авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Волохова, Елена Викторовна Правовое регулирование предпринимательской ...»

-- [ Страница 2 ] --

«Ростовщики провалились и бежали»^ В это время все банки в стране были закрыты, нигде невозможно было получить деньги. 4 марта 1933 года кон грессмены и сенаторы собрались в Капитолии с целью принять закон о пол ной национализации всей банковской системы. Но так как многие банкиры заявили о своей готовности сотрудничать (пример, демонстрирующий, что частные собственники согласны сотрудничать с государством, когда на карту поставлено само существование их дела), Рузвельт выступил с предложением закрыть около 2000 банков. В результате обсуждение чрезвычайного закона о банках в палате представителей не продолжалось и сорока минут, после че го он был утвержден единогласно, а еще через несколько часов — почти еди ногласно и сенатом. Сенатор Б. Китинг спустя несколько лет комментировал:

«Когда я думаю о событиях 4 марта, мое сердце болит. Тогда... национали зация банков президентом Рузвельтом прошла бы без слова протеста»^. Руз вельту удалось провести целый ряд законов, включая программу развития долины реки Теннеси (охватывавшую территорию семи штатов, площадь ко торых превыщает территорию Украины и Белоруссии вместе взятых), давав ших основание оппонентам упрекать его в коммунистических взглядах. Но правильность курса на активное вмешательство правительства в обеспечение развития экономики подтверждалась жизнью. После Второй мировой войны значительное число законодательных актов с «социалистическим привкусом»

было принято в странах Западной Европы, Индии, Японии, что позволило вести речь о социал-демократической модели социализма.

^ См.: Яковлев Н.Н. Франклин Рузвельт. М., 1969. С. 188.

^ Там же. С. 192.

Как указывал Э. Кинг: «Когда-то человек верил, что миром правит бог.

Потом он стал считать, что миром правит рынок. Сегодня он убежден, что эта роль принадлежит Правительству» ^ Современные реалии подтверждают правильность последнего тезиса, но только методом «от противного».

Постепенно сглаживаются различия правового регулирования хозяйст венной деятельности в разных правовых системах. Наряду с традиционным разделением систем права, соответствующим реальному положению вещей, существует классификация, отражающая степень государственного вмеша тельства в экономику, государственного, или публично-правового, регулиро вания хозяйственной деятельности. Как известно, в советской правовой док трине большую роль играла сформулированная В.И. Лениным идея о том, что в области хозяйства все должно носить публично-правовой, а не частный характера. Эта идея оказала влияние на концепцию правового регулирования не только в СССР. В середине XX века во многих странах сформировалась смешанная экономика, для правового обеспечения которой характерно соче тание публично-правового и частноправового начал. При этом удельный вес первого в некоторых странах очень высок (например, в Китае, Франции, Ав стрии, Швеции, Японии), в других - несколько ниже, в третьих - наиболее отсталых - государственное регулирование мало ощутимо.

^ Цит. по: Мерсер Д. Указ. раб. С. 429. Уже не вызывает сомнений то, что рынок не способен удовлетворить некоторые потребности населения (см.: Демидова Л., Шейман И. Неприбыльный сектор в системе хозяйствен ных отношений США // Вопросы экономики. 1994. № 4. С. 71).

^ Английскому праву не известно деление права на частное и публичное, поскольку по своему происхождению все английское право предстает как право публичное (см.: Гражданское и торговое право капиталистических го сударств. М., 1993. С. 16).

Повышение роли государства - мировая тенденция. В связи с этим ин тересной представляется позиция французского историка Франсуа Фюре, из ложенная в номере Ж5фнала «Курьер ЮНЕСКО», посвященном двз^сотле тию Великой Французской революции: «...свободное общество характеризу ет трудно определяемое и постоянно меняющееся соотношение между уси лением мощи государства и свободой личности... За прошедшие 200 лет не было слз^ая, чтобы в какой-то стране произошло уменьшение роли государ ства, даже в самых либеральных из них. Возьмите, например, США, Фран цию или Великобританию. Роль государства здесь постоянно увеличивается.

Во имя чего? Во имя равенства... Стремление к равноправию неизбежно свя зано с ростом государственных механизмов со всеми вытекающими отсюда последствиями, в частности с возможными противоречиями между сферой деятельности государства и личной инициативой»\ Следует отметить, что специалисты много внимания уделяют опыту законодательной защиты прав потребителя на Западе, имея в виду гарантию доброкачественности продаваемой продукции, а также японской системе управления качеством продукции. Между тем именно в советском хозяйст венном законодательстве впервые были закреплены обязанности предпри ятий по обеспечению соответствия качества продукции государственным стандартам или утвержденным техническим условиям, созданы система кон троля качества на всех предприятиях, представительства отдельных потреби телей для приемки по качеству (Минобороны, Минпутей сообщения), специ альные бюро товарных экспертиз, приняты другие меры государственного обеспечения доброкачественности поставляемой и продаваемой в торговой сети продукции и товаров. Впервые инструкцией Госарбитража СССР от 29 августа 1939 года, утвержденной Советом народных комиссаров СССР, была установлена штрафная материальная ответственность за поставку не доброкачественной продукции. В 50-70-е годы совершенствовалась работа ^ Фюре Ф. Судьба идеи // Курьер ЮНЕСКО. 1989. Июль-август. С. 52-53.

по стандартизации, обеспечению гарантии доброкачественности, повсемест ному внедрению комплексных систем управления качеством продукции^ что в значительной мере было дезорганизовано или утрачено в период пере стройки. Как показывает практика, отсутствие публично-правового регули рования качества, пренебрежение им влекут за собой бесконтрольность и по ступление в продажу недоброкачественных товаров. В рыночной конкурен ции побеждает не только тот, кто производит наиболее качественную про дукцию, но и тот, кто действует по правилу «не обманешь, не продашь».

В СССР с 1930 годов действовал принцип ответственности за поставку недоброкачественной продукции независимо от наличия договора, он служил защите интересов потребителя, народного хозяйства в целом. Использование такого опыта потребовало отказа от принципа «договорной связи» и в зако нодательстве ряда других стран. Ранее суды, как правило, занимали позицию защиты интересов предпринимателей. Критики этого принципа опирались на соображения «публичного порядка», особенно когда речь шла о качестве пищевых продуктов. Отступать от данного принципа начали в США. Окон чательно практика прямой ответственности производителя сложилась в США к середине 60-х годов. В 1975 году был принят закон о гарантиях на потреби тельские товары^. В континентальном западно-европейском праве (в отличие от англосаксонского), как и в социалистическом хозяйственном законода тельстве, получило распространение также право требовать исполнения обя зательства в натуре^.

Правовые нормы и институты, регламентирующие профессиональную хозяйственную деятельность, будучи обусловлены уровнем развития эконо мики, другими социальными факторами, в то же время обладают и относи ^ См.: КСУКП. Рекомендации по разработке и внедрению в объединени ях и на предприятиях. М., 1976. С. 231.

^ См.: Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991.

С. 161.

^ См.: Там же. С. 181.

тельной самостоятельностью, что позволяет государствам использовать в правотворческой деятельности собственный опыт правового регулирования и пример других государств. При создании гражданских кодексов РСФСР и УССР использовались нормы дореволюционного гражданского права. Рядом зарубежных государств, в том числе странами Западной Европы, Китаем, Японией, воспринята в трансформированном виде практика регламентации планирования, национализации предприятий, управления государственными предприятиями, требований к качеству продукции и цен, сформировавшаяся в СССР. В настояш;

ее время в правотворческой деятельности Российской Фе дерации применяется опыт регулирования экономики, имеюп1;

ийся в дрзтих странах. На наш взгляд, можно согласиться с В. Леонтьевым в том, что иде альным конечным результатом успешной перестройки было бы установление смешанных систем европейского типа, при которых состязательный рыноч ный механизм функционирует под строгим контролем государства, а всевоз можные обш;

ественные и социальные службы поглошают большую часть обшего национального дохода^ Однако в то же время исследователь полага ет, что наибольшую ценность представляет опыт Японии: «У них, конечно, есть частная инициатива, но и государство играет большую роль, влияя на развитие экономики в лучшем направлении»^.

Одним из важных публично-правовых элементов систем правового ре гулирования хозяйственной деятельности является институт планирования развития. Планирование социально-экономического развития - важнейшая обязанность правительства. С нашей точки зрения, правительство, которое не планирует и не направляет развитие, не может эффективно руководить стра ной. Помимо хозяйственного использования прежнего собственного опыта целесообразно почерпнуть немало интересного из зарубежной методики пла нирования как в государственных секторах экономики Франции, Японии, Тайваня, так и внутри различных корпораций.

