авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Волохова, Елена Викторовна Правовое регулирование предпринимательской ...»

-- [ Страница 3 ] --

Совершенство права зависит также от совершенства его форм (источ ников), поскольку от внешней формы, в которую воплощается государствен ная воля, зависит его действенность, юридическая сила. Форма права пока зывает, насколько она адекватна регулируемой ею деятельности. В связи с этим Б.Н. Топорнин справедливо отмечает, что характерной чертой развития источников права в России стало «явное увеличение их многообразия, вклю чение в перечень источников все новых их видов» 1. Одна из пригаин этого ^ процесса - увеличение регулятивной роли судебной практики в вышеуказан ных формах и ее активное правовое воздействие на регулирование хозяйст венных отношений. Компетенция судебной власти и ее функции в области конституционного контроля и разъяснения действующего законодательства неизбежно приводят либо к принятию судебных актов, наделенных всеоб щим характером (например, решения Конституционного Суда РФ по вопро сам конституционности оспариваемых законов и формулируемые в них пра Топорнин Б.Н. Система источников права: тенденции развития. Су дебная практика как источник права. М., 2000. С. 17.

вовые позиции), либо к выработке судебных правил (правоположений), имеющих определенную степень обобщенности и обязательное значение для судов (постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики). Современные пра вовые реалии свидетельствуют о том, что существующая законодательно за крепленная компетенция судебной власти уже не вмещается в жесткие схемы традиционной иерархии источников права. В силу этого правовой доктриной должно быть по-новому переосмыслено и теоретически обосновано изме нившееся право. Вместе с тем судебная практика как источник права не от носится к категории закона, поскольку не обладает признаками такового, а осуществляет лишь дополнительное правовое регулирование и имеет по сво ему характеру только вспомогательное по отношению к закону значение.

Закрепленные в Конституции РФ, федеральных законах и дрз^их нор мативных правовых актах определения и юридические понятия, межотрасле вые и отраслевые принципы права могут непосредственно применяться при регулировании предпринимательских отношений. В то же время расплывча тость отдельных определений и юридических понятий, недостаток смысло вого содержания в правовых припципах в процессе применения права иногда приводят к экономическим конфликтам и противоречиям между принципами права, в результате чего предпринимательские правоотношения оказываются не урегулированными надлежащим образом или урегулированными с явны ми диспропорциями.

Именно в процессе правоприменительной деятельности судов отчетли во выявляются все недостатки в правовом регулировании предприниматель ской деятельности. Путем вырабатываемых высшими судами правил, право вых позиций устраняются эти противоречия и дисбалансы, через совершен ствование определений и юридических понятий, принципов права совершен ствуется само право как регулятор экономических отношений.

Так, акты Конституционного Суда РФ оказали существенное влияние на развитие права в сфере экономики. В них были сформулированы и напол нены реальным содержанием некоторые определения и юридические поня тия, имеющие принципиальное значение для развития налогового законода тельства. Получили развитие либо сформулированы некоторые межотрасле вые и отраслевые нормы публичного и частного права, отработаны опреде ленные механизмы сочетания интересов.

Как было указано выше, законодатель до настояш;

его времени не разре шил одну из актуальных проблем - сочетание публичных и частных интересов в процессе предпринимательской деятельности. В частности, В.Ф. Яковлев об раш;

ает внимание на то, что формирование системы нормативно-правового ре гулирования экономических отношений происходиг стихийным образом, без опоры на тщательно отработанную теоретическую концепцию: «Главная труд ность создания такой концепции заключается в решении проблемы соотноше ния публичного и частного права, от которого зависит содержание нового зако нодательства, механизм воздействия государства на общественные отношения и степень его эффективности». Далее автором делается следуюпщй вывод:

«Механизмы сочетания публичного и частного интересов очень тонкие, но они должны быть обязательно отработаны» ^ Необходимо отметить, что сегодня на практике отдельные аспекты этой проблемы разрешаются не законодателем, а судебной практикой. Так, правовые позиции, выраженные в постановлении Конституционного Суда РФ от 16 мая 2000 г. № 8-П, оказали значительное влияние на совершенство вание принципов публичного и частного права и развитие права в целом.

Этот документ имеет особое значение для развития принципа гражданского права - неприкосновенности частной собственности. Конституционный Суд ограничил частноправовые интересы (интересы должника-собственника, на ходящегося в процедуре конкурсного производства) в пользу публично правовых исходя из необходимости осуществления государством защиты ^ Российское государство и право на рубеже тысячелетий (Всероссий ская научная конференция) // Государство и право. 2000. № 7. С. 9-10.

прав и интересов друтих лиц (населения, использз^ощего фонд социального назначения и объекты коммунальной инфраструктуры, являющиеся собст венностью должника-банкрота, в жизненно необходимых целях). Вместе с тем Конституционный Суд указал на недопустимость ограничения права собственности и лищения собственника имущества без предоставления ра зумной компенсации с учетом стоимости имущества, обеспечивающей ба ланс между публичными и частными интересами. Однако учет публичных интересов, связанный с необходимостью большей социальной справедливо сти, может обусловливать выплаты возмещения ниже рыночной стоимости имущества, изымаемого из частной и передаваемого в муниципальную соб ственность. Критерием справедливого баланса публичных и частных интере сов в данном слз^ае выступает соразмерная компенсация с учетом возмож ной выплаты стоимости ниже рыночной с обеспечением ее судебной провер ки. Как указал Суд, определение разумных пределов, в которых возможна компенсация, не разрушает принцип о предварительном и равноценном воз мещении отчуждаемого в публичных целях имущества. Равная защита част ной, государственной, муниципальной и иных форм собственности при оп ределении размеров разумной компенсации в связи с изъятием имущества в публичных целях должна осуществляться на основе принципа справедливо сти. Таким образом. Конституционный Суд, развивая принцип гражданского права о неприкосновенности частной собственности и раскрывая его смы словое содержание, в случае изъятия у собственника имущества в публичных целях определил предел его действия в процессе реализации государством функции запщты жизненных интересов населения. В развитие принципа воз мездности, т.е. предварительной и равноценной компенсации при изъятии у собственника имущества для государственных нужд Конституционный Суд также сформулировал понятие «разумная, справедливая компенсация» и дал ему сущностную характеристику. Разумная, справедливая компенсация озна чает соразмерность с точки зрения обеспечения справедливого баланса меж ду публичными и частными интересами, которая в данном случае выступает одновременно и критерием справедливости. При этом понятия «разумная» и «справедливая» компенсация, применяемые Конституционным Судом в це лях достижения баланса интересов, тождественны. Реализуя принцип соблю дения справедливого баланса публичных и частных интересов, он установил, что в случае необходимости обеспечение большей социальной справедливо сти под понятием разумной компенсации может подразумеваться выплата в размере ниже рыночной стоимости изымаемого в публичных целях имуще ства и это не следует рассматривать как нарушение принципа о предвари тельном и равноценном возмещении стоимости изымаемого в публичных це лях имущества.

Данное положение представляет собой важный вклад в развитие права в целом, поскольку раскрывает сущность (при соответствующих, специфиче ских обстоятельствах) одного из важнейщих его принципов - неприкосно венность частной собственности, а в законодательстве нет определения ра зумной, справедливой компенсации.

Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Ар битражного Суда РФ по вопросам судебной практики также оказывают влия ние на развитие права в сфере предпринимательской деятельности, так как в них сформулированы некоторые определения и юридические понятия, в ча стности получили развитие такие принципы гражданского права, как обеспе чение восстановления нарушенных прав, их судебная защита.

Например, совместное постановление Пленума Высшего Арбитражно го Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения поло жений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользо вание чужими денежными средствами» от 8 октября 1998 г. № 13/14 имеет значение для развития обязательственного права, поскольку в нем сформули ровано понятие денежного обязательства, определены его свойства и случаи, в которых обязательство не является денежным, хотя и связано с денежными средствами. Понятие денежного обязательства отсутствует в Гражданском кодексе РФ, следовательно, указанное постановление раскрывает содержание действий обязанного лица по передаче денег, выступающих средством пла тежа, и характеризует в связи с этим его особенности и свойства. Тем самым дополняются общие положения об обязательствах.

