авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Коваленко, Елена Викторовна Языковая актуализация пейоративной оценки ...»

-- [ Страница 4 ] --

(194) Не told her that she mustn't deprive herself of that, that he felt certain that she would make a wonderful mother. And she ones shook her head, and reminded him of her commitment to the ballet, and he told her again that he thought her unnecessary real on that subject unreasonable and unhealthy. (D. Steel (b), 110) Значение прилагательного unhealthy определяется как "harmful to bodily or mental health" [OSDCE], a также через прямое отрицание позитивного признака "not conducive to health" [LPM-WD]. Полевой сегмент "unhealthy" включает лексемы: "deleterious, detrimental, harmful, hazardous to one's health, malignant, noxious, unhealthful, unwholesome, virulent" [RST]. Пейоративное значение прилагательного "unreasonable" подтверждается толкованием Оксфордского словаря под редакцией Ф. Абата "going beyond the limits of what is reasonable or equitable", a также рядом синонимов, образующих семантическое микрополе данного прилагательного: "foolish, illogical, irrational, nonsensical, senseless, stupid, unreasoning, unwise, witless" [RST].

В примере (194) отрицательной оценке подвергается образ жизни балерины, посвящающей всю свою жизнь балету и отказывающейся от нормальной реальной жизни. Семья и материнство признается нормативным в обществе. Всякий отказ от данного принятого за норму образа жизни расценивается как "unhealthy' и "unreasonable". Значение отрицания в вышеупомянутых прилагательных передается на морфологическом уровне при помощи префикса un-. Повтор данного префикса в прилагательных "unreasonable" и "unhealthy" лишь интенсифицирует отрицательное отношение к подобного рода решению. В начале подчеркивается отсутствие необходимости отказа от материнства, затем - нелогичность и бессмысленность данного решения и, как итог, - плохое влияние на здоровье. Следовательно, в данном контексте имеет место как морально этическая оценка, так и утилитарная.

Производные слова с префиксами mis-, over-, super-, under-, ultra- могут быть включены во вторую группу дериватов согласно их оценочным значениям. Морфемы out-, over-, under- имеют значения «превосходства», «чрезмерности», «недостаточности» в составе префиксальных образований [Тихомирова 1974: 8;

Григорян 1989: 13]. Основным значением ultra является выражение чрезмерности, превышения или избытка качества, выраженного основой производного слова. Лексические единицы, образованные при помощи этого префикса имеют дополнительный оттенок эмоциональности [Макарчев 1976: 43]. Например: "ultrashort", "ultrarich", "ultramodern". В сочетании с прилагательными положительного или нейтрального значений ("supercool", "superhuman", "overwhelming") префиксы over-, ultra-, super- вносят оттенок пейоративности, в сочетании с прилагательным отрицательной оценки лишь усиливают его ("overgreedy") [Пазыч 1986].

Рассмотрим пример:

(195) My father-in-law was facing his usual summertime problem - an oveфroductive garden (Reader's Digest, August, 1998).

Согласно словарной дефиниции прилагательного "oveфroductive" означает "producing to an excessive degree" [ODT]. Значение «чрезмерности», выраженное префиксом over- является отрицательным, контекстуально поддерживается существительным "problem" со значением "doubtful and difficult matter requiring a solution". Из более широкого контекста становится ясно, что человек, получающий удовольствие от садоводства, в последствии сталкивается с проблемой реализации плодов своего труда.

(196) А minute passed and there was no sound. Then, with the ghastliness of the supernatural, in the same stealthy, noiseless and horrifying manner, they saw the white china knob of the handle at the other window turn also. It was so frightening that Kitty, her nerves failing her, opened her mouth to scream... (S. Maugham (c), 4) Прилагательное supernatural в данном примере входит в общий эмоционально-оценочный контекст, передающий эмоцию страха. Префикс super-, имеющий значение чрезмерности - "more, larger, greater than usual [LDCE]" - обусловливает негативный оттенок в семантике субстантивированного прилагательного "supernatural": "impossible to explain by natural causes" [LDCE];

"impossible according to scientific laws" [CCEDAL].

В сочетании с эмотивным существительным "ghastliness" данное прилагательное отражает нарастание эмоции страха, усиливая общую отрицательную оценку. Кити пытается отвергнуть мысль о внезапном появлении мужа, в то же время все, что происходит вокруг, кажется ей нереальным, мистическим и приводит ее в ужас.

Достаточно распространенным способом передачи отрицательного оценочного значения является суффиксальный способ, представленный суффиксами -less, -ish, -у. Так, значение «не имеющий» и «имеющий в недостаточной степени (в неполной мере)» выражаются моделью с суффиксом-less [Тухтаходжаева 1982: И ]. Например:

(197) She was going to die a death of agonizing pain. It wasn't right. It was the worst travesty of everything he believed that he had ever known...

He laid his head down on the desk and cried, and feeling desperately sorry for him and totallv helpless. Dr. Johanssen waited, and in a moment to get him a glass of water (D. Steel (a), 211).

В данном примере прилагательное helpless имеет пейоративное значение "lacking help or protection". Негативную оценочную семантику прилагательного усиливает интенсификатор "totally". Доктор Йоханссен, осознавая всю сложность ситуации, страдает вместе с Берни и чувствует себя абсолютно беспомощным, поскольку он сделал все, что было в его силах. Ему, как никому другому, уже известно, что дни супруги Берни сочтены, и даже химиотерапия не принесет облегчения. Диагноз «рак» звучит для Берни как приговор.

Суффикс -less может участвовать и в образовании окказионализмов:

(198) She had spent the Edwardless Easter holidays learning how to drive, and had, unbelievably, passed her test first go (R. Pilcher, 317).

В данном примере суффикс -less указывает на «отсутствие» того, что выражено основой мотивирующего слова, в данном случае - это Эдвард. Из более широкого контекста становится ясно, что Эдвард - первая любовь Джудит, с ним она ассоциирует радость и смех, приятное времяпрепровождение, увлекательные прогулки и интересные беседы.

Отсутствие его - это пустота и обыденность, жизнь, лишенная радости. Уроки вождения добавили красок в ее грустную палитру жизни.

Тип и характер оценочных пейоративных значений зависят от общих и частных характеристик отсылочной части производного прилагательного и семантики суффикса. Так, структура производных прилагательных с суффиксом -ish включает лексико-семантические группы прилагательных, обозначающих цвет, внутренние или физические качества человека и животного, меру, степень чего-либо, пространственные и временные качества и отношения, а также выражает квантитативное значение «имеющий в некоторой степени тот признак, который выражен производящим прилагательным» [Тухтаходжаева 1982: 19].

(199) "And now I know all that he knew. I know that you're callous and heartless, I know that you're selfish, selfish beyond the words, and I know that you haven't the nerve of a rabbit, I know you're a liar and a humbug, I know that you're utterly contemptible..."the tragic part is that notwithstanding I love you with all my heart" (S. Maugham (c).

В данном примере объектом оценки является характер и поведение женщины (Кити). Значение прилагательного "selfish" описательно определяется как "concerned with one's own welfare excessively or without regard for others" [LPM-WD], либо через прямое отрицание позитивного признака "thinking only about yourself and not caring about other people"[MED].

Ha пейоративный характер прилагательного указывают и лексемы, входящие в семантическое микрополе прилагательного "selfish": "acquisitive, greedy, grudging, inconsiderate, self-indulgent, thoughtless, uncharitable" [ODT], В данной ситуации объектом пейоративной оценки является Кити, любовница Чарльза (продуцента речи). Охваченный гневом Чарльз пытается объяснить Кити, что теперь и он знает, насколько она лжива, фальшива и эгоистична.

Повтор прилагательного "selfish" усиливает его негативный смысл. Чарльз характеризует ее как бессердечную и черствую женщину. Употребление синонимичных прилагательных пейоративной семантики "callous" и "heartless" в одном контексте лишь подчеркивают негативное отношение к ситуации. Параллельные конструкции "I know" указывают на то, что Чарльз не питает иллюзий в отношении Кити. Безнравственность Кити привлекает его, поскольку он не более «нравственен», чем она. Употребление пейоративного прилагательного "contemptible" в значении "very bad and deserving no respect" указывает на то, что женщина заслуживает презрения, но, вопреки всем обвинениям, Чарльз говорит о своих чувствах к ней, подменяя слово «страсть» на слово «любовь».

Среди исследуемых единиц наблюдается выражение пейоративно оценочных смыслов при помощи производных образований на -1у [См.

Стефанович 2003]. К адвербиальным образованиям на -1у, имеющим собственно оценочные значения, относятся лексические единицы, образованные от оценочных качественных прилагательных, как показано в нижеследующем примере:

(209) She couldn't bear the thought of abandoning her classes and rehearsals for seven days. She was conscientious to the point of being driven. Hers was a rigid, grueling, brutalIv demanding monastic life, which required everything of her (D. Steel (b), 31 32).

Паречие "brulally" образовано по модели:

Adj. - 1у Прилагательное "brutal" имеет собственно пейоративное значение "extremely violent" [MED]. Пегативными оценочными семами обладают и лексические единицы, входящие в семантическое микрополе прилагательного "brutal": "heartless;

inhuman, merciless;

pitiless". Паречие "brutally" употреблено с дескриптивным прилагательным "demanding" в значении "requiring skills, efforts" [ODT]. Предметом морально-этической оценки в данном случае является жизнь балерины, сопоставимая с образом жизни монахини, требующей покорности, строгости и ограничений в радостях жизни мирской. Многочасовые занятия безжалостны и изнурительны для молодой натуры Данины. При помощи прилагательного оценочной семантики "grueling" - "very difficult and involving a lot of continuous effort" автор подчеркивает титанический труд танцовщицы, всецело посвятившей себя искусству балета.

