авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Дугенец, Александр Сергеевич Административная ответственность в российском праве ...»

-- [ Страница 7 ] --

Законодательство об административных правонарушениях не дает юридического определения отягчающего обстоятельства. Представляется, что под ним следует понимать сведения о нежелательных для общества особенностях обстоятельств совершения правонарушения, а также данные о личности виновного, свидетельствующие о более высокой степени вред ности и устойчивой установке нарушителя на противоправное поведение.

Наряду с этим, согласно закону, отягчающие административную ответст венность обстоятельства не должны учитываться как таковые в случае, ко гда они предусмотрены соответствующими правовыми нормами в качестве квалифицирующего признака административного правонарушения.

Статья 4.3 КоАН России дает исчерпывающий перечень обстоя тельств, наличие которых предполагает назначение более строгого наказа ния за совершенное административное правонарушение. К ним законода тель отнес следующие обстоятельства.

Продолжение противоправного поведения, несмотря на требо вание уполпомочеипых па то лиц прекратить его. Игнорирование тре бования уполномоченных на то лиц прекратить противоправное поведение свидетельствует о стойком нежелании правонарушителя отказаться от на рушения установленного порядка поведения, устранить возможные его вредные последствия. Отказ правонарушителя выполнить законные требо вания о прекращении противоправного поведения свидетельствует о не уважении к обществу, агрессивности. Устойчивая противоправная ориен тация правонарушителя заслуживает адекватного административного на казания в пределах санкции правовой нормы. Следует иметь в виду, что рассматриваемая правовая норма говорит о предоставлении права требо вать прекращения противоправного поведения только уполномоченным на то лицам, наделенным определенными властными полномочиями. В иных случаях невыполнение требований прекратить противоправное поведение не может рассматриваться как отягчающее ответственность обстоятельст во.

Надо учитывать, что в ряде случаев неисполнение требований от дельных должностных лиц и представителей общественности о прекраще нии правонарушения может образовать самостоятельный состав админист ративного правонарушения (например: неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава (ст. 17.3 КоАП России);

неповиновение закон ному распоряжению сотрудника милиции, военнослужащего либо сотруд ника органов уголовно-исполнительной системы (ст. 19.3 КоАП России);

неповиновение законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль) (ст. 19.4 КоАП Рос сии и др.).

Повторное совершение однородного административного пра вонарушения, если за совершение иервого административного право нарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек срок, предусмотреппый ст. 4.6 КоАП России. Эти обстоятельства говорят, что ранее назначенное административное наказа ние не возымело должного предупредительно-воспитательного значения, виновный не сделал правильных выводов для изменения своего поведе ния, а следовательно, очередное строгое наказание должно напомнить ему такую связь. Повторность совершения административного правонаруше ния свидетельствует об устойчивости антиобщественного поведения. При этом отягчающим обстоятельством признается только совершение одно родного административного правонарушения, за которое нарушитель при влекался к административной ответственности. Например, гражданин со вершил мелкое хулиганство (ст. 20.1 КоАП России) и был привлечен к ад министративной ответственности, то в соответствии с законом только по вторное совершение мелкого хулиганства в течение года может призна ваться обстоятельством, отягчающим ответственность. Совершение других административных правонарушений не является основанием для призна ния совершенного проступка отягчающим обстоятельством. Полагаем, что закон в подобных ситуациях надо «развернуть» в целях более полного учета рецидива административных правонарушений.

Следует обратить внимание на либерализацию санкций и правовых ограничений. Утративший силу 1 июля 2002 г. КоАП РСФСР признавал в качестве отягчающего обстоятельства совершение административного правонарушения лицом, ранее совершившим преступление (п. 2 ст. 35).

Такую «модернизацию» следует признать преждевременной, поспешной.

Отягчающим признается повторное совершение административно го правонарушения, если оно не является квалифицирующим признаком отдельного состава правонарушения, предусмотренного статьей КоАП России или другого закона.

Другая, уязвимая, по нашему мнению, часть рассматриваемой пра вовой нормы, содержащейся в п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП России, - это указание на повторное совершение «однородного» административного правонару шения. Возможные правовые последствия были рассмотрены выше.

Изучение правоприменительной практики, а также результатов криминологических исследований дает основания для критики позиции за конодателя. Целесообразней было бы исключение из рассматриваемой нормы КоАП уточняющего слова «однородного». Думается, что исключе ние его значительно повысит общую профилактическую составляющую правоприменительного процесса. Более строгие меры административного наказания должны применяться к правонарушителям, повторно совер шившим всякое предусмотренное Особенной частью КоАП России или закона субъекта Российской Федерации противоправное деяние, независи мо от его однородности. Принимаемые государственной властью запре щающие административно-правовые нормы и определяемый порядок их применения должны в первую очередь защищать общественный порядок и общественную безопасность, права и охраняемые законом интересы чело века и гражданина, страдающих от соверщенных в отношении них про ступков.

Уместны в подтверждение изложенной авторской позиции резуль таты проведенных в последнее время криминологических исследований в сфере уголовно-правовых отношений. Например, А. Н. Ильяшенко по ито гам правового исследования насильственной преступности в семье в Цен трально-Черноземном регионе страны утверждает, что «более трети (38,2%) преступников до совершения семейного насилия привлекалось со трудниками ОВД к ответственности за различные административные пра вонарушения, из них: за совершение мелкого хулиганства — 80,8% пре ступников, распитие спиртных напитков или появление в пьяном виде в общественных местах — 42,3%, злостное неповиновение требованию ра ботника милиции - 15,4%, распитие спиртного на производстве - 11,5%.

Невыполнение обязанностей по воспитанию детей - 9,6%, мелкое хищение - 3,9%»'. Можно утверждать, что часть соверщивших правонарушения и привлеченных к ответственности к строгим мерам лиц задумались бы о необходимости изменения своего образа жизни. Над определенной частью граждан должна довлеть боязнь перед возможным более строгим наказа нием в случае совершения повторного административного правонаруше ния.

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение адмнинстра тивного нравонарушения. Законодательством об административных пра вонарушениях это обстоятельство предусмотрено, чтобы оградить подро стков от разлагающего влияния взрослых правонарушителей. Характерной особенностью является то, что в данном случае имеется в виду лишь со ' См.: Ильяшенко А. Н. Противодействие насильственной нрестунности в семье:

Монография. М.: Профобразование, 2003. С. 224.

вершеннолетний правонарушитель, то есть достигший 18-летнего возраста.

Вовлечение несовершеннолетнего в правонарушение отягчает ответствен ность независимо от того, в какой форме оно осуществлялось (путем обма на, угрозы, подстрекательства). Причем законодатель не определяет харак тер совершенного административного правонарушения.

Совершение административного правонарушеиия группой лиц.

Отягчаюш;

ее значение данного обстоятельства объясняется повышенной общественной опасностью и значительными вредными последствиями ад министративного правонарушения, совершенного группой лиц. Имеется в виду единство умысла нескольких лиц на совершение одного и того же правонарушения. По общему правилу, групповым признается правонару шение, совершенное более чем двумя лицами, действующими совместно.

В данном случае протокол об административном правонарушении состав ляется в отношении каждого субъекта. При рассмотрении подобных дел необходимо установить степень участия в правонарушении каждого из привлекаемых к ответственности лиц с тем, чтобы каждому из них было назначено соразмерное содеянному наказание. А это может быть достиг нуто только при рассмотрении единого дела в отношении всех соучастни ков административного правонарушения.

Совершение адмипистративиого правонарушепия в условиях стихийного бедствия пли при других чрезвычайных обстоятельствах.

Совершение противоправных действий в отношении лиц, деятельность ко торых направлена на ликвидацию стихийных бедствий или тех, чья воля парализована иными чрезвычайными обстоятельствами, носит вызываю щий характер и представляет собой повышенную общественную опасность (например, при землетрясениях, пожарах, наводнениях и пр.). Совершение правонарушения при подобных обстоятельствах указывает на пренебрежи тельное отношение к общечеловеческим ценностям, к элементарным тре бованиям морали, что, несомненно, должно влечь более строгую админи стративную ответственность в пределах санкции соответствующей право вой нормы.