Поскольку в ст. 395 ГК РФ отсутствует прямой ответ на вопрос о пра вовой природе процентов за пользование чужими денежными средствами, в постановлении определена юридическая природа данных процентов, высту пающих особой мерой гражданско-правовой ответственности за неисполне ние или просрочку исполнения денежного обязательства, и их отличие от других процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средства ми. Это обусловило специфику порядка начисления и взыскания таких про центов и их соотнощения с неустойкой (пеней) при просрочке исполнения денежного обязательства. Определение правовой природы процентов за пользование чужими денежными средствами оказало влияние на совершен ствование таких институтов гражданского права, как обеспечение исполне ния обязательств, ответственность за нарушение обязательств, заем и кредит, расчеты, ответственность за неосновательное обогащение. Постановление имело значение и для законодательства о банковской деятельности, так как в нем раскрыты специфические особенности уплаты процентов на неисполне ние или просрочку исполнения денежного обязательства, незакрепленные непосредственно в Гражданском кодексе РФ.

Таким образом, совершенствование отдельных положений обязатель ственного права оказало влияние на развитие гражданского права, поскольку исходя из содержащегося в постановлении понятия денежного обязательства, определения его характера и правовой природы в гражданском праве появи лась также возможность правильно отграничить проценты за пользование чужими денежными средствами от иного рода санкций, убытков, неустойки.

Один из распространенных способов защиты прав, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, - признание следок недействительными и применение послед ствий недействительности ничтожных сделок. Значение данного способа за пщты нарушенных гражданских прав нашло адекватное выражение в п. совместного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с примене нием части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 1 июля 1996 г. № 6/8. В этом постановлении сформулирован способ защиты прав предъявление иска о признании недействительной ничтожной сделки, не предусмотренный непосредственно в ГК РФ;

определен круг лиц, имеющих право предъявлять такие иски (любое заинтересованное лицо);

установлен срок исковой давности по данному требованию (10 лет);

определен порядок применения последствий недействительности ничтожной сделки.

При рассмотрении обозначенных выще вопросов необходимо, по нашему мнению, выяснить, каковы функции судебной власти. Например, В.П. Кашепов подчеркивает, что волевое воздействие на общественные про цессы судебная власть оказывает при выполнении своих функций и сама вы ражается путем установления присущих ей судебно-властных отношений^ Фзшкции судебной власти закреплены, в первую очередь, в Конститу ции РФ и в федеральных конституционных законах «О судебной системе Российской Федерации», «О Конституционном Суде Российской Федера ции», «Об арбитражных судах Российской Федерации». Основная функция судебной власти - осуществление правосудия при разрешении социально правовых конфликтов (ст. 118 Конституции). Принятые новые федеральные законы, в частности Арбитражный процессуальный кодекс РФ, свидетельст вуют о том, что эта функция получила дальнейшее развитие на основе кон ституционных принципов. Другие, не менее важные функции судебной вла сти это - конституционный контроль нормативных актов, официальное тол кование Конституционным Судом РФ Конституции и разъяснения высшим судебным инстанциям по вопросам судебной практики (ст. 125, 126, Конституции РФ).

^ См.: Комментарий законодательства о судебной власти в Российской Федерации. М., 2000. С. 7.

Значимость функций определяется в процессе их реализации. В част ности, постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопро сам судебной практики имеют обязательный характер для системы арбит ражных судов. Именно при реализации этой функции, а также конституци онного контроля нормативно-правовых актов проявляется воздействие су дебной практики на правовое регулирование предпринимательской деятель ности.

Чем выше деловая активность, объемы производства различных по ха рактеру и потребительским свойствам товаров, работ и услуг, тем более ус ложняется характер экономических отношений.

Все большее количество субъектов вовлекается в предпринимательскую деятельность, возрастает не только количество заключаемых договоров, но и усложняется сам характер экономических отношений между субъектами предпринимательской дея тельности, частноправовые интересы начинают все чаще пересекаться с пуб лично-правовыми и нередко вступать с ними в противоречие. Чем выше по требность в более совершенном правовом регулировании предприниматель ской деятельности, тем больше количество принимаемых государством нор мативных правовых актов. Следовательно, усиливается регулятивная роль судебной практики, поскольку законодательство в принципе не может доско нально урегулировать все многообразие динамично изменяюш;

ихся экономи ческих условий.

Большое число законов, принимаемых в сфере экономики, неизбежно рано или поздно по различным причинам может привести (и на практике иногда приводит) к тому, что некоторые законы или их отдельные положения в ряде случаев вступают в противоречие с Конституцией, что, в свою оче редь, обусловливает постановку вопроса об их конституционности. Именно при большом количестве законов и иных нормативных правовых актов в сфере экономики возможны недостатки в правовом регулировании на уровне противоречий с Основным законом. В результате этого роль актов Конститу ционного Суда Российской Федерации в экономической сфере возрастает.

Возникает еще одна проблема - стабильность правового регулирования и имущественного оборота, предполагающая такой правовой режим, когда возникщие договорные отношения в сфере предпринимательства носят ус тойчивый характер, отношения собственности надежно запщщены законом и обеспечены правоприменительными органами, а в случае причинения вреда или неосновательного обогащения обеспечивается справедливое восстанов ление в правах.

Представляется, что на современном этапе развития экономики, в усло виях федеративного государства намного полнее, чем прежде, раскрываются возможности правового регулирования предпринимательских отношений, в том числе посредством судебной практики в виде актов Конституционного Суда и разъяснений Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбит ражного Суда РФ по вопросам применения российского законодательства.

В современной России также создаются условия для развития судебной практики. После принятия федеральных конституционных законов, регули рующих деятельность судебной власти в стране, в некоторые из них внесены существенные изменения и дополнения, в частности в федеральный консти туционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации». В ре зультате этого возросло юридическое значение решений Конституционного Суда РФ, принимаемых по вопросам конституционности закона или его час ти;

четко определены обязанности государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией РФ;

в связи с решением Конституционного Суда установлены последствия признания Конституционным Судом РФ не соответств5^ющими Конституции оспариваемых нормативных правовых актов, одним из которых является то, что подобные положения не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами. То есть рещение Конституционного Суда РФ имеет общеобязательный характер. Поэтому данные решения и формули руемые в них правовые позиции можно отнести к судебным прецедентам, выступающим источником конституционного права. Применение Конститу ционным Судом РФ такой юридической технологии, как конституционное истолкование норм закона без признания последних неконституционными, также подчеркивает возрастание роли его актов.

В новом Арбитражном процессуальном кодексе РФ закреплены поло жения, ранее отсутствовавшие в АПК РФ 1992, 1995 годов, заключающиеся в щ возможности официального применения судебной практики при принятии арбитражным судом решений. Так, согласно ч. 3 ст. 13 АПК РФ, если при рассмотрении конкретного дела арбитражный суд придет к выводу о несоот ветствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматри ваемом деле. Конституции РФ, то он обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности данного закона. Исходя из ст. федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Россий ской Федерации» в случае признания Конституционным Судом закона не со ответствующим Конституции РФ этот закон или его отдельные положения не могут применяться судами, а данное дело подлежит пересмотру компетент ным органом в обычном порядке. Кроме того, согласно ст. 311 АПК РФ при знание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конститзщии РФ закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с при нятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд, ^, является основанием для пересмотра вступившего в законную силу судебно го акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Ранее в арбитражном про цессуальном законодательстве отсутствовали нормы, обязываюшде арбит I ражный суд обращаться в Конституционный Суд РФ с запросом о конститу ционности закона, примененного или подлежащего применению в рассмат риваемом деле. Такая обязанность арбитражного суда вытекала из п. 5 моти вировочной части постановления Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. J f 19-П. Теперь такая процессуальная обязанность прямо закреплена So вч. Зет. 13 АПК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 70 АПК РФ в мотивировочной части решения I арбитражного суда могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики. Если ра нее в арбитражном процессуальном законодательстве отсутствовали нормы, закрепляюш;

ие право арбитражного суда делать ссылки в мотивировочной части решения на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики и суды исходили из положений ч. 2 ст. федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Россий ской Федерации», то теперь такое процессуальное право нормативно закреп лено в новом АПК РФ.

Таким образом, подобное отношение законодателя к судебной практи ке свидетельствует о тенденции к дальнейшему повышению роли актов выс ших судебных инстанций в правовом регулировании предпринимательской деятельности, усилению конституционного контроля судебной власти в от ношении нормативных правовых актов и разъяснению действуюш;

его зако нодательства на основе из5Д1ения и обобщения судебной практики.