Проведенный анализ фактического материала позволяет сделать, прежде всего, выводы о том, что деривационные модели со значением пейоративной оценки неоднородны. Всего обнаружено два варианта: случаи, когда исходная лексема в своей семантике несет негатив: "fear", "dread", "anger", "terror", и случаи, когда исходная семантика негатива не несет. В первой группе изменение лексико-грамматического статуса слова не изменяет его внутренней семантики: "danger -» dangerous". Во второй группе изменения вызываются двумя факторами. Прежде всего, это наблюдаемый и формально фиксированный прием присоединения к корневой морфеме отрицательного аффикса. Более интересным и сложным представляется образование признакового слова от именной основы, когда простая номинация переходит в оценочность:

racism -racist crime -criminal cringe -cringy crook -crooked 2.3.4. Контекстуально обусловленная нейоративность.

Кроме слов, которые содержат оценочную сему в структуре значения как закрепленную в нем системно, существуют контекстуально, комбинаторно обусловленные, приобретенные в актуализации, оценочные смыслы слова [См. Hunston, Thompson: 2000]. Обратимся к следующему примеру:

(200) One year I didn't receive many Christmas cards. This trouble-making realization actually came to me one fetid February afternoon out of the back room of my head that is the source of useless information.

Guess I needed some reason to really feel crummy, so there it was.

But I didn't say anything about it. I can take it. I am tough. I won't complain when my cheap friends don't even care enough to send me a stupid Christmas card. I can do without love. Right (Reader's Digest, August, 1998).

Прилагательное cheap системно (в словарных дефинициях) определяется амбивалентностью содержания. С одной стороны, "cheap" "low in price, worth more than the cost, offering good value". С другой, "cheap" "of poor qualitv. inferior, mean". Сочетаемость прилагательного "cheap" определяется областью отношений купли-продажи. Межличностные отношения в плане любви, дружбы, партнерства, родственных связей не могут оцениваться по денежным эквивалентам купли-продажи. Таким образом, сочетание "cheap friends" построено с нарушением правил смысловой комбинаторики. Стилистически "cheap" здесь является эпитетом.

Но это «стертый» эпитет, который уже вошел в норму, о чем свидетельствует пометка в словаре: "cheap about people (derogatory)".

В данной ситуации объектом пейоративной оценки являются друзья, забывшие в рождественской суете поздравить Роберта. Роберт переживает по этому поводу, хотя пытается скрыть свои переживания под маской безразличия, не желая придавать особого внимания факту отсутствия поздравлений, на что указывает употребление прилагательных пейоративного оценочного значения "useless" и "stupid". Из более широкого контекста становится ясно, что реальную цену внимания друзей человек познает, не получив злосчастных поздравлений, многие из которых раньше не вызывали у него трепетного восторга, а некоторые и просто отправлялись в чулан непрочитанными.

В плане выражения пейоративной оценки немалый интерес представляют существительные. Наиболее полная классификация пейоративов предложена В.И. Карасиком [Карасик 2002]. Предметом исследования в данной классификации выступают английские существительные отрицательно-оценочного значения, рассмотренные согласно их распределению в словаре, то есть тематически, кластерно и стилистически. Пейоративы-существительные делятся на две группы: общие пейоративы и специальные пейоративы. Общие пейоративы представлены группой слов, обладающих общим инвективным значением, выражающим оценочно-статусные отношения. К данной группе слов относятся такие слова как "bastard', "scoundrel", "jerk", "son of a bitch", "cad", "rascal". Специальные пейоративы подразделяются на объективные и субъективные. В первую группу входят лексические единицы со значением объективных пороков людей: жадность, лживость, глупость, лень, упрямство, распущенность (ass, blockhead, ignoramus, harebrain, bullhead). Bo вторую группу входят слова идеологической направленности, отражающие классовые, национальные, расовые предрассудки: "redbricker", "buck". Слова данной группы могут иметь амбивалентные значения. Семантика специальных пейоративных существительных обладает оценочно-мотивирующим и оценочным компонентом. Существует два основных типа оценочно-мотивирующего компонента значения пейоративов английского языка. К первому типу относится онтологическая отрицательная характеристика личности. Второй тип представлен этической отрицательной характеристикой личности.

В классификации человеческих недостатков выделяются основные и периферийные зоны. Наибольший удельный вес составляют пейоративы, обозначающие людей низкого интеллектуального уровня (fool, idiot, ninny, nincompoop, nitwit) и преступников (criminal, scofflaw, si. hood, crook). Далее следуют лексические единицы, связанные с характеристикой людей легко зарабатывающих деньги (con), женщин легкого поведения (harlot, whore, slut, streetwalker) и развратников (gropers, garter-snappers), представителей других национальностей (frog-eater, gringo), людей, страдающих физическим недугом, бездельников (drone), пьяниц (drunkard) и негодяев.

Классификация В.И. Карасика основывается на следующих критериях:

«1) полноценность / неполноценность;

2) контролирование / неконтролирова ние своего поведения;

3) социальность / асоциальность;

4) субъективность / объективность оценки;

5) активность / пассивность объекта;

6) общая / специальная оценка;

7) оценка личности / представителя группы;

8) оценка по внешним данным / по внутренней сущности;

9) оценка по степени социальной опасности;

10) оценка по степени притязаний и их адекватности возможностям личности;

И) оценка по отношению к обязанностям;

) оценка по отношению к общественному мнению» [Карасик 2002: 256].

Отмечается, что любая оценочная квалификация обладает информацией о субъекте оценки. Характеристика субъектов оценки трактуется прагматической функцией слов оценочной семантики.

Проанализируем несколько примеров.

(201) This card crumpled in North's fist, the comers digging into his palm.

Rage coursed through his veins. Fear trickled down his spine. The thought of Harker vising Octavia - speaking to Octavia - filled him with such emotions, he didn't know where to begin trying to name them all. He could kill Harker. Kill him and not feel one ounce of remorse. In fact, he wanted to kill him. He'd watch the bastard dance on the wind at the end of a hangman's noose and laugh (K. Smith, 260).

В примере (202) значение существительного "bastard" определяется как "unpleasant or despicable person" [ODT] и употребляется с пометкой "slang."

Согласно толкованию Оксфордского словаря под редакцией А.С. Хорнби "bastard" имеет значение "ruthless, insensitive person" относится к разряду табуированной лексики и дается с пометой "vulgar". Согласно классификации пейоративов В.И. Карасика "bastard" относится к группе общих пейоративов. Исходное значение данного слова "person bom of parents not married to each other" с пометой "usually offensive" [ODT].

Незаконнорожденный ребенок считался воплощением греха и не мог быть воспринят полноправным членом общества. В данной ситуации существительное "bastard" употребляется как экспрессивная инвектива. Ею характеризуется человек, презираемый обществом в силу отсутствия в нем человеческих качеств, социально-опасный тип, преступник, негодяй и шантажист. Норт способен пойти на преступление ради безопасности возлюбленной Октавии. Он переполнен ярости и жаждой мести.

(203) Silently, he started into eyes so blue they seemed black in the dark, finding some satisfaction in the distaste he saw there. But there was hurt as well and there could be no satisfaction in that. "Sheffield, you are an ass" (K. Smith, 214).

Пейоративное значение существительного "ass" подтверждает словарная дефиниция "stupid person". Лексическая единица отрицательно оценочного значения "ass" относится к разряду специальных пейоративов [Карасик 2002]. Глупым расценивается поступок, действия человека и его последующие оправдания. Субъектом оценки выступает бывшая возлюбленная Шеффилда. Ее можно расценивать как «оскорбляющий субъект» [Карасик 2002: 259], поскольку, выражая дружеское отношение к нему, она оскорбляет его. Глупым его поступок расценивается только с ее позиции, на самом деле это лишь необходимая предосторожность.

(204) "The man's а jailbird, for chrissake, a con man, a snake" (D. Steel (a), 161).

В данной ситуации пейоративной оценке подвергается человек, ищущий легкой наживы. Существительное con означает "convict" и дается с пометой "slang". Специальный пейоратив con характеризует человека, обладающего таким пороком, как лень. Жажда денег и выгоды любым способом толкает этого человека (Шендлера Скотта) даже на похищение собственной дочери. Существительное "jailbird" является авторским окказионализмом. Значение данного слова становится ясно из контекста, указывающего на уголовное прошлое Шендлера. Люди, подобные Шендлеру, вызывают презрение, поскольку их действия противоречат нормам морали, они врываются в частную жизнь людей, разрушая их счастье. Из более широкого контекста очевидно, что субъектом оценки выступает бывшая супруга Шендлера, знающая его лучше, чем кто-либо. Она сравнивает его со змеей, поскольку знает, насколько он коварен, действуя исподтишка. В данном случае имеет место оценочная образность и экспрессивная градуальность.

(205) "You are so good to me, Michael, and I hate myself. I'm a beast, I'm a slut, and I'm just a bloody bitch. I'm rotten through and through (S.

Maugham (b), 223).

В данном примере имеет место самооценка. Джулия негативно расценивает своё поведение. Пейоративно-оценочное значение содержится в существительном "beast" - "cruel or disgusting person", a также в существительном "slut" со значением "slovenly woman" и словарной пометой "derogatory" [ODT]. Согласно дефиниции Оксфордского словаря "slut" имеет значение "untidy and careless or immoral woman" [OSDCE]. Существительное "bitch" обладает отрицательно-оценочным значением, закрепленным в словарной дефиниции "spiteful woman" и дается с пометой "slang offensive".

Существительное "beast" является общеоценочным пейоративом, а "slut" и "bitch" принадлежат к классу специальных пейоративов, характеризующих распущенность человека, низкий моральный облик. В данном примере пейоративы «притягиваются друг к другу по закону синонимической аттракции» [Карасик 2002: 259] "а beast, а slut, а bloody bitch". Экспрессивное употребление прилагательного "bloody" в сочетании с существительным "bitch" лишь усиливает морально-этическую оценку.