Совершение административного нравонарушения в состоянии оиьянения. Повышенная наказуемость за совершение административных правонарушений в состоянии опьянения преследует цель ограничить, а в идеале - даже искоренить наиболее распространенные условия соверше ния правонарушений. Важным звеном административно-юрисдикционной деятельности является профилактическая составляющая, так как совер шаемое административное правонарушение в состоянии опьянения может перерасти в уголовно наказуемое деяние. Результаты криминологических исследований убедительно свидетельствуют, что среди внешних факторов мотивов совершения, например, насильственных преступлений в семье преобладает пьянство'. Указанная проблема в последнее время приобрета ет угрожающее распространение. По утверждению А. П. Ильяшенко 76,5% лиц, совершивших насильственные преступления в семье, часто употреб ляли спиртные напитки, а каждый третий из них (34,5%) - каждый или почти каждый день^. Для получения объективной картины рассматривае мого вопроса посмотрим на эту проблему с другой стороны, о последст виях злоупотребления алкогольными напитками для водителей, управ ляющих транспортными средствами в состоянии опьянения. «В России, по данным ряда исследователей, доля аварий, совершенных по вине нетрез вых водителей, составляет около 23 - 25%. Более 20% ДТП, происшедших по вине пешеходов, случилось в результате злоупотребления ими спирт ным. Пеобходимо также отметить, что ДТП, совершенные по вине нетрез вых участников дорожного движения, характеризуются более тяжелыми последствиями, чем иные нарушения правил. Этот вывод подтверждается ' См., нанр.: Ильяшенко А. Н. Мотивы насильственных преступлений, совер шаемых в сфере семейных отношений // Российский следователь. 2002. № 12. С. 20.

^ См.: Ильяшенко А. П. Противодействие насильственной преступности в семье:

Монография. М.: Профобразование, 2003. С. 225.

и данными официальной статистики Европейской экономической комис сии ООН «ДТП в Европе и Северной Америке»'.

Есть основания предполагать, что проблема ограничения употреб ления спиртных напитков в последнее время приобретает особую актуаль ность, в том числе и по причине распространения алкоголизации в подро стковой среде. Например, проведенные Г. В. Антоновым-Романовским ис следования показали снижение возрастного порога систематического употребления спиртных напитков. В начале 60-х годов мужчины начинали систематически употреблять спиртные напитки в среднем с 24 лет, в 80-е - с 19 лет. В 60-е годы только 40% мужчин начинали употреблять спиртные напитки в несовершеннолетнем возрасте, в 80-е - уже 80%.

Нодобная картина наблюдается также в других регионах Россий ской Федерации. Так, например, в Воронежской области за период с по 1998 гг. удельный вес несовершеннолетних, доставленных в органы внутренних дел за распитие спиртных напитков или появление в общест венных местах в состоянии опьянения, среди всех подростков, совершив ших административные правонарушения, увеличился более чем в 2 раза (с 27,6 до 58,5 Vof.

Обозначенная проблема уже давно из криминологической перерос ла в социальную, имеющую, к сожалению, реальную опасность внести свой негативный след в демографическую ситуацию нашего общества.

Изложенные факты послужили основанием для признания совер шения правонарушения в состоянии опьянения к обстоятельствам, отяг ' См.: Рубин А. В., Матюхин В. А. Новое законодательство об ответственности за правонарушения в области безопасности дорожного движения // Актуальные про блемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов междуна родной научно-практической конференции. Красноярск: Сибирский ЮИ МВД России, 2003. С. 25.

^ См.: Антонов-Романовский Г. В. Пьянство под запретом закона. М., 1985. С.

12.

^ Более подр. см.: Лелеков В. А., Мусеибов А. Г., Ильяшенко А. Н. Криминоло гическая характеристика пьянства и наркомании среди несовершеннолетних (по мате риалам Центрально-Черноземного региона) // Региональные проблемы борьбы с пре ступностью: Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД России, 2000. С. 109.

чающим ответственность. При этом поведение правонарушителя направ лено также на оскорбление человеческого достоинства и общественной нравственности, что не должно проходить незамеченным для правоприме нительного органа. Рассматриваемое обстоятельство должно быть под тверждено актом медицинского освидетельствования или показаниями свидетелей при достоверной осведомленности последних. Орган (должно стное лицо), налагающий административное наказание, в зависимости от характера правонарушения и личности правонарущителя, может не при знать рассматриваемые обстоятельства отягчающими. До настоящего вре мени в правовой и медицинской науке нет единого мнения об алкоголизме - считать его болезнью или злом.

Согласно ст. 4.3 КоАП России вытекает, что перечень обстоя тельств, отягчающих административную ответственность, является ис черпывающим. Из этого следует, что орган (должностное лицо), рассмат ривающий дело и решающий вопрос о применении административного на казания, какие-либо другие обстоятельства не может признать отягчающи ми. В юридической литературе встречаются предложения о необходимо сти дополнения указанного перечня. Но эти предложения об открытости данного перечня обстоятельств' в условиях современных правовых реалий несостоятельны. Например, предлагается в законодательном порядке за крепить факт уничтожения следов правонарушения как обстоятельство, отягчающее ответственность^. Из смысла приведенного предложения вы текает, что уничтожение следов правонарушения имеет место, как прави ло, при установлении факта противоправного поступка, а следовательно, его можно, по нашему мнению, расценивать как продолжение противо ' См., напр.: Галаган И. А. Административная ответственность в СССР (нроцес суальное регулирование). Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1976. С.

135.

^ См.: Карагодин А. В. Использование средств административного принуждения в целях обеспечения производства по делам о правопарушениях, связанных с наркоти ками // Проблемы национальной политики России по контролю за наркотиками и меж дународное сотрудничество: Материалы международного научно-практического семи нара. Белгород: Белгородский ЮИ МВД России, 1998. С. 133.

правного деяния после требования уполномоченных на то лиц прекратить его. Представляется, что имеющийся в настоящее время в ст. 4.3 КоАП России перечень обстоятельств, отягчающих ответственность, в полной мере охватывает все возможные ситуации соверщаемых административ ных правонарущений.

Встречаются иные предложения. Например, в 80-х годах прощлого века на обсуждалось предложение об отнесении к рассматриваемым об стоятельствам соверщение правонарущения лицом, ведущим антиобщест венный паразитический образ жизни либо находящимся под администра тивным надзором'. В настоящее время, в связи с изменением социально экономических акцентов, данное предложение утратило свою первона чальную функцию, не подлежит «модернизации» и может рассматриваться лищь в историко-правовом аспекте.

В современной юридической литературе изучаемой проблеме уделя ется определенное внимание. Более того, заслуживает отдельного рассмот рения позиция ученых, исследующих проблему отягчающих ответствен ность обстоятельств в смежных отраслях права. Например, применительно к уголовному процессу, Н. Кузнецов замечает, что «в ходе опроса адвокату могут стать известны отягчающие ответственность его подзащитного сведения. В этом случае адвокат должен исходить из того, что его деятель ность направлена на защиту интересов клиента, в связи с чем он не вправе передавать эти сведения должностному лицу, ведущему расследование»^.

Отмечаемая в уголовном судопроизводстве проблема возможна и в адми нистративно-юрисдикционном процессе, в связи с чем выскажем автор скую позицию по этому вопросу. Во-первых, в данном случае не послед ' См.: Лончаков А. П. Роль административной юрисдикции и деликтологии в борьбе с правонарушениями среди лиц, ведущих паразитический образ жизпи // Орга низационно-правовые и управленческие проблемы борьбы с правонарушениями среди лиц, ведущих антиобщественный наразитический образ жизни: Сборник научных ста тей. Хабаровск, 1985. С. 95.

^ См.: Кузнецов Н. Право защитника собирать доказательства: сущность и пре делы // Российская юстиция. 2002. №. 8. С. 32.

нюю роль должна сыграть адвокатская этика. Во-вторых, в поисках ответа на заданный вопрос необходимо обратиться к ст. 1.2 КоАП России, в которой законодатель определил основные задачи законодательства об ад министративных правонарушениях. Нельзя не обратить внимание на то, что на первое место российский законодатель поставил задачу заш;

иты личности, на второе - охрану прав и свобод человека и гражданина. Обе задачи объединяет одна составляющая — это права личности. Далее, что немаловажно, нельзя забывать о презумпции невиновности - бремя дока зывания должно лежать на органе административной юрисдикции. Следо вательно, по нашему мнению, адвокат вправе не сообщать должностному лицу, осуществляющему производство по делу, ставшие ему известными отягчающие административную ответственность обстоятельства.

В ст. 62 КоАП Республики Казахстан установлен более широкий пе речень обстоятельств, отягчающих административную ответственность, в который, наряду с другими, включены: привлечение к совершению адми нистративного правонарушения лиц, которые заведомо для виновного страдают тяжелым психическим расстройством,... совершение админист ративного правонарушения по мотиву национальной, расовой и религиоз ной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое правонарушение или облегчить его совер шение;

совершение административного правонарушения в отношении ли ца или его близких в связи с выполнением данным лицом своего служеб ного, профессионального или общественного долга;

совершение админи стративного правонарушения... в отношении малолетнего, другого безза щитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного.

Применительно ко второй группе обстоятельств, отягчающих от ветственность, перечень которых является исчерпывающим, (что очень существенно в правоприменении), напрашивается вывод из проведенного сравнительно-правового анализа. Полагаем, что логика казахского закона верна, учтенные в Казахстане на законодательном уровне обстоятельства в полном объеме характерны и для российской действительности.

