авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Дугаржапова, Долгорма Баторовна Формирование и воспроизводство интеллектуального капитала ...»

-- [ Страница 2 ] --

Таким образом, как отмечает Р. Цвилев, персонифицированный интеллектуальный капитал в виде отдельного работника не может себя проявить, если он не взаимодействует со всеобщей производительной силой, которая является средоточием накопленного в обществе интеллектуального и духовного богатства и сама становится своего рода обезличенным интеллектуальным капиталом.

В другом случае персонифицированный интеллектуальный капитал может проявить себя во взаимодействии с овеществленной информацией, которая представляется в виде капитала в физической форме - сырье, сооружения, энергоресурсах, оборудовании, вспомогательных материалах и т.д., в этом случае взаимодействие происходит в заранее установленном порядке - технологии. В целом, технология, ее вещественные элементы и способы организации составляют тот конкретный информационный механизм, в рамках которого становится возможным реализовать потенциал персонифицированного интеллектуального капитала. Таким образом, происходит "индивидуализация корпоративной собственности".

В структуре интеллектуального капитала Р. Цвилев выделяет всеобщий обезличенный интеллектуальный капитал (ВОИК), обезличенный интеллектуальный капитал информационных механизмов (ОИК) и персонифицированный интеллектуальный капитал (ПИК) [88, С.38]. Он отмечает, что важной особенностью интеллектуального капитала является всеобщность и взаимопроникновение всех его элементов. Так, всеобщий обезличенный интеллектуальный капитал (ВОРПС) становится средой для функционирования обезличенного интеллектуального капитала информационных механизмов (ОИК) и персонифицированного интеллектуального капитала (ГМК). В то же время ОРПС и ГМК постоянно питают ВОИК. Взаимный обмен информацией (знаниями) происходит также между ОИК и ПИК [88, С.39].

Следовательно, интеллектуальный капитал имеет далеко не однозначный характер и не сводится к персонифицированному проявлению.

В этом случае представляется возможным говорить об интеллектуальном капитале хозяйствующих единиц.

Интеллектуальный капитал хозяйствующих единиц представляет собой совокупность персонифицированного интеллектуального капитала и объективных факторов в виде нематериальных активов, включая патенты, лицензии, ноу-хау, торговые марки и т.д., а также организационные структуры, электронные сети и базы данных, системы связи фирмы. В целом структура интеллектуального капитала хозяйствующих единиц может быть соотнесена со схемой, предложенной Л. Эдвинссоном и М. Мэлоуном.

Интеллектуальный капитал на мезоуровне имеет свою особую специфику, определяемую природно-климатическими, географическими условиями, специализацией и направленностью развития региона, платежеспособным спросом и другими социально-экономическими условиями. Соответственно, перед соответствующим регионом наряду с общими стоят и индивидуальные, специфические проблемы и задачи, которые требуют специальных знаний и информации, учитывающих особенности региона. Данные специфичные знания и информация и представляют собой региональный интеллектуальный капитал.

Структуру регионального интеллектуального капитала можно представить как накопленную систему знаний, информации по региону, отражающей региональную систему образования, культуры и науки.

Исходным и конечным элементом интеллектуальной деятельности на микро и на мезоуровнях является система знаний, идей, проектов общества.

На сегодня Ю. Яковцом выделены 2 основных блока таких ценностей[97, С.343]:

1. блок продуктов научного творчества - открытия, изобретения, теории, гипотезы, научные разработки, проекты, различные научные и научно технические услуги и т.д.

2. блок продуктов культуры - услуги сферы образования, средств массовой информации, издательских учреждений, произведения литературы и искусства и т.д.

В них заключены важнейшие интеллектуальные ресурсы оптимизированного социоэкономического развития на самых разных уровнях: персонифицированном, микро - мезо - макро. Они могут создавать добавочную стоимость не только в настоящем, но и прогнозировать развитие науки, техники, нации, общества в целом, самого человека, а также конкретных условий и ситуаций в стране на много лет вперед. Поэтому возможно назвать их структурными элементами национального интеллектуального капитала, который представляется возможным определить как единство интеллектуального капитала хозяйствующих субъектов.

Образовательный потенциал представляет собой совокупность базовых знаний и представлений о природе и обществе. Одной из функций общего образования является создание предпосылок для получения профессии и квалификации. Общая подготовка способна приносить отдачу практически во всех сферах человеческой деятельности, поэтому она представляет интерес для всех субъектов экономической деятельности. Установлено, что труд более образованных лиц (по крайней мере, в развитых странах) оплачивается выше, причем около 60% разницы в доходах приходится на влияние собственно уровня образования.

Научный потенциал представляет собой систему фундаментальных знаний о природе и обществе, прикладное значение которых в совершенствовании технологий и продуктов. Научные знания и исследования в форме НИОКР призваны приносить прямую отдачу фирмам, осуществляющим в них инвестиции. Фундаментальные исследования, создающие заделы и базу для прикладных исследований, непосредственной выгоды не приносят, поэтому их принято относить к общественным благам, которые производит и контролирует государство.

На наш взгляд, в связи с информационно-технологическим развитием, представляется возможным расширить второй блок "совокупностью информационных данных, сформированных их производителями для дальнейшего распространения, который может существовать как в вещественной, так и невещественной форме". Они отражают информационную модель производителя, в которой, в первую очередь, воплощены его собственные представления о некоторой предметной области.

При этом получаемая информация воспринимается как первичные данные, которым еще предстоит стать полноценной информацией, будучи воспринятой в рамках информационных моделей пользователей.

Национальный интеллектуальный капитал охватывает все структурные элементы микро -мезо уровней интеллектуального капитала: систему образования, включающую государственные и негосударственные учебные заведения;

компьютерное обеспечение;

системы связи, где определяющими являются скорость связи, ее надежность, стойкость к препятствиям, защищенность от несанкционированного доступа;

базы данных на печатных (библиотеки) и электронных носителях;

систему науки, включающую государственные и негосударственные научные заведения;

интеллектуальную собственность в виде патентов, лицензий, ноу-хау.

На нащ взгляд, главной характерной чертой формирования и использования, составляющих интеллектуального капитала является их диалектическая взаимообусловленность: с одной стороны, исходным элементом интеллектуальной деятельности является система знаний, образования, культуры и научный фонд региона, их применение в общественной практике;

с другой стороны, пополняться и развиваться система знаний может за счет устойчивого потока научно-технической информации и лишь при активном участии работников интеллектуального труда, применяющих соответствующие средства научного труда.

Следует учитывать, что система средств интеллектуального труда может устойчиво развиваться при творческом использовании системы знаний соответствующими квалификационными группами работников интеллектуального труда на всех стадиях разработки научной идеи и, наконец, эффективно функционировать они могут лищь при наличии соответствующей прогрессивной системы управления научно производственными структурами и экономического механизма создания и реализации новшеств.

Исходя из авторской позиции, представляется возможным выделить следующие структурные элементы интеллектуального капитала:

человеческий интеллектуальный капитал и интеллектуальный продукт (табл.1.2.).

Таблица 1.2.

Структура и элементы интеллектуального капитала на его уровнях уровни Персонифицированный микро (хозяйствующих мезо/ (макро) "• ~--,^ ^ " ~ --. ^ субъектов) структура ^"""--«.^ Человеческий Знания, информация, Аккумулированные Совокуиность интеллектуальный творческие снособности интеллектуальные знаний, канитал индивида снособности, знания и информации.

информация творческих сотрудников снособностей хозяйствующих общества.

единиц.

Интеллектуальный Информационная база Информационная база Информационная нродукт данных личного данных хозяйствующих структура нользования;

субъектов;

общества;

интеллектуальная интеллектуальная интеллектуальная собственность индивида. собственность и другие собственность нематериальные общества.

активы и ценности хозяйствующих субъектов.

На каждом уровне интеллектуального капитала автором выделены различные относительно обособленные элементы, характеризующие его стороны проявления. Данные элементы всегда существуют потенциально, независимо от того, используются они в данный момент или нет.

Интеллектуальный капитал, как и любая субстанция, формируется в определенном пространстве, в определенный момент времени. И хотя каждый из выделенных уровней интеллектуального капитала имеет принципиально различную структуру, но их взаимодействие характеризуется взаимообусловленностью и взаимным проникновением.

ГЛАВА 2. ПРОЦЕСС ВОСПРОИЗВОДСТВА ИПТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО 1САПИТАЛА 2.1 Сущность и этапы формирования и воспроизводства интеллектуального капитала Концепция воспроизводства интеллектуального капитала сегодня активно формируется, что обусловлено скрытыми возможностями данного процесса, ведущего к эффективному развитию экономики. Например, информационные технологии дают примерно 50% общего экономического роста в США. В таких условиях большое значение приобретают проблемы управления и воспроизводства интеллектуального капитала.

