авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Дугенец, Александр Сергеевич Административная ответственность в российском праве ...»

-- [ Страница 4 ] --

«Административная ответственность юридических лиц в виде штрафа заведомо асоциальна и по большому счету бессмысленна, так как по существу уводит от всякой ответственности действительно виновных должностных лиц и прежде всего руководителей. Чаще такая ответствен ность перекладывается на «рядовых» и не могущих быть виновными по своему положению в каком-либо трудовом коллективе (сообществе) и не стимулирует виновных руководителей к принятию мер по улучшению ор ганизационной работы, в том числе для установления действительно ви новных лиц»^.

' См.: Сорокин В. Д. Административный нроцесс и административно процессуальное нраво: Монография. СПб.: Издательство Юридического института, 2002. С. 188.

^ См.: Масленников М. Я. Административные комиссии будут работать по новому // Юридическая мысль. 2003. № 5. С. 53.

С учетом изложенного, представляется необходимым исключить из КоАП России ст. 2.10, как не отвечающую общим положениям институ та юридической ответственности в российском праве. Как неоднократно отмечалось в настоящей работе, ответственность всегда характеризуется индивидуальностью, думается, что в подобных случаях нельзя установить наличие ряда юридических фактов, например, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, без чего применение административной ответственности представляется незаконным, а вынесенное при этом по становление подлежит отмене.

Четвертый элемент - субъективная сторона административного правонарушения указывает на психическое состояние лица в момент со вершения им административного правонарушения. Содержание ее состав ляет одна из форм вины (умысел или неосторожность) субъекта противо правного деяния, являющегося обязательным условием привлечения его к административной ответственности'.

Субъективная сторона имеет несколько составляющих, к которым относятся вина правонарушителя, а также цель и мотив его деятельности.

Определяющее место при этом занимает вина как важнейщее субъектив ное основание, без которого правовая ответственность не может иметь места.

Широкое определение вины дал И. А. Галаган, считающий, что вина - «психическое отношение лица к соверщаемому им противоправно му действию или бездействию в форме умысла или неосторожности, а также и к их последствиям»^.

Следует обратить внимание на наличие в структуре вины интеллек туального и волевого моментов. Действующее российское законодательст во предусматривает две формы вины: умысел и неосторожность. В специ ' См.: Марченко М. Н. Теория государства и права: Учебник. М.: Юридическая литература, 1996. С. 423.

^ См.: Галаган И. А. Административная ответственность в СССР (государствен ное и материально-правовое исследование): Монография. Воронеж, 1970. С. 170.

альной юридической литературе можно прочитать, что «вина может быть умышленной или неосторожной»'. Представляется, что в данном случае авторы имели в виду все же формы вины, что в полном объеме соответст вует положениям теории права.

Первая форма вины делится, в свою очередь, на прямой и косвен ный умысел. Различие между указанными формами вины заключается в особенностях интеллектуального и волевого моментов.

Прямой умысел имеет место в случаях, когда лицо осознает обще ственную опасность своего деяния, предвидит возможность или неизбеж ность наступления общественно опасных последствий и желает их наступ ления (напр., превышение установленной скорости движения транспортно го средства на величину более 60 км/час, (ч. 4 ст. 12,9 КоАП России), Заслуживает одобрения развернутое суждение И, А, Галагана, счи тавшего, что лицо «получает необходимую информацию об объекте про тивоправного посягательства, формирует на основе ее анализа мотивы, це ли, намерения и, наконец, планы и варианты осуществления своего проти воправного поведения, которые затем реализует. Иными словами, субъект действует вполне осознанно, на основе всестороннего знания внешних ус ловий,,. и руководя своим поведением»^.

Косвенный умысел имеет место в случаях, когда лицо осознает общественную опасность своего деяния, предвидит возможность наступ ления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно до пускает их наступление либо относится к ним безразлично (проведение мелиоративных работ с нарушением проекта ст. 10,9 КоАП России), Различие между прямым и косвенным умыслом заключается в ха рактере предвидения вредных последствий и волевого отношения к ним.

Российский законодатель при конструировании соответствующих право вых норм указал лишь на осознание виновным общественной опасности ' См., напр.: Советское административное право;

Учебник / Под ред. Ю. М. Коз лова. М.: Юридическая литература, 1985. С. 224.

^ См.: Галагап И. А. Указ. раб. С. 168.

совершаемых деяний. Обращает внимание, что в данном случае отсутству ет правовая установка на необходимость осознания противоправности со вершаемых деяний, следовательно можно сделать окончательный вывод, что осознание противоправности не включается в структуру умысла и не подлежит обязательному документированию и доказыванию.

Вторая форма вины - неосторожности, проявляющейся в легко мыслии или небрежности. Административное правонарушение считается совершенным по легкомыслию в случае, если субъект соответствующего правонарушения предвидел возможность наступления общественно опас ных последствий своего деяния, но без достаточных к тому оснований са монадеянно рассчитывал на их предотвращение. Верно отмечено: «воле вой момент легкомыслия направлен на предотвращение вредных последст вий, а не на желание их наступления или сознательное допущение, что имеет место при прямом или косвенном умысле»'.

Вторая разновидность неосторожности - небрежность — заключает ся в том, что субъект проступка не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог их предвидеть.

Сущность небрежности проявляется в особом волевом моменте, характе ризующемся критериями: объективный - «должен был» и субъективным «мог предвидеть».

В специальной юридической литературе отмечаются дополнитель ные элементы субъективной стороны — цели и мотивов административного деликта. Но они не всегда являются обязательным условием или основани ем применения мер административной ответственности. Например, управ ление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством (ст. 12.7 КоАН России). Можно утверждать, что ' См.: Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. О. Е. Кутафин. М., 2002. С. 76.

наличие в действиях виновного лица цели и мотива правонарушения явля ется факультативным условием.

§ 3. Процессуально-правовое обеспечение документирования административных правонарушений Важным процессуальным актом в производстве по делам об адми нистративных правонарушениях является возбуждение дела об админист ративном правонарушении. При этом реализация правомочными должно стными лицами органов административной юрисдикции своих полномо чий неизбежно влечет существенное изменение административно правового статуса участников производства, поскольку это сопряжено с определенными ограничениями прав и охраняемых законом интересов граждан. Подтверждение изложенной позиции можно найти в литературе по проблемам административного права: «...возбуждение дела об админи стративном правонарушении без достаточных к тому оснований, так же как и непринятие мер к лицу, совершившему административное правона рушение, является нарушением законности, приносящим вред обществу, государству и законным правам граждан»'. Верное, на первый взгляд, по внешней форме утверждение авторов заслуживает уважения, но внима тельное его рассмотрение требует изменить расставленные акценты. Точ нее было бы, по нашему мнению, права граждан ставить на первое место, а уже потом подтвердить необходимость защиты интересов общества и го сударства. Во-первых, Конституция Российской Федерации провозгласила права и законные интересы гражданина высшей ценностью государства (ст. 2), а, во-вторых, нужно помнить, что общество и государство состоят прежде всего из граждан, а поэтому, следуя логике, защита граждан долж на быть на первом месте.

' См.: Кожевников И. Д., Зуев Б. Р. Возбуждение дел об административных нра вонарушениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков в условиях изменения законодательства // Наука и практика: Материалы «круглого стола» «Проблемы адми нистративно-нроцессуального обеспечения борьбы с правонарушениями, связанными с наркотическими средствами и психотропными веществами». Орел: Орловский ЮИ МВД России, 2003. С. 15.

Изучение специальной юридической литературы, а также право применительной практики свидетельствует о серьезных нарушениях тре бований действующего законодательства. Более того, факты нарушений правовых предписаний иногда пропагандируются как положительный опыт на научно-практических конференциях. Например, в сборнике по итогам работы международной конференции читаем: «в Кировском ок ружном УВД г. Омска складывается «схема», когда сотрудники милиции общественной безопасности с вечера доставляют в дежурную часть лиц, допустивших немедицинское потребление наркотиков... Участковые уполномоченные милиции берут с них... объяснения, составляют протоко лы. Утром дежурный по разбору с доставленными и задержанными везет их на освидетельствование в наркодиспансер, а после этого - сразу в суд»'.

