авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Мусаев, Магомед Алаудинович Состояние и перспективы развития ...»

-- [ Страница 2 ] --

вался вопрос о том, какие основополагаюш;

ие начала оказали и продолжают оказывать воздействие на процесс формирования регионального законода тельства, выступая в качестве принципов правотворческой деятельности го сударственных органов субъектов РФ, то автор считает необходимым обра титься к данной проблеме.

Проведение контент-анализа Конституции РФ и федеральных законов, основных законов и иных законодательных актов регионального уровня по зволяет автору признать, что становление и развитие регионального законо дательства предопределяется действием определенных принципов.

Первостепенную роль играл такой из них, как верховенство конститу ций и уставов субъектов Российской Федерации. Научный анализ текстов ос новных законов и иных законодательных актов субъектов РФ подтверждает этот вывод. Так, согласно статье 15 Конституции Республики Башкортоста нана она имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Республики Башкортостан. В этой же норме формулиру ется требование, согласно которому законы и иные правовые акты, прини маемые в Республике Башкортостан, не должны противоречить Конституции Республики Башкортостан. Одновременно на органы государственной вла сти, органы местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объе динения возлагается обязанность соблюдать Конституцию Республики Баш кортостан и законы Республики Башкортостан.

Такой субъект Российской Федерации, как Республика Бурятия, в ста тье первой Конституции определил себя в качестве суверенного демократи ческого правового государства в составе Российской Федерации. Это означа ет, что Республика Бурятия вправе определять и проводить вн5^еннюю и внешнюю политику, иметь свою Конституцию и республиканские законы, обладающие в пределах ее ведения верховенством на всей территории. Ана лизируя текст статьи 11 Конституции Республики Бурятия, можно увидеть, что данная норма провозглашает в этом субъекте РФ принцип верховенства закона. Конституция возлагает на государство и его органы, органы местного самоуправления, предприятия, учреждения, организации, общественные объ единения, должностных лиц и граждан обязанность соблюдать Конституцию Республики Бурятия, Конституцию Российской Федерации и издаваемые на их основе законы. При этом оговаривается, что Конституция Республики Бу рятия имеет высшую юридическую силу по вопросам, отнесенным к ведению Республики Бурятия, является актом прямого действия и применяется на всей ее территории. Поэтому законы и иные правовые акты, принимаемые в рес публике, не должны противоречить ее Конституции, а также Конституции и законам Российской Федерации.

Республика Дагестан, провозгласив себя в статье 1 Конституции Рес публики Дагестан суверенным, единым, демократическим государством в со ставе Российской Федерации, определила в данной норме, что этот субъект РФ принимает свою Конституцию и республиканские законы, имеющие вер ховенство на всей ее территории. Кроме того, в статье 4 Основного закона этого региона предусмотрено, что Конституция Республики Дагестан и ре шения, принятые путем референдума, имеют высшую юридическую силу, прямое действие и применяются на всей территории Республики Дагестан.

Устанавливается и требование, согласно которому законы и иные правовые акты, принимаемые в Республике Дагестан, не должны противоречить Кон ституции Республики Дагестан.

В таком субъекте РФ, как Республика Ингушетия, определено, что Кон ституция Республики Ингзш1етия имеет высшую юридическую силу, а ее нор мы - прямое действие на всей территории Республики Ингушетия (ст. 7), а органы государственной власти и управления, должностные лица, обществен ные объединения и граждане ответственны за соблюдение Конститзщии и за конов Республики Ингушетия (ст. 8).

Согласно статье 7 Конституции Республики Саха (Якутия) данный пра вовой документ установил основы гражданского общества и государственно го устройства Республики Саха (Якутия), а также был провозглашен Основ ным законом, обладающим верховенством на территории республики, по этому его нормы имеют прямое действие. При этом государственные органы, любые предприятия, учреждения и общественные организации на террито рии республики, независимо от форм собственности и их. подчиненности обязаны соблюдать Конституцию и действовать не ее основе. Представляет интерес и вопрос о том, что в статье 3 Конституции Республики Саха (Яку тия) были названы основные начала, в соответствии с которыми государство осуществляет свою деятельность, а именно: демократия, социальная спра ведливость, сочетание гармонии общечеловеческих и национальных ценно стей. В статье 4 Основного закона этого субъекта РФ провозглашалось, что демократия в Республике Саха (Якутия) осуществляется на основе политиче ского плюрализма и законности. Общественные объединения создаются и действуют в рамках Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Саха (Якутия), уважая суверенитет республики и общепризнан ные принципы демократического государства.

Степное Уложение (Основной закон) Республики Калмыкия также при знается документом, имеющим высшую юридическую силу, прямое действие и подлежащим применению на всей территории Республики Калмыкия в пределах ее полномочий. Законы и иные правовые акты, применяемые в Республике Калмыкия, не должны противоречить Степному Уложению (Ос новному закону) Республики Калмыкия. Органы государственной власти, ор ганы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объедине ния обязаны соблюдать Степное Уложение (Основной закон) Республики Калмыкия и законы (ст. 2).

В Республике Карелия ее Конституция и законы устанавливают преде лы полномочий органов законодательной, исполнительной и судебной вла стей, осуществляемых ими самостоятельно (ст. 3). Также согласно статье Конституции Республики Карелия этот Основной закон подлежит примене нию на всей территории Республики Карелия. Одновременно в этой статье определяется, что законы и иные правовые акты Республики Карелия, приня тые в соответствии с закрепленными Конституцией Российской Федерации и Федеративным договором за Республикой Карелия полномочиями, подлежат применению на всей ее территории. При этом законы и иные правовые акты Российской Федерации, принятые в соответствии с переданными Федератив ным договором федеральным органам полномочиями, подлежат примененто на всей территории Республики Карелия. Устанавливается и требование, со гласно которому государство и его органы, органы местного самоуправления, предприятия, учреждения, должностные липа, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию и законы Российской Федерации, Консти т)щию и законы Республики Карелия.

Согласно статье 11 Конституции Республики Тыва ее Основной закон обладает верховенством на своей территории, определяет и устанавливает основные принципы и положения государственного и общественного уст ройства Республики Тыва. Республика Тыва обладает всей полнотой госу дарственной власти на своей территории, кроме тех полномочий, которые переданы в ведение федеральных органов государственной власти Россий ской Федерации и других субъектов международных отношений на основе соответствующих договоров. Согласно статье 8 Конституции этого субъекта РФ деятельность государственных органов в Республике Тыва должна осу ществляется на основе верховенства Конституции и законов, их незососни тельного соблюдения, разделения законодательной, исполнительной и су дебной властей.

Конституция такого региона, как Республика Коми, признана основ ным законом этого субъекта РФ, имеющим высщую юридическую силу, прямое действие и применяющимся на всей территории Республики Коми.

Законы и иные правовые акты, принимаемые в Республике Коми, не должны противоречить Констит)щии Республики Коми. Органы государственной власти Республики Коми, органы самоуправления, должностные лица, граж дане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Республики Коми и законы Республики Коми (ст. 7).

Согласно статье 14 Конституции Республики Северная Осетия-Алания Основной закон этой республики был признан правовым документом, имеющим высшую юридическую силу, прямое действие и применяемым на всей ее территории по вопросам, отнесенным к ведению республики. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Республике Северная Осетия-Алания, не должны были противоречить Конституции Республики Северная Осетия Алания. На органы государственной власти, органы местного самоуправле ния, должностных лиц, граждан и их объединения, а также на других лиц, находящихся на территории Республики Северная Осетия-Алания, возлагает ся обязанность соблюдать Конституцию и законы Республики Северная Осе тия-Алания.

Конституция Республики Татарстан была принята и провозглашена в соответствии с результатами народного голосования (референдума) о госу дарственном статусе этого региона 30 ноября 1992 года. Данная Конституция признается Основным законом этой республики, актом высшей юридической силы, имеюшим прямое действие. В свою очередь, законы Республики Та тарстан, акты ее государственных органов должны издаваться на основе Кон ституции, а государственные органы, общественные объединения, должност ные лица и граждане республики обязаны уважать и соблюдать Конституцию (ст. 165-166).

Оценивая выщеприведенные нормы, необходимо признать, что они от ражают правовую природу региональных констиггуций как основных право вых актов учредительного характера, принятых республиками в составе РФ и в силу этого обладающих на их территориях юридической силой, что предо пределяется действием принципа верховенства этих правовых документов в иерархии нормативно-правовых актов, составляющих правую основу соот ветствующего региона. Однако эти основные правовые акты учредительного характера и высшей юридической силы все же являются основными закона ми субъектов Федерации. Поэтому вышеуказанный принцип должен быть сгармонизирован с принципом верховенства Конституции РФ на всей терри тории РФ, то есть речь идет о юридически грамотном разрешении сущест вующей в условиях федеративного государства проблемы соотнощения кон ституций (уставов) субъе1сгов РФ и федеральной Конституции. В принципи альном плане попытка разрешить эту проблему была представлена в Федера тивном договоре, а затем и в Конституции РФ.