Правовая стабильность означает и определенную степень предсказуе мости правоприменительных актов. Так, В.В. Витрянский вполне обосно ванно полагает, что такое качество правосудия, как определенная предска зуемость судебных решений, должно быть присуще не только самой судеб ной практике, но и в целом правопорядку. «Ведь в конечном счете уровень правового регулирования имущественного оборота определяется не степе нью совершенства законодательных актов, а тем, как толкуются и исполня ются правовые предписания»\ Совокупность правовых норм, регулирующих движение товаров, услуг, капиталов, должна вызывать у участников оборота уверенность в стабильно сти юридических правил, которые исходят от государства, и, следовательно.

^ Витрянский В.В. Обобщение надзорной практики Высшего Арбит ражного Суда Российской Федерации по применению гражданско-правовых ^ норм // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2000. }|2 11. С. 103.

в устойчивости их экономического статуса и существующих между ними связей.

Как представляется, в настоящее время нет правовых оснований пола гать, что в российском праве имеется тенденция перехода к системе преце дентного права. Повыщение роли судебной практики само по себе еще не до казывает, что в Российской Федерации осуществляется или наметился пере ход от системы континентального права к системе общего права. Как спра ведливо отмечает А. Барак, у судебной власти нет ничего, кроме того, что ей дает право. Судебное правотворчество разрещается, только если оно призна ется правом, и в той мере, в какой это признается правом. Власть для осуще ствления судебного правотворчества и пределы его должны опираться на право- Иными словами, официальная правовая доктрина реализуется зако нодателем в принимаемых им законах.

Конституция РФ и принятые в соответствии с ней федеральные кон ституционные и федеральные законы, напротив, однозначно з^азывают на то, что отечественная правовая система не отказалась от принципов конти нентального права. Развитие современного российского законодательства, по крайней мере в экономической сфере, направлено на использование всех достоинств данной системы права - стабильность и приоритет закона, яв ляющегося основным и ведущим источником права, что в сочетании с повы щением роли судебной власти определяет относительно быстрый перевод правового регулирования на новые принципы. Это особенно актуально для сегодняшней России, право которой развивалось прежде и логически про должает развиваться в рамках континентального права, как в силу закреп ленных в Конституции РФ правовых принципов и традиций, так и по прагма тическим соображениям. Иначе придется кардинально менять правовую сис тему и внедрять прецедентное право в том значении, в каком оно существует в странах общего права, и ждать «не десятилетия, а столетия, пока процесс См.: Барак А. Судейское усмотрение. М., 1999. С. 128.

формирования нового права завершится»^ Российский цивилист И.А. Покров ский по данному вопросу указывает, что «едва ли сами ссылаюш51еся на Анг лию пожелали бы заменить наше континентальное правосостояние английским хаосом веками накоплявшихся прецедентов»^.

Сближение систем континентального и общего права имеет свои пре делы. Континентальное право, в принципе признавая судебную практику, как правило, высших судов в качестве источников права, будет по-прежнему ис ходить и приоритета закона. Российской законодательной властью сегодня четко определены границы и пределы судебного правотворчества. Акты Кон ституционного Суда РФ имеют нормативно-правовой характер, то есть фак тически статус судебного прецедента, но они, тем не менее, не обладают приоритетом перед Основным законом - Конституцией РФ. Разъяснениям, содержащимся в постановлениях пленумов высших судебных инстанций по вопросам применения законодательства, отводится вспомогательная роль по отношению к закону;

они не имеют приоритета перед законом;

их значение заключается в конкретизации и детализации норм закона, наполнении их ре альным содержанием и не направлено на отмену действующей нормы закона, упорядочении отношений, которые либо не урегулированы, либо не могут быть урегулированы непосредственно законом в силу неясности или неточ ности формулировок. Другой целью указанных форм судебной практики яв ляется урегулирование конфликтов в отношениях - противоречий между нормами - установление справедливого баланса между публичными и част ными интересами, а также создание новой нормы права или изменение дей ствующей. Судебные правила (правоположения), вырабатываемые в процес се толкования норм законов, остаются источником права до тех пор, пока за конодатель либо воспримет их полностью или частично, реализовав в норме ^ Топорнин Б.Н. Указ. раб. С. 33.

^ Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998.

С. 103-104.

закона, либо изменит или вообще отвергнет, отразив в норме закона иные правовые подходы, поскольку приоритет всегда принадлежит законодателю.

В российской правовой системе именно этому закону отведена основная роль регулятора общественных отношений.

Исходя из выщеизложенного можно сделать вывод о том, что особен ности правового статуса субъектов предпринимательства не учтены в долж ной мере в новом гражданском законодательстве и прежде всего в ГК РФ.

Это и невозможно было сделать, так как статус предпринимателя закреплен в комплексе межотраслевых норм и институтов, не согласованных между со бой. В других отраслях права урегулирована какая-то отдельная сторона предпринимательской деятельности, в связи с чем целостное представление о данном хозяйственно-правовом явлении утрачивается.

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ § 1. Проблемы правового регулирования предпринимательской деятельности физических лиц Институт предпринимательской деятельности как разрещенного и по ощряемого государством занятия, как было )асазано выще, - достаточно но вое явление в российском праве последнего десятилетия.

В законе РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельно сти» 1990 года впервые было дано определение понятия «предприниматель ство» и его основных признаков.

Предпри1шмательством признана инипиативная самостоятельная дея тельность граждан и их объединений, направленная на получение прибыли, осуществляемая ее субъектами на свой риск и под имущественную ответст венность в тех пределах, которые очерчены организационно-правовой фор мой предпринимательства.

Принятие части первой Гражданского кодекса РФ 1994 года, несо мненно, стало серьезным этапом развития нормативной базы, касающейся предпринимательской деятельности, - был разрещен ряд проблем, устранены некоторые неточности и необоснованные ограничения предпринимательской деятельности, существовавщие в ранее действовавщем законодательстве.

Однако правоприменительная практика и углубленный анализ приня тых норм показали, что они также несоверщенны и нуждаются в дальнейщем уточнении и дополнении, т.е. возникают различные проблемы формирования и реализации правового статуса граждан, коммерческих организаций в отно щениях предпринимательства.

Возникает необходимость раскрыть и проанализировать создание пра вового статуса физических и юридических коммерческих лиц через его со ставляющие, для того чтобы выявить вышеуказанные проблемы.

Ряд признаков предпринимательства занял стабильное, бесспорное ме сто в нормативном определении.

Первым из них является осзш1ествление деятельности с целью получе ния прибыли (коммерческий характер). Каждый собственник имущества вправе свободно им распоряжаться по своему усмотрению, себе во благо, что выражается, как правило, в плодах и доходах от имущества (ст. 209 ГК РФ).

С учетом этого стала явной недостаточность определения, данного законом «О предприятиях и предпринимательской деятельности», исходя из которого некоммерческое распоряжение имуществом во власти собственника, а любая прибыль (и даже цель ее получения) требовала соблюдения предварительной процедуры регистрации субъекта в качестве предпринимателя, что сопряже но с известными трудностями в виде повышенной ответственности, дополни тельного учета, отчетности и расходов, не всегда соотносимых с возможным доходом.

Попыткой исправить такое положение стал введенный Гражданским кодексом признак систематичности получения прибыли. Но, к сожалению, и он не разрешает имеющиеся проблемы полностью. Основным препятствием здесь выступает отсутствие легального определения или устоявшегося обы чая в понимании систематичности. Одновременно существуют два крайних подхода к этому понятию. Лингвисты утверждают, что «систематический постоянно повторяющийся, непрекращающийся», а законодатель в понятие «систематичность» укладывает событие, произощедшее хотя бы два раза.

На наш взгляд, вполне естественно, что в условиях подобной неопре деленности толкование данного признака и вытекающих из этого последст вий будет различаться у гражданина и заинтересованных государственных органов. Практические последствия малейщей нормативной неопределенно сти в подобных случаях сказываются немедленно - существуют трудности в реализации прав собственника на уровне ведомственных интересов. Органы, осуществляющие государственное регулирование, ставят собственника предпринимателя в худшее положение по сравнению с зарегистрированным лицом.

В законодательном регулировании прослеживается динамика в разре шении вопроса, прибыль от какой деятельности считается полученной от предпринимательства. Его объектом согласно ПС РФ являются пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг. Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности указывал на получение прибыли вообще, без конкретизации ее источников. Думается, что в Граж данском кодексе сделана неудачная попытка охватить в одном предложении всю гамму возможных источников получения прибыли.

