авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Горохова, Светлана Сергеевна Правовое обеспечение федерализма в современной России ...»

-- [ Страница 4 ] --

Именно сильная центральная государственная власть сможет гарантировать каж дому гражданину страны, не зависимо от региона, полную защиту и соблюдение его прав и свобод. В наибольшей степени тенденции авторитаризма проявляются и находят свое государственно-правовое закрепление при формировании власт ных структур субъектов Федерации, особенно республик, и преодолеть их воз можно при установлении мер и критериев ответственности за нарушение прин ципов федеративного устройства страны.

Г. Гегель справедливо отмечал, что «сила страны состоит не в количестве ее жителей и солдат, не в плодородии земли и не в количестве территории, а в том, как посредством разумного соединения частей в единую государственную власть все это используется для реализации великой цели - совместной защиты»'.

Следующим моментом, о котором необходимо сказать, является сам под ход к организации правовой системы в России. Общепринятый принцип приори тета закона служит гарантией точного и единообразного исполнения норм дейст вующего законодательства, однако, иногда может заключать в себе потенциаль ную опасность, так как требует от правовых субъектов безусловного применения также «неправомерных» законов, а последствия этого могут быть вредны для об щества и правопорядка. Между тем, законодательная система должна обладать свойствами самосовершенствования и саморегуляции. Даже самая «жесткая»

конституция должна содержать в себе возможность систематических реформ, что обусловлено имеющимися в законодательстве противоречиями и пробелами.

При безусловном действии принципа приоритета закона, суды обязаны все гда применять установленные нормы законодательства, (включая неправомер ные). В подобных случаях Ф. Бэкон считал благоразумным для суда «приостано Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. - М., 1978. - С.104.

вить действие этих законов до тех пор, пока не будет созван парламент или ка кой-то иной орган, наделенный полномочиями отменить их». Поэтому открытая система права требует внесения в Конституцию новых принципов ступенчатого приоритета идеи права, а также ответственного отказа судей от применения не правомерных и неконституционных законов, с правом приостановления действия таких законов и обращения в Конституционный суд, который, в свою очередь, вправе использовать законодательную инициативу и предложить законодателю изменить или дополнить действующий закон. Правда, есть мнение, что «суд дол жен лишь проверять, не нарушены ли границы полномочий, а не подвергать со мнению целесообразность, разумность и справедливость решения законодателя»'.

Однако ответственность судей при восполнении законодательных пробелов или отказе от применения неправомерных законов нисколько не меньше, нежели от ветственность законодателя при принятии законов. П.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. Х»8 «О некоторых вопросах примене ния судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосу дия» предусматривает приостановление дела судом общей юрисдикции в случаях неправомерных норм законодательства до соответствующего решения Конститу ционного Суда, который получает конкретный запрос от нижестоящего суда^.

Кажется, что такие предложения противоречат принципу законности и умаляют авторитет закона. Однако, напротив, «гармония развития права наруша ется, когда, например, парализуют силу непосредственного народного убеждения и науки и все дальнейшее развитие права перекладывают на законодателя»^ Для повышения эффективности правовой системы необходимо, чтобы кон ституционным правом законодательной инициативы обладали также и органы местного самоуправления, религиозные общины, определенное количество изби рателей, что способствовало бы взаимодополнению инсти'гутов представитель ной и непосредственной демократии. Конституция не должна занрещать гражда нам обращаться в соответствующие суды для своевременной поправки положе ' Хессе К. Основы конституционного права ФРГ.- М., 1981. - С.274.

См.: Осипян Б.А.. Идея саморазвивающейся правовой системиУ/Журиал российского права. - 2004 г. - № 4.

Нерсесянц B.C. Философия права. - М., 2000. - С.507.

Н И законодательства путем внесения в него надлежащих изменений и дополне И ний. Более того, в ней должен быть предусмотрен порядок рассмотрения законо дательных инициатив и внесения необходимых поправок в законодательство или административную практику. Напомним, что в п.6 Декларации прав человека и гражданина 1789 г. сказано, что все граждане имеют право участвовать в состав лении законов лично или через своих представителей, а суд должен отказывать в применении закона, который, по его убеждению, нарушает основные права'.

Не только граждане, но и другие субъекты права должны иметь доступ в органы власти, которые имеют право законодательной инициативы. Так, в соот ветствии со СТ.9 Закона о прокуратуре РФ прокуроры вправе вносить в органы, обладающие правом законодательной инициативы, предложения об изменении, дополнении, отмене или принятии необходимых законов или подзаконных актов, логично было бы распространить это и на остальные равноправные стороны уго ловного или гражданского процесса, в частности, союзы (ассоциации) адвокатов.

Б.А. Осипян предлагает следующие практические рекомендации в области реформирования действующей системы законодательства:

1. Конституционно установить основные критерии законодательства (пра вовые идеи, цели, принципы, функции) для своевременной разработки законов.

2. Конституционно наделить суды общей юрисдикции правом ответствен ного отказа от применения «неправомерных» (а не только буквально неконститу ционных) законов, приостановления их действия, выработки соответствующего правоположения, а также обращения в Конституционный суд, который обязан предложить парламенту соответствующие законодательные инициативы.

3. Расширить круг субъектов законодательной инициативы и контроля над своевременной корректировкой действующего законодательства'.

Представляется, что все неречисленные направления развития конституци онного права необходимы для создания единой и целостной программы и меха низма самосовершенствования всей системы законодательства.

Автор настоящего исследования так же является сторонником пересмотра ' Еллинек Г. Декларация прав человека и гражданина. - М., 1906. - С.22, 37.

ныне действующей Конституции России, однако, это требует разработки и при нятия ФКЗ «О Конституционном Собрании Российской Федерации», и отсутст вие такого закона, регламентирующего деятельность предусмотренного Консти туцией органа, через 11 лет после принятия самой Конституции РФ, говорит скорее не о незыблемости конституционных основ, а о декларативности самого Основного Закона, кроме того, полностью блокирует предусмотренную возмож ность его пересмотра. Как ни странно, в юридической литературе вопросам, свя занным с Конституционным Собранием России уделяется минимум внимания, хотя постоянно говорится о формализме некоторых государственных институ тов, особенно в историческом разрезе. На данном этапе существует несколько подходов к процессу формирования и составу Конституционного Собрания РФ.

Согласно одному из вариантов в состав Конституционного собрания входят пре зидент, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены пра вительства, судьи Конституционного суда, судьи - члены президиумов Верхов ного суда и Высшего арбитражного суда, представители общероссийских объе динений (ассоциаций) профсоюзов. Согласно другому варианту. Конституцион ное собрание состоит из 250 членов, избираемых по территориальным округам, в Конституционное собрание при этом не могут входить президент, депутаты обеих палат парламента, члены правительства, руководители федеральных орга нов власти, судьи Конституционного, Верховного, Высшего арбитражного и других федеральных судов, либо Конституционное Собрание формируется пу тем избрания (назначения) президентом. Советом Федерации, Государственной Думой, правительством, а также Конституционным судом и пленумами Верхов ного и Высшего арбитражного судов по 30 представителей (всего 150 человек).

Любой из перечисленных подходов, при детальном рассмотрении имеет свои положительные и отрицательные стороны, хотя все они, по нашему мне нию, страдают общим недостатком отсутствия четкой регламентации участия в составе Собрания определенного числа представителей науки и теории, делая упор на практических деятелей, либо вообще, на лиц не имеющих ни специаль ' Осипян Б.А. Идея саморазвивающейся правовой системы.//Жур11ал российского права. - 2004 г. - № 4.

ной подготовки, ни практических навыков в указанной области. Однако очевид но, что пересмотр Конституции является все же вопросом будущего, а насколько отдаленного, в первую очередь, зависит от наличия направленной политической воли, и поэтому, высказываясь по поводу необходимости подобных изменений, мы все же подробнее останавливаемся на вопросах более соответствующих сло жившимся политическим реалиям.

Стабильное государственно-правовое развитие Федерации предполагает соответствие нормативно-правовых актов субъектов Конституции и законода тельству России. А в связи с большим количеством подобных разногласий одной из насущных задач является принятие ряда законов, посвященных федеративным правоотношениям. Прежде всего, ФЗ «О процедурах преодоления разногласий и разрешения споров между органами государственной власти Российской Федера ции органами государственной власти субъектов РФ» (принят Государственной Думой 24 июня 1999 г., но 2 июля 1999 г., отклонен Советом Федерации РФ).

Кроме того, следует создать механизм обеспечения единства правового пространства, обеспечивающий соответствие правовых актов республик россий скому законодательству, порядок отмены противоречащих положений. Основа чего заложена ФКЗ №. 1 «О Конституционном Суде Российской Федерации». Од нако, на данном этапе, когда правовое созпание еще не сформировано в той сте пени, что конституционное решение, безусловно, должно выполняться всеми, не обходима выработка подходов к применению мер федеративной ответственности, при которых важно полностью исключить участие международных структур и иностранных государств в качестве посредников, или третейских судей.