В экономической литературе воспроизводственный процесс представляет собой единство формирования, использования, совершенствования (обновления) и отмирания элементов экономической системы [50]. Воспроизводство капитала может быть определено как непрерывное, завершенное и закономерное движение капитала, через непрерывное взаимодействие форм и видов инвестированного общественного труда с целью создания продукта, выполнения услуги, обеспечения дохода, удовлетворяющего экономический интерес соответствующих субъектов [52, 63].

Например, по-мнению А. Гапоненко, процесс воспроизводства интеллектуального капитала, представленного внешней, внутренней структурами и индивидуальной компетенции, можно представить в виде семи комбинаций из базовых стратегий [13]:

1. Между отдельными работниками (в рамках индивидуальной компетенции).

2. Между отдельными элементами внутренней структуры.

3. Между отдельными элементами внешней структуры.

4. Между элементами внешней структуры и работниками организации.

5. Между элементами внутренней структуры и работниками организации.

6. Между элементами внутренней и внешней структуры.

7. Одновременно между всеми видами интеллектуального капитала Первые три из них заключаются в том, чтобы эффективно формировать и использовать знания в рамках одного из видов интеллектуального капитала (индивидуальная компетенция, внутренняя структура и внешняя структура).

Четвертая, пятая, шестая стратегии предполагают достижение позитивного эффекта от взаимодействия между двумя различными видами интеллектуального капитала (индивидуальной компетенции и внутренней структуры, индивидуальной компетенции и внешней структуры, внутренней и внешней структуры). Седьмая стратегия строится с учетом одновременного взаимодействия всех трех элементов интеллектуального капитала. Данные стратегии условно изображены на рис.2.1 в виде стрелок разной формы.

Внешняя Внутренняя структура структура Индивидуальная компетенция Рис. 2.1. Базовые стратегии формирования интеллектуального капитала А. Гапоненко На наш взгляд, воспроизводственный процесс интеллектуального капитала в этом случае рассматривается на уровне отдельно хозяйствуюш;

их субъектов. Не происходит накопления знаний, производства интеллектуального продукта, который может быть выделен отдельно. В данном подходе базовые стратегии направлены либо на обмен знаниями в рамках одного вида интеллектуального капитала с целью его увеличения, либо на эффективный перенос знаний из одного вида интеллектуального капитала в другой.

Ряд авторов, к которым относятся Ю. Меркулова, О. Лебедев, Т. Филиппова считают, что интеллектуальный капитал в своем развитии проходит все стадии процесса общественного воспроизводства продукта в следующей последовательности [44, 52]:

1) производство интеллектуального продукта, являющееся самоцелью воспроизводственного процесса;

2) процесс творчества, предполагающий активный обмен идеями, в основе которого лежит определенный уровень интеллектуальной активности;

3) распределение капитала, определяющее соотношение функционально результирующего и функционально-ресурсного уровней воспроизводства интеллектуального капитала;

4) потребление интеллектуального капитала - цель воспроизводственного процесса.

Однако в проявлении этих этапов имеют место некоторые особенности:

все элементы интеллектуального капитала, проходя все взаимосвязанные стадии воспроизводственного цикла, присутствуют в разных формах:

• на стадии производства — в форме средств труда, предметов труда, живого труда, интеллектуального продукта труда;

• на стадии творчества (обмена)- в форме совокупного общественного продукта (СОП);

• на стадии распределения - в денежной форме суммы всех доходов, исчисляемых в масштабе общества (доходов государства, корпораций, домохозяйств, индивидов);

• на стадии потребления (использования) - в виде совокупности предметов потребления для всех потребителей и средств накопления.

В данном случае, на наш взгляд, рассматривается сразу производство интеллектуального продукта, не отражая накопления знаний. Нет взаимоотношения с возможными потребителями интеллектуального продукта по отношению к внешней среде.

По мнению В. Гойло, появление отраслей производства, занимаюш,ихся производством интеллектуального продукта и интеллектуализация процесса производства в целом заставляют расширить классическую модель оборота капитала включением в нее интеллектуального капитала [17,С.71].

Им, в частности, предложено несколько схем оборота капитала который распадается на три параллельно идуш;

их процесса:

• научные исследования и инженерно-конструкторские разработки;

• обучение и переподготовка персонала;

• непосредственно товарное производство.

Возможность двоякого использования продукции, создаваемой на каждой производственной линии, — как для внутреннего потребления, так и для продажи в виде товарной продукции — формирует сложные взаимосвязи внутри производства, моделирование которых практически невозможно, учитывая многофакторность процессов и явлений в системе воспроизводственного цикла.

В. Гойло определяет производство интеллектуального капитала опираясь на положение о главенствуюп];

ей роли индивидуального интеллекта и соответствуюш;

его личного живого труда. Личность, с его точки зрения, способна инициировать новое, выявлять и представлять творческие способности, используя определенные уровни социального механизма мышления. Этот последовательный процесс инициирования представляет собой процесс непрерывного формирования и совершенствования творческих производительных свойств человека, его интеллекта. Иными словами, это деятельность, направленная на формирование и совершенствование интеллекта, знаний, информации.

Следует отметить, что труд творческого характера, какую бы видимость ни приобретало его подключение к иному виду труда, по самой своей природе не развивается, не обменивается и не воспроизводится по законам товарно-денежных отношений и если регулируется рынком, то специфически. Самым результативным такой труд становится на стадиях теорий и учений, поскольку здесь сосредоточены максимальные объемы познаний и главное - эти «этажи» интеллекта разрабатывают практические рекомендации. Объективно все остальные стадии умственного творчества лишь подготавливают завершаюш,ее производство - выработку практических рекомендаций, венчающих научные учения.

Технологию производства знаний, по мнению В. Гойло, можно выразить математически следующей формулой:

I (2.1.) [нС/НП^НУ^ + ВИ^].=3,,прид = 1 + т, где 3 - произведенные знания, НС- невещные средства умственного труда, то есть интеллект, НП- невещные предметы этого труда, НУ - невещные его условия, ВИ- его вещная инфраструктура, i-объем и число групп вырабатываемых знаний, q - коэффициент количества и качества, m максимальная величина этого коэффициента, j - интенсивность процесса труда, t - его время.

Для производства информации в формулу необходимо внести наименование производимых знаний, точнее коэффициенты количества и качества всех факторов труда, дополнительные аргументы, учитывающие возраст индивида, накопленные знания, непосредственно участвующие в выработке новых компонентов интеллекта:

= я„,, (2.2.) НС:^(О:^+НУ:^+В:^', где И - разовое производство одной информации, НС - невещные средства умственного труда, О - объект (предмет )труда, НУ - невещные условия такого труда (они могут совпадать с условиями при производстве знаний, но не совпадают, если эти автономные процессы проходят в разных местах и в разное время, В - вещная инфраструктура (это же примечание), е коэффициент конкретности и специфичности, п - количество, z интенсивность труда, h - время.

С точки зрения В. Гойло, на процесс производства знаний воздействуют вещная и невещная инфраструктура умственного труда.

Наибольшее влияние оказывает интеллектуальная ноосфера (нравственная и психологическая обстановка), окружающая исполнителя труда и его действия на рабочем месте, предприятии, в семье и т.д. Вещную инфраструктуру умственного труда составляет: рабочее место и оборудование (удобство жилья работника, комфорт для работы и т.д.) транспортные возможности индивида, качество его отдыха и питания в течение трудового дня и после него и т.д. Однако, при производстве знаний вещная инфраструктура может оказывать незначительное влияние, так как она имеет свойство физически и морально устаревать или вообще отсутствовать. Поэтому, развитая инфраструктура только облегчает и стимулирует умственное творчество, но не является обязательной для осуществления всех этапов интеллектуальной работы.

Вместе с тем, на наш взгляд, в отношении предложенной им модели возникает несколько вопросов. Непонятно, в каких единицах измерения производятся расчеты, например, невещные средства умственного труда (интеллект), объем и число групп вырабатываемых знаний. Не указан период времени, в течение которого необходимо проведение расчетов.

Представленная технология производства знаний, отмечает исключительную роль интеллектуальной деятельности в производстве продукта. В то же время, на наш взгляд, данное обстоятельство характерно для всего воспроизводственного процесса во всем многообразии его отраслей, а не только наукоемких, производящих интеллектуальный продукт.

Кроме того, оборот капитала, представленный В. Гойло в виде трех процессов может происходить не всегда параллельно.

Большой интерес представляет модель П. Ромера, в основу которой положены три основные посылки:

• одним из важнейших факторов экономического роста являются технологические изменения, которые в самом общем виде можно представить как более совершенные инструкции, позволяющие использовать различные сочетания, имеющиеся в распоряжении общества сырьевых материалов;

подобные технологические изменения происходят в значительной мере благодаря целенаправленной деятельности людей, реагирующие подобным образом на возникающие рыночные стимулы;

инструкции по использованию различных сочетаний сырьевых материалов (то есть фактически производственные технологии) принципиальным образом отличаются от других экономических товаров:

создание новых технологий эквивалентно постоянным издержкам производства - дальнейшее использование этих технологий не требует дополнительных затрат со стороны производителя [20, С.42-43].

