авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Хованчук, Ольга Александровна

История японского костюма с древнейших времен

до середины XX в

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2007

Хованчук, Ольга Александровна.

   История японского костюма с древнейших времен до

середины XX в.  [Электронный ресурс] : дис. ... канд. ист.

наук

 : 07.00.03. ­ Владивосток: РГБ, 2007. ­ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки).

Всеобщая история (соответствующего периода) Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/07/0201/070201039.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Хованчук, Ольга Александровна История японского костюма с древнейших времен до середины XX в Владивосток  Российская государственная библиотека, 2007 (электронный текст) 61:07-7/ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УННВЕРСНТЕТ

на правах рукописи

ХОВАНЧУК ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА ИСТОРИЯ я п о и с к о г о КОСТЮМА с ДРЕВИЕЙШИХ ВРЕМЕИ ДО СЕРЕДИИЫ XX В.

Специальность 07.00.03 - Всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Владивосток ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. Культурное влияние Китая и Кореи на японский костюм в древности и раннем средневековье. 1.1 Формирование японского костюма в III - XI вв. 1?

1.2 Адаптация иностранных заимствований в японском костюме 1.3 Появление тканей и архаичные технологии ткачества и окрашивания. ГЛАВА 2. Формирование самурайской культуры и ее отражение в одежде. II 2.1 Изменения в костюме в период Камакура и Муромати баку фу. Л 2.2 Влияние европейского костюма на японскую одежду в конце XVI в. 2.3 Костюм театра Но и проблема сохранения традиций средневекового костюма самурайства и аристократии Ш 2.4 Технологии изготовления тканей XIV - XVI вв. НО ГЛАВА 3. Городская культура и ее роль в развитии костюма. 3.1 Основные тенденции в одежде в период Эдо. 3.2 Возрождение аристократических традиций в костюме. Й 3.3 Театр Кабуки как отражение тенденций городского костюма. 3.4 Развитие технологий окрашивания в период Эдо i5f ГЛАВА 4. Заключительный этап формирования японского костюма. Ш 4.1 Проблема влияния традиций западного костюма на одежду японцев в эпоху Мэйдзи. Ш 4.2 Изменения одежды горожан. Ш 4.3 Технологии изготовления тканей в конце XIX начале XX вв. ЗАКЛЮЧЕНИЕ i% использованной литературы lOi Приложения Ui ВВЕДЕНИЕ Культура многогранное понятие, которое включает в себя весь спектр материальных и духовных достижений цивилизации. При этом различные аспекты культуры всегда развиваются взаимосвязано и испытывают взаимное влияние, поэтому нельзя рассматривать какой-либо из них в отрыве от других.

Это касается как западной цивилизации, так и восточной.

Духовная культура народа включает разные аспекты: религия и народные обычаи, литература и искусство, наука и общественная мысль, - ни один из которых не развивался обособленно от других. Взаимовлияние элементов создавало неповторимый образ национальной культуры, а люди в качестве ее носителей выражали свое мировоззрение в предметах материальной культуры. Благодаря этим проявлениям мы можем теперь судить об общих и индивидуальных процессах, происходивших в разных культурах.

Одежда сопровождает человека с древнейших времен. Это часть не только материальной, но и духовной культуры разных народов, вобравшая в себя традиции и мировоззрение этих народов от самых истоков цивилизации.

В процессе развития одежда испытывала влияние многих факторов: климата, местных традиций и иностранных заимствований, развития экономики и технических новшеств. Она защищает человека от холода, является элементом ритуала, сословно-различающим, этическим, эстетическим элементом, произведением искусства.

Костюм неотделим от общего культурного развития страны, он является продуктом каждой эпохи и выражает ее особенности. На утилитарном уровне одежда соответствовала климату и виду деятельности, на социальном уровне отражала статус человека в обществе, соответствуя отношениям в строгой иерархичной системе. С другой стороны, человеку всегда было свойственно стремление выглядеть красиво, что породило такое явление как мода, а это уже часть духовной культуры. В моде отражалось чувство прекрасного людей конкретного общества, определенного периода. Брюно де Рожель писал: «История моды, это не история одежды. Это история отношений одежды и человека, который ее надевал»\ Поэтому, рассматривая костюм разных эпох, необходимо учитывать мировоззрение и эстетические вкусы людей, которые создавали этот костюм.

Наряду с выполнением утилитарных функций, одежда представляла собой один из видов искусства. В аристократической среде независимо от пола человека, его костюм должен был являть собой образец изысканности и высокого вкуса. Росписи и вытканные узоры тканей оценивались наравне с произведениями мастеров живописи и каллиграфии.

В результате такого отношения сложилась особая культура праздничного и церемониального платья. Простой бытовой процесс надевания одежды превратился в искусство из-за существования множества эстетических и этических правил, государственных установлений относительно костюма.

Актуальность темы обусловлена тем, что процесс формирования одежды тесно переплетается с другими важными историческими процессами в обществе и составляет одну из самых обширных областей бытовой культуры Японии.

Изучение японского костюма необходимо, чтобы иметь более полное представление о ходе культурных, социальных и политических изменений в истории страны. Элементы заимствований в одежде указывают на широкие международные контакты и высокую способность японцев усваивать и перерабатывать полученную информацию. Становление политической системы страны повлияло на систему рангового и сословного разграничения в использовании различных видов костюма. Государство издавало множество указов, касавшихся одежды, что сказывалось и на формировании эстетических традиций. Внутренняя политика государства, например, система заложничества санкинкотай, и войны способствовали распространению технологий ткачества.

' Санкинкотай - в XVII - XVIII вв. система, при которой феодалы должны были каждый второй год проживать в столице, а на время пока они находились в своих поместьях, в столице оставался кто-либо из их близких родственников.

т.к. в эти периоды большие массы народа передвигались с места на место и несли с собой новую информацию. Ухудшение или улучшение экономического положения, социальные изменения, стихийные бедствия и другие факторы сыграли важную роль в развитии костюма.