Вполне очевид1ю, что недопустимо составление протокола об администра тивном правонарушении по вышеописанной схеме. Во-первых, объяснения отбираются от лиц, находящихся в состоянии наркотического опьянения, так как после вытрезвления правонарушители как правило отказываются от данных объяснений, а во-вторых, как следует из цитаты, протокол о проступке составляется до направления подозреваемого лица на медицин ское обследование и, соответственно, до получения его результатов. По следнее обстоятельство является единственным основанием для составле ния протокола в отношении лица, употребившего наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача (ст. 6.9 КоАП России).

К сожалению, отмеченный недостаток при составлении протоколов об административных правонарушениях не является единственным, это явление по своей распространенности типично. Изучение конкретных дел об административных правонарушениях в различных органах администра тивной юрисдикции выявляет допускаемые правомочными должностными ' См.: Бекетов О. И. О концепции полицейского надзора и ее прикладном значе нии // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов международной научно-практической конференции. Часть 2. Красноярск:

Сибирский ЮИ МВД России, 2003. С. 17.

лицами типичные ошибки при составлении протоколов. Имеют место слу чаи, когда в протоколах отсутствуют ссылки на нормы нарушенного зако на. Далеко не всегда лицам, в отношении которых составляется протокол, разъясняются предусмотренные законом права и обязанности, о чем можно судить по отсутствию соответствующих подписей в оформленных процес суальных документах, характеризующихся в ряде случаев небрежностью оформления. Допускается неправильная квалификация совершенных про ступков. На основании таких формулировок нельзя объективно разрешить дело по существу'.

На указанные недостатки в работе правомочных органов админист ративной юрисдикции обращает внимание Б. В. Россинский, по мнению которого, «анализ протоколов об административных правонарушениях и других материалов по делам об этих правонарушениях показывает, что во многих случаях они составляются с немалыми ошибками, не содержат не обходимой доказательственной информации, а зачастую просто являются «филькиной грамотой».

Составлению протокола об административном правонарушении в обязательном порядке должен предшествовать правовой анализ выявлен ного и подлежащего документированию деяния (действия или бездейст вия). Это необходимо для правильной квалификации содеянного, а следо вательно, и для выбора вида и меры наказания при рассмотрении дела.

Нринципиальным моментом при этом является необходимость разграни чения сходных по внешним формам проявления действий. Неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции, военнослужащего либо сотрудника органов уголовно-исполнительной системы (ст. 19.3 КоАП ' См.: Хохлова Т. Н. Расследование органами налоговой полиции дел об адми нистративных правонарушениях // Актуальные нроблемы кодификации администра тивно-деликтного зако}годательства: Сборник научных трудов / Под ред. В. Г. Татаря на. М.: Академия налоговой полиции ФСНП России, 2002. С. 176.

• См.: Россинский Б. В. Административные суды и производство по делам об ^ административных правонарушениях // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права: Материалы международной научно практической конференции. М.: МосУ МВД России, 2003. С. 147.

России) следует отличать от уголовно-наказуемого сопротивления. По верному уточнению В. В. Денисенко, сопротивление в отличие от непови новения, всегда выражается в активном физическом противодействии осуществлению работником милиции, военнослужащим полномочий, ко торыми они наделены в связи с исполнением обязанностей по охране об щественного порядка. Эти действия могут быть сопряжены также с наси лием или его угрозой. За сопротивление работнику милиции или военно служащему, сопряженное с применением насилия либо угрозой его приме нения в отношении представителя власти или его близких в связи с ис полнением ими своих должностных обязанностей, виновные привлекаются к уголовной ответственности в соответствии со ст. 318 УК России, а при посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военно служащего, а равно их близких в целях воспрепятствования законной дея тельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспече нию общественной безопасности либо из мести за такую деятельность по ст. 317 УК России '.

Установленный факт совершения противоправного действия, за ко торое предусмотрена административная ответственность, подлежит офи циальному документированию. Компетентные должностные лица обязаны составить в соответствии со ст. 28.2 КоАП России протокол об админист ративном правонарушении. Теория административного права подразуме вает под протоколом официальный документ, в котором в письменной форме фиксируются ход и результаты процессуальных действий, осущест вляемых уполномоченными на то лицами. Содержание, реквизиты прото кола, порядок его составления определяются законом. Протокол в админи стративном праве выполняет две функции: как один из важнейших доку ментов, составляющий основу осуществления делопроизводства в органах административной юрисдикции;

при определенных обстоятельствах он ис ' Более подр. см.: Денисенко В. В. Виды административных правонарушений и взыскания, применяемые за их совершение: Учебное нособие. Ростов-на-Дону: Ростов ская ВШ МВД России, 1997. С. 51.

пользуется в процессе производства по делам об административных пра вонарушениях в качестве доказательства.

Протокол об административном правонарушении - административ ный официальный документ, в котором уполномоченными законодатель ством лицами фиксируется факт совершения административного проступ ка.

Часть 2 ст. 28.2 КоАП России, не устанавливая официальный обра зец данного процессуального документа, на законодательном уровне за крепляет предпосылки для объема информации, необходимой для всесто роннего, полного, объективного и своевременного рассмотрения дела. К таковой отнесено:

• дата и место составления протокола об административном право нарушении;

• должность, фамилия и инициалы лица, составившего данный про токол;

• сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об адми нистративном правонарушении;

• фамилии, имена, отчества, адреса свидетелей (если они имеются);

• фамилии, имена, отчества, адреса потерпевших (если они имеются);

• место, время совершения и событие административного правона рушения;

• статья Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, преду сматривающая административную ответственность за данное администра тивное правонарушение;

• объяснение физического лица или законного представителя юриди ческого лица, в отношении которых возбуждено дело;

• с учетом конкретных обстоятельств в оформляемый протокол об административном правонарушении могут быть включены иные сведения, необходимые для правильного разрешения дела.

Составлению протокола об административных правонарушениях должна предшествовать работа по выявлению и оформлению должным об разом доказательств совершенного правонарушения. В соответствии с дей ствующим законодательством при осуществлении производства по делу об административном правонарушении подлежат выяснению следующие по зиции:

1) наличие события административного правонарушения;

2) лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые законом предусмотрена административная ответственность;

3) виновность лица в совершении административного правонару шения;

4) обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность;

5) характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением;

6) обстоятельства, исключающие производство по делу об админи стративном правонарушении;

7) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разре шения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавлива ют наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разреше ния дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении;

иными протоколами, предусмотренными КоАП;

объяс нениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об ад министративном правонарушении;

показаниями потерпевшего, свидете лей;

заключениями эксперта;

иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. При этом следует иметь в виду, что законодатель совершенно справедливо пре дусмотрел ряд ограничений, например, о том, что не допускается исполь зование доказательств, полученных с нарушением закона.

Объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего и свидетелей представляют собой сведения, имеющие отнощение к делу и сообщенные указанными лицами в устной или письменной форме. Они должны быть отражены в протоколе об административном правонаруше нии, протоколе о применении меры обеспечения производства по делу, протоколе его рассмотрения, а в случае необходимости записываются и приобщаются к делу.

В случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должност ное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы.

Эксперт дает заключение в письменной форме от своего имени. В заключении должно быть указано, кем и на каком основании проводились исследования, их содержание, должны быть даны обоснованные ответы на поставленные перед экспертом вопросы и сделаны выводы. Заключение эксперта не является обязательным для органов и должностных лиц адми нистративной юрисдикции, в производстве которых находится дело об ад министративном правонарушении. В случае несогласия с заключением эксперта соответствующий орган или должностное лицо обязаны вынести мотивированное решение.

Должностное лицо, осуществляющее нроизводство по делу об ад министративном правонарушении, вправе брать образцы почерка, пробы и образцы товаров и иных предметов, необходимые для проведения экспер тизы. В необходимых случаях с учетом конкретных обстоятельств при взя тии проб и образцов применяются фото- и киносъемка, видеозапись, иные установленные способы фиксации вещественных доказательств. Факт взя тия проб и образцов оформляется протоколом.