П. Ромер разделяет экономику на три основных сектора (рис.2.2.):

1-й сектор 2-й сектор 3-й сектор Рис.2.2. Блок-схема модели П. Ромера В первом - исследовательском секторе - в результате использования сконцентрированного в нем человеческого капитала Нд и существз^ющего запаса знаний А получается новое знание, которое затем материализуется в виде новых технологий. Прирост нового знания можно выразить формулой:

(2.3.) А=5НАА, где 5 - параметр научной продуктивности.

Знания рассматриваются здесь как неконкурентный производственный фактор, который равнодоступен в один и тот же момент времени для всех, кто может и желает им воспользоваться.

Фирмы второго (промежуточного) сектора экономики приобретают полученные в исследовательском секторе научные знания для производства средств производства (технологического оборудования). Каждая фирма того сектора является монополистом: она обладает патентом на выпуск своей продукции и, следовательно, может извлекать монопольную прибыль от ее реализации. Предполагается, что патент действует бесконечно долго.

Третий сектор экономики на основе имеющихся средств производства, затрат труда L и человеческого капитала Ну обеспечивает выпуск конечной продукции потребительского назначения. Соответствующая производственная функция имеет вид:

Y(Hy, L,x) = Ну" iP Е Xi'-"-P, (2.4.) где i - индекс, приписываемый каждому отдельному виду средств производства;

х ={х*} - список средств производства, используемых одной фирмой для выпуска конечной продукции;

аир- некоторые технологические параметры.

Представленная модель Ромера, на наш взгляд не отражает связь с внещней по отношению к другим субъектам средой. Интеллектуальный продукт и знания могут накапливаться и потребляться не только внутри одного взятого уровня — персонифицированного или микроуровня, но происходит взаимодействие между персонифицированным, а также микро мезо - макроуровнями.

В то же время, мы согласны с мнением А. Дагаева, что модель Ромера отражает прямую зависимость темпов экономического роста от величины человеческого капитала, сосредоточенного в сфере получения нового знания и подтверждает воздействие знаний на производство, сферу услуг и одновременно внутреннюю самоценность [20]. Не поощряя полз^ения нового знания ради знания как такового, вряд ли можно рассчитывать на ощутимую практическую отдачу от науки в будущем. Для генерации эндогенного роста необходим не только человеческий капитал, но и хороший задел (запас) знания.

Таким образом, воспроизводственный процесс предполагает своеобразное "наследование" определенных черт развития, достигнутого на предшествующих этапах. Поэтому возможно согласиться с мнением Э. Брукинг, что каждая новая стадия должна вырастать из предыдущей стадии и в то же время подготавливать условия для последующей стадии [7].

Именно это наследование последующими ступенями определенных характеристик предшествующих и определяет непрерывное поступательное развитие.

Ступень развития, следующая за данной (отрицающая ее), в определенное время сама подвергается отрицанию со стороны новой ступени. Двойное отрицание ведет к воспроизведению определенных черт и характеристик исходной ступени развития на его последующей ступени.

Следовательно, на последующей стадии развития совершается своеобразный возврат к исходному, начальному пункту развития, а начальный пункт в "свернутом" виде содержит в себе определенные черты последующей ступени. Актом потребления производству дается очередной исходный импульс к новому акту, воспроизводственный процесс осуществляется бесконечно (рис.2.3.).

Разработка новых продуктов Использование Наращивание и подходов новых знаний.

объема Появление специалиста Выработка ценных (скрытых) знаний Выявление скрытых знаний и их передача Выработка ценных (скрытых) знаний Рис. 2.3. Иллюстрация концепции спирального наращивания знаний.

При таком подходе, на наш взгляд, воспроизводство интеллектуального капитала в основном акцентировано на расширенном воспроизводстве человеческого интеллектуального капитала, несколько упуская из виду и другие составляющие интеллектуального капитала.

Исходя из авторской трактовки, интеллектуальный капитал представляет собой совокупность знаний, информации, творческих способностей и созданных на их основе интеллектуальных продуктов, выступающих как самостоятельный производственный ресурс. В связи с этим, процесс воспроизводства интеллектуального капитала, на наш взгляд, можно представить в следующем виде (рис.2.4.):

обмен, распределение знаний и персонифицированного интеллектуального капитала потребление знаний обмен, Внешняя к распределение производство накопление интеллектуаль интеллектуального интеллектуального знаний ному капиталу продукта продукта хозяйствующих субъектов среда Человеческий Интеллектуальный знания интеллектуальный продукт капитал Потребление интеллектуального продукта Рис. 2.4. Схема воспроизводства интеллектуального капитала В воспроизводстве интеллектуального капитала автор выделяет три внутрисистемных процесса, а также обратные связи.

Первоначальным этапом в воспроизводственном процессе интеллектуального капитала является накопление знаний, которые в последующем позволят производить интеллектуальный продукт.

Накопление знаний происходит в течение всей жизни человека.

Способности человека формируются и развиваются в процессе обучения и воспитания, в течение трудовой деятельности на основе получения опыта и повышения квалификации, в процессе социальных взаимодействий. В процессе обучения человек получает общие и специальные знания, необходимые ему для участия в производстве, т.е. процесс накопления знаний тесно связан с образованием.

Современное производство требует высокого уровня образования, знаний, профессионального мастерства, умения обращаться с современной техникой. Таким образом, прослеживается обратная связь — потребление знаний. Оба данных процесса - накопление и потребление знаний формируют человеческий интеллектуальный капитал. Чем больше по объему и качественнее по составу потребляются знания, тем эффективнее процесс их накопления.

Второй процесс связан с использованием знаний и производством на их основе интеллектуального продукта.

Данный процесс предполагает наличие необходимого объема знаний и творческих способностей, обусловленных человеческим интеллектуальным капиталом. Производство интеллектуального продукта невозможно без знаний и интеллекта. В процессе использования имеющихся знаний формируются новые знания.

Третий процесс связан с распределением и обменом интеллектуальных продуктов. С одной стороны, интеллектуальные продукты могут быть использованы и реализованы для внешнего мира. Ценность интеллектуального продукта определяется его востребованностью и готовностью его потенциальных потребителей принять соответствующую идею, разработку, открытие.

С другой стороны, существует и обратная связь - процесс приобретения хозяйствующим субъектом интеллектуального продукта, произведенного вовне, что приводит к увеличению интеллектуального капитала.

Распределительный процесс заключается в оценке произведенных и приобретенных интеллектуальных продуктов и их распределении в соответствии с потребностями хозяйствующего субъекта.

Кроме того, взаимодействие с внешней средой предполагает обмен и распределение знаний и персонифицированного интеллектуального капитала. Невостребованность персонифицированного интеллектуального капитала приводит к смене деятельности индивидуума или его отъезду. С другой стороны, возможен и обратный процесс.

Недостаток квалификации, знаний и опыта приводит к снижению эффективности воспроизводства интеллектуального капитала на микро мезо - макроуровнях.

Представленная в работе схема воспроизводства интеллектуального капитала, на наш взгляд, применима ко всем уровням интеллектуального капитала.

Рассмотрение воспроизводства интеллектуального капитала применительно к процессу его формирования и использования, на наш взгляд, обосновано тем, что это позволяет раскрыть его специфику, подчеркивает и доказывает непрерывность и единство воспроизводственных этапов, обосновывает целеполагающую роль персонифицированного интеллектуального капитала и акцентирует внимание на временном аспекте его воспроизводства.

Знания в целом не ограничены пространством, но некоторые их формы чрезвычайно чувствительны к фактору времени. Ценность времени в значительной степени зависит от рода занятий и вида деятельности индивидуума, принадлежности его к тому или иному социальному слою, не говоря уже об особенностях его личности. Люди, занимаюш;

иеся интеллектуальной деятельностью, гораздо выше ценят свое время, чем люди, занимающиеся трудом физическим.

Представление о ценности времени переводит его в разряд так называемых экономических благ, то есть ограниченных (дефицитных, редких) ресурсов. Время, которое может использовать человек, лимитировано продолжительностью его жизни. Значение времени, его затраты проявляются в формировании общеобразовательных и общекультурных знаний и умений, специфических знаний и умений, необходимых человеку для формирования и совершенствования собственных живых творческих сил, общих и специальных профессиональных знаний и мастерства, производственного опыта и трудовых навыков, знаний и умений, необходимых для пользования массовыми средствами передвижения и коммуникаций. Следовательно, время как социально-экономическая категория имеет непосредственное отношение к воспроизводству интеллектуального капитала. С течением времени происходит постепенное приращение фонда знаний, навыков, опыта, квалификации, появления новых технологий, технических новинок, инноваций и т.п.

Структура времени (прошлое - настоящее - будущее) не одинакова. Это позволяет охарактеризовать временной лаг процесса воспроизводства интеллектуального капитала. Вся информация, которой располагают индивидуумы, является информацией о прошлом, будь то сведения о зарождении жизни на земле или самые свежие политические или биржевые новости. Даже информация о чьих-либо намерениях характеризует не столько будущее, сколько прошлые умонастроения данного индивидуума.