Контент-анализ федерального и регионального законодательства пока зывает, что процесс становления и развития регионального законодательства находился под воздействием и принципа верховенства Конституции Россий ской Федерации. Так, Ю.А. Тихомиров^^ отмечает, что нормативные право вые акты Российской Федерации должны действовать на основе принципа верховенства нормативно-правовых актов, обладающих больщей юридиче ской силой. Это означает, что региональные парламенты и иные должност ные лица должны принимать и издавать нормативно-правовые акты только в пределах предоставленных им полномочий. Однако в условиях российского федерализма, классифицируемого в первой половине 90-х годов XX века как кооперативный, ассиметричный, на региональном уровне этот принцип но сил проблемный характер. Например, в статье 89 Конституции Республики Алтай признается, что Конституция РФ является элементом правовой основы этого субъекта РФ. Аналогичный подход прослеживается и в Уставе Москов ской области (часть первая ст. 32). В части первой статьи 54 Устава Красно дарского края отмечается, что законодательство края не должно противоре чить Конституции РФ. Аналогичный подход характерен и для Конституции Республики Бурятия.

Вместе с тем возможны и иные варианты проявления рассматриваемо го принципа на региональном уровне. Например, согласно статье 1 Консти туции Республики Татарстан этот регион был признан суверенным демокра тическим государством, выражающим волю и интересы всего многонацио ^^ См.: Тихомиров Ю.А. «Закон о законах» - координатор законопро ектной деятельности в государстве // Юстиция. 2005. № 1. С. 26.

нального народа республики. В свою очередь, статья 61 данного докзшента определила, что эта республика, будучи суверенным государством, субъек том международного права, ассоциировано с Российской Федерацией - Рос сией на основе Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения. Также в статье 11 Закона Республики Татарстан «О порядке введе ния в действие Конституции Республики Татарстан» от 30 ноября 1992 года Верховному Совету этой республики предлагалось с учетом принятой новой Конституции обратиться в Верховный Совет Российской Федерации - Рос сии с предложением о конституировании в Основном законе РФ положения о договорно-конституционных отношениях между Республикой Татарстан и Российской Федерацией - Россией.

В статье 8 Конституции Саха (Якутия) было провозглашено, что данная республика, реализуя принципы добровольности и равноправия на основе Федеративного договора является субъектом РФ как федеративного государ ства. Поэтому законы Российской Федерации, принятые в соответствии с полномочиями, добровольно переданными в ее ведение, имеют высшую юридическую силу на территории Республики Саха (Якутия).

Согласно основному закону Республики Дагестан Конституция Рос сийской Федерации и принятые по предметам ведения Российской Федера ции федеральные законы Российской Федерации признавались правовыми документами, имеюшими прямое действие на территории Республики Даге стан (ст. 65).

Все сказанное относительно действия рассматриваемого принципа по зволяет отметить, что в условиях обновленной Российской Федерации его действие отличается противоречивостью, вероятно, в силу того, что верхо венство Конституции РФ и федеральных законов при реализации полномо чий органов государственной власти субъектов РФ не подкреплялось нали чием в федеральном законодательстве конкретных и эффективных механиз мов обеспечения такого верховенства. Отдельные субъекты РФ, прежде все го, края и области, отдельные республики бесспорно признают верховенство Конституции РФ на своей территории, что соответствует основным началам устройства федерации, субъекты которой, объединяясь в единое государство, идут по пути ограничения собственного суверенитета. Общепризнано, что существование двух суверенных государств на одной территории политиче ски невозможно и противоестественно^^. Однако политические реалии пост советского пространства таковы, что те или иные государственные образова ния испытали на себе влияние процесса суверенизации, правовой формой ко торого стали декларации о государственном суверенитете. Российская Феде рация избежала участи СССР и сохранила свою целостность, однако столк нулась с феноменом ограниченного суверенитета собственных субъектов.

Вполне закономерно, что это повлекло за собой проблемы дисгармонии фе деральной конституции и конституций (уставов) субъектов РФ. В связи с этим сохраняет актуальность вопрос усиления государственного единства России, что может быть обеспечено посредством приведения норм регио нальных конституций и уставов субъектов РФ в соответствие с принципи альными положениями Конституции РФ. Объективно оценивая эту ситуа цию, законодатель привносит данный принцип в качестве нормы в важные федеральные законы. Например, принципу верховенства Конституции РФ и федеральных законов посвящена статья 4 Федерального закона «О принци пах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между орга нами государственной власти РФ и органами государственной власти субъ ектов РФ» от 24 июня 1999 года № 119-ФЗ. Согласно этой норме-принципу в случае несоответствия положений договоров и соглашений положениям Конституции РФ, федеральных конституционных законов и федеральных за конов, принимаемых по предметам ведения РФ и предметам совместного ве дения, действуют положения Конституции РФ, федеральных конституцион ^ См.: Чобан А.А. Государственный суверенитет. Теоретико-правовые аспекты: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1993. С. 13-14.

ных законов и федеральных законов. В другом Федеральном законе «О принципах организации законодательных (представительных) и исполни тельных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»

от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ принцип верховенства Конституции РФ и федеральных законов на всей территории РФ включен в перечень норм принципов деятельности органов государственной власти субъекта РФ. Од нако бесспорным является существование двух уровней правового регулиро вания в условиях федерации, выступая необходимым элементом эффектив ности федеративного устройства нового типа, а также предпосылкой и осно вой децентрализации правотворческого процесса в стране с сохранением го сударственной целостности России и единства системы государственной вла сти. Однако для достижения этой цели требуется надлежащее взаимодейст вие федеральной и региональной правовых систем, когда субъекты Федера ции, наряду с федеральными органами государственной власти участвуют в решении вопросов федерального значения, а федеральные органы с помощью своих законов обеспечивают интересы своих регионов, охраняют и защища ют их права^^ Проведенное автором исследование показало, что процесс формиро вания регионального законодательства протекал и под воздействием прин ципа конкуренции федерального и регионального законодательства. Пред ставляется целесообразным выделить два аспекта этого основополагающего начала. Во-первых, это абсолютизация идеи суверенизации вопреки законо мерностям устройства федерации. Во-вторых, принятие отдельных регио нальных законов в русле реализации права на опережающее правотворчест во. В-третьих, это принятие региональных законов, вторгающихся в предмет ^^ См.: Пиголкин А.С. Федеральные основы системы российского зако нодательства // Соотношение законодательства Российской Федерации и за конодательства субъектов Российской Федерации. М., 2003. С. 19.

ведения Российской Федерации или в предмет совместного ведения РФ и субъекта Федерации^^.

Так, действие этого принципа проявилось в декларировании положе ний о том, что отношения субъекта РФ и Российской Федерации определя ются договором об основах межгосударственных отношений Российской Фе дерации и региона, другими двусторонними договорами и соглашениями. В данном случае также устанавливается правило, согласно которому законы Российской Федерации, принятые по вопросам, добровольно переданным субъектом РФ в ведение Российской Федерации, обязательны на территории соответствующего региона (статья 3 Конституции Республики Башкорто стан).

Рассматриваемая закономерность проявилась и в том, что субъекты РФ в своих основных законах предприняли попытки регулировать собственными правовыми документами вопросы, относящиеся к предмету ведения РФ. Так согласно пункту «м» части первой статьи 71 Конституции РФ к исключи тельному ведению РФ относится оборона и безопасность. Однако в начале 90-х годов XX века в отдельных основных законах субъектов РФ предпри нимались попытки рассматривать функцию защиты государственного С5^е ренитета и территориальной целостности соответствующего региона как го сударственно-правовой вид деятельности региональных органов государст венной власти. На конституционно-правовом уровне эта идея реализовыва лась посредством закрепления положений о том, что субъект РФ участвует в обеспечении безопасности и обороноспособности Российской Федерации, оснащении ее Вооруженных Сил всем необходимым. При этом деклариро валось, что обязанности государственных органов, общественных объедине ний, должностных лиц и граждан субъекта РФ по обеспечению безопасности и з^еплению обороноспособности Российской Федерации определяются со ^^ См.: Состояние законности в РФ (1993-1995 гг.): Аналитический доклад. М., 1995. С. 20-39.

. глашениями субъекта РФ и Российской Федерации и принятъ1ми в соответст вии с ними законами субъекта РФ и законами Российской Федерации. Также провозглашалось, что правила призыва на военную службу и ее несения во еннослужащими устанавливаются соглашениями субъекта РФ и Российской Федерации и принятыми в соответствии с ними законами субъекта РФ и за конами Российской Федерации (ст. 77 Конституции Республики Башкорто стан).