Важное значение в производстве по делам об административных правонарушениях имеют вещественные доказательства, под которыми по нимаются орудия совершения или предметы административного правона рушения, в том числе сохранившие на себе его следы. Вещественные до казательства в случае необходимости фотографируются или фиксируются иным установленным способом и приобщаются к делу об административ ном правонарушении. По факту их наличия делается запись в протоколе об административном правонарушении или в ином предусмотренном зако ном протоколе. Судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, обязаны принять необходимые меры по обеспечению сохранности вещественных доказа тельств до разрешения дела по существу, а также принять решение о них по окончании рассмотрения дела.

Документы признаются доказательствами, если сведения, изложен ные или удостоверенные в них организациями, их объединениями, долж ностными лицами и гражданами, имеют значение для производства по де лу об административном правонарушении. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме, к ним могут быть отнесены материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозапи си, информационных баз и банков данных и иные носители информации.

В производстве по делам об административных правонарушениях могут быть применены специальные технические средства, то есть изме рительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую проверку. Показания специальных технических средств отражаются в протоколе об административном правонарушении.

Для получения доказательств по делу об административном право нарушении должностное лицо, осуш,ествляющее производство, вправе на правлять запросы в соответствующие территориальные органы либо пору чить совершение отдельных процессуальных действий должностному лицу соответствующего территориального органа. Поручение либо запрос под лежит исполнению не позднее чем в 5-дневный срок со дня их получения.

Запросы могут быть направлены за пределы страны. Взаимодействие орга нов, осуществляющих производство по делам об административных пра вонарушениях, с компетентными органами иностранных государств и ме ждународными организациями осуществляется в порядке, предусмотрен ном законодательством Российской Федерации.

При составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, а также иным участникам производ ства разъясняются их права и обязанности, о чем делается соответствую щая запись в протоколе.

Физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правона рушении. Указанные лица вправе представить объяснения и замечания по содержанию протокола, которые прилагаются к нему. Протокол об адми нистративном правонарушении должен быть подписан должностным ли цом, его составившим, физическим лицом или законным представителем юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об админист ративном правонарушении. В случае их отказа от подписания протокола в нем делается соответствующая запись. Физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено де ло об административном правонарушении, а также потерпевшему по их просьбе вручается под расписку копия данного протокола.

Протоколы об административных правонарушениях составляются должностными лицами органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 Кодекса, в пределах компетенции соответствуюшего органа.

Помимо указанных выше случаев, протоколы об административ ных правонарушениях вправе составлять должностные лица федеральных органов исполнительной власти, их учреждений, структурных подразделе ний и территориальных органов, а также иных государственных органов в соответствии с задачами и функциями, возложенными на них федераль ными законами либо нормативными правовыми актами Президента или Правительства Российской Федерации:

При осуществлении надзора за соблюдением Конституции Россий ской Федерации и исполнением законов, действующих на ее территории, прокурор также вправе возбудить дело о любом другом административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или зако ном субъекта Федерации. О возбуждении дела об административном пра вонарушении прокурором выносится постановление, которое должно со держать сведения, предусмотренные ст. 28.2 КоАП России.

Перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоко лы об административных правонарушениях, устанавливается соответст вующими федеральными органами исполнительной власти. Протоколы об административных правонарушениях, ответственность за которые уста новлена. законами субъектов Российской Федерации, составляются долж ностными лицами, уполномоченными соответствующими субъектами Рос сийской Федерации.

Значительному повышению эффективности административных на казаний будет также способствовать умелое использование наработанного упраздненной в настоящее время ФСНП России опыта административно юрисдикционной деятельности. Отдельные положительные моменты за служивают быть использованными в правоприменительной деятельности правомочных должностных лиц некоторых федеральных органов исполни тельной деятельности. Например, приказом ФСНП России от 3 сентября 2002 г. № 402 «О должностных лицах федеральных органов налоговой по лиции, уполномоченных составлять протоколы об административных пра вонарушениях, применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях и осуществлять административное задержание» предоставлялось право составления протоколов должностным лицам федеральных органов налоговой полиции, непосредственно обна ружившим при выполнении возложенных на них функций соответствую ш;

ее правонарушение, отнесенное к компетенции ФСНП'.

Думается, что результатом проводимой в настояш;

ее время в Рос сийской Федерации административной реформы, направленной на повы шение эффективности деятельности органов исполнительной власти, должно стать нормой положение, при котором все должностные лица фе дерального органа исполнительной власти с учетом профессиональной подготовки должны обладать правом составления протокола об админист ративном правонарушении.

В соответствии со ст. 28.5 КоАП России протоколы об администра тивных правонарушениях составляются немедленно после выявления со вершения административного правонарушения. Но следует иметь в виду, что при необходимости дополнительного выяснения обстоятельств дела либо данных о физическом лице или сведений о юридическом лице, в от ношении которых возбуждается дело об административном правонаруше нии, протокол об административном правонарушении составляется в тече ние двух суток с момента его выявления. В случае проведения админист ративного расследования протокол об административном правонарушении ' См.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной вла сти. 2002. №45.

составляется по окончании указанного расследования, срок которого не может превышать месяца с момента возбуждения дела.

Изучение правоприменительной практики в условиях действия норм Кодекса выявило ряд проблем. Одной из них является практическая невозможность соблюдения столь кратких сроков составления протокола, продолжительность которых законодатель определил сроком-моментом «немедленно». При определенном стечении обстоятельств правовые пред писания могут сыграть плохую шутку: общеизвестно, что не допускается получения объяснения от находящегося в возбужденном состоянии чело века. Думается, что практически невозможно встретить человека, совер шившего правонарушение или пострадавшего от него, который сохранил бы при этом спокойствие, давая объяснения, например, работнику мили ции. Ие вызывает сомнения, что полученные подобным образом объясне ния от субъектов административно-деликтных отношений легко могут быть подвергнуты сомнению судьей или иным должностным лицом органа административной юрисдикции. Следовательно, заслуживает порицания позиция российского законодателя, применившего при конструировании правовой нормы, определившей столь краткий промежуток времени для составления протокола об административном правонарушении. Изучение практики применения норм КоАП России подсказывает необходимость увеличить срок для составления протокола об административном правона рушении до 10 суток.

В случае, если при совершении административного правонаруше ния назначается административное наказание в виде предупреждения или административного штрафа в размере, не превышающем 1 МРОТ, а при нарушении таможенных правил - в размере, не превышающем 10 МРОТ, протокол об административном правонарушении не составляется, а упол номоченным на то должностным лицам предоставлено право оформления предупреждения либо назначения административного штрафа на месте совершения проступка. В случае совершения административных правона рушений в области дорожного движения постановление о назначении ад министративного штрафа оформляется в порядке, предусмотренном ст.

32.3 КоАП, а административный штраф взимается в порядке, предусмот ренном его ст. 32.2.

В случае, если лицо, в отношении которого возбуждено дело об ад министративном правонарушении, оспаривает факт административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание ли бо отказывается от уплаты штрафа на месте совершения правонарушения, составляется протокол об административном правонарушении.

В случаях, если после выявления административного правонаруше ния в области антимонопольного законодательства, законодательства о рекламе, законодательства о противодействии легализации (отмывании) доходов,' полученных преступным путем, и финансированию терроризма, валютного законодательства, законодательства о защите прав потребите лей, в области налогов и сборов, таможенного дела, охраны окружаюш;

ей среды, производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосо держащей продукции, пожарной безопасности, дорожного движения и на транспорте назначается экспертиза или иные процессуальные действия, требующие значительных временных затрат, проводится административ ное расследование.

Административное расследование является новеллой в отечествен ном законодательстве и представляет собой процедуру, в ходе которой уполномоченное лицо проводит необходимые процессуальные действия с целью установления обстоятельств происшествия. В юридической литера туре очень верно подмечено, что административное расследование в об щем виде проводится для того, чтобы было возможно составить качест венный протокол об административном правонарушении. Составлением протокола эта процедура заканчивается, и дело передается на рассмотре ние уполномоченному органу или должностному лицу'.