Анализ общего состава семантического поля пейоративной оценки позволяет говорить о том, что, на первый взгляд, оценочность слова не зависит от его частеречной принадлежности, хотя наиболее частотны все таки прилагательные, а наименее частотны - глаголы. Например:

(206) But we never get back our youth. The pulse of joy that beats in us at twenty becomes sluggish. Our limbs fail, our sense rot. We degenerate into hideous puppets, haunted by the memory of the passions of which we were too much afraid, and the exquisite temptations that we had not the courage to yield to. Youth! Youth! There is absolutely nothing in the world but youth!" (0. Wilde, 34) Согласно словарной дефиниции негативная семантика глагола "rot" закреплена в его значении "decay, condition of being b^ad". Отрицательное значение глагола "degenerate" определяется как "pass from а state of goodness to a lower state bv losinR qualities which are considered normal and desirable".

Пейоративно-оценочное значение данных глаголов подтверждают их синонимы. В семантическое микрополе глагола "rot" входят лексемы:

"corrode, crumble, decay, decompose, deteriorate, si. go bad, mold, putrefy, rust, spoil, si. stink" [RST]. Полевый сегмент глагола "degenerate" включает лексические единицы: "backslide, decay, decline, degrade, deteriorate, fail, fall, si. go to the dogs, regress, rot, sink, slip" [RST]. Наличие прилагательных "sluggish" и "hideous", обладающих отрицательными оценочными значениями, лишь усиливают негативное отношение к ситуации. В данном случае пейоративной оценке подвергается состояние человека. Юности, полной страстей и радости, противопоставляется зрелость человека, проявляющаяся в медлительности, отсутствии свежести ощущений и физической слабости. Оценочная образность достигается при метафорическом употреблении существительного "puppets". Человек сравнивается с бездушным существом, марионеткой, управляемой воспоминаниями о былых страстях и соблазнах, которым ему так и не хватило храбрости поддаться. Согласно классификации В.И. Карасика отрицательно-оценочное прилагательное "puppets" относится к разряду специальных пейоративов, характеризующих людей слабых, безвольных.

Таким образом, некоторые лексические единицы могут реализовывать пейоративное оценочное значение в условиях определенного контекста.

Наибольший удельный вес составляют пейоративы прилагательные и пейоративы существительные. Употребление последних в речи приобретает статусно-оценочный характер. Контекстуальные пейоративы обладают особенностями слов прагматического значения, то есть они характеризуются высоким экспрессивным потенциалом, оценочной образностью и диффузной семантикой.

2.3.5. Выражение оценочного смысла в смещенном компоненте высказывания.

Особый интерес в плане исследования эмоциональных оценочных смыслов представляют конструкции со смещенным членом предложения [Осокина 2003].

(207) "She doesn't like wearing fancy clothes and evening gowns. She's very English. She likes to ride and to hunt, she likes being at her father's estate in Hampshire. And anything other than that is boring to her." He didn't say "including me," but he would like to, to Danina.

For a long time now, their marriage had been a disappointment to both of them, but mainly for him, except the existence of their children.

But they were different. She was cool and aloof, and indifferent in many ways. And he was warm and open. She was bored by the life he led, and in angry moments called him the Czar's lapdog. And Nikolai was bored to death of her complaining about it. It was easy to understand why she had no friends here, she was so cold and so jealous" (D. Steel (b), 81).

В данном примере в словосочетании "angry moments" прилагательное "angry" формально является определением к слову moments, но семантически оно связано с местоимением "she" - "ср.: she was angry in moments called him a Czar's lapdog" В конструкции происходит рассогласование смысловой и синтаксической структур.

Благодаря семантическому рассогласованию "angry" означает "feeling or showing anger" и относится к сфере эмоционального, а существительное "moment" в словаре Хорнби определяется как "point or very brief period of time" И, следовательно, входит в исходную категорию темпоральности. В основе употребления прилагательного angry в функции смещенного члена лежит метонимический перенос признака с человека на темпоральное существительное. В процессе употребления словосочетания "angry moments" происходит нарушение сформировавшихся стереотипов, создается ощущение «новизны, необычности и неожиданности» [Осокина 2003: 12]. Смещенное определение "angry", помещенное перед существительным "moments", способствует созданию оценочности и экспрессии, а также персонификации существительного, что позволяет интерпретировать смысл словосочетания как «мгновения, наполненные гневом», и, таким образом, передается атмосфера напряженности, нервозности и злости. Брак принес разочарование обоим супругам, но Николаю в большей степени. Только дети были отрадой для него.

Характеризуя супругов, автор употребляет антономию и контраст. Так добродушному и открытому Николаю противопоставляется истинно английский характер Марии. Автор употребляет ряд пейоративно оценочных элементов: "cool", "aloof, "indifferent". В порыве гнева она называет мужа декоративной собачкой царя "Czar's lapdog". В основе метафоры лежит любовь и преданность императору. Пейоративный характер оценки Марии усиливает употребление оценочного прилагательного "jealous" - "feeling or showing unhappiness".

Рассмотрим ещё один пример:

(208) She guessed that Walter, done with his night on the tiles, had returned to the farm for the morning milking, and had let them out of the kernels on his way down to the byre. She wondered, in a detached sort of way, if he was suffering from an appalling hangover, or even the prickings of a guiltv conscience. Probably no on both counts.

Whatever. It didn't matter. Once it would have mattered, but after last night her husband's welfare was no longer of any concern (R. Pilcher, 948).

В приведенном примере к слову "conscience" формально относится смещенное определение "guilty", семантически принадлежащее местоимению "he", что подтверждается возможностью перефразирования:

"he was guilty and even had the prickings of conscience". В данном контексте имеет место семантическое рассогласование и метонимический перенос признака "guilty" с человека на абстрактное существительное "conscience".

На отрицательный характер оценки указывает значение прилагательного "guilty" - "responsible for а wrong" [ODT]. Пейоративность прилагательного "guilty" поддерживается употреблением в контексте других лексических единиц отрицательной семантики: "suffer" - "undergo pain, loss, grief, defeat etc." [ODT], "appalling" - "shocking;

unpleasant" и "hangover" - "unpleasant after-effects of drinking too much alcohol" [OALDCE]. Основанием для оценивания служит супружеская неверность. Нарушение норм морали и нравственности осуждается в любом обществе.

Анализ фактического языкового материала показал, что находящееся в основе конструкций со смещенным компонентом семантическое рассогласование способствует порождению оценочных смыслов и созданию экспрессии.

2.3.6. Структуры вхождения пейоративной оценки.

Оценочный компонент высказывания может относиться к любому слову в предложении, образуя структуру по модели:

ядро - адъюнкт (210) "What have you found? It doesn't have to be smart. Anything will do..." "What do you mean, anything will do? You don't want your friend looking like something out of a jumble sale..." (R. Pilcher, 126) (211)1 could not express it in words - 1 could hardly even realize it dimly in my own thoughts. "Anne Catherine!" I whispered to myself, with useless, helpless reiteration - "Anne Catherine!" (W. Collins (c), int.

res.) (212) "How despicably have I acted!" she cried.... "I, who have prided myself on my discernment!... I, who have valued myself on my abilities! Who have often disdained the generous candour of my sister, and gratified my vanity, in useless or blamable distrust. How humiliating is this discovery!" (J. Austin (c), int. res.) Оценочный компонент может входить в нексус и актуализироваться в трех моделях:

Модель 1:

N/Pr-Vbe + N Например:

(213) "My heart's darling, vou are a Thief! My hero whom I love and honour, you have crept into my room under cover of the night, and stolen my Diamond! That is what I ought to have said. You villain.

you mean, mean, mean villain, I would have lost fifty diamonds, rather than see your face lying to me, as I see it lying now!" (W.

Collins (b), int. res.) Модель 2:

N/Pr-Vbe + Adj.

(214) There was about everything a sense of dejection;

the magnificence was shoddy and ruined;

the gods were dusty and the faith that had made them was dying (S. Maugham (c), 162).

Модель 3:

N/Pr-V notional (215) "I hope the girl is good, Harry. I don't want to see Dorian tied to some vile creature, who might degrade his nature and ruin his intellect" (O.

Wilde, 100).

Оценка может предшествовать пропозиции, как в нижеследующих примерах (216) и (217):

(216) "...Her mouth and chin were all burnt by the acid. It was awful to see her lovely skin all wounded" (S. Maugham (b), int. res.).

(217) It was dreadful that an accident of this sort, that no man can help, should have mean such suffering. The bitterness of it was the daily food and drink of Jurgis (U. Sinclair, int. res.).

Схема Структуры вхождения оценочного компонента адпропозициональная внутрипропозициональная --—?

Оценка пропозиция со смещенным нексусная aтpибvтивнaя компонентом subject - predicate kernel - adjunct оценка Все указанные модели вхождения оценочного компонента в предложение наглядно представлены в таблице 3.

Таблица № Тип оценочного Вербализация и экземплификация компонента 1. Надпропозициональная (218) She gave а little gasp. There was just a shadow of a tremor in his voice;

it was dreadful that cold self-control of his which made the smallest token of emotion so shattering (S.Maugham (c), 174).

2. Внутрипропозициональная а) нексусная (219) She had grown used on the journey up to the untidiness of a Chinese street, but here was the litter of weeks, garbage and refuse;

and the stench was so horrible that she had to put her handkerchief to her б)атрибутивная face (S. Maugham (c), 122).

(220) He kept hearing remarkable tales of people who had been healed of cancer through outlandish diets, or hvpnosis of faith.

and what they were trying obviously not working... She didn't want to go haywire and run all over the world on a wild-goose chase в) со смещенным (D. Steel (a), 213).

компонентом (221) I relate to the Jacksons. That stupid iumpsuit that Svlvia Suitcase recommended is so stiff from wearing, it could walk to Rome by itself (E. Bombeck, 46).

