воздействия, как предупреждение.

Верховный Суд Российской Федерации неоднократно обращал внимание на необходимость присутствия при рассмотрении дела лица, привлекаемого к административной ответственности. По мнению высшей судебной инстанции, неизвешение лица о месте и времени рассмотрения дела, а также рассмотрение дела заочно без его согласия следует рассмат ривать как нарушение порядка применения административного наказа ния, являющегося обязательным для органов и должностных лиц, рассмат ривающих дело и применяющих наказание^.

В этом отношении характерен пример из практики Верховного Сда Российской Федерации. Определением его судебной коллегии от 5 апреля 2002 г. было прекращено производство по делу об административном пра вонарушении в отношении гр. П.. Основанием для этого явилось вынесе ние постановления о назначении судебным приставом-исполнителем ад министративного штрафа в отсутствие привлекаемого к ответственности лица^.

' См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. Nu 8. С. 8.

^ См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федера ции от 12 мая 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 10. С. 3 - 4.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. М 10. С. 7 - 8.

При этом следует иметь в виду, что статьями КоАП России допус кается с учетом фактических обстоятельств конкретного дела признание обязательного присутствия при рассмотрении дела лица, в отношении ко торого ведется производство по делу. К примеру, таковыми являются дела, влекущие административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства.

Принципиальной новеллой КоАП России является отнесение к субъ ектам административных правонарушений юридических лиц, она впервые закреплена в кодифицированном законе - КоАП России. Юридические ли ца в соответствии со ст. 2.10 Кодекса подлежат административной ответ ственности за совершение правонарушений в случаях, предусмотренных статьями раздела II КоАП России или соответствующими законами субъ ектов Федерации.

В практической правоприменительной деятельности установление элементов юридического состава совершенного юридическим лицом ад министративного правонарушения вызывает проблемы, в первую очередь при установлении субъективной стороны правонарушений. Ученых не достигнуто единого подхода к рассматриваемому вопросу. Анализ сущест вующих точек зрения как сторонников, так и категорических противников административной ответственности коллективных образований показыва ет, что у каждой из сторон свои аргументы и «видение» соответствующих правовых норм. Те и другие аргументировано отстаивают свои позиции.

В ряде случаев сторонники вины коллективов весьма своеобразно убеждают в ее необходимости. Папример, утверждается что «в админист ративном праве может существовать комплексное понимание вины юри дического лица, включающее объективный и субъективный подходы. Объ ективная вина - это вина организации с точки зрения государственного ор гана, применяющего административное наказание в зависимости от харак тера конкретных действий или бездействия юридического лица, нару шаюш,ее.установленные правила;

субъективная вина - отношение органи зации в лице ее коллектива, администрации, должностных лиц к противо правному деянию»'.

Заслуживает внимания точка зрения А. П. Солдатова: «субъектив ная сторона - совокупность признаков, характеризующих психическое от ношение субъекта к противоправному деянию... Вина... может выражать ся в форме умысла или неосторожности. При ответственности юридиче ских лиц предполагается вина коллективная. Чаще на практике правона рушение совершает одно должностное лицо (руководитель) или несколько членов коллектива, но это имеет правовые и материальное последствия для всех работников юридического лица». В таком суждении явное противоречие, вызывающее множество вопросов. Что понимать, например, под психическим отношением юридического лица к проступку? Как на основании обших правил теории права совместить утверждение и почему за совершение правонарушения «должностным лицом (руководителем) или несколькими членами коллектива» протокол составляется и к ответственности привлекается юридическое лицо? И как тупик в юриспруденции следует расценивать содержащийся в приведенной цитате призыв А. П. Солдатова к необходимости «глубже развивать механизм сочетания административной ответственности юридических и должностных лиц (руководителей)». Думается, что это призыв в никуда, проведение научных исследований в указанном направлении не имеет о нашему мнению, высказывается в этой связи В. Д.

Сорокин: «Объективное вменение - весьма опасное явление, совершенно несовместимое с правовым государством и обществом, поскольку в угоду ' См.;

Административное право / Под ред. Ю. М. Козлова и Л. Л. Попова. М.:

Юристь, 2000. С. 345.

^ См.: Солдатов А. П. Проблемы административной ответственности юридиче ских лиц. Краснодар: Краснодарский ЮИ МВД России, 1999. С. 246.

«ведомственному интересу» отрицает такие основополагающие категории, как вина, презумпция невиновности, бремя доказывания»'.

Следует также отметить, что при применении административной от ветственности в отношении юридических лиц весьма проблематичным представляется соблюдение важнейших принципов законности и индиви дуализации. В коллективах работает определенное количество работников, характеризующихся как положительно, так и отрицательно. Нельзя утвер ждать об одинаковом отношении их к совершенному коллективом про ступку. Назначение в данном случае административной ответственности приобретает характер формальности в определении содержания и характе ра вины.

Более того, в данном случае уместно вспомнить имеющейся отечест венный опыт. Административная ответственность юридических лиц хоро шо известна отечественному законодателю и правоприменителю. Ее реа лизация сопровождалась определенного рода правовыми и организацион ными проблемами, что в конечном итоге послужило основанием для ее отмены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1961 г.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.