авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Старых, Юлия Васильевна Усмотрение в налоговом правоприменении Москва ...»

-- [ Страница 3 ] --

Как справедливо считает С.С. Алексеев, «достаточно развитое правовое регулирование характеризуется тем, что в нем органически сочетается нормативное и индивидуальное регулирование. Нервое основное, исходное, юридически первичное;

второе - дополнительное, зависимое от нормативного, юридически вторичное»"^.

Закон и усмотрение - две диалектически взаимосвязанные нротивоположности правового регулирования обш;

ественной жизни.

' Ленин В.И. Детская болезнь «левизны» в коммунизме. Полное собр. соч. Т. 41. С. 52.

Ткешелиадзе Г.Т. Судебная практика и уголовный закон. Тбилиси, 1976. С. 89-90.

Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 3.

^ Алексеев С.С. Право и наша жизнь. М., 1978. С. 70, 104.

нуждаюндиеся в определенном сознательном уравновешивании'. Как пишет П.Е. Кражев, при сознательном регулировании обьективно суш;

ествуюш;

их противоположностей требуется не забыть о мере их единства и своевременно следует содействовать тому, чтобы каждая из этих сторон несла в себе максимум положительного^.

Управомочиваюш;

ие налогово-правовые нормы как раз и имеют эту сущностную особенность, заключающуюся в том, что они, с одной стороны, устанавливают границы усмотрения в налоговом правоприменении, а с другой, обеспечивают самостоятельность и свободу уполномоченных органов.

Общественные отношения, регулируемые посредством налогово правовых норм, весьма разнообразны и включают множество явлений.

Поэтому управомочивающие налогово-правовые нормы предоставляют налоговым органам право на усмотрение в налоговом правоприменении.

Например, ст. 112 НК РФ, предусматривает, что обстоятельствами, смягчающими ответственность за совершение налогового правонарушения, признаются: 1) совершение правонарушения вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств;

2) совершение правонарушения под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;

3) иные обстоятельства, которые судом или налоговым органом, рассматривающим дело, могут быть признаны смягчающими ответственность.

Так, Инспекция Федеральной налоговой службы РФ по Коминтерновскому району г. Воронежа, рассматривая дело о взыскании с налогоплательщика - организации штрафных санкций, посчитала возможным в качестве смягчающих признать обстоятельства совершения налоговых правонарушений, указанные налогоплательщиком и имеющие ' См.: Пашкевич П.Ф. Закон и судейское усмотрение // Советское государство и право, 1982.

№ I. e. 60, ^ См.: Кражев П.Е. Личность как предмет социологического исследования // Вопросы социологии права: сб. науч. тр. Иркутск, 1967. С. 53-54.

документальное подтверждение. В числе таких обстоятельств налогоплательщик указал на совершение налогового правонарушения прежним руководством и устранение новым руководством его негативных последствий, сложное финансовое положение налогоплательп]:ика^ По другому делу, рассмотренному Инспекцией ФПС РФ по Коминтерновскому району г. Воронежа, было установлено, что в нарушение п. 2, п. 3 ст. 366 и ст. 23 ПК РФ организация занизила налогооблагаемую базу для исчисления налога, что привело к занижению налога на игорный бизнес.

Причиной занижения налога явилось непредставление налоговых деклараций по налогу на игорный бизнес. В результате рассмотрения акта разногласий и принимая во внимание, что декларации по игровым автоматам, в том числе и по объектам, находяп^имся на территории Коминтерновского района, организация подавала в ИФПС по Ленинскому району г. Воронежа, где организация состоит на налоговом учете. Инспекция ФПС РФ по Коминтерновскому району г.

Воронежа приняла решение учесть это как смягчаюш;

ее обстоятельство и, руководствуясь ст. 112, 114 ПК РФ, снизила штрафные санкции в 3 раза^.

Управомочиваюш,ая налогово-правовая норма предоставляет уполномоченному органу возможность вынести решение, руководствуясь конкретными обстоятельствами с целью решения задач, стояш;

их перед соответствуюш;

им органом.

Управомочивающие налогово-правовые нормы предоставляют правоприменительным органам право на совершение предусмотренных в них положительных действий и содержат в своем тексте слова «вправе», «имеет право», «может».

Папример, п. 8 ст. 46 ПК РФ предусматривает, что при взыскании налога налоговым органом может быть применено в порядке и на условиях, которые установлены ст. 76 ПК РФ, приостановление операций ' Текущие материалы работы Федеральной налоговой инспекции по Комиптерновскому району г. Воронежа за 2005 -2006 гг.

^ Текущие материалы работы Федеральной налоговой инспекции по Коминтерновскому району г. Воронежа за 2005 -2006 гг.

по счетам налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя в банках. Налоговый орган, исходя из сложившейся обстановки и имеющихся обстоятельств, принимает решение по своему усмотрению. Правомерность такого усмотрения подтверждается судами. Как следует из материалов одного дела, рассмотренного Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа, в связи с тем, что у Общества образовалась задолженность перед бюджетом по уплате единого социального налога и в связи с неисполнением Обществом требования об уплате налога, заместитель руководителя Инспекции принял решения о взыскании суммы задолженности за счет денежных средств налогоплательщика на счетах в банке и о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке соответственно. Общество, считая принятое решение неправомерным и нарушающим его права, обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании недействительными требований налоговой инспекции, а также решения о взыскании налогов за счет денежных средств и решения о приостановлении операций по счетам в банке.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований (в оспариваемой части), Арбитражный суд Нижегородской области исходил из того, что законные основания для нризнания недействительными указанных ненормативных актов налогового органа отсутствуют^ Арбитражный суд Нижегородской области, всесторонне, объективно и полно исследовав представленные в материалы дела доказательства, установил, что требования Кодекса налоговым органом соблюдены: требования об уплате недоимки и пени содерлсат необходимую и достаточную информацию о задолженности Общества и об обязанности уплатить в установленный срок сумму недоимки по налогу и пени, не нарушают права и законные интересы налогоплательщика и не препятствуют добровольной уплате им имеющейся ' Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26 февраля 2004 г. Ш А43-6568/2003-16- // Текст постановления официально опубликован не был;

СПС «Консультант плюс»:

Справочная правовая система. М., 2006. (CD-ROM).

недоимки по налогу и пени;

решение о взыскании задолженности за счет денежных средств налогоплательщика, находящихся на счетах в банке, приняты в сроки, установленные пунктом 3 статьи 46 НК РФ;

решение о приостановлении операций по счетам вынесено в пределах компетенции.

По другому делу суд также принял решение в пользу налоговой инспекции, указав, что статьями 31, 46 и 76 НК РФ налоговому органу предоставлено право выносить решения о взыскании налога, сбора, пеней за счет денежных средств, находящихся на счетах налогоплательщика о приостановлении операций по счетам организации в банках, налогоплательщика - организации, а также выставлять в банк, где открыты счета налогоплательщика, инкассовые поручения (распоряжения) на перечисление налога, пеней.

Таким образом, данные действия налоговый орган осуществляет в силу закона и они не могут быть признаны незаконными (неправомерными)'.

Да, управомочивающие нормы правонаделительны. Но, в каких же элементах налогово-правовой нормы содержится усмотрение?

В юридической литературе наиболее распространенным является взгляд, согласно которому структура нормы права включает три элемента: гипотезу, диспозицию и санкцию^ В правовой норме содержится, прежде всего, указание на условие, при котором норма подлежит применению, затем изложение самого правила поведения, наконец, указание на последствие невыполнения этого правила»"^.

Грачева Ю.В., изучая взаимосвязь элементов управомочивающей правовой нормы и усмотрения, пришла к выводу, что гипотеза и диспозиция ' Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15 августа 2002 г. № А11-699/2002-К2-569 // Текст постановления официально опубликован не был;

СПС «Консультант плюс»:

Справочная правовая система. М., 2006. (CD-ROM).

^ См.: Поройко М.С. Обязывающие и управомочивающие нормы в уголовном праве: дис....

канд. юрид. наук. Ярославль, 2000. С. 72.

^ См.: Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 151;

Сырьк В.М.

Теория государства и права. Учебник. М., 2004. С. 123.

'^ См.: Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М., 1940. С. 251.

уголовно-правовых норм не закрепляют усмотрения. Напротив, любая санкция, используемая в Уголовном кодексе Российской Федерации, предоставляет правоприменителю возможность усмотрения, определяя пределы наказуемости, границы учета обстоятельств дела нри назначении наказания в плане определения их влияния на избираемое наказание'.

Козлов СЮ. пишет следующее об управомочивающих нормах:

«Управомочивающая норма — это норма, диснозиция которой определяет правила возможного поведения с наделением участников правового отношения субъективными правами, реализуемыми в форме активного их использования, и при этом представляется возможность выбора вариантов желаемого поведения^.

В управомочивающей налогово-правовой норме усмотрение содержится в гипотезе и диспозиции.