В настоящее время российская правовая система не содержит значительных мер правового воздействия на нарушителей федеративной дисцинлины, и, напро тив, закрепляет сложившееся соотношение сил, при котором в ряде конституций и уставов субъектов Федерации подчеркиваются гарантии безответственности ре гиональных органов власти за принимаемые ими решения.

«Подобные институты вмешательства, - отмечает Президент РФ В.В. Пу тин, - есть во многих государствах. Они применяются крайне редко, но само их наличие служит надежной гарантией четкого иснолнения конституции и феде ральных законов»'. Обеснечение механизмов федерального вмешательства и фе деративной ответственности обусловливает потребность разработки специальной программы, а также пакета законов, в состав которого должны войти законы: «О конституционных гарантиях обеспечения государственной целостности Россий ской Федерации», «Об обеспечении соответствия нормативных правовых актов субъектов РФ федеральным законам», «О порядке приведения законодательства субъектов РФ в соответствие с Конституцией РФ и федеральным законодательст вом», «О механизме реализации решений Конституционного Суда РФ», «Об ин ституте федерального вмешательства и порядке его осуществления», основанные на Законе «О единстве государственной власти в Российской Федерации»^.

Из механизмов федеративной ответственности должны быть исключены такие меры, блокада, установление репараций, экономических санкций и т.д.

Практическую бесполезность подобных мер наглядно продемонстрировали собы тия, последовавшие после введения в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 17 апреля 1990 г. экономической блокады Литвы. Указан ные меры не только не достигли поставленной цели, но, напротив, способствова ли дальнейшей консолидации литовского обш;

ества в своем неприятии союзного центра. Аналогичных «результатов» достигла и введенная в августе 1989 г. бло када Нагорно-Карабахской автономной области со стороны Азербайджана.

Теоретико-правовыми основаниями исключения применения механизмов воздействия подобного рода являются следуюш;

ие причины.

1. Эти меры направлены на граждан федерации, применение против кото рых мер экономических санкций или блокады недопустимо.

2. Федерация исключает принцип коллективной ответственности населения за решения, принятые органами власти и управления субъектов федерации.

' Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации "Государство Россия. Путь к эффективному государству (О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства)". М., 2000. - С. 29.

См.: Барциц И.Н.. Правовое пространство России: вопросы конституционной теории и практики. — М.: Изд-во Моск. Унив.

2000.

3. Федерация и ее члены находятся в едином конституционном пространст ве, объединены федеральной конституцией, их взаимоотношения регулируются конституционным правом, и характеризуются как внутригосударственные право отношения.

4, Государство обязано защищать права и свободы своих граждан.' Это, однако, не должно мешать закреплению положения, при котором все убытки, обусловленные нарушением субъектом РФ принципов федеративного устройства, и расходы, понесенные по осуществлению мер федеративной ответ ственности и восстановлению конституционно-правового единства государства, оплачиваются за счет самого субъекта, как это закрепляет в ст. 16 Конституция Швейцарии, «кантон... вызвавший союзное вмешательство, несет расходы, если ввиду особых обстоятельств Союзное Собрание не решит иначе».

При рассмотрении вопроса о федеральном вмешательстве следует учиты вать психологию поведения населения. Нельзя недооценивать степень воздейст вия средств массовой информации, которые могут быть использованы как в ин тересах Федерации, так и направлены против них. В конце 70-х гг. в США был опубликован доклад Института по исследованию международного терроризма (Ч.Рассел, Л. Бэнкер и Б. Миллер) «Терроризм: теория и практика», в котором со держится интересный для России вывод: одной из основных целей террористиче ских движений, в федеративных государствах, часто выступающих под сепарати стскими лозунгами, является «провоцирование сверхреакции (overreaction) со стороны правительства (введения военного положения и т.п.)», «вынудить прави тельство или его ведомства допустить перегибы, вызвать тем самым отчуждение (alienation) населения... и, в конечном итоге, дискредитировать государство в гла зах граждан, которых оно старается защитить»^ Результатом становится рост симпатий населения к экстремистским организациям, усиление их поддержки.

Основное предназначение федеративной ответственности состоит в обес печении государственного единства России, и можно надеяться, что со временем ' См.: Барциц И.Н.. Правовое пространство России: вопросы конституционной теории и практики. - М.;

Изд-во Моск. Унив.

2000.

^ Домрин А. Федеральная интервенция в дела субъектов федерации. Зарубежный опыт правового регулирования и практика при менения//Пезависимая газета. -1995. - 28 февраля.

она будет постепенно заменяться механизмами согласования деятельности Феде рации и ее субъектов, но и тогда должны сохраниться в качестве гарантий, вы ступая как обязательное условие утверждения в России правового государства и системы народовластия. Выделяя три вида ответственности в системе народовла стия: «1-ответственность субъекта народовластия перед самим собой;

2 - ответст венность субъектов друг перед другом;

3 - ответственность власти перед субъек тами народовластия», Д.Ю. Шапсугов утверждает: «Рациональная организация института ответственности требует... определенной системы в ее осуществле нии... Первоочередными здесь пока выступают вопросы замены ответственности, свойственной авторитарной системе, и установление и согласование новой ответ ственности каждого субъекта власти, определение содержания, форм и механиз мов в соответствии со специфическим содержанием народовластия»'.

Вопросы субъектного состава также являются ключевыми при определении долгосрочной стратегии совершенствования российского федерализма. Проблема его оптимизации всегда остается стержневой при выборе той или иной парадиг мы развития федерации: так было в 1992 г. (подписание Федеративного догово ра), в 1993 г. (принятие Конституции РФ), и, сейчас, когда опять назрели объек тивные предпосылки для реформирования федеративной структуры государства.

Образование нового субъекта в соответствии с ч.2 ст.65 Конституции рег ламентируется ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образова ния в ее составе нового субъекта РФ» от 17 декабря 2001 г. №6-ФКЗ, который предусматривает образование нового субъекта РФ только путем объединения двух и более граничащих между собой субъектов, но не разделения либо отделе ния от субъекта РФ части его территории с приданием ей статуса субъекта. Часть 5 СТ.66 Конституции РФ допускает возможность изменения статуса субъекта, од нако данная процедура осуществляется только в соответствии с конституцион ным законом, который на да1П1ый момент не принят.

Первое объединение Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа проходило следующим образом. Па референдуме по вопросу их объеди ' Шапсугов Д.Ю. Народовластие: опыт политико-правового исследования: Дис....д-ра юрид. наук. - М. 1991.

нения 7 декабря 2003 г. за объединение высказались 83,77% избирателей Перм ской области (явка 62,4%) и 89,77% избирателей Коми-Пермяцкого округа (явка 65,64%). Формальная часть объединения завершилась с принятием Федерального конституционного закона от 25 марта 2004 г. JVrol-ФКЗ «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объ единения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа». Можно сказать, что процесс прошел успешно и в сжатые сроки, несмотря на то, что, воз никали некоторые «нюансы», без сомнения, связанные с новизной процедуры.* Весь процесс объединения можно разбить на четыре основных этапа:

1) инициатива образования нового субъекта, исходящая от заинтересован ных субъектов;

2) проведение референдума в заинтересованных субъектах РФ;

3) принятие Федерального конституционного закона.об образовании в со ставе Федерации нового субъекта и 4) переходный период.

Определенные сложности вызвал второй этап, в связи с тем, что:

- референдум субъекта РФ в соответствии с ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Фе дерации», назначается законодательным органом государственной власти субъек та РФ, при этом срок назначения референдума законом не установлен;

- явка избирателей при голосовании на референдуме, должна быть более 50% от числа избирателей, включенных в список участников референдума, а опыт показывает, что, учитывая все возрастаюш;

ую долю абсентеизма в обш,естве, такую явку возможно обеспечить только при совмеш,ении референдума с выбо рами (например, в Государственную Думу или в органы местного самоуправле ния), либо при привлечении достаточных средств на агитационную кампанию;

- для принятия положительного решения по вопросу референдума за него должны высказаться более 50% проголосовавших участников референдума, что также требует привлечения серьезных ресурсов агитационных мероприятий.

При реализации проекта объединения следует учитывать, что законода тельством установлены жесткие сроки прохождения процедур референдума, по См.: Борисов И.Б. Некоторые практические аспекты объедипения субъектов Российской Федерации//Адвокат. - 2004 г. - № этому реализацию его инициативы необходимо начинать не менее чем за полгода до предполагаемой даты его проведения. Например, предпринятая в декабре г. попытка Законодательного Собрания Санкт-Петербурга провести 14 марта 2004 г. совместно с президентскими выборами референдум по вопросам объеди нения города и области не удалась в значительной мере из-за нехватки времени.

На третьем этапе (принятие ФКЗ об образовании в составе Федерации но вого субъекта) - в нижней палате за принятие Закона должно проголосовать 2/ депутатов (300), а в верхней палате 3/4 от общего числа членов Совета Федера ции (134 из 178), что, учитывая тенденции современной государственной полити ки, не должно создать непреодолимых препятствий, во всяком случае, до 2008 г.