Современное состояние и стенень изученности нроблемы. В российской и советской историографии существует немало работ, посвященных культуре Японии, почти в каждой из них затронута тема одежды, но эти сведения чаще всего отрывочные, дополнительные в обзоре отдельных периодов японской истории. На русском языке нет ни одной работы, посвященной истории янонского костюма в целом.

В советской историографии особенно интересны работы Н.И. Конрада и С.А. Арутюнова^. Историческое исследование Н.И. Конрада дает представление о ходе формирования японской культуры с древности до XVI в. С.А Арутюнов в своих книгах пишет как о быте японцев 60-70-х гг. XX в., так и о закономерностях в развитии и взаимодействии культур Запада и Востока.

Работы Л.Д. Гришелевой"^ и Н.С. Николаевой^ рассматривают разные периоды в развитии японской культуры, но подход к вопросу у авторов в целом схож. Анализируя процессы формирования национальной культуры Японии, они описывают изменения в социальньк, политических институтах страны, большое внимание уделяют религии и искусству, а также взаимовлиянию западной и янонской культур. Авторы частично описывают и костюм, рассматриваемых ими эпох, однако эти описания являются лишь дополнением к общей картине культурного нроцесса, нроходившего в Японии.

СБ. Маркарьян и Э.В. Молодякова^, исследуя праздники и обряды Японии, описывают немало обрядов, в которых определяюшую роль играла одежда.

Работа Л.А Нронникова и И.Д. Ладанова^ носит страноведческий характер. В ней подробно изложены традиционные аспекты культуры, быта японцев.

Две книги «Китайский костюм» Л. Сычева и В. Сычева^ и «История костюма» М.Н. Mepцaлoвoй^ не связаны напрямую с японской одеждой, но оказались исключительно интересны и полезны. Сычевы рассматривают не только историю китайского костюма, они большое внимание уделяют символике в одежде, социальной роли костюма, тому, какое отражение он получил в литературе и искусстве. Книга М.Н. Мерцаловой посвящена истории европейского костюма. Эта работа не только позволяет проследить и понять закономерные процессы, происходящие в истории костюма в целом, но и провести параллели с заимствованными формами костюма, которые появились в Японии в результате контактов с иностранцами.

Зарубежные авторы обращались к теме истории японского костюма чаще.

Лиза Долби'°, ставшая единственной гейшей-иностранкой, написала несколько работ в которых большое внимание уделяется культуре костюма. Она дает краткий исторический обзор развития японского костюма, подробно останавливаясь на периоде с середины XIX в. до настоящего времени. В книге Алана Кеннеди'^ использован проблемный подход. Описывая одежды эпохи Эдо (XVII-середина XIX вв.), он обращается к одежде горожан, костюму буддийских священников и костюму театра Но как к вещам, в которык наиболее ярко проявились изменения в обществе соответствующего периода. В работе Хелен Бентон Миних'^ прослежена история японского костюма от мифического периода до начала XX в. Она обращается как к формированию различньгх форм костюма, так и к происхождению и развитию технологий производства тканей.

Рут Шейвер'^ посвятила свое исследование костюму театра Кабуки. В книге представлен процесс становления театра Кабуки и подробно описапы сценические костюмы.

Работы Дж. Б. Сэнсома ^'^ и других авторов '^ дают представление об особенностях духовной культуры Японии. В целом работам англоязычных авторов свойственен комплексный подход к проблеме. Они не замыкаются в рамках одного аснекта и анализируют взаимовлияние разных сторон бытовой культуры. Особенно важными являются некоторые сравнения истории японского костюма с историей одежды на Западе.

Всю литературу на японском языке по данной проблематике можно разделить на 3 грунны: описательную, где в хронологическом порядке описывается эволюция японского костюма, историко-социальную, в которой костюм рассматривается в связи с социальными процессами, происходящими в стране в различные эпохи, и, наконец, культурологического характера, в которой костюм рассматривается как часть эстетической культуры. Большой интерес представляет также литература справочного характера: словари, иллюстрированные атласы по истории костюма разных периодов, в которых кратко излагаются исторические сведения об отдельных частях и аксессуарах костюма, о технологиях и дизайне.^^ Исследования Такэда Сатико'^ носвящены древней истории японского костюма и происхождению основных форм одежды - штанов, юбки и халата.

Такэда проводит глубокий анализ древних документов, произведений литературы и искусства, хроник и на основе этого делает свои заключения об исторической ситуации в стране и многих феноменах древней японской культуры. Процесс перехода Японии от традиционной одежды к европейской также получил отражение в её работах. Она анализирует то, как представления японцев относительно пола человека и его тела повлияли на развитие японской одежды. Немалую роль в формировании нового мировоззрения в период Мэйдзи (1868 - 1912) Такэда Сатико отводит европейскому костюму.

В работах Хигути Киёюки наиболее полно рассмотрена история японского костюма. Он обращает внимание на влияние социального фактора в одежде. Используя в своих книгах проблемно-хронологический подход, Хигути отдельно останавливается как на исторических и социальных явлениях прояви вшихся в костюме, так и на конкретных деталях костюма, описывая их появление и особенности. Однако он недостаточно пишет о моде, эстетическом мировоззрении японцев разных эпох, о декоре и технологиях. В сборнике «Кимоно и орнамент» (в связи с его тематикой) статья Хигути посвящена не эволюции костюма как такового, а изменениям в восприятии одежды японцами и как это восприятие влияло на манеру носить одежду. Он прослеживает, как менялся ответ на вопрос «Что такое красиво одетый человек?».

В «Истории японского костюма» Мотои Тикара*^ использует проблемный подход и рассматривает одежду как историческое явление во временном плане и как климатически обусловленное - в пространственном аспекте.

