авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Дугенец, Александр Сергеевич Административная ответственность в российском праве ...»

-- [ Страница 5 ] --

вполне конкретное осуждение лица за совершенное им правонарушение. С другой стороны, закон не случайно определяет предупреждение как меру административно го наказания: тем самым подчеркивается, что степень общественной опас ности как самого деяния, так и лица, его совершившего, не очень велика»^.

Иными словами говоря, законодатель, применяя данное наказание, под черкивает свое негативное отношение к содеянному даже с учетом его не значительной общественной опасности. Этим достигается неотвратимость наказания.

Обращение к истории отечественного административного права открывает иную сторону административного наказания в виде предупреж дения. В основе применения предупреждения в свое время превалировал классовый подход. Положением РСФСР об издании местными исполни тельными комитетами и Советами обязательных решений и постановлений от 30 марта 1931 г. предусматривалось применение предупреждения в виде наказания лишь к нарушителям из трудящихся слоев населения при незна чительности нарушения (ст. 18)''.

Па определенных этапах развития общественных отношений в среде известных советских административистов длительное время отсут ствовало единообразное понимание сути предупреждения как администра тивного наказания. В 60-е годы XX века в административно-правовой нау ке велся спор специалистов о роли, месте и значении предупреждения в регулировании социалистических общественных отношений. А. П. Коре ' См.: Денисенко В. В. Административные взыскания: Учебное пособие. Рос тов-на-Дону: Ростовская ВШ МВД России, 1997. С. 12.

^ См.: Гуев А. Н. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных нравонарушениях. М.: Издательский дом «ИНФРА-М», 2002. С.

5 5 - 56.

^ См.: Собрание узаконений и распоряжений РСФСР. 1931. № 17. Ст. 186.

нев придавал данному административному взысканию большое значение, считая, что «в дальнейшем оно, без сомнения, будет все больше вытеснять штраф, административный арест»'. Изучение специальной литературы тех лет позволяет утверждать, что у А. П. Коренева были оппоненты. Напри мер, В. М. Манохин придерживался диаметрально противоположной точ ки зрения, полагая, что предупреждение вовсе не является административ ным взысканием^. Убежденным сторонником предупреждения выступал А.

Е. Лунев, имея свое специфическое видение применения этого админист ративного взыскания в необходимом регулировании общественных отно шений того периода. Он предлагал дополнить законодательство новым видом - «общественное предупреждение с публикацией в печати»''.

В результате неоднократных обсуждений рассматриваемой темы на многочисленных научных конференциях, а также дискуссий и споров впо следствии выработалась единая позиция ученых о теоретическом понима нии предупреждения как одного из видов предусмотренных законодатель ством административных взысканий. Правовая особенность этого наказа ния существенно отличает его от иных видов административного наказа ния. Если любое административное наказание так или иначе причиняет моральные переживания, либо влечет материальные издержки, то наказа ние в виде предупреждения объявлением и заканчивается. Каких-либо дру гих последствий для виновного в совершении административного право нарушения не наступает.

В настоящее время предупреждение выносится в письменной фор ме. Указанное административное наказание применяется органами адми нистративной юрисдикции только при условии наличия его в санкции применяемой статьи Особенной части КоАП России или закона субъекта ' См.: Коренев А. П. Убеждение и принуждение в деятельности советской мили ции // Труды Высшей школы МООП РСФСР. Выпуск 11. М., 1965. С. 32.

См.: Манохин В. М. Советское административное право. Общая часть. Сара тов, 1968. С. 207.

^ См.: Лунев А. Е. Административная ответственность за правонарушения. М,:

Государственное юридическое издательство, 1961. С. 56.

Российской Федерации. Одним из условий применения предупреждения в качестве административного наказания является признание своей вины лицом, привлеченным к административной ответственности.

В юридической литературе можно встретить ошибочные рекомен дации по применению рассматриваемого административного наказания.

Например, в одном из комментариев утверждается, что «предупреждение может быть вынесено на месте обнаружения правонарушения, это наказа ние используется как альтернатива небольшим (до 2 МРОТ) штрафам»'.

По нашему мнению, подобные рекомендации представляются ошибочны ми, не имеющими под собой необходимой правовой основы. Применение предупреждения категорически недопустимо как альтернатива штрафу «до 2 МРОТ». Основанием применения данного административного наказания должна быть небольшая общественная опасность совершенного правона рушения, положительная характеристика совершившего его человека, на личие в его действиях смягчающих ответственность обстоятельств и, са мое главное, указанное наказание должно быть предусмотрено санкцией соответствующей статьи Особенной части КоАП России или закона субъ екта РФ.

Научный анализ некоторых норм КоАП России открывает отдель ные правовые особенности наказания в виде предупреждения^. Санкции кодифицированного акта, как правило, предоставляют правоприменителю возможность выбора административного наказания. В силу же стечения ряда конкретных обстоятельств может сложиться ситуация, при которой соответствующее должностное лицо административно-юрисдикционного органа при наличии альтернативы выбора наказания фактически может быть лишено такой возможности. Например, ч. 1 ст. 20.4 КоАП России ' См.: Питулько К. В., Коряковцев В. В. Комментарий к главе 12 КоАП. Адми нистративные правонарушения в области дорожного движения (ностатейный). СПб.:

Питер, 2002. С. 122.

^ См., нанр.: Татарян В. Г. Административная ответственность за нарушение требований ножарной безопасности по новому КоАП Российской Федерации // Юрист.

2002.№10. С. 6.

предусматривает два альтернативных наказания: вынесение предупрежде ния или наложение на граждан административного штрафа от 5 до МРОТ. При этом важно помнить требования ст. 2.5 КоАП России о недо пустимости применения административного штрафа к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву. В случае нарушения, напри мер, требований пожарной безопасности указанными субъектами правоот ношений, при наличии альтернативной санкции ч. 1 ст. 20.4 КоАП России орган административной юрисдикции правомочен применить только пре дупреждение. Более того, в данном случае «не срабатывает» также требо вание п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП о применении более строгого наказания в слу чае повторного в течение года совершения однородного административно го правонарушения. Ведь в соответствии со ст. 2.5 Кодекса к военнослу жащим не применяется также и административный арест. Следовательно, к указанным субъектам правонарушений может быть применено только од но административное наказание — предупреждение.

С учетом конкретных обстоятельств дела в правоприменительной практике следует руководствоваться законом и помнить о существенном отличии административного наказания «предупреждение» от возможного объявления устного замечания. В соответствии со ст. 2.9 КоАП России, при малозначительности совершенного правонарушения правомочное должностное лицо или орган может освободить лицо, совершившее адми нистративное правонарушение, от ответственности с объявлением устного замечания, которое административным наказанием не является.

Применение к виновному наказания в виде предупреждения влечет соответствуюшие правовые последствия. Лицо, к которому применено это наказание, в течение года считается подвергнутым административному на казанию. В случае совершения в течение года однородного проступка данное обстоятельство будет расцениваться как отягчающее администра тивную ответственность (п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП России).

Следующим видом административных наказаний является адми нистративный штраф, который законодатель в ч. 1 ст. 3.5 КоАП России определил как денежное взыскание. Эта формулировка закона является не допустимо лаконичной, по своему внутреннему содержанию не раскрыва ет в полном объеме правовое предназначение такого административного наказания. А самое главное лаконизм законодателя в данном случае на практике приводит к различным трактовкам правовой нормы. В этой связи применимо определение, данное в свое время административному штрафу А. П. Кореневым: «Штраф - материальное воздействие на нарушителя, ко торое выражается в денежном взыскании за неправомерный поступок»'.

При такой формулировке определенно ограничение материального инте реса виновному проявляется как способ профилактического воздействия на поведение правонарушителя в целях недопущения в будущем противо правного поведения с его стороны.

В соответствии с ч. 1 ст. 3.5 КоАП размер применяемого в настоя щее время к нарушителям административного штрафа выражается в вели чине, кратной:

• минимальному размеру оплаты труда (без учета районных ко эффициентов), установленному федеральным законом на момент оконча ния или пресечения административного правонарушения;

• стоимости предмета административного правонарушения на момент окончания или пресечения административного правонарушения;

• сумме неуплаченных налогов, сборов, подлежащих уплате на момент окончания или пресечения административного правонарушения, либо сумме незаконной валютной операции, либо сумме неуплаченного административного штрафа.

Анализ ст. 3.5 КоАП вызывает некоторое непонимание в подходе законодателя при указании на субъекта правоотношений, на что в специ ' См.: Коренев А. П. Убеждение и принуждение в деятельности советской мили ции // Труды Высшей школы МООП РСФСР. Вынуск 11. М., 1965. С. 33.