На четвертом этапе решаются организационные вопросы переходного пе риода: формирование органов государственной власти нового субъекта РФ (в том числе проведение выборов в органы законодательной власти объединенного субъекта), правопреемство нового субъекта, внесение изменений и дополнений в федеральный закон о федеральном бюджете на текущий год, функционирование территориальных органов федеральных органов исполнительной власти и феде ральных судов на территории нового субъекта и т.д.

ФКЗ «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта РФ в результате объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономно го округа» установлено, что Пермская область и Коми-Пермяцкий автономный округ с 1 декабря 2005 г. преобразуются в Пермский край.

Имея в виду, что число субъектов РФ превышает распространенные в ми ровой практике пределы", необходимость совершенствования субъектного соста ва ни у кого не вызывает сомнения. При этом основным требованием при образо вании нового субъекта остается добровольность и равноправие. В то же время от сутствие законодательно установленных пределов укрупнения может привести и к отрицательным последствиям. Крупные, экономически и политически мощные субъекты - это потенциальные агенты суверенизации и перераспределения власт ных и иных ресурсов, с тенденцией к расширению властных амбиций их полити ' США - 50, Швейцария - 26, Индия - 25, ФРГ - 16, Канада - 10, Австрия - 9.

ческих элит, что требует своевременной корректировки законодательства.

Что касается непосредственно федеративных отношений, показателем их эффективности является наличие работающего механизма реализации конститу ционной модели разграничения предметов ведения. Несмотря на то, что модель отношений РФ и ее субъектов не сложна, на практике должного уважения к Кон ституции РФ не проявляется, поэтому следовало бы более четко определить принцип приоритета федеральпой Конституции и законов над договорами.

В соответствии с ч.1 ст.76 Конституции РФ по предметам ведения Федера ции принимаются федеральные конституционные и федеральные законы. Анало гично, путем установления жесткого перечня видов актов определена система правовых актов, издаваемых по предметам совместного ведения. В соответствии с Ч.2 ст.76 Конституции РФ по предметам совместного ведения издаются феде ральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные правовые акты субъектов РФ. Из буквального толкования ч.1 и 2 ст.76 Конституции РФ следует, что формами правового регулирования по данным предметам ведения могут быть лишь те, что перечислены в данной статье. В этой связи заметим, что там отсутствует сама Конституция, хотя в основе законодательства, как системе актов, издаваемых по предметам ведения России и предметам совместного веде ния, лежит в первую очередь Конституция РФ. Практика правового регулирова ния по предметам ведения свидетельствует о том, что виды издаваемых правовых актов не ограничиваются только законом как правовой формой. В большинстве федеральных законов, наряду с федеральными законами говорится и о других федеральных нормативных правовых актах Федерации, относящихся к системе законодательства России. Так, здесь определенную нишу занимают акты Прези дента РФ, Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти.

Строгое толкование ч.1 и 2 ст.76 Конституции РФ означает, что в систему правовых актов, издаваемых по предметам ведения России и совместного веде ния, не включаются акты Президента РФ, Правительства РФ и федеральных ор ганов исполпительной власти. Отсюда вопрос, насколько правомерна практика ' См.: Борисов И.Б. Некоторые практические аспекты объединения субъектов Российской Фсдерации//Адвокат. - 2004 г. - № издания таких нормативных правовых актов по предметам ведения. Согласно Конституции РФ не предусматривается возможность издания правовых актов по предметам ведения Федерации субъектами РФ, однако, в федеральных законах границы правового регулирования расширяются.

В условиях явного расхождения между конституционными нормами, опре деляющими правовые формы регулирования по предметам ведения, и практикой федерального законодательного регулирования важно теоретически решить во прос, допустимо ли расширение числа субъектов правового регулирования на федеральном уровне и наделение органов власти субъектов РФ правом осуществ лять правовое регулирование по данным предметам ведения.

Представляется, что разграничение компетенции между федеральными и региональными органами по предметам ведения Федерации и предметам совме стного ведения должно осуществляться только в форме федерального закона, как это и определено в ст.76 Конституции РФ, а в случае необходимости в соответст вии со СТ.11 Конституции РФ - дополнительно договором. Если же речь идет не о правовом регулировании, связанном с разграничением компетенции, а о создании правовых условий ее реализации, то помимо актов, перечисленных в ст. 11 и Конституции РФ, не исключается использование и других правовых форм - ука зов Президента РФ, актов Правительства РФ и иных федеральных исполнитель ных органов, органов государственной власти субъектов РФ.

Необходимость принятия правовых актов органами власти субъектов РФ по предметам ведения Федерации возникает, как правило, когда предметом регули рования оказываются вопросы ведения Федерации, в определенных аспектах яв ляющиеся и предметами совместного ведения. Так, вопросы «государственной границы» относятся к ведению Федерации в части определения статуса и защиты (п."н" СТ.71 Конституции РФ), а режим пограничных зон, согласно п."б" ст. Конституции РФ, - предмет совместного ведения, что оправдано, поскольку он может определяться лишь с учетом региональной специфики. Поэтому (Закон «О Государственной границе РФ») пределы пограничной полосы, конкретное содер жание, а также пространственные и временные пределы действия правил погра ничного режима устанавливаются органами власти субъектов по согласованию со старшими должностными лицами Пограничных войск на территории субъектов.

Иногда наблюдается слияние в одной сфере регулирования предметов ве дения Федерации, совместного ведения и ведения субъектов РФ. В качестве при мера можно привести почтовую связь. В соответствии со ст. 12 ФЗ «О почтовой связи» средства почтовой связи могут находиться не только в федеральной соб ственности, но и в собственности субъектов РФ, ст. 17 этого же Закона говорит о возможности органов государственной власти субъектов РФ устанавливать регу лируемые и льготные тарифы с возмеш;

ением недополученных доходов организа циям почтовой связи за счет средств бюджетов соответствующих субъектов. ^ Следовательно, федеральные законы, исходя из требований практики, вы нуждены отступать от жесткой схемы определения в качестве формы правового регулирования по предметам ведения Федерации только федеральных законов.

Поэтому, необходимы либо новая редакция ст.76 Конституции РФ, либо разъяс нения Конституционного Суда РФ, определяюш;

ие случаи ее применения.

Одной из ключевых проблем является юридическое обеспечение реализа ции власти по предметам совместного ведения. Важным аспектом чего является определение оптимального соотношения объема федерального и регионального законотворчества. Здесь актуально следующее - должны ли федеральные законы, принимаемые по предметам совместного ведения содержать лишь общие рамоч ные положения, или степень детализации может быть различной в зависимости от характера регулируемых отношений и каждый раз она должна определяться на федеральном уровне применительно к конкретному предмету регулирования?

Общее правило, которое, как представляется, должно действовать, - преде лы регулирования определяются в федеральном законе, издаваемом по предме там совместного ведения, где четко обозначаются границы правотворчества ор ганов власти Федерации и ее субъектов.

Российская конституционная модель совместного ведения подразумевает, прежде всего, разграничение компетенции между органами государственной вла ' См.: Умнова И.А.. Конституционные основы российского федерализма. - М.: Дело, 1998.

сти Федерации и субъектами (ст.76 Конституции РФ), ее особенность проявляет ся в отказе от непосредственного разграничения на федеральном уровне компе тенции между законодательными и исполнительными органами власти субъек тов. Это вытекает, прежде всего, из смысла ст.66 Конституции РФ. Разграничение компетенции между федеральными и региональными органами государственной власти само по себе уже обозначает пределы их правотворчества по предметам совместного ведения. Однако, как бы полно не разграничивалась компетенция, остается открытым вопрос, кому будет принадлежать прерогатива регулирования вопросов, не отнесенных к компетенции ни одной из сторон. Поэтому важное значение имеет определение нринципов законодательного регулирования, опре деляющих формы установления и сами пределы законодательного регулирования каждого уровня. В российской Конституции, в отличие от некоторых зарубежных федеративных государств, они не установлены. Примером акта, в котором пред принята попытка определения этих принципов, является ФЗ от 13 января 1996 г.

«О внесении изменений и дополнений в ФЗ "Об образовании"». В соответствии со ст.З данного закона федеральные законы в области образования, могут быть посвящены решению трех правовых задач: разграничению комнетенции и ответ ственности в области образования федеральных органов власти и органов власти субъектов РФ;

регулированию в рамках установленной федеральной компетен ции отношений в области образования, которые должны решаться одинаково всеми субъектами РФ (в этой части федеральные законы в области образования имеют прямое действие и применяются на всей территории России), и введению общих рамочных норм но вонросам, которые относятся к компетенции субъектов РФ и в соответствии с которыми последние осуществляют собственное правовое регулирование в области образования^ что носит универсальный характер и мо жет быть применено для всех других федеральных законов по предметам совме стного ведения. Поэтому внолне уместным было бы закренление этих нри1щинов в самой федеральной Конституции в качестве самостоятельной статьи.^ •СЗРФ. 1996. № 3. Ст. 150.