В части 4 статьи 58 Конституции Республики Бурятия также устанав ливалось, что несение военной службы гражданином Республики Бурятия за пределами Российской Федерации возможно только при его личном согла сии на основе договора или контракта.

Необходимо признать, что отдельные основные законы субъектов РФ отражают стремление сгармонизировать федеральное и региональное зако нодательство. Например, в Республике Дагестан по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Дагестан должны были изда ваться основы законодательства, а Республика Дагестан должна была прини мать законы и иные нормативные правовые акты по предметам собственного ведения в русле положений Федеративного договора (ст. 65). Конституция этой республики также установила, что федеральные законы и иные право вые акты Российской Федерации на территории Республики Дагестан испол няются государственными органами Республики Дагестан. Вместе с тем Основной закон этой республики установил, что в случае противоречия меж ду федеральным законом и нормативным правовым актом Республики Даге стан, изданным в этом регионе в рамках собственного правового регулирова ния, должен действовать нормативный правовой акт Республики Дагестан.

При этом предусматривалась возможность приостановления Республикой Дагестан на своей территории действия федеральных законов и других пра вовых актов Российской Федерации, противоречащих суверенным правам и интересам Республики Дагестан. Эти акты могли быть опротестованы в ус тановленном законом порядке. Согласно статье 97 анализируемой конститу ции Председатель Государственного Совета Республики Дагестан вправе также обратиться в Конституционный суд Российской Федерации с запросом о соответствии актов органов представительной и исполнительной власти Российской Федерации Конституции Российской Федерации, Федеративному и иным договорам о разграничении предметов ведения и полномочий. До рассмотрения вопроса судом он вправе приостановить действие этого акта на территории республики. В Конституции данного субъекта Федерации имеет ся норма, предоставляющая Народному Собранию право обратиться в Кон ституционный суд Российской Федерации с запросом о соответствии актов органов представительной и исполнительной власти Российской Федерации Конституции Российской Федерации, Федеративному и иным договорам, о разграничении предметов ведения и полномочий. До рассмотрения запроса судом Народное Собрание вправе приостановить действие этого акта на тер ритории республики (ст. 84).

В других регионах Российской Федерации в начале 90-х годов XX века также стало отчетливо просматриваться действие вышеуказанного принципа.

Так, статья 59 Конституции Республика Татарстан предусмотрела, что этот субъект РФ самостоятельно определяет свой государственно-правовой ста тус, решает вопросы политического, экономического, социально-культурного строительства. Поэтому законы Республики Татарстан обладают верховенст вом на всей ее территории, если они не противоречат международным обяза тельствам Республики Татарстан.

В таком субъекте РФ, как Республика Башкортостан, статья 128 Кон ституции Республики Башкортостан предусмотрела, во-первых, что законы Республики Башкортостан обладают верховенством на всей территории Рес публики Башкортостан. Во-вторых, установила, что обязательными на терри тории Республики Башкортостан являются законы Российской Федерации, принятые по вопросам, переданным Республикой Башкортостан по Договору в ведение Российской Федерации. Вполне закономерно, что отсутствие таких законов создавало правовые предпосылки для принятия соответствуюших региональных законов. Например, в этом субъекте РФ были приняты Закон Республики Башкортостан «Об общественных органах правоохранительного характера в Республике Башкортостан» № 114-3 от 28 июля 1997 года. Закон Республики Башкортостан «О милиции общественной безопасности (местной милиции)» от 14 октября 1994 года, которые свидетельствуют о реальном проявлении права субъекта РФ на опережающее нормотворчество.

В статье 2 Конституции такого субъекта РФ, как Республика Карелия, было предусмотрено, что законы и иные правовые акты Российской Федера ции, принятые в соответствии с переданными Федеративным договором фе деральным органам полномочиями, подлежат применению на всей террито рии Республики Карелия. При этом устанавливалось, что споры по вопросам, отнесенным к предметам совместного ведения Республики Карелия и Рос сийской Федерации, а также в случае издания федеральными органами пра вовых актов по вопросам, отнесенным к ведению органов государственной власти Республики Карелия, разрешаются Конституционным судом Россий ской Федерации.

Согласно статье 65 Конституции Республики Коми законы и иные пра вовые акты этого субъекта РФ не могут противоречить законам, принятым федеральными органами государственной власти в соответствии с полномо чиями Российской Федерации. Одновременно устанавливалось, что законы Республики Коми, принятые в пределах ее полномочий, на территории Рес публики Коми обладают верховенством и обязательны к исполнению всеми юридическими и физическими лицами. Действие рассматриваемого принци па проявилось в том, что в данной конституционной норме было закреплено правило, согласно которому в случае противоречия федеральных законов за конам и иным правовым актам, принятым органами государственной власти Республики Коми в соответствии с полномочиями Республики Коми, должны были действовать правовые акты Республики Коми.

В статье 41 Конституции Республики Саха (Якутия) определялось, что законы этого субъекта РФ обладают верховенством на ее территории по всем вопросам, за исключением тех, которые делегированы ею в ведение феде ральных органов государственной власти Российской Федерации. Специ фика действия рассматриваемого принципа заключалась в том, что в данной норме, во-первых, устанавливалось правило, согласно которому законы Рос сийской Федерации, принятые по вопросам, отнесенным к совместным пол номочиям, вступают в силу на территории Республики Саха (Якутия) после ратификации их Палатой Представителей Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия).

Во-вторых, Республика Саха (Якутия) оставляла за собой право приос тановить на своей территории действие законов и иных актов Российской Федерации, или опротестовать их в порядке, установленном договором, если они нарушают Федеративный договор, противоречат Конституции или зако нам Республики Саха (Якутия).

В статье 63 Конституции такого субъекта РФ, как Республика Северная Осетия-Алания, определялось, что законы и иные нормативные правовые ак ты Республики Северная Осетия-Алания не должны противоречить феде ральным законам, принятым в соответствии с полномочиями Российской Фе дерации. Однако предусматривалось положение, согласно которому в случае противоречия между федеральными законами и нормативными правовыми актами, принятыми органами государственной власти Республики Северная Осетия-Алания в соответствии с полномочиями Республики Северная Осе тия-Алания, должны были действовать нормативные правовые акты Респуб лики. Также согласно статье 71 Конституции этого субъекта РФ к ведению его парламента было отнесено и право приостановления действия указов Президента Российской Федерации, постановлений и распоряжений Прави тельства Российской Федерации, актов министерств, государственных коми тетов и ведомств Российской Федерации, изданных по вопросам совместного и республиканского ведения, если они противоречат Конституции и законам Республики Северная Осетия-Алания, Согласно статье 7 Констит)щии Рес публики Ингушетия в редакции от 27 февраля 1994 года законы и иные нор мативно-правовые акты органов государственной власти и управления Рос сийской Федерации признавались правомерными на территории Республики Ингушетия, если они не противоречили суверенным правам Республики Ингушетия. Кроме того, на парламент Республики Ингушетия возлагалась обязанность ратифицировать законы и акты Российской Федерации по во просам, отнесенным к совместному ведению (п. 15 ст. 60). Одновременно Президенту этого субъекта РФ предоставлялось право входить с представле нием к Президенту Российской Федерации о приостановлении действия ак тов федеральных органов исполнительной власти на территории Республики Ингушетия в случае их противоречия Конституции и законам Республики Ингушетия (п. 18 ст. 54).

Действие рассматриваемого принципа наиболее ярко проявилось в нормах Конституции Республики Тыва в редакции от 21 октября 1993 года.

Так, статья 2 этого документа определяла, что в период чрезвычайных ситуа ций, политического и государственного кризиса в Российской Федерации на территории Республики Тыва действуют Конституция и законы Республики Тыва. Вся власть переходит к Верховному Хуралу Республики Тыва, Прези денту Республики Тыва и Правительству Республики Тыва, приводится в действие Закон Республики Тыва «Об обеспечении безопасности и государ ственного суверенитета Республики Тыва». Одновременно в статье 63 Ос новного закона этого субъекта РФ региональному парламенту предоставля лось право приостанавливать действие законодательных и правительствен ных актов Российской Федерации, если они выходят за пределы предметов ведения и полномочий, предусмотренных Конституцией Российской Федера ции, Федеративным договором и иными соглашениями. В статье 73 Консти туции Республики Тыва Президенту этого субъекта РФ было предоставлено право обрашаться в Конституционный Суд Российской Федерации и Консти туционный суд Республики Тыва с ходатайством о даче заключения о соот ветствии актов государственных органов Российской Федерации и Республи ки Тыва нормам Конституции и законам Республики Тыва, одновременно приостанавливая действие указанных актов до заключения Конституционно го Суда Российской Федерации и Конституционного суда Республики Тыва.