§ 2. Пересмотр постановлений но делам об админнстратнвных нравонарушениях На рубеже тысячелетий в Российской Федерации деятельность за конодательной и исполнительной властей направлена на обеспечение своевременной качественной защиты прав и законных интересов человека и гражданина, в том числе и в производстве по делам об административ ных правонарущениях. Позитивные меры по защите прав граждан в неда леком советском прошлом страны в ряде случаев не в полном объеме выполняли свои правозащитные функции, что объясняется как субъектив ными, так и объективными причинами. В первые годы советской власти вопросам защиты прав граждан при назначении административных нака заний практически не уделялось должного внимания, обжалование поста новлений не практиковалось по причине отсутствия в то время соответст вующей нормативно-правовой базы, «Разнообразны были органы, нала гавшие административные взыскания: ЧК, Комдезертиры, Комтруды, кол легии отделов управлений, президиумы исполкомов, продовольственные органы, чрезвычайные уполномоченные и т. д. И столь же разнообразны были не урегулированные никаким законодательным положением меры воздействия, применявшие круговую ответственность, не знавшие порядка обжалования, пересмотра постановлений»'. Положение несколько улучша лось, но в целом подход органов и должностных лиц исполнительной вла сти к институту обжалования постановлений по делам об административ ных правонарушениях заслуживал критики. Например, в некоторых учеб никах для студентов юридических факультетов вузов более позднего со ветского периода указанному направлению деятельности исполнительной власти посвящалось буквально всего несколько строк. Студенты, будущие ' См., напр.: Португалов Г. Административные взыскания // Власть Советов.

1922. № 3. С. 15.

^ См., наир.: Елистратов А. И. Административное право РСФСР. Л.: Государст венное издательство, 1925. С. 62, 64;

Советское административное право. М.: Юриди ческое издательство НКЮ СССР, 1940. С. 146 - 150;

Студеникин С. С. Советское ад юристы не получали должного представления о важности администра тивно-процессуальной деятельности должностных лиц государственных органов по защите прав граждан при применении административных нака заний за проступки.

Совершенно иной подход определен в современных условиях рос сийской действительности, характеризующейся реальными действиями ор ганов исполнительной власти по построению в стране правового государ ства. Нашли определенное выражение в законах предложения ученых. На пример, И. А. Галаган отмечал, что «обжалование, опротестование и пере смотр постановлений о наказаниях служит целям укрепления правопоряд ка, всемерной охраны прав и интересов граждан, является способом пре дотвращения или устранения нарушений законности в вопросах админист ративной ответственности. Пользуясь правом обжалования, гражданин может доказать свою невиновность или несоразмерность наложенного на казания его личности и материальному положению, а прокурор может уст ранить нарушение закона»'.

М. Я. Масленников, анализируя стадию обжалование постановле ний по делам об административных правонарушениях, отмечает, что «главная цель этой стадии производства - проверка законности, обосно ванности и справедливости принятых решений. На этой стадии проверяет ся также реальность гарантированных Конституцией прав и законных ин тересов граждан». Следует обратить внимание на заслуживающую уваже ния и должной оценки позицию ученого, заключающуюся в отнесении к целям проверки не только необходимости соблюдения законности и обос мипистративпое право. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1945. С. 71 - 79;

Студепикии С. С. Советское административное ираво. М.: Государственное издатель ство юридической литературы, 1949. С. 131 - 141;

Советское административное нраво.

М.: Государственное издательство юридической литературы, 1950. С.167 - 191;

Петров Г. И. Советское административное нраво. Общая часть. Л.: ЛГУ, 1970. С. 294, 300.

' См.: Галаган И. А. Административная ответственность в СССР (нроцессуаль ное регулирование). Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1976. С. 140.

См.: Масленников М. Я. Административно-юрисдикционный процесс. Воро неж, 1990. С. 141.

нованности, но и, что очень важно, - справедливости вынесенного по де лу решения. В необходимости соблюдения справедливости находит свою реализацию, как отмечалось ранее, важнейший принцип административ ной ответственности - принцип индивидуализации, призванный защитить интересы привлекаемых к ответственности лиц. Важной гарантией защиты интересов граждан и реализации указанного принципа должна стать обя занность должностных лиц органов административной юрисдикции уста навливать справедливость обжалуемого применения административного наказания. Подобная позиция правоприменителя в полном объеме отвечает условиям правового государства.

В настоящее время при применении административных наказаний существенно возрастает роль защитника, призванного оказать привлекае мому к ответственности лицу квалифицированную юридическую помощь на всех стадиях правоприменительного процесса. «Правосознание общест ва уже не определяется произволом власти и всеобщим бесправием — сама власть открыто провозглашает идеал правового государства и пытается привлечь на свою сторону в первую очередь правозащитников. Именно с развитием правосознания властных элит приобретает особую значимость искусство правовой аргументации»'. Основания для такого утверждения стали реальными только с введением в действие КоАП России, нормы ко торого создали условия для реализации предусмотренного ст. 46 Консти туцией РФ права на юридическую помощь и судебную защиту.

Одной из необходимых составляющих успешности данной деятель ности в современных условиях является совершенствование действующе го законодательства как федерального, так и субъектов Российской Феде рации, регулирующего административно-деликтные отношения.

Право на обжалование получил потерпевший;

обжалованию подле жат постановления всех органов административной юрисдикции, в том ' См.: Володина С. Справедливость не может быть косноязычной. К вопросу о возрождении судебной риторики в России // Российская юстиция. 2002. № 9. С. 69.

числе постановления судей, для рассмотрения жалоб самодостаточен Ко АП России, без обращения к ГПК России. В главе 30 КоАП всего 11 ста тей, но они правоемки, содержательны, гибки и универсальны.

Порядок пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях регламентирован нормами главы 30 КоАП РФ. В КоАП РСФСР 1984 г. глава называлась «Обжалование и опротестование поста новления по делу об административном правонарушении», в новом же за коне мы видим эту главу под названием «Пересмотр постановлений и ре шений по делам об административном правонарушении». При сохранении обш;

ей правовой концепции Кодекса 1984 г. в КоАП России многие поло жения стали более четкими и конкретными. Отметим несколько иной под ход к рассматриваемой проблеме в Республике Казахстан. Принятый и вступивший в силу 30 января 2001 г. КоАП Казахстана содержит 31 ста тью. Пазваный закон бывшей союзной республики вопросам обжалования постановлений посвятил 3 главы: Глава 39. Пересмотр не вступивших в законную силу постановлений по делам об административных правонару шениях;

Глава 40. Пересмотр вступивших в законную силу постановлений по делам об административных правонарушениях и определений по ре зультатам рассмотрения жалоб, протестов на них;

Глава 41. Реабилитация.

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органа (долж ностного лица), уполномоченного рассматривать дела об административ ных правонарушениях.

Предписания казахского законодателя значительно выигрывают по сравнению с российскими. Детальный анализ норм КоАП Казахстана по зволяет утверждать о более высоком уровне правовой защищенности субъ ектов административной ответственности. Это проявляется в появлении совершенно новой для российского административного права главы, в ко торой определен механизм возмещения вреда, причиненного незаконными действиями соответствующих должностных лиц. Казахский администра тивист А. А. Таранов, комментируя происшедшее, верно отметил, что «следуя логике процессуального производства, законодатель выделил во просы возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органа (должностного лица), уполномоченного рассматривать дела об админист ративных правонарушениях, в самостоятельную главу, посвященную реа билитационным процедурам. В общеправовом смысле реабилитация озна чает восстановление в правах... Реабилитация означает реализацию про цедуры признания невиновности лица, привлеченного к административной ответственности»'. Вызывает серьезную озабоченность, что по данному пути до настоящего времени не пошел российский законодатель. Более того, предложения такого рода практически не встречаются в отечествен ной юридической литературе.

Возвращаясь к российскому закону, отметим, что право пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях по КоАП России представляет собой гарантированную государством возможность восстановления нарушенных прав и охраняемых интересов граждан, сред ство выявления и устранения недостатков в деятельности органов (долж ностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях. Не случайно в специальной юридической литературе • стадия пересмотра справедливо рассматривается как важная гарантия за конности и обоснованности применения административных наказаний^.

Следует отметить, что рассматриваемое административно процессуальное действие неоднократно становилось объектом тщательно го изучения учеными-административистами.

«Важнейшими предпосылками твердого соблюдения гарантий прав личности в административно-юрисдикционном процессе» охарактеризовал данный институт А. П. Шергин. «Институты обжалования и пересмотра ' См.: Таранов А. А. Комментарий к Кодексу Республики Казахстан об админи стративных правонарушениях: В двух книгах. Книга 2. Алматы: ТОО «Издательство «Норма-К», 2002. С. 533.

^ См., нанр.: Бахрах Д. Н., Ренов Э. Н. Производство но делам об администра тивных правонарушениях. М., 1989. С. 75;

Бахрах Д. Н. Административное право. М., 1993. С. 262.