См.: Умнова И.А.. Конституционные основы российского федерализма. - М.: Дело, 1998.

Еще один принцип, заслуживающий конституционной регламентации, можно обозначить, как принцип благоприятного правового режима. Его суть в том, что субъект Федерации может улучшать, но не ухудшать правовое положе ние субъектов правового регулирования. Непосредственное использование в фе деральном регулировании такого принципа можно обнаружить, например, в ст.З ФЗ «О внесении изменений и дополнений в ФЗ "Об образовании"».

Итак, важнейшим условием совершенствования конституционного регули рования по предметам ведения явилось бы закрепление в федеральной Конститу ции основных принципов, упорядочивающих границы, формы и характер консти туционного и текущего законодательного регулирования по предметам ведения Федерации и предметам совместного ведения, а также норм, восполняющих про белы, очевидность которых ясно обозначилась практикой правотворчества.

Кроме того, как уже неоднократно говорилось выше, необходимо более четко определить и закрепить конституционно-правовой статус субъектов РФ, так как остается без четкого ответа вопрос: означает ли равноправие субъектов Федерации тождественность их правового статуса? При разрешении данного во проса удастся снять исходное противоречие между признанием республик в со ставе РФ государствами (по Конституции РФ), с одной стороны, и закреплением их равноправия с краями, областями, автономиями, с другой.

По нашему мнению, формальное понимание равноправия всех субъектов федерации как абсолютной тождественности их правовых статусов не соответст вует реалиям современной федерации: автономные округа, являясь субъектами федерации, тем не менее, входят в состав краев, то есть один равноправный субъ ект входит в другой равноправный субъект и при этом их статус абсолютно то э/сдественен. В данном случае приемлемым конституционно-правовым выходом является признание нетождественности статусов различных субъектов.

В силу сложившейся политической и экономической ситуации, стоит пре дусмотреть и специальный статус федеральной территории для тех субъектов, которые в силу объективных причин нуждаются в дополнительной помощи, ко торый позволит проводить на этой территории мероприятия, обеспечивающие ее комплексное развитие, усилить гарантии суверенитета и территориальной цело стности, претендентами на такой статус являются Калининградская область (в виду особенностей географического положения), Москва (как столичный регион), регионы Крайнего Севера и Дальнего Востока.

Что касается национальных привилегий (имеются в виду привилегии по национальному признаку), то они в принципе недопустимы. Это положение не означает отрицания национальных особенностей автономий, посягательств на национальный (этнический) суверенитет этносов, проживающих на территории России, ведь здесь проживает одна нация, обладающая в полном объеме нацио нальным суверенитетом, - россияне, граждане одного государства, а то, что у нас принято понимать под нацией, есть не что иное, как этническая принадлежность.

Обращаясь к государственно-правовым механизмам разграничения полно мочий и гарантиям обеспечения единства правового регулирования на всей тер ритории России, следует выделить два базовых конституционных положения:

1. О высшей юридической силе и прямом действии Конституции РФ на всей территории Федерации (ч.1. ст. 15 Конституции РФ).

2. О верховенстве на всей территории страны федеральных законов, приня тых по предметам ведения РФ (ч.ч.1,3 ст.76 Конституции РФ).

В ходе исследовательской работы нами было проведено самостоятель ное научное исследование отношения к проблемам обеспечения федерализма в РФ среди будущих специалистов в области права, а также других сфер деятель ности (Приложение 2).

В заключение, хотелось бы отметить, что любой процесс совершенствова ния деятельности определенного государственного механизма либо института, необходимо начинать с выработки целенаправленной концепции такого процесса, а также разработки на ее базе научно-обоснованной стратегии и тактики реализа ции намеченных положений, что применительно к совершенствованию законода тельного обеспечения федеративных отношений в Российской Федерации, по нашему мнению, предполагает следующую последовательность действий:

- выработка государственной концепции правотворчества и законодатель ного регулирования в области межфедеративных отношений, предполагающей изменение принципиальных подходов как в целом к законодательному процессу, так и к основополагаюш,им моментам конституционного, а на основе его и других уровней, регулирования федерализма в России;

- разработка программы реализации вышеуказанной концепции, вклю чающей в себя стратегические и тактические этапы такой деятельности, закреп ление их выполнения за отдельными законодательными и исполнительными ор ганами, а так же органами конституционного судопроизводства и прокуратуры;

- деятельность профильных государственных органов в обеспечении и по этапном исполнении положений программы совершенствования правового обес печения федерализма в Российской Федерации.

3.2. Деятельность прокуратуры Российской Федерации в укреилении конституциоииой законности в области федеративных отношений Проблема выбора и совершенствования формы государственного устройст ва является одной из глобальных государственных проблем во многих современ ных государствах, но, как правило, носит скорее теоретический характер, пока не касается серьезных государственных потрясений. Тем не менее, несмотря на тео ретичность вопроса, несовершенство указанной формы наиболее негативно влия ет на население государства. Вряд ли проблема асимметричности или симмет ричности, кооперативности или условности государственного устройства волнует граждан. На этом уровне важнее другое: достойный уровень жизни, личная за щищенность, социальная справедливость, соблюдение имеющихся законов на всех уровнях и всей территории. И здесь проблема становится сугубо практиче ской, поэтому мы, уделяя должное внимание теории, все же рассматриваем со временный российский федерализм не как модель, а как сложившуюся в государ стве ситуацию, непосредственно влияющую на жизнь российских граждан, и ста вим перед собой задачи, в первую очередь связапные с исполнением и совершен ствованием существующих законов, а также с обеспечением конституционной законности. А поскольку, прокуратура Российской Федерации занимает доста точно значимую нишу в механизме правового обеспечения федерализма, то автор диссертации рассматривает федерализм и в этом разрезе.

Историческое исследование создания и формирования какого-либо госу дарственного органа помогает лучше понять его предназначение, место в системе других органов, а также обусловленность выполнения возложенных на него функций, однако, в наши задачи не входит подробный анализ развития органов прокуратуры. В настоящее время представляется правомерным выделить те принципиальные черты, которые изначально были присущи прокурорскому над зору, которые имеют «сквозной» характер и, следовательно, сохраняют свое зна чение. «Процесс становления какого-либо явления, прослеживаемый по оси вре мени, оказывается и функцией на каждой точке этой оси. В результате можно за ключить, что любая из исследовательских процедур... неизбежно принимает ха рактер исторический, то есть, в конечном счете, диалектический».' Следует отметить, что в отличие от судопроизводства, прокуратура возник ла сравнительно недавно (в Европе ее создание относится к XIV - XIX вв.). Впер вые прокуратура была образована во Франции в XIV в. в период инквизиции.

С первых лет существования это был сугубо обвинительный, карательный орган. При этом функции прокуратуры отнюдь не сводились к чисто правовой сфере. Прокурор, как утверждал русский историк В.И. Веретенников, «является в точном и полном смысле глазами короля, через посредничество которых король может следить за правильностью хода всего государственного механизма».^ В те времена, как отмечал Н.П. Полянский, «прокурор не возбуждал дела самостоятельно: он мог выступать лишь в качестве изобличителя, тогда как ини циативой возбуждения дела и правом расследования обладал судья.»''.

В дальнейшем прокуратура Франции преобразовывалась, но ее основным предназначением оставалось обеспечение незыблемости верховной власти, что ' БаргМ.А. Категории и методы исторической науки. - М., 1984.

^ Веретенников В.И. Очерки истории Генерал-прокуратуры в России доекатерининского времени. -Харьков, 1915.

' Полянский Н.Н. Судьба процессуальных гарантий личной свободы во Франции. - М.- Л., 1946. - С.49.

было особенно важно в связи с распространением казнокрадства, взяточничества, ^ бороться с которыми представлялось возможным лишь с помощью специальной государственной службы. Не случайно именно прокуратура Франции послужила образцом для создания аналогичных правовых институтов в России'.

Прокуратура в Европе возникла в период феодальной раздробленности, ко гда центральная власть в борьбе с сепаратистскими тенденциями местных феода лов и злоупотреблениями своих чиновников на местах нуждалась в надзоре за их деятельностью посредством своих агентов. Там, где эта борьба носила особенно ожесточенный характер, прокуратура с самого начала возникла как сильный, централизованный орган, наделенный широким кругом полномочий.

Основателем прокуратуры в России, считается Петр I, осознававший, что чиновничий бюрократизм являлся силой, которая становилась опасной для госу дарства. Прокуратура была учреждена тремя его указами, последний из которых «О должности Генерал-прокурора» от 27 апреля 1722 г., поставил прокурора над Сенатом и в прямое подчинение императору. «Генерал-прокурор должен сидеть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил и во всех де лах... истинно, ревностно и порядочно без потеряния времени по регламентам и указам отправлял», «также должны накрепко смотреть, дабы Сенат в своем зва нии праведно и нелицемерно поступал»^. Отметим, что надзор имел важный от личительный признак - прокурор не пользовался решающим голосом по админи стративным вопросам. «Органы управления производят и решают дела, а проку роры наблюдают за этим производством и решением, охраняют их закономер ность, но не принимают другого ближайшего участия в самом существе дела, в их возбуждении, постановлении и направлении», то есть, средства прокурора но сили чисто надзорный характер и основным среди них являлось принесение про теста в орган, нарушивший закон, или в вышестоящий орган^ Генерал-прокурор обладал полномочиями и в сфере правотворчества:

предлагал Сенату принимать решения по вопросам, не урегулированным правом.