Связь представлений о прошлом с информацией выдвигает на первый план такие характеристики последней, как доступность, полнота и надежность.

Каждое поколение формирует свой образ мира, который лежит в основе корреляции смысла жизни.

В связи с этим нельзя однозначно утверждать, что знания и информация сформированы в прошлом, так как без развития происходящего постоянно они превращаются в догмы, не пользующиеся спросом.

Следовательно, процесс формирования интеллектуального капитала характеризуется, с точки зрения временной концепции, настоящим неопределенным временем, употребляемым для выражения действия, происходящего вообще, которое происходит всегда, постоянно, обычно. В процессе воспроизводства знания, информация превращаются посредством интеллектуальной активности, характеризующей динамику развития в настоящем времени, в интеллектуальный капитал. С точки зрения временной концепции, интеллектуальный капитал - это всегда будущее. Таким образом, процесс воспроизводства интеллектуального капитала, с точки зрения временной концепции, может быть представлен следующим образом: знания, информация (настоящее неопределенное время) - интеллектуальная активность (настоящее время) - интеллектуальный капитал (будущее время) [27, С. 78].

Формирование интеллектуального капитала требует не только времени, но и весьма значительных усилий и средств, причем и от самого индивида, и от всего общества.

Например, на протяжении 90-х гг. страны ОЭСР тратили на научные исследования и разработки в среднем около 400 млрд.долл. (в ценах 1995г.).

Сегодня на долю только США приходится 44% общемировых затрат на эти цели, в то время как государства Латинской Америки и Африки, вместе взятые, обеспечивают менее 1%. Численность научно-технических работников в расчете на 1 млн. человек составляет в США 126,2 тыс., тогда как среднемировой показатель не превышает 23,4 тыс. Только на повышение образовательного уровня своих сотрудников частные американские компании расходуют около 30 млрд. долл. ежегодно, что эквивалентно суммарным ассигнованиям на все направления научных исследований в России, Китае, Южной Корее.

Таким образом, интеллектуальный капитал может быть создан, произведен или увеличен посредством вложения затрат, инвестиций.

Необходимо различать инвестиционные вложения в материальную базу интеллектуального капитала - косвенные (инвестиции в информационные технологии, обеспечивающие образовательную и научно-исследовательскую деятельность) и инвестиции в умножение и приобретение знаний в их чистом виде - прямые (инвестиции в образование, в научно-исследовательскую деятельность).

Однако, на наш взгляд, и в том, и в другом случае рассматриваются процессы увеличения или уменьшения реального знания (интеллектуального капитала), которым обладает индивид, организация, общество в целом и процессы, ведущие к изменению их качеств. Так, например, финансовые затраты на создание благоприятных условий труда, его организацию, затраты на образование способствуют проявлению качественно новых творческих, более производительных свойств человека.

С точки зрения влияния на воспроизводственный процесс интеллектуального капитала инвестиции следует рассматривать как вложения финансовых средств и ресурсов и как определенные виды деятельности. Первые могут быть оценены в денежной или иной форме и способствуют росту производительности труда, содействуют повышению доходов индивида;

вторые представляют собой инвестиционную деятельность индивида, корпорации, фирм и общества в целом, развивающую интеллектуальный капитал. И тот, и другой тип инвестирования имеет место в процессе воспроизводства интеллектуального капитала.

Например, повышение качества интеллектуального капитала достигается путем совершенствования подготовки и переподготовки специалистов в вузах, а также за счет эффективности своевременной системы перепрофилирования специалистов, ускоренной подготовки по смежным и близким специальностям, совмещения профессионального самосовершенствования и роста профессионального мастерства и опыта специалистов в процессе их непосредственной трудовой деятельности.

В то же время, качества специалистов постоянно растут под влиянием НТП и социально-экономических преобразований. Поэтому для поддержания достаточно высокого уровня общих и специфических знаний и навыков возникает необходимость вложения финансовых средств и ресурсов индивида, хозяйствующих субъектов, региона, государства.

Следовательно, преимущество воспроизводства интеллектуального капитала заключается незначительными размерами собственно государственных (бюджетных) затрат, что очень важно с учетом современной ситуации. Другими словами, в процессе воспроизводства интеллектуального капитала одновременно участвуют все субъекты воспроизводства: как его носитель, так и потребитель, что может существенно изменить характер и формы финансирования воспроизводственного процесса.

Таким образом, изложенное выше позволяет говорить, что воспроизводство интеллектуального капитала может быть определено как непрерывное завершенное и закономерное движение капитала через непрерывное взаимодействие форм и видов инвестированного общественного труда с целью создания продукта, выполнения услуги, обеспечения дохода, удовлетворяющего экономический интерес соответствующих субъектов - индивидуума, хозяйствующих единиц, государства.

2.2. Типы формирования и воспроизводства интеллектуального капитала Общие тенденции механизма формирования и воспроизводства интеллектуального капитала, с позиции автора, представлены 3-мя этапами:

накоплением знаний, использованием знаний и производством на их основе интеллектуального продукта, распределением и обменом интеллектуальных продуктов. Наряду с этим, формирование и развитие интеллектуального капитала отдельной страны определяется множеством факторов, действие которых носит специфический характер для каждой конкретной экономической системы. В связи с этим, целесообразно обратиться к мировому опыту стран, среди которых выделяются США, Англия, Германия, Франция, Япония. Данные страны поддерживают высокий уровень образования, вырабатывают и реализуют активную научно-техническую политику, учитывающую логику глобальных научно-технических сдвигов и рассчитанную на устойчивый экономический рост.

Как свидетельствует мировой опыт, на долю новых знаний, воплощаемых в технологиях, оборудовании и организации производства, в промышленно развитых странах приходится до 75-80% прироста валового внутреннего продукта (ВВП). Объем мирового рынка наукоемкой продукции составляет 2,3 трлн. долларов США [3]. Технологическое лидерство в мире принадлежит США, Германии, Швеции, другим странам ЕЭС, Японии, Тайваню, Республике Корея, Канаде и Австралии. Ядро данного технологического уровня - электроника, вычислительная и онтоэлектронная техника, программное обеспечение, телекоммуникации, роботостроение, производство и переработка углеводородного сырья, информационные услуги.

Основным направлением социально-экономического развития США является увеличение вложений в образование, человеческий капитал, нематериальные активы. Например, если в 1940г. после окончания средней школы в колледжи поступало менее 15% выпускников в возрасте от 18 до года, то этот показатель вырос почти до 50% к середине 70-х г. и достиг 62% в 1993 г. Если в 1890 г. около 7% американцев в возрасте от 14 до 17 лет учились в средней школе, то в настоящее время их число превосходит 90%;

если сто лет назад только 1% молодых людей поступал в колледжи, то сегодня в США 12,5 млн. человек, окончивших среднюю школу, учатся в высших учебных заведениях [99, С.46]. Затраты на образование составляют свыше 560 млрд. долл., из них доля бюджетных расходов составляет 60%. На мировом рынке высшего образования США занимает 24% [105].

Следует отметить, что частный сектор США расходует на образование и переподготовку своих сотрудников значительные средства.

Американская система четко ориентирована на отбор и поддержку талантов на всех уровнях образовательного процесса, причем как внутри страны, так и за рубежом.

Фундаментальной основой лидерства США в мировой экономике является инновационный потенциал страны. В США сформирована развитая всеобъемлюш;

ая, многоуровневая национальная инновационная система (НИС). Стратегия этой страны основана на научно-технологическом лидерстве, обеспечиваемого за счет ресурсного обеспечения, эффективной институциональной базы, динамично совершенствуемых механизмов взаимодействия отдельных элементов НИС, развитой системы прогнозирования научно-технического прогресса.

США является лидером по абсолютным расходам на НИОКР (свыше 276 млрд.долл. в 2002г.). В 1982г. затраты на эти цели американских промышленных компаний впервые превзошли инвестиции федерального правительства. В последние десятилетия его доля составляла всего 25-30% общего объема расходов на НИОКР. В затратах на НИОКР всех стран участниц ОЭСР доля США на 2000г. составляла 44%, что свидетельствует о высоком научно-техническом потенциале страны.

Численность занятых в научно-технической сфере растет быстрее, чем занятых в американской экономике в целом. Но главное - качественное использование ресурсов. Рост затрат на оплату труда научных кадров в составе издержек на НИОКР позволяет привлекать наиболее компетентных специалистов со всего мира. Кроме того, повышается уровень материально технической оснащенности исследований: осуществление национальных приоритетных программ невозможно без новейшего оборудования.

Формируется среда, благоприятная для развития инновационного потенциала. Государство тратит 87 млрд. долл. бюджетных средств на финансирование НИОКР. Нри этом, государственное финансирование составляет 25-30% всех затрат на НИОКР, федеральные лаборатории и научно-исследовательские центры осуществляют 12% НИОКР. Ведущие министерства и агентства разрабатывают и осуществляют национальные программы по разработке инновационных технологий.