Кроме эволюции костюма он довольно подробно пишет о некоторых самых распространенных технологиях, которые были характерны для одежды разных слоев общества. Хронологические периоды японской истории принято называть Нара, Хэйан и т.д. Однако Мотои отходит от этого принципа. В каждой эпохе он определяет основной тин костюма и всему периоду дает его название. Таким образом, его хронология представляет собой схему развития костюма. Кроме того, эпоху характеризует не только какой-либо вид одежды, но и определенная технология. Так вторую половину периода Эдо (XVIII - начало XIX в.) он определяет как время резервированного окрашивания {юдзэн-дзомэУ, а период Момояма (1573-1603) у Мотои проходит под знаком костюма театра Но, который как нельзя лучше отражает расцвет искусств конца XVI в. Он считает, что история костюма и технологий неразрывно связана с историей обп];

ества.

Ватанабэ Сосю ^° посвятил свои работы истории орнаментов и эстетическому развитию одежды. В книге «Орнаменты Дальнего Востока» он описывает символику и традиции в орнаментике не только стран Дальнего Востока, но и Индии и Египта, прослеживает, как по Великому Шелковому Пути традиции Ближнего Востока и Междуречья проникали в Китай и Японию, в какой степени в различных регионах проходило взаимовлияние культур.

Ватанабэ подробно рассматривает эволюцию японского орнамента, зарождение традиционного стиля, влияние на японский декор китайских традиций, которые приходили в Японию, как в чистом виде, так и в корейской интерпретации. Он останавливается на китайской буддийской орнаментике, на том, какое прочтение она приобрела в Японии. Историю костюма Ватанабэ исследует с точки зрения развития эстетических принципов.

" Юдзэн-дзомэ - технология росписи по ткапи. Контур рисунка обрабатывали рисовым клеем, чтобы краситель не проникал на другие участки ткани.

Такэгути Дзюнко ^'- исследует в своей книге историю текстильных технологий от получения волокна до росписи тканей. Она рассматривает региональные особенности распространения тех или иных технических приемов, пути их проникновения в Янонию. К теме технологий относится и книга Каваками Сигэки^^ о японской вышивке из серии «Японские ткани и росписи», в которой описывается история развития вышивки, ее роль в декоре одежды. Выбор такой узкой тематики Каваками объясняет тем, что вышивка была самой древней техникой создания орнамента на одежде, с тех пор, как появилась игла и нить. Она была незаменимым приемом, используемым в декоре костюма, и своеобразным графическим искусством (вышивки свяш;

енных буддийских изображений).

Очень интересной является работа Маруяма Нобухико о военном костюме из той же серии, что и предыдуш;

ая книга. Применяя проблемный подход, Маруяма кратко описывает историю всех видов одежды военного сословия, включая доспехи. Он единственный из всех авторов, кто заостряет внимание на тенденции повышения статуса повседневного костюма, которая свойственна истории костюма в целом.

Сасама Ёсихико ^''^ рассматривая историю формирования доспехов в Японии, останавливается не только на эволюции доспехов как таковой, но и на развитии эстетики военного костюма. Его работа носит в целом описательный характер.

Работа Окамура Китиэмон ^^ посвяш;

ена костюму народа айну, который с древности проживал на территории японских островов. На заре истории предки японцев многое почерпнули в культуре айну, однако впоследствии айну были оттеснены в самые северные районы страны и их развитие шло очень меделенно. Японцы заимствовали у айну технологии обработки кожи, растительных волокон. Окамура особое внимание уделил сходству некоторых обычаев японцев и айну. В частности, особое отношение к белому и голубому цветам, которые считались свяш;

енными.

Яманака Норио^^ в книге «Костюм и духовная культура Японии» излагает свою теорию относительно уникальности японской национальной одежды. Эта теория, названная Со.до:

- «Путь костюма» (сравните Ка-до:

- Путь цветка, т.е.

искусство икэбана, Будо:

- путь воина), заключается в том, что кимоно в ней выступает как одно из средств достижения гармонии в мире. Правильность в надевании кимоно способствует повышению духовности и нравственности.

Сезонность, отраженная в цвете и орнаменте позволяет почувствовать человеку гармонию и единение с природой. Кимоно плотно оборачивает тело сверху донизу, что формирует в человеке смирение, а повязывание пояса заключает в себе чувство любви, т.к. еще в древности пояс был охранителем души. Оно подчеркивает мужественность и достоинство мужчины и женственность и хрупкость женщины. Кроме того, кимоно всегда складывают только определенным образом, что приучает человека следовать ритуалу и обычаям общества, это средство воспитания молодежи, т.к. национальная одежда хранит в себе дух предков. Всю историю японского костюма он рассматривает с точки зрения этой теории и с ее помощью доказывает свои идеи.

Автор ставит перед собой цель исследовать зарождение, становление и эволюцию японской традиционной одежды и техники производства тканей;

проанализировать эстетические принципы японского костюма на протяжении исторических этапов их развития;

раскрыть роль традиций и обрядов в его формировании. Достижение цели реализовано через решение следующих задач:

1. Выделить основные виды костюма, появившиеся на территории Японии и заимствованные у других народов, и проследить их эволюцию в период с III в. до н.э. до конца XII в.

2. Проанализировать государственную политику в отношении одежды и изменение взглядов общества на костюм в связи с этой политикой.

3. Проследить влияние народной и аристократической культуры на формирование самурайской культуры.

4. Исследовать систему верований и обрядов, связанных с одеждой.

5. Выявить социально-экономические предпосылки развития технологических процессов производства тканей.

6. Проанализировать роль заимствований из восточной и западной культуры в японском костюме.

7. Систематизировать виды традиционной японской одежды.

Объектом диссертационного исследования является история культуры японского национального костюма с древнейших времен до 1940-х гг. Объект исследования включает в себя все многообразие процессов культурно исторического развития, в котором костюм и технологии его изготовления играют существенную роль.

Предмет исследования - генезис и развитие японской одежды до того времени, когда традиционный японский костюм приобрел устойчивую единую для всей страны форму. Предмет включает совокупность утилитарных, духовных и социальных аспектов формирования костюма.