Следует отметить, что количество моделей вхождения оценочного компонента в предложение ограничено структурными особенностями предложения. При этом оценка использует все имеющиеся модели, в отличие от дескрипции, которая, очевидно, не может быть надпропозициональной.

2.4. Прагматический потенциал иейоративно-оцеиочиых высказываний.

Тесную связь семантики и прагматики целесообразно продемонстрировать на примере лексической семантики. На абстрактном уровне сема «эмоциональная оценка» представляет собой семантический инвариант. На более конкретном уровне выступает в двух антонимичных парах: мелиоративная (положительная) эмоциональная оценка и пейоративная (отрицательная) эмоциональная оценка. На уровне речевого употребления слова мелиоративная оценка представлена рядом прагматических смыслов, таких как одобрение, удовольствие, восторг, восхищение. Пейоративную оценку в прагматическом плане передают неодобрение, осуждение, порицание, пренебрежение, презрение, отвращение, омерзение, недовольство, возмущение, негодование. Насмещка, ирония и сарказм также могут способствовать возникновению отрицательной оценочной ситуации.

По мнению Н.А. Лукьяновой, «отвращение» и «омерзение» на языковом уровне практически не разграничиваются [Лукьянова 1986: 86].

С психологической точки зрения, презрение считается «холодной»

эмоцией, которая предполагает предществующий ей рациональный момент [Изард 2003]. Презрение субъекта может быть вызвано нарушением объектом морально - этических норм социума, влиянием стереотипного представления о лицах другой расы, вероисповедания, а также может быть результатом межличностных отношений, в силу социального превосходства одного перед другим [Петрова 1996: 68]. Таким образом, презрение может быть этическим, сословным, религиозным и профессиональным. Презрение, испытываемое человеком по отношению к самому себе, «переживается как стыд» [Воркачев 1992;

79].

Рассмотрим пример:

(222)"Swine", she flung at her reflection. "Swine".... Shame, shame! She did not know what had come over her. It was horrible. She hated him and she hated herself. It had been ecstasy. Oh, hateful! She could never look in the face again. He was so justified. He had been right not to marry her, for she was worthless: she was no better than a harlot. Oh, worse, for those poor women gave themselves for bread. And in this house too into which Dorothy had taken her in her sorrow and cruel desolation! (S. Maugham (c), 247-248) Данная ситуация является ярким примером самооценки, эксплицирующей этическое презрение. В роли субъекта пейоративной оценки выступает Кити. Брак без любви является преступлением против нравственности, противоречием морально-этическим нормам социума.

Супружеская измена расценивается как предательство, являющееся, во все времена, поводом для презрения. Изменив мужу, Кити испытывает стыд и раскаивается. Однако, человек, раскаивающийся в каком-либо поступке, «вдвойне жалок и бессилен» [Спиноза 1998: 536]. Она оценивает свое поведение с тех же позиций, что и поведение других людей. Нрагматическая значимость лексических единиц "horrible", "hateful" "worthless" раскрывается в отношении говорящего к своему очередному безрассудному поступку.

Учитывая семантический потенциал данных прилагательных, можно сказать:

данные слова участвуют в создании отрицательного языкового портрета. В качестве эмоционального компонента презрения в данном контексте присутствует целый спектр экстравертированных эмоциональных состояний, таких как: раздражение, злость, негодование и гнев. Употребление общеоценочного пейоратива "swine" имплицирует ряд качеств, присущих этому животному. Свинья воспринимается как «грязное, неразборчивое, беззастенчивое существо» [Карасик 2002: 253]. Эмоциональное состояние Кити пропитано ненавистью к самой себе и Чарльзу, на что указывает употребление параллельных конструкций "she hated him and she hated herself, и, в завершение, отношение к содеянному квалифицируется как "hateful". В данной ситуации имеет место образное сравнение с женщиной легкого поведения "harlot", продающей себя за кусок хлеба. Последнее, по мнению Кити, оправдывает ее продажную сущность.

Обратимся к следующему примеру:

(223)"You are а whore now, like the others, the little cheap ones who dance and play, and to whom it means nothing. You should be dancing on the streets in Paris not here at the Maryinsky" (D. Steel (b), 143).

В данном примере презрение вызывает балерина, не оправдавшая надежды и разрушившая планы Мадам Марковой, выступающей продуцентом речи. Через прилагательное "cheap" и пейоративное существительное "whore" выражается отношение говорящего к людям, продающим свой талант за деньги и относящимся к представителям непрестижной профессии. Настоящая балерина отдает себя искусству без остатка. Данина сделала вызов обществу своим поведением, пытаясь совместить творчество с нормальным образом жизни, что, по мнению наставницы, недопустимо. Поскольку объектом пейоративной оценки является не просто индивид, а представитель определенного профессионального социума, то через пренебрежительное отношение к роду занятий происходит негативная оценка личности. Занятие балетом рассматриваются с позиций морально - этических норм. Данина расценивается как личность, не имеющая ценности, социальной значимости для Мадам Марковой, в силу утраты своего профессионального мастерства.

Презрение сочетается в данном контексте с пренебрежением и осуждением, поскольку то, что демонстрирует на сцене Данина, достойно кордебалета, а не императорского театра.

Презрение иного характера продемонстрировано в нижеследующем примере:

(224) "Good morning, Spinton." He turned his, expression of pleasure turning to one of distasteful suфrise. "You look like a scullery maid."

Octavia shrugged. "I've been cleaning."... "You have servants to do that for you." "Sometimes I like to do things for myself" Could he understand that? "Do you like to do things for yourself, Spinton?" He stared at her as though she had two heads." You are not saying you enjoy being dirty, are you?" (K. Smith, 175) В данном примере имплицировано сословное презрение, презрение к низшему классу - слугам, лакеям, горничным, вызванное внешним обликом возлюбленной. Образное сравнение с горничной подчеркивает пренебрежительное отношение к людям подобной профессии. Через прилагательное "distasteful" выражено неприятное состояние лорда при виде небрежно одетой женщины. Лорд Спинтон обладает стереотипным представлением о приличии и респектабельности, о том, как следует одеваться женщине и вести себя в присутствии будущего супруга. Желание Октавии заниматься физическим трудом, и ее последующий вопрос о его желании заниматься подобными вещами, поразил его своей нелепостью.

Данное состояние прослеживается в предложении "as though she had two heads". Физический труд ассоциируется в понятиях Спинтона лишь с грязью, на что указывает прилагательное "dirty".

Представители другой религии также могут вызывать презрение.

Например:

(225) She had grown to be such a decent, sensible woman, it amazed him.

Gone was the woman who had given him bulletins on Mrs.

Finklestine's gallstones al his life, the woman who had threatened to have a heart attack every time he dated a girl who was not Jewish. He smiled, thinking back to the night at Cote Basque when he had told her he was marring a Catholic named Elizabeth O'Reilly (D. Steel (a), 216).

В данном микроконтексте имнлицировано религиозное презрение.

Миссис Файн, будучи истиной иудейкой, нредночла бы для сына девушку еврейской национальности. В еврейском обществе кровосмешение не приветствуется. Католики, в понимании Миссис Файн, - иноверцы.

Впоследствии презрительное отношение к представителю иного вероисповедания переросло в сочувствие и взаимопонимание Миссис Файн.

Однако в пресуппозиции данного высказывания содержится информация о том, насколько противоположными были ее взгляды раньше.

В рамках пейоративной оценки прагматические смыслы скорее всего носят отрицательный характер. К ним следует отнести пренебрежение, которое по силе эмоционального переживания гораздо слабее презрения.

Пренебрежение более субъективно. С точки зрения морали легче нарисовать портрет презираемого человека, нежели объекта, к которому испытывают пренебрежение. В таком случае объектом пренебрежения выступает человек, либо предмет, не имеющий ценности для говорящего. Отношение субъекта обусловлено отсутствием интереса к субъекту и желанием избавиться от общения с этим человеком [Графова 1991: 77].

Обратимся к следующему примеру:

(226) "The Porthkerris School has been excellent, academically, but the children there are pretty mixed bunch. Her best friend was the grocer's daughter." "Nothing wrong with that." "No, but it doesn't lead anywhere, does it? Socially, I mean." "Honestly, Molly, you are always were the most appalling snob" (R. Pilcher, 45).

В данном примере контекстуально объяснены причины, вызвавшие социальное пренебрежение. В качестве субъекта (продуцента речи) выступает Молли, считающая, что дружба с дочерью бакалейщика не принесет ее собственной дочери никакого социального роста.

Сокоммуникантом Молли выступает Бидди, родственница ее мужа, недолюбливающая Молли за ее предвзятое отношение к людям, стоящим чуть ниже на социальной лестнице. Прагматическая составляющая суперлатива прилагательное "appalling", имеющего сугубо отрицательные коннотации в сочетании с пейоративным существительным "snob" усиливает отрицательную субъективную оценку коммуниканта. Бидди осуждает Молли за ее стремление вращаться в среде представителей более высокой социальной общности. Таким образом, в данном примере социальное презрение имплицировано, а осуждение эксплицировано.

Пренебрежение, в отличие от презрения, может быть вызвано не только лицом или социальной группой, но также и неодушевленным предметом.

Рассмотрим следующий пример:

(227) The room into which he led her was frowsy and the large wooden bed against the wall made her shudder. "This is dreadfully sordid, isn't it?

"she said to Charlie the first time she met him there (S. Maugham (c), 10).

Ситуация, описанная в данном примере, включает в себя информацию прагматического характера. Основание оценки эксплицировано, им является внешний облик комнаты, вызывающий у Кити пренебрежение. В качестве локатива выступает комната, непригодная для проживания, несоответствующая требованиям, предъявляемым к жилым помещениям.

Прилагательные "frowsy" и "sordid" характеризуют помещение как грязное и мрачное, подчеркивая условие его содержания, а также отсутствие эстетической привлекательности. Значение прилагательного "sordid" усиливает интенсификатор "dreadfully".