постановлений имеют, — по его мнению, — своей целью не только отмену незаконного акта органа административной юрисдикции, но и реальное восстановление нарушенных прав и законных интересов граждан»'.

«Выполнение требований закона об обоснованном и законном ре шении вопросов правоприменения в административно-юрисдикционном процессе, — отмечал М. Я. Масленников, — обеспечивается посредством со блюдения юридических гарантий личности, представляющих собой сово купность правовых условий и средств восстановления нарушенного права.

В числе таких гарантий определяющее положение занимает институт об жалования и опротестования постановлений по делам об административ ных правонарушениях»^.

Исключительно важное значение рассматриваемой стадии придает Н. Г. Салищева, отмечая, что «гражданин играет самую активную роль в защите своих прав, имея полную возможность выступить с инициативой пересмотра постановления, а также непосредственно участвуя в пересмот ре решения»^.

В нашей стране формируется новое направление, призванное повы сить степень правовой защиты граждан, - административная юстиция.

«Данный вид юстиции, - отмечают Н. Г. Салищева и Н. Ю. Хаманева, представляет собой юридическую форму разрешения конфликтов, возни кающих в связи с правовой оценкой законности актов и действий того или иного органа публичной власти... Такие споры имеют специфический ад министративно-правовой характер, особое положение его субъектов (уча стников спорного правоотношения)»'*.

' См.: Шергин А. П. Административная юрисдикция. М.: Юридическая лите ратура, 1979. С. 100,103.

^ См.: Маслепииков М. Я. Порядок обжалования постановлений ио делам об административных иравонарушениях: Учебное пособие. Калинин, 1988. С. 4.

^ См.: Салищева Н. Г. Гражданин и административная юрисдикция в СССР. М.:

Наука, 1970. С. 108.

'' См.: Салищева Н. Г., Хаманева Н. Ю. Административная юстиция, админист ративное судопроизводство // Государство и право. 2002. N° 1. С. 5.

Мнения указанных ученых позволяют судить об обеспечении реа лизации принципов законности и индивидуализации в юрисдикционной деятельности соответствующих должностных лиц.

КоАП России характеризуется усилением защиты прав граждан.

«...В КоАП РФ перенесен центр тяжести на защиту прав граждан, - отме чают Б. Н. Габричидзе и А. Г. Чернявский, — перемещен акцент с охраны интересов государства на защиту прав, законных интересов, свобод граж данина, человека, что придает новому Кодексу черты подлинно демокра тического и нормативного документа, федерального закона с внутренне присущими ему глубоко гуманистическими сущностью и направленно стью»'. В то же время ряд авторов, не умаляя роли и места института об жалования постановлений по делам об административных правонаруше ниях в общей системе общественных отношений, высказывают сомнения в правильности разработчиков соответствующего раздела КоАП России при конструировании отдельных статей, регламентирующих процессуаль ный порядок возможного пересмотра постановлений по делам об админи стративных правонарушениях, соотношение норм нового КоАП с нарабо танной многолетней практикой рассмотрения подобных споров в порядке гражданского судопроизводства^.

Наши суждения созвучны с мнением коллег из стран СПГ, частич но отошедших от ранее объединявших нас догм и прописных истин и без оглядки на «старших братьев» заявивших в настоящее время свои позиции в юридической науке. Рассматривая проблемы административного процес са на украинском правовом поле, ученые отмечают, что «выступая общей важной гарантией соблюдения законности и обоснованности применения административных наказаний,... стадия обжалования занимает важное ме сто в структуре производства по делам об административных правонару ' См.: Габричидзе Б. Н., Чернявский А. Г. Административное право: Учебник.

М.: 0 0 0 «Издательство Проспект», 2003. С. 227.

^ См., напр.: Грось Л. А. КоАП РФ: игнорирование норм гражданского процес суального права // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. N°\2. С. 14 - 17.

шениях»'. Более того, в специальной украинской юридической литературе можно также прочитать, что стадия обжалования постановлений является формой «наиболее быстрого исправления допущенных ошибок, выявления недостатков в работе органов, которые рассматривают дела об админист ративных правонарушениях»^. Нет необходимости спорить с изложенной позицией, определившей правовое предназначение стадии обжалования.

Не вызывает сомнения, что и в российских административно-правовых отношениях институт пересмотра постановлений по делам об администра тивных правонарушениях призван выполнять такие же задачи.

Приведенные мнения известных российских ученых административистов и их коллег из стран СНГ свидетельствуют об ис ключительной важности стадии пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях.

И совершенно непонятна точка зрения, в том числе и некоторых вышеназванных авторов, о роли, месте и значении института обжалования и пересмотра постановлений в производстве по делам об административ ных правонарушениях. Например, Д. Н. Бахрах и Э. Н. Ренов считают, что в отличие от других, стадия пересмотра является факультативной, необяза тельной"'. Неоднозначный, но обнадеживающий подход к рассматривае мому вопросу имеют А. Н. Алехин и Ю. М. Козлов. В учебнике админи стративного права 1994 г. они указывают на факультативность стадии об жалования'^, но с течением времени произошло изменение изложенной по зиции. В новом учебнике 2001 г. мысль о факультативности, необязатель ности стадии пересмотра вынесенного постановления не нашла своего ' См., напр.: Бандурка А. М., Тищенко Н. М. Административный процесс. Ки ев, 2002. С. 176.

^ См., напр.: Кодекс Украины об административных правонарушениях (научно практический комментарий). Харьков: Одиссей, 2000. С. 933.

• См.: Бахрах Д. Н., Ренов Э. Н. Производство по делам об административных ' правонарушениях. М., 1989. С. 73.

'^ См.: Алехин А. П., Козлов Ю. М. Административное право Российской Феде рации. Часть 1. М., 1994. С. 274.

подтверждения'. Заслуживает уважения позиция ученых, признавших, по нашему мнению, допущенную ошибку и решившихся на ее исправление.

К сожалению, мнение о факультативности, необязательности ста дии обжалования и опротестования постановлений по делам об админист ративных правонарушениях можно встретить также во многих используе мых студентами учебниках по административному праву, Оно, по наше му мнению, ошибочно.

Участниками производства по делам об административных право нарушениях, как правило, являются две стороны: лицо, совершившее пра вонарушение и, соответственно, привлекаемое к административной ответ ственности, и правоприменительный орган. Как известно, правила поведе ния участников производства содержатся в правовых нормах, регламенти рующих порядок его осуществления. Для обеих сторон эти правовые нор мы едины, более того, они формулируются как права для одних и как обя занности для других участников этого же производства.

Применительно к рассматриваемой проблеме изложенное будет выглядеть следующим образом: обжалование постановлений по делам об административных правонарушениях является правом (но не обязанно стью) для лица, привлекаемого к административной ответственности, или потерпевшего. В данном случае приемлемо мнение ученых о факультатив ности, необязательности стадии обжалования, это полностью зависит от волеизъявления правонарушителя.

С другой стороны, факт обжалования постановления трансформи руется в обязанность (а не право) правоприменительного органа рассмот реть поступившую жалобу.

' См.: Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право Российской Федерации. М., 2001. С. 289 - 291.

^ См., напр.: Советское административное право / под ред. Манохина В. М. М., 1972. С. 239 (автор главы Е. В. Додин);

Бахрах Д. Н. Административное право. М., 1994. С. 262.

Правоприменительный орган в данном случае обязан не просто рассмотреть жалобу, но и принять одно из обязательных решений, преду смотренных ч. 1 ст. 30.7 КоАП России.

В данном случае речь о необязательности процессуальных дейст вий со стороны органа правоприменения не идет. Возможность поступить тем или иным образом для лица, привлеченного к административной от ветственности, или потерпевшего, а также обязанность совершения опре деленных процессуальных действий правоприменительным органом явля ется неотъемлемым элементом стадии обжалования и опротестования по становлений по делам об административных правонарушениях.

Представляется, что обжалование и опротестование постановле ний необходимо характеризовать как важную стадию производства, позво ляюш,ую на основе единообразного толкования закона выявить и устра нить, возможно, допущенные ошибки. А факультативность, необязатель ность применять лишь при характеристике действий лиц, привлекаемых к административной ответственности, и потерпевших.

По общему правилу, под обжалованием понимаются различные формы апелляции или пересмотра, которого может добиваться заинтересо ванная сторона относительно административного акта. Часто это понятие включает в себя внутренний для органа власти апелляционный процесс, за которым следует одна или более различных форм внешних процессов.

Внешние процессы включают в себя подачу апелляции по поводу качества административного акта в суд'.

Публикации в специальной юридической литературе позволяют су дить о неоднозначном понимании изучаемого раздела КоАП России. Мож но встретить ошибочное мнение об адресате жалобы. Например, анализи руя ч. 1 ст. 30.2 КоАП России, С. Всеволодов и Ф. Багаутдинов утвержда ' См.;

Административная юстиция в новых европейских демократиях. Практиче ские исследования в сфере административного права и процесса в Болгарии, Эстонии, Венгрии, Польше и Украине. Киев: АртЭк, Будапешт: ОСИ/КОЛПИ (OSI COLPI), 1999.