Действие рассматриваемого принципа означает существование про блем, касающихся юридического механизма взаимодействия федерации и ее субъектов. Бесспорно, что в условиях федерации должно существовать и раз виваться региональное законодательство. Однако принципиальным является и то обстоятельство, что оно должно выступать в качестве органической со ставной части федеральной конституционно-правовой системы, исключая разбалансировку правовой системы Российской Федерации. Поэтому важное значение в современных условиях имеет мониторинг регионального законо дательства для выявления и разрешения коллизий между региональными и федеральными законами^^. Автор поддерживает точку зрения специалистов^'', полагающих, что для разрешения данной проблемы необходима активизация роли субъектов РФ в совершенствовании федерального законодательства по средством участия в федеральном законодательном процессе;

проведение тщательной экспертизы разрабатываемых региональных законопроектов, подготовка для субъектов РФ модельных законов, своевременное разрещение споров о компетенции между федеральными и региональными органами вла сти в форме проведения переговоров, совместного обсуждения спорных по ложений, выработки компромиссных вариантов, третейских процедур;

ре альное осуществление норм о предметах совместного ведения;

использова ние возможности договоров между федерацией, с одной стороны, и отдель См.: Мониторинг правового пространства и правоприменительной практики: методология и мировоззрение. М., 2003;

Доклад о состоянии зако нодательства в Российской Федерации (законодательное обеспечение основ ных направлений внутренней и внещней политики в 2005 г.). М., 2006;

Акту альные проблемы мониторинга права. М., 2004. С. 4-25.

^^ См.: Пиголкин А.С. Указ, соч. С. 38-46;

Морозова Л.А. Указ. соч.

С. 227.

ными субъектами, с другой, о разграничении предметов ведения и полномо чий между их органами;

делегирование правотворческих полномочий от фе деральных органов исполнительной власти к органам исполнительной власти регионов, и наоборот.

В числе руководящих начал, которым должна соответствовать право творческая деятельность государственных органов, выделяют и такой прин цип, как демократизм, признавая, что эта руководящая идея указывает на возможность издания законов только высшим представительным органом го сударственной власти либо непосредственно народом. Действие этого прин ципа предполагает и использование демократических процедур принятия нормативно-правовых актов, а также запрет на применение неопубликован ных законов^^. Изучение регионального законодательства показывает, что данный принцип был учтен при подготовке и принятии региональных основ ных законов и отдельных законодательных актов. Так, статья 32 Устава Краснодарского края определяет полномочия Законодательного Собрания края в области правотворчества. Одновременно региональный закон, регла ментирующий в Краснодарском крае правотворчество и устанавливающий типологию нормативных правовых актов этого региона, в главе второй опре деляет компетенцию правотворческих органов края. Что же касается демо кратических процедур в нормотворческой деятельности, то глава вторая Ус тава Краснодарского края предусматривает возможность непосредственного 5Д1астия граждан в осуществлении государственной власти в форме референ думов и опросов по законопроектам. Граждане этого региона имеют возмож ность осзшхествлять гражданскую инициативу и путем выдвижения предло жений для рассмотрения Законодательным Собранием края. Указанный за конодательный акт также устанавливает порядок подготовки проектов нор мативных актов на альтернативных началах, на конкурсной основе.

^^ См.: Гойман-Червонюк В.И. Указ. соч. С. 204;

Пучков О.А. Указ. соч.

С. 296-297.

к числу принципов правотворчества относят и принцип законности, согласно которому разработка и принятие нормативно-правовых актов долж на проходить с соблюдением правовой процедзфы и не выходить за пределы компетенции принимающих их органов. Данный принцип получил свое от ражение практически во всех региональных законах, посвященных норма тивно-правовым актам. К примеру, закон Иркутской области «О законах и иных нормативных правовых актах» от 17 января 1997 года № 4-03 преду сматривает планирование подготовки областных нормативных правовых ак тов (глава 3);

порядок подготовки и оформление проектов этих правовых до кументов (глава 4);

проведение научной экспертизы проектов законов (глава 5);

основные элементы законодательной процедуры (глава 6);

порядок обна родования данных правовых документов (глава 7) и их действие (глава 8);

толкование законов (глава 9);

их государственный учет и систематизацию (глава 10).

Если говорить о таком аспекте действия этого принципа, как издание нормативно-правовых актов правомочными на то органами и должностными лицами, то в отдельных региональных законах, посвященных нормотворче ской деятельности, в обязательном порядке содержаться нормы, посвящен ные полномочиям региональных органов государственной власти и их долж ностных лиц в сфере правотворчества. Наряду с этим, при определении сис темы региональных правовых актов на региональном уровне указывается, какие виды правовых актов могут издавать соответствующие органы и долж ностные лица.

Проведенное научное исследование показало, что становление и разви тие регионального законодательства находится и под влиянием принципа контроля со стороны региональных органов конституционного правосудия.

Действие этого принципа обусловлено созданием системы конституционного контроля и конституционного правосудия вначале в СССР^^, а затем и в РФ, как на федеральном^^ так и на региональном уровнях^^. Данный региональ ный правовой институт, будучи самостоятельным видом правосудия - кон ституционным правосудием - имеет в своей основе нормы конституций (ус тавов) субьектов РФ. Например, статья 85 Конституции Республики Дагестан устанавливает, что Народное Собрание Республики Дагестан вправе обра титься в Конституционный суд Республики Дагестан с запросом о соответст вии актов Государственного Совета Республики Дагестан, Правительства Республики Дагестан Конституции Республики Дагестан. До рассмотрения ^^ См.: Шуберт Т.Э. Конституционный контроль в СССР: Автореф. дис.

... канд. юрид. наук. М., 1991. С. 5-7.

^^ См.: Нуянзин А.Н. Юрисдикция Конституционного суда РФ: поня тие, структура, содержание: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Казань, 2004.

С. 8-10;

^^ См.: Гатаулин А.Г. Теория и практика конститзпционного контроля в субъектах РФ: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Казань, 2000. С. 7;

Жереб цова Е.Е. Компетенция конституционных (уставных) судов субъектов РФ:

Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 7-8;

Фартыгин А.Л. Консти туционно-правовые аспекты совершенствования судебного конституционного (уставного) контроля в субъектах РФ: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Челя бинск, 2002. С. 7-9;

Сучшшн А,С. Конституционная (уставная) ответственность органов государственной власти субъектов РФ (государственно-правовые во просы): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. С. 11-16;

Дмитри ев В.В. Конституционная юстиция в субъектах РФ: Автореф. дис.... канд.

юрид. наук. М., 2004. С. 7-9;

Скопцова Е.А. Правовое положение конститу ционных (уставных) судов субъектов РФ: Автореф. дис.... канд. юрид. наук.

М., 2005. С. 10-12;

Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах РФ (правовые основы и практика). М., 1999.

запроса Конституционным судом Республики Дагестан Народное Собрание вправе приостановить действие этого акта. Кроме того. Государственный Со вет Республики Дагестан и его Председатель также вправе обратиться в Кон ституционный суд Республики Дагестан с запросом о соответствии актов На родного Собрания Республики Дагестан, представительных органов местного самоуправления Конституции Республики Дагестан.

Вышеприведенные конституционные (уставные) нормы образуют ме ханизм, гарантирующий обеспечение соответствия региональных норматив но-правовых актов положениям соответствующих основных законов. Важно, что в последнее десятилетие на региональном уровне были осуществлены организационно-правовые меры, придавщие этому механизму реальные воз можности в разрешении данной проблемы, поскольку повсеместно были соз даны конституционные (уставные) суды, а их статус был определен специ альными законами.

Региональное законодательство проходило процесс своего формирова ния и под действием принципа взаимодействия законодательной и исполни тельной власти по поводу принимаемых на региональном уровне законов.

Этот принцип получил свое правовое отражение в основных законах субъек тов РФ в форме предоставления главам регионов права воспрепятствовать в установленном для этого в основных законах порядке изданию акта, уже принятого парламентом. Это обеспечивает включенность главы региона в за конодательную процедуру. Так, Конституция Республики Башкортостан ус танавливает, что принятый закон в течение пяти дней направляется Прези денту Республики Башкортостан для подписания и обнародования. В этой же норме оговариваются альтернативные варианты решений, которые вправе принять Президент этого субъекта РФ, а именно: в течение четырнадцати дней подписать закон и обнародовать его;

если Президент Республики Баш кортостан в течение четырнадцати дней с момента поступления закона от клоняет его, то Законодательная Палата и Палата Представителей в установ ленном законом порядке должны вновь рассмотреть данный закон;

если при повторном рассмотрении закон будет одобрен в ранее принятой редакции большинством не менее двух третей голосов от общего числа депутатов За конодательной Палаты и большинством не менее двух третей голосов от об щего числа депутатов Палаты Представителей, то он подлежит подписанию Президентом Республики Башкортостан в течение семи дней и обнародова нию (ст. 131).