Действительно, по общему правилу предприниматели получают при быль от реализации товаров и услуг. Несколько абстрактнее выглядит поня тие «прибыль от пользования имуществом». Если рассматривать его бук вально и в системе с нормами части второй Гражданского кодекса, то дого воры займа, подряда на выполнение научно-исследовательских, опытно конструкторских и технологических работ, перевозки, транспортные экспе диции, банковского вклада, банковского счета, хранения, поручения, комис сии, доверительного управления имуществом и некоторые другие договоры с элементом прибыли не вправе заключать гражданин, не зарегистрированный в качестве предпринимателя^ С нашей точки зрения, наиболее ярко это проявляется в таких догово рах, как заем, доверительное управление имуществом и договор банковского вклада. Гражданин вполне может самостоятельно, на свой риск передать дру гой стороне на достаточно длительный период имущество или деньги в целях получения прибыли (процентов), но формально подпадает под необходи ^ См.: Моисеев М. Предпринимательская деятельность граждан: поня тие и конститутивные признаки // Хозяйство и право. 1997. № 3. С. 74.

мость регистрации в качестве предпринимателя. То есть в настоящее время десятки миллионов граждан - владельцев счетов в банках - нарушают норму статьи 2 ГК РФ, если воспринимать ее буквально. Это подтверждает несоот ветствие данной нормы реальности. Если один гражданин дает другому заем с компенсацией заемщиком инфляции (например, по курсу доллара), то он считается получающим прибыль, так как государством до сих пор должным образом не учитывается при налогообложении коэффициент инфляции, хотя нормативных деклараций на этот счет было достаточно. Таким образом, не имея на деле не только прибыли, но и цели ее получения, гражданин дейст вует вопреки закону, что чревато признанием такой сделки недействитель ной, изъятием мнимой прибыли и щтрафом.

Не вполне точно и понятие «прибыль от продажи товаров, выполнение работ или оказание услуг». Нередки случаи, когда гражданин реализует бывшие в употреблении и даже новые товары, ранее приобретенные для лич ного потребления (без цели перепродажи), в связи с отпадением надобности в них (например, излишки строительных материалов при сооружении инди видуального жилого дома). Такая продажа может осуществляться на протя жении достаточно длительного периода или по частям, что можно истолко вать как систематичность. Ввиду того что при продаже гражданин преследу ет цель получить доход (прибыль), его также можно счесть нарушителем за кона, так как он не зарегистрировался в качестве предпринимателя.

Многие граждане от случая к случаю производят мелкие работы по до говорам подряда или поручения за плату. В силу законодательной неопреде ленности по данному вопросу налоговые инспекции не могут объяснить, по чему на практике к «арендодателям» имущества предъявляют требование о государственной регистрации в качестве предпринимателей, а к «подрядчи кам» - нет, хотя по признакам предпринимательства, указанным в ст. 2 ГК РФ, их деятельность часто совпадает. Как представляется, дело не в том, что «подрядчиков» во много раз больще (они почти ежедневно сотрудничают с большинством предприятий и многими гражданами), а в том, что правосоз нание подсказывает: нельзя относительно простые сделки возводить в ранг предпринимательской деятельности, подвергшейся специальному регулиро ванию, тогда как это никак не влияет на налогообложение.

Почти каждый гражданин заключает в год несколько гражданско правовых сделок с элементом прибыли. Как правило, доход выражается в не значительных суммах, которые один гражданин (организация) выплачивает другому сразу по окончании работ наличными. Если требования о регистра ции понимать буквально, то необходимо сразу и заранее все дееспособное население зарегистрировать как предпринимателей и обязать вести учет. По следствия такого допущения очевидны: с одной стороны, утрачивается смысл гипертрофированного понятия «предприниматель», отождествляемого с гражданином (или наоборот), с другой стороны, норма закона не обеспечи вается практической возможностью ее реализации. Гражданину нет смысла терять ради небольшого дохода время и средства на регистрацию, поэтому огромное количество мелких доходов граждан, особенно по договорам меж ду собой (преимз^ественно устным сделкам), будет оставаться не учтенным, количество нарушителей закона станет астрономическим, а работу судов можно существенно затруднить большим числом дел по требованиям нало говых органов о признании сделок граждан недействительными по формаль ным признакам.

Пе достаточно ясным с точки зрения определения предпринимательст ва остается и вопрос приобретения акций и облигаций предприятия. Дело в том, что признак самостоятельности деятельности можно расценивать по разному, в том числе и таким образом, что гражданин самостоятельно приоб ретает ценные бумаги и извлекает прибыль, «пользуясь» ими\ Государственная регистрация индивидуального предпринимателя и предприятия не одинаковы по своему значению. До государственной регист рации предприятие юридически не существует, не имеет прав и обязанно ^ См.: Моисеев М. Указ. раб. С. 76.

стей. Однако правоспособность гражданина возникает с момента рождения (ст. 17 ГК РФ);

регистрация факта рождения носит з^етный, вторичный ха рактер, лишь подтверждающий юридическое событие рождения. В содержа ние гражданской правоспособности гражданина входят наряду с другими и ф правовые возможности собственника легально приобретенного имущества.

Возникает вопрос: какую нагрузку несет регистрация гражданина как пред принимателя, без которой его сделки, направленные на получение прибыли, будут недействительными. Здесь имеют значение два аспекта. С одной сто роны, если субъект постоянно занимается профессиональной деятельностью по производству товаров и услуг, то общество вправе ожидать от него из вестной надежности и безопасности в вопросах качества, а также имущест венной ответственности при недобросовестности в коммерческой деятельно сти. Государство в данном случае должно применять специфические меры регулирования предпринимательской деятельности - начиная с регистрации при выполнении ряда условий (например, наличие знаний и материальной базы для производства определенных товаров или услуг) и заканчивая надзо ром за соответствием стандартам качества и безопасности, правилам торгов ли, разрешения споров по хозяйственной деятельности в особых судах и по особой процедзфе.

«г С другой стороны, если гражданин получает прибыль от собственного имущества и деятельности нерегулярно либо в небольших объемах, общество не имеет к нему существенного интереса и не может понести от такой дея тельности больших потерь.

ф Для общества и каждого конкретного потребителя более важна яс ность - с каким субъектом они в данный момент имеют дело. При отсутст вии четкого правового разделения постоянно хозяйствующего субъекта и гражданина, осуществляющего свою правосубъектность в рамках общего регулирования, четкое понимание прав и обязанностей контрагента, реали зующего имущество, товар или услугу, затруднено.

Осуществление предпринимательской деятельности на свой риск, то есть под собственную имущественную ответственность включает принятие на себя предпринимателем как собственником имущества не только могущих произойти неблагоприятных последствий, но и дополнительного (спещ1фи ческого предпринимательского) риска в обязательственных отнощениях. От ветственность предпринимателя является повыщенной, на него возлагаются неблагоприятные последствия, возникщие не только по его вине, но и в иных случаях, кроме непреодолимой силы.

До введения в действие ГК РФ 1994 года из указанного правила для гражданина-предпринимателя по сравнению с предприятием было сделано исключение: он нес ответственность только при наличии вины (постановле ние Верховного Совета РФ от 3 марта 1993 г. «О некоторых вопросах приме нения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации»)^ Такой подход представляется не совсем верным. Потребитель (контр агент) вправе ожидать одинаковой ответственности от продавца товара (ус луги) независимо от того, кто осуществляет предпринимательскую деятель ность - гражданин или предприятие. Как представитель общества потребите лей государство обязано вырабатывать одинаковый подход к ответственно сти любого хозяйствующего субъекта. Это никоим образом не затрагивает принцип дифференциации регулирования предпринимательской деятельно сти разномасщтабных субъектов в целях стимулирования их развития, так как упрощать предпринимательство вопреки интересам других субъектов прав недопустимо.

Таким образом, вполне обоснованными являются нормы п. 3 ст. 23, п. ст. 401 ГК РФ, в соответствии с которыми уравнены в правовом режиме коммерческие организации и индивидуальные предприниматели, в том числе и в вопросах ответственности.

^ См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 1 1. Ст. 393.

Наиболее существенной ошибкой, допущенной отечественным зако нодателем в отнощении понятия «предпринимательства», следует, на нащ взгляд, считать отсутствие в Кодексе упоминания о признаке профессио нализма в деятельности предпринимателя. Такой признак содержится в за конодательстве Франции (ст. 1 французского торгового кодекса), Герма нии (§ 1 германского торгового уложения) и ряда дрзтих стран. Российские дореволюционные авторы также выделяли намерение вести торговлю как пpoмыceл^ Это, однако, не означает, что не существует некомпетентных, не профессиональных предпринимателей. Условный признак профессионализма призван нести иную нагрузку.