Решение о возбуждении дела об административном правонаруше нии и проведении административного расследования принимается долж ностным лицом, уполномоченным составлять протокол об административ ном правонарушении, в виде определения, а прокурором - в виде поста новления немедленно после выявления факта совершения административ ного правонарушения. В определении о возбуждении дела об администра тивном правонарушении указываются:

• дата и место составления определения;

• должность, фамилия и инициалы лица, составившего определение;

• повод для возбуждения дела об административном правонарушении, • данные, указывающие на наличие события административного пра вонарушения;

• статья федерального Кодекса либо закона субъекта Российской Фе дерации, предусматривающая административную ответственность за дан ный проступок.

По общему правилу административное расследование проводится по месту совершения или выявления административного правонарушения.

Срок проведения административного расследования не может превышать один месяц с момента возбуждения дела об административном правона рушении. В исключительных случаях указанный срок по письменному хо датайству должностного лица, в производстве которого находится дело, может быть продлен вышестоящим должностным лицом на срок не более одного месяца, а по делам о нарушении таможенных правил - начальни ком вышестоящего таможенного органа на срок до шести месяцев. По окончании административного расследования составляется протокол об ' Более подр. см.: Гупичев А. Административная ответственность водителей // Российская юстиция. 2003. J b 1. С. 67.

V административном правонарушении либо выносится постановление о пре кращении дела об административном правонарушении.

Завершая общую характеристику административного расследова ния, хотелось бы значительно дополнить ее некоторыми соображениями как теоретического, так и практического характера.

Начнем с теории. Пункт 1 ст. 28.2 КоАП России предписывает о со вершении административного правонарушения составлять протокол, за исключением случаев, предусмотренных ст. 28.4 («Возбуждение дел об административных правонарушениях прокурором»), а также ч. 1 ст. 28. Кодекса (назначение административного наказания на месте совершения проступка в виде предупреждения или штрафа, уплачиваемого на месте).

Следовательно, законодатель к обстоятельствам, исключающим немедлен ное составление протокола, факт необходимости административного рас следования не относит.

По логике, составление протокола об административном правона рушении является первичным необходимым процессуальным документом, дающим правовые основания для проведения последующих процессуаль ных действий, к которым относится и административное расследование. А п. 6 ст. 28.7 КоАП противоречит ранее сказанному - «по окончании адми нистративного расследования составляется протокол об административном правонарушении...». Налицо явная коллизия норм одного закона. По мне нию В. Д. Сорокина, «административное расследование оказывается неза конным, во всяком случае, судя по содержанию статей, не имеющим юри дического процессуального основания для проведения комплекса дейст вий, составляющих содержание административного расследования»'.

Обратимся к практической стороне заявленного вопроса. Анализ практики назначения административного расследования позволяет вы явить ряд «слабых» мест при реализации данного процессуального дейст ' См.: См.: Сорокин В. Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс, (макроуровень). СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. С. 552.

ВИЯ. Проблемы возникают при решении вопроса о назначении администра тивного расследования при совершении некоторых противоправных дей ствий. Например, ст. 28.7 КоАП России в перечне оснований назначения расследования не предусматривает проступки в области защиты здоровья, санитарно-эпидемиологического благополучия населения и общественной нравственности, что в специальной литературе совершенно справедливо подвергнуто обоснованной критике'. Думается, что социальная значимость и общее количество совершаемых административных правонарушений в области антимонопольного законодательства, указанных в обозначенной статье Кодекса, явно уступает не обозначенным в рассматриваемой статье правонарушениям в области защиты здоровья и санитарно эпидемиологического благополучия населения. Повторим, что статья Основного закона страны определяет права и законные интересы граждан высшей ценностью государства, и законодателю при определении основа ний назначения проведения административного расследования следовало учитывать конституционное право граждан на здоровье и санитарно эпидемиологическое благополучие.

В ст. 28.7 КоАП России по непонятным причинам народные из бранники на первое место поставили интересы антимонопольного законо дательст1ва и законодательства о рекламе. Такой отбор законодательной власти представляется ошибочным, не отвечающим национальным интере сам государства.

Обращаем внимание на то, что важность защиты прав граждан на здоровье отражена в решениях Конституционного Суда Российской Феде рации. Он в одном из своих решений указал, что «здоровье человека высшее неотчуждаемое благо, без которого утрачивают свое значение ' См., напр.: Кожевников И. Д., Новиков В. П. Применение мер обеспечения но делам об административных иравонарушениях, связанных с незаконным оборотом нар котиков //• Наука и практика: Материалы «круглого стола» «Проблемы административ но-нроцессуального обеснечения борьбы с правонарушениями, связанными с наркоти ческими средствами и психотронными веществами». Орел: Орловский ЮИ МВД Рос сии, 2003. С. 29.

многие другие блага и ценности. Провозглашая право на охрану здоровья и медицинскую помощь одним из основных конституционных прав, госу дарство обязано осуществлять комплекс мер по сохранению и укреплению здоровья населения... Признание основополагающей роли охраны здоро вья граждан как неотъемлемого условия жизни общества, ответственности государства за сохранение и укрепление здоровья граждан предопределяет содержание правового регулирования отношений, связанных с реализаци ей данного конституционного права, характер норм, регламентирующих оказание гражданам медицинской помощи»'.

При проведении административного расследования важное место отводится полученным и должным образом зафиксированным доказатель ствам. В практической деятельности необходимо использовать новейшие научные новшества, что будет способствовать повышению качества адми нистративного расследования. Достижению данных целей будет служить при расследовании, например, дорожно-транспортного происшествия, применение сертифицированного «Универсального однокамерного фото грамметрического комплекса». При проведении осмотра места ДТП может изготавливаться фототаблица к протоколу осмотра. Она должна быть изго товлена в соответствии с учетом особенностей получения и использования цифрового изображения. Фототаблица так же, как и протокол, подписыва ется всеми участниками осмотра, с указанием даты, места и времени изго товления. К протоколу надлежит прилагать носитель электронного изо бражения (соответствующим образом упакованную карту памяти, упаков ка должна исключать несанкционированный доступ к изображению). Ис пользование данного прибора позволяет не только запечатлеть обстановку и следы на месте происшествия, но и определить размеры запечатленных объектов и расстояния между ними. «О достоинствах этого прибора гово ' См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2002 года J y 115 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыно V вой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных нрав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Кон ституционного Суда Российской Федерации. 2003. № 1.

рит то, что из нескольких тысяч дел, в состав которых входили фотосним ки и схемы, полученные с помощью указанной системы, ни одно дело не было возвращено на доследование по причине некачественных исходных материалов»'.

Проведение административного расследования значительно услож няет административно-юрисдикционный процесс, увеличивает его вре менную продолжительность. В этой связи следует согласиться с предло жением А. А. Михайлова о возможности неназначения административного расследования, с учетом конкретных обстоятельств дела, а также занимае мых сторонами позиций. «Например, если лицо, привлекаемое к админи стративной ответственности за незаконную продажу (изготовление) спиртных напитков, не оспаривает их нахождение в хранящихся у него емкостях, то не требуется проведение экспертизы для подтверждения на личия в емкостях спиртного напитка. Вместе с тем правонарущитель дол жен письменно (в объяснении или протоколе об изъятии, или протоколе об административном правонарущении) подтвердить наличие у него рассмат риваемых спиртных напитков. В подобных случаях целесообразно было бы использовать понятых, которые подтвердили бы устные показания пра вонарущителя о наличии у него незаконно изготовленных или незаконно реализуемых спиртных напитков». Представляется, что данное предложе ние должно быть изучено на предмет возможного внесения в виде допол нения в существурощие административно-правовые нормы. В условиях ежегодно наблюдающегося дефицита государственного бюджета на со держание правоохранительных органов и обеспечение эффективной дея тельности их должностных лиц предложение А. А. Михайлова является ' Более подр. см.: Газизов В. А., Емышев В. С. Использование фотограмметри ческой съемки для повышения эффективности административного расследования в об ласти дорожного движения // Актуальные проблемы административного и администра тивно-процессуального права: Материалы международной научно-практической кон ференции. М.: МосУ МВД России, 2003. С. 177.