Хронологические рамки исследования и нериодизация. История японского костюма тесно связана с общественно-политическим и экономическим развитием общества. Весь процесс формирования японского костюма можно разделить на пять основных периодов.

Первый: с древности до XII в. Это период появления основных форм одежды и формирование на их основе аристократического костюма.

Второй: с XIII до середины XVI века (процесс формирования самостоятельной культуры военного сословия до проникновения европейцев).

Третий: с середины XVI до середины XIX века (включает короткий период контактов с иностранцами и эпоху изоляции Японии).

Четвертый: с середины XIX до 1940-х годов (процесс распространения в Японии европейского костюма).

Пятый: с 40-х годов ХХв. до наших дней. Этот период характеризуется выходом Японии на рынок производителей европейской одежды.

Работа охватывает четыре первых периода и этот выбор обусловлен тем, что именно к 40-м годам XX в. сложился тот ансамбль японского костюма, который принято считать национальным. Дальнейшее развитие одежды в Японии стало частью общемировой истории костюма.

Структура диссертации организована по проблемно-хронологическому принципу и отражает указанный хронологический порядок.

Теоретико-методологическая осиова исследования. В своей работе диссертант стремился следовать принципу историзма, предполагаюш;

ему рассмотрение любых общественных и культурных явлений в динамике их закономерно-непрерывного развития и в конкретно-исторических условиях. В качестве методологической базы данного исследования была взята концепция стадиально-цивилизациопного подхода к истории человечества, основные положения которой разработаны в трудах А. Тойнби, О. Шпенглера и других зарубежных и отечественных историков. В той или иной степени их взгляды разделяют современные российские ученые, например В. Г. Федотова^^. В рамках данной концепции история человечества трактуется как эволюционный процесс взаимодействия цивилизаций, а нации и государства являют собой исторически преходящие формы цивилизационного развития. Особенности каждого региона, придают каждому из этапов характерные черты, которые не следует упускать из внимания. Контакты Японии с соседними цивилизациями были непостоянными и односторонними - новые знания попадали на Японские острова лишь периодически, волнообразно, а движения в обратном направлении практически не наблюдалось. В таких условиях в Японии сформировалась особая этнокультурная традиция, которая характеризуется внутренней замкнутостью, самодостаточностью и устойчивостью. Каждому историческому периоду соответствовала определенная система видов костюма, кодексов, касавшихся одежды, а также наиболее типичные технологии изготовления тканей.

Описание источников. В работе использованы письменные источники в переводе на русский язык, законодательные акты, литературные произведения и публицистика. В сборниках мифов^°, средневековой прозе, поэзии, дпевниках аристократии и документах содержится большое количество материала, касающегося обрядов и традиций, связанных с одеждой, поэтому автор считает уместным отнести данные произведения в разряд источников.

Писатели часто описывают одежду своих героев, моду и нравы разных эпох. Средневековая нроза придворных фрейлин Мурасаки Сикибу^' и Сэй Сёнагон^^, стихи из поэтических антологий Мапъёсю^^ и Кокинвакасю^"^ дают фактический материал о видах костюма средневековой аристократии, а также о многочисленньгх верованиях, связанных с одеждой. В литературных произведепиях эпического жанра о войнах и знаменитых сражениях присутствуют описания военного костюма и быта самурайства.

Интересны романы Ихара Сайкаку^^, который в мельчайших подробпостях отображал костюмы и модные тенденции современного ему общества. В воспоминаниях Исибаси Тандзана^' имеются сведения об отдельных видах костюма конца XIX в. Здесь же наиболее полно описана одежда студенчества рубежа XIX - XX вв. Хасэгава Сигурэ^^ рассматривает кимоно сквозь призму повседневной жизни. Он онисывал разные бытовые ситуации и то, какую роль в них играла одежда. В некоторых главах Хасэгава уделяет большее внимание историческим фактам, анализирует классические литературные произведения, ноэзию, а некоторые главы написаны в виде эссе. В 1939 г., когда книга вышла в свет, ее автор мог еще собственными глазами наблюдать культуру кимоно, которая пока не полностью была вытеснена европейским костюмом.

В качестве материальных источников использованы гравюры, репродукции настенных роснисей, свитков, картин, ширм с изображениями костюмов, а также атласы фотографий воссозданных видов одежды прошлых эпох, образцы тканей и костюмов начала XX в.^^ Научная новизна. В диссертации внервые в отечественной науке предпринимается попытка проанализировать развитие японской одежды за длительный исторический период. Большинство аснектов этой темы были лишь кратко описаны или вообще никогда не рассматривались. Так, например, проблема происхождения японского костюма и формирования костюма синтоистского и буддийского духовенства находит отражение только в работах зарубежных авторов. О развитии технологий производства тканей существуют лишь отрывочные сведения.

В диссертации на основе широкого фактологического материала дается описание основ формирования культуры одежды в Японии, эстетического мировоззрения японцев и развитие отраслей экономики, связанных с производством одежды.

Теоретическая значимость. В диссертации впервые дается анализ синкретических процессов в формировании японского костюма, прослеживается влияние политических и религиозных факторов на оформление внешнего вида одежды и эстетических воззрений японцев. Результаты и выводы исследования представляют интерес как с точки зрения обш;

ей теории культуры, так и истории костюма стран Востока.

Практическая зиачимость диссертации. Результаты исследования могут быть использованы в научной и педагогической практике. Они позволяют дополнить знания но истории японской культуры. Работа вводит в научный оборот новые фактологические материалы по истории культуры и обпдества Японии, которые могут служить основой для носледуюш;

их более глубоких исследований.

Положеиия, выиосимые на защиту:

1. Японский костюм сложился на основе заимствованных форм одежды, однако в процессе дальпейшего развития появилась особая самобытная культура японской одежды, включавшая в себя систему государственных кодексов, комплекс народных верований, стройную систему эстетических взглядов и широкую технологическую базу.