В таком регионе России, как Республика Дагестан, принятый респуб ликанский закон в течение пяти дней направляется Председателю Государст венного Совета Республики Дагестан для подписания и обнародования. Если Председатель Государственного Совета Республики Дагестан в течение че тырнадцати дней с момента поступления республиканского закона отклонит его, то Пародное Собрание в установленном Конституцией Республики Даге стан порядке вновь рассматривает данный закон. Если при повторном рас смотрении республиканский закон будет одобрен в ранее принятой редакции большинством не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Па родного Собрания, он подлежит подписанию Председателем Государственно го Совета Республики Дагестан в течение семи дней и обнародованию (ст. 83).

Кроме того, в этом же субъекте РФ сходной контрольной функцией согласно статье 98 Конституции этого региона обладает Государственный Совет Рес публики Дагестан, который вправе отменять решения органов исполнитель ной власти на территории Республики Дагестан, если они противоречат Кон ституции Республики Дагестан и законам Республики Дагестан.

В Конституции Республики Шгушетия статья 66 устанавливает, что законы этого субъекта не позднее семи дней после их принятия Парламентом Республики Р1нгушетия направляются Президенту Республики Ингушетия, который подписывает и обнародует их в течение 10 дней со дня получения.

До истечения этого срока Президент Республики Ингушетия может возвра тить не подписанный им республиканский закон со своими замечаниями в Парламент Республики Ингушетия. Если при этом Парламент одобрит ранее принятый закон большинством в три четверти голосов участвующих в обсу ждении депутатов, то Президент обязан подписать и опубликовать его в те чение трех дней после повторного получения.

Поскольку Республика Ингушетия является президентской, то статья 54 ее Конституции предоставляет право Президенту Республики Ингушетия:

а) подписывать и обнародовать республиканские законы;

б) издавать указы и распоряжения, не противоречащие Конституции и законам Республики Ингушетия и обязательные для исполнения на всей ее территории;

в) пользоваться правом законодательной инициативы, вправе лично участвовать в работе Парламента Республики Ингушетии и вносить для без отлагательного обсуждения любой вопрос, входяший в компетенцию законо дательного органа;

г) приостанавливать вступление в действие законов и постановлений Парламента Республики Ингушетия до пересмотра в установленном порядке этих актов с 5^етом замечаний и предложений Президента (право «вето»).

В процедурном плане согласно статье 78 Конституции Республики Се верная Осетия - Алания принятый закон в течение пяти дней направляется Президенту Республики Северная Осетия-Алания для подписания и обнаро дования. Президент Республики Северная Осетия-Алания в течение четыр надцати дней подписывает закон и обнародует его. Если Президент Респуб лики Северная Осетия-Алания в течение четырнадцати дней с момента по ступления закона отклонит его, то Парламент Республики Северная Осетия Алания в установленном Конституцией Республики Северная Осетия-Алания порядке вновь рассматривает данный закон. Если при повторном рассмотре нии закон будет одобрен в ранее принятой редакции большинством не менее двзос третей голосов от обшего числа депутатов Парламента, он подлежит подписанию Президентом в течение семи дней и обнародованию.

Сходный механизм устанавливает статья 90 Конституции Республики Бурятия. Согласно этой норме принятый закон в течение семи дней направ ляется Президенту Республики Бурятия для подписания и обнародования.

Президент Республики Бурятия в течение 14 дней подписывает закон и об народует его. Если Президент в течение 14 дней с момента поступления от клонит республиканский закон, то Народный Хзфап Республики Бурятия вновь рассматривает данный закон. Если при повторном рассмотрении закон будет одобрен в ранее принятой редакции большинством не менее двух тре тей от общего числа избранных депутатов Народного Хурала, он подлежит подписанию Президентом Республики Бурятия и обнародованию.

Так, согласно статье 61 принятый Законодательным Собранием или одной из его палат закон Республики Карелия в течение семи дней направля ется главе исполнительной власти, который подписывает и официально опубликовывает его в течение семи дней со дня получения. До истечения этого срока глава исполнительной власти может возвратить закон со своими возражениями и поправками в Законодательное Собрание или в его палату для повторного рассмотрения. При повторном рассмотрении закон считается принятым, если за него проголосовало две трети избранных депутатов Зако нодательного Собрания или его палаты. Глава исполнительной власти под писывает и опубликовывает принятый при повторном рассмотрении закон Республики Карелия в течение семи дней. В противном случае закон подпи сывает и опубликовывает Председатель Палаты Республики. Также в соот ветствии со статьей 62 закон Республики Карелия вступает в силу с момента опубликования, если в нем не оговорен иной порядок его вступления в силу.

При этом, законы, устанавливающие или усиливающие ответственность, об ратной силы не имеют.

Необходимо упомянзоъ и о том, что главой Республики Карелия явля ется Председатель Правительства Республики Карелия, который в русле за конодательного процесса согласно статье 68 республиканской Конституции обладает правом законодательной инициативы;

подписи и официального опубликования в течение 10 дней законов, принятых Законодательным Соб ранием Республики Карелия или одобренных референдумом Республики Ка релия. Он также обладает правом отлагательного вето на принятые законы в соответствии со статьей 61 Конституции Республики Карелия.

В компетенцию Президента Республики Тыва входит право рассмотре ния, подписи и обнародования законов Республики Тыва в течение 14 дней с момента их принятия. Президент имеет право возвратить их на доработку Верховному Хуралу Республики Тыва до истечения этого срока. Если при повторном рассмотрении закон Республики Тыва принят двумя третями го лосов от числа избранных депутатов Верховного Хурала Республики Тыва, то Президент Республики Тыва обязан подписать и опубликовать его в тече ние семи дней (п. 24 ст. 73).

Например, статья 73 Конституции Республики Тыва предоставила Пре зиденту этой республики право отменять постановления и распоряжения Пра вительства Республики Тыва в случаях их противоречия Конституции Респуб лики Тыва, законам Республики Тыва, указам и распоряжениям Президента Республики Тыва, актам Верховного Хурала Республики Тыва (п. 25), а также приостанавливает или отменяет акты Министерств и ведомств, местных адми нистраций, должностных лиц, противоречащие законодательству Российской Федерации и Республики Тыва (п. 28).

Принцип системности регионального законодательства. Одной из ос новных категорий государства и права является система права, то есть объек тивно обусловленная характером общественных отнощений внутренняя ор ганизация (структура права), которая выражается в единстве и согласованно сти взаимосвязанных юридических норм, их делении на отрасли (подотрас ли) и институты. Также выделяется конструкция системы права, охватываю щая основные и иные oтpacли^^. Проведенный научный анализ показывает, что региональный законодатель на конституционном уровне демонстрирует свою приверженность принципу системности при моделировании региональ ^^ См.: Вищневский А.Ф. Общая теория государства и права: Учебное пособие. Мн., 2004. С. 278-282.

ного законодательства'*^. Принципиальный подход к этой проблеме опреде ляется основными законами субъектов РФ. Например, обратившись к статье 127 Конституции Республики Башкортостан, можно увидеть, что в этой нор ме определяются основные направления развития законодательства этого ре гиона, которыми являются: конституционное законодательство;

законода тельство, обеспечивающее развитие экономических (имущественных) отно шений и иных связанных с ними отношений;

законодательство, обеспечи вающее рациональное использование и надлежащую охрану природной сре ды;

законодательство, обеспечивающее эффективное управление экономиче ским и социально-культурным развитием;

законодательство, обеспечиваю щее эффективную деятельность правоохранительных и судебных органов республики;

уголовное законодательство;

процессуальное законодательство;

правоисполнительное законодательство;

международные и межреспубликан ские договоры и соглашения. Одновременно к ведению Государственного Собрания этого субъекта РФ было отнесено обеспечение единства законода тельного регулирования на всей территории Республики Башкортостан;

осу ществление законодательного регулирования отношений собственности, ор ганизации управления экономикой и социально-культурным строительством, бюджетно-финансовой системы, оплаты труда и ценообразования, налогооб ложения, охраны окружающей среды и использования природных ресурсов, а также других отношений (п. 8 ст.

''° См., например: Справочник по законам Ханты-Мансийского авто номного округа. Ханты-Мансийск, 2002. С. 7 6 ^ 0 0 ;

Путеводитель по законо дательству Краснодарского края: систематизация актов Законодательного Собрания (декабрь 1994 г. - ноябрь 2002 г.). Вып. 3. Краснодар, 2003. С. 10 13;

Законы Ростовской области в 5 томах (1994-2000 гг.). Ростов н/Д, 2000;

Законы Республики Бащкортостан. Уфа, 1998;

Ведомости Народного Хурала (парламента) Республики Калмыкия. Элиста, 1998.