Кроме того, правительственные структуры все шире прибегают к услугам внешних исполнителей, привлекая к реализации программ и проектов корпорации, университеты, неприбыльные организации, в некоторых случаях формируя государственно-частные партнерства. К началу 2002г. число соглашений 10 ведущих государственных ведомств о совместных НИОКР с американскими корпорациями и университетами перевалило за 3,6 тыс., в значительной степени это обусловлено принятием в 80-х гг. ряда законов, облегчающих инвесторам коммерциализацию результатов их исследований. Эти законы дали университетам и национальным лабораториям право на интеллектуальную собственность идей, разработанных по контрактам с федеральными органами.

В целях укрепления конкурентоспособности в научно-технической сфере, государство ослабило антимонопольное законодательство. Принятые к нему в 1993 г. дополнения разрешили фирмам объединяться для производственного освоения нововведений. Это послужило мощным стимулом заключения партнерских соглашений, создания научно исследовательских объединений, что в свою очередь, привело к ускорению научно-технологического развития в наиболее перспективных областях. На сегодняшний день зарегистрировано 861 технологических альянсов, из которых 15% включали американские университеты, 12% - федеральные лаборатории. Государство, используя богатый экономический инструментарий, активно поощряет научно-техническое развитие на местах.

Приоритетным направлением этой политики является более тесная интеграция так называемых региональных кластеров нововведений в национальную инновационную систему. Результаты научно-технического поиска выражаются в Ютыс. американских патентов полученных за последние 10 лет'. Показателем первенства в области фундаментальных исследований является присуждение исследователям из США 208 из 494 (64, С П ) Нобелевских премий в области химии, физики и медицины.

Объемы продаж за рубеж американской интеллектулаьной собственности выросли с 8,1 млрд. долл. в 1986г. до 27 млрд. долл. в 1995г., тогда как импорт технологий также возрос, не превышал 6,3 млрд. долл., а положительное сальдо торгового баланса в этой области составило 20 млрд.

долл. В результате США экспортируют почти в пять раз больше интеллектуальных прав, нежели приобретают, в то время как остальные ведущие страны - Япония, Франция, Германия и Великобритания - либо не имеют положительного сальдо, либо оно весьма незначительно [99, С. 104].

' См.: www.exxonmobil.com/coфorate/technology.asp США широко используют тенденцию к интернационализации научно технической сферы для новышения конкурентоспособности и эффективности национальной инновационной системы. Доля иностранцев в общем числе зарегистрированных в США патентов (более 166 тыс.) достигает 48%.

Американские инвесторы занимают ведущую позицию в патентном портфеле большинства стран. Растущая потребность в решении непосильных для одной компании, иногда глобальных по своему характеру задач подталкивает к транснационализации НИОКР. Международные инвестиции американских ТНК в этой области ориентированы на разработку новой продукции и технологий, уже адаптированных к потребностям местных рынков. Филиалы американских ТНК за границей тратят на НИОКР до 20 млрд.долл. в год.

Прежде эти исследования были сосредоточены в таких развитых странах, как Великобритания, Германия, Канада, Япония, Франция и Швеция, но в последние годы американские филиалы активизируют свою исследовательскую деятельность в странах с быстро развивающимися рынками - Сингапуре, Израиле, Ирландии, Китае. Четыре сектора доминируют в заграничных инвестициях США в НИОКР — транспортное оборудование, компьютеры и электронная продукция, химикаты и фармацевтика.

Фирмы, принадлежащие иностранному капитал в США, тратят на НИОКР, по последним данным, 26 млрд.долл. С 1994 по 2000г. их доля в общих расходах промышленного сектора на НИОКР составляла 11-13%. 2/ этих средств вложены в химическую, фармацевтическую отрасли, производство компьютеров, электронной продукции и транспортного оборудования. Это те же отрасли, которые доминируют в соответствующих иностранных вложениях американских ТЬЖ за границей, что свидетельствует о высокой степени интернационализации научно исследовательской деятельности в наукоемких отраслях.

* По данным министерства торговли США, за 1991 - 2001 гг. создано 5982 международных альянса для совместных НИОКР, причем американские корпорации участвуют по крайней мере в 4646 альянсах.

В США четко осознают, что подобное сотрудничество накапливает кумулятивный резервуар знаний (общепланетарный интеллект), который, в свою очередь, является катализатором новых инновационных достижений.

Доступ к этой копилке знаний становится важнейшим элементом как национальной конкурентоспособности, так и национальной безопасности.

Изменение структуры занятости: доля занятых в сфере материального производства в 1990г. составила 22% против 78%, занятых в сфере услуг. [84, С. 103]. Вместе с тем, развитие хозяйства в США приводит не столько к замене производства материальных благ производством услуг, сколько к вытеснению материальных компонентов готового продукта информационными составляющими. При этом наличие развитого информационного хозяйства делает экономический рост и инвестиционную активность относительно независимыми и даже взаимно нейтральными. В результате развития информационного хозяйства в США оказался сосредоточен уникальный научно-исследовательский потенциал.

Все большая доля общественного богатства воплощает в себе не материальные условия производства и труд, а знания и информацию, способность людей к инновациям, которые становятся основным ресурсом современного производства в любой его форме. При этом хозяйственная система основывается на личной собственности, которая представляет собой интеллектуальную собственность и интеллектуальный капитал. Следует также отметить, что постепенно происходит снижение роли и значения материальных стимулов, побуждающих человека к производству. В результате этого социальное расслоение происходит по новому признаку творческому потенциалу и способности к его реализации.

Другая модель формирования и воспроизводства интеллектуального капитала характерна для стран Японии, Тайваня, Сингапура и др., в которой прослеживается наличие мощной высокотехнологичной индустрии и относительно слаборазвитые фундаментальные исследования.

Японская промышленность сформировалась в условиях, когда доступ к технологиям объективно был легким и дополнительно облегчался посредством политики, проводившейся Министерством внешней торговли и промышленности. Не в последнюю очередь именно этим объясняется недостаточное внимание японцев к проблемам образования и научным исследованиям. Образование поддерживалось на высоком уровне, но оставалось унифицированным, НИОКР занимали сравнительно небольшое место.

Японская хозяйственная модель сформировалась в условиях, когда индустриальный рост обеспечивался за счет относительного недопотребления собственного населения;

таким образом, отсутствовала необходимая обратная связь повышающегося материального благосостояния с меняющимися ценностными предпочтениями, абсолютно необходимая для становления системы мотивов деятельности, свойственных постэкономическому обществу. Японская модель «догоняющего»

индустриального развития была ориентирована на самовоспроизводство в расширенном масштабе. Последовательно реализуя эту модель, Япония стала в конце 80-х годов одной из самых мощных индустриальных держав мира.

Искусственно стимулируемое «догоняющее» развитие неизбежно требует инвестиционной накачки экономики. Такая система не может возникнуть в ходе индустриализации как таковой, поэтому правительство вынуждено изыскивать возможности для капиталовложений, превышающих те суммы, которые могут быть реинвестированы при норме накопления, сложившейся в развитом мире. Основным источником необходимых для этого средств является, как правило, собственное население;

так как «догоняющее» развитие по определению начинается с низкого стартового уровня, то сравнительно легко обеспечить рост доходов граждан более низкими темпами, нежели прогресс иных экономических показателей. В японском случае именно этот фактор стал первым из двух источников сверхнакоплений. Вторым оказались поступления от экспорта, поскольку, в 70-е и 80-е годы в мировом масштабе сложилась исключительно благоприятная ситуация для экспорта промышленных товаров массового производства. Даже будучи произведены в стране с относительно дорогой рабочей силой, они оставались конкурентоспособными благодаря качеству и дешевым технологиям. Удачное сочетание этих факторов и обеспечило экономический бум. Более того, в отличие от других азиатских стран, японская модель фактически не предполагала масштабных внешних заимствований, а страна оставалась крупнейшим в мире инвестором.

В проведении исследований и разработок предпринимательский сектор Японии финансировал 72 % обш;

енациональных затрат на ИР. Основная часть фундаментальной науки по-прежнему базируется в университетах, но корпоративные исследовательские центры зачастую выступают как равные партнеры. В Японии, например, корпорации осуществляют более 1/ общенациональных затрат на фундаментальную науку. Наиболее интенсивно исследования и разработки ведутся в отраслях электроники (более 18%) и электротехника (11%). Отраслевые приоритеты исследований и разработок предпринимательского сектора отражаются не только в затратах, но и в их результатах, важнейшим из которых считается патент. Анализ структуры патентования позволяет охарактеризовать японские ИР как преимущественно связанные с системами переработки информации.


Проведенный анализ использования модели «догоняющего» развития позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, ускоренная индустриализация требует политически или экономически обеспечиваемой мобилизации всех сил и всех хозяйственных ресурсов нации. Такая мобилизация предполагает отсутствие той политической и социальной свободы, которая способствовала формированию в 50-е и 60-е годы основ постиндустриальной парадигмы в западных странах. Р1менно в этом коренятся причины неудач, постигщих в последние годы новые индустриальные государства.