2. Развитие японской одежды проходило по тем же этапам и законам, что и одежда других народов. Однако в связи со спецификой региональной культуры эти этапы имели свои особенности.

3. Одной из специфических черт в истории японского костюма было то, что одежда разных сословий испытывала сильное взаимовлияние, в отличие от других культур, где развитие костюма знати и народа ночти никак не пересекалось.

4. Государство оказывало суш;

ественное влияние на костюм в Янонии.

Активная законодательная деятельность в отношении одежды демонстрирует значимость носледней в системе общественных отношений.

5. Кимоно, которое нринято считать традиционным национальным костюмом янонцев являлось повседневной одеждой всех сословий и окончательно сформировалось лишь на рубеже XIX - ХХвв.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования опубликованы в пяти статьях, обш,им обьемом 2,9 усл. п. л., в том числе в реферируемых журналах (3 статьи).

Во введении дается общяя характеристика работы. Обосновывается актуальность выбранной темы и новизна результатов исследования, их практическая значимость. Определяются цели, задачи и методы исследования, хронологические рамки, содержится краткий историографический обзор литературы и источников, использованных автором при проведении исследования.

Первая глава посвяш;

ена периоду с древних времен до XII в. В результате становления ранней государственности и благодаря активным контактам с материком, в Японии появился придворный костюм и связанный с ним регламент, а также некоторые технологии производства тканей. Процесс адаптации и преобразования заимствованных форм костюма, проходившего в течение нескольких веков, составляют основное содержание главы.

Во второй главе рассмотрены особенности развития костюма с XIII по XVI век включительно. Возвышение воинского сословия в конце XII в.

кардинальным образом сказалось на истории японского костюма. Военные создали новые виды одежды, которые отличались от придворного аристократического платья и являлись отличительным знаком самурайства.

Однако верхушка военного сословия с течением времени все более стремилась подражать аристократии, и к XVI в. наблюдается процесс активного взаимовлияния традиций двух сословий. Вторая глава содержит описание характерных форм военного костюма и технологий, наиболее распространенных среди самурайства.

Третья глава посвящена развитию городской культуры и формированию новых эстетических принципов горожан в XVII - XIX вв., когда страной управляли сегуны рода Токугава. Отличительной чертой этого периода стало широкое распространение одежды горожан во всех сословиях. В свою очередь военное сословие постепенно растворялось среди городского населения, и последнее переняло практически все виды повседневного костюма самурайства.

В четвертой главе затронуты проблемы сохранения и систематизации традиционной одежды японцев, связанные с проникновением европейцев в середине XIX в. и политикой модернизации, проводимой в период Мэйдзи ( -1912).

Заключение содержит основные выводы диссертации. В приложение включены таблицы, иллюстрации и словарь японских терминов по теме исследования.

В приложение включены таблицы, иллюстрации и словарь терминов по теме исследования.

ОСНОВНЫЕ НОЛОЖЕННЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ НУБЛИКАЦИЯХ:

1. Одежда в системе мировоззрения японцев // Россия и страны АТР.

Владивосток: Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, №2. 2002. с. 5 6 - 6 3.

2. Социо-культурная роль костюма в период первых сёгунатов (1192 - 1573) // Известия Восточного Института. Владивосток: Дальневосточный государственный университет, № 8. 2004. с. 179 - 190.

3. Развитие японского национального костюма (конец XIX - 60-е годы XX в.) // Вестник ДВО РАН. Владивосток: ДВО РАН, №4. 2005. с. 70 - 79.

4. Эпоха Мэйдзи сквозь призму истории японского костюма // Россия и Япония: гуманитарные исследования. Материалы российско-японских научных конференций. Владивосток: Издательство- Дальневосточного университета, 2005. с. 129 - 146.

5. Синтоизм и его отражение в национальном янонском костюме // Россия и Япония: гуманитарные исследования. Материалы российско-янонских научных конференций. Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2005. с. 250 - 257.

ПРИМЕЧАНИЯ ' Цит. по: Каваками Сигэки. Мияко-но модо: кимоно-но дзидай = Столичная мода: эпоха кимоно // Мияко но модо: кимоно-но дзидай = Столичная мода : эпоха кимоно : каталог выставки / сост. Мураками Акира.

- Киото : Национальный музей Киото, 1999. - С. Конрад Н.И. Очерки истории культуры средневековой Японии VII-XVI веков / Н.И. Конрад. - М. : Искусство, 1980.-143 с.

' Арутюнов С.А. Материальная культура: свод этнографических понятий и терминов / С. А. Арутюнов. - М.

: Наука, 1989. - 222 с. ;

Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие / С. А. Арутюнов ;

отв. ред. Бромлей Ю.В. - М. : Наука, 1989. - 243 с. ;

Арутюнов С.А. Современный быт японцев / С. А.

Арутюнов. - М. : Наука, 1968. - 232 с. Арутюнов С.А., Щебеньков В.Г. Древнейпшй народ Японии :

судьбы племени айнов / С.А. Арутюнов, В.Г. Щебеньков. - М.: Наука, 1992. - 208 с.

'' Гришелева Л.Д. Формирование японской национальной культуры: конец XVI начало XX веков / Л.Д.

Гришелева. - М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1986. - 286 с.

Николаева Н.С. Художественная культура Японии XVI столетия / Н.С. Николаева. - М. : Искусство, 1986.

- 238 с. ;

Николаева Н.С. Декоративные росписи Японии XVI - XVIII веков / Н.С. Николаева. - М.:

Изобразительное искусство, 1989. - 2 3 2 с.

Маркарьян СБ., Молодякова Э.В. Нраздники в Японии : обычаи, обряды, социальные функции / С Б.

Маркарьян, Э.В. Молодякова. - М. : Наука, 1990.-245 с.

Пронников В.А., Ладанов И.Д. Японцы / В.А. Пронников, И.Д. Ладанов. - М. : Наука, 1983.-270 с.