^ См.: Леонтьев В. Экономические эссе. Теория, факты, исследования и политика. М., 1990. С. 17.

^. : Там же. С. 15.

Для смешанной экономики характерно эффективное регулирование го сударством собственности, основанное на его финансовой мощи;

природных и других материальных ресурсах, государственном секторе экономики;

пла нировании (программировании), обеспечивающем социальную ориентацию развития. Современная высокоразвитая, сложная, высокообобществленная экономика не может эффективно функционировать без государственного ре гулирования и публично-правового обеспечения.

Гиперболизация значения частноправового регулирования на совре менном этапе науки гражданского права происходит вследствие преувеличе ния значения римского частного права для современных экономических от ношений, базировавшегося на оценке этого права Марксом и Энгельсом как классического выражения жизненных условий общества, «где господствует чистая частная собственность»\ Современное же общество зиждется не на «чисто частной», а на смешанной собственности с огромным удельным весом публичной собственности. Римское право преподносится почему-то только как частное, а его весьма обширная публичная часть вообще замалчивается, и если она освещается, то только по текстам, безотносительно к практике его применения в Византии, т.е. там, где ему была придана общеизвестная фор ма. В сущности, повыщенное внимание к римскому праву отвлекало от изу чения действующих, в частности англосаксонской системы права и европей ского городского торгово-ремесленного права, изначально отличавшихся от римского.

Общецивилистический (или чисто частноправовой) подход не может быть эффективным для решения экономических проблем не только потому, что он не адекватен реальной современной экономике, но и в силу того, что хозяйственная деятельность, осуществляемая в виде промысла, т.е. профес сиональная хозяйственная деятельность всегда нуждалась, а с усложнением экономики все более нуждается и будет нуждаться в специальном правовом регулировании, связанном со спецификой этой деятельности, которая не мо ^ Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 412.

жет получить необходимого правового обеспечения в нормах права общего характера.

Правовое регулирование хозяйственной деятельности не ограничивает ся регламентацией деятельности торговой или коммерческой даже в тех слу чаях, когда основным кодификационным актом является Торговый кодекс.

Удельный вес некоммерческих организаций - больниц, школ, общественных организаций, благотворительных фондов, государственных бюджетных, включая военные и другие подобные учреждения, и совершаемых ими хозяй ственных операций, в том числе опосредуемых договорами, весьма значите лен и имеет тенденцию к росту. При этом деятельность некоммерческих ор ганизаций регламентируется не только общими положениями различных ко дексов, в частности о договорах, но и другими нормативными актами.

Современное хозяйственное право генетически связано со специальным промышленным правом конца XIX века, коммерческим, торговым, купеческим правом XVn-XIX вв., торгово-ремесленным правом вольных городов Европы XH-XVI вв.^ Поэтому большой интерес вызвало переиздание трудов дореволю ционных юристов, в какой-то мере затрагивающих данную проблему^.

Публикации последнего времени позволяют преодолеть стереотипное представление о том, что отдельная кодификация гражданского и хозяйст венного законодательства - это разрыв чего-то целого. Исследования магде бургского права, французских кодификаций коммерческого права - начиная с ордонансов Кольбера о коммерции в XVII веке - дают основание считать, что искусственными являются не отдельные кодификации гражданского и хозяйственного (коммерческого, торгового) права, а именно попытки объе динения их в одном кодексе^. Профессиональная хозяйственная, в том числе ^ См.: Чувпило А.А. Понятие хозяйственного права зарубежных стран.

Донецк, 1995. С. 47-50.

^ См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М., 1994. С. 31-36.

^ Коммерческие (торговые) кодексы имеются в Австрии, Германии, США, Франции, Японии и во многих других странах (см.: Воскресенский Г.

Торговое право в России должно быть // Российская юстиция. 1994. № 12.

С. 28).

предпринимательская, деятельность всегда регулировалась специальным за конодательством. Эта тенденция сохранялась и в период радикальных эко номических реформ в СССР, а затем и в странах - бывших республиках СССР. В Российской Федерации предпринимательство регламентировалось законом «О предприятиях и предпринимательской деятельности». Однако цивилисты - авторы ГК РФ, залеченные оторванной от реалий идеей целесо образности регулирования всех имущественных отношений в едином Граж данском кодексе, включили в него в качестве объекта регулирования и пред принимательскую деятельность. Никаких положительных результатов дан ной операции пока не отмечено. В то же время это породило немало трудно стей и нелегких проблем\ Специфика регулирования предпринимательской деятельности находит продолжение в механизме реализации специальных хозяйственно-правовых норм. Рассматривая хозяйственные споры, коммерческие арбитражные суды руководствуются прежде всего нормами специального законодательства. Если таких норм недостаточно, то они прибегают к действующим в соответствую щей сфере экономики деловым обычаям, правилам разумной деловой практики.

И только затем используются общие нормы права, подходящие по ана логии^. Попытки применить к сложным современным деловым конструкциям правила, переписываемые десятилетиями из до- и раннекапиталиспгчесьсих источников, ведут к неадекватным решениям, являются насилием над постка питалистическими (постиндустриальными) отношениями.

Хозяйственное право представляет собой специальное регулирование профессиональной хозяйственной деятельности, это облегчает сближение ^ См.: Зипченко С, Лапач В., Газарьян Б. Новый Гражданский кодекс и предпринимательство: проблемы регулирования // Хозяйство и право. 1995.

№ 10.

Аналогичная ситуация наблюдалась и при рецепции римского права в Германии - оно применялось субсидиарно «лишь на случай недостатка» со ответствующей нормы обычного германского права (см.: Покровский И.А.

История римского права. СПб., 1913. С. 276).

разных систем, поскольку требования к ней подвергаются международной, или наднациональной, стандартизации. Данным обстоятельством можно объ яснить тот факт, что к новой экономической системе быстрее адаптировались те страны, которые имели в бывшем социалистическом лагере эффективные системы хозяйственного права, например Чехия и ГДР. Внимание, уделяв шееся в этих странах хозяйственному праву, было одним из факторов, обу словивших их более высокий по сравнению с другими странами СЭВ уро вень развития, и позволило со знанием дела реформировать право с учетом новых экономических реалий. При этом некоторые законодательные акты использовались ГДР для преобразований уже в составе объединенной Герма нии, а в Чехословакии уже в 1991 году был принят новый торговый кодекс.

Если бы в СССР в свое время имелся хозяйственный кодекс, то реформиро вание правовой системы в странах СНГ могло бы носить планомерный эво люционный характер, а не обвально-хаотический, как это произошло в 1989 1994 годах.

Отсутствие интересной и полезной информации о хозяйственном праве в СССР было связано и с тем, что в стране не издавались переводы соответствующей германской, японской литературы, поскольку это проти воречило так называемой легальной концепции «единого гражданского права». Не устранен этот недостаток и в настоящее время. По нашему мне нию, наилучшим образом данная задача может быть решена при условии кодификации хозяйственного законодательства. Разумеется, кодексы конца XX - начала XXI веков, синтезируя весь прошлый опыт, не могут не отли чаться от кодексов XIX века.

ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ § 1. Субъекты предпринимательства: категориальный анализ Для всех отраслей права понятие «статус субъекта права» является од ним из основных, раскрывающих основные юридические институты, и в свя зи с этим имеет различное содержание, обладающее специфическими отрас левыми особенностями, которыми наделяется и правовой статус субъекта предпринимательства.

Вместе с тем для углубленного осмысления указанных особенностей представляется необходимым обратиться к анализу положений общей теории права, чтобы через их призму рассмотреть данное понятие, играющее важ ную роль в формировании нормативной основы хозяйствующих субъектов в российском законодательстве.

Российскими исследователями, как правило, не проводится принципи ального различия между понятиями «субъект права» и «субъект правоотно шения». Так, С.Ф. Кечекьян отмечает, что под «субъектом права следует по нимать: а) лицо, участвующее или б) могущее участвовать в правоотноше нии»\ Аналогичные положения содержатся в работах P.O. Халфиной и дру гих авторов, которые делают вывод о том, что понятие «субъект правоотно шения» является более узким, чем понятие «субъект права», поскольку носи тель прав и обязанностей может и не быть участником конкретного реально го правоотношения. В связи с этим под субъектами права и субъектами пра воотношения понимаются конкретные органы, организации, физические ли ца, выступающие в качестве носителей субъективных прав и обязанностей.

^ Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 84.

т.е. речь идет, по существу, об одних и тех же лицах\ Схожую с приведенной выше позицией выражают также С.С. Алексеев, А.В. Мицкевич, Г.В. Маль цев, B.C. Нерсесянц, Ю.А. Тихомиров, Д.Ю. Шапсзтов и др. Например, Н.И. Матузов утверждает, что понятия «субъекты права» и «субъекты право отношений», в принципе, равнозначны^ солидарен с ним и М.Н. Марченко, констатируюш;

ий, что в современной юридической литературе указанные по нятия чаш;

е всего используются в качестве синонимов''.