Во-вторых, успешное «догоняющее» развитие ограничено достижением в пределах той или иной страны определенного жизненного уровня;

по мере приближения к нему сугубо экономическая мотивация, выступающая движителем ускоренной индустриализации, начинает исчерпываться. Эта проблема формулируется в категориях зависимости от внешних инвестиций или же от внутреннего рынка, что позволяет более понятным образом объяснить подобное противоречие на известных примерах.

В первом случае страна выступает активным реципиентом иностранных капиталовложений и экспортирует продукцию на внешние рынки. Это означает, как правило, что научно-технический прогресс ограничивается исключительно обучением навыкам работы с приобретенной техникой и обеспечивает некоторые минимальные усовершенствования ранее произведенных за рубежом технологий. Результатом может стать иллюзорная приближенность к постиндустриальному миру, рассеивающаяся либо в связи с изменением потребительских предпочтений в самих постиндустриальных странах, либо по причине снижения конкурентоспособности национальных производителей на международных рынках, основой чего могут стать рост стоимости рабочей силы, отток инвестиций или появление конкурентов среди менее развитых стран.

Неразвитость внутреннего рынка ведет в этих условиях к коллапсу производства и глубокому кризису.

Во втором случае развитие осуществляется более эволюционным образом и в значительной мере ориентируется на внутренний рынок. В такой ситуации зависимость от иностранных технологий становится меньшей, а возможности проникновения на внешние рынки — более широкими. Между тем сами сектора, которые заполняют экспортируемые товары, представлены низкотехнологичной продукцией;

внутренний рынок также не требует сложных технологических достижений, в силу чего развитие становится более устойчивым и менее зависимым от колебаний конъюнктуры, однако элемент приобщения к постиндустриальному миру отсутствует в этом случае вовсе. Данные положения наиболее ярко прослеживаются в странах третьей группы, к которым автор относит Индию, Китай, Таиланд, Южную Корею.

Эти страны характеризуются относительно высоким уровнем образования, но недостаточным развитием как фундаментальной, так и прикладной науки.

Наша позиция заключается в том, что азиатский кризис не может быть поставлен в один ряд с финансовыми нотрясениями, подобными мексиканскому дефолту или последствиям неуправляемой инфляции в латиноамериканских странах;

он не является ни следствием скоротечной паники, ни предсказуемым циклическим спадом, а представляет собой сложное, комнлексное явление, норожденное внутренними свойствами индустриальной системы.

Страны, начавшие свое активное индустриальное развитие в то время, когда постиндустриальный мир сложился как некое целое, не смогут самостоятельно войти в него. Важнейшим препятствием для этого является сам «догоняющий» характер их развития: преодолевая сразу несколько ступеней в чисто экономической области, они остаются неспособными сформировать мотивационную систему, свойственную постиндустриальному обществу, и построить тот комплекс поддержки развития высокотехнологичных отраслей, который естественным образом сложился в последние десятилетия в США и Западной Европе. Но это не означает, что в современных условиях отсутствуют возможности движения по постепенному и эволюционному нути, который был нройден развитыми державами в середине прошлого столетия.

Проведенный автором анализ мирового опыта формирования и воспроизводства интеллектуального капитала позволил выявить различия в его типах в зависимости от степени полноты процесса его воспроизводства.

На основе данного критерия в работе нредложено выделить 4 типа формирования и воспроизводства интеллектуального капитала.

В странах первой группы, которую составляют США, Канада, страны Западной Европы, развит весь процесс воспроизводства интеллектуального капитала: накопление знаний (образование) — производство РШ (научные исследования — опытно-конструкторские разработки) — реализация ИП (внедрение разработок).

Предложение знаний и информации в этих странах не сокращается по мере их применения. Экспорт технологий и патентов приносит доходы, не уменьшая ее внутреннего потенциала и объема располагаемой ею информации и знаний. Каждый акт передачи знаний от человека к человеку способствует углублению его собственных знаний и в конечном итоге порождает новые стереотипы поведения и новую систему ценностей, в которой материальные факторы смещаются с главенствующих позиций.

Экспансия экономики знаний сокращает потребность в природных ресурсах и дешевом труде, естественным образом повышая жизненные стандарты всех членов общества. Ее развитие не требует отвлечения средств на накопление и, таким образом, стимулирует максимальное потребление граждан. Тем самым формируется механизм самоподдерживающегося развития, не встречающего на своем пути серьезных внутренних препятствий.

Вторая группа стран, которая представлена Японией, Тайванем, Сингапуром характеризуется наличием мощной высокотехнологичной индустрии и относительно слабо развитыми фундаментальными исследованиями.

Процесс формирования и воспроизводства интеллектуального капитала в этих странах представляет собой следующую цепочку: накопление знаний (образование) — прикладные научные исследования — опытно конструкторские разработки — приобретение интеллектуальных продуктов — использование интеллектуальных продуктов.

Обладая собственным научно-техническим потенциалом, значительным «человеческим капиталом», они способны на относительно взаимовыгодной основе сотрудничать с США в разработке новых технологий. Одновременно они - основные покупатели «ноу-хау», произведенного в США, а также база деятельности многих ТНК и ТНБ.

Последние стремятся к переводу своего производства в страны, где ниже издержки производства (в частности на оплату рабочей силы), но достаточно высока технологическая культура, существует квалифицированная рабочая сила, обеснечивается высокий уровень социальной и политической стабильности.

Грань между первой и второй группами периферии относительна, поскольку способность многих государств выступать партнерами США в производстве «высоких технологий» не безусловна, определяется динамикой их собственного развития. Например, Ирландия, обладающая статусом оффшорной зоны, а также высококвалифицированной (хотя и довольно дорогой, по мировым стандартам) рабочей силой, стала одним из основных центров инвестиций ТНК США, страной, где осуществляется сборка компьютеров, мобильных телефонов, затем продающихся на рынках стран ЕС.

Страны третьей группы, к которым автор относит Индию, Китай, Таиланд и ряд других стран, характеризуются относительно высоким уровнем образования, но недостаточным развитием как фундаментальной, так и прикладной науки. Экономическое развитие этих стран фактически полностью зависит как от рынков стран первых групп, так и от использования результатов НИОКР. Особенность большинства этих стран состоит в том, что сами они не являются производителями «высоких технологий», но обладают достаточно квалифицированной и в то же время дешевой, по сравнению с наиболее развитыми странами, рабочей силой, или отличаются внутриполитической стабильностью. Воспроизводственный процесс представлен: накопление знаний — приобретение интеллектуальных продуктов — внедрение интеллектуальных продуктов.

В четвертую группу входят многие страны Африки, некоторые государства Азии и Латинской Америки. Развитие этих стран характеризуется копированием технологий (продажа сырья — приобретение готовых товаров). Система фундаментальных и прикладных исследований практически отсутствует.

в этих странах система НИОКР не развита, ощущается хроническая нехватка научных кадров. К этой группе относятся страны, неспособные, как показывает практика последних тридцати лет, к принятию индустриальной парадигмы и остающиеся либо в полном смысле слова аграрными, либо допускающими доминирование аграрного сектора. Это сопряжено, как правило, с авторитарными методами правления, крайне низким уровнем жизни населения и сильным имущественным расслоением. На протяжении нескольких десятилетий значительный объем западных инвестиций и помощи не произвел здесь никаких реальных позитивных перемен. Большая часть средств расходуется совершенно нерационально или же просто присваивается местной политической верхушкой. Неспособность правительств этих стран обеспечить хотя бы минимальное повышение жизненного уровня своих народов является одной из причин возникновения гражданских войн. Постоянная угроза голода подталкивала население к хищнической эксплуатации естественных ресурсов, в результате чего экосистемы целых государств пришли в упадок. В условиях, когда потребности Запада в естественных ресурсах снижаются, а эффективность аграрного сектора стран этой группы остается беспрецедентно низкой, основной причиной их тяжелого хозяйственного положения выступает преобладание в их экономике добывающих отраслей и сельского хозяйства.


2.3. Особенности формирования и воспроизводства интеллектуального капитала в России Произведенная группировка стран по воспроизводству интеллектуального капитала позволяет выделить некоторые характерные особенности данного процесса, присущие для России.

Основным показателем, характеризующим процесс накопления знаний, является уровень образования. Наша страна всегда отличалась в мире достаточно высоким уровнем образования населения. В настояш,ее время, несмотря на сложные условия переходного периода к рыночной экономике, этот показатель продолжает возрастать, о чем свидетельствуют данные таблицы 2.1.

Таблица 2.1.

Уровень образования населения (по данным переписи населения в 1989г. и 2002г.)* Тыс.человек На 1000 человек населения 1989 Все население в возрасте 15 лет и более 113037,7 121300,2 в том числе имеют образование:

профессиональное 12739,5 19378, высшее (включая нослевузовское) 17 1929,9 3739, ненолное высшее 192 21714,0 32929, среднее 130 14685,1 15366, начальное общее:

20256,4 21276, среднее(полное) 19789,2 16695, основное 14574,3 9349, началыюе 7323,2 1200, не имеют начального общего Российский статистический ежегодник. -М., 2004г.