Гипотеза налогово-правовой нормы определяет условия возникновения и соблюдения нравил поведения участников в сфере налогообложения, закрепляет фактические жизненные обстоятельства, с наступлением которых связывается возникновение налогового нравоотношения. Гипотеза налогово правовой нормы создает предпосылку для закрепления правила новедения относительно налоговой обязанности в правовой форме^ Важнейшую черту гипотезы всех видов финансово-нравовых норм Е.А. Ровинский видел в ее безусловной онределенности, точном и четком описании юридических фактов ".

^ Однако, как снраведливо отмечает Н.П. Кучерявенко, это не исключает суш;

ествование относительно ^ См.: ГрачеваЮ. В. Судейское усмотрение в уголовном праве. Автореф. дис... канд. юрид.

наук. М., 2002. С. 20.

^ Козлов С Ю. Об управомочивающих нормах в уголовном праве // Актуальные проблемы естественных и гуманитарных наук. Юриспруденция. Тезисы юбилейной конференции.

Ярославль, 1995. С. 65.

^ См.: Кучерявенко Н.П. Понятие и структура налогово-правовой нормы // Финансовое право.2004.№6. С. 13.

"^См.: Ровинский Е.А. Основные вопросы теории советского финансового права. М., I960.

С. 124.

определенных гипотез налогово-правовых норм^ По степени определенности гипотезы налогово-правовых норм дифференцируются на: безусловно (абсолютно) определенные и относительно определенные.

Безусловно (абсолютно) определенные гипотезы налогово-правовых норм прямо указывают на обуславливающие ее фактические обстоятельства. Так, п. ст. 79 НК РФ содержит абсолютно определенную гипотезу - В случае, если установлен факт нзлишнего взыскания налога, налоговый орган, принимает решение о возврате суммы излишне взысканного налога, а также начисленных в порядке, предусмотренном п. 5 ст. 79 ИК РФ, процентов на эту сумму.

Условие в данной гипотезе изложено с исчерпываюш;

ей полнотой.

В относительно определенной гинотезе содержится лишь обш;

ая характеристика обстоятельств, фактов, условий, которые связаны с применением нормы. Относительно определенные гипотезы и содержат возможность усмотрения. Например, гипотеза в п. 2 ст. 141 НК РФ закрепляют усмотрение налоговых органов. Так, если налоговый орган (должностное лицо), рассматриваюп];

ий жалобу, имеет достаточные основания полагать, что обжалуемый акт или действие не соответствуют законодательству Российской Федерации, указанный налоговый орган вправе полностью или частично приостановить исполнение обжалуемого акта или действия. Решение о приостановлении исполнения акта (действия) принимается руководителем налогового органа, принявшим такой акт, либо вышестояш:им налоговым органом.

Диспозиция налогово-правовой нормы предписывает участникам налоговых отношений нравила поведения, совершение или воздержание от определенных действий.

' См.: Кучерявенко Н.П. Понятие и структура налогово-правовой нормы // Финансовое право. 2004. № 6. С. 13.

^ См.: Явич Л.С. Право и общественные отношения. М., 1971. С. 73;

Лучин В.О.

Конституционные нормы и правоотношения. М., 1997. С. 61.

Безусловной определенностью и категорической формой выражения отличается диспозиция, предписывающая участникам правоотношений совершение определенных действий или воздержание (запрет) от таких действий. В обязываюш;

ей и запреп^аюп^ей правовой норме диспозиция предписывает: а) действия по совершению платежа или расхода;

б) сроки и место их совершения или в) запрет совершать определенные действия ^. В управомочивающей норме диспозиция сочетает императивный характер предписания с определенными правомочиями, которые налоговые и иные органы внраве использовать по своему усмотрению в налоговом правоприменении.

Например, согласно ст. 72 НК РФ исполнение обязанности по уплате налогов и сборов может обеспечиваться следуюш;

ими способами: залогом имущества, поручительством, пеней, приостановлением операций по счетам в банке и наложением ареста на имущество налогоплательщика. В диспозиции этой налогово-правовой нормы содержится дозволение, согласно которому налоговые и иные уполномоченные органы могут действовать по усмотрению и закрепляются конкретные варианты дозволенных действий. Уполномоченный орган самостоятельно определяет конкретный способ обеспечения.

Что же касается санкций, то анализ норм ЬЖ РФ показывает, что все санкции сконструированы законодателем абсолютно-определенно^, поэтому и исключается возможность усмотрения в налоговом правоприменении.

Подведем итоги.

Управомочивающие налогово-правовые нормы - важный и необходимый источник правомерного, «планового» усмотрения в налоговом правоприменении. С помощью управомочивающих налогово-правовых норм законодатель предоставляет правоприменительным органам возможность ' См.: Ровинский Е.А. Основные вопросы теории советского финансового нрава. М., 1960.

С.125.

См.: Гогин А.А. Характеристика санкций по налоговому законодательству Российской Федерации // Финансовое право. 2003. № 1. С. 39.

находить оптимальные варианты решения и позволяет учесть конкретные обстоятельства рассматриваемого дела.

Управомочивающие налогово-правовые нормы закрепляют усмотрение в налоговом правоприменении тремя способами:

1) путем определения рамок дозволенного поведения;

2) путем перечисления допускаемых вариантов поведения;

3) комбинированным, сочетающим первые два способа.

Дозволение содержится в гипотезе и в диспозиции управомочивающей налогово-правовой нормы. Последние и определяют условия, при которьгк уполномоченные органы могут действовать по усмотрению в налоговом правоприменении и закрепляют рамки дозволенного поведения, а также конкретные варианты.

§ 2.2. Оценочные понятия в налоговом законодательстве как источник усмотрения Анализ законодательства о налогах и сборах и практики его применения налоговыми органами и арбитражными судами позволяет утверждать, что в последние несколько лет в российской налоговой системе нарастание неопределенности прежде всего связано с расширением сферы применения в налоговом законодательстве оценочных понятий\ Оценочных понятий в налоговом законодательстве России и в практике его применения достаточно много. Применение таких понятий как «достаточные основания», «добросовестность налогоплательш;

ика», «реальность затрат» и доктрины «деловой цели» привело к возникновению множества вонросов, связанных с их правовыми особенностями, дальнейшей реализации в судебной практике и последствий для налогоплательщиков^. Одни из них закреплены законодательно непосредственно в НК РФ, как то, «достаточные основания», «экономическая оправданность затрат», другие «добросовестность налогоплательщика», «воспрепятствование налоговой проверки», не имеют в настоящее время законодательного подкрепления.

Основой для них могут служить лишь решения Конституционного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Как отмечает В.В. Стрельников, «это уже общая сохраняющаяся тенденция при разрешении судами налоговых споров они все чаще используют оценочные категории в ущерб непосредственному применению норм налогового законодательства» ^. Вначале это было понятие добросовестности налогоплательщика, которое было использовано Конституционным Судом Российской Федерации в своем Постановлении от 12 октября 1998 г.

№ 24-П в эпоху «зависания» неплатежей в проблемных банках''^. В этом См.: Щекин Д.М. Тенденции в современном налоговом законодательстве // Закон. 2005.

№ 2. С. 4.

^ См.: Пронин С. Нереальные затраты // эж-ЮРИСТ. 2005. № 1. С. 10.

^ Стрельников В.В. Противоречия реальности // эж-ЮРИСТ. 2005. № 3. С. 8.

• " См.: Василенко П. Онасная тенденция // эж-ЮРИСТ. 2005 № 1. январь. С. 11.

* Постановлении Суд указал, что повторное взыскание с добросовестного налогоплательщика не поступивших в бюджет налогов нарушает конституционные гарантии частной собственности '. О добросовестном налогоплательщике Конституционный Суд Российской Федерации упомянул и в Постановлении от 28 октября 1999 г. № 14-П^. Затем добавились понятия реальности затрат и доктрины «деловой цели», обозначенные в Определении КС РФ от 08 августа 2004 г. № 169-0 и используемые федеральными арбитражными судами в своих постановлениях. Далее возникло понятие «явный характер неоплаты товаров в будущем», появившееся в разъяснении Конституционного Суда Российской Федерации в Определении от 04 ноября 2004 г. № 324-0'^. Последним шагом на пути широкомасштабного внесения оценочных понятий в практику стало принятие Конституционным Судом Российской Федерации Постановления № 9-П от 14 июля 2005 г. о проверки конституционности ст. 113 ПК РФ, где появилось такое оценочное понятие как «воспрепятствование налоговой пpoвepкe»^ Оценочные понятия - весьма своеобразное правовое явление ^. В юридической литературе вопрос о природе оценочных понятий и их роли в правоприменительной практике не получил достаточного освещения. Вместе с тем, отрицать существование оценочных нонятий или просто обходить их молчанием - это значит не считаться с фактами реальной действительности''.

' Вестник Конституционного суда РФ. 1999. № 1.

^ Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. Jfs 45. Ст. 5478.

^ Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10 июня 2005 г. № АЗЗ-14945/04-СЗ Ф02-2214/05-С1;

Постановления ФАС Московского округа от 8 июня 2005 г. № КА А40/4850-05;

от 25 мая 2005 г. № КА-А40/4154-05;

Постановление ФАС Центрального округа от 19 мая 2005 г. № А23-2111/04А-5-168 // Текст ностановлений официально опубликован не был;

СПС «Консультант плюс»: Справочная правовая система. М,, 2006.