С. 15.

ЮТ, что «поскольку в тексте этой статьи применен термин «соответствую щий» и поскольку именно заявителю законом предоставлено право выбора той инстанции, куда он желает обратиться с жалобой, можно сделать вы вод, что жалоба со всеми материалами дела направляется тому органу, ко торому она адресована лично заявителем. Именно это правило должно действовать, даже если заявителем не соблюдены правила о подведомст венности»'. Налицо явная ошибка авторов. Действующее административ ное законодательство предусматривает подачу жалобы и рассмотрение ее только в вышестоящий по отношению к органу, непосредственно вынес шему обжалуемое постановление или в суд. При этом закон не предусмат ривает каких-либо исключений. Следовательно, утверждение авторов о направлении материалов дела «тому органу, которому она (жалоба) адре сована лично заявителем... даже если заявителем не соблюдены правила о подведомственности», не выдерживает критики. Обратим внимание, что в цитате нет упоминания о правомочном органе административной юрис дикции. Возникает закономерный вопрос, а что делать, если жалоба на правлена в орган, некомпетентный вообще рассматривать жалобы на по становления по делам об административных правонарушениях? Следует поправить уважаемых цитируемых авторов: жалобу с необходимыми ма териалами дела следует направлять, как отмечалось ранее, в вышестоящий по отношению к органу, непосредственно вынесшему обжалуемое поста новление или в суд, таково требование действующего законодательства (ч.

1 ст. 30.1 КоАП России).

По общему правилу жалоба на постановление по делу об админи стративном правонарушении подается судье, в орган, должностному лицу, которыми вынесено постановление по делу. Жалоба со всеми материалами дела в течение трех суток со дня ее поступления направляется в соответ ствующий суд, вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу.

' См.: Всеволодов С, Багаутдинов Ф. Смешение терминов затрудняет нраво применение // Российская юстиция. 2002. № 11. С. 20.

Анализ правоприменительной практики свидетельствует, что при этом ка кие-либо процессуальные действия не проводятся, решения не принима ются. Следовательно, представляется необходимым срок направления жа лобы с делом компетентному органу (должностному лицу), правомочному ее рассматривать, с трех суток сократить до одних суток, тем самым обеспечить максимальную оперативность чисто технической процедуры.

Это придаст процессу быстроту и будет способствовать сокраш,ению об ш,ей временной продолжительности процесса в целом.

Вызывает уважение позиция российского законодателя, внесшего в КоАП России существенные уточнения порядка подачи жалобы. В совет ском кодексе предусматривалось, что жалоба должна подаваться в орган, непосредственно вынесший обжалуемое постановление. На практике и в юридической литературе прошлых лет можно было встретить предложе ния о возможности направления жалобы непосредственно в орган (долж ностному лицу), правомочному ее рассматривать, одновременно предоста вив последнему право истребования всех необходимых материалов дела'.

Часть 3 ст. 30.2 КоАП 2001 г. на законодательном уровне допускает воз можность подачи жалобы непосредственно в суд, вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу, уполномоченным ее рассматривать.

Эта правовая норма направлена на защиту прав привлеченных к ответст венности лиц.

Важным моментом, также способствующим защите прав и охра няемых законом интересов граждан, является норма КоАП России, преду сматривающая, что жалоба на постановление судьи о назначении самого строгого административного наказания в виде административного ареста подлежит направлению в вышестоящий суд в день ее получения.

' См.: Административная ответственность за нарушения общественного поряд ка: законодательство и нрактика его применения органами внутренних дел / Арбуз кин А. М., Бирюков М. Н., Зубов И. Н. и др.: Учебное пособие. М.: ВНИИ МВД Рос сии, 1993. С. 54.

Как отмечалось ранее, вопросы защиты нарушенных прав и закон ных интересов граждан должны находиться в центре внимания органов исполнительной власти и ее правомочных должностных лиц. Положитель ным примером в данном случае является подход некоторых федеральных органов исполнительной власти, значительно повысивших уровень ответ ственности за принимаемые по итогам рассмотрения жалобы решения, В качестве примера можно привести порядок рассмотрения жалоб на поста новления по делам о нарушениях законодательства о средствах массовой информации. Приказом упраздненного ныне Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых ком муникаций от 22 августа 2002 г. № 159 определено, что жалобы на поста новления, вынесенные руководителями территориальных управлений МПТР России и их заместителями, по делам об административных право нарушениях, предусмотренных статьями 13.17 и 13.22 КоАП, должен рас сматривать заместитель Министра. Несомненно, что рассмотрение жало бы на постановление о назначении административного наказания на уров не заместителя руководителя федерального органа исполнительной власти в конечном итоге будет способствовать повышению авторитета института административной ответственности в целом. Вызывает сожаление, что обозначенный подход к повышению ответственности за принятие решения по делам об административных правонарушениях не получил своего раз вития в иных федеральных органах исполнительной власти.

Действующий КоАП России, к сожалению, должным образом не урегулировал некоторые процессуальные особенности порядка обжалова ния постановлений о назначении административного наказания. В первую очередь это относится к подаче жалобы должностными лицами в случаях привлечения их к ответственности за совершенные административные проступки, не связанные с исполнением своих должностных обязанностей, например, управление автомобилем в состоянии алкогольного или иного опьянения. «Практике известны случаи, - замечают по данному поводу Т.

Н. Хохлова и С. Н. Бочаров, - когда привлеченные к ответственности должностные лица оформляют личные жалобы на постановления по делам об административных правонарушениях на бланках соответствующих предприятий, присваивают этим обращениям исходящие номера, заверяют свои подписи печатями юридических лиц, почтовые расходы производят за счет предприятия, т. е, в личных целях используют средства и реквизи ты, являющиеся принадлежностью юридического лица»'. Изучение право применительной практики показывают, что указанные факты нарушения правовых предписаний действующего законодательства об администра тивных правонарушениях не единичны. Данные нарушения характерны для административно-юрисдикционных правоотношений, субъектами ко торых выступают должностные лица коммерческих структур, где эффек тивность действия правовых норм не отвечает в полном объеме предъяв ляемым требованиям. В правоприменительной практике следует неукосни тельно руководствоваться правилом, согласно которому должностное лицо за совершенный проступок к административной ответственности привле кается в индивидуальном порядке и, следовательно, должно нести ответст венность индивидуально, не перекладывая ее бремя на других лиц или бюджеты организаций, предприятий или учреждений, членом которых яв ляется. В соответствии с ч. 1 ст. 30.1 КоАП России юридические лиц, если они не являются субъектами административного правонарушения не впра ве оформлять свои жалобы на бланках организаций. Неверным является также и отнесение возникающих при этом финансовых затрат на счет ор ганизаций. Подобные поступки должностных лиц любого уровня надле жит расценивать как существенное нарушение действующего законода тельства. На законодательном уровне требует разрешения вопрос о внесе нии в КоАН России нормы, не допускающей рассмотрения подобным об разом оформленных жалоб.

' См.: Хохлова Т. Н., Бочаров С. Н. Имплементация международных этнческих принципов в административный процесс // Менсдународный семинар по проблемам по По общему правилу, в соответствии с ч. 1 ст. 30.3 КоАП, жалоба может быть подана в течение 10 суток со дня вручения или получения ко пии постановления по делу об административном правонарушении. Наря ду с этим в целях защиты прав и законных интересов субъектов избира тельной кампании предусмотрел иной, пятидневный срок подачи жалобы.

Указанный срок распространяется на обжалование постановлений о при влечений к ответственности за административные правонарушения, преду смотренные ст. 5.1 - 5.25, а также ст. 5.45 - 5.52 КоАП России. Введенная в КоАП России в 2003 г. правовая новелла, по нашему мнению, представ ляется не в полном объеме продуманной и взвешенной. С одной стороны, понятно стремление законодательной власти минимизировать время меж ду вынесением обвинительного вердикта в отношении участника выборов за совершенный противоправный проступок и принятием по нему решения в случаях несогласия заинтересованного лица. Думается, что эту задачу должен решать другой процессуальный срок - срок рассмотрения посту пившей Жалобы. Действительно, по нашему мнению, он должен быть мак симально сокращен до оптимальной временной продолжительности.

С другой же стороны, применение сокращенного в два раза срока обжалования постановлений, указанных ч. 3 ст. 30.3 КоАП России, в прак тической деятельности в определенной мере будет ущемлять провозгла шенные и гарантированные Конституцией Российской Федерации права личности.

По нашему мнению, ч. 3 ст. 30.3 необходимо считать ч. 2, а ны нешнюю ч. 2 надлежит переместить ниже и считать ее ч. 3, внеся в нее не обходимые изменения. Слова «, предусмотренного частью 1...» заменить словами «, предусмотренного частями 1 и 2...».