Как видно из таблицы 2.1., в России доля лиц, имеющих высшее, незаконченное высшее и среднее специальное образование возросла с 322 (на 1000 человек населения в возрасте 15 лет и старше) в 1989г. до 462 человек в 2002г., или на 43,5%.

В 2005г. аттестат об основном общем образовании получили 1,9 млн.

человек (90,8% к уровню 2004г.), о среднем (полном) общем образовании 1,3 млн. человек (94,1%). Прием в средние профессиональные учебные заведения сократился по сравнению с 2004г. на 41,6 тыс. человек, или на 5%.

На условиях полного возмещения затрат на обучение приступили к занятиям в техникумах 310,6 тыс. студентов, или 38,3% от общего числа принятых (в 2004г. - соответственно 329,6 тыс., или 38,7%).

Пик роста приема в государственные высшие учебные заведения (ВУЗы) приходился на 2000 г., в котором прием был больше уровпя 1999г. на 21%. В дапьпейшем наблюдалось снижение темпов роста приема в государственные ВУЗы. В 2005г. прием в ВУЗы сократился на 22 тыс.

человек (2%) и составил 1362,7 тыс. человек.

Прием на обучение в государственные ВУЗы за счет бюджетов всех уровней составил 609,7 тыс.человек и сократился по сравнению с 2004г. на 19 тыс. человек, или на 3%. В 2005г. с полным возмещением затрат на обучение было принято 753,0 тыс. человек, или 55,3% от общего числа принятых (в 2004г. - 755,9 тыс., или 54,6%).

Платных образовательных услуг в 2005г. было оказано населению на 147, О млрд. рублей, или на 6,5% больше, чем в 2004г.

Выпуск специалистов в 2004г. по сравнению с 1999г. существенно возрос, среди которых наибольшим спросом пользуются: гуманитарно социальные (юриспруденция, социальная работа);

экономика и управление;

междисциплинарные естественно-технические специальности (информационные системы, биотехнология). Пезначительным спросом пользуются группы естественно-на5Д1ных специальностей (физика, биология, математика, география, химия), технических специальностей (металлургия авиационная и ракетно-космическая техника приборостроение).

Изменения в структуре специальностей, по которым ведется подготовка специалистов, на наш взгляд, связаны с реальной оценкой ситуации вузами, учитывающими как конъюнктуру спроса рынка труда на выпускников той или иной специальности, так и необходимостью сохранения сложившихся научно-педагогических коллективов.

В целом, по числу специалистов Россия выходит на высокий уровень накопления знаний в стране - 34%. В США количество подготовленных специалистов, имеющих высшее образование 36% от общего количества работников. В Европе эта цифра почти в два раза ниже, там таких специалистов всего 20%.

Вместе с тем, по качеству образования Россия уступает другим странам. По сравнению с другими странами, Россия по индексу уровня образования равном 0,92 находится на 63 месте. В Японии и Германии — около 0,95% США и Франция - 0,97;

Канада и Великобритания - 0,99.

Уровень качества образования демонстрирует также количество иностранных граждан, обучающихся в стране. Первенство здесь принадлежит США, чьи показатели превышают 500 тыс. человек. В среднем стоимость обз^ения в течение одного года в США составляет 10 тыс.

долларов. Это означает, что за год Соединенные Штаты получают около млрд. долларов за обучение студентов, приезжающих из других стран. По некоторым данным, эта цифра в 2000г. достигла 10 млрд. долларов. В Великобритании количество иностранных студентов достигает около 15% от общего числа обучающихся в университетах. Доход от иностранных студентов составил 3758 млн. долларов.

В России в вузах проходят обучение всего около 90 тыс. иностранных студентов, причем 53% из них обучаются за счет государственного бюджета России. Если считать, что средняя стоимость обучения для иностранцев у нас составляет приблизительно 3 тыс. долл. в год, то российская'' система образования ежегодно получает от их обучения всего 143 млн. долларов. Это в 35 раз ниже, чем доход США от той же статьи сферы образования.

Важным индикатором развития системы образования является объем и структура ее финансирования. За последние десятилетия увеличился удельный вес расходов на образование в ВВП всех развитых стран, большую долю которых составляют государственные ассигнования. Для России соотношение бюджетного и внебюджетного финансирования (в сумме примерно 8 млрд. долл.) составляет 60% к 40% (по вузовскому 50% к 50%), тогда как в США ( в сумме более 560 млрд.) при большем почти в 15-20 раз ВВП - 30% к 10% (50% к 50% по вузам), в Германии (в сумме млрд.долл.) - 70% к 30% (80% к 20% по вузам), Франции (в сумме 110 млрд.) - 90% к 10% (40% к 10% по вузам), Швеция, Индия и ряд других стран тяготеют к государственному финансированию образования на 92-98% (вузовского 90% к 10% или 80% к 20% в пользу бюджета). Япония тратит на образование свыше 200 млрд. долл.

Таким образом, в России доля бюджетного финансирования является недостаточно высокой. По некоторым оценкам, само население России уже тратит на образование 5% ВВП, что примерно составляет 90 млрд. руб.

Образование способствует расширению границ эффективного использования приобретенных знаний, умений и навыков в процессе трудовой деятельности. В этой связи совершенно справедлив следующий тезис: «чем выше уровень образования населения, тем ниже доля безработных» [22, С. 126].

Б.Л.Токарский, К.Н.Соловьенко, сравнивая высшее образование в России с образованием в США, приходят к выводу, что отечественное высшее образование характеризуется большей теоретической подготовкой, чем практической. Поэтому сфера приложения труда специалистов в нашей стране шире, чем в США [82, С.47-48].

Наглядное представление подходов к образованию по Б.Л. Токарскому и К.П. Соловьенко изображено на рис. 2.5.

Глубина Глубина знаний США.

Россия специа (фундамен лизации / Россия США тальность, научность) / —• Широта навыков Количество профессий (практичность) Рис. 2.5. Сравнение радикального и либерального подходов к образованию Как видно из рис.2.2, в российской системе образования в силу большей теоретической подготовки специалист может применять свои способности к труду в нескольких смежных профессиях, но при этом меньше глубина его специализации.

Такое положение обуславливает «оторванность» системы образования от сферы обш,ественного производства. В конечном счете, это выражается в формировании рабочей силы преимущественно с теоретической подготовкой, тогда как рабочее место требует от работника практических навыков. В результате «соединение» рабочей силы и рабочего места происходит наиболее «болезненно», то есть работник вынужден еще доучиваться непосредственно на рабочем месте и зачастую на должностях, требующих меньшего уровня образования. И именно здесь раскрывается одна из причин проблемы нерационального использования рабочей силы.

Накопленный человеческий интеллектуальный капитал не находит своей полной реализации, а затраты на образование не воспроизводятся во вновь создаваемом общественном продукте. Рост уровня образования не получает должной отдачи. Образование в таком случае из фактора потенциального экономического роста превращается в ее тормоз.

В современной экономике конкурентоспособность продукции во многом зависит от применения и использования в производственном процессе достижений научно-технического прогресса.

Степень обеспеченности ученых современной вычислительной техникой определяется количеством и качеством (тип и возраст) цифрового оборудования, используемого в НИОКР. Согласно результатам обследований, проведенных в 2003г. Федеральной службы государственной статистики, сфера науки и научного обслуживания (в особенности ее научно исследовательские учреждения) относится к информационно передовым отраслям экономики страны (приложение 2.1.), отличающимся более высокими, чем в среднем по стране, показателями эксплуатации персональных компьютеров (ПК), локальных вычислительных сетей (ЛВС) и др. Хотя в приложении 2.1. вузовская наука не выделена, данные по всему высшему образованию указывают на ее лучшие позиции, нежели науки в целом, в применении ИКТ.

Вместе с тем, несмотря на общепризнанную роль компьютеров в интеллектуальном труде, ПК используются, как это не парадоксально, даже не во всех организациях отечественной сферы НИОКР. В ней до сих пор сохраняются анклавы учреждений, в которых из-за бедственного положения нет ни одного компьютера. В общей сложности на 100 занятых в организациях этой сферы приходилось лишь немногим более компьютеров, в т.ч. 18 ПК, объединенных в локальную сеть, и только 9,5 — подключенных к Интернету. Причем, согласно сведениям Росстата, только в менее чем половине научных учреждений свыше 50% работников применяют ПК, в т.ч. менее чем в трети - более 70% сотрудников. Эти цифры говорят о том, что подавляюш;

ее большинство научных сотрудников не имеют свободного доступа к компьютерам, в особенности — к подключенным к сетям, в то время как к началу 2005 г. на планете насчитывалось около млн. пользователей Сети^ В России, по данным Фонда «Обш;

ественное мнение», аудитория Интернета превысила 17 млн. человек^.