' Басков В.И. История прокуратуры Российской импсрии//Вестник МГУ. Сер.11, Право. -1997.- N»2. - С.З.

^ Там же,-С. 184-200.

•'Бессарабов В.Г. Правозащитная деятельность Российской прокуратуры (1722-2002 гг.): история, события, люди. - М., 2003. С. 40-45.

пользовался правом законодательной инициативы. «Генерал-прокурор, - писал А.

Градовский, - по старшинству последнее, по значению первое место в Сенате;

он заседает в Сенате, именем императора контролирует все, что там происходит, имеет единственное и решительное влияние на мнение сенаторов»'.

По свидетельству Ф. Грёдингера^, император возложил на чинов прокурор ского надзора «контроль над всеми местами и лицами, в ведении которых нахо дилось управление какими-либо источниками доходов казны, а в особенности взимание налогов, доведением до исполнения повинностей».

Прокуратура с момента ее возникновения не являлась центральным орга ном. На местах за правильным разрешением дел надзирали прокуроры надворных судов. В начале 30-х годов XVIII в. назначались уже не прокуроры надворных судов, а прокуроры «в губерниях», деятельность которых имела два основных направления: опротестование незаконных действий администрации и суда, а так же судебно-административная информация генерал-прокуратуры^.

При Екатерине I отмечается отход от установленного Петром I осуществ ления высшего надзора;

снижается государственное значение нрокуратуры, тео ретически прокуратура действовала в соответствии с петровским Указом от января 1722 г., а практически ее влияние было существенно ограничено"*.

Екатерина II, сделала прокуратуру фактически высшим органом управле ния общей компетенции^. В наставлении Генерал-прокурору А.А. Вяземскому она писала о наличии в Сенате двух партий: «Вам не должно уважать ни ту, ни другую сторону, обходиться учтиво и беспристрастно, выслушивать всякого, имея только единственно пользу Отечества и справедливость в виду, и твердыми шагами идти кратчайшим путем к истине»^, «...его обязанности, - говорил Н.

Дмитриев о прокуроре тех времен - состояли в наблюдении за порядком в обще ' Градовский А.Д. Высшая администрация России XVIII столетия и Генерал-прокуроры. - СПб., 1866. - С.209.

^ Гредипгср Ф. Прокурорский надзор за 50 лет, истекших со времени его преобразования по судебным уставам императора Александра И. - Петроград, 1915. - С. 8.

Стуканов А.П. Прокурорский надзор за исполнением законов органами административной юстиции Российской Федерации. СПб., 2000. - С. • Басков В.И. История прокуратуры Российской империи//Вестник МГУ. Cep.ll, Право.-1997.-Х22. - С.З.

* ' Российское законодательство Х-ХХ веков: в 9-ти т./Отв. ред. Маньков А.Г. - М., 1986. - С. 127.

' Прокуратура Санкт-Петербурга: Исторический очерк.-СПб., 1997.-С. 11.

стве: он доносил о непослушании или ропоте жителей губернии, о нарушении правил благочиния, соблазне и нарушении общественного спокойствия»'.

Реформой 1775 г. Империя была разделена на 40 губерний, и в каждой су ществовали должности губернских прокуроров. Им отводилась значительная и независимая от местных властей роль. Так, наместники губерний, наделенные самыми широкими полномочиями, могли назначать и увольнять всех чиновни ков, кроме членов наместнического правления и прокурорских должностей.

Оценивая роль прокуратуры до судебной реформы 1864 г., следует отме тить, что она, сохраняя лишь относительное единство, накануне реформы нахо дилась в сложном положении. Наряду с Генерал-прокурором высший надзор осуществлял Сенат, а на местах - губернаторы. Обер-прокуратура, осуществляв шая надзор за решением дел в Сенате, была связана с губернской прокуратурой лишь подчинением Генерал-прокурору. Поэтому не случайно, что деятельность прокуратуры оценивалась не всегда высоко: «надзор являлся всегда исключи тельно формальным, делопроизводительным, не идущим глубоко в своем суще стве, очень мало энергичным, часто даже случайным»'^.

По мнению СМ. Казанцева, беспомощность прокуратуры в тот период обусловлена не только пороками системы общества и бюрократического аппарата самодержавия, но и недостатками самого этого института. Во-первых, прокурор ский надзор был подчинен исполнительной власти в лице одного из министров.

Во-вторых, сфера надзора и функции прокуроров стали к тому времени столь обширны и неопределенны, что их добросовестное исполнение было нереально."*.

Песомненно, судебные реформы Александра I были необходимыми и сыг рали положительную роль в развитии государства. Более того, их влияние ощу щается и сегодня, когда разработана и в настоящее время активно осуществляет ся Концепция судебной реформы в Российской Федерации^.

' Веретенников В.И. Указ. соч. - С. 53.

^ Смирнова О.В. Организационные и правовые основы совершенствования деятельности прокурора в гражданском судопроиз водстве: Автореферат дис... канд. юрид. наук. - М., 2002. - С. ' Веретенников В.И. Указ. соч. - С. 379.

• Казанцев С М. Дореволюционные юристы о прокуратуре//Сб. статей. - СПб., 2001. - С. 19.

* 'Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992.

При проведении реформы во многом изменились положение и полномочия прокуратуры - она стала обвинительно-надзорной. Еще до судебной реформы, Александр II 29 сентября 1862 г. утвердил «Основные положения о прокуратуре», которые предусматривали учреждение прокурора, и его товарища при каждом суде, устанавливалось, что функцией прокуратуры является «...наблюдение за точным и единообразным исполнением законов в Российской Империи», а также подтверждались принципы организации прокуратуры: централизация, единство, подчинение нижестоящих прокуроров вышестоящим и всех генерал-прокурору (он же министр юстиции), независимость прокуроров при принятии решений от местных органов власти. Но вместе с тем, полномочия прокуратуры ограничива лись, особенно в деле осуществления надзора за исполнением законов.

Таким образом, с одной стороны деятельность прокуроров, учрежденных при судах, ограничивалась в части надзора за соблюдением законов, но с другой стороны, «Прокуроры - суть органы правительства для сохранения силы закона...

Прокуроры должны быть ходатаями, защитниками, представителями в делах, ка сающихся казны, государственного имущества, а также лиц, которые не способ ны себя защищать и поэтому нуждаются в опеке государственной власти»'.

Следует также подчеркнуть, что сокращение полномочий прокурорского аппарата осуществлялось не потому, что он был не нужен, а потому, что «связы вал руки всесильной администрации, особенно в губерниях»^. В связи с этим ме нялась система надзора, губернская прокуратура все более уступала место созда ваемой в судебных органах. «В результате, - как отмечает доктор юридических наук В.Г. Бессарабов, - во второй половине XIX в., после провозглашения судеб ной реформы в прокурорском надзоре существовало две ветви, две подсистемы губернская и «судебная», и обе они претерпевали значительные изменения»^.

Однако даже в то время, многие выступали против подобных ограничений, в частности, А.Ф. Кони, образно отметивший: «В торопливом осуществлении страстного желания поскорее расчистить для новых насаждений место, поросшее ' о прокурорском надзоре. Судебные уставы 1864 г.: Сборник. - СПб., 1866.

^ Скуратов Ю.И. Концептуальные вопросы развития прокуратуры в период правовой реформы в Российской Федера ции//3аконность. -1997. -N«3.

' Бессарабов В. Г. Прокуратура и контролирующие органы России. - С. 34,35.

бурьяном И полусгнившими деревьями, был срублен дуб, стоявший на страже ле са»', Д. Аверкиев писавший: «суш;

ествуй доселе старая прокуратура, иначе шли бы дела в губернских присутственных местах и в наших думах и земствах.

Сколько жгущих и праздных вопросов не увидели бы света божьего! Дело обхо дилось бы проще. Губернский прокурор, присутствуя в думе и земстве, как он присутствовал в дворянском собрании, и, усмотрев несогласие тех или иных по становлений с законом, заявил бы свой протест. И то, что ныне громко именуется борьбой с властью, называлось бы попросту отступлением от закона». Однако многие не были с этим согласны. Не согласны с данными выводами и авторы со временной Концепции судебной реформы, некоторые депутаты, которые пред ложили внести изменения в Закон «О прокуратуре РФ», направленные на сокра щение полномочий прокуратуры в сфере надзора за исполнением законов и за конностью правовых актов, хотя при этом она должна продолжать защищать пра ва и свободы человека и гражданина^.