(CD-ROM).

'' Вестник Конституционного суда РФ. 2004. № 6.

^ Вестник Конституционного суда РФ. 2005. № 4.

^ См.: Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве // Правоведение. 1976. № 1.

С. 25.

^ См.: Бару М.И. Оценочные понятия в трудовом законодательстве // Советское государство иправо. 197О.№7. С. 104.

Про оценочные понятия раньше, чем в юридической, заговорили в философской литературе. Естественно, есть некоторые различия в подходах к данной теме в юридической науке и в философской. А.А. Ивин, в частности, оценочными понятиями признает «предложения, говорящие о том, что человек считает ценным, что он считает плохим и безразличным, предложения, выражающие убеждения людей о том, что есть добро и что есть зло» ^.

Оценочные предложения автор противопоставляет теоретическим.

Теоретические предложения отражают действительность, оценочные ее «толкуют».

В юридической литературе под «оценочными понятиями» понимают нечто иное. «Оценочное понятие в праве - это выраженное в нормах права положение (предписание законодателя), в котором закрепляются наиболее общие признаки, свойства, качества, связи и отношения разнообразных предметов, явлений, действий, процессов, детально не разъясняемое законодателем с тем, чтобы они конкретизировались путем оценки в процессе применения права и позволяло осуществлять в пределах зафиксированной в нем общности индивидуальную регламентацию общественных отношений^». В правовой науке названный термин обозначает относительно определенные понятия, содержание которых выявляется только с учетом конкретньгх ситуаций, обстоятельств рассматриваемого казуса^ Впервые введенный в юридический обиход В.И. Вильнянским в 1956 г."*, термин «оценочные понятия» получил свое развитие в трудах ученых правоведов, В.Н. Кудрявцева, Я.М. Брайнина, А.В. Наумова, М.И. Бару, Е.И. Астрахана, Т.В. Кашаниной, В.В. Питецкого, С.Д. Шапченко, В.В. Игнатенко. Каждый их этих авторов имел свое представление об Ивин А.А. Основания логики оценок. М., 1970. С. 11.

^ Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве // Правоведение. 1976. № 1. С. 31.

^ См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972, С. 134.

" См.: Вильнянский С И. Применение норм советского права. Ученые записю! Харьковского ^ юридического института. Харьков, 1956. Вып. 7. С. 13.

оценочных понятиях и соответствующую трактовку данного термина, но все они единогласно отмечали взаимосвязь оценочных понятий и усмотрения.

Так, первым, кто обратил внимание на данный признак оценочных понятий был М.И. Бару, который указывал, что оценочные понятия права дают правоприменительному органу возможность свободного усмотрения и открывают некоторый простор для субъективной оценки тех или иных явлений\ Питецкий В.В. в рамках специального исследования, посвященного оценочным понятиям в уголовном праве, пишет, что «оценочными понятиями являются понятия, содержание которых непосредственно раскрывается лишь в процессе применения правовых норм в пределах зафиксированной законом общности, путем оценки конкретных обстоятельств каждого случая, на основе правосознания субъекта, применяющего закон» ^. По его мнению можно выделить следующие основные признаки оценочных понятий: а) это сулсдения о количественных и качественных характеристиках относительно замещаемых ими явлений, предметов, процессов, состояний;

б) их содержание не раскрыто полностью ни в уголовном законе, ни в каком-либо ином акте;

в) содержание и объем оценочных понятий определяются в процессе применения норм, их содержащих;

г) они предоставляют правоприменителю относительную (в рамках закона) свободу усмотрения при оценке фактов в зависимости от его позиции^ Шапченко С.Д. предлагает считать оценочными «понятия - общие представления, используемые законодателем для непосредственного выражения социальной значимости в праве и вносящие тем самым в правовые нормы оценочный момент, в результате чего применение этих норм ' См.: Бару М.И. Оценочные понятия в трудовом законодательстве // Советское государство и право. 1970. № 7. С. 104.

^Питецкий В.В. Оценочные понятия в советском уголовном праве. Автореф, дне.... канд.

юрид. наук. Свердловск, 1974. С. 44.

^ См.: Питецкий В.В. Позитивные и негативные свойства оценочных понятий // Эффективность уголовного права на современном этапе. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск. 1977. Вып. 54. С. 105.

предполагает возможность самостоятельной оценки конкретного случая со стороны правоприменителей и осуществление на ее основе индивидуального поднормативного регулирования общественных отношений»'.

Субъективное начало в оценочных понятиях и связанной с ними оценочной деятельности имеет значительно больший удельный вес, нежели в понятиях, не являющихся таковыми. Оно заключается в усмотрении правоприменяющего субъекта «включать в это понятие лишь тот смысл, который соответствует его личным представлениям о свойствах, присущих предметам»^.

По признаку типизации построил свое определение, даваемое оценочным понятиям, В.В. Игнатенко. Под рассматриваемыми понятиями он понимает «детально не разъясняемые законодателем и обобщающие в себе наиболее общие типичные эмпирические признаки определенных правозначимых явлений права, конкретизация которьгх осуществляется путем оценки в рамках конкретной правоприменительной ситуации на основе усмотрения»^ В логико-гносеологическом плане оценочные понятия являются разновидностью абстрактных понятий и отражают, строго говоря, не сами явления и их материальные субстраты, а какие-либо значимые для данной конкретной правоприменительной ситуации свойства, мысленно отвлеченные от их носителей"*.

Как известно, логическая структура понятий точного значения представляет собой замкнутую, закрытую систему, имеющую фиксированное содержание, которое может быть точно определено и не зависит от усмотрения субъекта, применяющего закон. Количество признаков, определяющих ' Шапченко С.Д. Оценочные признаки в составах конкретных нреступлений: автореф. дис....

канд. юрид. наук. Киев, 1988. С. 12-13.

^ Агамиров Н.И. Оценочные понятия в законодательстве // Проблемы совершенствования советского законодательства. Москва, 1989. Вып. 43. С. 17.

^ Игнатенко В.В. Правовое качество законов об административных правонарушениях.

Иркутск, 1998. С. 201-202.

'' См.: Маминов А.Н. Оценочные понятия в законодательньк формулировках // Актуальные вопросы юриспруденции: сб. статей адъюнктов и соискателей. Тюмень, 2003. Вып. 2. С. 50.

содержание названных понятий, является для правоприменителя заранее данным и не может быть изменено, а число структурных элементов (признаков) в этих понятиях стабильно и конечно\ Напротив, структура и объем оценочных понятий имеют некоторые особенности по сравнению с рассмотренными понятиями точного значения.

Установить исчерпывающее содержание оценочных понятий весьма затруднительно, а порой и просто невозможно, так как для этого нужно определить все существенные признаки отражаемого ими явления. Их логическая структура представляет собой открытую систему в силу того, что число ее структурных элементов (признаков) не стабильно и не конечно, что позволяет включать в объем оценочного понятия явления (предметы), ранее неизвестные законодателю, теории и практике^.

Таким образом, получается, что оценочные понятия в виду их формально-неопределенного характера всегда служат источником усмотрения в налоговом правоприменении, т.к. предоставляют правоприменителю свободу выбора при определении их содержання.

Однако, следует особо обратить внимание на то, усмотрение из такого источника имеет двойственную природу. С одной стороны, оценочные понятия могут выступать в качестве источника позитивного усмотрения в налоговом правоприменении, с другой стороны, оценочные понятия в налоговом законодательстве и в правоприменительной практике - это источник отрицательного неограниченного усмотрения.

Как отмечают специалисты в сфере налогообложения «эпоха формально юридического подхода к оценке действий налогоплательщика безвозвратно ушла, наступила эра содержательно-фактического анализа, т.е. выяснения всех в совокупности фактических обстоятельств налогового спора, от правовой оценки которых через призму таких субъективно-оценочных понятий как добросовестность, реальность расходов, экономическая оправданность.

См.: Маминов А.Н. Оценочные понятия в законодательных формулировках... С. 50.

См.: Жеребкин В.Е. Логический анализ понятий права. Киев, 1976, С. 132.

целесообразность, разумность, осмотрительность, наличие деловой цели, антисоциальность и т.д. зависит исход дела»'.

Оценочные понятия - это источник позитивного усмотрения в налоговом правоприменении, т.к. введение оценочных понятий в налоговое законодательство продиктовано невозможностью законодателя регулировать налоговые отношения исчерпываюш;

им образом.

Норма права содержит общее привило поведения, абстрактную модель прав и обязанностей, их соотношения, но в реальной жизни норма применяется к конкретным случаям во всем богатстве и сложности индивидуальных особенностей данных участников и их отношений. Такое противоречие неизбежно, потому что общее не может отразить всего богатства конкретного, единичного. Норма права в общей форме отражает характерные черты отдельных видов отношений, но законодатель не в коем случае не должен пытаться урегулировать эти отношения так, чтобы предусмотреть каждый возможный случай.