Пренебрежение могут вызывать и объекты, лишенные художественной ценности: архитектурные сооружения, предметы живописи, печатные издания. Например:

(228)...Behind it was а picture in oils of the Crucifixion with the two Marys at the foot of the Cross in extrayagant attitudes of grief. The drawing was bad and the dark pigments were put on with an eye that knew nothing of the beauty of colour. Around the walls were the Stations of the Cross painted by the same unfortunate hand.

The chapel was hideous and vulgar (S. Maugham (c), 130).

В анализируемом примере эксплицировано личностное пренебрежение, вызванное картиной и часовней. Картина, характеризуемая абсолютным оценочным предикатом "bad", не представляет никакой ценности лишь с позиции индивида. Представления о красоте очень субъективны. Картина, помещенная в часовне, представляет интерес и эстетическую ценность с позиции социума. Лексическое наполнение прилагательных "hideous" и "vulgar" способствует выражению индивидуального восприятия и раскрытию прагматического потенциала высказывания.

Уничижение и самоуничижение являются составными частями эмотивно-оценочного дискурса. Основываясь на понятиях ценностных ориентиров общества, они становятся объектом исследования прагматики и когнитивной лингвистики. Рассматривая уничижение с позиций языковой картины мира, можно сказать, что уничижение - это «преднамеренное утрированное фиксирование недостатков, их преувеличение и одновременно умаление достоинств [Трипольская 2004: 164]. «Самоунижение, - по мнению Б. Спинозы, - указывает на величайшее бессилие духа» [Спиноза 1998: 537].

(229) "I knew you were sillv and frivolous and emptv-headed. But I loved you. I knew that your aims and ideals were vulgar and commonplace.

But I loved you. I knew that you were second-rate. But I loved you.

It's comic when I think how hard I tried to be amused by the things that amused you and how anxious I was to hide from you that I wasn't ignorant and vulgar and scandal-mongering and stupid. I knew how frightened you were of intelligence and I did everything I could to make you think me as big a fool as the rest of the men you knew. I knew that you'd only married me for convenience. I loved you so much, I didn't care. Most people, as far as I can see, when they are in love with someone and the love isn't returned feel that they have a grievance. They grow angry and bitter. I wasn't like that. I never expected you to love me, I didn't see any reason that you should, I never thought myself very lovable. I was thankful to be allowed to love you... I tried not to bore you with my love;

I knew I couldn't afford to do that and I was always on the lookout for the first sign that you were impatient with my affection. What most husbands expect as a right I was prepared to receive as a favour" (S. Maugham (c), 69 70).

Данный контекст демонстрирует пример самоуничижения. В процессе высказывания продуцентом речи выступает Уолтер, пытающийся выяснить свои отношения с супругой. Откровенные и правомерные обвинения Уолтера должны были привести к оправданиям со стороны супруги, мольбам о прощении и раскаянии, но откровения лишь усилили презрение Кити к мужу.

Отмечая отрицательные стороны супруги через прилагательные "silly", "empty-headed" Уолтер указывает на скудность ума и легкомысленность натуры Кити, лексемы "vulgar" и "commonplace" подчеркивают безнравственное поведение жены. Как оправдание за каждое нанесенное оскорбление Уолтер признается в том, что он любил ее, с готовностью притворялся глупцом, принимал пренебрежительное к себе отношение как должное, а внимание со стороны Кити расценивал как благосклонность.

Расценивая ситуацию, Уолтер сначала показывает нормативные реакции большинства мужчин на подобное отношение женщины к мужчине, а затем воспроизводит свое отношение к происходящему, при этом принижая собственную значимость, умоляя собственное достоинство и положительные качества. Верность мужу признается нормативным в обществе, всякое отклонение от нормы осуждается, но Уолтер пытался игнорировать несоответствие личностных качеств супруги аксиологическим образцам социума.

С точки зрения психологии отвращение, наряду с гневом и презрением, относится к эмоциям триады враждебности [Покровская 1998: 7]. В рамках пейоративной оценки отвращением является явное негативное отношение к объекту, граничащее с брезгливостью.

Рассмотрим следующий пример:

(230) It was а little girl of six, an idiot with a huge hydrocephalic head that swayed top - heavily on small, squat body, large vacant eyes and a drooling mouth;

the creature spoke hoarsely a few mumbled words;

it was revolting and horrible;

and for some reason it conceived an idiot attachment for Kitty so that it followed her about as she changed her place from one part of the large room to the others (S. Maugham (c), 152).

В данном контексте китайская девочка, страдающая страшным недугом (гидроцефалией), вызывает у Кити отвращение. Явное физическое и умственное недоразвитие ребенка нормативно вызывает сотрадание и сочувствие у женщины. Прилагательные "horrible" и "revolting", имеющие явную пейоративную семантику, и являющиеся синонимами, притягиваются друг к другу по закону «синонимической аттракции» [Карасик 2002] и усиливают отрицательный эффект, производимый на Кити. В поведении Кити также имплицировано отвращение. Пытаясь избавиться от их прикос1ювений, она то и дело передвигалась по комнате.

К прагматическим смыслам пейоративной оценки относятся также осуждение и порицание. Порицание и осуждение являются разновидностями экстенсионала неодобрения. Порицание отличается от осуждения тем, что объектом порицания часто является ребенок, пожилой человек, инвалид, совершивший поступок в силу своего возраста, неопытности, нечаянно. В случае осуждения человек совершает проступок осознанно, специально. В случае порицания - это скорее «добрый упрек, чем суд» [Графова 1991: 96].

Порицание подразумевает словесное объяснение поступка, для осуждения характерны и невербальные формы: мимика, жесты.

Рассмотрим следующий пример:

(231) "You old cow", she said to her. "How dare you interfere with my private concerns? No, don't speak. Don't try to excuse yourself, I know exactly what you said to Michael, It was unpardonable,,," (S, Maugham (b), 177) В анализируемом контексте эксплицировано осуждение. Продуцентом речи выступает Джулия, негативно расценивающая вмешательство в личную жизнь.


Прагматическое содержание в данной ситуации определяется отрицательной семантикой прилагательного "unpardonable". Оценивая поступок другой женщины (Долли) с этических позиций, можно было бы судить о презрении, но это лишь частный случай, и болтливость в данном примере не является основанием для презрения, В эмоциональной речи Джулии прослеживается употребление пейоративного существительного "cow", имеющего негативное толкование "loosely woman, used esp, as a coarse form of address" [SBDNE], Подобное обращение указывает на негативное отношение Джулии к людям болтливым и любопытным, (232)"Мо11у, it was true, had wilted from time to time, defeated by the place of Biddy's social whirl, and had retired to her bed to put her feet up;

and Jess, it had to be admitted, was a spoilt and babied brat, dreadfully indulged and petted every time she cried" (R, Pilcher, 31), В данном примере объектом пейоративной оценки выступает пятилетняя девочка, Джесс капризна, неразумна и избалована в силу своего возраста. Ее поступки объяснимы разлукой с отцом, оставшимся в Сингапуре, незнакомым окружение и обстановкой. Пытаясь компенсировать разлуку с отцом и создать комфорт для девочки, Молли балует ее, но не больше, чем все остальные. Прагматический потенциал лексических единиц в словосочетании "spoilt and babied brat" указывает на то, что в анализируемом примере эксплицировано порицание.

Таблица Типы прагматических смыслов в контекстах пейоративной оценки Прагматический Типы контекстов № смысл (234) She would like, all the same, to see him once more 1. презрение in order to tell him what a despicable creature she thought him (S. Maugham (c), 230).

2. пренебрежение (235) "Well, I found myself seated in a horrid little private box, with a vulgar drop-scene staring me in the face. I looked out from behind the curtain and surveyed the house. It was a tawdry affair, all Cupids and cornucopias, like a third-rate wedding cake..." (O.

Wilde, 68) 3. отвращение (236) Ah enchanting smile lit up her grave face and she fondled them, she spoke little chaffing words which Kitty, ignorant though she was of Chinese, could tell were like caresses. She shuddered a little, for in their uniform dresses, sallow - skinned, stunted, with their flat noses, they looked to her hardly human. They were repulsive (S. Maugham (c), 128).

4. уничижение (237) "I wish she were ill," he rejoined. "But she seems to me to be simply callous and cold. She has entirely altered. Last night she was a great artist. This evening she is merely a commonplace, mediocre actress" (O. Wilde, 114-115).

5. неодобрение (238) "Don't you look every inch rakish scoundrel." He а) порицание greened, a flash of straight white teeth. "And you look like you should be selling cheese or something equallv countrvish." "I do not know how to take compliments but I enjoy hearing them" (K. Smith, 133).

б) осуждение (239) "You have literally worked her to death, Madame," he said barely controlled fury, "and you will answer to me if she dies, and to the Czar," he added for a good measure (D. Steel (b), 170).

Таким образом, можно сделать вывод, что пейоративно-оценочные высказывания обладают большим прагматическим потенциалом, проявляющимся в формировании негативных реакций, состояний, а также отрицательных эмотивно-оценочных отношений, какими являются презрение, пренебрежение, отвращение, уничижение, порицание, осуждение и другие.

Структурно-сегментная организация семантического поля пейоративной оценки представлена в схеме 9 (см. приложение 2).

Выводы по главе II 1. В языке существуют экспоненты мелиоративной и пейоративной оценки, что естественным образом отражает возможный характер отношения субъекта к воспринимаемому действию, событию, факту.

2. Пейоративная оценка может быть представлена:

- - лексическими единицами, содержащими негативную сему;

- - лексическими единицами, приобретающими негативную сему при изменении лексико-грамматического статуса;

- - лексическими единицами с отрицательными аффиксами;

- - лексическими единицами со смещенной комбинаторикой;

- - фразеологизмами;

- - грамматическими конструкциями;

- - стилистическими приемами.