* Сычев Л., Сычев В. Китайский костюм: символика, история, трактовка в литературе и искусстве / Л.

Сычев, В. Сычев. - М. : Наука, 1975. - 145 с.

^ Мерцалова М.Н. История костюма / М.Н. Мерцалова. - М.: Искусство, 1972. - 197 с.

'" Liza Dolby. Kimono: Fashioning Culture / Liza Dolby. - Berkshire : Vintage, 2001. - 395 p.

" Alan Kennedy. Japanese Costume : History and Tradition / Alan Kennedy. - Paris: Konecky & Konecky, 1990. 157 p.

'^ Helen Benton Minnich. Japanese Costume and The Makers of It's Elegant Tradition / Helen Benton Minnich. Tokyo : Tuttle, 1963. - 360 p.

" Ruth M. Shaver. Kabuki Costume / Ruth M. Shaver. - Tokyo : Tuttle, 1990. - 396 p.

'" Sansom G.B. Japan : A Short Cultural History / G.B. Sansom. - Tokyo : Tuttle, 1997. - 548 p.

' ' Religion in Japanese Culture. / Edited by Noriyoshi Tamaru & David Reid. - Tokyo : Kodansha, 1996. - 238 p. ;

Unwrapping Japan. / Edited by Eyal Ben-Ari, Brian Moeran, James Valentine. - Manchester : Manchester Univ.

Press, 1990. - 237 p. ;

Amaury Saint-Gilles. Mingei: Japan's enduring folk art / Amaury Saint-Gilles. - Tokyo :

Tuttle, 1989.-320 p. ;

W.G.Aston. Sinto : The Way of Gods / W.G.Aston. - Tokyo : Logos, 1968.-256 p.

'* Дзукайко Н Х Н И = Атлас по истории Японии. - Токио : Итибаси сюппанся, 1990. - 157 с. ;

Нихон ИО С бидзюцу его сётэн = Словарь терминов искусства. - Токио : Асахисинбунся, 1990. - 763 с. ;

Нихонси согодзуроку = Атлас по истории Японии. - Токио : Ямакава сюппанся, 2000. - 181 с.

" Такэда Сатико. Ифуку де ёминаосу нихонси = История Японии по-новому через историю костюма. Токио : Асахи симбунся, 1998. - 252 с. ;

Такэда Сатико. Кодай кокка но кейсей то ифукусей = Система одежды и устройство древнеяпонского государства. - Токио : Ёсикава Норибуми Кан, 1984. - 341с.

'* Хигути Киёюки. Ёсои-то нихондзин = Японцы и одежда // Нихондзин-но рэкиси = серия «История японцев», Т.6. - Токио: Носансё, 1980. - 220 с ;

Хигути Киёюки. Фукусёку хэн = Атлас одежды Эдо // Эдо дзисё = серия «Атлас эпохи Эдо», Т.6. - Токио: Юсанкаку, 1994. - 250 с.

" Мотои Тикара. Нихон фуфуку бункаси = История японского костюма. - Токио : Косэйкан,1969. - 97 с.

•^ Ватанабэ Сосю. Тоё монъёси = История дальневосточных орнаментов. - Токио : Тосанбо, 1971. - 706 с.;

^ Ватанабэ Сосю. Нихон фукусе бидзюцуси = История эстетики японского костюма, в 2 т. - Токио :

Юсанкаку.-Т. 1. 1973.-230 с. ;

Т. 2. 1973.-186 с.

' Такэгути Дзюнко. Ори то сомэмоно = Технологии ткачества и окрашивания. - Токио : Гёсэй, 1982. - 167 с.

- (Нихондзин-но сэйкацу то бунка = Быт и культура японцев. Т. 8.).

^ Каваками Сигэки. Нихон-но сисю = Японская вышивка - Киото : Кёто сёин, 1993. - 95 с. - (Нихон-но сомэори = Ткачество и росписи Японии. Т. 7.) ^ Маруяма Нобухико. Буси-но ёсои = Одежда военных - Киото : Кёто сёин, 1994. - 95 с. - (Нихон-но сомэори =. Ткачество и росписи Японии Т. 3.) '' Сасама Ёсихико. Ёрои-но субэтэ = Все о доспехах. - Токио : Хякунэнся, 1997. - 126 с.

^ Окамура Китиэмон. Айну-но коромо = Одежда народа айну - Киото : Кёто сёин, 1993. - 95 с. - (Нихон-но сомэори = Ткачество и росписи Японии. Т. 16.);

Айну но ифуку бунка = Костюм айнов. - Хоккайдо :

Этнографический музей народности айну, 1992. - 84 с ^Яманака Норио. Кимоно то нихон сэйсин бунка = Кимоно и духовная культура Японии. - Токио : Майнити симбунся, 1980.- 122 с.

' Тойнби А.Дж. Ностижение истории : избранное / А.Дж. Тойнби. - М. : Айрис-пресс, 2006. - 938 с ;

Тойнби А.

Дж. ЦивЕшизация перед судом истории. / А.Дж. Тойнби. - М. : Айрис-пресс, 2003. - 589 с.

^ Шпенглер О. Закат Европы: очерки морфологии мировой истории. Т. 1. / О. Шненглер. - М. : Айрис-пресс, 2004. - 523 с ;

Шпенглер О. Закат Европы. Т. 2. / О. Шпенглер. - М. : Айрис-пресс, 2003. - 624 с.

' Федотова В.Г. Методология истории сегодня.// Новая и новейшая история. 1996, № 6. С. 60-63.

° Кодзики: записи о деяниях древности. Т. 1. - СПб.: Шар, 1994. - 312 с.

' Мурасаки Сикибу. Новесть о Гэндзи. Т. 5 : Приложения / отв.ред. Т.П. Григорьева. - М. : Наука :

Восточная литература, 1993. - 272 с.

^ Сэй Сёнагон. Записки у изголовья ;

Камо-но Тёмэй. Записки из кельи ;

Кэнко Хоси. Записки от скуки / пер. со старо японского. - М.: Художественная литература, 1988. - 479 с.