альной литературе уже обращено внимание специалистов. Например, А. Н.

Гуев обоснованно задается вопросом: «Почему в данном случае (п. 3 ука занной статьи) законодатель употребил термин «гражданин» вместо тра диционного «физическое лицо»?»'. Автор пытается показать свое видение обозначенной правоприменительной проблемы и дать возможный ответ.

По его мнению, толкование ст. 3.5 и норм Особенной части КоАП России показывает, что в данном случае речь идет обо всех субъектах админист ративной ответственности - о гражданах Российской Федерации, об ино странных гражданах и о лицах без гражданства. Термин «гражданин» в данном случае используется как равнозначный термину «физическое ли цо». Полагаем, что в практической деятельности изложенная позиция А. П.

Гуева представляется уязвимой. При определенном развитии правоотно шений между сторонами процесса рассмотрения дела с участием адвоката нельзя исключать, что орган административной юрисдикции может согла ситься с вескими доводами защищающейся стороны относительно круга лиц, подпадающих под термин «граждане».

При дальнейшей доработке текста КоАП России выявленная не конкретность законодателя подлежит устранению, только в этом случае правоприменители, и привлекаемые к ответственности лица будут одно значно понимать терминологию закона.

О значимости наказания в виде административного штрафа следует судить также по вниманию, которое ему уделяет Верховный Суд Россий ской Федерации, который обратил внимание правоприменителей на неко торые особенности применения данного вида административных наказа ний. Например, при назначении судебным приставом-исполнителем штрафа за неисполнение его предписаний нельзя руководствоваться поло жениями Федерального закона «Об исполнительском производстве», а ' См.: Гуев А. Н. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. М.: Издательский дом «ИНФРА-М», 2002. С.

59.

должен соблюдаться порядок наложения административного штрафа, пре дусмотренный Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях'.

Перспективы наказания в виде административного штрафа в стадии их определения. Совершенствование правовой системы России зачастую вносит определенные изменения и дополнения в складывающиеся десяти летиями и ставшие незыблемыми понятия, правила, представления. В ка честве примера можно вспомнить существенные изменения общего поряд ка применения наказания в виде конфискации. Постановлением Конститу ционного Суда Российской Федерации от 11 марта 1998 г. право примене ния конфискации в качестве административного наказания было признано Т Л К за судебными инстанциями.

ОЬО В этой связи достойным внимания научной общественности пред ставляется сомнение, высказанное В. Д. Сорокиным о целесообразности дальнейшей перспективы одного из самых применяемых административ ных наказаний - административного штрафа. Видным административи стом со ссылкой на нормы Гражданского кодекса РФ верно отмечается, что «к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и цен ные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права;

работы и услуги;

информация;

результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность);

нематериальные блага». Стало быть, наряду с вещами, деньги представля ют собой разновидность имущества, право на которое гражданин может быть лишен только по судебному решению. И тут же В. Д. Сорокин зада ется риторическим вопросом, а «как быть с административным штрафом, той самой распространенной и подчас весьма «любимой» мерой, на кото рой, собстве1пю говоря, держится очень многое. Палицо, таким образом, альтернатива: либо исключаем деньги из числа видов имущества и объек См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. №. 10. С. 7 - 8.

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 12. Ст. 1458.

тов гражданских прав, что совершенно немыслимо, либо лишаем много численную когорту органов исполнительной власти Российской Федера ции и ее субъектов, их соответствующих должностных лиц права налагать административные штрафы и передаем эти полномочия, скорее всего, ми ровым судьям»'.

В другой своей работе В. Д. Сорокин продолжает тему целесооб разности применения штрафа несудебными органами: «Сложности на этом пути, как говорится, немереные. Но решать-то ведь придется, ибо в про тивном случае потребуется внятно объяснить, почему один вид имущества может быть изъят у физического лица только в результате судебного ре шения, а другой вид имущества - деньги - под этот конституционный принцип не подпадает»'. Есть предпосылки предполагать, что законода тельная инициатива Республики Хакасия об исключении применения ад министративного штрафа иными, кроме судов, органами, найдет разреше ние в принятии федерального закона, проект которого в настоящее время возвращен на доработку.

Долгий, тернистый путь Российской Федерации к уровню развития общественных отношений, соответствующих требованиям правового госу дарства, в обязательном порядке должен быть увенчан принятием феде ральной законодательной властью решения о рассмотрении всех дел об административных правонарушениях и, следовательно, наложением адми нистративных наказаний исключительно только судьями (мировыми судь ями) без всяких исключений.

Возмездным изъятием орудия совершеиия или иредмета адми нистративного нравоиарушеиия является их принудительное изъятие и последующая реализация с передачей собственнику вырученной суммы за вычетом расходов на реализацию изъятого предмета. Возмездное изъятие ' См.: Сорокин В. Д. Административный процесс и административно процессуальное право. СПб.: Издательство Юридического института, 2002. С. 190 191.

назначается судьей. Следует помнить о существенном отличии возмездно го изъятия соответствующих предметов как меры административного при нуждения от предусмотренной действующим законодательством реквизи ции. «Реквизиция - принудительное отчуждение за плату или временное изъятие государственными органами имущества отдельных граждан или юридических лиц... Принудительное отчуждение имущества для государ ственных нужд может быть произведено только при условии предвари тельного и равноценного возмещения»^.

Верно, по нашему мнению, утверждение, что «реквизиция имеет в виду изъятие государством имущества у собственника в государственных или общественных интересах с выплатой ему стоимости имущества. Воз мездное изъятие распространяется только на вполне конкретные предметы - орудие или непосредственный объект проступка. Если реквизиция не яв ляется санкцией, не связана с административным правонарушением и применяется в исключительных случаях, то возмездное изъятие - мера ад министративного наказания за административный проступок»^.

Возмездное изъятие охотничьего оружия, боевых припасов и дру гих дозволенных орудий охоты или рыболовства не применяется к лицам, для которых охота или рыболовство является основным законным источ ником средств к существованию.

Статья 3.6 КоАП России не дает исчерпывающего ответа на вопрос о применении рассматриваемого наказания в случаях совершения про ступка лицом, неправомерно владеющим соответствующим предметом или вещью. Думается, что законодатель имел в виду только собственников, по лагаем, что претензии собственника к правонарушителю должны рассмат риваться в порядке гражданского судопроизводства. Другого решения за См.: Сорокин В. Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс (макро уровень). СПб.: Издалельство «Юридический центр Пресс», 2003. С. 512.

^ См.: Словарь административного права / Колл. авт. М.: ИГП РАН, Фонд «Пра вовая культура», 1999. С. 111-11%.

См.: Денисенко В. В. Административные наказания: Учебное пособие. Рос тов н/Д: Ростовская ВШ МВД России, 1997. С. 16.

кон не устанавливает и оно не вытекает из действующего законодательст ва.

Конфискацией орудия совершения или нредмета администра тивного нравонарушения является принудительным безвозмездным об ращением в федеральную собственность или в собственность субъекта Российской Федерации не изъятых из оборота вещей. Конфискация назна чается судьей. Данный вопрос в свое время был предметом обсуждений на заседании Конституционного Суда Российской Федерации'. Было реше ние о недопустимости применения административного наказания в виде конфискации какими-либо юрисдикционными органами кроме судов.

При этом Конституционный Суд в целях совершенствования пра воприменительной практики обратил внимание соответствующих должно стных лиц на необходимость единого подхода к применению данной меры административного наказания, указав, что от конфискации как меры ответ ственности за правонарушение следует отличать изъятие (арест) матери альных объектов собственности как процессуальную меру обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Указан ные акты различны по своему содержанию. Конфискация применяется в административном порядке по судебному решению с достаточной гаран тией правоприменительного (текущего) и последующего судебного кон троля, в то время когда изъятие (арест) объектов собственности как мера процессуального обеспечения производства по делу производится без ре щения суда. При этом предоставленная законом возможность последова тельного судебного обжалования данных действий не является надежным средством обеспечения права собственности. Судебный контроль за пра вильностью совершаемых при этом действий возможен только в случаях ' См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. JV» 12. Ст. 1458;

1998..№35. Ст. 4464.

последующего обжалования (возможно, после исполнения первичного по становления), что бывает далеко не всегда'.

В данном случае уместно вспомнить существенное уточнение С.С.