Правда, неясно, каким образом сможет прокурор их защищать, если они будут нарушаться в результате неисполнения закона и издания актов, нарушающих права и свободы."* По мере роста революционных настроений, Александр III существенно усилил прокурорский надзор с целью превратить прокуратуру в сугубо каратель ный орган. В царствование Николая II еще более сформировалась реакционная сущность прокуратуры. Пример чего - генерал-прокурор И.Г. Щегловитый, кото рый способствовал фальсификации дел на революционеров, поддерживал произ вол и насилие в местах отбытия наказаний. Именно поэтому Верховным револю ционным трибуналом в начале 1918 г. он был осужден и расстрелян^.

В период существования прокуратуры Российской империи на протяжении 195 лет, она прошла разные этапы своего развития, имела различный статус и полномочия, но всегда, вплоть до ее ликвидации вместе с рухнувшим строем в 1917 г., оставалась органом, верно служащим власти.

' Копи А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры.: Собр. соч. Т.4. - М., 1968. - С. 181-200.

^ Аверкиев Д. Дневник писателя. - СПб., 1886. - С. 116.

• Копцепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., * * См.: Рохлин В.И. Прокурорский надзор и государственный контроль: история, развитие, понятие, соотношение. - СПб.:

Юридический центр Пресс, 2003.

' Басков В.И. История прокуратуры Российской империи//Вестник МГУ. Сер.11, Право. -1997.- К»2. - С. 11 - 12.

Октябрьская революция 1917 г., одним из первых декретов упразднила прокуратуру, а после образования РСФСР были созданы новые органы власти и управления, надзорные функции реализовывали Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, были образованы органы рабочего контроля.

Завершилась гражданская война, встал вопрос о необходимости единой за конности, ее укреплении, надзора за исполнением законодательства, т.е. вопрос о создании прокуратуры. Мнения разделились, появились противники этого. Дру гие, соглашаясь с необходимостью создания надзорного органа, высказывались за то, чтобы он не обладал правом управленческого решения вопросов, и был под отчетен местной власти и центру, т.е. был органом двойного подчинения. Пред ложенная ВЦИКом редакция о подчиненности прокуратуры только центру, пер воначально поддержана не была'. В связи с чем, В.И. Ленин обратился в Полит бюро ЦК РКП(б) с письмом «О двойном подчинении и законности»^, в котором указывал, что законность не может быть «калужской и казахской, а должна быть единая всероссийская», и выдвигал принципы единства, централизации и незави симости прокуратуры от местной власти.

22 мая 1922 г. был принят декрет ВЦРПС об образовании государственной прокуратуры РСФСР «...в целях осуществления надзора за соблюдением законов и в интересах правильной постановки борьбы с преступностью»'', на нее возлага лось осуществление надзора за соблюдением законов и законностью действий органов власти, хозяйственных организаций, общественных и частных организа ций с правом опротестования незаконных постановлений и решений, надзор за следствием и поддержание обвинения в суде. М.И. Калинин, при обсуждении во проса о создании прокуратуры, говорил: «...столкпулись мнения лиц, которые думают, что центр имеет желание тем или иным путем, но наиболее резко прово дить свое влияние из центра. Это совершенно правильно. В этом суть прокурату ры...В лице прокурора центр посылает человека, который не управлял бы мест ным краем, а смотрел бы за законностью управления». Одновременно он, говоря См.: Рохлин В.И. Прокурорский надзор и государственный контроль: история, развитие, понятие, соотношение. - СПб.:

Юридический центр Пресс, 2003.

^ Ленин В.И. О двойном подчинении и законности//ПСС. -1976.- Т.45. - С. 197-201.

' Бюллетень J^s! 3 III сессии ВЦИК IX созыва. 17 мая 1922 г.

о важности надзора во внедрении законности в сознание граждан, отмечал: «не придавать значения развитию правового сознания многомиллионного народа мы ни в коем случае не можем»'. Представляется, это и сегодня соответствует право сознанию наших граждан. Ведь и сейчас есть мнение, что прокуратура не должна быть независимой от местной власти, поскольку это ущемляет суверенные права и выражает недоверие к местным органам. Подобные утверждения, что в России никогда не было и не будет единой законности, высказывались и ранее^.

Однако создание в РСФСР прокуратуры еще не означало, что вопросы ре шены, так как вначале она, еще не выработав должных методов, нередко выходи ла за пределы своих полномочий. Это отмечали многие специалисты в сфере над зора^. Вместе с тем практика все же определила пределы работы, принимались меры, чтобы «сузить рамки общего надзора лишь основными объектами и нико им образом не допускать распыления по второстепенным»"^. Эта проблема важна и сегодня, и практики, как и ученые предлагают пути ее решения^.

Начавшийся в 30-е гг. период репрессий, затормозил развитие прокурату ры, и хотя Конституция СССР 1936 г. установила, что прокуратура осуществляет высший надзор за соблюдением законности, этого не происходило, особенно в период деятельности Прокурора СССР А.Я. Вышинского, однако в целом проку роры проводили линию соблюдения законности'.

После смерти И.В. Сталина прокурорский надзор был восстановлен в своих правах, а в 1955 г. принято новое «Положение о прокурорском надзоре в СССР».

Па прокуратуру возложили высший надзор за соблюдением законности в стране, стала особо подчеркиваться необходимость защиты конституционных прав граж дан, возросла роль общего надзора. Па основе Конституции 1977 г. впервые дея тельность прокуратуры была регламентирована законом «О прокуратуре СССР», принятым 30 ноября 1979 г. В Законе закреплялась правозащитная роль прокура туры, осуществление высшего надзора за соблюдением законности.

' СУ РСФСР. 1922. Ns 36. - С. 424.

^Нерсссянц B.C. Правовое государство: история и современность//Вопросы философии. -1998. - №2. - С. 9.

' Пилявский С. Прокуратура как орган }1адзора//Еженеделы1ик Советской юстиции - 1924. - Хп22. - С. 41.

'' Лаговиер П. Плановость в работе прокурорского надзора (практические замечания)//Еженедельник Советской юстиции. 1926.-Х»8.-С.78,79.

' Мыцаков А. Прокуратура. Проблемы развития//3аконность. - 2000.- Nil.- С. 4-7.

После распада СССР и провозглашения государственного суверенитета России была образована Генеральная прокуратура РФ. Необходимо отметить, что при этом не было единства мнений о ее дальнейшей судьбе, содержании и пол номочиях. Еще в период суп],ествования СССР и, следовательно, действия Закона «О прокуратуре СССР», Верховный Совет РСФСР, практически без обсуждения, по предложению Б.Н. Ельцина принял Концепцию судебной реформы и рекомен довал на ее основе проводить необходимую законодательную работу^. В ней предлагались во многом правильные, построенные на мировом опыте положения, касающиеся повышения роли суда, принципа независимости судей и др. Однако, как неоднократ1ю отмечалось, многие из них не имели должного научного обос нования, были ошибочны и не соответствовали историческим правовым воззре ниям, сложившимся в России^. Это особенно касалось оценки роли прокуратуры, которая представлялась как орган тоталитаризма, несовместимого с пониманием демократического, правового государства. В случаях нарушения законности и прав человека в советский период авторы возлагали ответственность на прокура туру. Особенно отмечалось, что ее следует преобразовать, исключительно, в ор ган обвинения, уголовного преследования, осуществляющего надзор за расследо ванием и поддержание государственного обвинения. Предлагалось упразднить надзор за исполнением законов и законностью правовых актов, что весьма актив но пропагандируется и сегодня. В тоже время предлагается оставить надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина'^. Сторонники лишения про куратуры надзора за исполнением законов не уточняют, кто же будет осуществ лять эту функцию и как без ее реализации будет действовать государственная власть.

Все это не могло не сказаться на разработке закона об органах прокурату ры, однако защитники исторической последовательности становления прокурор ' Прокуратура Санкт-Петербурга: Исторический очерк. - СПб., 1997. - С. 33-37.

^ Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М. 1992.

• Заключение Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации «О состоянии борьбы с преступностью и об " укреплении правопорядка в Российской Федерации в современных условиях» // Российская газета. 1997. 1 окт.;

Прокуратура Российской Федерации (Концепция развития в переходный период). - М., 1994;

Бойков А. Д. Третья власть в России. - М., 1997.

'' Похмелкин В. В., Иваненко С. В., Гребенников В. В. О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О прокура туре Российской Федерации». Проект fe98516-3.

ского надзора в России добились, чтобы опыт развития прокуратуры различных периодов был учтен', В ФЗ «О прокуратуре РФ» были сохранены принципы про курорского надзора: единство, централизация, независимость от местных органов власти;

и, основные отрасли прокурорской деятельности: надзор за исполнением законов и законностью правовых актов, за соблюдением законности органами предварительного следствия и дознания, участие прокурора в суде и надзор за за конностью судебных постановлений и другие, сформировавшиеся за 280 лет ее существования. Вместе с тем. Закон установил, что прокурор может вмешаться лишь тогда, когда им получена информация о нарушении закона, тем самым была прекращена практика так называемых «плановых» проверок, которые проводи лись по вопросам, не входящим в компетенцию прокуратуры, На это было об ращено особое внимание в приказе Генерального прокурора РФ об организации работы прокуратуры в соответствии с новым Законом «О прокуратуре РФ»''.