В отечественной юридической литературе преобладаюш;

ей является точка зрения о том, что понятие «субъект права» нужно трактовать следую щим образом: это реальный (а не абстрактный) носитель субъективного пра ва (равно и обязанности), т.е. физическое или юридическое лицо, предусмот ренное правовыми нормами, которое наделено определенным объемом юри дических прав и обязанностей. Под статусом субъекта права, или правовым статусом субъекта, понимается его правовое положение, характеризуемое комплексом (системой) юридических прав и обязанностей^, т.е. стабильным правовым состоянием субъекта.

Для того чтобы представить себе, каким образом статус субъекта права реализуется, по нашему мнению, необходимо проанализировать сущность еще одной правовой категории - правосубъектности, которая неразрывно связана с правовым статусом и рассматривается как важнейшая часть право вого статуса.

^ См.: Халфина P.O. Указ. раб. С. 126.

^ См.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 138-139.

^ См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М., 2001.

С. 388.

" См.: Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 2001. С. 263.

* ^ См.: Ямпольская Ц.А. Указ. раб. С. 5, 32;

Витрук Н.В. Основы тео рии правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979. С. 24.

в общей теории права правосубъектность интерпретируется как воз можность (способность) выступать в качестве субъекта прав и обязанностей^ Р1ногда правосубъектность выступает в качестве элемента правового статуса в виде особого субъективного права^. Думается, что такая позиция нелогич на, поскольку объединяются способность обладания правами и обязанностя ми (правовым статусом) и сам правовой статус. Правосубъектность и право вой статус теснейшим образом взаимосвязаны, однако каждое из этих поня тий имеет самостоятельное значение. Не случайно выделяются как общая, так и специальная (ролевая) правосубъектности, соответствующие опреде ленным правовым статусам^. Наряду с этим предлагается ввести такую раз новидность правосубъектности, как отраслевая. Представляется, что такой подход может оказаться полезным при анализе нормативной основы различ ных отраслей права, поскольку он носит «субъективный» характер, т.е. ори ентирован на обладателя соответствующих прав и обязанностей.

В условиях, когда развиваются и усложняются экономические связи, субъектами предпринимательской (хозяйственной) деятельности выступают не только индивидуальные предприниматели и предприятия, но и их грзшпи ровки. Появляются крупные хозяйственные системы, производственно хозяйственные комплексы, которые в целом, как правило, не признаются субъектами права, но обладают некоторыми элементами хозяйственной пра восубъектности, - холдинги, финансово-промыпшенные группы, группиров ки аффилированных предприятий.

В то же время и правосубъектность отдельных, изолированных субъек тов предпринимательства - индивидуальных предпринимателей, предпри ятий, других коммерческих организаций - характеризуется значительным ^ См.: Халфина P.O. Указ. раб. С. 126.

^ См.: Алексеев С.С. Указ. раб. С. 140-141.

См.: Бахрах Д.Н. Индивидуальные субъекты административного пра ва. М., 2000. С. 18.

своеобразием, которое далеко не всегда учитывается в теории и на практике.

Это определяется тем, что всякий хозяйствующий субъект з^аствует как в отношениях, связанных с осуществлением хозяйственной (предприниматель ской) деятельности, так и с ее регулированием. Включение частноправовых норм о предпринимательстве в Гражданский кодекс РФ привело к тому, что правосубъектность указанных лиц трактуется только как гражданская, без 5^ета их участия в отношениях, связанных с регулированием хозяйственной деятельности, которые гражданским законодательством не охватываются.

Предпринимательская (хозяйственная) правоспособность, на наш взгляд, — это способность участвовать в отношениях, связанных как с осуще ствлением, так и с регулированием предпринимательской деятельности.

Субъект хозяйственного (предпринимательского) права является носителем прав и обязанностей в отношениях по горизонтали и вертикали.

Правосубъектность и категория «правовой статус» на отраслевом уровне имеют непосредственную связь с конституционным правом, так как первое проявление правосубъектности посредством конституционного пра вового статуса субъекта права происходит именно на государственно правовом уровне. Нормы, связанные с хозяйствующими субъектами, нахо дят свое отражение также в других отраслях права: гражданском, хозяйст венном, налоговом, финансовом и т.д.

При рассмотрении правового статуса субъекта предпринимательства следует обратиться к действующему Гражданскому кодексу, так как в нем закрепляются некоторые общие начала правосубъектности в сфере предпри нимательства посредством категорий правоспособности и дееспособности (ст. 17, 18, 21,23). Именно в этих понятиях изначально заложены конкретные права и обязанности правового положения субъекта предпринимательства, а также хозяйствзоощих субъектов (хозяйствующий субъект представляет со бой лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность). Вместе с тем понятие «хозяйствующий субъект» шире понятия «предприниматель»;

так, некоммерческая организащ1я - учебное заведение, не будучи предпри нимателем, может участвовать в хозяйственном обороте, например кунить у общества с ограниченной ответственностью товары. И именно посредством этих категорий можно проследить отношения хозяйствующих субъектов с государством и налоговыми, таможенными, другими регулирующими его деятельность органами и учреждениями, так как они позволяют приобретать конкретные права и обязанности в отдельных правоотношениях (сфера об ращенгая, экономический оборот).

В связи с развитием в современной России капиталистической эконо мики (хотя такого наименования экономики в отечественной литературе, как правило, стыдливо избегают и называют ее рыночной^) возникло множество новых хозяйствующих субъекгов (коллективных и индивидуальных), про фессионально осуществляющих предпринимательскую деятельность, на правленную на извлечение (получение) прибыли.

Все субъекты, участвующие в предпринимательской деятельности, чрезвычайно важны для отечественной экономики как многоуровневой сис темы общественных отнощений, поскольку занимают в ней строго опреде ленные зфовни («ниши»). Независимо от уровня общественных отношений (федерального, субъекта Федерации или муниципального) ведущую роль в данных отношениях играют коллективные субъекты предпринимательской деятельности. Особенно это проявляется в таких сферах экономики, как про мыщленное производство, строительство, транспортные перевозки.

Индивидуальные предприниматели хотя и принимают активное з^а стие в предпринимательской деятельности, однако в вышеназванных сферах экономики их роль вряд ли может быть столь существенной, какую играют коллективные предприниматели (предприятия, коммерческие организации).

^ См.: Круглова Н.И. Хозяйственное право. М., 1997. С. 12;

Минае М ^ ва Н.В. Экономика и предпринимательство. М., 1994. С. 9.

Это связано с тем, что индивидуальные предприниматели без образования юридического лица, как правило, не обладают необходимыми средствами производства и не в состоянии сконцентрировать значительный капитал, что в итоге сказывается на объеме их производства (работ, услуг).

Понятия «предпринимательская деятельность», «предпринимательство», «субьект предпринимательства» впервые были закреплены в 1991 году в зако не РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» и законе СССР «Об общих началах предпринимательства граждан СССР»^ (далее - за кон «Об общих началах предпринимательства»). Данные понятия в обоих за конах имели почти текстуальное совпадение. Так, предпринимательская дея тельность (предпринимательство) определялась в них в качестве инициатив ной, самостоятельной деятельности граждан, направленной на получение прибыли от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответст венность. Субъектами же предпринимательства этими законами были назва ны: 1) граждане своей страны, не ограниченные в дееспособности;

2) ино странные граждане и лица без гражданства;

3) объединения граждан (коллек тивные предприниматели, партнеры).

Определение предпринимательской деятельности и ее субъектов в дей ствующем ГК РФ в целом сохранено. Исключением является лишь обобщен ная формулировка коллективных субъектов предпринимательской деятель ности: для последних традиционно в отечественном законодательстве ис пользовался термин «предприятие»;

с принятием нового Гражданского ко декса они стали обозначаться как «коммерческая организация» (ст. 50). За мена одного термина другим нередко обосновывается тем, что понятие «предприятие», не являясь самостоятельной организационно-правовой фор мой для всех собственников (за исключением государства и муниципальных ^ См.: Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Со вета СССР. 1991. № 16. Ст. 442.

образований), связано с понятием «наследие прежней экономики»^ Однако и введенный ГК РФ термин «коммерческая организация» не представляет са мостоятельной организационно-правовой формы юридического лица, как и «предприятие», выступает в роли обобщающего, но слищком «громоздкого»

и неудобного для профессионального и бытового использования.