в таком субъекте РФ, как Республики Татарстан, должно обеспечи ваться законодательное регулирование отношений собственности, организа ции управления народным хозяйством и социально-культурным строительст вом, бюджетно-финансовой системы, административно-политической дея тельности, оплаты труда и ценообразования, налогообложения, охраны ок ружающей среды и использования природных ресурсов, а также других от ношений, подлежаш;

их, регулированию законодательством Республики Та тарстан (ст. 89 Констит5щии).

При таком подходе принцип системности в развитии регионального за конодательства не должен вступать в противоречие с нормами Конституции РФ, федеральных конституционных и федеральных законов относительно разграничения предметов ведения Российской Федерацией и субъектов РФ.


Принцип гласности. Действие этого принципа направлено на обеспече ние доступности для общественного ознакомления и обсуждения региональ ных законов. Данное требование нашло свое отражение в основных законах субъектов РФ. Так, Основной закон такого субъекта РФ, как Республика Ка релия, предусматривает правило обнародования региональных законов. Ана логичные принципиальные положения имеются и в других конституциях (ус тавах) российских регионов. Как и в иных основных законах субъектов РФ, статья 96 Конституции Республики Татарстан определяет, что законы Рес публики Татарстан принимаются и публикуются на национальном (татар ском) и русском языках. Действие этого принципа предполагает предвари тельное обсуждение проектов региональных законов в форме депутатских (парламентских) слушаний, а также всенародное, общественное обсуждение этих документов. Согласно статье 103 Конституции этого субъекта законы Республики Татарстан принимаются, как правило, после предварительного обсуждения проектов соответствующими постоянными комиссиями Госу дарственного Совета Республики Татарстан. Законопроекты могут решением Государственного Совета Республики Татарстан выноситься на всенародное обсуждение (ст. 95). Кроме того, статья 38 Основного закона этого субъекта РФ установила, что граждане Республики Татарстан имеют право участво вать в политической жизни, в управлении Государственными и обществен ными делами, в обсуждении проектов законов и решений общереспубликан ского и местного значения, в референдумах.

Принцип научности. Данное основополагающее начало регионального нормотворчества означает, что процесс развития регионального законода тельства должен базироваться на системе соответствующих знаний о законо мерностях, отличающих деятельность по подготовке и изданию в установ ленном порядке на уровне субъекта РФ актов органов государственной вла сти или должностных лиц. Относительно действия данного принципа необ ходимо выделить несколько аспектов. Прежде всего, это общетеоретический анапиз проблем нормотворческого процесса в российских регионах с целью выработки обоснованных вариантов их разрещения. Кроме того, это анализ вопросов применения совокупности средств, приемов, правил разработки, оформления нормативных правовых актов и выработка на этой основе соот ветствующих рекомендаций по оптимальному использованию юридической техники в ходе подготовки, внесения и принятия указанных документов.

Так, А.Б. Пастушенко'*^ анализируя проблемы нормотворческого про цесса в российских регионах, прищел к выводу о том, что система норматив но-правовых актов в России на 1996 год была значительно деформирована, в том числе вследствие противоречий между федеральными правовыми актами и нормативными документами субъектов РФ. В связи с этим им обосновыва лась настоятельная необходимость выработки оптимальной модели соотно шения нормативно-правовых актов РФ и ее субъектов, механизма согласова ния этих актов. В свою очередь, П.М. Курдюк, анализируя практическую деятельность правотворческих органов субъектов РФ, прищел к выводу о ^^ См.: Пастущенко А.Б. Нормотворчество субъектов Российской Феде рации: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1996. С. 6-7.

том, что механизм осуществления совместных полномочий России и ее субъ ектов в данной сфере находится в стадии становления. Региональные акты не всегда полностью соответствуют федеральным нормам, но в условиях отсут ствия федеральных законов сохраняется необходимость иметь региональные нормативные акты, восполняющие эти пробель/^. Оценивая выщеприведен ные точки зрения, нетрудно заметить, что данные авторы в свое время указа ли на настоятельную необходимость гармонизации федерального и регио нального законодательства, что в определенной степени способствовало тем мерам, которые стали осуществляться в конце XX - начале XI века в РФ для обеспечения баланса между федеральным и региональным нормотворчест вом с учетом установленного Конституцией РФ разграничения предметов ведения между РФ и ее субъектами. Научные исследования проблем регио нального нормотворчества также создали условия для систематизации регио нального законодательства, определения его перспектив в русле нормотвор ческой деятельности, характерной для федеративного государства"*^.

Не менее значимыми являются и исследования проблем законодатель ной техники, что имеет важное значение для подготовки на региональном уровне качественных правовых документов. Так, Т.Д. Зражевская выделила закономерности развития юридической техники в правотворческом процессе Российской Федерации"^. Н.А. Власенко обосновал правила законодательной техники в нормативных правовых актах субъектов РФ, а также технику тол ''^ См.: Курдюк П.М. Региональное правотворчество: состояние, про блемы, перспективы: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. СПб., 1997. С. 7-8.

^^ См.: Нодробно этот вопрос рассматривается во второй главе данной работы.

"^ См.: Зражевская Т.Д. Закономерности развития юридической техни ки в правотворческом процессе Российской Федерации // Проблемы юриди ческой техники: Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2000.

С. 130-141.

кования этих документов. Кроме того, И.Г. Дудко изучил правовые понятия в законодательстве субъектов РФ, а Т.В. Худойкина проанализировала законо дательные ошибки на примере законодательной деятельности субъекта РФ''^.

Эти, а также иные исследования проблем законодательной техники"*^ позво лили сформулировать концептуальные подходы к структуированию регио нальных нормативных правовых актов, дифференцировать их тексты, выра ботать требования к языку и стилю текстов нормативных актов, установить порядок воспроизведения положений нормативно-правовых актов и ссылок на иные правовые документы, определить требования к их содержательной части, а также к использованию в нормотворческой деятельности различного рода индексов и реквизитов, предусмотреть порядок проведения правовой, лингвистической, экологической и иных экспертиз, проектов региональных нормативных правовых актов. В этом случае достигается адекватность фор мы и содержания нормативно-правовых актов.

Принцип научности тесно связан с таким принципом, как использова ние правового опыта в нормотворческой деятельности. Действие этого прин ципа проявилось уже на начальном этапе формирования регионального зако ^^ См.: Власенко Н.А. Правила законодательной техники в норматив ных правовых актах субъектов РФ;

Дудко И.Г. Правовые понятия в законо дательстве субъектов РФ;

Худойкина Т.В. Законодательные ошибки: на при мере законодательной деятельности субъекта РФ // Законодательная техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование / Под ред.

В.М. Баранова. Н. Новгород, 2001. С. 176-183;

238-246;

422-437.

'^^ См.: Дашков А.С. Правотворческие ошибки. Проблемы теории и прак тики: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 8-9;

Спирин М.Ю. Тео ретические проблемы законотворческой деятельности в Российской Федера ции: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Казань, 2000. С. 11-13;

Дмитриев цев К.П. Процесс правотворчества в Российской Федерации: Автореф.

дис.... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1994. С. 7-8.

нодательства, поскольку основные законы республик, краев, областей созда вались с учетом имеющегося в этой области опыта. В целом проведены спе циальные исследования, посвященные источникам, как отечественного, так и современного зарубежного права, результаты которых позволяют повысить эффективность нормотворческой деятельности на региональном уровне"*^.

Поскольку законодательство должно объективно отражать обществен ные процессы и учитывать результаты мониторинга действующего законода тельства, то процесс правотворчества должен осзшцествляться под воздейст вием такого принципа, как связь с практикой. Изучение этого вопроса пока зывает, что влияние этого принципа проявляется прежде всего в том, что в действующие законы вносятся изменения и дополнения. Например, в регио нальном законодательстве Краснодарского края корректировке подвергались и Устав Краснодарского края, и закон, определяющий статус Уполномочен ного по правам человека, и закон, посвященный Законодательному Собра нию Краснодарского края, а также другие законодательные акты, в том числе закон, регламентирующий правотворчество в Краснодарском крае. Действие данного принципа также проявляется как в отмене, так и в принятии новых законов"*^.

"^^ См.: Марченко М.Н. Источники права: Учебное пособие. М., 2005.

С. 417-610.

''^ См.: Путеводитель по законодательству Краснодарского края: сис тематизация актов Законодательного Собрания (декабрь 1994 г. - ноябрь 2002 г.). Вып. 3. Краснодар, 2003.