Манъёсю : избранное. - М.: Наука: Главная редакция восточной литературы, 1987. - 396 с.

Кокинвакасю : Собрание старых и новых песен Японии. Т. 3. Свитки XVII - XX / пер. со старояп. А.

Долина. - М.: Радуга, 1995. - 232 с.

Повесть о доме Тайра. - М. : Художественная литература, 1982. - 703 с. ;

Книга самурая : Юдзан Дайдодзи. Будосёсинсю ;

Ямамото Цунетомо. Хагакурэ;

Юкио Мисима. Хагакурэ нюмон. - СПб. :

Евразия, 1998.-320 с.

Ихара Сайкаку. Новеллы. - М. : Государственное издательство художественной литературы, 1959. —230 с.

Исибаси Тандзан. Воспоминания премьер-министра Японии / Тандзан Исибаси;

пер. с яп. Кручины Е.Н. М. : Макс Пресс, 2003. - 275 с.

Хасэгава Сигурэ. Дзуйхицу кимоно = Очерки о кимоно. - Токио : Кангёно нихонся, 1936. - 254 с.

Ёсикава Кэмпо. Нихондзё соси = История женского японского костюма. - Токио : Дзэн нихон нингё сихаку кай, 1965. - 236 с.;

Кагаякасики Мэйдзи-но би = Сверкающая красота Мэйдзи : каталог выставки по случаю 80-летия храма Мэйдзи дзингу / сост. Окабэ Сёко. - Токио : Санкэй синбунся, 2000. С. 89 -120.

;

Кавабата Санэхидэ. Юсёку кодзипу дзукан = Атлас средневекового быта. - Токио : Токиото, 1997. - с.;

Мияко-но модо: кимоно-но дзидай = Столичная мода: эпоха кимоно / сост. Мураками Акира. - Киото:

Национальный музей Киото, 1999.-409 с.

ГЛАВА 1. Культурное влияние Китая и Кореи на яионский костюм в древности и раннем средневековье.

1.1 Формирование яионского костюма в III - XI вв.

В первобытном обществе все люди носили одинаковые одеяния.

Вместе с развитием архаичных верований и устной языковой традиции костюм приобретал сакральный смысл. Особое значение в ранние периоды имела одежда отправителей религиозного культа, шаманов, и главное ее назначение состояло в том, чтобы закрепить на теле необходимые для проведения обрядов знаки-символы. В качестве этих знаков выступали иногда отдельные части костюма, но чаще всего изображения. Каждая родовая группа создавала свою знаковую систему, основой которой стало изображение предка-прародителя данного рода. Соответственно вся совокупность этих знаков-символов была отражена в одежде, украшениях. Знаки постепенно преобразовывались в декоративный орнамент, также на их основе очень часто формировалась письменность, сначала пиктографическая, ав странах Дальнего Востока и иероглифическая.

Восстановить вид одежды предков японцев древних эпох Дзёмон ( лет - III в. до н.э.) и Яёй (III в. до н.э. - III в. н.э.) сейчас практически невозможно. Ритуальные глиняные фигурки догу, дошедшие до нас, не позволяют сделать это точно, потому что изображения человека часто были стилизованными (Рис. 1). Однако сходство форм догу, найденных на территории Китая, Манчжурии, Хоккайдо и Курильских островов с японскими фигурками, говорит о контактах древних племен и об их миграции в регионе'.

Контакты с материком в период Яёй были регулярными, что подтверждается археологами. Это оказывало влияние на развитие культуры предков японцев, в том числе и на одежду.

Первые сведения о людях, живущих па островах японского архипелага, появились в китайских источниках. В хрониках 57 г., 107 г., 200 г. н.э.

говорилось лишь о социальном устройстве первых племенных союзов на территории Янонии. Только в хрониках «Вэй чжи», составленньж в 297 г., впервые описывались обычаи и одежда людей страны Ва': «Мужчины имеют татуировку на лице и руках. Волосы стягивают в виде двух петель но сторонам головы. Голову повязывают куском материи. Одеяние их состоит из большого куска ткани, подвязанного в разных местах, но не сшитого. Женш;

ины стягивают волосы над ушами. Одеждой им служит кусок материи с отверстием для головы в центре»^.

В хрониках описывалась одежда основной массы населения, т.е.

крестьян. Конструктивной основой костюма населения древней Японии являлась юбка. Мужская одежда была названа китайскими авторами о:фукуи «горизонтальная одежда», и предположительно состояла из длинной набедренной повязки и еш;

е одного куска ткани, который играл роль накидки.

Женская одежда обозначалась словом кантон - «одежда, надеваемая через голову», ее сшивали из двух долевых кусков ткани, т.к. ширина одного полотниш;

а не достаточна, чтобы обернуть его вокруг бедер, при этом оставляли открытым место для горловины ^ Получалось нечто похожее на латиноамериканское пончо, подвязанное поясом. Изображения людей в одежде кантои бьши найдены на ранних ритуальных колоколах дотаку.

Япопские ученые считают, что подобный «покрой», который сохранился до наших дней, ознаменовал собой зарождение традиционной японской одежды.'* Ткани полотняного переплетения хорошо пропускали воздух, но плохо заш;

иш;

али от холода. Сохранение тепла обеспечивалось несколькими слоями одежды, однако воздухопроницаемость нри этом сохранялась, что было важным в условиях влажного климата. Ширина ткани составляла 35-37 см.

Чтобы что-либо раскроить, достаточно было нарезать ее на нрямоугольные куски разной длины. Крой по прямым линиям стал отличительной чертой японского костюма. Он повлиял на все дальнейшее развитие одежды и обусловил многие возникшие в последствии традиции.

' Ва - древнее название Японии.