Гражданин-предприниматель должен открыто относиться к объекту своей деятельности как профессионал, специалист. Интересным в этой связи представляется определение ст. 2-104 единообразного торгового кодекса США: «Коммерсант - это тот, кто соверщает операции с товарами опреде ленного рода или каким-либо другим образом по роду своих занятий ведет себя так, как будто он обладает особыми знаниями или опытом в отношении операций и товаров, являющихся предметом сделки, а также тот, кто может рассматриваться как обладающий такими знаниями или опытом вследствие того, что он использует услуги агента, брокера или иного посредника, кото рый ведет себя так, как будто он обладает такими знаниями и опытом».

Внешними проявлениями данного отношения могут быть использова ние специального места торговли (оказание услуг) — магазина, павильона, мастерской, иного производственного помещения, специального оборудо ванного транспортного средства, вывесок информационно-рекламного харак тера;

торговля, за редким исключением, новыми товарами, их наличие в не ^ См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М., 1994. С. 61.

Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран // Сборник нормативных актов: гражданские и торговые кодексы. М., 1986.

С. 284.

скольких экземплярах, возможность выбора пок)шателем товара из опреде ленного ассортимента;

публичность предпринимательской деятельности предоставление возможности практически неограниченному кругу лиц - по требителей или контрагентов приобрести данный товар (услзту);

длительный и стабильный режим работы предпринимателя в течение дня (недели).

В ст. 2 ГК РФ выделяется такой признак предпринимательской дея тельности, как осуществление ее лицами, зарегистрированными в этом каче стве в установленном законом порядке. При смысловой верности данного признака юридико-технически он весьма не точно расположен. В результате буквального толкования упомянутой нормы выясняется, что ведение само стоятельной, на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли, лицами, незарегистрированными в качестве предприни мателей, не является предпринимательством.

Кроме того, формулировка ст. 2 Гражданского кодекса противоречит его же п. 2 ст. 23, где признается незаконной (без регистрации) деятельность по извлечению предпринимательской прибыли.

Полагаем, что упомянутую неточность достаточно легко исправить следует вынести требование о необходимости государственной регистрации предпринимателя за рамки легального определения предпринимательства.

В настоящее время конструкция легального определения совершенст вуется, делаются попытки уточнить и нормативно «отточить» его элементы.

Законодатель пошел по пути инкорпорации норм о предпринимательской деятельности в Гражданский кодекс и достиг определенных успехов.

Представляется необходимым нормативное, четко проработанное раз деление «простого ремесла» и систематической предпринимательской дея тельности. Сегодня регистрация гражданина в качестве предпринимателя иг рает во многом скрытую роль выявления субъекта - налогоплательщика. Ду мается, что щагом вперед стал бы переход к подаче всеми гражданами один раз в год налоговой декларации (с существенными штрафами за неуплату на логов), а проходить дополнительную регистрацию в качестве предпринима теля нужно будет только действительно «коммерсантам-профессионалам».

По нашему мнению, с одной стороны, следует выделить круг сделок, всегда требующих статуса предпринимателя, а с другой стороны, такие, ко торые независимо от объема и систематичности не относятся к предпринима тельским.

Должное место надлежит занять признаку профессионализма в дея тельности предпринимателя с его подробным легальным толкованием.

Хотелось бы, чтобы юридико-технические недочеты, наблюдающаяся усеченность гражданского законодательства в вопросах правового статуса граждан были устранены проработанным специальным законом о предпри нимательской деятельности, позволяющим упростить приобретение статуса и деятельность предпринимателя, оптимизировать, удешевить государственное регулирование данной деятельности и надзор за ней, что, несомненно, об легчит работу правоприменителя.

§ 2. Совершенствование нравового статуса коммерческих организаций Для рассмотрения проблем формирования и реализации правового ста туса коммерческих организаций в отношениях предпринимательства необхо димо провести сравнение признаков различных коммерческих организаций, что позволит проследить как очевидный прогресс в регулировании их стату са, так и пробелы и противоречия.

Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности»

1990 года положил начало процессу образования коммерческих организаций.

С принятием в 1995 году части первой Гражданского кодекса РФ заверщи лось их организационно-правовое оформление.

Как показывает анализ гражданского законодательства и практики его применения, правовой статус коммерческих организаций урегулирован не достаточно, а в действующих нормах наблюдаются пробелы и противоречия.

В соответствии со ст. 50 ГК РФ все юридические лица делятся на ком мерческие и некоммерческие организации. Данная классификация представ ляется не вполне удачной. Ограничительный перечень коммерческих органи заций и неограниченность организационно-правовых форм некоммерческих организаций вызывают дискуссию. Так, В.А. Рахмилович считает оправдан ным офаничение организационно-правовых форм, поскольку это, по его мнению, является необходимым условием устойчивости оборота^ Такое по ложение обусловлено застоем в правовом регулировании^.

Экономика страны бурно развивается, возникают новые отношения между хозяйственными обществами и товариществами, производственными кооперативами, а также другими организациями, поэтому возможность фор мирования иных организационно-правовых форм коммерческих организаций отрицать нельзя. К тому же не все перечисленные в ст. 50 ГК РФ коммерче ские организации являются таковыми. Следовательно, можно пойти по пути выработки отличительных признаков коммерческих организаций, как это сделано в отношении юридических лиц.

Понятие «юридическое лицо» уже давно сложилось и четко закреп лено в законе (ст. 48 ГК РФ), Организационно-правовая форма юридиче ского лица - это совокупность конкретных признаков, объективно выде ляющихся в системе общих признаков юридического лица и существенно от личающих данную группу юридических лиц от всех остальных^.

^ См.: Рахмилович В.А. О достижениях и просчетах нового ГК РФ // Го сударство и право. 1996. № 4. С. 117.

^ См.: Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты. М., 1996. С. 33.

^ См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право. М., 1997. Т. 1.

Основополагающими признаками, характерными для коммерческой организации, выступают следующие:

- формирование имущества членами организащти;

- участие членов организации в управлении ею;

- экономическая самоответственность за результаты деятельности ор ганизации.

К этому также можно добавить фирменное наименование организации.

Имущество коммерческой организации включает в себя вклады ее уча стников, а также произведенные и приобретенные в процессе деятельности денежные и материальные ценности, которые, как правило, принадлежат ор ганизации на праве собственности. Основу имущественной обособленности этих организаций составляет уставный капитал (складочный капитал, паевой фонд и т.д.), определяющий минимальный размер ее средств и являющийся стартовым капиталом развития. Р1м гарантируются возможные требования кредиторов, определяются размеры долей участников.

Специфика правового положения полного товарищества предопреде лила формирование складочного капитала без определения в законодательст ве его минимального размера, обеспечивающего требования кредиторов.

Полные товарищества сами решают вопросы о размере имущества, необхо димого им для осуществления предпринимательской деятельности и разме рах вкладов. Участник полного товарищества обязан внести не менее поло вины своего вклада к моменту регистрации товарищества, оставшуюся часть вклада он должен внести в сроки, установленные учредительным договором.

Таким образом, полное товарищество относится к коммерческой орга низации, одним из конститутивных признаков которой является объединение в ней не капитала учредителей (участников), а главным образом самих этих лиц. Более того, товарищество основывается на лично-доверительных отно щениях всех его участников^ что означает непосредственное участие в его деятельности всех и каждого.

^ См.: Суханов Е. Юридические лица (Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1995. № 3. С. 10.

Российским Гражданским кодексом РФ определена ответственность полного товарищества за несвоевременное внесение вкладов 10 процентов годовых с невнесенной части вклада и обязанность возместить причиненные убытки товариществу. Однако в законодательстве не рещен вопрос о послед ствиях для самого товарищества неисполнения обязательств о внесении вклада его участником. Вероятно, товарищество в таком сл5^ае обязано объ явить об уменьщении складочного капитала и зарегистрировать это в соот ветствующем органе. Существует другой неблагоприятный вариант - само ликвидироваться.

Гражданское законодательство содержит нормы о том, что при умень щении зарегистрированного складочного капитала прибыль не распространя ется между его участниками до восстановления его первоначального размера.

Однако в соответствующих статьях ГК РФ о товариществах не указана воз можность увеличения складочного капитала. Такое право должно принадле жать товариществу при условии благоприятного финансового положения и полного формирования первоначального складочного капитала.