Студеникина об отличии конфискации от административного щтрафа. Во первых, между ними имеется сходство - указанные наказания являются имущественными. В то же время, мелоду ними имеется принципиальное различие - административный штраф характеризуется определенностью, его размер определяется компетентным органом строго в рамках соответ ствующей статьи закона. При конфискации же предметов или объектов правонарущения юрисдикционные органы лищены возможности устанав ливать какие-либо пределы конфискации: конфискуется обычно все имеющее отношение к проступку имущество, независимо от его стоимо сти.

Конфискация охотничьего оружия, боевых припасов и других доз воленных орудий охоты или рыболовства не применяется к лицам, для ко торых охота или рыболовство является основным законным источником средств к существованию.

Не является конфискацией изъятие из незаконного владения лица, соверщившего административное правонарушение, орудия совершения или предмета административного правонарушения:

• подлежащих в соответствии с федеральным законом возвраще нию их законному собственнику;

• изъятых из оборота либо находившихся в противоправном вла дении лица, совершившего административное правонарушение, по иным ' См.: Тимошенко И. В. Конфискация имущества как мера административного взыскания и некоторые проблемы ее реализации // Административное ираво: теория и практика. Укрепление государства и динамика социально-экономического развития:

Материалы научной конференции. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2002. С. 430.

^ См.: Студеиикнн С.С. Советское административное право: Учебник. М.: Госу дарственное издател1ство юридической литературы, 1949. С. 137- 138.

причинам и на этом основании подлежащих обращению в собственность государства или уничтожению.

Лишение физического лица, совершившего адмииистративиое правонарушение, ранее иредоставлеииого ему сиециального ирава ус тановлено за грубое или систематическое нарушение порядка пользования этим правом в случаях, предусмотренных статьями Особенной части Ко АП России. Лишение специального права назначается судьей. Важным моментом является особенность данной правовой нормы, заключающейся в том, что за совершение административного правонарушения лицо может быть лишено только того специального права, которым правонарушитель обладал на момент совершения инкриминируемого проступка.

Лишение специального права в виде права управления транспорт ным средством не может применяться к лицу, которое пользуется транс портным средством в связи с инвалидностью, за исключением случаев управления транспортным средством в состоянии опьянения, уклонения от прохождения в установленном порядке медицинского освидетельствова ния на состояние опьянения, а также оставления указанным лицом в нару шение установленных правил места дорожно-транспортного происшест вия, участником которого оно было.

Лишение специального права в виде права охоты не применяется к лицам, для которых охота является основным законным источником средств к существованию.

В практической деятельности нельзя исключать возможной про блемы при применении мер обеснечения производства по делам об адми нистративных правонарушениях. Часть 3 ст. 27.10 КоАП России преду сматривает изъятие у правонарушителя в установленном порядке удосто верения пилота. Анализ других нормативных актов свидетельствует о не согласованности терминов, использованных в КоАП России и других ра нее принятых законах. Например, авторы одного из Комментариев к КоАП России делают по данному поводу существенное уточнение. «В ст. 57 Воз душного кодекса РФ предусмотрен «действующий сертификат (свидетель ство) пилота (летчика)», а Положением о классификации специалистов гражданской авиации, утвержденным МГА 19 декабря 1988 г. № 44/И (с изм. и доп. в соответствии с указанием ФАС России от 25 апреля 1996 г. N^ ДВ-58/и), определяется порядок выдачи свидетельства соответствующей категории (пилот-любитель, пилот коммерческой авиации, линейный пи лот, штурман и др.) и класса пилотам и другим специалистам гражданской авиации. Поэтому, по мнению авторов Комментария, более точным было бы использование в ст. 27.10 Кодекса термина «свидетельство пилота»'.

Такой комментарий находим убедительным и правильным.

Административный арест - лишение гражданина, совершившего административное правонарушение, свободы и тем самым временная изо ляция его от общества на срок, назначенный судьей. Административный арест является мерой исключительной и применяется за наиболее тяжкие проступки (потребление наркотических средств или психотропных ве ществ без назначения врача, неисполнение законного распоряжения судьи, нарушение требований режима чрезвычайного положения и пр.). Данный вид административного наказания в соответствии с ч. 2 ст. 3.9 КоАП Рос сии устанавливается и назначается лишь в исключительных случаях за со вершение строго определенных законом 12 видов административных про ступков.

Административный арест является одним из наиболее строгих на казаний за совершение административных правонарушений в Российской Федерации. Учитывая исключительную важность рассматриваемого вида наказания, представляется необходимым перечислить все предусмотрен ные законодателем правонарушения, за совершение которых может после довать административный арест:

' Более модр. см.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об админист ративных правонарушениях / Под общ. ред. Э. Н. Ренова. М.: НОРМА, 2002. С. 49.

1. потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача (ст. 6,9 КоАП России);

2. неисполнение законного распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила (ч. 1 ст. 17.3);

3. неповиновение законному распоряжению или требованию со трудника милиции, военнослужащего либо сотрудника органов уголовно исполнительной системы в связи с исполнением ими обязанностей по ох ране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей (ч. ст. 19.3);

4. неповиновение гражданина (за исключением осужденных, от бывающих наказание в виде лишения свободы в уголовно-исполнительном учреждении, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении пре ступлений и содержащихся под стражей в иных учреждениях) законному распоряжению или требованию сотрудника органов уголовно исполнительной системы, военнослужащего либо другого лица при испол нении ими обязанностей по обеспечению безопасности и охране этих уч реждений, поддержанию в них установленного режима, охране и конвои рованию осужденных (подозреваемых, обвиняемых) (ч. 2 ст. 19.3);

5. невыполнение лицом, освобожденным из мест отбывания ли шения свободы, обязанностей, установленных в отношении него судом в соответствии с федеральным законом (ст. 19.24);

6. мелкое хулиганство (ст. 20.1);

7. организация либо проведение несанкционированных собрания, митинга, демонстрации, шествия или никетирования в непосредственной близости от территории ядерной установки, радиационного источника или пункта хранения ядерных материалов или радиоактивных веществ, а равно активное участие в таких акциях, если это осложнило выполнение персо налом указанных объектов служебных обязанностей или создало угрозу безопасности населения и окружающей среды (ч. 3 ст. 20.2);

8. демонстрирование фашистской атрибутики или символики (ст.

20.3);

9. нарушение требований режима чрезвычайного положения (ст.

20.5);

10. блокирование транспортных коммуникаций (ст. 20.18);

11. появление в общественных местах в состоянии опьянения (ст.

20.21);

12. самовольное оставление места отбывания административного ареста (ст. 20.25).

Срок административного ареста до пятнадцати суток, а за наруше ние требований режима чрезвычайного положения или режима в зоне про ведения контртеррористической операции — до тридцати суток. Админи стративный арест назначается исключительно судьей.

В Республике Казахстан продолжительность административного ареста иная. Часть 2 ст. 63 КоАП Республики Казахстана допускает при назначении наказаний за совершение нескольких правонарушений, рас сматриваемых одним органом административной юрисдикции, макси мальный размер административного ареста до тридцати суток, а админи стративного ареста, налагаемого за нарушение требований режима чрезвы чайного положения, - сорока пяти суток. Опыт соседнего государства сле дует изучить и, возможно, использовать.

В соответствии с ч. 2 ст. 3.9 КоАП России административный арест не применяется к: беременных женщин;

женщин, имеющих детей в возрасте до четырнадцати лет;

лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста;

инвалидов I и II групп.

Трудно дать однозначную оценку подходу законодателя к этому вопросу. С одной стороны, наказание в виде административного ареста всегда указывается в конкретной санкции как вариант, у правопримените ля есть возможность альтернативного выбора одного из содержащихся в санкции нескольких видов наказаний. Совершенно правильно в специаль ной литературе подвергнуты критике предложения о безальтернативном применении административного ареста за ряд серьезных проступков'. С другой стороны, норма, содержащаяся в ч. 2. ст. 3.9 КоАП России, нужда ется, по нашему мнению, в дополнении. Предполагаем в целях гуманиза ции данной нормы, перечень предусмотренных в ней субъектов ответст венности сделать открытым. Интересы привлекаемых к ответственности лиц должны быть защищены не только возможностью альтернативного применения административного ареста, но и расширением круга субъек тов рассматриваемых административно-деликтных отношений. В юриди ческой литературе вполне правомерно высказываются предложения о не обходимости дополнения указанного перечня, например, словами «жен щины, достигшие 55 лет и старше;

мужчины, достигшие возраста 60 лет и старше»^.

Административное выдворение за иределы Российской Феде рации ииостраииых граждаи или лиц без граждаиства заключается в принудительном и контролируемом перемещении указанных граждан и лиц через Государственную границу Российской Федерации за ее пределы, а в случаях, предусмотренных законодательством РФ, - в контролируемом самостоятельном выезде иностранных граждан и лиц без гражданства из Российской Федерации.