В соответствии со ст. 30.5 КоАП России жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подлежит рассмотрению в десятидневный срок со дня ее поступления со всеми материалами дела в лицейской этики. М.: Московский университет МВД России, 2003. С. 91 - 92.

суд, орган, должностному лицу, правомочным рассматривать жалобу. Но закон предусмотрел сокращенные сроки рассмотрения некоторых катего рий жалоб. Например, жалобы на постановления о применении админист ративных наказаний за совершение проступков, ответственность за кото рые предусмотрена статьями 5.1 — 5.25, 5. 45 — 5.52 КоАП России, подле жат рассмотрению в пятидневный срок. Необходимость оперативного рас смотрения таких жалоб и пересмотра постановлений обусловлена особен ностями предвыборной кампании, необходимостью «вписывания» произ водства по делам об административных правонарушениях в избиратель ный процесс, строго регламентированный другими федеральными и феде ральными конституционными законами.

Изучение правоприменительной практики позволяет констатиро вать недопустимые в условиях построения правового государства факты грубого нарушения сроков рассмотрения жалоб, на что обращалось внима ние в юридической литературе'. Но нащему мнению, тут требуется неко торое уточнение причин. В ряде случаев это может быть вызвано необхо димостью соблюдения прав и законных интересов самого правонарушите ля, когда он не является на рассмотрение дела. Например, Ю. Н. Старилов справедливо уточняет требования правовых норм, согласно которым суд может признать присутствие гражданина, подавшего жалобу, обязатель ным. В случае неявки в суд лиц, участвующих в деле, при отсутствии све дений о вручении им повесток разбирательство должно быть отложено^.

Но нашему мнению, пунктуальность должностных лиц, рассматри вающих жалобы, в соблюдении требований закона в условиях нигилисти ческого отношения к нормам права и морали со стороны ранее законопос лушных граждан оказывает определенное влияние на проблему соблюде ния сроков рассмотрения жалоб на постановления по делам об админист ' См., напр.: Салищева Н. Г., Хаманева Н. Ю. Административная юстиция и ад министративное судопроизводство в Российской Федерации. М., 2001. С. 64.

См.: Старилов Ю. Н. Административная юстиция: Проблемы теории. Воронеж, 1998. С. 90.

ративных правонарушениях. Конкретизация ситуации заключается в том, что безусловная необходимость реализации важнейшего принципа произ водства по делам об административных правонарушениях - принципа за конности - должна в обязательном порядке сочетаться с соблюдением не менее важного принципа своевременности. Применительно к вопросу вре менной регламентации производства по делам об административных пра вонарушениях изложенное будет означать, что рассмотрение жалобы на постановление по делу не может откладываться бесконечно долго. Ведь содержательная составляюш;

ая данного производства характеризуется не значительным объемом собственно процессуального материала, проце дурные вопросы, могут быть, решены даже по истечении установленного законом 10-дневного срока рассмотрения жалобы, но в разумном, прием лемом временном диапазоне. Совершенно недопустимо, когда решение ор ганизационных вопросов правоприменения затягивается на многие меся цы. В одной из монографических работ М. Я. Масленникова описан воз мутительный пример: 29 октября и 29 декабря 1999 года административ ная комиссия при администрации г. Твери по ч. 2 ст. 146^* КоАП РСФСР подвергла штрафу гр. К. и Л. Жалобы же по данным делам рассмотрены лишь 8 июня 2000 г., а решение по ним было принято только 7 февраля 2001 г.'. Не вызывает сомнения, что никакая пунктуальность или желание органа административной юрисдикции обеспечить правильное рассмотре ние жалобы в описанные выше сроки не может служить оправданием дей ствий соответствующего должностного лица, поскольку здесь нарушен принцип законности. В данном случае проявляется ничем не объяснимая волокита в рассмотрении жалобы, никакими обстоятельствами не оправ дываемая.

Правовые нормы нашего государства должны дисциплинарным воздействием на виновных должностных лиц обеспечить исполнение про ' См.: Масленников М. Я. Российский административный процесс. Тверь, 2001.

С. 153.

цессуальных сроков в производстве по делам об административпых право нарушениях, причем на всех его стадиях.

Правовая природа сроков обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях в юридической литературе изучена не в должном объеме. К примеру, в широко доступных населению работах некоторые авторы употребляют применительно к рассматриваемому во просу термин «предельный срок подачи жалобы», что может ввести при влеченных к административной ответственности лиц в заблуждение и тем самым лишить их возможности защиты нарушенных прав и законных ин тересов. Имеется в виду работа А. Б. Агапова «Административная ответ ственность», в соответствующем разделе которой вне пределов внимания автора остались вопросы восстановления пропущенного срока на подачу жалобы. К тому же соверщенно не к месту применен термин «предельные сроки»'. В данном случае ученым допущена неточность в рассмотрении изучаемой проблемы. Действующее законодательство допускает возмож ность восстановления пропущенного по уважительным причинам срока на подачу жалобы на постановление по делу об административном правона рушении. Так, в случае пропуска указанного срока он по ходатайству ли ца, подающего жалобу, может быть восстановлен судьей или должност ным лицом, правомочными рассматривать жалобу (ч. 2 ст. 30.3 КоАП Рос сии). КоАП России предусматривает возможность обжалования всех по становлений с пропущенным сроком обжалования. Данная новелла явля ется оправданной и своевременной, но, по нащему мнению, она представ ляется не конкретной. Законодатель должен обеспечивать, в том числе, и процессуальную дисциплину. Думается, что более четкой была редакция КоАП 1984 г., ограничивающая круг субъектов возможного обжалования, - только в случаях пропуска срока обжалования «по уважительным при чинам».

' См.: Агапов А. Б. Административная ответственность: Учебник. М., 2000. С.

239.

При таком решении было меньше предпосылок для издержек, а то и срыва исполнения постановлений о применении административных на казаний.

Орган административной юрисдикции, принимающий решение о возможности восстановления срока обжалования, замечают Д. Н. Бахрах и Э. Н. Ренов, прежде чем рассматривать жалобу по существу, выясняет, бы ли ли уважительными причины пропуска срока, следует ли его восстанав ливать. Специального постановления в этом случае не выносится, о вос становлении срока свидетельствует сам факт пересмотра дела. Если же срок не восстановлен, об этом сообщается гражданину'.

Иную точку зрения, заслуживающую внимания, имеет М. Я. Мас ленников. Заявление о восстановлении срока, утверждает он, подается од новременно с жалобой на постановление по делу. Отдельное определение суда об отказе в восстановлении пропущенного срока на подачу жалобы может быть обжаловано или опротестовано прокурором в вышестоящий суд. Из этого следует, что в результате рассмотрения заявления суд дол жен вынести решение в форме отдельного процессуального документа определения, после чего, в случае удовлетворения заявления, в том же или другом судебном заседании жалоба рассматривается по существу.

Для обеспечения законности и процессуальной дисциплины в про изводстве по делам об административных правонарушениях приемлемо последнее утверждение, об одновременном рассмотрении вопросов вос становления срока на подачу жалобы и рассмотрение данной жалобы.

В первом Комментарии к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях, вышедшем в 1989 г., один из его авторов, И. И. Вереме енко, писал, что «заявление о восстановлении пропущенного срока подает ся лицом, в отношении которого вынесено постановление, а равно другими ' См.: Бахрах Д. Н., Ренов Э. Н. Производство по делам об административных правонарушениях. М., 1989. С. 77.

^ См.: Масленников М. Я. Административно-юрисдикционный процесс. Воро неж, 1990. С. 136.

лицами (ст. 249, 250 КоАП)»'. Обратим внимание на позицию автора, справедливо отметившего, что «заявление... подается», это словосочета ние однозначно следует расценивать как письменное заявление.

Оно может быть как в отдельном виде, так и непосредственно в тексте жалобы. Рекомендация содержится в п. 6 ч. 2 и в п. 7 ч. 4 постанов ления Пленума Верховного Суда РСФСР от 14 апреля 1988 г. № 4 в ре дакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 года № 11 «О некото рых вопросах рассмотрения судами в порядке гражданского судопроизвод ства жалоб на постановления по делам об административных правонару шениях»^.

В заявлении должны быть указаны обстоятельства, которые, по мнению заявителя, послужили препятствием для своевременного обжало вания постановления по делу об административном правонарушении. К ним могут быть отнесены, например, служебная командировка, тяжелая болезнь или смерть близких родственников и ряд других. Подобные об стоятельства, по нашему мнению, являются основанием для восстановле ния пропущенного срока на подачу жалобы, причем без какого-либо вре менного ограничения. Недопустимо установлением процессуальных сро ков ограничивать возможность устранения нарушенных прав и законных интересов граждан.

Выводы о причинах пропуска срока на подачу жалобы и о том, подлежит ли он восстановлению, в обязательном порядке должны быть от ражены в решении органа (должностного лица). Если же будет установле но, что срок пропущен без уважительных причин, такое заявление удовле творению не подлежит. Но не всегда.