При создании имущества коммандитного товарищества выявляются определенные особенности. Цель создания коммандитного товарищества за ключается в личном участии полных товариществ в деятельности организа ции. Их вклады могут быть незначительными. Особая роль в формировании имущества принадлежит вкладчикам-коммандистам, размер вкладов которых определяют полные товарищества с учетом задач предпринимательской дея тельности. Коммандисты не участвуют в управлении товариществом. Однако они имеют свои интересы «вхождения» в состав коммандитного товарищест ва. Для них это удобный способ вложения средств и получения соответст вующей прибыли без непосредственного ведения дел организации.

Имущество, созданное за счет вкладов участников полного и комман дитного товариществ, а также приращенный капитал в результате предпри нимательской деятельности принадлежит им на праве собственности.

Отсутствие специального нормативного акта о полных и коммандит ных товариществах, регулирзоощего правовой режим их имущества, в част ности состав и порядок формирования складочного капитала, ответствен ность за нарушение обязательств по внесению вкладов, вносимых вкладчи ками, гарантии прав полных товариществ от банкротства, затрудняет приме нение имеющихся в ГК РФ немногих норм о товариществах. Это отталкивает предпринимателей от данной организационно-правовой формы, и поэтому полные и коммандитные товарищества не напши должного распространения в России.

Принятие нормативного акта локального регулирования предусмотрено статьями ГК РФ о полных и коммандитных товариществах. Таким актом яв ляется Устав товарищества. Непосредственно сами участники данных орга низаций, до того как будет принят федеральный закон, могут решить вопро сы, связанные с нормальным функционированием товарищества.

Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью»

не содержит норм о составе имущества общества. Из анализа норм закона можно сделать вывод о том, что общество с ограниченной ответственностью формируется за счет долей его участников, предусмотренных уставом, при были, полученной в результате деятельности, в том числе от крупных сделок, и иных законных источников. Размер первоначального уставного капитала, как и в ЗАО, равен стократной величине минимальной оплаты труда в месяц на день регистрации 0 0 0.

Закон содержит много новелл по сравнению с соответствующими статьями Гражданского кодекса. Впервые участники 0 0 0 могут ограничить максимальный размер доли конкретных участников и соотношение долей в уставном капитале. Так, в п. 3 ст. 14 ГК РФ указывается, что такие ограниче ния не могут быть установлены в отношении отдельных участников общест ва. Остается неясным, каких конкретно участников 0 0 0 имеет в виду ука занная императивная норма.

Впервые установлен порядок привлечения к оценке номинальной стоимости денежного вклада независимого оценщика, если предполагаемая сумма составляет более двухсот минимальных размеров оплаты труда. При этом увеличена ответственность вносящего неденежный вклад участника и независимого оценщика, которые солидарно несут субсидиарную ответст венность при недостаточности имущества в течение трех лет с момента госу дарственной регистрации 0 0 0 или внесения изменений в устав общества^ Учитывая, что 0 0 0 может испытывать потребность в дополнительных средствах, законодатель предусмотрел возможность фиксации в уставе по ложения о внесении участниками дополнительных вкладов. Однако не опре делены условия и причины, при которых возникает обязанность участников внести дополнительные средства. Такая необходимость может быть преду смотрена в уставе.

В отличие от хозяйственных товариществ, минимальные размеры ус тавного капитала акционерных обществ четко определены федеральным за коном «Об акционерных обществах», составляющие для ОАО не менее ты сячекратной, а для ЗАО - стократной суммы минимального размера оплаты труда, установленного на дату регистрации общества. Тем самым, в отличие от товариществ, акционеры заранее ограничивают свою ответственность по обязательствам общества только в пределах внесенных ими вкладов. Личное имущество акционеров может в данном случае стать объектом для удовле творения требований кредиторов, и последним приходится рассчитывать лшль на уставный капитал общества.

Как правило, при формировании АО его учредители вносят минималь ный размер уставного капитала, опасаясь за перспективу работы общества.

Законодательство предоставляет акционерам возможность формировать окончательный размер уставного капитала в рассрочку. При регистрации АО ^ См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995.

любого типа следует оплатить не менее пятидесяти процентов уставного ка питала. Оставшаяся часть должна быть внесена в течение года с момента ре гистрации. Таким образом, при выборе типа акционерного общества учреди тели должны з^итывать свои возможности в формировании первоначальной финансовой базы.

Федеральный закон «О производственных кооперативах» четко опре деляет состав имущества производственного кооператива (далее - ПК). Оно включает паевые взносы членов кооператива, прибыль от его деятельности, имущества, переданное в дар юридическими и физическими лицами, и иные источники в соответствии с законодательством. Основу имущественной ба зы составляет паевой фонд кооператива. Как и в хозяйственных товарище ствах, установление минимального размера паевого фонда отнесено к ком петенции членов данного ПК. Это обстоятельство можно объяснить тем, что, как правило, такие кооперативы являются небольшими по числу их членов и по объему выполняемых ими работ. Члены ПК непосредственно определяют возможную для них минимальную сумму паевого фонда, раз мер пая и порядок его внесения каждым участником, ответственность за на рушение обязательств по уплате указанных взносов. Это должно найти от ражение в уставе ПК.

Законодатель предоставляет члену кооператива, в отличие от иных коммерческих организаций, право внести к моменту государственной реги страции до десяти процентов паевого взноса, предусмотрев уплату оставшей ся суммы в пределах года с момента регистрации ПК.

В качестве паевого взноса могут вноситься деньги, ценные бз^аги и иное имущество, в том числе имущественные права, а также земля, являю щаяся объектом гражданско-правовых сделок в пределах, установленных За коном о земле и природных ресурсах. Как известно, «вакуум» в правовой системе побудил ряд субъектов Российской Федерации действовать само стоятельно.

Имущество, закрепляемое за государственным и муниципальным уни тарным предприятием при их создании, формируется на базе государствен ной и муниципальной собственности. Минимальный размер уставного фон да, как и в ОАО, равен тысяче минимальных месячных окладов заработной платы. В отличие от рассмотренных выше коммерческих организаций, он должен быть оплачен полностью до их государственной регистрации. Это не вполне отвечает принципу равенства форм собственности, используемых в предпринимательской деятельности. Таким образом, унитарные предприятия ставятся в худшее положение, чем организации, основанные на частной соб ственности.

Сформированное собственником-государством, муниципальным обра зованием имущество не принадлежит предприятию на праве собственности.

Это не объединение средств нескольких лиц (физических, юридических), как в других коммерческих организациях, в соответствии с законодательством предприятие обладает ограниченным вещным правом на закрепленное за ним имущество.

Предполагается, что продолжение существования предприятий несобственников в российской экономике - дань традициям прежней систе мы хозяйствования, которые рано или поздно они должны уйти в прошлое^ Право хозяйственного ведения унитарного предприятия ограничивает его право распоряжения недвижимым имуществом, так как не может прода вать, сдавать в аренду, передавать в залог, вносить в качестве вклада в устав ный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ и иным образом распоряжаться имуществом без согласия собственника.

Что касается имущества государственного унитарного (казенного) предприятия, закрепленного за ним на праве оперативного управления, то ^ См.: Суханов Е. Проблемы правового положения компаний в новом Гражданском кодексе России (О статье Л. Лехтинен) // Хозяйство и право.

1995. № 8. С. 69.

собственник может в любое время изъять излищнее неиспользуемое либо ис пользуемое, с его точки зрения, не по назначению имз^цество и распорядить ся им по своему усмотрению. Только готовую продукцию казенное предпри ятие вправе реализовать самостоятельно, но и здесь есть ограничения - иное может быть установлено законом или другими правовыми актами.

Имущество 5пнитарного предприятия характеризуется неделимостью на паи, вклады между его работниками.

Распределение доходов от хозяйственной деятельности также находит ся под контролем собственника имущества - государства, мзшиципального органа. При этом работники предприятия практически не заинтересованы в результатах своего труда.

Предприниматель посредством органов управления участвует в приня тии таких решений, как утверждение устава, ликвидация и реорганизация хо зяйственных обществ и товариществ, назначение исполнительных органов, утверждение годовых отчетов и балансов, заключение крупных сделок и, что очень важно, распределение прибыли.

Следует отметить, что участие в управлении коммерческой органи зацией осуществляется либо непосредственно участником организации, например при решении вопросов реорганизации и ликвидации общества на общем собрании, либо выборными и назначаемыми органами, такими как Совет директоров (наблюдательный совет), единоличные и коллегиальные исполнительные органы (правление, дирекция, генеральный директор, ди ректор).