Административное выдворение за пределы Российской Федерации как мера административного наказания устанавливается в отношении ино странных граждан или лиц без гражданства и назначается в соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП России только судьями районных судов, а в случае со вершения административного правонарушения при въезде в Российскую Федерацию - соответствуюшими должностными лицами.

' См., напр.: Татарян В. Г., Татаряп Е. Е. Административный арест и его испол нение в свете кардинального реформирования административно-деликтного законода тельства // Актушп,11ые проблемы кодификации административно-деликтного законо дательства: Сборник научных трудов / Под ред. В. Г. Татаряна. М.: Академия налого вой полиции ФСНП России. 2002. С. 159.

^ См., напр.: Татарян В. Г., Татарян Е. Е. Указ. раб. С. 160.

Буквальное понимание содержания приведенной правовой нормы позволяет говорить об исключении из числа субъектов правоприменения в данном административно-деликтном правоотношении мировых судей. Ду мается, что это не совсем верно, хотя им предоставлено право рассмотре ния уголовных и гражданских дел. Совершенно непонятно, почему миро вые судьи не наделены правом принятия решений об административном выдворении. Вопрос может быть решен в связи с предложениями о пере даче всех дел об административных правонарушениях в ведение мировых судей. Федеральные судьи должны стать аппеляционной инстанцией и рассматривать жалобы', в том числе и на решения мировых судей об ад министративном выдворении за пределы Российской Федерации ино странных граждан и лиц без гражданства.

И в заключение общей характеристики анализируемого админист ративного наказания отметим принципиальное уточнение А. Н. Сандугея и Н. В. Полосина. КоАП России связывает возможность назначения адми нистративного выдворения иностранных граждан и лиц без гражданства с совершением строго определенных законом видов правонарушений. На званные авторы отмечают, что ст. 31 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» в случаях, ес ли срок проживания или временного пребывания иностранного граждани на в Российской Федерации сокращен, а также если разрешение на вре менное проживание или вид на жительство аннулированы, предусматрива ет, что такой иностранный гражданин обязан покинуть страну в установ ленный законом срок. Нарушение данного требования влечет за собой, в соответствии с п. 3 указанной статьи, депортацию иностранного гражда нина. Авторы ставят вопрос о целесообразности использования двух раз личных понятий для обозначения единой процедуры, связанной с высыл кой из государства правонарушителей. Выход из сложившейся ситуации ' См.: Всеволодов С, Багаутдинов Ф. Смешение терминов затрудняет нраво применение // Российская юстиция. 2002. J b И. С. 21.

V A. Н. Сандугей и Н. В. Полосин верно видят в отказе от использования понятия «депортация»и использования термина «административное вы дворение»'.

Административное выдворение иностранных граждан и лиц без гражданства как административное наказание не следует также смешивать с применяемым в Федеральном конституционном законе от 30 мая 2002 г, «О чрезвычайном положении» понятием «выдворение». В соответствии с указанным ФКЗ, выдворение вправе принимать назначаемый указом Пре зидента Российской Федерации комендант территории, на которой введено чрезвычайное положение. Обращает внимание, что административно юрисдикционный статус указанного должностного лица не определен Ко АП России, что категорически лишает его права применения администра тивных наказаний, к тому же отнесенных законом к исключительной ком петенции только судей. Следовательно, предусмотренное ФКЗ «О чрезвы чайном положении» выдворение не является по своей правовой природе адми[1истративиым наказанием и должно применяться в соответствии с этим федеральным конституционным законом, имеющим высшую юриди ческую по сравнению с КоАП России, который является просто федераль ным законом.

Дисквалификация заключается в лишении физического лица пра ва занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юриди ческим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федера ции. Административное наказание в виде дисквалификации назначается судьей на срок от 6 месяцев до 3 лет.

' Более подр. см.: Полосин Н. В., Сандугей А. Н. О соотношении понятий «де портация» и «административное выдворение» // Актуальные проблемы борьбы с пре ступлениями и иными правонарушениями: Материалы международной научно Часть 3 ст. 3.11 КоАП России предусматривает применение дис квалификации к лицам, осуществляющим организационно распорядительные или административно-хозяйственные функции в органе юридического лица, к членам совета директоров, а также к лицам, осуще ствляющим предпринимательскую деятельность без образования юриди ческого лица, в том числе к арбитражным управляющим. По данным Минюста России, мировыми судьями в целом по стране дисквалификации подвергнуто 591 человек'.

Включение в КоАП России указанной статьи в среде администра тивистов в большинстве своем вызывает неприятие. Начиная со стадии подготовки проекта КоАП России, внесенные предложения о включении в перечень формировавшихся тогда видов наказаний дисквалификации не получали понимания и повсеместной поддержки. В частности, против ука занной новеллы выступала М, С. Студеникина, сомнения которой в целе сообразности нововведения заключались в том, что деяния, за которые предлагалось применять дисквалификацию, как правило, сопряжены с причинением крупного ущерба и охватываются ст. 195 — 197 УК РФ, в со ответствии с которыми возможно применение дополнительной меры нака зания в виде лишения права занимать определенные должности или зани маться определенной деятельностью. Отсутствие особых квалифици рующих признаков, позволяющих отграничить преступление от админист ративного проступка, может повлечь необоснованное выведение ряда лиц из сферы действия уголовного закона'. К сожалению, это суждение не бы ло учтено.

В последнее время категоричность суждений ученых о неприятии данной меры административно-правового наказания сменилась критикой отдельных ее элементов. К оппонентам дисквалификации, в первую оче практической конференции. Барнаул: Барнаульский ЮИ МВД России, 2003. С. 158 — 159.

' См.: Российская юстиция. 2003. № 8. С. 78.

редь, следует отнести известного административиста В. Д. Сорокина. Во первых, — обоснованно считает он, - совершенно неуместно применение в данном контексте термина «физическое лицо». Судя по наименованию должностей, определяющих весьма обширные и ответственные функции их носителей, законодателю следовало бы употребить в ч. 1 ст. 3.11 КоАП России официально признанный в административном праве термин «должностное лицо».

Другим основанием для сомнений В. Д. Сорокина является вклю чение в определение данного вида административного наказания индиви дуальных предпринимателей без образования юридического лица. По мне нию ученого, искусственность такого «включения» в перечень ответствен ных руководителей высокого ранга названной категории лиц понятна, «ес ли представить, кем является данное лицо по роду своих предпринима тельских занятий»^. Здесь профессор В. Д. Сорокин усматривает для пред принимателя миссию «стрелочника».

В юридической литературе встречаются предложения о дополне нии закрепленного в КоАП России перечня наказаний новыми видами. О необходимости закрепления в качестве административного наказания от зыва, приостановления или аннулирования лицензии предлагает Д. В.

Чермянинов"'. Следует заметить, что подобное наказание уже предусмот рено и апробировано в административной практике Кыргызской Республи ки, где законодатель включил в перечень административных наказаний также еще ряд новых, несвойственных для российского административно го права наказаний, - приостановление определенного вида деятельности и восстановление объекта в первоначальное состояние, отстранение долж ' См.: Студеникина М. С. Административно-правовое регулирование в сфере экономики (Пятые «Лазаревские чтения») // Государство и право. 2001. N° 12. С. 19.

^ См.: Сорокин В. Д. Правовое регулирование: нредмет, метод, процесс (макро уровень). СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. С. 512 - 513.

^ См.: Чермянинов Д. В. К вопросу об административных наказаниях, приме няемых таможенными органами Российской Федерации к нарушителям лицензионно разрешительпой системы в таможенном деле // Юрист. 2003. N° 1. С. 20.

ностного лица от занимаемой должности. Нельзя также обойти молчанием и высказанные юристами противоположные взгляды на предлагаемый но вый вид административных наказаний. Например, М. С. Студеникина за являет, что «отзыв лицензии нельзя считать административным наказани ем, поскольку по своей правовой природе, определяемой их целевой на правленностью, они являются не карательными санкциями, а мерами вос становительного характера или мерами пресечения административного правонарушения»'.

В специальной литературе есть предложения о дополнении переч ня административных наказаний таким видом, как «обязательные работы, которые бы заключались в выполнении лицом, признанным виновным в совершении административного проступка, бесплатных общественно по лезных работ в свободное от основной работы или учебы время». По на шему мнению, это предложение имеет законотворческую перспективу, в случае его реализации в стране, может быть, частично будет решена про блема выполнения определенной части непрестижных работ, не требую щих какого-либо уровня профессиональной подготовки (напр., связанных с уборкой общественных мест). Существенным моментом здесь может быть также вопрос о занятости, общественной востребованности лиц, склонных к совершению антиобщественных проступков.