В связи с демократизацией правовой политики и расширением процессуальных гарантий прав личности в производстве по делам об ад ' См.: Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях / Под ред. М. А. Шапкина. М., 1989. С. 391 (автор раздела И. И. Веремеенко).


См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федера ции. 1961 - 1993. М., 1994. С. 88 - 94.

министративных правонарушениях представляется оправданной возмож ность восстановления в ряде случаев пропущенного срока на подачу жало бы, в том числе и при отсутствии явных признаков уважительных причин.

Например, при очевидной ошибочности назначения административного наказания, если, допустим, в жалобе содержится информация о назначе нии наказания на лицо, не достигшее 16-летнего возраста, так как это явля ется обстоятельством, исключающим производство по делу об админист ративном правонарушении (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП России).

Статья 30.10 КоАП России определяет, что не вступившее в силу постановление по делу об административном правонарушении и (или) по следующие решения вышестоящих инстанций по жалобам на это поста новление могут быть опротестованы прокурором. В отличие от норм Ко декса РСФСР 1984 г. в новом Кодексе 2001 г. законодатель значительно изменил правоспособность прокурора в административно юрисдикционном процессе. Ранее не были определены сроки принесения протеста на постановления по делам об административных правонаруше ниях (ст. 269 КоАП РСФСР). Правоприменитель руководствовался здра вым рассудком и требованием других норм права. Срок опротестования ставился в зависимость от срока давности привлечения, например, к уго ловной ответственности. При опротестовании и возможной отмене поста новления по протесту прокурора в связи с установлением в правонаруше нии признаков преступления протест прокурора мог быть удовлетворен только в случае, если не истек установленный действующим законодатель ством срок давности привлечения правонарушителя к уголовной ответст венности.

В настоящее время прокурор вправе опротестовать постановление в сроки, установленные ст. 30.1 - 30.3 КоАП России, то есть в течение деся ти дней со дня вручения или получения правонарушителем или иным ли цом копии постановления. Следовательно, сроки опротестования при оп ределенном стечении обстоятельств могут играть ограничительную роль.

ЧТО, по нашему мнению, не совсем верно, В ряде случаев обозначенная по зиция законодателя не будет способствовать реализации важнейшего принципа административной ответственности, каким является принцип за конности.

Законом установлено, что судья, вышестояш,ее должностное лицо не связаны доводами поступившей жалобы и обязаны проверить соответ ствующее дело в полном объеме. В специальной юридической литературе правомерно акцентируется внимание на необходимости проверять пра вильность действий органа административной юрисдикции по привлече нию конкретного лица к установленной законом административной ответ ственности;

устанавливать, совершило ли лицо данное правонарушение и виновно ли оно в этом;

соблюдены ли порядок привлечения лица к ответ ственности и другие процессуальные действия'. Неукоснительное выпол нение установленных правил должностными лицами органов, правомоч ных рассматривать жалобы на постановления по делам об административ ных правонарушениях, в полном объеме будет способствовать реализации принципа законности.

По результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится и должным образом оформляется одно из предусмотренных КоАП решений, в числе которых о возможной отмене постановления и направлении дела на рассмотрение по подведомственности, если при рассмотрении жалобы установлено, что постановление было вынесено неправомочными судьей, органом, должно стным лицом. Это положение требует уточнения (п. 5 ч. 1 ст. 30.7 КоАП России).

Следует остановиться на двух важных процессуальных моментах «постановление отменяется» и «дело направляется». Указанные процес суальные действия необходимо регламентировать посредством установле ния процессуальных сроков их реализации. Что касается первого, то по ло гике п. 5 ч. 1 ст. 30.7 КоАП России, к моменту отмены постановления должно быть безошибочно установлено вынесение постановления органом (должностным лицом), неправомочным рассматривать конкретное дело.

А, следовательно, и срок реализации процессуального действия «поста новление отменяется» должен быть минимальным и измеряться сроком моментом «немедленно». Установленный факт нарушения закона должен быть устранен незамедлительно.

По сравнению с отменой постановления процессуальное действие «направление дела» является более сложным, так как от органа (должност ного лица), непосредственно рассмотревшего жалобу или протест, мате риалы дела поступают техническому работнику, который после регистра ции и соответствующей обработки осуществляет собственно направление дела компетентному органу (должностному лицу). В данном случае целе сообразно установить процессуальный срок в течение суток после при нятия соответствующего решения. Это позволяет внести предложение о четкой временной регламентации действий органов (должностных лиц), в связи с чем п. 5 ч. 1 ст. 30.7 КоАП России необходимо изложить в сле дующей редакции;

«об отмене постановления и о направлении в течение суток дела на рассмотрение по подведомственности,...» (далее по тек сту).

Решение по жалобе на постановление по делу об административ ном правонарушении оглашается немедленно после его вынесения. Копия решения по жалобе в срок до трех суток после его вынесения вручается или высылается физическому лицу или законному представителю юриди ческого лица, в отношении которых оно вынесено, а также потерпевшему в случае подачи им жалобы либо прокурору по его просьбе. Думается, что предусмотренное законодателем положение о необязательности информи ' См., напр.: Судебное рассмотрение административных дел: нравовая реаль ность и перспективы развития: Пособие для судей. М.: Российская академия правосу рования прокурора о результатах рассмотрения не совсем верно. По посту пающим в прокуратуру копиям решений по итогам рассмотрения жалоб и/или протестов органы, призванные вести надзор за законностью в дея тельности исполнительной власти, должны в накопительном порядке сис тематизировать поступающие копии решений. Правильно организованная в прокуратуре работа по должному анализу данной информации будет способствовать решению ряда задач, среди которых:

• выявление допускаемых органами административной юрис дикции ошибок правоприменения;

• своевременное внесение в эти органы соответствующих пред ставлений;

• усиление правовой защиты привлекаемых к административ ной ответственности лиц;

• укрепление правопорядка и законности;

• преодоление правового нигилизма.

Решение по жалобе на постановление об административном аресте в день его вынесения доводится до сведения органа, должностного лица, исполняющих постановление, а также лица, в отношении которого выне сено решение, и потерпевшего.

Законодатель указав, что копия решения по жалобе вручается (на правляется) «в срок до трех суток».

Представляется необходимым срок направления копии решения по жалобе с трех сократить до одних суток, что объясняется небольшим объ емом этих материалов и незначительным количеством фактов обжалова ния и опротестования постановлений по делам об административных пра вонарушениях. Проведенные автором исследования (Москва, Санкт Петербург, Московская, Калужская, Орловская, Ростовская области) пока зали, что обжалуется 7 - 10% постановлений. К подобному результату пришли и другие ученые, занимающиеся этой проблемой. Лишь неболь дия. 2002..С. 224-225.

шое количество дел, замечают Д. Н. Бахрах и Э. Н. Ренов, рассматривают ся в порядке обжалования'. А. П, Шергин и А. Ю. Якимов обоснованно отмечают, что правоприменительная практика органов внутренних дел, связанная с рассмотрением жалоб и протестов на постановления по делам об административных правонарушениях, крайне незначительна^.

Хотя количество обжалуемых и опротестованных постановлений в последнее время имеет некоторую тенденцию к росту. По данным В. Д.

Сорокина, за второе полугодие 1966 г. административные комиссии всех 19 районов г. Ленинграда рассмотрели немногим более 22 тыс. протоко лов, составленных за нарушение административно-правовых норм. Из об ш,его числа вынесенных при этом постановлений административных ко миссий о назначении наказаний прокуроры опротестовали только три.

Аналогичное положение было и с опротестованием постановлений на чальников органов милиции о привлечении граждан к ответственности за мелкое хулиганство. Так, за пять месяцев 1966 г. в Карелии начальники ор ганов милиции вынесли 1705 постановлений о назначении штрафов на граждан за мелкое хулиганство и только два постановления были отмене ны по протестам прокурора^.

В современной юридической литературе по административному праву можно встретить уже несколько иные результаты рассматриваемого направления деятельности органов административной юрисдикции. Па пример, заместитель прокурора г. Санкт-Петербурга А. П. Стуканов ука зывает, что судебной коллегией Санкт-Петербургского городского суда за июнь-сентябрь 1999 г. рассмотрено в кассационном порядке 13 жалоб ' См.: Бахрах Д. Н., Ренов Э. Н. Производство по делам об административных правонарушениях. М., 1989. С. 73;

Бахрах Д. Н. Административное право. М., 1993. С.

262.

^ См.: Административная ответственность за нарушения обш;

ественного поряд ка: законодательство и практика его применения органами внутренних дел: Учебное пособие. М., 1993. С. 56 (авторы главы А. П. Шергин и А. Ю. Якимов).

• См.: Сорокин В. Д. Административно-процессуальные отношения. Л., 1968. С.

^ 42.