По нашему мнению, нельзя согласиться с И.С. Шиткиной, полагаю щей, что управление акционерным обществом осуществляется его органа ми, а не просто акционерами, поскольку тогда рещения исходят исключи тельно от органов управления акционерного общества, а не от конкретных лиц, и соответственно, акционеры могут реализовать свои права на участие в управлении компанией только в рамках тех органов, куда они непосред ственно входят^ Законами о коммерческих организациях предусматривается кворум 5^астников общего собрания при принятии рещений. Поэтому отрицание не посредственного участия в управлении коммерческой организацией конкрет ных участников не имеет под собой правовой основы.

В статьях 71 и 84 ГК РФ о полном и коммандитном товариществах от мечается, что полными товариществами осуществляется управление по об щему согласию всех товарищей. Предусмотрена также возможность приня тия некоторых рещений больщинством голосов при условии определения пе речня вопросов в з^редительном договоре. Какие же органы управления воз можны в полном и коммандитном товариществах, какова их компетенция, какие вопросы требуют единогласного решения - эти и многие другие вопро сы оставлены Кодексом без ответа. Конечно, можно объяснить отсутствие органов управления в товариществах небольщим количеством участников, например в малом бизнесе. Тем не менее в ООО, где установлен минимум участников в количестве одного человека, и в ПК с численностью не менее пяти человек законодательством предусмотрены такие органы, как общее со брание, наблюдательный совет и т.д. Отсюда вытекает вывод о необходимо сти восполнения указанных пробелов в правовом статусе товариществ.

В обществе с ограниченной ответственностью существует, как прави ло, двухзвенная система управления: общее собрание и исполнительный ор ган. Уставом 0 0 0 может быть предусмотрено три звена. Вторым звеном яв ляется Совет директоров (наблюдательный совет). Высщий орган общества общее собрание его з^астников.

Вызывает недоумение то, что соответствуюпщй закон не предусматри вает в качестве исключительной компетенции общего собрания (в отличие от ^ См.: Шиткина И.С. Правовое обеспечение деятельности акционерного общества. Комплект локальных нормативных актов. М., 1997. С. 96.

статьи 91 ГК РФ) обязанность распределения убытков общества, что всегда было прерогативой высшего органа управления коммерческой организации.

Нечетко в законе урегулированы взаимоотношения общества и управ ляющего, который, как правило, не является участником общества. Как должны строиться подобные отношения? Целесообразно ли заключить тру довой договор (контракт)? В этом случае отношения будут переведены в «русло» трудового права. Если же данные отнощения гражданско-правовые, тогда какой договор следует заключать, поскольку ГК РФ не предусматрива ет специальной нормы? Скорее всего, это смещанный гражданско-трудовой договор.

Федеральный закон «Об акционерных обществах» более полно урегу лировал участие акционеров в органах управления акционерных обществ по сравнению с другими коммерческими организациями. Закон закрепил права владельцев обыкновенных акций участвовать в общем собрании с правом го лоса по всем вопросам его компетенции, быть избранным в совет директоров, участвовать в образовании исполнительного органа общества и досрочно прекращать его полномочия, являться генеральным директором общества.

Акционеры, обладающее привилегированными акциями, как правило, не имеют права голоса на общем собрании, за исключением некоторых случаев.

В акционерном обществе предусмотрена трехзвенная система управле ния АО: общее собрание, совет директоров (наблюдательный совет), который в обязательном порядке создается, если общество состоит из более чем 50 уча стников, и исполнительный орган (единоличный и/или коллегиальный).

В принятых законах и иных нормативных актах присутствуют бланкет ные нормы, отсылающие рещения конкретных вопросов к внутренним доку ментам организации, разработка и принятие которых являются обязательны ми для нее. Кроме того, гражданское законодательство не всегда достаточно полно регулирует возниюдие новые правоотношения, что также вынуждает предпринимателей обращаться к локальному нормотворчеству. Поэтому на зрела необходимость разработки правового механизма локального нормо творчества. Таким «подспорьем» могут служить подготовка Министерством юстиции и Министерством экономики ряда модельных положений о порядке разработки и принятие в коммерческой организации локальных нормативных актов «О совете директоров», «О правлении (дирекции)», «О генеральном § директоре (директоре)», «О ревизионной комиссии», «О внутреннем аудите», «О регламенте общего собрания».

В производственном кооперативе участие пайщиков в управлении им достаточно широкое. Здесь существует, как и в АО, трехзвенная система управления: общее собрание, наблюдательный совет, правление и (или) председатель кооператива. В отличие от 0 0 0 и АО, общее собрание произ водственного кооператива вправе рассмотреть любой вопрос, касающийся образования и деятельности кооператива и принять по нему решение.

Руководство деятельностью государственных и муниципальных уни тарных предприятий, в отличие от хозяйственных товариществ и обществ, осуществляется единоличным руководителем (директором), назначаемым собственником - государственным органом или органом местного само управления и подчиненным ему. Правительство или уполномоченный им ор ган исполнительной власти заключают с руководителем предприятия кон тракт, базирующийся на гражданском законодательстве. Представляется, что * • данный контракт не является чисто хозяйственным договором, не преду смотренным ГК РФ. Скорее всего, это смешанный гражданско-трудовой до говор.

I Закон «Об унитарных предприятиях» определяет права и обязанности руководителей по управлению предприятиями.

Типовым уставом казенного завода (казенной фабрики, казенного хо зяйства), созданного на базе ликвидационного федерального государственно го предприятия, и другими нормативными актами установлена жесткая от четность руководителя предприятия и персональная ответственность за ре зультаты хозяйственной деятельности вверенного ему предприятия.

Прекращение членства в организации с выделом доли возможно в доб ровольном и принудительном порядке. В добровольном порядке можно вый ти путем отчуждения (продажи, оставления в наследство или иным образом передачи) доли, вклада, акций, пая другим )Д1астникам коммерческой органи зации либо третьим лицам. В принудительном порядке выход из организации возможен в случае: смерти, исключения из состава участников, признания участника в судебном порядке недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим и т.д. Однако такие случаи достаточно редки. Во всех перечисленных вариантах выхода обязателен выдел доли участника из состава имущества организации в материальном либо в денежном выраже нии. В зависимости от организационно-правовой формы коммерческой орга низации законодательство закрепляет особенности выделения доли, пая, вклада\ Анализ имеющихся статей ГК РФ, регулирующих правовой статус полного товарищества, приводит к выводу о недостаточности разработки правового механизма выхода участника из товарищества и выдела ему доли из складочного капитала. Во-первых, предусматривая возможность участни ка предупреждать товарищество о выходе, законодатель не дает ответа на вопрос, кто принимает решение о том, является ли причина отказа сотрудни чать положительной, каковы последствия признания причины неуважитель ной. Во-вторых, участнику, выбывшему из товарищества, выплачивается стоимость части имущества, соответствующей его доли в складочном капи тале, а по соглашению с ним возможна выдача имущества в натуре. При этом доли других участников уменьшаются. Какова процедура осуществления та кой передачи? В-третьих, участник товарищества по законодательству вправе передать свою долю или ее часть в складочном капитале другому участнику ^ См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995.

товарищества либо третьему лицу при условии согласия всех членов товари щества. А если согласие не достигнуто?

Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью»

по сравнению с ГК РФ значительно расщирил рамки прекращения членства в 0 0 0 с выделом доли выходящему 5^астнику. Возможно два варианта добро вольного выбытия и четыре случая принудительного выхода из общества.

Преимуществом акционерного общества перед иными коммерческими организациями является выпуск акций на внесенный акционером вклад, ко торый, как правило, не возвращается. Выход из АО в зависимости от закры того или открытого типа возможен только путем переуступки акций другим акционерам общества и другим лицам. Именно такая особенность выхода по зволяет АО свободно распоряжаться своим капиталом, не опасаясь того, что часть его придется при малейшем ухудшении конъюнктуры возвращать ак ционерам, и это обстоятельство обеспечивает жизнеспособность и стабиль ность финансового положения данного общества.

В кооперативе согласно федеральному закону «О производственном кооперативе» предусмотрены два вида случаев прекращения членства - доб ровольный и принудительный (исключение из кооператива). При выходе из производственного кооператива выбывающему участнику выделяется пай из имущества организации. При добровольном выходе из кооператива установ лен жесткий срок - две недели. Член кооператива по общему правилу вправе передать свой пай другому члену кооператива. Порядок передачи пая регу лируется уставом кооператива. При передаче пая третьим лицам требуется согласие общего собрания кооператива. Возникает вопрос: а если нет такого согласия?