^ См.: Михайлов А. А. Административно-юрисдикционная деятельность мили ции: теория и практика: Дне.... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону: Ростовский ЮИ МВД России, 2003. С. 132.

своевременным и целесообразным. Его реализация будет способствовать значительному упрощению административно-юрисдикционного процесса в целом, что вписывается в проводимую в стране административную ре форму.

Составленный протокол (постановление прокурора) об администра тивном правонарушении направляется судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело об административном правонаруше нии, в течение суток с момента составления протокола (вынесения поста новления) об административном правонарушении. Протокол (постановле ние прокурора) об административном правонарушении, совершение кото рого влечет административный арест, передается на рассмотрение судье немедленно после его составления (вынесения). В данном случае оправ данным представляется высказанное Ю. В. Никишаевой сомнение в пра вильности подобного правового предписания. «Такая категоричная форму лировка заранее обрекает исполнителей нормативного указания на нару шения требований нормы, если протокол составлен в вечернее, ночное время или иное нерабочее время, когда отсутствует дежурный работник суда»'.

В случае, если протокол об административном правонарушении со ставлен с нарушением установленных правил, выявленные недостатки протокола и других материалов дела устраняются в срок не более 3 суток со дня их поступления (получения) от судьи, органа, должностного лица, рассматривающих дело об административном правонарушении. Материа лы дела с внесенными в них изменениями и дополнениями возвращаются указанным судье, органу, должностному лицу в течение суток со дня уст ранения соответствующих недостатков.

' См.: Никишаева Ю. В. Некоторые проблемы реализации административно процессуального законодательства в борьбе с административными правонарушениями // Актуальные проблемы борьбы с преступлепиями и иными правонарушениями: Мате риалы международной научно-практической конференции. Барнаул: Барнаульский ЮИ МВД России, 2003. С. 157.

Высокий уровень развития правовых отношений в стране, а также взятые Российской Федерацией обязательства международного характера по защите интересов человека и гражданина обязывают законодателя вер нуться к рассмотренной проблеме, тщательно проанализировать ее, подго товить и внести на рассмотрение Государственной Думы Федерального Собрания законопроект, направленный на приведение соответствующих статей Кодекса об административных правонарушениях в соответствие с конституционными нормами и положениями международных договоров и обязательств Российской Федерации.

Действующее законодательство, предъявляя требования к протоко лу, обозначаег лишь наличие определенного нормами КоАП объема сведе ний, необходимого для всестороннего, полного и объективного рассмотре ния дела. Следует иметь в виду, что при составлении протокола об адми нистративном правонарушении и иных обязательных при этом процессу альных документов необходимо соблюдение ряда правил. Например, при оформлении процессуальных документов следует избегать сложных фраз с деепричастными оборотами, с длинной цепью придаточных предложений.

Следует писать четко и ясно. Изложенное должно складываться из корот ких рубленых фраз, не обремененных сложным построением^ К сожале нию, в повседневной деятельности отдельных практических подразделе ний правовые предписания должным образом не соблюдаются^.

Трансформируя утверждение Д. А. Керимова о требованиях к зако нодательному акту, можно воспроизвести их применительно к процессу альным документам в сфере административной юрисдикции. Эти требова ния заключаются в следующем. Требование точности процессуального до кумента предполагает однозначное его понимание. При использовании обиходного языка необходимо добиться такого изложения мысли право ' См.: Ария С. Язык и стиль процессуальных документов // Российская юстиция.

2002. № 7;

С. 60.

^ См., напр.: Билле Л. Сержант подымет, как человека. В регионах уверены, что медвытрезвители нужно не закрывать, а оказывать им помощь // Российская газета.

2003. 12 июля. С. 10.

применителя, которое было бы очевидным, исключало какие-либо сомне ния в контексте правовых предписаний. Кроме того, обиходный язык предполагает индивидуальную реакцию того, к кому он обращен. Следова тельно, восприятие документа зависит от культуры, образованности, опыта и других субъективных качеств каждого индивида. Поэтому не следует злоупотреблять образными оборотами и словами'.

' См.: Керимов Д. А. Проблемы общей теории государства и права. М.: СГУ, 2000. С. 138-139.

Глава 3. Социально-правовой аспект адмппистративпых наказаппй § 1. Административное наказание как правовой критерий административной ответственности Административные наказания являются одним из элементов цело стной системы мер административного принуждения, направленной для защиты общественных отношений в сфере исполнительно распорядительной деятельности, охраны общественного порядка и обеспе чения общественной безопасности, соблюдения прав и законных интересов личности. Обладая организационно-властным свойством они способст вуют дальнейшему укреплению законности и совершенствованию отно шений, возникающих в процессе реализации административной политики.

Административные наказания как критерий административной ответст венности являются одним из ключевых институтов в административном праве. «Обладая собственной инфраструктурой, - по верному утвержде нию И. В. Максимова, - они являются самодостаточным правовым регу лятором^ имеющим материальную и процессуальную обеспеченность в праве и законодательстве» ^ В юридической литературе справедливо отмечается, что админист ративные наказания «применяются в тех случаях, когда соответствующие государственные органы лишены возможности иным образом воздейство вать на правонарушителей, предупредить или пресечь совершаемое ими правонарушение»^.

Административное наказание представляет собой меру государст венного принуждения, предусмотренную санкцией нормы КоАП России или регионального закона об административных правонарушениях. Нака ' Более подр. см.: Максимов И. В. Административные наказания: ноиятие, пра вовое содержание и их система: Монография. Саратов: Издательство Саратовского университета, 2003. С. 30.

См.: Кодекс Украины об административных правонарушениях: Научно практический комментарий / Под ред. А. С. Васильева. Харьков: Одиссей, 2000. С. 79.

зание, в соответствии со ст. 3.1 КоАП России, является установленной го сударством мерой ответственности за совершение административного пра вонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых проступков как самим правонарушителем, так и другими лицами. Админи стративное наказание не может иметь своей целью унижение человеческо го достоинства физического лица, совершившего административное пра вонарушение, или причинение ему физических страданий, а также нанесе ние вреда деловой репутации юридического лица.

Правовая категорий «административное наказание», по утвержде нию А. П. Шергина, наряду с правовой категорией «административное правонарушение» является одним из фундаментальных институтов в ад министративно-деликтном праве. Их диалектическую связь констатирует законодатель в дефиниции административного правонарушения, под кото рым понимается только противоправное, виновное деяние, за которое ус тановлена административная ответственность (ст. 2.1 КоАП). Мера данно го вида юридической ответственности - административное наказание'.

Н. А. Стручкова, верно утверждал, что «наказание есть мера при нуждения, применяемая от имени государства по решению компетентного органа за противоправное деяние к лицу, признанному виновным в его со вершении, и представляющая собой систему правоограничений, установ ленных законом для наказания каждого вида»'^.

Указанные меры могут быть установлены только законом - актом высшей юридической силы, принимаемым законодательным органом го сударственной власти. Через применение административных наказаний да ^ См.: Шергин А. П. Комментарий к Кодексу Роесийской Федерации об админи стративных правонарушениях. М.: ПБОЮЛ Григорян А.Ф., 2002. С. 44.

^ См.: Стручков Н. А. О наказании, системе его видов и иных мерах уголовно правового воздействия // Актуальные проблемы уголовного права: Сборник научных работ. М.: ИГП АН СССР, 1988. С. 96.

ется публично-правовая отрицательная оценка государством совершенного административного правонарушения'.

В данном случае уместно суш,ественное уточнение правовой при роды административного наказания, являющихся критерием администра тивной ответственности. Административными наказаниями являются лишь те меры административного принуждения, которые закреплены в ст. 3. КоАП России. Всякие иные предусмотренные нормами КоЛП меры при нуждения административными наказаниями быть не могут (администра тивное задержание, доставление).


Перечисленные в указанной статье Кодекса виды административ ных наказаний в своей совокупности образуют соответствующую систему.