Разрешение рассматриваемого противоречия - в творческом применении общей нормы права к отдельному случаю, в установлении оптимального соотношения предписания нормы и возможности учета конкретных обстоятельств в процессе его применения. Это достигается, в частности, путем введения законодателем в ткань правовой материи оценочных понятий с тем, чтобы их содержание раскрывалось в процессе применения права субъектами по своему усмотрению с учетом особенностей конкретных cитyaций^ Закон не должен быть «излишне формализован», должна быть оставлена возможность для индивидуального регулирования, строго очерченные в самом ' Ардашев В.Л. Проблемы возмещения НДС // По материалам IV Уральского налогового форума. 2005.

^ См.: Агамиров Н.И. Оценочные понятия в законодательстве // Проблемы совершенствования советского законодательства: сб. статей. М., 1989. Вын. 43. С. 16.

^ См.: Там же. С. 16.

законе рамки его применения могут привести к «формальным», т.е. неверным по существу решениям, затруднить учет конкретно-исторических условий'.

Реальная действительность настолько сложна и многообразна, а подчас так необычна и неповторима, что не исключена возможность, когда закон не способен уловить и отразить все особенности конкретных ситуаций. Если законодателю не удается или он считает нецелесообразным давать исчерпывающую детальную регламентацию общественных отношений (или отдельных их элементов), он прибегает к обобщенному, «широкому»

программированию конкретных казусов в нормах права с помощью оценочных понятий, предоставляя правоприменительным органам право на усмотрение^.

Именно таким образом оценочные понятия в процессе их применения, конкретизации позволяют осуществлять индивидуальную регламентацию общественных отношений. Например, п.п. 4 п. 2 ст. 40 НК РФ предусматривает, что налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону повышения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени. В силу изложенного, получается, что непродолжительный период времени является относительно определенным сроком, т.е. в данном случае законодатель ограничился указанием ориентира «непродолжительный», не установив его конкретную длительность и предоставив налоговым органам на местах самостоятельно решать, является период времени, в течение которого имело место колебание цен, непродолжительным или нет.

^ См.: Фролов Е.А. Стабильность закона и соотношение формально-определенных и оценочных понятий в уголовном нраве // Проблемы советского уголовного права и криминологии: сб. науч. тр. Свердловск, 1973. С. 38.

^ См.: Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском нраве // Правоведение. 1976. № 1.

С. 27.

в данном случае, на наш взгляд, законодатель сознательно ввел в указанную статью оценочное понятие «непродолжительный период времени», учитывая невозможность для различных видов деятельности установить единый «масштаб времени», позволяющий отделить продолжительные промежутки времени от непродолжительных. Как справедливо отмечает СМ. Рюмин, «отказ законодателя жестко закрепить какие-либо конкретные сроки, видимо, следует признать обоснованным»'. На практике указанный период в каждом конкретном случае может быть разным в зависимости от многих факторов, в частности от специфики деятельности налогоплательщика.

Так, в одной ситуации исходя из специфики банковской деятельности, где ставка банковского кредита устанавливается в годовых процентах, под «непродолжительным периодом времени» следует понимать тот период времени, когда в течение действия одной и той же ставки рефинансирования выдача кредитов различным лицам производится под разные проценты^, в другой - таким периодом молсет считаться длительность производственного цикла налогоплательщика.

Кроме того, представляется вполне оправданным введение в НК РФ такого оценочного понятия как «достаточные основания». Например, п. 8 ст. НК РФ сформулирован следующим образом: «В тех случаях, когда для проведения контрольных мероприятий недостаточно выемки копий документов налогоплательщиков и у налоговых органов есть достаточные основания полагать, что подлинники документов будут уничтожены, сокрыты, исправлены или заменены, должностное лицо налогового органа вправе изъять подлинные документы в порядке, предусмотренном настоящей статьей». Такие основания определяются по усмотрению палогового органа. Должностные лица, принимающие решение о выемке подлинных документов, исходят из ' Рюмин С М. Определение цены товаров (работ, услуг) для целей налогообложения.

М.,2005. С. 104.

^Постановление ФАС Поволжского округа от 16 сентября 2003 г. № А12-58б5/03-с25 // Текст ностановления официально опубликован не был;

СПС «Консультант плюс»:

Справочная правовая система, М., 2006. (CD-ROM).

анализа сложившейся конкретной ситуации и по своему внутреннему убеждению решают вопрос: есть ли достаточные основания производить выемку или их нет. Вменять в обязанность налоговым органам проведение выемки подлинных документов во всех случаях, во-первых, недопустимо, т.к.

это приведет к существенному ограничению и нарушению прав налогоплательщика, а, во-вторых, это нецелесообразно и бессмысленно - это очень затруднит и усложнит работу правоприменительных органов.

Оценочное понятие «достаточные основания» содержится и в других статьях НК РФ. Например, п. 1 ст. 77 НК РФ установлено, что арестом имущества в качестве способа обеспечения исполнения решения о взыскании налога признается действие налогового или таможенного органа с санкции прокурора по ограничению права собственности налогоплательщика организации в отношении его имущества. Арест имущества производится в случае неисполнения налогоплательщиком-организацией в установленные сроки обязанности по уплате налога и при наличии у налоговых или таможенных органов достаточных оснований полагать, что указанное лицо предпримет меры, чтобы скрыться либо скрыть свое имущество.

В связи с тем, что НК РФ также не содержит перечня оснований, оценка их достаточности законодателем передана, по существу, на усмотрение налоговых, таможенных органов. О достаточности оснований можно судить только исходя из анализа конкретных обстоятельств (поведение лица, у которого производится выемка: установленные факты длительного отсутствия налогоплательщика по месту регистрации, частые случаи приобретения и передачи прав собственности на имущество, частое "обнуление" счетов в банках;

анализ других данных, полученных в ходе выездной налоговой проверки и т.д.). Так, в одном случае достаточным основанием для принятия налоговым органом постановления о наложении ареста на имущество налогоплательщика послужила информация о намерении организации продать часть своего имущества. Указанное постановление налогового органа признано правомерным вступившим в законную силу решением Арбитражного суда г.

Москвы от 02 марта 2004 г. по делу N А60-53757/2003. Нарушений норм материального или процессуального права, являюпдихся основанием для отмены судебного акта (ст. 288 АПК РФ), судом кассационной инстанции не установлено'. В другой ситуации необходимость наложения ареста была вызвана тем, что имелись достаточные основания полагать, что ликвидные активы будут переведены в другое предприятие. Налоговым органом в обоснование наложения ареста на имущество предприятия представлены договор о создании акционерного общества "Нромышленная мини-ТЭЦ "Белый ручей", свидетельство о государственной регистрации названного общества, выданное администрацией Вытегорского района на основании постановления главы Вытегорского муниципального района от 11 июня 2002 г. N 259, а также постановление главы Вытегорского муниципального района от 11 июня 2002 г.

N259.

Из представленных документов усматривается, что одним из учредителей созданного общества является организация-доллсник. Акции созданного общества размещены среди учредителей, имеется и доля организации должника.

Как следует из пункта 3.1 договора о создании акционерного общества "Промышленная мини-ТЭЦ "Белый ручей", учредители оплачивают акции денежными средствами, путем внесения имущества, оплатой материальных ресурсов, работ и услуг для строительства мини-ТЭЦ;

50% акций общества должно быть оплачено в течение трех месяцев с момента государственной регистрации общества, оставшаяся часть - в течение года с момента его регистрации. Предприятие производит оплату материалами, оборудованием и выполнением работ. Организация- должник не оплатила акции.

' Постановление ФАС Уральского округа от 22 августа 2005 г. по делу №Ф09-2б39/05-С6 // Текст постановления официально опубликован не был;

СПС «Консультант плюс»:

Справочная правовая система. М., 2006. (CD-ROM).

Кассационная инстанция Северо-Западного округа согласилась с доводами налогового органа, принявшего постановление о наложении ареста на имущества, так как присутствовали в наличии достаточные основания для предположения, что налогоплательщик предпримет меры, чтобы скрыться или скрыть свое имущество. Организация-должник, исходя из анализа имеющихся документов, может передать принадлежащее ему имущество в счет оплаты акций акционерного общества, где она выступает одним из учредителей'.

Ввиду того, что законодательство о налогах и сборах не дает и не может в реальности давать прямого определения "достаточности" таких оснований, а также не представляет каких-либо ориентиров для ее установления налоговый (таможенный) орган вправе действовать, исходя из своего внутреннего убеждения^.

Такой подход законодателя, на наш взгляд, является выверенным и обоснованным. Арест имущества следует признать самой жесткой мерой государственного принуждения, которую законодатель включил в число способов исполнения обязанностей по уплате налогов. Наложение ареста ограничивает конституционные права собственника, поэтому необходимо признать исключительность этой меры. Арест не может быть использован повсеместно, его применение можно признать допустимым лишь в редких случаях, когда другими способами невозможно обеспечить исполнение обязанностей по уплате налогов. Как справедливо указал И.Н. Павлов, «раз исполнение обязанности по уплате налогов и сборов может обеспечиваться также и другими способами: залогом имущества, поручительством, пеней, приостановлением операций по счетам в банке (п. 1 ст. 72 НК РФ) и, так как арест имущества является самой строгой из перечисленных мерой обеспечения, ее применение целесообразно только в случае невозможности обеспечения ' Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17марта 2004 г. по делу № А13-7861/02 14 // Текст постановления официально опубликован пе был;

СПС «Консультант плюс»:

Справочная правовая система. М., 2006. (CD-ROM).