В отечественном законодательстве и юридической литературе понятие «предприятие» начало применяться с конца XIX века. Тогда независимо от организационно-правовой формы все юридические лица, осуществляющие деятельность, направленную на извлечение прибыли, определялись как «тор говое предприятие». Первоначально под ним подразумевали лишь предпри ятия, связанные исключительно с торговой деятельностью. Затем это понятие стало охватывать предприятия промышленного производства и других сфер экономической деятельности. При интерпретации торговых предприятий в литератзфных источниках учитывалось многообразие видов их деятельности.

Так, известный русский цивилист Г.Ф. Шершеневич трактовал торговое предприятие как «...совокупность личных и имущественных средств соеди ненных для достижения известной торгово-хозяйственной цели по опреде ленному плану»^.

Эта ситуация сохранялась до принятия первого отечественного Граж данского кодекса 1922 года^. Однако уже к концу 1930 годов в качестве «тор говых» предприятия в законодательстве почти не рассматривали. В то же время, несмотря на отказ от такого определения, было введено в действие Положение о торговой регистрации"^, в соответствии с которым торговой ре гистрации подлежали все юридические и физические лица, занимающиеся ^ См.: Суханов Е. Гражданский кодекс о коммерческих организациях // Экономика и жизнь. 1994. № 45. С. 10.

^ Шерщеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М., 1994 (Репринтное из дание. 1914). С. 70.

^ См.: Собрание узаконений. 1922. № 71. Ст. 904.

^ См.: Постановление Президиума СНК СССР от 31 августа 1927 г. // Собрание законодательства РСФСР. 1927. № 57. Ст. 579.

торговой и промышленной деятельностью в виде промысла (п. 2). Все необ ходимые сведения о таких субъектах (участниках торгового оборота) подле жали опубликованию в Торговом реестре (п. 12, 14).

Позднее термином «предприятие» в законодательстве (Основы граж данского законодательства Союза ССР и Союзных республик 1961 года\ ГК РСФСР 1964 года) обозначались юридические лица, осуществляюш;

ие про изводственно-хозяйственную деятельность, т.е. деятельность в промышлен ности, строительстве, сельском хозяйстве, связи, на транспорте, в материаль но-техническом снабжении, науке и научном обслуживании, торговле, сфере услуг и других областях экономики. Такое определение разграничивало юри дических лиц, ведуп];

их производственно-хозяйственнзто деятельность, и осуш;

ествляющих иные виды деятельности, которые носили название «орга низация». Во многих правовых нормативных актах (включая Конституцию) подобное терминологическое разграничение предприятий и организаций имело место.

Упомянутые терминологические традиции были сохранены и с уста новлением суверенитета России на начальном этапе формирования рыночно го законодательства. Так, в законе «О предприятиях» (ст. 4) участники пред принимательской деятельности независимо от сферы их деятельности имено вались «предприятием». В данном случае предприятие выступало в качестве самостоятельного хозяйствующего субъекта, созданного для производства продукции, выполнения работ и оказания услуг.

Установившиеся традиции российского законодательства всех субъек тов, осуществляющих хозяйственную деятельность, обозначать единым тер мином «предприятие» были нарушены с момента введения в действие части первой ГК РФ.

В новом Гражданском кодексе предполагалось урегулировать пред принимательские отношения. Однако помимо предпринимательских отно ^ См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. № 50. Ст. 525.

^ См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст. 406.

шений Гражданский кодекс затрагивает слишком много иных отношений, поэтому предпринимательские отношения регламентируются недостаточно четко, подробно и, по справедливому замечанию В.В. Лаптева, «односторон не, только с позиций частных интересов предпринимателей, что определяется характером Гражданского кодекса как частноправового акта. К тому же предпринимательские отношению регулируются в нем в плане увязки с их общим регулированием имущественных отношений, что иногда приводит к искажению предпринимательско-правовых институтов»^ При этом исследо ватель акцентирует внимание на таком институте, как предприятие, рассмат риваемом в Гражданском кодексе лишь через призму юридического лица^.

В этом, по нашему мнению, может заключаться одна из причин «не ожиданного» предоставления прав юридического лица такому виду предпри ятия, как полное товарищество, поскольку без них полное товарищество, вы ступая коллективным субъектом предпринимательской деятельности, явно «выпадало» бы из активной сферы гражданско-правового регулирования.

Однако если исходить из практики Гражданского кодекса и таким образом увеличивать круг участников гражданско-правовых отношений, включая в него коллективные субъекты предпринимательской деятельности, тогда не обходимо и восстановить права юридического лица крестьянским (фермер ским) хозяйствам.

Согласно Гражданскому кодексу, который противоречиво определяет правовой статус крестьянского (фермерского) хозяйства, оно является одной из правовых форм самостоятельного хозяйствующего субъекта, коллективно го предпринимателя. То, что хозяйство не обладает правом юридического лица, а от его имени выступает лишь глава хозяйства, не имеет значения. Как ^ Современные проблемы хозяйственного (предпринимательского) пра ва (Материалы межвузовской научной конференции) // Государство и право.

1996. № 4. С. 60.

^ См.: Там же.

самостоятельный хозяйствующий субъект оно обладает собственными (кол лективными) интересами, которые могут не совпадать с интересами главы хозяйства (интересы же последнего законодательством не установлены). В случае неразрешимых противоречий между хозяйством и его главой послед НИИ по решению членов хозяйства может быть переизбран или освобожден от исполнения своих обязанностей любым иным законным способом. Здесь не существенно то, что только глава хозяйства имеет статус предпринимате ля. Его статус определяется исключительно государственной регистрацией самого хозяйства как коллективного предпринимателя. Кроме того, глава хо зяйства не обладает каким-либо преимуществом перед другими членами хо зяиства, и хотя в договорных отношениях именно он представляет хозяйство, его имущественный статус в правовых нормах Гражданского кодекса и зако на «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» особо не выделяется. Напро тив, в п. 3 ст. 258 ГК РФ указывается, что доли членов хозяйства в праве их совместной собственности на имущество признаются равными. Вместе с тем данная норма носит диспозитивный характер, поскольку в ней сделана ого ворка о возможности членов хозяйства своим соглашением устанавливать иной порядок распределения долей в совместной собственности. Можно предположить, что в ряде крестьянских хозяйств их главы имеют преимуще ство при распределении долей, как и допускать вариант, когда «рядовые»

члены хозяйства, предоставившие хозяйству значительные материальные средства, получают преимущество при распределении долей. Таким образом, кому отдавать предпочтение при распределении долей в совместной собст венности - дело всех членов хозяйства. Возникающие же и существующие при этом внутрихозяйственные отнощения в настоящее время законом не регламентируются вследствие того, что данный вид крестьянского хозяйства в Гражданском кодексе не рассматривается в качестве коллективного субъек та предпринимательской деятельности, т.е. коммерческой организации.

При возложении ответственности по обязательствам крестьянского хо зяйства к ответственности также официально привлекается его глава, имею щий статус предпринимателя\ Однако фактически ответственность несет са мо хозяйство в лице всех его членов, если оно не включает в себя только од ного з^астника - главу хозяйства. Но даже если таковое состоит из одного участника (гражданина-предпринимателя), то и тогда можно считать, что действует предприятие. Не случайно, по нашему мнению, деятельность ин дивидуальных предпринимателей в любой сфере экономики в соответствии с п. 3 ст. 23 ГК РФ приравнивается к деятельности юридических лиц - ком мерческих организаций, а при разрешении споров в арбитражных судах с участием индивидуальных предпринимателей в соответствии с п. 13 поста новления № 6/8 Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Су да РФ от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»^ для индивиду альных предпринимателей рассматривается как деятельность коммерческих организаций.

Приравнивание индивидуальных предпринимателей к коммерческим организациям - юридическим лицам - не является оригинальным в отечест венном гражданском законодательстве. Такой статус имеют индивидуальные предприниматели (коммерсанты) во многих экономически развитых странах.

В Австрии, например, индивидуальные предприятия считаются первичной формой любого хозяйствования и, несмотря на отсутствие прав юридическо го лица, они подлежат регистрации в торговом реестре наряду с другими субъектами предпринимательской деятельности, обладающими данными правами^. В США индивидуальные предприниматели также рассматриваются в качестве одной из правовых форм деловых предприятий. Эта форма пред ^ См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 1481/96 от 13 августа 1996 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ.

1996. № 1 1. с. 44.

^ См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. № 9. С. 8.

^ См.: Хойер В. Как делать бизнес в Европе. М., 1992. С. 30.

приятия, определяемая как «единоличное владение», в настоящее время в США является наиболее распространенной по сравнению с предприятиями других форм (партнерствами и корпорациями).