Данную систему наказаний иногда называют «лестницей» наказаний. Этот термин удачно подчеркивает ее особенности. Каждый вид наказания явля ется как бы ступенью, все они соединены воедино. Однако у этой «лест ницы» есть еще одна особенность - равное расстояние между ступеньками.

В системе наказаний это имеет очень важное значение. Нарушение данно го принципа существенно осложняет задачу по назначению наказания: ес ли разница в уровне кары слищком велика, образуется своеобразный ваку ум, мещающий индивидуализации ответственности, если эта разница мала, возникает конкуренция видов наказания^.

Следует отметить, что административная ответственность, реали зуемая через применение административных наказаний, по своим целям, основаниям, порядку и субъектам применения, а также характеру право ограничений существенно отличается от других административно принудительных мер - административно-предупредительных и мер адми нистративного пресечения.

' См., напр.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административ иых правонарушениях. 3-е изд., перераб. и доп. / Ред. кол.: И. И. Веремсенко, Н. Г. Са лищева, Е. Н. Сидоренко, А. Ю. Якимов. М.: ТК Велби, Изд. Проспект, 2003. С. 37.

^ Более подр. см., напр.: Михлин А. С. Проблемы совершенствования системы наказаний в советском уголовном праве // Актуальные проблемы уголовного права:

Сборник научных работ. М.: ИГП АН СССР, 1988. С. 104.

Отметим эти отличия. Во-первых, административное наказание представляет собой средство принудительного воздействия. Его суть со стоит в ограничении, определенном лишении прав и охраняемых законом интересов личности. Государство обязано защищать установленный им же порядок возможного и должного поведения субъектов общественных от ношений посредством административно-принудительных мер. Значитель ную роль при этом призваны играть административные наказания, приме няя которые, государство заставляет правонарушителя претерпевать пре дусмотренные действующим законодательством ограничения. Государст во, устанавливая в нормах права правила должного или возможного пове дения, одновременно предусматривает механизм обеспечения их реализа ции, т.е. устанавливает административное наказание, характеризующееся в данном случае карательной составляющей.

Существенным моментом при этом является то обстоятельство, что применение компетентными органами или их должностными лицами мер административного наказания происходит независимо от волеизъяв ления соответствующего субъекта возникшего административно деликтного отношения. В этом реализуются властные полномочия компе тентных государственных органов. При этом действующее законодатель ство допускает возможность обжалования указанных юрисдикционных действий, но исключительно с точки зрения их соответствия нормам права.

Административно-юрисдикционные действия компетентных органов и должностных лиц в полном объеме должны соответствовать нормам зако нодательства, действующего в Российской Федерации на момент соверше ния проступка.

Следующим важным моментом является вопрос об основаниях применения административных наказаний. Исходя из общего положения теории права о том, что санкции норм права представляют собой указания на меры государственного принуждения, используемые в случае наруше ния правовых требований, можно сделать вывод: основанием применения административного наказания является совершение лицом противоправно го деяния, ответственность за которое предусмотрена нормами права.

Государственные органы в целях поддержания должного уровня общественных отношений в установленном порядке определяют соответ ствуюш,ие правила возможного или должного поведения субъектов право отношений.

Изложенное дает основание для утверждения об особой важности мер административной ответственности, поскольку их применение неиз бежно сопряжено с нарушением прав человека. Соответственно, порядок применения норм права, определенным образом ограничивающих защи щаемые Конституцией права человека и гражданина, должен регулиро ваться особым образом. В настоящее время в Российской Федерации уста новление правовых ограничений прав и свобод граждан, возможно лишь путем принятия федеральных законов. И это правило неуклонно соблюда ется в последние годы российской действительности.

В условиях формирования правового государства защита прав и свобод граждан в российском праве должна полностью соответствовать нормам международного права, обязанность безусловного исполнения ко торых была принята Россией при ее принятии в Совет Европы, а также за креплена в ряде международно-правовых договоров и соглашений.

Одной из форм должной реализации института защиты прав лично сти в нашей стране является положение, при котором законодатель, при чем как федеральный субъектов Российской Федерации, должны кодифи цировать соответствующее законодательство. С принятием в 2001 году Го сударственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации Ко декса об административных правонарущениях в стране укрепилось прави ло, согласно которому законодательство об административных правона рушениях состоит исключительно из указанного Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации (ст. 1.1 Ко АП России). В ч. 2 ст. 1.1 КоАП России российский законодатель особо отметил, что данный закон основывается на Конституции страны, обще признанных принципах и нормах международного права и международных договорах РФ, В случае же, если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные отечественным законодательством об административных правонарушениях, то применяются правила междуна родного договора. Нет необходимости утверждать, что данное правовое предписание российского законодателя выводит отечественное законода тельство на более высокий качественный уровень. Такой подход законода теля к содержательной части принимаемых законов является убедитель ным доказательством именно правовой реализации института защиты прав и охраняемых законом интересов личности и их поступательного повыше ния гарантий в направлении, в полном объеме соответствующем уровню правового государства.

КоАП России представляет собой систему правовых норм, при званных обеспечить надлежащую борьбу с административными правона рушениями. Важное место в этом направлении правоохранительной дея тельности занимает институт административной ответственности, которая реализуется через назначение предусмотренных действующим законода тельством административных наказаний.

Административное наказание является установленной государст вом мерой ответственности за совершение административного правонару шения и применяется в целях предупреждения совершения новых как самим правонарушителем, так и другими лицами.

Краткий экскурс в историю анализируемых вопросов, к сожале нию, не дает ответы на многие из них. С одной стороны, институт админи стративной ответственности в последнее время претерпел значительные изменения. В первую очередь это относится к разновидности самих нака заний, а также некоторым правовым особенностям. В 20-е годы прошлого века циркулярным распоряжением президиума ВЦИК от 11.05.1921 г. пре зидиумам исполкомов и коллегиям губернских (областных) отделов было предоставлено право применения следующие административные наказа ния: лишение свободы до двух недель;

назначение на принудительные ра боты без лишения свободы сроком до одного месяца;

административный штраф'.

В определенный период развития отечественной правовой системы понятие «административный штраф» имело несколько иное значение, под ним понимались штрафы, применяемые соответствующими полномочны ми органами и должностными лицами исполнительной власти, то есть ад министрациями. При этом к административным штрафам не относились штрафы, налагаемые в судебном порядке за совершение тех же проступ ков'^.

Для первых лет после Великой Октябрьской социалистической ре волюции характерным было отсутствие единого исчерпывающего перечня административных наказаний. В большинстве случаев меры государствен ного принуждения не были урегулированы актами центральных органов власти, как правило они определялись распоряжениями местных органов, приказами военного командования, а при отсутствии таковых - правосоз нанием применявших их должностных лиц''.

Анализ соответствующих нормативно-правовых актов, специаль ной юридической литературы, а также практики применения мер админи стративной ответственности выявляет неадекватную роль административ ных наказаний. В настоящее время в Российской Федерации, как, впрочем, и в СССР и РСФСР, отсутствует научно проработанная и практически вы веренная государственная позиция по вопросам применения администра тивных наказаний. По данному вопросу В. Лукьянов и Н. Борисова, харак ' См.: Елистратов А. И. Административное нраво РСФСР. М.: Государственное издательство, 1925. С. 57.

^ См.: Советское административное нраво / Колл. авт. М.: Юридическое изда тельство НКЮ СССР, 1940. С. 211.

^ См.: Понов Л. Л., Шергин А. П. Унравление. Гражданин. Ответственность (сущность, нрименение и эффективность административных взысканий). Д.: Наука, 1975. С. 69.


теризуя практику применения административных наказаний, отмечают, что «в административной практике... наблюдались периоды ее активиза ции и спада. Рост правонарушений служил причиной издания приказов, призывов к ужесточению принимаемых мер. За этим следовал всплеск справедливого возмуш;

ения чрезмерными санкциями и придирками... Реа гируя на это, административная практика смягчалась, переходя к неоправ данному либерализму и попустительству. Правонарушения росли и все начиналось с начала. Таким образом, санкции периодически пересматри вались - то в сторону смягчения, то ужесточения. Но вопрос о том, какую именно меру из достаточно широкого диапазона возможных санкций сле дует применять в каждом конкретном случае, остается нерешенным»'. Нет сомнений, что приведенная характеристика практики применения админи стративных наказаний продолжает сохранять свою актуальность и в со временных условиях действия норм нового Кодекса об административных правонарушениях.