^ См.: Федотов П.П, Арест имущества в налоговых правоотношениях: правовые проблемы // Современное право.2004. Jfe 2. С. 4.

обязательств другими мерами» ^. Законодатель, оценив исключительность данного способа исполнения обязанности по налогам, в целях осуществления индивидуального регулирования предоставил возможность налоговым (таможенным) органам действовать по своему усмотрению, руководствуясь конкретными обстоятельствами рассматриваемого дела. К тому же, правомерность наложения ареста на имущество налогоплательщика организации всегда может быть оспорена в судебном порядке.

Оценочные понятия - это источник необходимого и допустимого усмотрения в налоговом правоприменении. Такое усмотрение вполне оправданно и отвечает потребностям практики. Оценочные понятия делают правовое регулирование более глубоким, поскольку позволяют выделить «тонкие» качественные признаки явлений и ситуаций, охватить юридической регламентацией такие явления и процессы, которые иным путем либо вообще не регулируются, либо регулируются неэффективно. Кроме того, оценочные понятия обладают значительной обобщающей силой, так как позволяют «подвести итог» сложным, подчас противоречивым явлениям, отделить в них главное от второстепенного ^. По мнению П.М. Рабиновича, «применение оценочных понятий в правовом регулировании - это специфическая государственно-правовая закономерность».

Введение оценочных понятий, допускающих позитивное усмотрение, облегчает правоприменительный процесс, ставит его в определенные рамки, дающие возможность для индивидуального регулирования, т.е. в рамках нормативного установления позволяет учесть все особенности конкретных ситуаций, социально-политическую обстановку и другие моменты, которые ^ Павлов И,Н. Налоговый кодекс РФ о роли прокурора при аресте имущества для обеспечения налоговьк платежей // Законность. 1999. № 8. С. 29.

^ См.: Бару М.И. Оценочные понятия в трудовом законодательстве // Советское государство и право. 1970. № 7. С. 104.

^ См.: Агамиров Н.И. Оценочные понятия в законодательстве // Проблемы совершенствования советского законодательства. Москва. 1989. Вып. 43. С. 19.

'^ Рабинович П.М. Социалистическое право как ценность. Львов, 1985. С. 17.

невозможно детально отразить в законе или подзаконном акте. Оценочные понятия используются законодателем при невозможности детального урегулирования ряда схожих обстоятельств и служат для обозначения абстрактных правовых явлений, содержание которых имеет незамкнутую структуру. Всегда оставаясь открытыми, они могут быть установлены лишь посредством индивидуальной оценки конкретной правоприменительной ситуации со стороны соответствующих субъектов.

Некоторые ученые в области гражданского права считают, что оценочные понятия являются той самой универсальной моделью, которая обеспечивает стабильность, так как хозяйственная жизнь общества не только многообразна, но и мобильна. Она постоянно изменяется и усложняется, поэтому оценочные нормы служат правовым регулятором видоизменяемости явлений социальной действительности^ С этим также следует согласиться. Закрепляя нормой права то или иное оценочное понятие, законодатель тем самым уже выразил свою волю по поводу того или иного общественного отношения, требующего правового урегулирования. Общественное отношение в данном случае не выпало из поля зрения законодателя, как это бывает при ситуации, характеризуемой как пробел в праве. Оценочное понятие - это особый способ выражения воли законодателя. Оценочное нонятие как бы полностью не завершает процесс правосозидания. Законодатель предоставляет завершение этого процесса правоприменительной практике"^.

^ См.;

Кашанина Т.В, Роль оценочных понятий в правовом регулировании // Применение советского права: сб. науч. тр. Свердловск, 1974. С. 126;

Гараймович Д.А. Оценочные понятия в современном гражданском праве // Цивилистические записки. Межвузовский сборник наз^ных трудов. М., 2001. С. 147;

Насыбулин А.А. Оценочные понятия в гражданском праве России // Иваново-Вознесенский юридический вестник. Иваново, 2004.

С. 47.

^ См.: Безруков С.С. Оценочные понятия и термины в уголовно-процессуальном законодательстве России / под ред. В.В. Ииколюк. Омск, 2003. С. 26.

^ См.: Насыбулин А.А. Оценочные понятия в гражданском праве России // Иваново Вознесенский юридический вестник. Иваново, 2004. С. 45.

^ См.: Бару М.И. Оценочные понятия в трудовом законодательстве // Советское государство иправо. 197О.№7. С. 104.

С другой стороны, оценочные понятия в налоговом законодательстве и в правоприменительной практике - источник отрицательного усмотрения.

Объясняется это следующим.

Bo-nepBbDC, недостаточная определенность оценочных понятий, многозначность, неконкретизированность их содержания и, как правило, отсутствие в НК РФ каких-либо указаний на то, как их понимать, позволяют налоговым органам «расшифровывать» оценочные понятия по собственному усмотрению, т.е. вкладывать в них определенный смысл и на основе этого устанавливать, охватывается ли подлежащая в данный момент урегулированию ситуация.содержанием оценочного понятия или нет, в результате чего, сам угрозу характер оценочных понятий создает при их применении односторонности и субъективизма.

Оценочные понятия расширяют сферу субъективного усмотрения при решении конкретных вопросов, затрагивающих существенные права и интересы как отдельных налогоплательщиков, так государства в целом. Во всех случаях лица, применяющие закон, вынуждены самостоятельно определять содержание оценочных понятий. В частности, согласно ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. В целях гл. 25 НК РФ прибылью для российских организаций признается полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. Для того, чтобы расходы были учтены для целей налогообложения прибыли, необходимо соблюдение условий, установленных ст. 252 НК РФ, в том числе условия об экономической оправданности (обоснованности) расходов. Выполнение этого требования сопряжено с трудностями, связанными с раскрытием и доказыванием «экономически оправданных затрат», поскольку этот термин относится к категории оценочных.

Экономическая оправданность затрат при исчислении налогооблагаемой прибыли, по официальному разъяснению Министерства по налогам и сборам РФ, Д Л Н пониматься как соответствие их принципу рациональности и ОЖ Ы обусловленности правилами делового оборота'. Очевидно, что определение рациональности отдано на усмотрение правоприменителей^.

Нечеткость положений п. 1 ст. 252 НК РФ и отсутствие единообразной практики их применения приводит к возможности в каждом конкретном случае субъективно подходить к определению экономической оправданности затрат.

Так, в одних случаях, по мнению налоговых органов к экономически оправданным затратам относятся только те, обязанность которых вызвана не особенностями деятельности самого налогоплательщика, а исключительно требованиями нормативных правовых актов ^, в других - на основании указанной нормы в настоящее время налоговые органы пытаются утверждать, что расходы по рекламе могли бы быть ниже, закажи компания рекламный ролик у иных производителей"^.

Субъективное начало в оценочных понятиях и связанной с ними оценочной деятельности имеет значительно больший удельный вес, нежели в понятиях, не являющихся таковыми. Оно заключается в неограниченном усмотрении правоприменяющего субъекта «включать в это понятие лишь тот смысл, который соответствует его личным представлениям о свойствах, присущих предмету» ^, свое отношение к признакам предметов, явлений, отражаемых оценочным понятием, которое зависит от потребностей, интересов, целей субъекта и определяет значимость этих признаков. Использование однозначных, неоценочных понятий в гораздо меньщей степени зависит (либо ' См.: Методические рекомендации по применению гл. 25 «Налог на прибыль организаций»

части второй НК РФ, утвержденные Нриказом МНС РФ от 20.12.2002 № БГ-3-02/729, утратили силу в связи с изданием Приказа ФНС от 21.04.2005 г. № САЭ-3-02/173@ // Налогообложение. 2005. № 3.

' См.: Щекин Д.М. Тенденции в современном налоговом законодательстве // Закон. 2005.

№ 2. С. 4.

^ См.: Травкина Н.А. Экономическая оправданность затрат // Аудиторские ведомости. 2003.

№ 8. С. 76.

'^ См.: Щекин Д.М. Тенденции в современном налоговом законодательстве... С. 5.

^ Фролов Е.А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль в организации борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. Свердловск, 1971. С. 497.

не зависит вовсе) от субъективных мнений, отношений субъекта, использующего их, чем использование оценочных понятий.

Видимо поэтому большинство авторов склоняется к мнению, что оценочные понятия в праве - явление патологическое, скорее терпимое, чем поощряемое законодателем, и высказываются за сокращение сферы их использования'. Алексеев С.С, например, считает: «... По мере развития социалистического права происходит известное сужение пределов усмотрения правоприменительных органов, замена оценочных категорий исчерпывающим регулированием в нормативных актах»^.