В отличие от рассмотренных выше коммерческих организаций, имуще ство государственного и муниципального унитарного предприятия принад лежит собственнику-учредителю (Российской Федерации, ее субъекту, му ниципальному образованию) целиком без деления имущества (или его части) на доли между работниками. Таким образом, не может идти речь о наличии какого-либо права собственности наемных работников или иных, лиц на имущество государственных и муниципальных предприятий. Поэтому увольнение работника с предприятия не влечет выдела ему доли. Его отно шения с предприятием регулируются на основе трудового законодательства.

§ 3. Основные направления повышения юридической ответственности субъектов предпринимательства Экономическая ответственность наступает в результате неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств организацией, в том числе и самим участником личных обязательств перед кредиторами. В зависимости от организационно-правовой формы коммерческой организации ее 5^астники (кроме унитарного предприятия) несут ответственность как всем своим иму ществом, так и в пределах доли, пая\ Подобно другим коммерческим организациям прибыль и убытки в полном товариществе распределяются между его 5^астниками пропорцио нально их долям в складочном капитале. Однако в учредительном договоре и специальном соглашении может быть предусмотрен и иной порядок такого распределения. Главное - это солидарная, субсидиарная ответственность участников товарищества по его долгам. Экономическая самоответствен ность в коммандитном товариществе за невыполнение товариществом обяза тельства возложена на полных товарищей, исключая ответственность ком мандитистов. Они несут липш риск потери вклада.

В связи с недостаточной урегулированностью в ГК РФ экономической самоответственности товарищей в полном и коммандитном товариществах и отсутствием специального закона о данных коммерческих организациях ' См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995.

можно заполнить образовавшийся правовой вакуум экономической самоот ветственностью с помощью локального нормотворчества.

Ответственность участников общества с ограниченной ответственно стью определена рамками названного закона. Они не отвечают по обязатель ствам 0 0 0 и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества в пределах стоимости внесенных ими вкладов. Расширены по сравнению с ГК РФ рамки ответственности лиц, занимающих руководящие должности в ор ганах управления обществом, за их виновные действия (бездействия).

Введены новеллы, усиливающие ответственность участников общества за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязательств. Прежде всего, ответственность (солидарная) учредителей общества по обязательст вам, связанным с учреждением 0 0 0, возникшим до его государственной ре гистрации. Общество может возложить на себя ответственность по обяза тельствам учредителей, если есть последующее одобрение их действий об щим собранием 0 0 0. До принятия закона эти вопросы решались в учреди тельных договорах по усмотрению учредителей.

Ответственность в акционерном обществе имеет свои особенности\ Акционеры не отвечают по обязательствам общества и несут риск, связанный с их деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им акций. Все требования кредиторов к обществу удовлетворяются за счет имущества по следнего, и только в двух случаях по обязательствам общества акционеры привлекаются к ответственности: акционеры, не полностью оплатившие ак ции, отвечают солидарно с обществом в пределах неоплаченной части стои мости их акций;

при наступлении несостоятельности (банкротства) общества по вине акционеров, занимающих руководящие должности, обладающих ^ См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995.

правом и возможностью влиять на принятие решений общества, имеющих контрольный пакет акций, последние субсидиарно отвечают с обществом.

Государственные и муниципальные унитарные предприятия оказались в правовом вакузше, который заполнен ишрокими властными полномочиями органов собственника.

Таким образом, исходя из вышесказанного, необходимо обратиться к вопросам развития законодательства о коммерческих организациях.

Действительно, впервые в отечественном праве понятие коммерческой организации было введено новым Гражданским кодексом, установившем за конодательное деление всех юридических лиц на коммерческие и некоммер ческие (ст. 50). Такая классификация была известна и прежнему отечествен ному правопорядку, разделявшему юридические лица на «предприятия» и «учреждения». При этом предполагалось, что «предприятие» представляет собой юридическое лицо, занимающееся «хозяйственной деятельностью», тогда как «учреждения» предназначались для выполнения управленческих, социально-культурных и подобных им задач.

Иное дело, что в государственной, плановой экономике «предприятие»

не было собственником своего имущества и подлинным товаропроизводите лем, нуждавшемся для нормального функционирования в четкой юридиче ской личности и имущественной обособленности.

Конструкция «предприятия» как юридического лица - не собственника, находящегося под полным контролем собственника-учредителя, не несущего при этом ответственности по его долгам, никак не может быть признана от вечающей потребностям рыночного имущественного оборота. Не может она считаться и общей категорией, охватывающей все виды производственных и иных хозяйственных (коммерческих) организаций, так как по своей сути от ражает не юридическую, а экономическую сторону дела. Поэтому наиболее удачным употреблением данного термина представляется его использование в качестве синонима соответствующего имзш^ественного комплекса (ст. ГКРФ).

Вынужденное в силу определенных причин сохранение данной конст рукции для некоторых публичных юридических лиц (государственных и му ниципальных предприятий) отнюдь не ставит публично-правовые образова ния в привилегированное положение в сравнении с другими участниками оборота, а лишь отражает некоторые современные особенности правового режима публичного имущества. К ним, например, также относятся некото рые способы приобретения им)ацества в собственность, недоступные граж данам и юридическим лицам (сбор налогов и пошлин, национализация, рек визиция, конфискация), или возможность иметь в собственности вепщ, огра ниченные в обороте или даже изъятые из оборота. Все это тоже свидетельст вует об указанных особенностях (если не принимать всерьез демагогический принцип «равенства всех форм собственности», от чего отказалось дейст вующее законодательство). Кроме того, теперь в Гражданском кодексе речь идет не вообще о «предприятиях», а о государственных или муниципальных унитарных предприятиях, что даже терминологически вполне позволяет раз личать «предприятие» как организационно-правовую форму юридического лица и имущественный комплекс.

Таким образом, обобщающим понятием для юридических лиц, являю щихся профессиональными участниками гражданского оборота, становится «коммерческая организация». Необходимость в разделении коммерческих и некоммерческих организаций в отечественном правопорядке диктуется по требностями исключения нередких, к сожалению, ситуаций, в которых, на пример, органы государственного управления были бы вправе учреждать коммерческие банки или выпускать облигации «от своего имени», а благо творительные фонды и общественные организации осуществляли бы опто вую торговлю или участвовали в ней в качестве комиссионеров посредников. Такого рода «экономическая свобода», которая существовала с конца 80-х годов прошлого столетия и к которой привыкли участники разного рода «государственных концернов», «центров научно технического творчества молодежи», общественных и благотворительных фондов, потребительских кооперативов и т.п., также ни в коей мере не отве чает потребностям нормального имущественного оборота, требующего чет кого гражданско-правового оформления.

Именно поэтому Гражданский кодекс РФ содержит закрытый перечень видов коммерческих организаций (п. 2 ст. 50), последний достаточно сложно нарущить даже законодателю^ Некоммерческие организации, для которых юридическая личность должна иметь вспомогательное значение, могут супхе ствовать в формах, предусмотренных как Гражданским кодексом, так и ины ми федеральными законами (абз. 1 п. 3 ст. 50 ГК РФ). Такие формы предпо лагались достаточно многообразными для того, чтобы дать их закрытый пе речень непосредственно в Кодексе (хотя такое многообразие впоследствии начало переходить разумные границы). Можно дискутировать по поводу со держания критерия деления юридических лиц на коммерческие и некоммер ческие (хотя более четких критериев, чем имеющиеся в ГК РФ, пока не пред ложено), но вряд ли это дает основания для принципиального отказа от тако го деления.

^ Одной из таких попыток был законопроеьст «О народных предприяти ях», которые в конечном счете почти удалось свести к разновидности акцио М нерного общества (см. федеральный закон от 19 июля 1998 года N° 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников # (народных предприятий)») // Собрание законодательства РФ. 1998. Ш 30.

ст. 3611. Правда, такие «предприятия», как и предполагалось, не получили сколько-нибудь значительного реального распространения. Однако фактиче ское «объединение» в их правовом статусе элементов акционерного общест ва и производственного кооператива до сих пор вызывает обоснованные со мнения в законности С5Щ];

ествования этой разновидности коммерческих орга низаций (см.: Ломакин Д.В. Что такое народное предприятие? // Законода • тельство. 1998.№11).



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.