В первоначальном варианте Закона «О прокуратуре РФ» уже подчеркива лась ее правозащитная роль, что нашло развитие и далее. Например, когда в ап реле 1992 г. был принят ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности в Россий ской Федерации»"*, где регламентировалась ранее засекреченная государственная деятельность, существенно затрагивающая права и свободы человека и гражда нина, то надзор за соблюдением законности при ее осуществлении был возложен на прокуратуру, которой были предоставлены достаточно широкие полномочия.

Носледующее развитие органов прокуратуры в основном было определено Указом Нрезидента РФ Б.Н. Ельцина от 20 октября 1993 г. «О деятельности про куратуры в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федера ции»^, который определил задачи органов прокуратуры, вытекавшие из призна ния ее органом надзора за соблюдением законности, сохранив все положения За кона «О прокуратуре РФ» 1992 г. и дополнительно возложив на нее координацию См.: Рохлин В.И. Прокурорский надзор и государственный контроль: история, развитие, понятие, соотношение. - СПб.:

Юридический центр Пресс, 2003.

^ Ведомости Съезда народных денутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. Хив.- С. 366.

' Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 7 от 11 марта 1992 г. «О задачах органов прокуратуры, вытекаю щих из Закона Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации"» // Сборник приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. Вып. 1. - М., 1992.

"СЗ РФ 1995. ХаЗЗ. С. 33- ' Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 49.

деятельности по борьбе с преступностью.

В связи с подготовкой проекта Конституции РФ, вновь развернулась дис куссия о месте и роли прокуратуры. Было предложено вообще не указывать о ней в Конституции. Против чего выступили многие ученые и практики, и в результа те появилась ст. 129, посвященная прокуратуре, помещенная в главу «Судебная власть». Однако это не означает ее подчинение судебной власти, что видно и из гл.7, и из законодательства о судебной системе. Прокуратура сохранена как от дельная система, не входящая ни в одну из названных в ст. 10 ветвей власти.

Пеобходимость приведения законодательства о прокуратуре в соответствие с Конституцией РФ потребовали внесения изменений в ФЗ «О прокуратуре РФ»

1992 г.. Законом от 17 ноября 1996 г. была включена гл.2 - «Надзор за соблюде нием прав человека и гражданина», подчеркнувшая правозащитную роль проку рорского надзора. Определяя предмет и пределы надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, законодатель указал, что ими являются «соблю дение прав и свобод человека и гражданина федеральными министерствами, го сударственными комитетами, службами и иными федеральными органами ис полнительной власти, представительными и исполнительными органами субъек тов РФ, органами местного самоуправления, органами военного управления, ор ганами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и их руководителями коммерческих и некоммерческих организаций» Вместе с тем, четко определены и пределы надзора: «Органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы и должностных лиц, которые осуществляют контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, не вмешиваются в оператив но-хозяйственную деятельность организаций» (ч.2 ст.26 Закона).

Важное дополнение в ФЗ «О прокуратуре РФ» в декабре 1998 г., подчерк нуло особую роль прокуратуры в укреплении законности, обеспечении верховен ства и единства законов, что обеспечивало защиту прав и свобод человека и гра жданина, законных интересов общества и государства, в ч.1 ст.1 Закона установ лено, что прокуратура осуществляет надзор «от имени Российской Федерации за соблюдением Конституции... и исполпением законов, действующих на террито рии России», Таким образом, прокуратура, как и суд, действует именем России и поскольку осуществляет надзор за соблюдением Конституции, то ее надзор в оп ределенной мере является конституционным. В связи с чем, вполне закономерно, внести изменения в ст. 125 Конституции РФ и в ФКЗ «О Конституционном Суде».

В настоящее время, как и вся страна, прокуратура также требует реформи рования, изменений в методах и формах деятельности, а для этого требуется вы работка Концепции прокурорского надзора, утвержденной, как и Концепция су дебной реформы, на государственном уровне, так как успешное строительство в России гражданского общества, гарантированного обеспечения прав и свободно го развития каждой личности, выявления и профилактики различных правонару шений в этой области тесно и неразрывно связано с организацией и эффективной деятельностью прокуратуры. Правозащитная деятельность прокуратуры является ее приоритетной функцией. В этом аспекте, в соответствии с ФЗ «О внесении из менений и дополпений в ФЗ «О прокуратуре РФ» от 18 октября 1995 г., она стала осуществлять надзор за соблюдением прав и свобод гражданина на законода тельном уровне, и, действуя в пределах своей компетенции, заняла должное ме сто в исторически обусловленном государственном механизме защиты прав и свобод человека и гражданина. Исходя из которого, многие из ущемленных в правах граждан, как правило, стремятся найти защиту на досудебной стадии в вышестоящих органах власти, а также в органах прокуратуры. В настоящее время прокуратура едва ли не единственный государственный орган, осуществляющий бесплатное правовое обеспечение населения. Поэтому не случайно, число лиц, обратившихся в ее органы за защитой своих прав постоянно увеличивается.

Существующий уровень и масштабы работы по защите прав и свобод гра ждан убедительно характеризует то, что только за 2002 г. прокурорами выявлены 21173 незаконных правовых акта представительных и исполнительных органов субъектов Федерации и около 200 тысяч - органов местного самоуправления. При этом по протестам и представлениям прокуроров в рамках рассмотрения кон кретных дел отменено и изменено около 5 тысяч антиконституционных регио нальных актов*, Для сравнения, Конституционный Суд РФ рассматривает в год не более 100-150 подобных дел. Кроме того, анализируя его практику, можно ут верждать, что в ряде случаев рассмотрение вопроса о восстановлении судом на рушенных прав не решается, и дело сводится к установлению несоответствия нормативного акта принципиальным требованиям акта более высокого уровня.

Вместе с тем, несмотря на меры по укреплению государственности, в конституциях и уставах субъектов РФ еще остаются нормы, противоречащие Конституции страны, что во многих случаях существенным образом ущемляет права и свободы человека и гражданина. Значительным остается и число неза конных региональных актов. Указом Генерального прокурора РФ от 7 сентября 2000 г. №120/8 «Об организации прокурорского надзора за соответствием зако нодательству конституций и уставов субъектов РФ», внимание прокуроров обра щается на то, что надзор за соответствием федеральному законодательству кон ституций и уставов субъектов РФ осуществляется в целях обеспечения верховен ства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

Основываясь на материалах прокурорского надзора, в период 2001-2002 гг.

были расторгнуты и отменены договоры, заключенные с органами государствен ной власти ряда субъектов Федерации. Следовательно, основополагающий прин цип федерализма - единство правового и экономического пространства, стал оп ределяющим началом в деятельности органов власти, а прокурорский надзор эф фективно и с большой степенью оперативности содействовал им в становлении правового порядка, не входя при этом в противоречие с принципами демократии.

Вышеизложенное нами положение правоприменительной практики в г. претерпело существенные изменения, так как Постановлением Конституцион ного Суда от 18.07.03 г. №13-11 п.2 ст.1, п.1 ст.21 и п.З ст.22 Федерального закона «О Прокуратуре РФ» признаны не конституционными и не подлежащими приме нению. В данном Постановлении указывается на то, что надзор за соответствием нормативно-правовых актов субъектов Федерации Федеральным законам и Кон ' Бессарабов В.Г. Правозащитная деятельность Российской прокуратуры (1722-2002 гг.): история, события, люди. - М., 2003.

ституции РФ является прерогативой Конституционного Суда РФ, и такие дела не могут рассматриваться судами общей юрисдикции в связи с выходом за рамки их компетенции. Это принципиальное разногласие относится и к делам о несоответ ствии Конституции договорных отношений между субъектами и федеральным центром. В случае выявления такого несоответствия суды должны не сами при нимать решение о признании противоречащего акта или договора недействитель ным, а сообщать о выявленном нарушении в Конституционный Суд, по подсуд ности данной категории дел. Вместе с тем. Конституционный Суд в п.З постанов ления №. 13-П указывает, что необходимости пересмотра уже рассмотренных по добных дел не имеется, но, тем не менее, субъекты вправе обратиться в Консти туционный Суд за пересмотром.

Одновременно Суд не исключил возможности для Генерального Прокурора обращения с запросом о соответствии Конституции РФ и федеральным законам конституций, уставов, а также других нормативно-правовых актов субъектов Фе дерации. Исходя из этого, в указании Генерального прокурора РФ от 10 сентября 2003 г. J f 36/7 «Об организации прокурорского надзора за соответствием феде Se ральному законодательству конституций и уставов субъектов Российской Феде рации в связи с принятием постановления Конституционного Суда от 18.07. №13-П» прокурорам субъектов РФ предложено, при необходимости оспаривания в порядке конституционного судопроизводства незаконных положений регио нальных конституций и уставов, направлять в Генеральную прокуратуру РФ про ект запроса в Конституционный Суд РФ (Приложение 3).