' См.: Студеникина М. С. Административно-правовое регулирование в сфере экономики (Пятые «Лазаревские чтения») // Государство и нраво. 2001. № 12. С. 19.

^ См., напр.: Стукапов А. П. Прокурорский падзор за исполнением законов орга нами админислршивной юрисдикции Российской Федерации. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2000. С. 74.

§ 3. Правовые средства обеспечения социальной эффективности административных наказаний и совершенствование нроцесса их нрименения Вопрос об эффективности административных наказаний и порядка их применения имеет большое теоретическое и практическое значение, но, к сожалению, до настоящего времени не имеет четкого организационно правового разрешения. Такое утверждение обоснованно вызывает серьез ные размышления: на протяжении последних лет научные исследования обозначенного направления практически не проводятся. Имеющаяся науч ная литература по данному вопросу относится, как правило, к 60 - 70-м го дам XX века. Тревожную ситуацию надо кардинально поправлять, она должна стать объектом научных, в том числе диссертационных и моногра фических исследований, как и много лет назад проблема эффективности административных наказаний должна подвергаться в том числе и диссер тационным исследованиям. Результаты проведенных научных исследова ния после необходимой систематизации должны использоваться в законо творческой деятельности Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Особая акту ' См., нанр.: Бахрах Д. Н. Административное нринуждение в СССР, его виды и основные тенденции развития: Автореф. дисс... докт. юрид. наук. М.: ВНИИСЗ, 1972;

Веремеенко И. И., Понов Л. Л., Шергин А. П. Понятие и условия эффективности адми нистративных санкций // Правоведение. 1972. J b 5;

Галаган И. А. Теоретические про V блемы административной ответственности по советскому праву: Автореф. дисс... докт.

юрид. наук. М.: ВНИИСЗ, 1971;

Попов Л. Л., Шергин А. П. Управлепие. Гражданин.

Ответственность (сущность, применение и эффективность административных взыска ний). Л.: Наука, 1975;

Понов Л. Л., Шергин А. П. Исследование эффективности адми нистративно-правовой санкции за нарущения общественного норядка // Советское го сударство и право. 1974. С. 18 - 24;

Попов Л. Л. Убеждение и нринуждение в админи стративной деятельности советской милиции: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М.:

ВШ МООП РСФСР, 1965;

Самощенко И. С, Никитинский В. И. О понятии эффектив ности правовых норм // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 18. М., 1969. С. 19;

Самощенко И. С, Никитинский В. И., Венгеров А. Б. К методике изучения эффективности право вых норм // Советское государство и право. 1971. J b 9;

Шергин А. П. Административ V ные взыскания но советскому праву: Автореф. дисс... капд. юрид. наук. М.: ВШ МООП РСФСР, 1969;

Шикин Е. П. Основные условия эффективного применения права: Авто реф. дисс... канд. юрид. наук. Свердловск, 1971;

Якуба О. М. Административная ответ ственность. М., 1972 и др.

альность этих проблем связывается с проведением административной ре формы, с радикальным обновлением законодательства об административ ной ответственности и формированием правового государства.

Представляется необходимым определиться прежде всего с поняти ем социальной эффективности административных наказаний. В методоло гическом плане надо констатировать именно социальную эффективность как сложный феномен, не имеющий абсолютных единиц измерения. На пример, по мнению Л. Л. Попова и А. П. Шергина эффективность админи стративных наказаний можно определить как соотношение результата их воздействия и соответствующих целей административно-правовых санк ций'.

В литературе даются и иные определения понятия эффективности, принадлежащие названным ученым. Папример: «под эффективностью подразумевается обоснованность, целесообразность норм права, выполне ние задач с минимальными социальными издержками,... получение эф фективно необходимого и социально полезного результата».

Соглашаясь с приведенными мнениями, представляется необходи мым отметить, что в них требуется некоторое уточнение, имеется в виду конечная цель применения рассматриваемого правового института. К вы шеуказанному следует добавить, что под социальной эффективностью ад министративных наказаний следует понимать достижение определенных законодателем целей охраны общественного правопорядка и обеспечения общественной безопасности российского общества.

В повседневной практической деятельности вопросы повышения эффективности административных наказаний должны находиться в центре внимания соответствующих должностных лиц органов административной ' См.: Попов Л. Л., Шергин А. П. Исследование эффективности административ но-нравовой санкции за нарушения общественного порядка // Советское государство и право. 1974. С. 19.

^ См.: Попов Л. Л., Шергин А. П. Управление. Гражданин. Ответственность (сущность, применение и эффективность административных взысканий). Л.: Наука, 1975. С. 181.

юрисдикции. Работа «на конечный результат» позволит установить наи более приемлемые и малоэффективные виды административных наказаний в отношении определенных категорий правонарушителей, повысить роль и значение института общественной юрисдикции, а самое главное, получен ные результаты будут способствовать повышению реальной действитель ности административно-правовых норм КоАТТ России и законов субъектов Российской Федерации.

Результаты проведенных ранее исследований эффективности позво лили ученым выделить ряд конкретных условий эффективности админист ративных санкций. При этом было предложено два направления: условия эффективности, связанные с действующим законодательством, и условия эффективности, связанные с реализацией административных наказаний.

К первому направлению Л. Л. Поповым и А. П. Шергиным было от несено два условия: наличие систематизированного и стабильного законо дательства, регулирующего применение административных санкций;

ин формированность субъектов права о существующих правовых запретах в сфере исполнительно-распорядительной деятельности и санкциях, уста новленных за их нарушение.

Второе направление, по мнению названных ученых административистов несколько шире по своему внутреннему содержанию и в него должны включаться:

• оперативность производства по делам об административных правонарушениях;

• воспитательное воздействие процедуры рассмотрения дела и вынесения постановления о назначении административного наказания;

• реальность исполнения административной санкции;

• достаточная репрессивность административной санкции;

• стабильность административной карательной практики;

• законность и справедливость примененных наказаний;

• сочетание административного наказания с иными мерами го сударственно-правового воздействия;

• информированность субъектов права о применении админист ративных санкций;

• авторитет правоприменительного органа'.

Обращение к специальной юридической литературе позволяет вы явить отдельные мнения ученых по данным вопросам как в нашей стране, так и за рубежом.

Науке российского административного права известен подход Л. Л.

Попова к повышению эффективности административных взысканий. По его мнению, при выборе вида и меры наказания необходимо учитывать:

установку нарушителя к закону;

уровень знания закона;

уровень образова ния;

прошлый негативный опыт (судимость, административные наказания, административные задержания);

возрастные особенности.

Например, предполагается, что если нарушитель демонстрирует ин тенсивную положительную установку, недостаточный уровень знаний за кона и так далее, целесообразно применять предупреждение. Подобное на казание может оказаться вполне достаточным для такого нарушителя. Ко гда для правонарушителя характерна интенсивная отрицательная установ ка, сильное влияние прошлого негативного опыта и другие признаки, сви детельствующие о его антиобщественной ориентации, представляется це лесообразным применение сурового наказания.

Предложенные варианты решений правоприменительных органов закреплены н нормах административно-деликтного законодательства на пример, необходимость установления обстоятельств, смягчающих и отяг ' См.: Попов Л. Л., Шергин А. П. Управление. Граждапии. Ответственность (сущность, применение и эффективность административных взысканий). Л.: Наука, 1975. С. 186-187.

^ См.: Попов Л. Л. Некоторые вопросы конструирования модели оптимальной административной санкции // Управление и право. М.: МГУ, 1975. С. 286-287.

чающих административную ответственность, реализация принципа инди видуализации наказания.

Заслуживает внимания положительный опыт некоторых бывших со циалистических государств. Например, закон ГДР от 12 января 1968 г. о борьбе с нарушениями порядка предписывал прекратить дело об админи стративном проступке, если сам факт рассмотрения дела или иное воспи тательное мероприятие оказали достаточное исправительное воздействие на правонарушителя. Рассмотрение дел об административных правонару шениях рекомендовалось в местах, где возможно достижение максималь ного общественного эффекта. Как правило, они должны рассматриваться по месту жительства или работы (учебы) нарушителя, если иное не огово рено в законе'.

Значительный интерес представляет также практика упрощенного порядка применения административных наказаний. Румынское законода тельство социалистического периода развития предусматривало возмож ность назначения и взимания на месте совершения проступка половины минимума административного штрафа, предусмотренного нормативными актами за совершенный проступок.