Карасев М.Н. также высказывается очень категорично:

«Законодательство о налогах и сборах, имеющее в основе своего регулирования властные отношения, не может и не должно содержать дефиниции оценочного, субъективного и неоднозначного характера, предполагающие возможность неограниченного усмотрения как со стороны уполномоченных органов и их должностных лиц, так и злоупотребления со стороны налогоплательщиков»^ Во-вторых, ввиду того, что оценочные понятия открывают возможность субъективного подхода к применению налогово-правовых норм, предоставляя уполномоченным органам свободу усмотрения, в большинстве случаев это приводит к грубым нарушениям законных прав и интересов налогоплательщиков и отрицательно сказывается на состоянии законности.


Кудрявцев В.Н. отмечает, что субъект, применяющий оценочное понятие, осуществляет две функции: он не только сравнивает рассматриваемое явление с некоторыми общим понятием, но и формулирует содержание самого этого общего понятия"^. В наличии этих двух функций кроется основной и самый существенный недостаток оценочных понятий, который проявляется в том, что ' См.: Агамиров Н.И. Оценочные понятия в законодательстве // Проблемы совершенствования советского законодательства. Москва. 1989. Вып. 43. С. 17.

^Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971. С. 101.

^ Карасев М.Н. Субъективные и неоднозначные дефиниции в Налоговом кодексе Российской Федерации // Финансовое право. 2004. № 1. С. 50.

• См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 134-135.

* no в некоторых случаях индивидуальная оценка правоприменяюгцего субъекта не совпадает, а иногда и даже выходит за пределы той, которую выражает в оценочном понятии законодатель. «По сравнению с другими суждениями оценочное суждение содержит большую опасность отрыва от реальной действительности, поскольку обш;

ая посылка в нем формируется самим лицом, применяющим это суждение» ^. Например, неверная трактовка по своему усмотрению налоговыми органами такого оценочного понятия как «реальность затрат» приводит к неправомерному отказу в вычете сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных налогоплательщику и уплаченных им при приобретении товаров (работ, услуг), а также к незаконному привлечению его к ответственности.

Так, по результатам проверки налоговой инспекцией была установлена неполная уплата обществом налога на добавленную стоимость по причине неправомерного применения налоговых вычетов на основании счетов-фактур, не отвечающих требованиям статьи 169 НК РФ, по операциям приобретения товаров (работ, услуг) с использованием кредитных и заемных средств, а также в результате занижения налоговой базы на суммы полученной и неучтенной выручки.

Решением налоговой инспекции от 30 сентября 2004 года N 12- налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 БК РФ, за ненолную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа. Кроме того, указанным рещением обществу предложено уплатить налог на добавленную стоимость и пени за несвоевременную уплату налога.

Не согласившись с решением налоговой инспекции и считая его незаконным и нарушающим права и законные интересы налогоплательщика, общество оспорило данный ненормативный акт в судебном порядке.

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 139.

Ill Как установлено судами ^, основанием для отказа в применении налоговых вычетов нослужило обстоятельство оплаты поставщикам цены товара (работы, услуги), в которую включен налог на добавленную стоимость, денежными средствами, полученными обществом по кредитным договорам и договорам займа, означающее, по мнению налоговой инспекции, отсутствие несения реальных затрат, что в силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 08 апреля 2004 г.

N 169-0 ^, препятствует возникновению права у налогоплательщика на уменьшение суммы налога на добавленную стоимость на установленные законом вычеты.

Выводы оспариваемого решения налоговой инспекции признаны при рассмотрении дела не соответствующими закону. Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из признания правомерности применения налоговых вычетов и соблюдения требований пунктов 5 и 6 статьи 169 НК РФ по спорным счетам-фактурам, а также реальности затрат общества на оплату цены товара (работы, услуги) и включенного в нее налога на добавленную стоимость.

В другой ситуации Краевое государственное унитарное предприятие «Государственное агентство по продовольствию Приморского края»

вынуждено было обратиться в Арбитражный суд Приморского края с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции № 14-р от 18 августа 2004 г.

Решением N 14-р от 18 августа 2004 г. налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 ПК РФ, доначислен налог на добавленную стоимость и пени.

Отказывая в праве на налоговый вычет, налоговый орган исходил из того, что суммы налога признаются реальными и фактически уплаченными, если они ' Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07 июля 2005 г. № А19-28794/04-5 Ф02-3098/05-С1 // Текст ностановления официально опубликован не был;

СПС «Консультант плюс»: Справочная правовая система. М., 2006. (CD-ROM).

^ Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № б.

оплачиваются налогоплательщиком за счет собственного имущества или за счет собственных средств, поэтому только при возврате кредитору полученной от него суммы займа начисленные суммы налога могут быть признаны фактически оплаченными налогоплательщиком поставщику и подлежат налоговому вычету.

Решением суда от И июня 2005 г. заявленные требования общества удовлетворены^ Поскольку положения налогового законодательства вычет налога на добавленную стоимость не ставят в зависимость от источников поступления налогоплательщику имущества, вывод суда о правомерности применения вычета является правильным, он соответствует позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении Конституционного Суда РФ N 3-П от 20 февраля 2001 г., Определении Конституционного Суда Российской Федерации N 169-0 от 08 апреля 2004 г. и Определении Конституционного Суда Российской Федерации N 324-0 от 04 ноября 2004 г., так как полученные по договору займа денежные средства становятся собственным имуществом налогоплательщика. Отказ в праве на налоговый вычет может иметь место, если процесс реализации товаров (работ, услуг) не сопровождается соблюдением корреспондирующей этому праву обязанности по уплате налога на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме.

Суд установил, что все совершенные предприятием сделки, повлекшие уплату спорного налога на добавленную стоимость поставщиками товаров (работ, услуг) и его дальнейшее возмещение из бюджета, отвечают признаку реальности затрат. Полученные кредиты гасятся взаимозачетами с Департаментом финансов Администрации Приморского края. Отказ в применении вычета по мотиву отсутствия реальных затрат не соответствует фактическим обстоятельствам дела, и поэтому неправомерен.

^ Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 12 октября 2005 г. № Ф03-А51/05-2/3103 // Текст постановления официально опубликован не был;

СПС «Консультант плюс»: Справочная правовая система. М., 2006. (CD-ROM).

Судья Арбитражного суда Омской области полагает, что привнесение Конституционным Судом Российской Федерации в правовую материю новых юридических конструкций зиждется на объективных предпосылках необходимости адекватной и своевременной реакции со стороны государства на асоциальные явления' и обращает внимание, на то, что следует согласиться с мнением И.А. Покровского что, «всякое законодательство, даже самая простая кодификация, нередко обнаруживает пробелы - часто просто потому, что в момент издания закон еще не имел перед собой тех жизненных явлений, которые развернулись в последствии»'^.

Думается, неопределенность оценочных понятий и терминов, применяемых высшими судебными инстанциями РФ, снижает, а то и вовсе исключает возможный положительный эффект от их использования.

Как справедливо подчеркнул В.В. Стрельников, последствия этого весьма значительны, в частности расширение сферы усмотрения, выяснение субъективной стороны поведения - целей и мотивов совершения сделки, наличия «деловой цели»^ Применение Конституционным Судом Российской Федерации таких категорий, как «реальность затрат», «явный характер неоплаты товаров в будущем», «воспрепятствовапие налоговой проверке», при отсутствии четких критериев их оценки является предпосылкой для злоупотребления правом со стороны налоговых органов, поскольку данные категории по-разному трактуются всеми участниками налоговых правоотношений.

В результате проведенного анализа выявлено, что зависимость состояния законности от наличия оценочных понятий обратно пропорциональна - чем больше оценочных понятий, открывающих компетентным органам возможность действовать по усмотрению, тем ниже уровень законности и тем ' См.: Кливер Е. О понятиях «добросовестность» и «злоупотребление правом» при уплате налогов // Хозяйство и право. 2005. № 9. С. 77.

^ См.: Там же.

^ См.: Стрельников В.В. Противоречия реальности // эж-ЮРИСТ. 2005. Хн 3. С. 8.

чаще грубо нарушаются права и законные интересы налогоплательщиков при осуществлении налогового правоприменения.

Как справедливо указывает М.И. Бару, «с точки зрения эффективности правового регулирования и идеи законности, чем меньше оценочных понятий, тем лучше, так как индивидуальная оценка может и не совпадать»'.

«Отмечая положительное значение оценочных признаков, - пишет В.Н.

Кудрявцев, - следует признать, что сокращение их числа способствует укреплению законности» ^. По мнению Е.А. Фролова, рещению задачи дальнейшего укрепления законности в праве доллсно способствовать также сужение сферы применения оценочных понятий, их постепенная замена в законе понятиями формально-определенными, обладающими твердыми и устойчивыми признаками ^. Формально-определенные понятия и термины в максимальной степени отвечают требованиям защиты прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц. Они используются законодателем при необходимости жесткой фиксации какого-либо правоотношения, когда важно не допустить никаких исключений. Формальная определенность права и правовых понятий служит гарантией законности, предупреждает от возможных ошибок и произвола. Более того, она полезна. «Формализм» содержания в праве «есть господство над изменчивым». Он есть свобода от случая, независимо от того, выступает случаем обстоятельство или личность^ В-третьих, наличие оценочных;


понятий снижает единообразие практики применения налогового законодательства, а зачастую приводит к судебным ошибкам.