А. Н. Шергин справедливо отмечает, что «установление и реализа ция административной ответственности не имеют четких, последовательно выверенных ориентиров»^.

На основании изложенного представляется необходимым сделать вывод о необходимости дальнейшего совершенствования российской сис темы административных наказаний. В конечном итоге данная совокуп ность правовых норм должна соответствовать определенным требованиям, характерным для правового государства. В свое время Л. Л. Поповым и А.

П. Шергиным были обозначены эти требования, при этом следует отме тить, что содержательная часть данных требований сохранила свою акту альность и целесообразность и в современных условиях.

' См.: Лукьянов В., Борисова Н. Угроза причинения вреда как последствие пра вонарушения // Российская юстиция. 2002. № 8. С. 43.

^ См.: Шергип А. П. О концепции административной политики // Актуальные проблемы административного и административно-процессуальиого права: Сборник те зисов статей. М.: МосУ МВД России, 2003. С. 14.

По мнению Л. Л. Попова и А. П. Шергина в рассматриваемую сис тему должны быть включены только меры административного наказания.

Функциональное единство объединяемых в эту систему мер администра тивного наказания определяется тем, что рассматриваемые средства пра воохраны предназначены для борьбы с одним и тем же видом правонару шений - административными проступками и имеют в конечном счете одни и те же цели - воспитание нарушителей, превенция правонарушений.

Во-вторых, она должна содержать исчерпываюший перечень адми нистративных наказаний, который не может быть расширен законодатель ством субъектов Российской Федерации. Такое правовое регулирование стабилизирует систему мер государственного принуждения, будет способ ствовать их единообразному пониманию и применению.

В-третьих, по мнению Л. Л. Попова и А. П. Шергина, система ад министративных наказаний призвана обеспечить возможность дифферен цированного установления и назначения административных наказаний в зависимости от характера проступка и личности нарушителя. Это достига ется включением в нее достаточно разнообразных по способу своего воз действия, форме и объему правоограничений мер, посредством которых могла бы осушествляться эффективная борьба со всеми видами админист ративных проступков.

В-четвертых, в законе целесообразно не только закрепить исчерпы ваюший перечень административных наказаний, но и определить их соот ношение между собой как отдельных единой системы, поскольку роль раз личных наказаний внутри этой системы неодинакова. Так, большинство мер административной ответственности назначаются только в качестве ос новных наказаний, однако некоторые могут применяться в качестве и ос новных, и дополнительных.

В-пятых, система административных наказаний должна быть гиб кой, т.е. обеспечивать возможность экономии принудительных средств.

Осуществление этого требования достигается установлением возможности замены более строгого наказания менее строгим.

В российском законодательстве содержится новый термин «адми нистративное наказание», ранее неизвестный как советской, так и россий ской науке административного нрава. Новое словосочетание нришло на смену «административному взысканию». При внешней схожести по сво ему внутреннему содержанию указанная новелла имеет принципиальное отличие от прежнего термина, что не могло остаться за пределами внима ния ученых-административистов.

«Теперь наименованием «административные наказания» охваты ваются все установленные КоАП меры административной ответственно сти. Смена терминов была обусловлена тем, что любая мера ответственно сти обязательно содержит в себе какие-то ограничения или лишение прав и свобод субъекта, привлекаемого к ответственности. Эти ограничения прав составляют содержание наказания как адекватной реакции государства на совершенное правонарушение»'. Приведенное утверждение представляет ся не совсем убедительным, в нем отсутствует внутренняя содержательная суть рассматриваемой новеллы. Обратимся к иным суждениям.

С. Всеволодов и Ф. Багаутдинов отмечают, что «теперь за админи стративные правонарушения будут применять административные «наказа ния»... а не налагать «взыскания», как это было по КоАП РСФСР. И в ст.

44 УК применяется термин «наказание»... Налицо обозначение различных по своей природе понятий из различных отраслей права одними и теми же терминами («наказание»). Такая унификация в КоАП и в УК, на наш взгляд, неприемлема, поскольку термины уголовного права должны отли ' См.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Ред. кол.: Веремеенко И. И., Салищева Н. Г., Сидоренко Е. Н., Яки мов А. Ю. М.: 0 0 0 «ТК Велби», 2002. С. 37.

чаться от терминов административного права. Стирание таких различий неминуемо приведет к путанице и неточностям»'.

По нашему мнению, к путанице и неточностям приводят прежде всего утверждения цитируемых авторов, допускающих небрежность в ха рактеристике рассматриваемых вопросов. В начале приведенной цитаты они в скобки берут только одно слово - «наказание», оторвав его от обяза тельного второго слова «административное...», всегда идущего в связке и образующего единый термин «административное наказание». Нельзя иг норировать предписания Кодекса Российской Федерации об администра тивных правонарушениях. Глава 3 называется «Административное наказа ние», следующая за ней - «Назначение административного наказания». В названиях и содержании статей, составляющих указанные главы, в обяза тельном порядке применяется термин «административное наказание»:

«Статья 3.1. Цели административного наказания Административное наказание является установленной госу 1.

дарством мерой ответственности....

Административиое наказание не может иметь своей целью 2.

унижение человеческого достоинства...»;

«Статья 3.2. Виды административных иаказаиий 1. За совершение административных правонарушений могут ус танавливаться и применяться следующие административные наказания:

В отношении юридического лица могут применяться админи 2.

стративиые наказания, перечисленные в пунктах 1-4 части 1 настоящей статьи.

Административные наказання, перечисленные в пунктах 3 3.

8 части 1 настоящей статьи, устанавливаются только настоящим Кодек сом».

' См.: Всеволодов С, Багаутдипов Ф. Смешение терминов затрудняет право применение // Российская юстиция. 2002. № 11. С. 20.

Как следует из приведенных и других статей КоАП России, всегда применяется термин «административное наказание», наличие которого в правовых нормах кодифицированного закона делает несостоятельным вы сказанное цитируемыми авторами опасение в возможном смешении тер минов. Более того, смешение присутствует в самой работе С. Всеволодо ва и Ф. Багаутдинова. Буквально в соседних предложениях авторами при меняются разные термины - и «наказание», и «взыскание», хотя речь идет о нормах нового КоАП России'.

Существуют иные оценки к появлению в российском администра тивном законодательстве новых терминов. Например, А. П. Шергин ло гично отмечает, что новое словосочетание «точнее отражает суть кара тельной санкции как меры административной ответственности, подчерки вая опасность административного правонарушения, обуславливающую необходимость применения меры государственного принуждения в виде административного наказания... Наконец, новая терминология согласуется с названием уголовно-правовой санкции «наказание»^.

Наказание по своему социальному смыслу — мера, применяемая компетентными органами и принудительно лишающая каких-либо благ совершившего проступок лица. Благом может быть определенное значи мое для человека право, которым он обладает, занятое социальное положе ние, имущество, личная свобода. Поэтому свойство наказания - кара - есть не что иное как правоограничение, иными словами, ограничение в уста новленном законом порядке использования того или иного права, воспри нимаемого человеком как благо. Иного способа наказать, покарать право нарушителя у государства нет"'.

См.: Там же. С. 21. Абзацы 8 и 9.

^ См.: Шергин А. П. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об админи стративцых правонарушениях. М., 2002. С. 44.

^ См.: Стручков Н. А. О наказании, системе его видов и иных мерах уголовно правового воздействия // Актуальные проблемы уголовного права: Сборник научных работ. М.: ИГП АН СССР, 1988. С. 92.

Понятие «наказание» - научная абстракция, ориентирующая зако нодателя на конкретные решения при установлении в законе признаков то го или иного вида наказания, то есть свойственных каждому виду право ограничений. Закрепленная в законе система наказаний дает возможность дифференцировать реализацию ответственности лиц, совершивших про ступок, так как каждый из входящих в нее видов наказания имеет свой комплекс правоограничений, лишаюш;

их или ограничивающих человека в том или ином благе.