3. Семантическое поле пейоративной оценки структурируется с учетом характера и степени отклонения оценочного слова от онтологической и конвенциональной нормы в сторону абсолютного оценочного предиката «плохо».

4. Количество моделей вхождения оценочного компонента в предложение ограничено особенностями структуры предложения. Оценка может актуализироваться во всех имеющихся моделях, то есть быть как надпропозициональной, так и внутрипропозициональной, в отличие от дескрипции, которая, очевидно, не может быть надпропозициональной, 5. Некоторые лексические единицы (cheap, thief, bastard) могут реализовывать пейоративное оценочное значение в условиях определенного контекста. Наибольший удельный вес среди контекстуальных пейоративов составляют пейоративные прилагательные и пейоративные существительные.

Употребление последних в речи носит статусно-оценочный характер. Для контекстуально обусловленных пейоративов характерны размытость семантики, оценочная образность и экспрессивность.

6. Нрагматическая нагрузка пейоративной оценки выявляется в создании отрицательных эмоциональных реакций, состояний и отношений (презрения, пренебрежения, уничижения, отвращения, порицания, осуждения и так далее).

7. Оценочное слово может быть амбивалентным. В этом случае выявление характера оценки зависит от широкого контекста.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ На основе вышеизложенного можно выделить следующие заключительные положения:

-ценностная ориентация, очевидно, является ингерентной воспринимающему субъекту и проявляется на уровне инстинкта. Оценка не надстраивается над восприятием, но встраивается в него в качестве полноправного компонента в системе «констатация факта - отношение к факту». Разграничение дескриптивного (фактивного) и оценочного значений возможно по нескольким показателям: наличию оценочной семы в семантике лексической единицы, сформированности устойчивых и закрепленных в узусе коннотаций, а также по контекстуальным признакам актуализационной комбинаторике и общему лексическому наполнению высказывания.

Языковая категория оценки может быть охарактеризована как антропоцентричная по основанию и диффузная по формальной представленности, выражаемая разнопорядковыми языковыми единицами морфемами, лексемами, синтаксическими конструкциями и стилистическими средствами.

В языке существуют экспоненты мелиоративной и пейоративной оценки, что естественным образом отражает возможный характер отношения субъекта к воспринимаемому действию, событию, факту.

Оценка взаимодействует с другими категориями языка, такими как детерминация, модальность, эмоциональность и отрицание. В последнем случае взаимодействие приводит к возникновению новых актуализационных смыслов в рамках пейоративного семантического поля. Вместе с тем, семантическое поле пейоративной оценки структурируется с учетом характера и степени отклонения оценочного слова от онтологической и конвенциональной нормы в сторону абсолютного оценочного предиката «плохо».

Пейоративная оценка может быть представлена на всех уровнях языковой системы, преимущественно на лексическом уровне - единицами с внутренней семантикой оценочного негатива, дериватами с отрицательными аффиксами, лексемами со смещенным компонентом высказывания и контекстуально обусловленными пейоративами. Вместе с тем, грамматические конструкции и стилистические приемы являются важным средством передачи отрицательного оценочного отношения к описываемым явлениям, событиям, фактам.

Прагматический потенциал лексем пейоративно-оценочного смысла проявляется в формировании аллосем: презрения, пренебрежения, уничижения, отвращения, омерзения, неодобрения, порицания, осуждения, негодования.

Таким образом, реализованный в исследовании семантико прагматический категориальный подход к изучению средств выражения оценочных смыслов открывает перспективы для дальнейшего исследования пеиоративов в лингвокультурологическом аспекте.

Библиография 1. Адмони, В.Г. Грамматический строй как система построения и общая теория грамматики [Текст] / В.Г. Адмони. - Л.: Наука, 1988. - 240 с.

2. Александров, Д.И. Логика. Риторика. Этика [Текст]: учеб. пособие / Д.И. Александров. - 3-е изд. - М.: Флинта: Наука, 2004. - 168 с.

3. Амосова, Н.Н. К вопросу о лексическом значении слова [Текст] / Н.Н.

Амосова//Вестник ЛГУ.- 1957.-Вып.1.^ь 2. - С. 102-103.

4. Анисимов, С.Ф. Введение в аксиологию [Текст]: учеб. пособие для изучающих философию / С.Ф. Анисимов. - М.: Современные тетради, 2001.-128 с.

5. Апресян, В.Ю. Метафора в семантическом представлении эмоций [Текст] / В.Ю. Апресян, Ю.Д. Апресян // Вопросы языкознания. 1 9 9 3. - № 3. - С. 27-35.

6. Аристотель. Сочинения [Текст]: в 4 т. / Аристотель. - М.: Мысль, 1984.-Т.4.-830С.

7. Арнольд, И.В. Лексикология современного английского языка [Текст]: учеб. пособие для студ. пед. институтов / И.В. Арнольд. - М.:

Изд-во лит-ры на иностранных языках, 1959. - 351 с.

8. Арнольд, И.В. Графические стилистические средства [Текст] / И.В.

Арнольд // Иностранные языки в школе. - 1973. - №3. - С. 13-20.

9. Арнольд, И.В. Стилистика. Современный английский язык [Текст]:

учебник для вузов / И.В. Арнольд;

науч. ред. П.Е. Бухаркин. - 4-е изд., исп. и доп. - М.: Флинта: Наука, 2002. - 384 с.

Ю.Арутюнова, Н.Д. Языковая метафора: синтаксис и лексика [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Лингвистика и поэтика. - М.: Наука, 1979. - С. -173.

П.Арутюнова, Н.Д. Сравнительная оценка ситуаций [Текст] / Н.Д.

Арутюнова // Изв. АН СССР. Сер. Лит-ры и языка. - М., 1983. - т. 42.

№ 4. - С. 330-341.

12.Арутюнова, Н.Д. Типы языковых значений. Оценка, событие, факт [Текст] / Н.Д. Арутюнова. - М.: Наука, 1988. - 341с.

П.Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека [Текст] / Н.Д. Арутюнова. М.: Языки русской культуры, 1999. - 896с.


14. Бабаева, Е.В. Дискурсивное измерение ценностей [Текст]:

монография / Е.В Бабаева. - Волжский: Филиал ГОУ ВНО «МЭИ (ТУ)», 2003.-102 с.

15.Балли, Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка [Текст] /Ш. Балли / пер. с фр. - М.: Изд-во иностр. лит., 1955.-416 с.

16.Балли, Ш. Французская стилистика [Текст] / Ш. Балли / пер. с фр.

К.А. Долинина;

под. ред. Е.Г. Эткинда. - М.: Изд-во иностранной литература, 1961. - 394 с.

П.Бархударов, Л.С. Очерки по морфологии современного английского языка [Текст] / Л.С. Бархударов. - М.: Высшая школа, 1975. - 156 с.

18.Бахарев, А.И. Отрицание в логике и грамматике [Текст] / А.И.

Бахарев. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1980. - 77с.

19.Баяртуева, Е.Н. Фреймовая семантика глаголов оценочного действия в современном английском языке: автореф. дис....канд. филол. наук:

10.02.04 [Текст] / Е.П. Баяртуева;

ИГПУ. - Иркутск, 2001. - 16 с.

20.Белова, А.В. Оценочные средства обозначения личностных характеристик в английском языке: номинативно-коммуникативные аспекты: автореф. дис....канд. филол. наук: 10.02.04 [Текст] / А.В.

Белова;

МГЛУ. - М., 2001.- 24 с.

21.Беляева, Т.М. Словообразовательная валентность глагольных основ в английском языке [Текст] / Т.М. Беляева. - М.: Высшая школа, 1979.

-184 с.

22.Березин, Ф.М. История лингвистических учений [Текст]: учеб пос.

для филол. спец. ун-тов и пед. институтов / Ф.М. Березин. - М.:

Высшая школа, 1975. - 304 с.

23.Блох, М.Я. Теоретические основы грамматики [Текст]: учебник для вузов / М.Я. Блох. - М.: Высшая школа, 1986. - 160 с.

24.Болдырев, Н.Н. Когнитивная семантика: Курс лекций по английской филологии [Текст] / Н.Н. Болдырев. - Тамбов: Изд-во Там. Ун-та, 2000.-123с.

25.Бондаренко, В.Н. Отрицание как логико-грамматическая категория [Текст] / В.Н. Бондаренко. - М.: Наука, 1983. - 216 с.

26.Бондарко, А.В. Теория морфологических категорий [Текст] / А.В.

Бондарко. - Л.: Наука, 1976. - 256 с.

27.Бондарко, А.В. Грамматическое значение и его смысл [Текст] / А.В.

Бондарко. - Л.: Наука, 1978. - 176 с.

28.Бондарко, А.В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии [Текст] / А.В. Бондарко. - Л.: Наука Ленинградское отделение, 1983.-208 с.

29. Брожик, В. Марксистская теория оценки [Текст] / В. Брожик. - М.:

Професс, 1982.-264С.

ЗО.Василенко, В.А. Ценность и оценка: автореф. дис.... канд. философ.

наук [Текст] / В.А. Василенко;

Институт философии АН УССР. Киев, 1964.-20 с.

31.Васильев, Л.М. «Стилистическое значение», экспрессивность, эмоциональность как категории семантики [Текст] / Л.М. Васильев // Проблемы функционирования языка и специфики речевых разновидностей. - Пермь: Изд-во ПГУ, 1985. - С. 3-9.

32.Васильева, А.В. Эмоционально-оценочные прилагательные в современном английском языке (парадигматический и синтагматический анализ): автореф. дис.... канд. филол. наук:

10.02.04 [Текст] / А.В. Васильева;

КГУ. - Калинин, 1975. - 22 с.

33. Вежбицкая, А. Понимание культур через посредство ключевых слов [Текст] / А. Вежбицкая / пер. с анг. А.Д. Шмелева - М.: Языки славянской культуры, 2001. - 288 с. - (Язык. Семиотика. Культура.