Вышеизложенные положения правового статуса хозяйствующих субъ ектов подтверждают высказанную в литературных источниках позицию о сложности, своеобразности предприятия как субъекта права, его многолико сти и многозначимости. Поскольку Гражданский кодекс не является специ альным правовым актом, регулирующим предпринимательскую деятель ность, он этого не 5^итывает, характеризуя коллективных субъектов пред принимательской деятельности лишь как юридических лиц, что не позволяет в полном объеме раскрыть правосубъектность предприятия^ Этому не спо собствует и статус индивидуальных предпринимателей, который хотя и при равнен к статусу юридических лиц - коммерческих организаций, но в ГК РФ раскрыт недостаточно четко и подробно (только в ст. 23, 25).

Нормы Гражданского кодекса, устанавливающие правовой статус кол лективных субъектов предпринимательской деятельности, носят отсылочный характер (за исключением тех, которые определяют правовой статус полных товариществ и товариществ на вере).

При этом, по нашему мнению, не ясно, во-первых, с какой целью в Гражданский кодекс включены нормы, определяющие правовое положение различных видов коммерческих организаций, если последнее достаточно подробно прописано в специальных законах, и, во-вторых, существовала ли необходимость «перегружать» Кодекс отсылочными нормами (статьями), ес ли он и без этих норм вполне объемен. Представляется целесообразным дать в нем лищь определение всех организационных форм юридических лиц без детального изложения их правового положения, как, например, это сделано в ^ См.: Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятия и субъекты.

М., 1998. С. 54.

Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик^ где пра вовое положение коммерческих организаций рассматривалось только в шес ти статьях (ст. 18-23). В каждой из статей, посвященных конкретной органи зационно-правовой форме коммерческой организации, предусматривалось, что она устанавливается специальным законодательством, до принятия кото рого разработчики Гражданского кодекса включили в последний как можно больше статей, относящихся к определению правового статуса тех видов коммерческих организаций, чей статус должен закрепляться специальным законодательством. На момент введения в действие части первой Граждан ского кодекса еще отсутствовали соответствующие специальные законы, од нако уже действовал закон «О предприятиях и предпринимательской дея тельности» - специальный закон, регламентирующий в целом преднринима тельскз^ю деятельность и определяющий правовой статус ее субъектов. В не го было бы достаточно внести необходимые изменения до принятия соответ ствующих специальных законов и избежать «нормативной перегрз^ки» в Ко дексе. Думается, что главным основанием для включения в ГК РФ норм, за крепляющих статус коллективных субъектов предпринимательской деятель ности, является не устранение законодательного пробела, а желание таким образом «выбить почву из-под ног» сторонников предпринимательского (хо зяйственного) права, разрабатывающих проект Предпринимательского (Тор гового) кодекса согласно указу Президента РФ от 29 апреля 1994 года. Ло гика при этом проста: зачем нужен Предпринимательский кодекс, если ста тус субъектов предпринимательской деятельности урегулирован достаточно полно в Гражданском кодексе? Но можно ли считать полным зфегулировани ем статуса субъектов предпринимательской деятельности в кодексе, если его ^ См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733.

См.: Лаптев В.В. О предпринимательском законодательстве // Госу дарство и право. 1995. № 5. С. 51-53.

^ См.: Собрание законодательства РФ. 1994. № 2. Ст. 84.

соответствующие нормы обладают некоторой непоследовательностью? Так, определяя предпринимательскую деятельность в качестве самостоятельной, направленной на систематическое получение прибыли (ст. 2), Гражданский кодекс коллективных субъектов данной деятельности называет коммерче скими организациями (ст. 50), а не предпринимательскими. Однако если ГК Ф РФ предусматривает предпринимательскую деятельность, то должны суще ствовать и соответствующие (предпринимательские) отнощения с аналогич ными по наименованию субъектами - индивидуальными и коллективными.

Первые авторами Гражданского кодекса обозначаются как индивидуальные предприниматели (физические лица, граждане), а вторые коллективными предпринимателями не называются. Отсюда следует парадоксальный вывод:

участвуя в предпринимательской деятельности, граждане являются предпри нимателями, а юридические лица - коммерсантами (или торговцами, что то ждественно).

Термин «коммерсант» в законодательствах Германии и Франции не объективно отражает субъективный состав участников предпринимательской деятельности. В германском торговом уложении под ним понимаются субъ екты, осуществляющие как производственную, так и иную деятельность (§ 1 бУ. Независимо от вида деятельности все эти субъекты считаются осуществ лю ляющими торговую деятельность. Аналогично определяет коммерсантов и Французский торговый кодекс (ст. 1)^.

Торговый кодекс в США (далее - ЕТК) не указывает конкретно лиц, ф обладающих статусом коммерсанта (лица, участвующего в предпринима тельской деятельности), а лищь обобщенно характеризует деятельность ком ^ См.: Германское право. Часть П. Торговое уложение и другие законы // Современное зарубежное и международное частное право. М., 1996.

См.: Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: гражданские и торговые кодексы. М., 1986. С. 109.

мерсанта \ Это определение по своему содержанию мало чем отличается от соответствующих обозначений коммерсанта в торговых кодексах Германии и Франции, где имеются в виду индивидуальные и коллективные предприни матели (физические и юридические лица). Однако, в отличие от них, в ЕТК (п. 28 ст. 1-201) к коллективным предпринимателям применяется не понятие «юридическое лицо», а «организация», под которым подраз)^еваются как корпорации, наделенные правами юридического лица, так и ряд субъектов, не обладающих данными правами: правительство и его учреждения, фонды, товарищества или ассоциации двух и более лиц, имеющие совместный инте рес, доверительные собственники, а также иное правовое или коммерческое образование. Законодательство США не связывает их участие в коммерче ских (предпринимательских) отношениях лищь с обладанием правами юри дического лица, определяя все организации в качестве субъектов права;

на против, большая часть участников таких отношений не имеет права юриди ческого лица, но никто не ставит под сомнение их правосубъектность.

Правовые формы, существующие в разных странах, характеризуются своей спецификой, но в то же время прослеживается и некоторое их сходст во, что не мещает выявить единую для всех них тенденцию - для урегулиро вания современных предпринимательских отнощений одного только торго вого законодательства не достаточно, так как последнее направлено на уре гулирование незначительной части данных отношений, в основном связан ных с куплей-продажей.

Российский Гражданский кодекс помимо норм непосредственно граж данского права в большей мере содержит в себе нормы именно торгового права, и несмотря на то, что последние, как уже отмечалось, давно транс ^ См.: Единообразный торговый кодекс США // Современное зарубеж ное и международное частное право. М., 1996. С. 58.

формировались в норму предпринимательского права, они не охватывают в целом предпринимательской деятельности. В связи с этим справедливой представляется точка зрения о необходимости разработки и принятия в Рос сии специально кодифицированного акта в области хозяйственной дея тельности, который должен иметь предметом регулирования как хозяйст венную деятельность, включающую в себя непосредственно отношения, связанные и извлечением прибыли (предпринимательские отношения), так и отношения, возникающие в области государственного урегулирования экономики страны^ Российский Гражданский кодекс, хотя и претендует на роль регулятора экономических (хозяйственных) отношений, не использует понятия «хозяй ственная деятельность» и «хозяйствуюший субъект». Вместо этого применя ются определения «хозяйственные товарищества и общества», «производст венные кооперативы», разграничение и отнесение которых к категории хо зяйственных, или производственных, является произвольным, не несущим смысловой нагрузки, так как они могут участвовать в любой сфере деятель ности.

Анализ норм Гражданского кодекса позволяет сделать вывод о том, что в нем содержатся и более существенные противоречия. Так, в ч. 1 ст. предприятие рассматривается в качестве объекта прав - имущественным комплексом (недвижимостью), используемым в предпринимательской дея тельности;

в ч. 2 этой же статьи закреплено, что предприятие как имущест венный комплекс включает в себя различные виды имущества, в том числе право требования, долги, права на обозначение, индивидуализирующие предприятия (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания).

Отсюда возникает вопрос, каким образом предприятие как объект прав, от ^ См.: Мамутов В.К. Сближение современных систем правового регу лирования хозяйственной деятельности // Государство и право. 1999. № 1.

С. 22.

носящийся к недвижимому имз^еству, может иметь имущественные и свя занные с ним личные права, поскольку правом требования наделяется только субъект права, а в соответствии с Гражданским кодексом таковым выступает только юридическое лицо. Предприятие, будучи имущественным комплексом, относимым ст. 132 ГК РФ к недвижимости, этим правом обладать не может.