*** Подводя итог сказанному, необходимо признать, что процесс становле ния и развития регионального законодательства протекал под действием ряда принципов, в числе которых верховенство конституций и уставов субъектов Российской Федерации;

верховенство Конституции Российской Федерации;

конкуренция федерального и регионального законодательства;

демократизм, законность, контроль со стороны региональных органов конституционного правосудия;

взаимодействие законодательной и исполнительной власти;

сис темность регионального законодательства;

гласность, научный характер пра вотворчества, связь с практикой.

Каждый из вышеприведенных принципов оказал и оказывает свое влияние на нормотворчество субъектов Российской Федерации. Так, на на чальном этапе этого процесса доминирующим влиянием обладали такие ос новополагающие начала, как верховенство конституций и уставов субъектов Российской Федерации и конкуренция федерального и регионального зако нодательства. Однако по мере стабилизации федеративных отношений и ук репления вертикали власти на юридическую конструкцию, организационную схему и содержательный аспект регионального законодательства стал оказы вать весомое воздействие принцип верховенства Конституции Российской Федерации. Комплексное же воздействие названных принципов, безусловно, отражает сложности федерализма на различных стадиях развития федератив ных отношений в Российской Федерации. Особо следует отметить значи мость для регионального законодательства такого принципа, как наз^ность, обеспечивающего и перспективное развитие правотворчества субъектов РФ, и упорядочение процесса внесения, подготовки, рассмотрения, принятия, об народования и оптимальное применение правил юридической техники, ис пользуемых при разработке этих нормативных актов.


Глава 2. ОСНОВНЫЕ НАНРАВЛЕНИЯ РАЗВИТНЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕГИОНОВ § 1. Модель регионального законодательства Вопрос о модели регионального законодательства на территории Рос сии приобрел свою актуальность в начале 90-х годов XX века в условиях со циально-политических и правовых реформ. Начало этому процессу было по ложено резолюцией «О правовой реформе» XIX Всесоюзной партконферен ции, реализация которой должна была привести к обновлению отечественно го законодательства. Однако эта реформа не должна была затронуть принци пиальные основы формирования системы советского законодательства, уста новленные Конституцией СССР и Конституцией РСФСР. Конституция СССР в пункте 4 статьи 73 определяла, что обеспечение единства законодательного регулирования на всей территории СССР, установление основ законодатель ства Союза ССР и союзных республик относится к ведению СССР, а статья 74 устанавливала, что законы СССР имеют одинаковую силу на территории всех союзных республик, а в случае расхождения закона союзной республики с общесоюзным действует закон СССР. Сказанное свидетельствует о том, что союзное законодательство составляли законы СССР и союзных респуб лик при условии приоритета законов СССР'^^.

Конституция РСФСР вышеприведенные положения детализировала, определяя в пункте 4 статьи 72, что к ведению РСФСР относится законода тельство РСФСР. Наряду с этим, в статье 81 этого документа в косвенной форме упоминались законы автономной республики. В данной норме речь шла о том, что в случае расхождения закона автономной республики с зако '^^ См.: Конституция СССР и развитие советское законодательства. М., 1981. С. 48-49.

ном РСФСР действует закон РСФСР^°. Вместе с тем органы государственной власти автономных республик, обладая правом принимать законы, формаль но реализовывали эти полномочия, поскольку принимаемые ими законы, как правило, лишь дублировали соответствующие законы СССР и РСФСР, а та ких понятий, как «закон области», «закон края», «закон автономного округа не существовапо^\ Тем не менее, эти конституционные положения обуславливали внут реннюю организацию отечественного законодательства и права, которое ох ватывало государственное, административное, финансовое, земельное, граж данское, трудовое, колхозное, семейное, зтоловное, гражданско процессуальное и уголовно-процессуальное право. Особенностью этой сис темы являлось то, что она предопределялась федеративным устройством СССР, в силу чего формами кодификации являлись такие нормативно правовые акты, как Основы законодательства и республиканские кодексы^^.

Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня года, а затем и Конституция РФ 1993 года кардинально изменили данную си туацию. Вне правового поля оказались Основы и основные начала законода тельства, которые были характерным видом кодификации законодательства Союза ССР и союзных республик. Одновременно свое развитие полз^ила та кая форма законодательного регулирования правоотношений, как законы с перспективой обновления кодексов РСФСР и создания новых кодификаци онных правовых актов. Однако в условиях обновленной федерации сложив ^° Конституция (Основной закон) РСФСР. М., 1978. Q. 21-24;

Государ ственное право СССР и советское строительство: Учебник. М., 1986. С. 264 275.

^^ Совет законодателей: совершенствование механизмом взаимодейст вия центров и регионов. М., 2006. С. 5.

^^ Теория государства и права: Учебник. М., 1983. С. 281-298;

Совет ское право: Учебник. М., 1988.С. 33-35.

шаяся в советский период система законодательства структуировалась на общефедеральное законодательство и на законодательные подсистемы субъ ектов федерации. В связи с этим возникал вопрос о модели регионального зaкoнoдaтeльcтвa^^ Если в общем виде говорить о модели регионального законодательства, то в зависимости от структурного признака, то есть построения ее по верти кали, исходя из принципа субординации, в основе иерархии нормативно правовых актов ключевое место будет принадлежать конституциям и уставам субъектов федерации. Это принципиальное положение нащло подтверждение в ходе правовой реформы, обусловленной Декларацией о государственном суверенитете. Федеративным договором и отраслевыми договорами РФ и субъектов РФ о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти РФ и органами госу дарственной власти ряда субъектов РФ.

Вполне закономерно, что при постановке вопроса о модели региональ ного законодательства возник и вопрос о формировании ее с учетом предме та правового регулирования. В этом случае результатом данного процесса должно было стать появление в структ)фе модели регионального законода тельства нормативно-правовых актов, относящихся соответственно к профи лирующим, специальным и комплексным отраслям права.

Проблема формирования на региональном уровне конституционного законодательства. Изучение основных законов субъектов РФ свидетельствует о разнообразии конституционных рещений, что объясняется использованием субъектами РФ опыта федеральных конституционных преобразований, а также адаптации ряда положений проектов Конституции РФ и зарубежных конституций. В целом принятые республиками, краями, областями конститу ции отразили социальные процессы, связанные с совершенствованием госу ^^ См.: Государственное право Российской Федерации: Учебник. М., 1996. С. 269-270;

280-282.

дарственно-политической организации общества^"*. Однако, несмотря на эти особенности, конституционное законодательство субъектов РФ отличается рядом характерных признаков^^. Во-первых, региональное конституционное и уставное законодательство создает условия для нового конституционного государственного и общественного строя, что в принципе соответствует нормам федеральной Конституции. Конкретно это проявляется в том, что рассматриваемые правовые документы не содержат норм, характеризующих субъекты Федерации как советские и социалистические государственные об разования. Взамен этого на конституционном и уставном уровне деклариру ются народовластие, социальный и светский характер государства, равная защита всех форм собственности, а конституции и уставы в итоге выступают в качестве средства целенаправленного воздействия на общественные отно шения и условия согласия основных социальных слоев общества. С этими специальными положениями корреспондируют иные нормы конституций и уставов, устанавливающие форму правления и государственного устройства, методы ее осуществления, круг органов, осзш1ествляющих государственную власть.

Во-вторых, конституционное уставное законодательство субъектов РФ создало условия для формирования новой системы экономических отноше ний общества для установления и развития экономической основы нового го сударственного строя. Например, в статье 12 Конституции Республики Даге стан определяется, что экономические отношения строятся на социальном партнерстве между человеком и государством, работником и работодателем, производителем и потребителем, а государственное регулирование экономи ческих отношений осуществляется в соответствии с законодательством по ^^ См.: Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России (поня " тие, содержание, вопросы становления). М., 1994. С. 151-203;

223-224;

Кон ституции республик в составе РФ. Указ. соч. С. 3-4.

^^ См.: Проблемы теории государства и права. М., 1999. С. 136-143.

средством республиканских программ экономического и социального разви тия, финансовой, налоговой, кредитной и инвестиционной политики. Одно временно статья 13 Конституции Республики Дагестан признает и защищает равным образом частную, государственную и муниципальную, обществен ных объединений и иные формы собственности. В свою очередь, пункт «в»

части первой статьи 79 Устава Московской области определяет, что государ ственная политика в сфере экономического развития предполагает создание условий для равного доступа граждан к предпринимательской деятельности.

Также пункт «з» статьи 79 устанавливает, что указанная государственная по литика предполагает регулирование предпринимательской деятельности на основе государственных социальных нормативов лицензирования и стандар тов качества. Как правило, в конституциях и уставах субъектов РФ закрепля ется право граждан на свободу предпринимательства и обеспечиваются пра вовые гарантии для развития экономической инициативы. Таким образом, названные конституционные и уставные положения одновременно создают условия для появления в структуре регионального законодательства такой комплексной отрасли, как предпринимательское право.