Малая серия).

34. Вендина, Т.И. Семантика оценки и ее манифестация средствами словообразования [Текст] / Т.И. Вендина // Славяноведение. - М.:

1997.-№4.-С. 41- 35. Вендлер, 3. О слове good [Текст] / 3. Вендлер // Новое в зарубежной лингвистике. Лингвистическая семантика. - М.: Прогресс, 1981. Выи. 10.-C.531-554.

36.Виноградова, Н.Г. Оценочная деятельность индивида в формировании сегментов концептуальной и языковой картины мира [Текст] / Н.Г. Виноградова // Проблемы межкультурной коммуникации в теории языка и лингводидактике: материалы международной научно-нрактической конференции, посвященной 70 летию БГПУ. - Барнаул: Изд-во БГПУ, 2003. - С.31-32.

37. Виноградова, Н.Г. Синтаксические конструкции актуализации семантики аксиологической оценки: автореф. дис.... канд. филол.

наук: 10.02.04 [Текст] / Н.Г. Виноградова;

БГПУ. - Барнаул, 2004. - с.

38. Витгенштейн, Л. Логико-философский трактат [Текст] / Л.

Витгенштейн. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1958. - 136 с.

39. Вольф, Е.М. Функциональная семантика оценки [Текст] / Е.М.

Вольф. - М.: Наука, 1985. - 228 с.

40. Вольф, Е.М. Метафора и оценка [Текст] / Е.М. Вольф // Метафора в языке и тексте: Сб. науч. тр. / АН СССР. Ин-т языкознания / отв. ред.

В.Н. Телия. - М.: Наука, 1988. - С. 52-65.

41. Вольф, Е.М. Функциональная семантика. Описание эмоциональных состояний [Текст] / Е.М. Вольф // Функциональная семантика. Оценка, экспрессивность, модальность;

под ред. Н.Д. Арутюновой, И.И.

Челышевой. - М.: Рос. акад. наук. Институт языкознания, 1996. - С.

137-167.

42. Воркачёв, С.Г. Безразличие vs. презрение (на материале испанского языка) [Текст] / С.Г. Воркачёв // Вопросы языкознания. - 1992. - J k 1.

N - С. 79-86.

43. Гак, В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. Синтаксис [Текст] / В.Г. Гак. - М.: Высшая школа, 1986. - 221 с.

44. Гак, В.Г. Синтаксис эмоции и оценок [Текст] / В.Г. Гак // Функциональная семантика: оценка, экспрессивность, модальность;

под ред. Н.Д. Арутюновой, И.И. Челышевой. - М.: Рос. академия наук.

Институт языкознания, 1996. - С. 20-31.

45. Гак, В.Г. Эмоции и оценка в структуре высказывания и текста [Текст] / В.Г. Гак // Вестник МГУ. Сер. 9: Филология. 1997. - ^Ь 3. - С. 87-93.

46. Гартман, Н. Эстетика [Текст] / Н. Гартман / Пер. с нем. Т.С.

Батищевой ;

под. ред. А.С. Васильева - М.: Изд-во Гнозис, 2004. - с.

47. Гегель, Г. Сочинения [Текст] / Г. Гегель. - М.: Соцэкгиз, 1939. - т.6. 387 с.

48. Германов, С.Н. Опыт построения лексико-семантического поля с доминантой «странный» [Текст] / С.Н. Германов // Единство системного и функционального анализа языковых единиц: материалы международной научной конференции. - Белгород, 2006. - Вып.9. ч.2.

- С. 35-39.

49. Гоббс, Т. Избранные произведения [Текст]: В 2-х т. / Т. Гоббс / пер. с лат. и анг. В.В. Соколова;

под. ред. В.В. Соколова. - М.: Мысль, 1964. Т.1.-583С.

50. Гоббс, Т. Избранные произведение [Текст]: В 2-х т. / Т.Гоббс / пер. с лат. и анг. В.В. Соколова;

под. ред. Е.М. Вейцмана. - М.: Мысль, 1964.

-Т.2.-748С.

51. Годфруа, Ж. Что такое психология [Текст]: В 2 т. / Ж. Годфруа / пер.

с фр. Н.Н. Алипова, А.В. Пегелау, Т.Я. Эстриной;

под ред. Т.Г.

Аракелова. - 2-е изд., стереотипное. - М.: Мир, 1999. - Т. 1. - 496 с.

52. Голуб, И.Б. Стилистика современного русского языка [Текст]: учеб.

нособие / И.Б. Голуб. - 2-е изд., перераб. и дон. - М.: Высшая школа, 1986.-336 с.

53. Графова, Т.А. Смысловая структура эмотивных нредикатов [Текст] / Т.А. Графова, В.Н. Телия, A.M. Шахнарович // Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экснрессивности. - М.: Наука, 1991. - С.

67-99.

54. Григорян, С.С. Семантическая структура грунны английских нрилагательных положительной оценки и особенности их функционирования в английском языке: автореф. дис.... кан. филол.

наук: 10.02.04 [Текст] / С.С. Григорян;

МГПИ им. В.И. Ленина. - М., 1988.-16 с.

55. Гридин, В.Н. Психолингвистические функции эмоционально экснрессивной лексики: автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.02. [Текст] / В.Н. Гридин;

МГПИ им. В.И. Ленина. - М., 1976. - 22 с.

56. Декарт, Р. Избранные нроизведения [Текст] / Р. Декарт / нер. с фр., лат. В.В. Соколова;

иод. ред. В.В. Соколова. - М.: Госнолитиздат, 1950.

-712 с.

57. Долинин, К.А. Стилистика французского языка: учеб. нособие для студентов пед. институтов но спец. J » 2103 «ин. яз» / К.А. Долинин - 2 N е изд., дораб. - М.: Просвещение, 1987. - 303 с.

58. Дьюи, Дж. Реконструкция в философии. Проблемы человека [Текст] / Дж. Дьюи / пер. с анг. Н.М. Никольской. - М.: Республика, 2003. - с.

59. Есперсен, О. Философия грамматики [Текст] / О. Есперсен. - М.: Изд во иностр. лит-ры, 1958. - 404 с.

60. Жельвис, В.И. Эмотивный аспект речи: Психологическая интернретация речевого воздействия [Текст] / В.И. Жельвис. Ярославль: Изд-во ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1991.-81 с.

61. Зыкова, Г.Н. Оценочность в семантике английских разговорных прилагательных [Текст] / Г.Н. Зыкова // Проблемы межкультурной коммуникации в теории языка и лингводидактике: материалы научно нрактической конференции, посвященной 70-летию БГПУ. - Барнаул:

Изд-во БГПУ, 2003. - С. 100-104.

62. Зыкова, Л.В. Историческое развитие некоторых английских прилагательных, выражающих понятие отрицательной оценки [Текст]:

автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.02.04 [Текст] / Л.В. Зыкова;

МГПИ им. В.И. Ленина. - М., 1981. - 16 с.

63. Иванов, Л.Ю. Текст научной дискуссии: Дейксис и оценка [Текст] / Л.Ю. Иванов. - М.: НИП «2Р», 2003. - 208 с.

64. Ивин, А.А. Основание логики оценок [Текст] / А.А. Ивин. - М.: Изд во МГУ, 1970. - 230 с.

65. Ивин, А.А. Основы теории аргументации [Текст] / А.А. Ивин. - М.:

Владос, 1997.-352С.

66. Ивин, А.А. Логика [Текст]: учеб. пособие для вузов / А.А. Ивин. - М.:

Высшая школа, 2004. - 304 с.

67. Изард, К.Э. Психология эмоций [Текст] / К.Э. Изард / пер. с анг. СПб.: Питер, 2003.-464 с.

68. Карасик, В.И. Язык социального статуса [Текст] / В.И. Карасик. - М.:

Гнозис, 2002. - 330 с.

69.Каращук, П.М. Словообразование английского языка [Текст] / П.М.

Каращук. - М.: Высшая школа, 1977. - 303 с.

70. Кацнельсон, С.Д. Общее и типологическое языкознание [Текст] / С.Д.

Кацнельсон. - Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1986. - 298 с.

71. Кащеева, М.А. Специфика смысловой структуры некоторых качественных прилагательных и ее речевой актуализации [Текст] / М.А. Кащеева // Вопросы английской контекстологии;

под. ред.

Кащеевой М.А. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1974. - Вып.1. - С. 59-70.

72. Кобрина, Н.А. Понятийные категории и их реализация в языке [Текст] / Н.А. Кобрина // Понятийные категории и их языковая реализация:

Межвуз. сб. науч. тр.;

под ред. Н.А. Кобриной. - Л.: ЛГПИ им. А.И.

Герцена, 1989.-С. 40-49.

73. Коваленко, Е.В. Аксиологический аспект отношений «человек - мир»

[Текст] / Е.В. Коваленко // Язык и мировая культура: Взгляд молодых исследователей: материалы VI Региональной научно-практической конференции. - Томск: Изд-во Pay Ш мбХ, 2006а. - 4.2. - С. 69-73.

74. Коваленко, Е.В. Аспекты изучения оценки [Текст] / Е.В. Коваленко // Современные лингвистические теории: проблемы слова, предложения, текста / Вестник ИГЛУ. Серия Лингвистика;

под ред. проф. М.В.

Малинович. - Иркутск: ИГЛУ, 20066. - №5. - С.87-96.

75.Коваленко, Е.В. Лексические единицы отрицательной семантики [Текст] / Е.В. Коваленко // Изучение иностранных языков в аспекте взаимодействия культур: материалы международной научно практической конференции. - Уссурийск: Изд-во УГПИ, 2006в. - С.

58-65.

76.Коваленко, Е.В. Языковые экспоненты оценочных смыслов [Текст] / Е.В. Коваленко // Проблемы межкультурной коммуникации в теории языка и лингводидактике: материалы международной научно практической конференции, посвященной 5-летию ЛИИН. - Барнаул:

Изд-во БГПУ, 2006г. - Ч. 1. - С. 88-91.