При этом протокол об административ ном правонарушении не составлялся, производство прекращалось. Обра щает внимание, что при подобной организации административно юрисдикционной деятельности значительно сокращается общее время об щения правоприменителя с правонарущителем, а, следовательно, у соот ветствующего должностного лица появляется реальная возможность больше времени посвятить непосредственной охране общественного по рядка, предупреждать, выявлять, а в необходимых случаях - пресекать другие административные правонарушения. Думается, что внедрение по ' См.: Шергин А. П. Правовое регулирование административной юрисдикции в европейских социалистических государствах // Управление и право. М.: МГУ, 1975. С.

306.

^ См.: Шергин А. П. Указ. раб. С. 313.

добиого опыта в российском законодательстве будет способствовать зна чительному повышению эффективности административных наказаний.

Необходим более глубокий анализ изучения совокупности правовых и организационных проблем эффективности административных наказаний в российском праве. Эффективность как социально-правовая категория, а также разнообразные пути ее повышения должны стать предметом от дельного научного исследования. В настоящей же работе автором скон центрировано внимание, прежде всего на проблемах правоприменительной практики органов административной юрисдикции, обеспечивающих дос тижение целей охраны общественного порядка и обеспечения обществен ной безопасности.

С учетом аспектов данного диссертационного исследования выде ляются первоочередные направления повышения социальной эффективно сти административных наказаний и порядка их применения, к которым следует отнести:

• совершенствование норм КоАП России и определение более чет кого их соотношения с нормами региональных законов об административ ной ответственности;

• обеспечение должной организации деятельности субъектов адми нистративной юрисдикции;

• восстановление института органов общественной юрисдикции.

Успешное решение поставленных задач возможно только в случае их системного решения при адекватном финансировании из средств феде рального бюджета деятельности правоохранительных органов.

Изучение правоприменительной практики в гг. Москве, Санкт Петербурге, Московской, Волгоградской, Калужской, Пермской, Ростов ской и Новгородской областях приводит к некоторым выводам и предло жениям но содержанию отдельных статей КоАП России.

Рассмотрим статьи главы 3 кодифицированного закона об админи стративной ответственности, определяющей систему административных наказаний в российском праве, В указанной системе первое место законо дателем отведено предупреждению, дискуссии о котором имеют свою ис торию'.

Думается, что основания для научной дискуссии имеются и до вольно основательные. Прежде всего, как отмечалось ранее, это наказание абсолютно определенно, что практически лишает компетентных должно стных лиц органов административной юрисдикции реальной возможности применения принципа индивидуализации административной ответствен ности, А это неизбежно влечет нарушение другого основополагаюш;

его на чала - принципа законности, без реализации правовых предписаний кото рого применение административного наказания в виде предупреждения представляется не отвечаюш,им Основному закону страны. Содержание административно-деликтых норм в правовом государстве не приемлет по добных наказаний, это приводит к необходимости исключения предупреж дения из системы административных наказаний.

Вызывает обоснованные сомнения целесообразность сохранения наказания в виде административного штрафа, являющегося в настоящее время наиболее распространенным наказанием. Штрафные санкции носят относительно-определенный характер, его размер не может быть менее одной десятой МРОТ. Размер административного штрафа, налагаемого на граждан и исчисляемого исходя из минимального размера оплаты труда, не может превышать двадцать пять МРОТ, на должностных лиц - пятьдесят МРОТ, на юридических лиц - одну тысячу МРОТ, Административный штраф за нарушение законодательства Россий ской Федерации о внутренних морских водах, территориальном море, кон ' См, напр.: Коренев А. П, Убеждение и принуждение в деятельности советской милиции // Труды Высшей школы МООП РСФСР, Вынуск 11. М., 1965, С, 32;

Манохин В, М. Советское административное право. Общая часть. Саратов, 1968. С. 207;

Лунев А.

Е, Административная ответственность за правонарушения. М.: Государственное юри дическое издательство, 1961, С. 56 и др.

тинентальном шельфе, об исключительной экономической зоне Россий ской Федерации, антимонопольного, таможенного, валютного законода тельства Российской Федерации, а также законодательства Российской Федерации о естественных монополиях, о рекламе, об охране окружающей природной среды, о государственном регулировании производства и обо рота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, на лагаемый на должностных и юридических лиц, может быть установлен с превышением установленных законом размеров, но не может превышать для должностных лиц двухсот МРОТ, для юридических лиц - пяти тысяч МРОТ.

Вызывает сомнение правильность позиции законодательной вла сти, предпринявшей такое нелогичное решение. КоАП России не должен содержать каких-либо исключений, а тем более отходов от его внутренней идеологии. Столь большие размеры штрафа, по логике, уместны в системе уголовных наказаний.

Размер административного штрафа, исчисляемого из стоимости предмета административного правонарушения, а также исходя от суммы неуплаченных налогов, сборов, не может превышать 3-кратный размер стоимости соответствующего предмета, суммы неуплаченных налогов, сборов или административных штрафов. В современных условиях соци ально-экономической действительности данное положение КоАП России представляется не совсем верным, а его применение - малоэффективным.

В данном случае следует руководствоваться, прежде всего целесообразно стью. В качестве примера обратимся к опыту решения подобных вопросов в других странах. В Республике Кыргызстан, например, наверное, пра вильно предусмотрели исчисление административного штрафа в размере от 10 до 20% от затратной или рыночной стоимости произведенных ра бот, установленной на момент обнаружения проступка. Представляется, что использование такого подхода в нашей стране будет способствовать повышению эффективности борьбы с административными правонаруше ниями экономической нанравленности. Недопустимо, когда назначаемый на юридических лиц административный штраф за некоторые правонару шения достигает трехкратного размера стоимости соответствуюш;

его предмета, суммы неуплаченных налогов, сборов или административных штрафов. В подобных случаях, - по верному замечанию Б. В. Россинского, - суммы административного штрафа, налагаемого на юридических лиц, могут составлять баснословные размеры'. Подобные результаты админи стративно-юрисдикционной деятельности являются недопустимыми как характеризуюш,иеся отсутствием гуманистической составляющей.

Отечественный законодатель в очередной раз повторяет старую ошибку - рост размеров назначаемых административных штрафов, в ко нечном итоге, достигнув ничем не объяснимых величин, терпит фиаско в виде законодательного ограничения. Следует заметить, что подобные слу чаи в нашей стране с недопустимой периодичностью повторялись, напри мер, в 1928, 1949, 1961, 1997 гг. Для иллюстрации достаточно вспомнить Постановление ЦИК и СНК СССР от 4 января 1928 г. «Об ограничении наложения штрафов в административном порядке», постановление Совета Министров РСФСР от 19 мая 1949 г. «Об установлении единого размера штрафа за безбилетный проезд в трамвае, троллейбусе и автобусе». Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1961 г. «О дальнейшем ограничении применения штрафов, налагаемых в административном по рядке», Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 марта 1962 г. с таким же названием. Постановление Совета Министров СССР от 2 января 1963 г. «О дальнейшем ограничении применения на железнодорожном, морском и воздушном транспорте штрафов, налагаемых в административ ном порядке».

В связи с отмеченным непонятен подход российского законодателя к институту административной ответственности. В настоящее время в Го См.: Россипский Б. В. Административная ответственность юридических лиц как институт государственного регулирования экономикой // Государство и право.

сударственной Думе рассматривается вопрос об очередном значительном повыиюнии размеров административного штрафа за некоторые правона рушения'. Отмеченное обстоятельство обоснованно подвергается в специ альной юридической литературе аргументированной критике^. Спонтанно принят Федеральный закон от 25 октября 2004 г., увеличивший размеры административного штрафа. Совершенно неприменимы размеры штрафа для российских граждан, не имеюш,их регулярного заработка, который, к тому же, не всегда своевременно выдается.

Во избежание повторения «рецидива» со штрафной «чехардой»

представляется необходимым введение законодательного моратория на увеличение размеров административных штрафов, что будет способство вать обеспечению стабильности российской правовой системы.

В практической деятельности при определении размера назначае мого административного штрафа следует руководствоваться требованиями закона об индивидуализации наказания. Важной составляюшей при этом является необходимость установления имущественного положения право нарушителя. Установление фактического имущественного и материально го положения привлекаемого к ответственности лица в значителыюй сте пени повышает эффективность административного штрафа. Малоэффек тивно, например, назначение штрафа в значительном размере на нерабо тающего или находящегося на чьем-то иждивении правонарушителя или получающего пенсию но случаю потери кормильца. Известна сложившая ся правоприменительная практика, не допускающая возвращение дела об административном правонарушении органу, представившего в суд дело с 2001. № 12. С. 23.