' Бару М.И. Оценочные понятия в трудовом законодательстве // Советское государство и право. 1970. № 7. С 105.

^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 138.

^ См.: Фролов Е.А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль в организации борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. Свердловск, 1971. С. 499.

'^ См.: Безруков С.С. Общая характеристика оценочных понятий и терминов, иснользуемых в уголовно-процессуальном законодательстве // Подходы решению проблем к законотворчества и нравоприменения: сб. науч. тр. Омск, 1999. С. 93.

^ См.: Коган В.М. Логико-юридическая структура советского уголовного права. Алма-Ата, 1966. С. 25.

Учитывая изложенное, мы пришли к следующим выводам:

Оценочные понятия в виду их формально-неопределенного характера всегда служат источником усмотрения в налоговом правоприменении, т.к.

предоставляют правоприменителю свободу выбора при определении их содержания.

Усмотрение из такого источника имеет двойственную природу. С одной стороны, оценочные понятия могут выступать в качестве источника позитивного усмотрения в налоговом правоприменении, с другой стороны, оценочные понятия в налоговом законодательстве и в правоприменительной практике - это источник отрицательного, неограниченного усмотрения.

Введение оценочных понятий, допускающих позитивное усмотрение в налоговом правоприменении, облегчает правоприменительный процесс, ставит его в определенные рамки, дающие возможность для индивидуального регулирования.

Однако, оценочные понятия в налоговом законодательстве и в правоприменительной практике - это также источник отрицательного усмотрения. Недостаточная определенность оценочных понятий, многозначность, неконкретизированность их содержания и, как правило, отсутствие в НК РФ каких-либо указаний на то, как их понимать, позволяют налоговым органам применять оценочные понятия по собственному усмотрению, т.е. вкладывать в них определенный смысл и на основе этого устанавливать, охватывается ли подлежащая в данный момент урегулированию ситуация содержанием оценочного понятия или нет, в результате чего, сам характер оценочных понятий создает при их применении угрозу односторонности и субъективизма. В большинстве случаев это приводит к грубым нарушениям законных прав и интересов налогоплательщиков.

Соглашаясь с необходимостью и целесообразностью использования оценочных понятий в ряде случаев (учитывая невозможность для различных видов деятельности установить единый масштаб, ввиду исключительности используемых мер), считаем, что в перспективе сфера их применения должна быть значительно сужена. В тех же случаях, когда нет возможности осуществить исчерпывающее регулирование, необходимо вводить определенные ориентиры.

Так, в целях совершенствования налогового законодательства и сокращения негативного усмотрения в налоговом правоприменении, возникающего из оценочного понятия ««экономически оправданные затраты», в ст. 252 1Ж РФ необходимо закрепить приблизительный перечень экономически оправданных и документально подтвержденных расходов и зафиксировать те расходы, которые однозначно признаются необоснованными.

§ 2.3. Коллизии норм налогового права как источник усмотрения В настоящее время в соответствии с п. 1 ст. 1 НК РФ законодательство Российской Федерации о налогах и сборах состоит из НК РФ и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах. НКРФ нормативно-правовой акт, относящийся к числу федеральных законов, призванный систематизировать налогово-правовые нормы. В системе законодательства о налогах и сборах НК РФ является основным, на базе которого выстраивается вся система нормативно-правового регулирования налоговых отношений. В этой связи все налогово-правовые нормы независимо от того, в каких актах они закреплены доллшы соответствовать требованиям норм, содержащихся в ШС РФ.

Однако, в реальности ситуация складывается иным образом. Наряду с неоспоримыми положительными сторонами ныне действующего НК РФ следует отметить, что нередко, особенно с принятием новых глав части второй ЬЖ РФ, обнаруживаются несогласованность, а в некоторых случаях даже противоречия отдельных положений НК РФ. До сих пор не выработаны единые критерии, позволяющие соотносить положения принимаемых вновь актов с нормами уже действующих актов. В результате чего имеют место постоянные коллизии.

Причину такого положения в налоговой сфере М.Н. Карасев видит в том, что «в отношении разработки актов законодательства о налогах и сборах характерна крайняя «закрытость», «кулуарность», что и приводит к немалому количеству ошибок и коллизий, которые относятся как к актам законодательства о налогах и сборах, так и к актам законодательства других отраслей» ^. Ряд ученых обращает внимание на не всегда достаточную подготовленность и проработанность налоговых норм^. Шмаков А.Г. считает, что налоговые отношения проникают во многие сферы деятельности, однако ' Карасев М.Н. Налоговая политика и правовое регулирование налогообложения в России.

М., 2004. С. 194.

^ Ильин А.В. Современное российское законодательство о налогах и сборах // Финансы.

2004. № 7. С. 25.

существенным недостатком современной системы налогового законодательства является то, что нри ее формировании абсолютно не учитывались взаимосвязь и привязка норм налоговых законодательных актов к нормам и ноложениям других отраслей законодательства'. «К сожалению, пишет А.Я. Курбатов, - российский законодатель до настоящего времени так и не смог выработать единого и четкого подхода к вопросу, что и как он регулирует, и оценивает свою деятельность исключительно количеством принятых законов. В связи с этим согласование между вновь принимаемыми федеральными законами и ранее действующими оставляет желать лучшего»^.

Венгеров А.Б. считает, что, несмотря на то, что во все времена законодатели стремились к созданию четкой, непротиворечивой системы права, противоречивость законов - скорее правило, чем исключение. К причинам этого он относит влияние экономических и социологических факторов, запаздывание, медлительность системы права и ее cлoжнocть^ И хотя специалисты отмечают, что увеличение их объема - явление характерное для многих правовых систем"^, коллизии стали своего рода отрицательной доминантой внутреннего развития налогового права и источником неограниченного негативного усмотрения в налоговом правоприменении.

Коллизия в переводе с латинского означает «столкновение противоположных сил, стремлений, взглядов, интересов» ^ Первоначально термин «коллизия» употреблялся в отечественной правовой науке преимущественно в сфере международного частного права. Позже данный ^ См.: Шмаков А.Г. Некоторые особенности развития налогового законодательства // Юрист.

1998.№2. С. 12.

^ Курбатов А.Я. Порядок разрешения коллизий в российском праве // Корпоративный юрист.

2006.№2. С. 37.

^ См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1999. С. 315-316.

" См.: Коллизионное право. Учеб. и науч-практ. нособие / нод ред. Ю.А. Тихомирова.

* М., 2005. С. 92.

^ См.: Словарь иностранньж слов. М., 1989. С. 241.

термин стали употреблять и применительно к нормативным противоречиям внутреннего законодательства.

В юридической науке по вопросам противоречий норм проводились исследования в рамках теории права. Несомненно, проблема коллизий в законодательстве является чрезвычайно важной как в теоретическом, так и в практическом аспекте. Достоинством научных работ в сфере коллизионности правовых норм является изучение их правовой природы ^, причин возникновения несогласованностей в праве^, видов коллизий и способов их разрешения^ Однако более пристальное внимание к данной проблеме позволяет сделать вывод о том, что на сегодняшний день мнения ученых относительно коллизий диаметрально противоположны. Одни из них, условно говоря, «за», другие - «против». Ученые, придерживающиеся первой точки зрения, считают, что противоречия и правовые коллизии вечны и постоянны, возникая в процессе правотворчества и правоприменения, они отражают своего рода внутренний цикл жизни права, технологию ее развития и функционирования согласно законам диалектики. А как известно, в диалектике принято следующее описание последовательности развития:

возникновение и созревание внутренних противоречий между элементами, частями, подсистемами, т.е. становление системы, дестабилизация и разрушение системы через борьбу и отрицание одной противоположности другой и переход к новой системе'*. Все это делает юридические коллизии в какой-то мере неизбежными и естественными. Гегель в противоречии как единстве и борьбе противоположностей усматривал «корень всякой жизнедеятельности», «источник всякого движения». «Противоречие - вот.

' См.: Аленина И.В. Коллизии в трудовом праве. Автореф. дис... канд. юрид. наук. Томск, 2000.С. 6-8;

^ См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1999. С. 31.

^ См.: Киннер А.И. Единство - в многообразии // Журнал российского права. 2001. № 1.

С. 83-90;

Курбатов А.Я. Разрешение коллизий в предпринимательском праве // Законность.

2001. № 3. С. 39-42.

" См.: Панько К.К. Фикции в уголовном праве и правоприменении. Воронеж, 1998. С. 38.

* Ч О на самом деле движет миром, и смешно говорить, что противоречие Т нельзя мыслить»', - писал он. Гегель также отмечал, что «возникновение коллизий при применении законов совершенно необходимо, в противном случае ведение дела приняло бы механический характер».