Мало того, в парке вычислительной техники велика доля устаревшего оборудования, включая компьютеры четвертого поколения. Обновление парка идет медленно, поскольку сейчас гораздо важнее его обш,ее нараш;

ивание. Среди ПК, используемых в ПИОКР, не более 15% являются новыми — приобретенными в текущем году. Соответственно доля техники моложе двух лет составляет менее 30% эксплуатируемых компьютеров.

Приведенные цифры свидетельствуют о слабости и архаичности материальной базы российской «Электронной науки», некоторые звенья которой находятся еще на низшей стадии развития современных ИКТ.

По данным РАИ только по 95 научным учреждениям первоочередная потребность на обновление научного оборудования составляла 300 млн.

долларов США. Для сравнения: в 2000 году на эти цели РАН выделено млн. рублей, в 2001 году - 295,1 млн. рублей, что несопоставимо с указанной потребностью. При этом в период 1992-1998 годов научные учреждения РАН практически были лишены возможности приобретения современного научного оборудования за счет средств федерального бюджета. В результате ' См.: www.IntemetWorldStats.com ^ См.: www.fom.ru отсутствия средств на обновление материально-технической базы исследований (в том числе нриборов и оборудования), а также ликвидации во многих институтах опытного производства, специализированных мастерских и СКБ произошло стремительное старение приборного парка и экспериментального оборудования в научных учреждениях РАН. Доля современных приборов со сроком эксплуатации менее 5 лет, например, в большинстве институтов Отделения общей физики и астрономии составляла около 12 процентов. В то же время срок морального старения оборудования, которое сейчас наряду с талантом исследователя имеет решающее значение для эффективности научных исследований и эффективного использования бюджетных средств, составляет 5-7 лет.

Различия в национальных расходах на НИОКР и ИКТ (см. табл.2.2), по величине которых Россия заметно отстает от нодавляющего большинства развитых стран, уже изначально детерминируют дифференциацию в состоянии национальных информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) -инфраструктур сферы НИОКР.

Таблица 2. Расходы на информационно-коммуникационные технологии, научно исследовательские и опытно-конструкторские разработки (% ВВЦ) и число исследователей на 1 тыс. занятых Страны Расходы на ИКТ, Расходы на НИОКР, Число исследователей на 1 тыс.

2003г. занятых, 2003 г.

начало 2004 г.

США 2,67 8, 8, 6,0 2,52 6, Германия 8,8 3, Японня 9, Швеция 11,3 4,27 10, 10, Швейцария 2,57 6, Великобритания 9,7 1,88 5, 3,7 1,30 6, Россия Источники: Россия в цифрах. М., Федеральная служба государственной статистики, 2004;

OECD in Figures. Paris, 2004 (www.oecd.org);

Eurostat New Cronos (www.europa.eu.int);

World Bank. World Development indicators 2004 (www.world-bank.org).

Как показывает анализ таблицы 2.2, Россия заметно отстает от наиболее развитых стран но состоянию информационно-коммуникационных технологий, обуславливающих степень готовности НИОКР к использованию.

Одной из причин такого отставания является по сравнению с развитыми странами невысокий уровень ВВП на душу населения, объемов инвестиций в основной капитал, выданных кредитов и т.п. Маломош,ность этой инфраструктуры отражает также менее масштабную информатизацию нашего общества с ее сравнительно низкими уровнями телефонной плотности, проникновения персональных компьютеров, Интернета, сотовой связи и др.

Различия в национальных расходах на НИОКР и ИКТ уже изначально детерминируют дифференциацию развития науки.

В России за 1990 - 1995 годы расходы на науку уменьшились (в сопоставимых ценах) с 10,9 до 2,45 млрд. рублей или почти в 4,5 раза (К году они возросли до 4,1 млрд. рублей). В результате, доля этих затрат на НИОКР в ВВП сократилась с 2,03% в 1990 году до 1,28% в 2004 году (наибольшее сокраш,ение этой доли было в 1992 году - 0,74 процента). По уровню затрат на науку Россия пока "опережает" такие европейские страны, как Португалия (0,77%) и Греция (0,51 процента).

Изменения отечественного научного потенциала произошли в его важнейшей составляющей - кадровой, несущей персонифицированное творческое начало науки. Они происходили на фоне общего сокращения численности организаций, выполняющих исследования и разработки, с 4, тыс. в 1999году до 3,7 тыс. в 2004 году (табл.2.3.).

Таблица 2.3.

Число организаций, выполнявщих исследования и разработки* 1998/99 1999/00 2000\01 2001/02 2002/03 2003\ Число организаций - всего 4089 4037 3906 4019 в том числе:

научно-исследовательские организации 2549 2603 2677 конструкторские бюро 381 360 318 289 проектные и проектно изыскательские организации 76 108 97 85 опытные заводы 30 27 33 высшие учебные заведения 393 387 390 388 промышленные организации 240 284 289 288 прочие 321 323 283 303 •Составлено по данным Российского статистического ежегодника, 2004г Численность персонала, занятого исследованиями и разработками в России но сравнению с 1999 годом сократилась на 1,5% и составила в году 858,5 тыс. человек (своеобразный "ник" сокращения приходится на год - 855,2 тыс. человек) (табл.2.4.). Число же специалистов, непосредственно их выполняющих - исследователей сократилось на 2,5% до 409,8 тыс. человек.

Таблица 2.4.

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками (человек)* 1998/99 1999/00 2000\01 2001/02 2002/03 2003\ Численность персонала — 855190 872363 887729 885568 870878 всего в том числе:

исследователи 416958 420212 426954 422176 414676 техники 74835 72442 75416 вспомогательный персонал 220060 235841 240506 238933 232636 прочий персонал 143868 146085 1490431 148967 •Составлено по данным Российского статистического ежегодника, 2004г Следует отметить, что России, в основном, удалось сохранить государственный сектор в науке, который, главным образом, финансировался из федерального бюджета. Если на нериод времени с 1998-2004гг.

численность всех работников в России, занятых исследованиями и разработками, сократилась более чем в 1,6 раза, то в государственном секторе темп сокращения был существенно ниже.

Таблица 2.5.

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками по секторам (человек)* в том числе по секторам деятельности Численность Годы персонала - государственный предпринимательский Высшего частный всего образования бесприбыльный 1998/99 855190 41164 255147 1999/00 872363 572624 40781 2000/01 887729 255850 590646 2001/02 885568 256137 585416 2002/03 257462 870878 568628 2003/04 256098 858470 43120 •Составлено по данным Российского статистического ежегодника, 2004г Таким образом, именно бюджетное финансирование - низкое, но относительно стабильное - позволило в определенной степени сохранить базовый элемент отечественного научного потенциала, основу которого составляют академии наук, имеющие государственный статус.

При сокращении научных кадров имела место устойчивая и отчетливо выраженная тенденция "старения" кадрового потенциала. Для сравнения: в конце 90-х годов в США доля исследователей в возрасте старше 50 лет составляла 21,0%, т.е. была более чем в 2 раза ниже, чем в России (47, процента).

Наряду с другими процессами, протекающими в кадровой сфере науки, следует выделить отток научных кадров за рубеж (согласно имеющейся оценке численность эмигрантов из России составляла в 1993 году 2,3 тыс.

человек, в 1995 году-2,2, в 2001 году- 1,1 тыс. человек).

По подсчетам Министерства образования и науки РФ, потери России от отъезда одного специалиста в среднем оцениваются в 300 тыс. долл.;

по оценкам американских экспертов, они составляют от 400 тыс.долл. до тыс.долл. Общие же потери России от «утечки мозгов» в первой половине 90-х годов равнялись ежегодно от 25 млрд. долл.*.

Негативные процессы в кадровом потенциале вызваны несоответствием объема и структуры финансирования масштабам научной деятельности, низким уровнем материально-технического обеспечения научного труда, его оплаты и пенсионного обеспечения работавших в сфере науки.

В качестве позитивного аспекта данного явления нужно выделить востребованность нашего научного потенциала за рубежом, что свидетельствует о его еще достаточно высоком уровне.

Понесший потери, но все же сохранившийся научный потенциал страны, однако не используется в полной мере: платежеспособный спрос на ' См.: Грани глобализации. С. 120.

исследовательские разработки и научно-техническую продукцию и со стороны государства, и со стороны предпринимательского сектора находится на весьма низком уровне.

Таблица 2.5.

Поступление патентных заявок и выдача патентов'^ 1998/99 2003\ 2000\01 2001/ 1999/00 2002/ Подано патентных заявок 21362 29989 в Росснн - всего 24659 28688 в том числе заявителями:

Ьтечественными 19900 23377 23712 иностранными'^^ 4908 5311 4759 5212 Выдано патентов 23762 17592 16292 18114 17592 16292 18114 из них новых патентов 23315 в том числе заявителям:

19215 15362 14444 13779 отечественным 2974 иностранным'^^ 4100 3148 149684 102568 173081 191129 Действует патентов ' По данным Роспатента.

^^ Включая страны бывш. СССР.

Анализ таблицы показывает, что в целом по России наблюдается невысокая инновационная активность отечественной промышленности.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.