Прогноз возможного положительного эффекта таких изменений правопри менительной практики, связанных со значительным усложнением процедуры и утрате оперативности прокурорского реагирования, по нашему мнению, пред ставляется весьма спорным и сомнительным в свете реальных потребностей в не обходимости быстрого принятия решений при осуществлении надзора в интере сах защиты прав, как отдельных граждан, так и общества в целом.

Помимо надзора за исполнением законов одним из приоритетных направ лений деятельности прокуратуры является участие в правотворческой деятельно сти законодательных органов государственной власти субъектов РФ.

В соответствии с чЛ стЛ5 Конституции РФ, она имеет высшую юридиче скую силу и применяется на всей территории страны. Иные правовые акты не должны противоречить Конституции РФ, и, в соответствии со ст.4, федеральные законы имеют верховенство над правовыми актами субъектов РФ. Однако в по следние годы реализация этих норм испытывает значительные трудности. В связи с этим, в посланиях Президента РФ последних лет, в качестве одной из стратеги ческих задач определено достижение правовой дисциплины, для чего необходимо обеспечить верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей терри тории страны, усилить контрольную функцию власти, сформировать эффектив ную и четкую технологию разработки и принятия правовых актов*. В решении этой задачи важную роль играет прокуратура РФ, с момента учреждения имею щая целью контроль за деятельностью государственных органов, в том числе осуш,ествляюш,их правотворчество.

Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. ФЗ от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ) прокурорам предоставлено право участвовать в заседаниях органов законодательной власти субъектов РФ, в том числе по вне сенным ими представлениям и протестам (ст.7), что предусмотрено и региональ ными актами, например «О нормативных правовых актах Республики Карелия», «О правовых актах Томской области», «О законодательном Собрании Примор ского края», конституциями (уставами) 59 субъектов РФ, а также регламентами органов законодательной власти регионов. К примеру, согласно ст.ст. 48 и Регламента Думы Ставропольского края, краевой прокурор имеют право присут ствовать как на открытых, так и закрытых заседаниях Думы и совещаниях ее де путатов без приглашения;

в силу ст.81 проекты законов кр^я вместе с необходи мыми материалами в обязательном порядке направляются прокурору для дачи заключения.

' Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации (О положении в стране и ос новных направлениях внутренней и внешней политики государства). - М., 2001.

Наряду с этим существует мнение', что участие прокуроров в правотворче стве охватывает обеспечение законности предусмотренными ФЗ «О прокуратуре РФ» формами деятельности и мерами не только разрабатываемых, но и изданных правовых актов, так как, такие юридические акты лишь тогда становятся правом, когда обеспечено их соответствие Конституции РФ и федеральным законам.

Основная нагрузка в данной области лежит на прокуратурах субъектов РФ.

Их деятельность строится в соответствии с приказами Генерального прокурора РФ от 22 мая 1996 г. № 30 «Об организации прокурорского надзора за исполне нием законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» и от 18 июля 1997 г. Ш 42 «Об усилении прокурорского надзора за законностью правовых ак тов субъектов РФ», которые обязывают прокуроров участвовать в заседаниях за конодательных органов регионов с целью предотвращения принятия незаконных правовых актов.

Вместе с тем, потенциал прокуратуры в указанной области реализуются еще не в полной мере. Изучение практики участия прокуроров в правотворчестве законодательной власти регионов показывает, что оно долж1Ю охватывать все этапы такой деятельности;

результативность этой работы зависит от использова ния всего разнообразия ее форм и от наличия надлежащего штатного обеспече ния. Так, в большинстве прокуратур субъектов РФ эта работа осуществляется че рез управления, отделы по надзору за исполнением законов и законностью пра вовых актов, а в прокуратурах, где такие подразделения отсутствуют, это направ ление деятельности возложено на конкретных оперативных работников.

Итак, какие же формы предполагает участие прокурора в правотворческой деятельности? Начальной стадией участия прокуроров в правотворчестве регио нов является внесение предложений в планы (программы) его осуществления, ко торые представляются органами прокуратуры законодательным органам субъек тов РФ, как правило, в связи с подготовкой плана законотворчества. Наряду с этим, например, прокуратурой Московской области, такие предложения направ ' Участие прокуратур субъектов Российской Федерации и отделов (управления) Генеральной Прокуратуры Российской Феде рации в федеральных округах в правотворческой деятельности законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Научно-методическое пособие. - М., 2003.

ляются И В ходе исполнения федеральных и региональных программ, в частности, по борьбе с преступностью', а прокуратурой Мордовии упомянутые предложения направляются в республиканское Законодательное Собрание каждое полугодие.

Необходимо отметить, что участие прокуратур субъектов РФ в правотвор честве на этапе его планирования позволяет в значительной степени сократить возможные нарушения. Например, по инициативе прокуратуры Тюменской об ласти был исключен из плана законопроектных работ областной Думы проект за кона области «О полномочиях органов государственной власти и органов местно го самоуправления Тюменской области по вопросам налогообложения и сборов».

Весьма эффективной формой участия в правотворчестве является исполь зование прокурорами субъектов РФ предоставленного им права законодательной инициативы. В настояш,ее время таким правом обладают прокуроры 11 респуб лик^. Алтайского, Краснодарского, Приморского и Хабаровского краев, 44 облас тей (среди которых: Архангельская, Волгоградская, Иркутская, Камчатская, Ли пецкая, Московская, и др.) и Чукотского, Эвенкийского и Ямало-Ненецкого авто номных округов. Однако такое право предоставлено прокурорам как правило:

«по вопросам их ведения» (например, ч. 1 ст.27 Устава Иркутской области).

Существенным для права законодательной инициативы является то, что ор ган законодательной власти региона обязал рассмотреть предложение о подго товке законопроекта и законопредложения, внесенные прокурором субъекта РФ, который наделен таким правом, хотя и вправе затем не принять его, либо принять в значительно измененном виде. В этом заключается основное отличие законода тельной инициативы от иных форм участия в правотворчестве.

Большинство прокуроров субъектов РФ, например входящих в Южный фе деральный округ, активно используют законодательную инициативу, так проку ратурой Ростовской области в 2002 г. разработан и внесен в областное Законода тельное Собрание проект закона «О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их нрав». Прокуратура Краснодарского края направила в краевое Законо ' Там же.

Алтай, Башкортостан, Кабардино-Балкарская Республика, Карелия, Марий-Эл, Мордовия, Тыва, Удмуртская Республика, Хакасия, Чеченская и Чувашская республики дательное Собрание в 1999-2000 гг. 6 законопроектов.

При необходимости прокуроры субъектов, не обладающие правом законо дательной инициативы, могут обращаться в региональные представительные ор ганы с предложениями о предоставлении им такого права. Так, прокурор Улья новской области направил в областное Законодательное Собрания соответст вующее ходатайство, которое было удовлетворено. По закреплении этого права за прокурором области в ст.61 областного Устава оно им активно используется:

нанример, в 2000-2002 гг. внесены законопроекты по вопросам установления по рядка управления и распоряжения областной собственностью, административной ответственности лиц, осуществляющих прием похищенных черных и цветных металлов, совершающих семейно-бытовое дебоширство'. В то же время прокура тура Республики Татарстан, реализуя право законодательной инициативы, в г. направила в Государственный Совет республики 16 законопроектов. Однако в соответствии с принятой 19 апреля 2002 г. новой редакцией Конституции Татар стана, республиканский прокурор лишен права законодательной инициативы.

Кроме того, прокуроры субъектов РФ, не наделенные правом законода тельной инициативы, вправе обратиться к высшим органам власти регионов, дру гим субъектам права законодательной инициативы с предложением о принятии необходимых правовых актов соответствующих субъектов РФ.

Второй формой правотворческой деятельности прокуроров является уча стие прокуроров в подготовке проектов правовых актов и заседаниях органов за конодательной власти регионов. Нанример, сотрудники прокуратуры Коми Пермяцкого автономного округа только в 2002 г. участвовали в 68, а прокурату ры Чувашской Республики - 73 таких заседаниях.

Одной из наиболее действенных мер по обеспечению соответствия законам правовых актов региональных представительных органов является изучение под готавливаемых ими проектов правовых актов, а при выявлении в них ноложений, нротиворечащих Конституции РФ или федеральным законам, - внесение в форме ' Участие прокуратур субъектов Российской Федерации и отделов (управления) Генеральной Прокуратуры Российской Феде рации в федеральных округах в правотворческой деятельности законодательных (представительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Научно-методическое пособие. - М., 2003.

заключений замечаний и предложений об их устранении либо заключения о кон цептуальной несостоятельности проекта, или предложение более совершенной концепции или редакции проекта. Прокуратурой Республики Мордовия в 2002 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.