' См., напр.: Шкель Т. Обидишь депутата - пожалеешь // Российская газета.

2004. 23 апр. С. 9;

Зыкова Т. В двадцать раз! Возрастут штрафы па таможне // Россий ская газета. 2004. 14 мая. С. 4;

Виноградова Е. Салют подорожает // Ведомости. 2004.

29 дек. С. Б 7.

^ См., напр.: Шергин А. П. О концепции административпой политики // Акту альные проблемы административного и административпо-процессуального права: Ма териалы международной научно-практической конференции. М.: Московский универ ситет МВД Росс[П1, 2003. С. 28.

дефектами, которые могут быть устранены в процессе разбирательства, в том числе в связи с необходимостью истребования справок о семейном и материальном положении гражданина, привлекаемого к административной ответственности. Формально это правильно, а по существу правы судьи, требующие от ОВД представления указанных материалов. А требуется тут немного: в ст. 28.2 КоАП России и в типовой форме протокола об админи стративном правонарушении предусмотреть соответствующие реквизиты.

Резулыаты правоприменительной практики позволяют судить о недостаточной эффективности ряда других административных наказаний.

Имеются в виду возмездное изъятие и конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения.

Во-первых, отметим близость правовой регламентации двух нака заний (возмездное изъятие - безвозмездное изъятие). Суть рассматривае мого наказания заключается в конечном итоге в фактическом лишении ви новного лица права собственности на конкретную вещь. Утверждаем о не целесообразности их одновременного сохранения в КоАП России. На стоящее предложение не является новым для науки российского админи стративного права. Изучение специальной юридической литературы обна руживаем неоднозначное отношение ученых к данным видам наказаний.

По мнению В. Д. Сорокина, возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения целесообразно исключить, что совершенно правильно сделано с такой мерой административного на казания, как исправительные работы'. Тут надо иметь в виду изменение ситуации в рыночных отношениях, когда вследствие ликвидации тоталь ного дефицита товаров практически нерентабельна схема: «реализация изъятого имущества - возвращение части выручки собственнику». Судеб ные приставы «не спешат» с исполнением таких наказаний до истечения срока исполнения постановлений.

В данном случае логически напрашивается вопрос из области эконо мической составляющей - а кто должен возместить расходы, понесенные при выявлении деликта, его должном документировании, возможном ад министративном расследовании, подготовке к рассмотрению и собственно рассмотрении, необходимому процессуальному оформлению. Нельзя так же исключать возможность обжалования и последующего пересмотра вы несенного по итогам рассмотрения дела решения. Определенные расходы требуются также при исполнении вступившего в законную силу постанов ления о назначении рассматриваемых административных наказаний. Закон же, как отмечалось ранее, предусматривает возмещение расходов лишь на реализацию возмездно изъятого предмета (ч. 1 ст. 3.6 КоАП). В данном случае иные расходы покрываются из федерального или бюджета субъекта Российской Федерации, что, по нашему мнению, является категорически недопустимым, неприемлемым в условиях построения правового государ ства. Исполнение постановления о назначении наказания в виде возмезд ного изъятия или конфискации орудия совершения или предмета правона рушения не должно происходить за счет бюджетных средств.

Вызывают сомнения отдельные положения статьи 3.9 КоАП России, предусматриваюидей порядок назначения и исполнения административ ного ареста. При многих пололительных моментах, изложенных ранее, на основании изучения результатов правоприменительной практики, а также научных исследований ученых-административистов следует обратиться к отдельным недостаточно проработанным правовым положениям.

Среди российских ученых-административистов в последнее время нет едиР1ого мнения о целесообразности данного вида наказаний в россий ской системе административных наказаний^. Более того, сомнения в необ ' См.: Сорокин В. Д. Новый Кодекс Российской Федерации об административ ных правонарушениях. Первые внечатления // Приложение к журналу «Юридическая мысль». 2002. № 6. С. 37.

^ См., напр.: Шсргин А. П. О концепции административной политики // Акту альные проблемм административного и административно-процессуального права: Ма ходимости административного ареста высказаны в вето Президента Рос сийской Федерации, направленном в Государственную Думу Федерально го Собрания Российской Федерации на проект принятого в декабре 2000 г.

КоАП России. Однако при доработке проекта КоАП депутаты Госдумы проигнорировали высказанную точку зрения высшего должностного лица государства. Думается, что в данном случае было принято правильное, взвешенное решение. Наказание в виде административного ареста преду смотрено принимаемыми в постсоветский период кодексами бывших со юзных республик. Заслуживает поддержки мнение В. Г. Татаряна, сде лавшего по этому вопросу «сугубо практическое замечание, состояш,ее в том, что, если изъять из правового оборота данное административное нака зание, не дав взамен равноценную меру государственного принуждения, применяемую к наиболее злостным правонарушителям, то правопримени тели и лице судей, должностных лиц органов внутренних дел останутся без достаточно эффективного средства влияния на оперативную обстановку в городах и населенных пунктах страны, т. к. применять, например, к нера ботающему мелкому хулигану или бытовому пьянице меру ответственно сти в виде административного штрафа не представляется возможным в си лу хронической неплатежеспособности последних»'.

В литературе последних лет высказываются предложения, направ ленные на дальнейшую демократизацию административной политики. За служивает внимания предложение о введении правовой нормы, преду сматривающей возможность постановки вопроса о сокращении срока ад министративного ареста в случае добросовестного поведения правонару териалы международной научно-практической конференции. М.: Московский универ ситет МВД России, 2003. С. 28.

' См.: 'Пиаряи В. Г. Генезис адмииистративно-деликтного законодательства: от общесоюзных основ до кодексов государств - участников СНГ об административных правонарушениях //Актуальные проблемы правовой реформы в Российской Федерации и государствах - участниках Содружества Независимых Государств: Сборник научных трудов: В 2 т. Т. 1. / Под общ. ред. В. Г. Татаряна. М.: Академия налоговой полиции ФСНП России, 2002. С. 14.

шителя'. Реализация в правотворческой деятельности настоящего предло жения будет иметь, как нам видится, как положительные, так и отрица тельные проявления. Во-первых, административный арест назначается судьей лишь в исключительных случаях за отдельные виды правонаруше ний, если по обстоятельствам дела, с учетом личности правонарушителя, применение других мер будет признано недостаточным. Отсюда вытекает, что правонарушитель представляет для общества повышенную опасность и наказание в виде административного ареста, по общему правилу, явля ется обоснованным и вполне заслуженным. Следовательно, и сокращение срока отбывания данного наказания, длящегося, в большинстве случаев, не более двух недель, трудно обосновать. Кроме того, общеюридический принцип неотвратимости наказания не будет выполнять свою функцию.

С другой стороны, в условиях построения правового государства органам правоприменения следует считаться с конкретными жизненными ситуациями, к которым можно отнести, к примеру, болезнь родственников, близких, занятость уходом за ними, предстоящую экзаменационную сес сию в учебном заведении и прочие обстоятельства. Нельзя также исклю чать возможного ухудшения состояния здоровья самого правонарушителя.

В этой связи учеными-административистами внесено заслуживающее, по нашему мнению, внимания и необходимого осмысления предложение о возможности досрочного освобождения от дальнейшего отбывания адми нистративного ареста лиц, нуждающихся в неотложной медицинской по мощи и в ус1ановленном порядке получивших листок нетрудоспособно сти^. Изложенные варианты возможного развития ситуаций в пределах См.: Турусов А. А. Осторожно: КоАП-защищайтесь! Ростов-на-Дону. 1999. С.

188.

' См.: Та1арян В. Г., Татарян Е. Е. Административный арест и его исполнение в свете кардинального реформирования административно-деликтного законодательства// Актуальные проблемы кодификации административно-деликтного законодательства:

Сборник научн1.1Х трудов / Под ред. В. Г. Татаряна. М.: Академия налоговой полиции ФСНП России, 2002. С. 166.

срока отбывания административного ареста, конечно же, должны находить должную реакцию правоприменительных органов.

Другой, не менее существенной проблемой исполнения админист ративрюго ареста является материальная сторона правоприменения. Сле дует иметь в виду, что использование на различных непристижных работах административно арестованных лиц не характеризуется эффективностью.