Но если допустить, что предприятие, являющееся имущественным комплек сом, имеет право требовать, значит, оно располагает органами, реализующими данные требования (как юридическое лицо). Долги также могут быть только у субъектов права, т.е. лиц. Однако физическим лицом предприятие как имуще ственный комплекс бьпъ не может, но с юридическим лицом оно имеет несо мненное сходство, о чем свидетельствует и редакция ч. 2 ст. 132 ГК РФ, где ус танавливается, что в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности. Но объект прав не может осуществлять какую-либо деятельность, поскольку для этого необ ходимо наличие правосубъектности, которой он не обладает, даже если и от носится к недвижимому имуществу.

Следует отметить, что в ГК РФ включено еще одно положение, которое также не подтверждает отсутствие у предприятия правосубъектности, а указы вает на наличие у него права на индивидуализирз^ощие обозначения. В ч. ст. 132 ГК РФ предусматривается, что в состав предприятия как имуществен ного комплекса входят права на обозначения, индивидуализирующие пред приятие, его продукцию, работы, под которыми подразумеваются фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания. В данном случае эта статья содержит парадоксальное противоречие. Слово «индивидуализация» в русском языке объясняется как установление чего-нибудъ применительно к отдельному лицу\ Из смысла статьи следует, что здесь установлены опреде ленные права применительно к предприятию, т.е. оно является лицом - субъ ектом права. Однако согласно этой же статье предприятие, будучи лишь объ См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1984. 16-е изд. С. 214.


ектом прав, к лицам, обладающим правосубъектностью, не относится. В свя зи с этим возникает вопрос, кем или чем в таком случае является предпри ятие, определяемое Гражданским кодексом в качестве объекта недвижимости и обладающее индивидуализирующими правами. Ответ на него содержится в ч. 4 ст. 54 и ст. 132 ГК РФ, из которых можно сделать вывод о том, что пред приятие является юридическим лицом - коммерческой организацией. В ст.

54 речь идет об обязанности юридического лица - коммерческой организа ции - иметь фирменное наименование;

после соответствующей регистрации последнего юридическое лицо приобретает исключительное право его ис пользования. В случае же нарущения этого права другими лицами обладатель прав на фирменное наименование может предъявлять требования об устра нении нарущений и о возмещении причиненных убытков.

Как уже отмечалось, право на фирменное наименование принадле жит и предприятию, являющемуся имущественным комплексом - недви жимостью и объектом прав. Следовательно, одними и теми же правами одновременно наделяются субъект и объект права. Можно предположить, что в ст. 132 ГК РФ в качестве объекта прав - имущественного комплекса — подразумеваются лишь государственные и муниципальные унитарные предприятия, относимые Гражданским кодексом к коммерческим органи зациям, имеющим права на средства индивидуализации. Действительно, они обладают качествами как объекта, так и субъекта прав. Таким обра зом, вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что предприятием является любая коммерческая организация, представляющая собой иму щественный комплекс и обладающая аналогичными правами на средства индивидуализации.

§ 2. Критерии классификации субъектов иредирииимательского ирава Субъекты предпринимательского права определяются в нормах права как вообще граждане-предприниматели, коммерческие и некоммерческие юридические лица, государство (Российская Федерация), субъекты Россий ской Федерации, органы местного самозшравления, учреждения, обществен ные объединения, организации и т.д. Их классификацию можно проводить следующим образом:

а) в зависимости от наличия или отсутствия юридического лица субъ екты делятся на индивидуальных предпринимателей без образования юриди ческого лица (ст. 23 ГК РФ) и на коммерческие и некоммерческие организа ции (ст. 50 ГК РФ). К индивидуальным предпринимателям без образования юридического лица относятся также и фермеры.

Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а также создавать юридиче ские лица самостоятельно с другими лицами.

Согласно ГК РФ к юридическим лицам относятся коммерческие (хо зяйственные товарищества, хозяйственные общества, производственные коо перативы (артели), унитарные предприятия) и некоммерческие (потребитель ские кооперативы, общественные религиозные организации, фонды, учреж дения, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы), некоммерче ское партнерство, автономные некоммерческие организации) организации;

б) по признаку происхождения собственности субъекты делятся на публичные (т.е. учрежденные государством, субъектами Федерации) и част ные (учрежденные гражданами и юридическими лицами частного права, т.е.

предприятия публичного и частного права) (ст. 212 ГК РФ);

в) по признаку происхождения капитала субъекты делятся на нацио нальные, совместные и предприятия, полностью принадлежащие иностран ным инвесторам;

г) по экономическим показателям - на малые, средние и крупные пред приятия;

д) по признаку основной деятельности различают действующих субъ ектов в сферах промыщленности, сельского хозяйства, транспорта, торговые ф и т.д.

Коммерческие организации в целях координации их предпринима тельской деятельности, а также представления и защиты общих имущест венных интересов могут по договору между собой создавать объединения в форме ассоциаций или союзов, являющихся некоммерческими организа циями (ст. 121 ГКРФ).

Для всех выщеуказанных хозяйствующих субъектов характерны ос новные общие положения\ Носителями хозяйственных прав и обязанностей являются наделенные компетенцией субъекты, обладающие обособленным имуществом, на базе которого они осуществляют предпринимательскую и иную хозяйственную деятельность, зарегистрированные в установленном порядке или легитими рованные иным образом, а также руководство такой деятельностью, приоб ретаюпще права и обязанности от своего имени и несущие самостоятельного имущественную ответственность. Основным признаком субъекта хозяйство ^ вания является наличие у него обособленного имущества. Правовой формой такого обособления выступает право собственности, наличие которого дает обладателю максимум возможностей заниматься непосредственно предпри нимательской деятельностью, а также осуществлять руководство создавае мыми собственниками предприятиями, определять направление их деятель ности и условия ее ведения.

Обособление имущества может иметь и формы зависимых от собст венника прав: право полного хозяйственного ведения, хозяйственного веде ^ См.: Мартемьянов B.C. Хозяйственное право. М., 1998. Т. 1. Общие положения. С. 53-56.

. ния, аренды, оперативного управления, внутрихозяйственного ведения. Важ но то, что вне абсолютного, или относительного, при предоставлении иму щества собственникам или иным правомочным субъектам обособления не может появиться хозяйствующего субъекта, потому что только на такой ф имущественной базе реализуется собственный экономический интерес к ве дению дел с целью получения прибыли.

Выступление в хозяйственном обороте с целью полз^ения прибыли оз начает, что только профессиональное занятие производством товаров (работ, услзлг) дает основание считать з^астников такой деятельности предпринима телями. Если гражданин совершает такого рода акции эпизодически или не профессионально без цели извлечения прибыли, то он не может расценивать ся как предприниматель, не обязан регистрироваться в этом качестве, и на него в данном случае распространяются только нормы гражданского права, но не закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности», а также другие законы хозяйственной сферы.

С предпринимательской тесно связаны две группы деятельности: веде ние хозяйства на некоммерческой основе и хозяйственно-организаторская либо властно-регулирующая деятельность государства и регионов. Деятель ность некоммерческих структур (например, товарных и фондовых бирж) осуществляется в таком виде в целях повышения эффективности обслужива.

ния предпринимателей. Некоммерческое ее выражение в известной мере ус ловно. Если биржа не распространяет полученные прибыли между своими акционерами, то направление всех доходов на улучшение оборудования биржи, обслуживание клиентуры влечет повышение стоимости ее акций. В остальном хозяйственная деятельность некоммерческих структур ведется в таком же ключе, что и предпринимательская, в постоянном взаимодействии с предпринимателями и предприятиями. Поэтому указанные некоммерческие образования также являются субъектами предпринимательства.

Хозяйственно-организаторская деятельность государства и регионов как собственников является предпосылкой создания предприятий, определе ния содержания и прекращения их деятельности в соответствующих случаях.

В таких отношениях, тесно связанных с предпринимательской деятельно стью, государство и регионы выступают хозяйствующими субъектами. При этом они действуют в качестве субъектов, когда реализуются властные функции в целях защиты публичных интересов в области экономики.

Хозяйствующие субъекты ведут не только хозяйственную деятельность по выпуску товаров (работ, услуг), но и руководство ею либо властное госу дарственное воздействие на предпринимательскую деятельность. Объем и соотношение этих двух сфер проявления хозяйствования у разных субъектов различны. У предпринимателей-граждан компонент руководства вообще от сутствует. У предприятий руководство осуществляется в отношении его под разделений, а главное - оно направлено на непосредственное ведение хозяй ства. В компетенции таких субъектов, как государство, регион, преобладают хозяйственно-организз^ощая деятельность, которая касается субъектов, функционирующих на базе имущества, предоставленного государством или регионом как собственниками, и регулирующее воздействие в отношении всех субъектов предпринимателей при осзгществлении защиты публичных интересов. С ними государство устанавливает правоотношения в процессе реализации антимонопольных функций, взимания налогов, требований со блюдения порядка ведения хозяйственной деятельности и ответственности за его нарушение.