77.Козлова, О.А. Нормативность как адгерентный признак объекта и познавательная конвенция [Текст] / О.А. Козлова // Проблемы межкультурной коммуникации в теории языка и лингводидактике:

материалы международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию БГПУ. - Барнаул: Изд-во БГПУ, 2003. - С. 119 122.

78. Колшанский, Г.В. Паралингвистика [Текст] / Г.В. Колшанский. - М.:

Наука, 1974.-81 с.

79.Кондаков, Н. И. Введение в логику [Текст] / Н.И. Кондаков;

отв. ред.

Д.П. Горский - М.: Наука, 1967. - 461 с.

80. Копнин, П.В. Диалектика как логика [Текст] / П.В. Копнин. - Киев:

Изд-во Киевского ун-та, 1961. - 481 с.

81. Кравченко, И.И. Политические и другие социальные ценности [Текст] / И.И. Кравченко // Вопросы философии. 2005. - № 2. - С. 3-16.

82. Краснова, И.Е. Производные прилагательные со значением характеристики предмета через его признак: автореф. дис....канд.

филол. наук: 10.02.04 [Текст] / И.Е. Краснова;

МГПИ им. В.И. Ленина.

- М., 1973.-27 с.

83. Кроль, В.М. Психология и педагогика [Текст]: учеб. пособие для тех.

вузов/В.М. Кроль.-М.: Высшая школа, 2 0 0 1. - 319 с.

84. Крушельницкая, Г.К. Проблемы взаимосвязи языка и мышления [Текст] / Г.К. Крушельницкая // Общее языкознание. Формы существования, функции, история языка. - М.: Наука, 1970. - С. 376 416.

85. Кубрякова, B.C. Типы языковых значений. Семантика производного слова [Текст] / Е.С. Кубрякова. - М.: Наука, 1981. - 200 с.

86. Кубрякова, Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке:

Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира [Текст] / Е.С. Кубрякова, Рос. Академия наук, Ин-т языкознания. - М.:

Языки славянской культуры, 2004. - 560 с. - (Язык. Семиотика.

Культура).

87. Кузнецова, В.А. Категория отрицательной оценки и её отражение в системе глагола современного английского языка: автореф. дис....

канд. филол. наук: 10.02.04 [Текст] / В.А. Кузнецова;

ЛГПИ им. А.И.

Герцена.-Л., 1982.-21 с.

88.Куликова, Э.Г. Норма в лингвистике и паралингвистике [Текст]:

монография / РГЭЦ «РИНХ» / Э.Г. Куликова. - Ростов н / Д., 2004. 300 с.

89. Лейко, A.M. Некоторые знаки препинания как средство выражения эмоций в прямой речи (на материале английского языка) [Текст] / A.M.

Лейко // Выражение экспрессивности в языке и речи: сб. научных тр.;

отв. ред. Н.С. Фомченко. - Новосибирск, 1976. - С. 29-33.

90. Леонтьев, А.Н. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции [Текст] / А.Н. Леонтьев // Вопросы философии. 1996. - Х о 4. - С. 15-26.

91. Леонтьева, С.Ф. Отрицательные аффиксы в современном английском языке [Текст] / С.Ф. Леонтьева. - М.: Изд-во Высшая школа, 1974. 104 с.

92. Локк, Дж. Избранные философские произведения [Текст]: в 2 т. / Дж.

Локк / пер. с анг.;

под ред. И.С. Нарского, А.Л. Субботина. - М.:

Экономика, 1960.-Т. 1.- 734с.

93. Лопатина, М.Ю. Сравнение как основа оценки [Текст] / М.Ю.

Лопатина // Коммуникативно-парадигматические аспекты исследования языковых единиц: сборник статей к юбилею проф. М.Я.

Блоха. - Барнаул-Москва: БГНУ, 2004. - Ч. 2.- С. 200-206.

94. Лук, А.Н. Эмоции и личность [Текст] / А.Н. Лук. - М.: Знание, 1982. 175 с.

95. Лукьянова, Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления (проблемы семантики) [Текст] / Н.А. Лукьянова. - Новосибирск: Изд во Наука, сибирское отделение, 1986. - 231 с.

96. Макарчев, Б.В. Оценочные префиксы романского происхождения в английском языке [Текст] / Б.В. Макарчев // Выражение экспрессивности в языке и речи: сб. научных тр.;

отв. ред. Н.С.

Фомченко. - Новосибирск: НГНИ: 1976. - Вып. 107. - С. 39-45.

97. Максименко, О.Г. Структура, семантика и функционирование эпистемического компонента высказывания в дискурсе: автореф. дис.

...канд. филол. наук: 10.02.04 [Текст] / О.Г. Максименко;

БГНУ. Барнаул, 1999.-24 с.

98. Медникова, Э. М, Значение слова и методы его описания [Текст] / Э.М. Медникова. - М.: Высшая школа, 1974. - 202 с.

99. Мещанинов, И.И. Понятийные категории в языке [Текст] / И.И.

Мещанинов//Тр. ВИИЯ.-М., 1 9 4 5. - № 1. - С. 5-17.

100. Мещанинов, И.И. Члены предложения и части речи [Текст] / И.И.

Мещанинов;

отв. ред. Панфилов В.З. - Л.: Наука, ленинградское отделение, 1978.-388 с.

101. Милованова, Н.Я. Об особенностях употребления оценочной лексики в стиле научной прозы [Текст] / Н.Я. Милованова // Проблемы функционирования языка и специфики речевых разновидностей. Пермь: ПГУ, 1985.-С. 75-84.

102. Миськова, Е.В. Выражение эмоциональной оценки в предложении [Текст] / Е.В. Миськова // Грамматическое значение предложения и семантика высказывания. - М., 1987. - С. 46-52.

ЮЗ.Москаленская, А.И. Способы выражения негативной оценки в диахронии (на материале имен существительных, обозначающих одушевленные предметы): автореф. дне....канд. филол. наук: 10.02. [Текст] / А.И. Москаленская;

КГПИИЯ. - Киев, 1987. - 24 с.

104. Мукаржовский, Я. Исследования по эстетике и теории искусства [Текст] / Я. Мукаржовский / пер. с чеш. В.А. Каменской. - М.:

Искусство, 1994. - 606 с.

105. Мур, Дж. Принципы этики [Текст] / Дж. Мур / пер. с анл. Л.В.

Коноваловой;

под ред. И.С. Нарского. - М.: Прогресс, 1984. - 324 с.

106. Никитин, М.В. Основы лингвистической теории значения [Текст] / М.В. Никитин. - М.: Высшая школа, 1988. - 168 с.

107. Никитин, М.В. Заметки об оценке и оценочных значениях -1 [Текст] / М.В. Никитин // Studia Linguistica. Когнитивно-прагматические и художественные функции языка - СПб.: Тригон, 2000. - № 9. - С. 7-22.

108.Осокина, НЛО. Смещенные члены предложения как явление синтаксиса и как стилистический прием: автореф. дис.... канд. филол.

наук: 10.02.04 [Текст] / Н.Ю. Осокина;

БГПУ. - Барнаул, 2003. - 19 с.

109. Остин, Дж. Л. Слово как действие [Текст] / Дж. Л. Остин // Новое в зарубежной лингвистике. Теория речевых актов. - М.: Нрогресс, 1986..№17.-С.22-129.

ПО. Павилёнис, Р.И. Проблема смысла: Современный логико философский анализ языка [Текст] / Р.И. Навилёнис. - М.: Мысль, 1983.-286 с.

111. Назыч, Н.В. Средства языковой номинации отрицательной оценки в современном английском языке: автореф. дис.... канд. филол. наук:

10.02.04 [Текст] / Н.В. Назыч;

КГУ имени Т.Г. Шевченко. - Киев, 1986.

- 2 3 с.

112. Начина, Н.Н. Развитие оценочных значений в отрицательных местоименных словах: автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.02. [Текст] / Н.Н. Начина;

МНГУ. - М., 1998. - 22 с.

113. Нетрищева, Е.Ф. Стилистически окрашенная лексика русского языка [Текст] / Е.Ф. Нетрищева. - М.: Наука, 1984. - 222 с.

114. Нетрова, Г.В. Нредикаты эмоционального отношения с отрицательной оценкой: безразличие и презрение [Текст] / Г.В.

Нетрова // Функциональная семантика оценки. Оценка, экспрессивность, модальность;

под ред. Н.Д. Арутюновой;

Н.Н.

Челышевой. - М.: Рос. акад. наук. Институт языкознания, 1996. - С.

62-72.

115.Нлунгян, В.А. Грамматические категории, их аналоги и заместители:

автореф. дис.... д-ра филол. наук: 10.02.04 [Текст] / В.А. Нлунгян;

МГУ им. М.В. Ломоносова. - М., 1998. - 48 с.

116. Нокровская, Я.А. Отражение в языке агрессивных состояний человека: автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.02.04 [Текст] / ЯЛ.

Нокровская;

ВГНУ. - Волгоград, 1998. - 19 с.

117. Попова, З.Д. Языковая и национальная картины мира [Текст] / З.Д.

Попова, И.А, Стернин. - 2-е изд., исправленное. - Воронеж: 2003. - с.

118.Пороховская, Т.И. Ценность и оценка в морали [Текст] / Т.И.

Пороховская. - М.: Изд-во МГУ, 1988. - 87 с.

119. Рассел, Б. Человеческое познание: его сфера и границы [Текст] / Б.

Рассел. - Изд-во: Институт общегуманитарных исследований, 2001. 560 с.

12О.Райхштейн, А. Д. Лингвострановедческий аспект устойчивых словесных комплексов [Текст] / А.Д. Райхштейн // Словари и лингвострановедение. - М.: Рус. яз., 1982. - С. 142-153.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.