Во-первых, отсутствуют правовые механизмы должного воздействия на арестованных, уклоняющихся от выполнения работы. Во-вторых, что су ществен1ю, к ответственности в виде административного ареста привлека ются, как правило, не имеющие постоянного места работы, а, следова тельно, и необходимой трудовой квалификации лица. На данное обстоя тельство обращал в свое время внимание А. П. Коренев, отмечая, что рас ходы, связанные с содержанием лиц, отбывающих данное наказание, зна чительно превышают те суммы, которые получает государство от выпол нения ими работ во время отбытия административного ареста'.

Изучение организации отбывания административного ареста пока зывает, что за прошедшие почти 40 лет ничего не изменилось. И, в, треть их, может быть, самое главное, с принятием Российской Федерации в Со вет Европы, а также иные официальные международные организации, на ша страна признала труд административно арестованных разновидностью неприемлемо! о в цивилизованных странах наемного труда.

На основании изложенного представляется необходимой поставка вопроса об исключении административного ареста из системы админист ративных наказаний Российской Федерации.

Эксклюзивный характер носит административное наказание в виде административного выдворения, применяемое только к специальным субъектам административных правонарушений - иностранным гражданам и лицам без гражданства. Существенным недостатком этого администра ' См.: Коренев А. П. Убеждение и принуждение в деятельности советской мили ции // Груды Высшей школы МООП РСФСР. Вынуск 11. М., 1965. С. 41.

тивного наказания является, нрежде всего, неопределенность понятий «иностранный гражданин и лицо без гражданства». Следует помнить, что иностранные граждане, находящиеся на территории Российской Федера ции, делятся на несколько категорий. Соверщенно прав В. Д, Сорокин, за метивший, что «выдворение иностранного гражданина, постоянно прожи вающс1о на территории России, за административное правонарушение вряд ли целесообразно, В этих случаях могут быть вполне применены дру гие меры административной ответственности»'. По нашему мнению, пред ставляется целесообразным в целях надлежащего регулирования общест венных отношений в рассматриваемой сфере конкретизировать ч, 2 ст, 3,10 КоАП России путем внесения необходимого дополнения: «Админист ративное выдворение за пределы Российской Федерации как мера админи стративного наказания устанавливается в отношении временно пребы ваюицих в стране иностранных граэюдан и лиц без граж:данства...» (далее по тексту). Уточнение круга подпадающих под административное выдво рение субъектов будет играть положительную роль при возможном разре шении правовых споров с участием иностранных граждан и лиц без граж данства, значительная часть которых многие годы постоянно проживает, работает в нашей стране. Эти лица могут быть обременены семейными и имущественными обязанностями. Следовательно, применение к ним ад министративного выдворения неизбежно повлечет массу проблем соци ального характера. Нельзя исключать также, что некоторые из постоянно проживающих в России иностранных граждан фактически утратили связь с исторической родиной, связав свою судьбу с Российской Федерацией, получив здесь образование, применяя полученные знания и опыт в сфере отечественных производственно-экономических отнощений, регулярно уплачивая в российскую казну предусмотренные российским законом на логи, ' См.: Сорокин В. Д. Административный процесс и административно процессуал1.н)е прано: Монография. СПб.: Издательство Юридического института, Малоэффективным с точки зрения государственных интересов пред ставляется также административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства. Думается, что уровень развития общественных отношений в условиях развитого государ ства в XXI веке не предполагает применение в сфере необходимого регу лирования должных правоотношений наказания, характерного для про шлых лет. Наше сомнение основывается на объективной стороне адми нистративных правонарушений, за совершение которых законодатель пре дусмотрел столь серьезное наказание для иностранных граждан и лиц без гражданства. Как отмечалось в предыдуших разделах настоящей работы, российский законодатель под правонарушением понимает деяния, не пред ставляюшие большой общественной опасности для общества. В данном случае, по нашему мнению, просматривается определенного рода логиче ская непоследовательность. С одной стороны небольшая общественная опасность совершенного деяния, а с другой - наказание за него в виде ли шения фактической возможности пребывания в стране. К тому же при этом невозможно применение принципа индивидуализации ответственно сти с учетом конкретных обстоятельств дела и личности правонарушителя.

Представляется, ч го в данном случае имеет место явный законодательный перекос. Содержание предполагаемого наказания не соответствует содеян ному, думается, что допущенное иностранными гражданами и лицами без гражданства административные правонарушения должны наказываться административным штрафом, выгодным государству.

Исполнение наказания, предусмотренного ст. 3. 10 КоАП России сопряжено со значительными финансовыми тратами. На некоторые из них обратил внимание Б. В. Российский: «средства, выделяемые из федераль ного бюджета на мероприятия по административному выдворению, расхо дуются на приобретение проездных билетов для выдворяемого лица ( а в случаях, установленных законодательством РФ, - также проездных доку 2002. С. 191-192.

ментов для должностного лица ОВД, сопровождающего выдворяемого);

содержание выдворяемого лица до исполнения решения об администра тивном выдворении;

оформление документов, необходимых для осуществ ления выдворения;

совершение иных действий, связанных с выдворени ем»'.

Изложенное следует дополнить: проездные документы приобрета ются также на обратный проезд сопровождающего лица. Нет сомнений, что подобная организация исполнения административного наказания за совершения противоправного деяния представляется несовершенной, эко номически не просчитанной и обременительной для федерального бюдже та.

Изложенное дает основание внести на обсуждение вопрос об ис ключении из российской системы административных наказаний админи стративного выдворения за пределы Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства.

Другая ситуация может приниматься в расчет, если будут ограниче ны сроки пребывания на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства с условием получения / не получения ими российского гражданства. Тогда будет понятен смысл административного выдворения.

Изучение правоприменительной практики убедительно свидетель ствует, что существенному повышению эффективности административных наказаний способствует четкая деятельность субъектов правоприменения.

Определяющую роль выполняют должностные лица органов администра тивной юрисдикции, адвокат, прокурор. Деятельность перечисленных уча стников процесса в силу их правового положения призвана значительно повысить эффективность административных наказаний и порядка их при менения. Рассмотрение особенностей их процессуально-правового стату ' См.: Российский Б. В. Административная ответственность: Курс лекций. М.:

Норма, 2004. С. 35.

ca, роли и места в повышении эффективности наказаний является одной из основных задач настояш,его диссертационного исследования.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ, рассматриваются в пределах компетенции, установленной гла вой 23 указанного закона:

• судьями (мировыми судьями);

• комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав;

• федеральными органами исполнительной власти, их учреж дениями, структурными подразделениями и территориальными органами, а также иными государственными органами, уполномоченными на то ис ходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами ли бо нормативными правовыми актами Президента или Правительства Рос сийской Федерации.

Административно-правовой статус первого из указанных субъектов - судей характеризуется рядом особенностей. Во-первых, в соответствии со ст. 118 Конституции Российской Федерации, а также ст. 1 Федерального конституционного закона Российской Федерации от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации», из всех субъектов, правомоч ных рассматривать дела об административных правонарушениях, только судьи являются представителями судебной власти, что предопределяет в конечном итоге повышенный интерес обывателя к их деятельности.

Во-вторых, из всех правомочных субъектов административной юрисдикции только от судей в обязательном порядке требуется иметь высшее юридическое образование и стаж практической работы по юриди ческой специальности не менее пяти лет. Более того, высокий уровень профессиональной подготовки судей должен подтверждаться также сда чей ими квалификационного экзамена и получением рекомендации квали фикационной коллегии судей для последующей их работы по отправле нию правосудия.

Особый правовой статус судей верно отмечен в определении юрисдикционной деятельности судьи, данном Е. В. Ламоновым - это «урегулированная нормами административно-деликтного права, обладаю ш,ая особым должностным статусом и исключительной компетенцией по применению отдельных видов административных наказаний деятельность по рассмотрению дел об административных правонарушениях, протекаю щая в особом процессуальном порядке и в соответствии с нормативно за крепленными принципами, принятию по ним решения, выявлению причин и условий, способствующих совершению административного правонару шения»'.

В настоящее время из всех субъектов, наделенных правом рассмат ривать дела об административных правонарушениях и принимать решения о назначении наказаний, наиболее высокий уровень авторитета присущ судьям (мировым судьям). Применительно к изучаемой теме хотелось бы привести результат исследований по данному вопросу Б. В. Российского.

«Более 95% лиц, привлеченных к административной ответственности, утверждает он, - высказываются за передачу рассмотрения дел в суды.

Особенно интересно, что более 70% самих лиц, осуществляющих админи стративно-юрисдикционную деятельность, считают необходимым пере дать рассмотрение дел об административных правонарушениях из внесу дебных органов в суды. При этом многие должностные лица достаточно объективно оценивают низкое качество своей работы»^.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.