На нащ взгляд, классификацию субъектов предпринимательства сле дует проводить по разным признакам, например различать государствен ные, муниципальные и частные предприятия в зависимости от того, на ка кой форме собственности они основаны, а также от характера их хозяйст венной компетенции, выделяя при этом государство, регионы, предпри ятия и их подразделения.

Субъекты предпринимательства могут также дифференцироваться ис ходя из определения их статуса: законом «О предприятиях и предпринима тельской деятельности» или одновременно другими законами («О банках и банковской деятельности») либо вообще специальными законами (например, «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»). Предприятия можно различать также по их организационно-правовой форме.


Предприниматели и предприятия должны легитимироваться в качестве субъектов с помощью регистрации. На этом положении, а также на правовых проблемах легитимации предпринимательства, по нашему мнению, следует остановиться более подробно, так как это является одним из основных усло вий осуществления предпринимательской деятельности. Легитимация обо значает государственное подтверждение законности вхождения субъектов в хозяйственный оборот. В юридической литературе понятие легитимации употребляется главным образом в связи с государственной регистрацией предприятий и индивидуальных предпринимателей\ Вместе с тем разнооб разие направлений экономической активности не всегда позволяет закрепить правовой статус предпринимателя исключительно регистрационной проце дурой. Наряду с ней элементом легитимации предпринимательства целесо образно признать лицензирование отдельных видов деятельности, так как без указанного инструмента государственного регулирования правомерное уча стие хозяйствующих субъектов в большинстве сфер экономики зачастую оказывается невозможным.

Взаимосвязь данных механизмов проявляется прежде всего в том, что их правовыми последствиями являются возникновение как общей (при госу дарственной регистрации), так и специальной (при получении лицензии) предпринимательской правоспособности. В зависимости от необходимости прохождения лицом только первой либо обеих последовательных стадий приобретения статуса предпринимателя можно различать узкую и расширен ную легитимацию. Иногда в рамках взаимодействия отмеченных способов государственного регулирования наблюдается такая их интеграция, что мож ^ См.: Мартемьянов B.C. Указ. раб. С. 55.

но вести речь о формировании единого института легитимации нредприни мательства.

На современном этапе следует отметить ряд положений, которые, не сомненно, способствуют укреплению правопорядка в рыночных отношениях, правовом регулировании государственной регистрации. Необходимо выде лить укрепление правовой связи предпринимателей с регистрирующими ор ганами путем введения обязательной государственной фиксации изменений, внесенных в учредительные документы организаций, а также фактов их ре организации и ликвидации (ст. 52, 57, 63 ГК РФ). При этом просматривается стремление законодателя максимально з^ифицировать регистрационную процедуру на федеральном уровне. Это выражается в создании системы од нотипных регистрационных органов - федеральной и региональных регист рационных палат при Министерстве юстиции РФ, учреждении единого Госу дарственного реестра юридических лиц, совмещении данными органами функций регистратора и реестродержателя, а также в установлении единых правил и реализации указанных полномочий.

Отчетливо проявляется определенная тенденция становления данного института, которая может придать его развитию нежелательное направление:

реализация Концепции всеобщей государственной регистрации юридических лиц, нашедщая нормативное закрепление в ГК РФ (ст. 51). Это обусловлено активным участием в предпринимательских отношениях некоммерческих ор ганизаций, для чего необходима фиксация последних в централизованной ба зе данных. Однако идея формирования единого Государственного реестра по признаку одной лишь принадлежности к категории юридических лиц, на наш взгляд, вызывает ряд сомнений. Во-первых, исходное положение о том, что смыслом государственной регистрации применительно к организациям явля ется приобретение прав юридического лица, приводит к трансформации це левого назначения этого правового института, так как на первый план выдви гается не публично-правовой, а частный интерес. Основное предназначение государственной регистрации, напротив, видится в первичной легитимации участников хозяйственного оборота в целом, состоящей из трех основных элементов: а) государственного 5^ета субъектов предпринимательской дея тельности;

б) сбора публично-достоверных данных об их правовом, имуще ственном и организационном положении;

в) осуществления контроля за за конностью возникновения, изменения и прекращения правового статуса предпринимателя. Следование иному подходу не позволяет в полном объеме достигнуть указанных целей, так как за рамками единого Госреестра оказы ваются не только индивидуальные предприниматели, но и значительная кате гория производных субъектов хозяйствования, активно участвующих в пред принимательских отнощениях без статуса юридического лица: филиалов, представительств и других структурно обособленных подразделений. Откры тие последних в настоящее время не требует даже согласования места их размещения с регистрирующими органами, предусмотренного ранее ст. закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности».

Единственным требованием закона о фиксации факта существования этих образований служит указание его в учредительных документах создавших их организаций (ст. 55 ГК РФ) без уточнения характера и объема вносимых све дений. В результате регистрирующие органы не всегда располагают исход ной информацией о действующих на подведомственной территории филиа лах и представительствах, что затрудняет установление заинтересованными лицами (контрагентами, правоохранительными органами и др.) предмета и срока деятельности этих обособленных единиц, пределов полномочий их Зшравляющих, а тем более об установлении подлинного местонахождения.

Во-вторых, всеобщая регистрация субъектов хозяйственной деятель ности повлечет загромождение системы первичного государственного уче та данными о тех некоммерческих организациях, которым собственники не предоставили право занятия предпринимательством, в то время как, по справедливому замечанию некоторых ученых-юристов^ их деятельность (за исключением фондов) с позиций хозяйственного оборота не интересует третьих лиц.

Регистрационный порядок частных предпринимателей и органов госу дарства (учреждений государственной власти всех уровней, суда, прокурату ры и т.п.) станет закономерным следствием реализации рассматриваемой идеи, поскольку большинство из вышеуказанных учреждений являются юри дическими лицами. Но данная категория организаций ввиду их публичности не нуждается в легитимации правового статуса.

Государственную регистрацию целесообразнее было бы осуществ лять по другому критерию - занятию предпринимательской деятельно стью. Такая форма регистрации, именуемая торговой, характерна для со временной зарубежной практики. В условиях Российской Федерации она могла бы охватывать не только профессиональных коллективных и инди видуальных предпринимателей, но и некоммерческие организации, наде ленные в соответствии с п. 3 ст. 50 ГК РФ правом на занятие такой дея тельностью. Первые усилия в этом направлении были предприняты в году и нашли отражение в Положении о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности^, не получив, однако, по следующего законодательного оформления. Вместе с тем из числа субъек тов, проходящих регистрацию, следует исключить не нуждающуюся в ле гитимации категорию публичных предпринимателей, под которыми пони мают Российскую Федерацию в целом, субъекты Российской Федерации и ^ См.: Андреев В.К. Проблемы правосубъектности в предприниматель ской деятельности // Правовое регулирование предпринимательской деятель ности. М., 1995. С. 23.

^ Утверждено указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. (см.: Собрание законодательства РФ. 1994. № 11. Ст. 1194).

м)шиципальные образования в случаях их участия в горизонтальных пред принимательских отношениях^ Возрождение в Российской Федерации в 1991-1992 гг. государствен ной регистрации коллективных и индивидуальных предпринимателей, опо средованное принятием соответствующих законов, явилось закономерным шагом на пути ее перехода к рыночной экономике. Это свидетельствует о сугубо предпринимательской направленности данного государственного инструмента и существовании его в качестве правовой формы легитимации именно субъектов предпринимательства, а не абстрактных юридических лиц. Дальнейшее развитие указанного института, по всей видимости, долж но происходить именно в русле общемировых тенденций и отмеченного отечественного опыта.

В связи с углублением рыночных отношений получает все большее распространение и другая форма легитимации предпринимательства - лицен зирование. Оно заключается в установлении правового режима осуществле ния отдельных видов деятельности только при наличии специальных разре шений (лицензий), выдаваемых уполномоченными органами публичной вла сти при соблюдении определенных условий. Возникаюшие при этом право вые отношения между лицензирующими органами и предпринимателями яв ляются правоотношениями «по вертикали», так как складываются в порядке государственного регулирования экономики при осуществлении особого ви да публичной деятельности - лицензионной. Объектами таких правоотноше В юридической литературе встречаются противоположные точки зре ния относительно возможности признания государства публичным предпри нимателем и правомерности использования такого термина вообще (см.: По пондопуло В.Ф. Вещные права предпринимателя // Журнал международного частного права. 1995. № 1. С. 7;

Толстошеев В.В. Правовое регулирование региональной экономики // Правовое регулирование предпринимательской деятельности. С. 65-66).