Как отмечалось в первой главе настояшего исследования важней шее место в системе административно-правовых отношений занимает ин ститут административной ответственности, реализуемой через применение административных наказаний. Следует отметить существенное отличие мер административной ответственности от других мер административного принуждения, а также их соотношение между собой. В данном случае представляется необходимым обратиться к точке зрения на рассматривае мую проблему И. А. Галагана. К числу наиболее отличительных черт рос сийских мер административной ответственности он отнес: способ обеспе чения правопорядка;

нормативное различие регламентации;

цели примене ния;

фактические основания;

правовые последствия;

процессуальные осо бенности применения мер административной ответственности»'.

Административные наказания применяются исключительно к ли цам, совершившим административные правонарушения. Изложенное дает должное основание для утверждения о репрессивном, карательном харак тере данного вида юридической ответственности. Их отличительные черты приводят к выводу: административная ответственность является составной частью административного принуждения.

Административное принуждение является ответной реакцией на выявленное и должным образом задокументированное правонарушение.

' См.: Галагап И. А. Административная ответственность в СССР (государствен ное и материально-нравовое исследование): Монография. Воронеж, 1970. С. 230.

нри этом оно приобретает форму юридической ответственности и заклю чается в наказании виновного субъекта административно-деликтных от ношений.

§ 2. Оптимизация системы административиых наказаний Важнейшей задачей существующей в настоящее время в Россий ской Федерации системы административных наказаний является решение вопросов ее оптимизации.

Предусмотренные российским законодателем виды наказаний в своей совокупности образуют систему административных наказаний. Зна чение системы наказаний, - утверждает А. С. Михлин, - весьма важно, в частности, для обеспечения справедливости наказания, которая достигает ся благодаря наличию в законодательстве различных видов наказаний, от личающихся друг от друга по степени их тяжести, а также по характеру тех прав, которые поражает каждое наказание^ По мере развития общественных отношений значительно измени лась и система административных наказаний. В настоящее время боль шинством ученых под системой наказаний понимается установленный за коном, обязательный для правоприменителя перечень видов наказания, расположенных в определенном порядке в зависимости от степени их тя жести^. В административно-правовой литературе встречается более емкое определение рассматриваемого понятия. Папример, И. В. Максимов счита ет, что «система административных наказаний в своем философско правовом (широком) понимании представляет собой внутренне организо ванное единство, состоящее из иерархически упорядоченного множества относительно самостоятельных видов административных наказаний, сово купность которых выражает функциональное предназначение администра тивного наказания в социальной среде. Из данного определения вытекают все основные характерные признаки, которым должна отвечать дефини ' См.: Михлин А. С. Проблемы совершенствования системы наказаний в совет ском уголовном нраве // Актуальные нроблемы уголовного нрава: Сборник научных работ. М.: ИГП АИ СССР, 1988. С. 103.

См.: Михлин А.С. Проблемы совершенствования системы наказаний в совет ском уголовном нраве // Актуальные нроблемы уголовного нрава: Сборник научных работ. М.: ИГП АН СССР, 1988. С. 103;

Стручков П.А. О наказании, системе его видов ция, раскрывающая данное образование собственно как «систему админи стративных наказаний»'.

Для того, чтобы выработать стройную и единообразную систему реализации предусмотренных законом мер ответственности необходимо создать четкую систему административных наказаний, общие правила ее понимания и применения составляющих ее видов наказаний. Новый Ко декс привнес в систему правовых отношений определенные изменения и новшества, содержание которых должно стать предметом рассмотрения в настоящем разделе работы.

Обратимся к количественно-качественной стороне настоящего во проса. В ст. 24 КоАП РСФСР содержалась норма, допускавшая установле ние законодательными актами иных, кроме указанных в Кодексе видов административных взысканий в соответствии с принципами и общими по ложениями законодательства. При разработке в 90-х годах проекта нового кодифицированного акта указанное положение российским законодателем не было воспринято.

Ст. 3.2 КоАП России определяет исчерпывающий перечень адми нистративных наказаний: предупреждение;

административный штраф;

возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения;

конфискация орудия совершения или предмета админи стративного правонарушения;

лишение специального права, предостав ленного физическому лицу;

административный арест;

административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства;

дисквалификация.

В отношении юридических лиц законодательство предусматривает применение только предупреждения, административного штрафа, воз мездного изъятия орудия совершения или предмета административного и иных мерах уголовно-правового воздействия // Уголовная политика и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов, 1978. С. 103.

правонарушения, конфискации орудия совершения или предмета админи стративного правонарушения.

Обращает внимание следуюш;

ая особенность. В соответствии со ст.

3.2 КоАП России административные наказания в виде возмездного изъятия орудия совершения или предмета административного правонарушения;

конфискации орудия совершения или предмета административного право нарушения;

лишения специального права, предоставленного физическому лицу;

административного ареста;

административного выдворения за пре делы страны иностранного гражданина или лица без гражданства, а также дисквалификации устанавливаются только Кодексом РФ об администра тивных правонарушениях. Законодательство субъектов Российской Феде рации в указанной части должно быть приведено в соответствие с КоАП России. в соответствии со ст. 3.2 КоАП России определяется построение системы административных наказаний по схеме - от менее строгого к бо лее строгому. Этот фактор сам по себе презюмирует предупредительно профилактическую функцию административных наказаний от предупреж дения (убеждения) - к аресту (принуждению). По сам по себе такой потен циал механизма правоприменения в сфере административной юрисдикции не будет работать: его надо приводить в действие через правовоспитание.

Предупреждение, административный штраф, лишение специально го права, предоставленного физическому лицу, административный арест и дисквалификация могут устанавливаться и применяться только в качестве основных административных наказаний.

Возмездное изъятие орудия совершения или предмета администра тивного правонарушения, их конфискация, а также административное вы дворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или ' См. Максимов И. В. Система административных наказаний по законодательст ву Российской Федерации: Монография. Саратов: Саратовская государственная акаде мия права, 2004. С. 18.

^ См.: Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Собрание законода тельства Российской Федерации. 2002. № 1. Ст. 2.

лица без гражданства могут применяться в качестве как основного, так и дополнительного административного наказания.

За одно административное правонарушение может быть назначено основное либо основное и дополнительное административное наказание из наказаний, указанных в санкции применяемой статьи Особенной части Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административной ответственности (ст. 3.3 КоАП).

Правовая характеристика административных наказаний содержится в КоАП России.

Предупренедение - мера административного наказания, выражен ная в официальном порицании физического или юридического лица (ст.

3.4 КоАП России). Юридической науке известны и другие подходы к оп ределению сути рассматриваемого вида административных наказаний. Па пример, «предупреждение - осуждение совершенного проступка и предос тережение правонарушителю, вынесенное... в установленной форме»'.

По-иному подходит к данному вопросу В. В. Денисенко, считаю щий, что «предупреждение является мерой воспитательного воздействия...

Паряду с этим данный вид наказания служит и предостережением о недо пустимости совершения противоправных деяний в будуш,ем»'. Пет необ ходимости спорить с изложенной позицией ученого, но все же думается, что основное предназначение административного наказания в виде «пре дупреждения» заключается, прежде всего, в порицании совершенного не желательного для обш,ества поступка со стороны отдельных граждан.

Санкции правовых норм призваны, в первую очередь, выполнять наказа тельные функции, обеспечивая тем самым реализацию принципа неотвра тимости наказания. Особую актуальность это приобретает в современных условиях роста количества совершаемых противоправных деяний.

' См.: Административная деятельность органов внутренних дел. Часть общая / Под ред. А. П. Коренева: Учебник. Изд. второе, иснравл. и доп. М.: МЮИ МВД Рос сии, 1999..С. 253.

Представляется удачной формулировка А. Н. Гуева: «Предупреж дение представляет собой: официальную позицию государства. Примени тельно к конкретной ситуации эта позиция выражается в постановлении, которым назначается административное наказание;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.