ЛИЦ, подвергнутых судьями районных судов административному взыска нию'.

Наметившаяся тенденция увеличения количества обращений граж дан и протестов прокуроров в суды объясняется, вероятно, повышением правовой культуры, сознания граждан. К тому же нельзя исключать про исшедшие в последние годы изменения социально-экономического харак тера, несомненно, отразившиеся на жизненном уровне наших сограждан. В советский период страны размер административного штрафа в ряде слу чаев существенно ограничивался, в результате чего его верхний предел мог составлять всего 3 - 5 рублей^. Средний же размер административных штрафов, назначенных работниками милиции на месте совершения про ступка, например, за нарушение решений местных Советов, составлял: в 1967 г. - 58 коп., в 1968 г. - 60 коп., в 1969 г. - 69 коп., в 1970 г. - 64 коп. Размер штрафа не являлся существенным, так как средняя зарпла та составляла в то время несколько десятков рублей.

Нривлеченные к ответственности граждане в современных услови ях ощущают материальную значимость назначаемых административных штрафов, имеющих тенденцию к значительному увеличению. По данным Министерства юстиции Российской Федерации, средний размер назначае мого судьями административного штрафа, например, в 2002 г. составлял 644,3 рубля. Наиболее высокие средние суммы штрафов налагались на од но лицо за следующие виды правонарушений:

за правонарушения, предусмотренные Таможенным кодексом РФ, - 19,4 тыс. руб.;

за нарушение государственной дисциплины цен - 1,8 тыс. руб.;

' См.: Стуканов А. П. Прокурорский надзор за исполнением законов органами административной юрисдикции Российской Федерации. СПб., 2000. С. 148.

^ См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1961 г. «О даль нейшем ограничении применения штрафов, налагаемых в административном порядке»

// Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. Х» 35. Ст. 368.

^ См.: Еропкин М. И., Попов Л. Л., Шергин А. П. О применении штрафов за на рушение общественного порядка// Советское государство и право. 1971. № 7. С. 46.

за незаконную продажу товаров, свободная реализация которых за прещена или ограничена, — 1,5 тыс. рубЛ Ситуация, когда размер штрафа значительно превышает среднеме сячную заработную плату, естественно, побуждает правонарушителей от стаивать свое материальное благополучие через обращения в различные инстанции с просьбой пересмотра постановления по делу. В первую оче редь это относится к административным наказаниям за нарушения правил, регулирующих предпринимательскую деятельность, где их размеры зна чительно выше, чем, например, за нарушение общественного порядка. На метившаяся тенденция замечена учеными и нашла отражение в специаль ной юридической литературе: «В последнее время значительно возросло количество жалоб граждан и протестов прокуроров на постановления ор ганов внутренних дел по делам об административных правонарушениях в сфере предпринимательской деятельности, большинство из которых непо средственно связано с нарушением административно-процессуального за конодательства»^.

Косвенное подтверждение приведенных примеров можно найти в работах Ю. Н. Старилова. «Когда граждане увидят, - что в администра тивном суде, у независимого судьи они могут найти защиту и понимание, то станут чаще обращаться в суды»^. Думается, что время, обозначенное Ю. Н. Стариловым, пришло.

Новый КоАП, в отличие от своего предшественника, определяет порядок возможного обжалования решений по ранее поданным жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях. Такая позиция российского законодателя по расширению полномочий привле каемых к ответственности лиц соответствует международным обязательст ' См.: Российская юстиция. 2003. N° 8. С. 78.

^ См., напр.: Выявление и пресечение нарядами милиции и внутренних войск преступлений и административных правонарушений. М., 1997. С. 125.

^ См.: Старилов Ю. Н. Административная юстиция: Проблемы теории. Воронеж, 1998. С. 116.

вам Российской Федерации, заслуживает одобрения и дальнейшего разви тия.

Заслуживает внимания также порядок обжалования постановлений арбитражных судов по делам об административных правонарушениях, со вершенных юридическими лицами и индивидуальными предпринимателя ми в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономи ческой деятельности. Проблема видится в нестыковке правовых норм Ко АП и Арбитражного процессуального кодексов Российской Федерации, на что в специальной литературе уже обращено внимание П. Г. Салищевой'.

С вступлением в силу указанных кодексов правоприменительная практика испытывает ряд проблем. Арбитражный процессуальный кодекс Россий ской Федерации предусматривает порядок рассмотрения дел, возникаю щих из административных и иных публичных правоотношений, сущест венно отличающийся от порядка, установленного КоАП России. Граждан ский процессуальный кодекс страны ориентирует правоприменителя на нормы КоАП России как при рассмотрении дел по первой инстанции, так и при пересмотре постановлений, принятых по этим делам.

Как отмечалось ранее, вступившее в законную силу постановление о назначении административного наказания на лиц, занимающихся пред принимательской деятельностью, может быть пересмотрено в порядке над зора Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации. Однако анализ правоприменительной практики позволяет утверждать о серьезных про блемах реализации данных правовых норм. Анализ содержания ст. 34 и 292 АПК России свидетельствует о невозможности пересмотра их арбит ражными судами как не являющихся предметом рассмотрения данными судами. Палицо несогласованность двух кодифицированных законов, что не является приемлемым в условиях нормального развития общественных отношений. Па основании изложенного представляется необходимым вне сение изменений в действующие редакции соответствующих статей КоАП и АПК России. В данном случае заслуживает внимания аргументированное предложение С. Баранова о предоставлении арбитражным судам права пе ресмотра вступивших в законную силу постановлений по делам об адми нистративных правонарушениях в отношении осуществляющих предпри нимательскую или иную экономическую деятельность лиц'.

Хотелось бы заметить, что унификация действующего законода тельства будет способствовать правильному пониманию и применению института пересмотра постановлений по делам об административных пра вонарушениях, обеспечению гарантированной государством реальной воз можности защиты прав и законных интересов привлекаемых к админист ративной ответственности лиц.

Представляется, что анализ предусмотренных действующим зако нодательством общих правил обжалования, пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях будет неполным, логически не завершенным без обращения к очень важному вопросу исследуемой стадии производства по делам об административных правонарушениях.

Пеобходимо отметить особенность действующего КоАП России, к сожалению, не предусматривающего обеспечение правовых гарантий над лежащего обращения соответствующего должностного лица с поступив шей в установленном порядке жалобой и/или протестом. Содержащиеся в главе 30 Кодекса правовые нормы характеризуются описательным подхо дом законодателя - изложен порядок действий правомочного должностно го лица. По нашему мнению, в данном разделе необходимо предусмотреть норму, которая бы гарантировала надлежащее, своевременное и качест венное исполнение предписаний КоАП по рассмотрению поступившей жа лобы и/или протеста и принятию при этом обоснованного решения. В за ' См.: Салищева Н. Г. Проблемные вопросы Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Административное и информационное право (состояние и перспективы развития). М., 2003. С. 140 - 146.

конодательном порядке надлежит дополнить главу 30 КоАП России «Пе ресмотр постановлений и решений по делам об административных право нарушениях» статьей, предусматривающей возможность применения дис циплинарной ответственности к должностным лицам, допустившим воло киту или необъективность при рассмотрении жалобы. Нет сомнений, что подобная правовая норма в законодательстве об административных право нарушениях являлась бы гарантией реализации принципа законности должностными лицами органов административной юрисдикции. В склады вающихся условиях приходится сожалеть, что высказанное много лет на зад аналогичное предложение Н. Г. Салищевой до сих пор продолжает ос таваться невостребованным отечественным законодателем^.

' См.: Баранов С. Проблемы пересмотра в порядке надзора дел об администра тивных нравонарушениях // Российская юстиция. 2003. № 7. С. 66.

^ См.: Салищева Н. Г. Гражданин и административная юрисдикция в СССР. М.:

Наука, 1970. С. 91.

§ 3. Стадия исполнения постановлений о применении административной наказаний как составная часть административно-юрисдикционного нроцесса Исполнение постановлений о применении мер административной от ветственности призвано обеспечить фактическую реализацию вынесенного в установленном порядке компетентным органом (должностным лицом) постановления о назначении административного наказания. Суть изложен ного метко охарактеризовал Д. Н. Бахрах, заметив, что «постановления о наложении административных наказаний практически останутся «пустыми бумажками», если не будет организовано их четкое и своевременное ис полнение»'.

Неисполнение постановления о назначении административного нака зания обесценивает всю предшествующую работу по задержанию право нарушителя, оформлению необходимых материалов и рассмотрению дела.

Тем самь1м подрывается авторитет правоохранительных органов и закона, значительно снижается эффективность правоохранительной деятельности в целом. У некоторых правонарушителей может сложиться представление в безнаказанности за совершенные проступки.

В российской юридической литературе неоднократно высказывались предложения о необходимости разработки самостоятельного Администра тивно-исполнительного кодекса Российской Федерации, составной частью которого стали бы нормы об исполнении постановлений^.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.