Н И выступают специальные разрешения, выдаваемые в каждом конкретном И случае (в отличие от общих дозволений, закрепленных в законе для всех слу чаев предпринимательской деятельности).

Назначение лицензионного механизма видится в установлении особого государственного контроля за осуществлением таких видов предпринима тельства, которые в силу присущих им особенностей сопряжены с реализа цией наиболее важных публичных интересов.

К ним, прежде всего, следует отнести обеспечение безопасности населения (общественной, экономиче ской, экологической и др.). Эта цель может быть достигнута как путем пред варительного (на стадии выдачи разрешений), так и последующего контроля за соблюдением владельцами лицензии тех условий, на которых они были выданы. Полномочия лицензирующих органов оперативно реагировать на допущенные нарушения путем приостановления или аннулирования лицен зии позволяют считать лицензирование весьма эффективным средством го сударственного надзора. Представляется, что самодостаточность данного ме ханизма исключает необходимость в параллельном текущем контроле за дея тельностью лицензиатов в части соблюдения затрагиваемых при ее ведении публичных интересов (например, через системы обязательной сертификации, государственной аттестации и др.).

При проведении классификации по различным признакам субъектов предпринимательства, по нашему мнению, особое место должно отводиться таким его субъектам, как государство (Российская Федерация), субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (ст. 124-126 ГК РФ).

Об участии государства и его органов в предпринимательской деятельности необходимо отметить следующее. Во-первых, в настоящее время отсутству ют концепция и сами правила хозяйствования (Хозяйственный, или Пред принимательский, кодекс). Во-вторых, не установлен и сам статус ни Прави тельства и центральных органов, ни субъектов Федерации. В отношении му ниципальных образований наблюдается обратная ситуация - закон «Об об щих принципах местного самоуправления» действует, но повсеместно отсут ствуют органы местного самоуправления.

Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования вы ступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с гражданами и юридическими лицами.

Однако для государственных и муниципальных хозяйствующих субъ ектов предпочтительной является форма унитарного предприятия, позво ляющая государству (муниципальному образованию) более жестко зшравлять ими, направлять деятельность данных предприятий на выполнение необхо димых для государства и общества задач путем использования такого инст румента, как специальная правоспособность, а иногда и посредством уста новления прямых плановых заданий. Однако последнее относится только к казенным предприятиям, роль которых иногда необоснованно преувеличива ется без учета того, что указанные предприятия из-за чрезмерного ограниче ния их хозяйственной самостоятельности обычно действуют менее эффек тивно, чем создаваемые на праве хозяйственного ведения. Именно в такой форме должны создаваться государственные предприятия, кроме убыточных и малорентабельных, которые должны организовываться как казенные.

Несмотря на то, что для частных предприятий по общему правилу предпочтительна корпоративная форма, в некоторых случаях целесообразно создание негосударственных иитарных предприятий. Так, предприятия по требительских кооперативов, общественных и религиозных организаций се годня можно создавать только как корпоративные, хотя при учреждении предприятий подобного рода для создания хозяйственных обществ или това риществ иногда отсутствуют экономические основания. Поэтому целесооб разно отказаться от общего запрета образования унитарных предприятий не государственными организациями.

в современных условиях повышается эффективность хозяйственной деятельности путем создания группировок предприятий. Это способствует также повышению управляемости корпоративных предприятий. Подобные группировки формирзоотся, главным образом, с использованием акционер ной формы в виде холдингов, финансово-промышленных групп и дрзтих по добных образований, в составе которых предприятия сохраняют юридиче скую и экономическ5ао самостоятельность, вступая в координационные и су бординационные отношения с дрзтими участниками комплекса.

Указанные группировки предприятий представляют собой производст венно-хозяйственные комплексы, действуюшие как хозяйственные системы (экономически организованный производственно-хозяйственный комплекс, грзшпировка предприятий) собственников имуш;

ества, создаваемые в интере сах достижения обших для них экономических, а в некоторых случаях - со циально-экономических целей. Последнее относится, в первую очередь, к хо зяйственным системам, создаваемым с участием государственных и муници пальных предприятий и организаций.

Хозяйственные связи между предприятиями, входящими в систему, могут быть более или менее тесными в зависимости от вида производствен но-хозяйственного комплекса. Этим обусловлен и объем взаимных прав и обязанностей звеньев и центра системы. Во всех случаях данные цредпри ятия сохраняют свой юридический статус, пользуются всеми правами пред приятия, в том числе правом юридического лица. При этом, как правило, для организации хозяйственных систем применяется акционерная форма;

иными словами, система выступает как корпоративное образование.

Типичным примером в данном случае являются холдинги, т.е. произ водственно-хозяйственные комплексы, включающие холдинговую компанию (центр системы) и дочерние предприятия.

§ 3. Современное состояние правового регулирования предпринимательской деятельности хозяйствующих субъектов в отношениях предпринимательства Важнейшую роль во всех современных системах правового регулиро вания хозяйственной деятельности играет конкурентное законодательство, которое пронизано публично-правовым началом.

Основополагающим нормативно-правовым актом в сфере правового регулирования конкуренции и монополии в Российской Федерации являет ся закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической дея тельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 года с последзпющими изменениями и дополнениями (далее - закон о конкуренции)\ Закон о конкуренции - комплексный нормативно-правовой акт, включающий в себя положения о пресечении как монополистической деятельности, так и недоб росовестной конкуренции. По своей природе он относится, несмотря на ха рактер внесенных в него в 1995 году изменений, к антимонопольным законам западноевропейского типа, которые, как известно, построены на принципах регулирования и ограничения монополистической деятельности, в отличие от законов американского типа, где монополии формально запрещены.

Отраслевая принадлежность конкзфентного права ранее во многом за висела от решения вопроса о том, в каком кодексе закрепить основопола гающие нормы о конкуренции и монополии — в Гражданском кодексе или в предполагаемом Предпринимательском кодексе (в Российской Федерации велась дискуссия о целесообразности разработки и принятия Хозяйственно го, или Предпринимательского, кодекса). Усилия в развитии предпринима тельского права увенчались принятием указа Президента РФ от 29 апреля 1994 года, в котором была предусмотрена разработка Предпринимательского ^ См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 499;

1992. № 32. Ст. 1882;

№ 34. Ст. 1966.

кодекса^ а также издаимем новой редакции Общеправового классификатора отраслей законодательства, где гражданское законодательство и законода тельство о предприятиях и предпринимательской деятельности рассматри ваются как разные отрасли законодательства^.

В Гражданском кодексе РФ закреплена, по сути, лишь одна общая нор ма о недопущении использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции и злоупотреблении доминирующим положением на рынке. В отличие от конституционных норм (ст. 34 Конституции РФ), в ГК РФ отсут ствует норма о необходимости пресечения недобросовестной конкуренции.

Основная роль в реализации конституционных принципов поддержки конку ренции, ограничения монополистической деятельности и пресечения недоб росовестной конкуренции отводится специальному антимонопольному зако нодательству, основу которого составляет Закон о конкуренции, закрепляю щий таьсже нормы гражданского и административного права, что обеспечива ет оптимальное сочетание частных и публичных интересов в правовом регу лировании конкурентных отношений.

Следует отметить, что в правовом регулировании хозяйственных (предпринимательских) отношений все больше внимания уделяется судебной практике, поскольку ее роль сегодня возрастает. При этом наиболее актуаль ными становятся два взаимосвязанных вопроса: как влияют на развитие пра ва акты Конституционного Суда РФ, постановления пленумов высших су дебных инстанций по вопросам применения законодательства и каковы пер спективы данного влияния.

При ответе на первый вопрос, на наш взгляд, неизбежно придется об ращаться к понятиям, принципам и формам (источникам) права, совершенст вование которых под воздействием судебной практики характеризует значе ние указанных актов и постановлений.

См.: Собрание законодательства РФ. 1994. № 2. Ст. 84.

См.: Там же. 1996. № 7. Ст. 679.

Вопрос о существенных признаках какого-либо юридического понятия и его законодательного определения решает сам законодатель. Однако чем сложнее и многограннее правовое явление, тем труднее дать ему краткое оп ределение. В подобных случаях судебная практика - эффективное средство соверщенствования определений и понятий, применяемых законодателем. В процессе толкования норм она раскрывает все существенное, что они содер жат, верно отражая их реальный правовой смысл.

Принципы права наряду с юридическими нормами способны регулиро вать хозяйственные отношения. Они выражают наиболее существенные свойства законодательства и могут быть положены в основу обоснования решения по конкретному делу (например. Конституционным Судом РФ при принятии решения о признании нормативного правового акта неконституци онным в соответствии с принципами, прямо закрепленными в Конституции России).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.