Тихомиров Ю.А., в свою очередь, полагает, что «было бы упрощением оценивать их только как сугубо негативные явления. Коллизии нередко несут в себе и положительный заряд, ибо служат свидетельством нормального процесса развития или выражают законные притязания на новое правовое состояние» ^. Другая группа ученых, придерживающаяся второй точки зрения, считает, что юридические коллизии - это обусловленные объективными и субъективными факторами общественного развития формалъные противоречия между нормами права (комплексами правовых норм), нормами права и актами толкования, направленными на регулирование одних и тех же общественных отношений, и порождающие трудности в процессе правореализации"^. Налицо подрыв таких фундаментальных принципов законности как ее единство, верховенство закона. Коллизии между законами и иными нормативно правовыми актами стали привычными для нашего сознания. Они создали благоприятную почву для произвола различных органов власти, деформации хозяйственных и социальных связей ^. Негативным и нежелательным явлением выступают именно коллизии, когда сталкиваются друг с другом не просто не согласующиеся, а нередко и взаимоисключающие предписания.

Они создают неудобства в правоприменительной практике, затрудняют пользование законодательством рядовым гражданам, культивируют правовой нигилизм. Когда на один и тот же случай приходится два, три и более противоречащих между собой актов, то исполнитель как бы получает ^ Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М., 1971. Т. 1. С. 280.

^ Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990, С. 249.

• Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия: власть и правопорядок // Государство и право.

^ 1994. № I. e. 4.

" См.: Буяков А.Ю. Юридические коллизии и способы их устранения: автореф.... канд.

^ юрид. наук. Саратов, 1999. С. 11.

^См.:Тамже. С. 22.

легальную возможность (предлог, зацепку) не исполнять ни одного '.

«Законодательству наносится тяжелый удар, - отмечает И.В. Борискова, - и это имеет самые пагубные последствия: разрушается единая база общеобязательности законов и всем дается легальный повод произвольным образом на них реагировать - игнорировать, применять частично».

Коллизии, безусловно, мешают нормальной, слаженной работе правовой системы, затрудняют понимание законодательства, сказываются на эффективности правового регулирования, состоянии законности и правопорядка, правосознании и правовой культуре общества. Однако это не главный их недостаток. Как было отмечено, коллизии в налоговом правоприменении - это источник негативного и недопустимого усмотрения.

Усмотрение в налоговом правоприменении содержится в самой сущности коллизии. Во-первых, потому, что существует две и более правовые нормы, которые регулируют одно общественное отношение. А, во вторых, исключается совместное применение норм права, ввиду того, что они предписывают разные модели поведения, поэтому субъект реализации права может выбрать из нескольких норм только одну ^. Сущность коллизионной ситуации заключается в наличии двух и более правовых предписаний, по-разному разрешающих одно и то же правоотношение.

Возникающая здесь коллизионная проблема - проблема выбора лицом, которое должно решить вопрос о применении права, закона, нормы, индивидуально-правового акта, подлежащего применению в том или ином случае "*. Именно с проблемой выбора и связана возможность усмотрения правоприменяющего субъекта. В случае противоречивости, коллизионности ^ См.: Мазутов Н.И. Коллизии в праве: причины, виды и способы разрешения // Правоведение. 2000. № 5. С. 226-227.

^ Борискова И.В. Юридические коллизии, власть и правопорядок: их соотношение // Всероссийская науч-практ. конференция «Современные проблемы борьбы с преступностью.

Сборник материалов. Воронеж, 2003.4.1. С. 19.

^ См.: Щелокаева Т.А. Юридические коллизии и коллизионные нормы: понятие, виды // Правоведение.2003. № 6. С. 148.

^ См.: Денисенко В.В. Коллизии правовых актов и способы их разрешения (теоретико правовой аспект. Воронеж, 2005. С. 11.

налогово-правовых норм для субъекта единственным выходом является усмотрение^ «Коллизии и пробелы нередко влияют на нормальную деятельность органов власти,- подчеркивает И.А. Побережная, - поскольку их разрешение зависит от правового усмотрения, правовой культуры и правосознания должностного лица, выносящего решение на основе коллизионного права, В данном случае решающую роль играет субъективный фактор, то есть профессионализм и квалификация должностного лица, принимающего решение»^.

Юридические коллизии препятствуют правильному применению налогового законодательства, создают возможности для применения той нормы, которая наиболее выгодна в конкретном случае. Например, до настоящего времени не устранена коллизия между НК РФ и Законом РФ от марта 1991 г. № 943-1 «О налоговых органах в Российской Федерации», касающаяся права налоговых органов предъявлять в суды иски о признании сделок недействительными и допускающая возможность налоговых органов действовать по своему усмотрению.

Указанное полномочие, первоначально прописанное в п. 11 ст. 7 Закона РФ № 943-1 «О налоговых органах в Российской Федерации», в дальнейшем было закреплено в ст. 31 НК РФ «О признании сделок недействительными и о взыскании в доход государства приобретенного по таким сделкам имущества в случаях, предусмотренных гражданским законодательством Российской Федерации».

Федеральный закон от 09.07.1999 г. № 154-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации»

' См.: Дубовицкий В.Н. Законность и усмотрение в советском государственном управлении / под ред. А.Е. Лунева. Минск, 1984. С. 33-34.

^ Побережная И.А. Юридические коллизии и иробелы нрава - факторы, влияющие на эффективность норм нрава // Проблемы эффективности законодательства в современных условиях. Материалы круглого стола. М, 2005. С. 33.

установил новую редакцию статьи 31 НК РФ, и налоговые органы были лишены этого полномочия.

Однако, до сих пор действует п. И ст. 7 Закона № 943-1 «О налоговых органах в Российской Федерации».

Таким образом, налицо противоречие между двумя законами. Мнения специалистов по этому поводу разделились'.

В целом, в силу специфики регулируемых отношений налоговые органы находятся в жестких рамках, установленных НК РФ и другими актами, и возможность свободы действий у них незначительна.

Однако, данная коллизия вынуждает налоговые органы действовать по своему усмотрению. А хуже всего то, что в результате это служит серьезным препятствием на пути единообразного применения налогово-правовых норм, так как в одних случаях они руководствуются положениями НК РФ, а в других - п. 11. ст. 7 закона РФ от 21 марта 1991 г. № 943-1 «О налоговых органах в Российской Федерации». Как следствие, наблюдается снижение определенности налогового законодательства, рост зависимости определения налоговых обязательств от усмотрения отдельных должностных лиц уполномоченных органов. Так, налоговые органы полагают, что право на предъявление исков о признании сделок налогоплательщика недействительными им предоставлено и в обоснование своей позиции ' Одни считают, что у налоговых органов отсутствует право подавать в суды иски о признании сделки недействительной, другие полагают, что отсутствие упоминания в НК РФ о праве налоговых органов на предъявление в суды исков о признании сделок недействительными не означает, что данное право не может быть предоставлено другим законом, тем более, что Закон № 943-1 не был отменен в момент принятия НК РФ.

Подробнее об этом см.: Караваев Е.М. Обзор свежей арбитражной практики // Учет, налоги, право. 2005. № 42. 15-21 ноября;

Петренко Н.П. О признании сделок недействительными на основании исков налоговых органов // Арбитражная практика;

Налоговые споры:

Тематический выпуск. 2002. октябрь. С. 157;

Цыганков Э.М. Проблемы применения и системного развития налогового законодательства (в аспекте соотношения публичного и частного права). М., 2005. С. 76;

Шарова СВ. Недействительность сделок: основания и последствия // Российский налоговый курьер. 2004. № 3. С. 49.

ссылаются на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 г. № 138-0, которым установлено, что налогоплательщики бывают добросовестными и недобросовестными. Налоговым органам рекомендовано при выявлении фактов недобросовестности налогоплательщиков обращаться в суды с требованиями о признании недействительными сделок таких налогоплательщиков^.

Арбитражная налоговая практика по данному вопросу крайне противоречива. В ряде случаев арбитражные суды отказывают налоговым органам в праве предъявления иска о признании сделок между хозяйствующими субъектами недействительными. Арбитражные суды в этом случае ссылаются на то, что перечень исков, с которыми налоговый орган праве обратиться в арбитражный суд, предусмотрен подп. 16 п. 1. ст. 31 НК РФ и может быть дополнен только НК РФ. Другие действующие нормы НК РФ не предоставляют налоговым органам полномочий заявлять в суд иски о признании сделок недействительными. В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 31 июля 1998 г. № 147-ФЗ «О введении в действие части первой НК РФ» федеральные законы и иные нормативные правовые акты, действующие на территории РФ и не вошедшие в перечень актов, утративших силу, определенный ст. 2 названного федерального закона, действуют в части, не противоречащей части первой НК РФ, и подлежат применению в соответствии с ч, 1 НК РФ. В связи с этим положения ст. 7 Закона РФ «О налоговых органах Российской Федерации» не действуют, поскольку, предоставляя налоговым органам полномочия на предъявление в суд исков о признании сделок недействительными, противоречат ст. 31 НК РФ.

' Вестник Конститзщионного суда РФ. 2002. № 2.

^ Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 анреля 2002 г. № 5813;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.