В-третьих, конституции и уставы субъектов РФ провозгласили новые принципы организации и функционирования государственной и обществен но-политической жизни. Прежде всего, это принцип разделения властей, ко торый нашел свое воплощение, например, в главах третьей, четвертой, пятой и щестой устава Краснодарского края, посвященных исполнительной, зако нодательной и судебной власти этого региона, а также порядку взаимодейст вия между ними. Одновременно эти конституционные положения являются основой для развития на региональном зфовне административного и парла ментского законодательства. Рассматривая данную особенность региональ ного конституционного законодательства, следует также указать и на такие конституционные (уставные) принципы, получивщие закрепление в консти туциях и уставах, как политическое и идеологическое разнообразие, верхо венство закона, департизация государственной жизни, самоуправление, уча стие граждан в управлении делами общества и государства.

В-четвертых, конституционное и уставное законодательство субъектов РФ продемонстрировало преемственность с прежним законодательством в области определения прав, свобод и обязанностей граждан. Прежде всего, это характерно для конституций субъектов РФ, в структуре которых имеются главы, посвященные гражданским, политическим, экономическим, социаль ным, культурным правам и свободам граждан, а также гарантиям этих прав и свобод. Однако, как показывает обстановка переходного периода, это наибо лее уязвимый блок конститзщионного законодательства. Тем не менее, он создал условия для появления на региональном уровне законов, разрешаю щих вопросы семьи и социальной поддержки населения.

В-пятых, конституционное и уставное законодательство субъектов РФ отличается тем, что положения конституций и уставов признаются нормами прямого действия, придавая реальную силу такому принципу, как верховен ство этих базовых нормативно-правовых документов на территории субъек тов РФ. Этот аспект имеет определенную специфику, которая заключается в том, что отдельные разделы (главы) конституций и уставов детально регла ментирз^ют определенные вопросы. Например, это закрепление государст венно-правового статуса субъекта в составе РФ, разграничение предметов ведения и полномочий субъектов РФ в составе РФ, конституционно-правовое регулирование правового статуса человека и гражданина, организации госу дарственной власти в субъектах РФ.

В-щестых, особенностью региональных основных законов является наличие в их структуре упоминания о том, что компонентом регионального законодательства соответствующего субъекта РФ являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры. Так же определяется, что если международным договором субъекта РФ установ лены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила межд5шародного договора (ст. 16 Конституции Республики Башкортостан;

ст. 14 Конституции Республики Северная Осетия-Алания).

Проблема формирования на региональном уровне профилирующих, специальных и комплексных отраслей законодательства. Обратившись к ли тературе по проблемам теории государства и права, можно увидеть, что от расли российского права классифицируются на три названных выше основ ных звена^^. В связи с этим возникает вопрос о том, должна ли модель регио нального законодательства охватывать соответствующие отрасли права. Если говорить о профилирующих базовых отраслях, то составной частью регио нального законодательства бесспорно является конституционное, поскольку основные законы субъектов РФ стали выступать в качестве импульса нормо творческои деятельности на уровне регионов. При этом основные законы субъектов РФ непосредственно урегулировали общественные отношения, возникающие в процессе реализации государственной власти субъектов РФ, определили основы правового положения человека и гражданина, социально экономической, политической и правовой системы общества, установили основы избирательной системы, организации и деятельности местного са моуправления. Однако особенность основных законов субъектов РФ про явилась и в том, что эти конституции и уставы как в прямой, так и в косвен ной форме предопределили основные направления для формирования ре гионального блока законодательных актов в рамках соответствующих от раслей права.

Проведенный научный анализ также показывает, что региональные основные законы предусмотрели определенные программы нормотворческои ^^ Алексеев С.С. Право: азбука, теория, философия: опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 44-46;

Алексеев С.С. Государство и право. М., 1993. С. 82-83.

^^ Конституции республик в составе РФ (Сборник документов). М., 1995. С. 30-355.

деятельности, реализация которых должна была привести к формированию указанных отраслей законодательства конкретного субъекта РФ. Например, в статье 3 Конституции Республики Башкортостан провозглашается, что госу дарственная власть в данном регионе осуществляется в соответствии с Кон ституцией Республики Башкортостан и принятым на ее основе законодатель ством. Последуюш;

ий анализ текста Основного закона этого региона, а также иных субъектов РФ свидетельствует о том, что эти документы, принятые в начале 90-х годов XX века, зафиксировали в своих текстах положения, отсы лающие к законам, посредством которых подлежали урегулированию опре деленные конституционно-правовые общественные отношения. В числе этих специальных законов назывались:

- закон о гражданстве (согласно статье 22 Конституции Республики Бащкортостан данный субъект РФ устанавливал свое гражданство, основания, порядок приобретения и прекращения которого, а таюке другие вопросы, связанные с гражданством, должны были определяться Законом о гражданстве Республики Башкортостан. Одновременно определялось, что граждане Республики Башкортостан имеют гражданство и Российской Фе дерации;

согласно статье 12 Республики Бурятия этот субъект устанавливал свое гражданство, которое должно было определяться республиканским за коном;

согласно статье 11 Конституции Республики этот субъект РФ уста навливал свое гражданство, которое приобреталось и прекращалось в соот ветствии с республиканским законом;

согласно статье 12 Основного закона этот субъект РФ устанавливал свое гражданство. Гражданин Республики Са ха (Якутия) также обладал и гражданством Российской Федерации. Однако основания и порядок приобретения и утраты гражданства должны были оп ределяться Законом о гражданстве Республики Саха (Якутия);

согласно ста тье 5 Конституции Республики Северная Осетия-Алания гражданство этого субъекта РФ приобретается и прекрашается в соответствии с законом рес публики, является равным независимо от оснований приобретения;

согласно статье 19 Конституции Республики Татарстан данный субъект РФ установил свое гражданство. Основания, порядок приобретения и прекращения граж данства Республики Татарстан подлежали определению Законом о граждан стве Республики Татарстан. Согласно статье 31 Основного закона Республи ка Тыва установила свое гражданство. Основания и порядок приобретения, утраты и восстановления гражданства Республики Тыва определяются зако ном Республики Тыва;

о законодательном регулировании гражданства упо минается в статье 11 Основного закона Республики Дагестан);

- специальные законы, устанавливающие пределы полномочий органов законодательной, исполнительной и судебной властей, осуществляемых ими самостоятельно (ст. 4 Конституции Республики Карелия);

- закон о Государственном Собрании субъекта РФ (ст. 59 Конституции Республики Саха (Якутия);

- закон о языках (согласно статье 36 Конститзщии Республики Башкор тостан в этом субъекте РФ признавались и гарантировались равные права на сохранение и развитие языков всех национальных групп, проживающих на ее территории, это создает возможности для их свободного развития. Право вой статус языков должен был определяться законом Республики Башкор тостан;

согласно статье 1 Конституции Республики Карелия этот субъект был вправе устанавливать свои государственные языки. Статус государственных языков Республики Карелия устанавливался законом Республики Карелия);

- специальный закон об итогах референдума в субъекте РФ (ст. 5 Кон ституции Республики Тыва);

- закон о выборах Президента (согласно статье 72 Конституции Рес публики Бурятия порядок выборов Президента Республики Бурятия должен устанавливаться законом Республики Бурятия;

согласно статье 51 Консти туции Республики Ингушетия порядок выборов Президента Республики Ин гушетия устанавливается республиканским законом);

- специальный закон о Президенте (ст. 97 Конституции Республики Тыва);

- специальный закон о правительстве, определяющий его компетен цию, структуру, порядок деятельности, отношения Правительства с другими органами, а также устанавливающий перечень республиканских мини стерств, государственных комитетов и иных органов государственного управления (ст. 82 Конституции Республики Тыва);

- специальный закон об административно-территориальном устройстве субъекта РФ (ст. 4 Конституции Республики Тыва);

- специальный закон о столице субъекта РФ (ст. 69 Конституции Рес публики Коми);

- специальный закон о гербе субъекта РФ (ст. 68 Конституции Респуб лики Коми);

- специальный закон о статусе территорий компактного проживания представителей малочисленных народов Севера - национальных админист ративно-территориальных образованиях (ст. 43 Конституции Республики Са ха (Якутия);

- специальный закон, устанавливающий условия и порядок осуществ ления гражданами права проводить собрания, митинги, демонстрации, щест вия и забастовки (ст. 40 Конституции Республики Ингущетия);

- специальный закон, определяющий полномочия, порядок созыва и организацию его деятельности Великого Хурала (съезда) народа Республики Тыва (ст. 6 Конституции Республики Тыва);

- специальный закон, определяющий полномочия Палаты Представи телей (ст. 130 Конституции Республики Башкортостан);

- специальный закон, определяющий вопросы, относящиеся к ведению Народного Хурала (ст. 87 Конституции Республики Бурятии);



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.