Древние японцы активно контактировали с материком и островами Юго-восточной Азии. Керамика, украшения, одежда народов этого региона имели большое сходство. Китайские хроники, например, сообш;

али, что у предков вьетов Ш-П в. до н.э. суш;

ествовал обычай «делать татуировку, надевать платье через голову и застегивать его с левой стороны», что подтверждает культурное взаимодействие ^. Археологические данные и письменные источники дают сведения о том, что японские правители часто посылали миссии в Корею. В начале II в. северная часть корейского полуострова стала китайской колонией, и японцы направлялись туда с целью получения информации, которая могла бы помочь укрепить могуш;

ество японских правителей^. В Японию привозили не только оружие и орудия для возделывания земли, но и одеяния, которые в основном были китайского происхождения.

С появлением на японских островах племенных союзов постепенно выделилась правяш;

ая верхушка обш;

ества, которой необходимо было отличаться как от шаманов, так и от рядовьк соплеменников. Заимствованные формы костюма стали знаком их привилегированного положения. В результате этих контактов развитие одежды пошло по двум направлениям - народная и элитарная.

Начиная с егинетской и ассиро-вавилонской цивилизаций, одежда играла важную социальную роль в системе государства. Сословная структура обш;

ества закреплялась законодательными актами, а одежда стала визуальным индикатором социального статуса человека, его рода занятий, благосостояния и т.д. При дворе правителя чиновники имели ранговые отличительные знаки, чаш;

е всего представленные в виде элементов одежды. В большинстве государств это были головные уборы, пояса и декоративные украшения, количество и качество которых указывало на статус человека. Корона разных видов и форм, которая венчала голову правителей, считалась одним из символов власти. Пояс во многих странах имел сакральное значение, т.к.

ассоциировался с пуповиной, дающей жизнь, защиту богов. Однако с течением времени он постепенно становился еще и социальнозначимым элементом.

К концу II в. костюм высшего сословия древних японцев изменился кардинально. Он напоминал придворные одеяния корейских государств Когурё и Пэкче. На поздних колоколах дотаку сохранились изображения правителей в такой одежде. Поясной одеждой мужчин были широкие штаны а наплечной - свободная куртка-халат с широкими прямыми хакама, рукавами. Рукава над локтем и штанины под коленом подвязывали шнуром, на талию повязывали пояс. Женщины носили такую же куртку-халат, которую подпоясывали поясом оби. На талию надевали складчатую юбку мо.

Существует несколько версий о ноявлении штанов хакама на японских островах. Эгами Намио, автор теории о вторжении «народа-всадника» на территорию древней Японии, предположил, что штаны могли появиться только благодаря культуре наездников. Базируясь на китайских и корейских источниках, а также археологических данных, Эгами пришел к выводу о том, что в период III - IV вв. н. э. в Японию из Северо-восточной Азии, предположительно с юга Кореи, вторгся «народ-всадник», который захватил власть в стране. Лидеры этого народа стали основателями новой императорской династии в Японии. Однако многие японские ученые, например М. Сахара, высказывают сомнения в том, что завоевание вообще состоялось, т.к. здесь не распространились обычаи скотоводческой культуры.

В частности, не появилось практики кастрации лошадей, без чего они плохо подчиняются. Останков лошадей было зафиксировано мало, от чего можно сделать вывод, что езда верхом не получила широкого распространения^.

Соответственно и штаны не стали необходимым видом одежды и не были заимствованы японцами.

Следующая версия выглядит более правдоподобной. В хрониках «Вэй чжи» есть запись, что в 240 г. правительница племенного союза Яматай Химико нолучила от китайского императора печать, что официально выражало подчинение союза Китаю. В Поднебесной чиновники, поступая на дворцовую службу, вместе с печатью получали комплект придворного платья и должны были носить его в знак лояльности сюзерену, т.е. императору. Скорее всего, в Яматай тоже был отправлен комплект китайской придворной одежды.

Китайский император не мог точно знать, что союзом Яматай правит женщина. Во-первых, потому, что при аудиенции китайский посланник не видел Химико, которая, будучи шаманкой, не могла показаться на глаза мужчине. Среди слуг Химико был единственный мужчина, который приносил ей еду, и с чьей помощью она общалась с людьми. Функции императрицы сводились большей частью к религиозно-культовым, а государственными делами занимался младший брат Химико ^. Во время переговоров перед китайскими посланниками представал кто-то из двух мужчин - младший брат или слуга. Во-вторых, для конфуцианского Китая правитель-мужчина был естественным и неоспоримым явлением. Представители посольства Яматай скрыли, что Химико женщина для того, чтобы китайский император признал их государство, и их не постигла участь вьетского и корейского государств, где женщины-правительницы не были официально признаны правительством Поднебесной. Впоследствии, китайцы все-таки узнали, что в Яматай правила женщина, потому что в хрониках «Вэй чжи» имя Химико записано как «женщина-король» (ic I f.

Посланник должен был вручить печать лично правителю В а, чтобы никто другой не мог ею воспользоваться. Однако китайские чиновники не увидели Химико. Ее личный слуга, назвавшись правителем, принял дар. В свою очередь Химико, получив одежду, не знала, мужская она или женская.

Частью этого костюма были штаны хакама. В Китае штаны считались мужской одеждой, однако правители Яматай рассматривали их, всего лишь как отличительный знак своего положения и символ вассальной лояльности Поднебесной.

С середины III в., после падения государства Вэй, более 100 лет в китайских хрониках о Японии не было никаких сведений. В это время на территории Японии сложилось первое государство, получившее название Ямато. За весь IV в. официальных обменов посольствами между Ямато и Китаем не зафиксировано. Контакты осуществлялись лишь на бытовом, индивидуальном уровне. Феодальная раздробленность в Поднебесной и нашествие кочевников из северной Азии привели к тому, что в Японию проникало довольно много переселенцев, как из Китая, так и из корейских государств. Корейцы и китайцы, попав в Ямато, продолжали вести привычный образ жизни, в результате чего шел естественный обмен информацией и синтез традиций, в т.ч. и в одежде.

Вместе с укреплением централизованного государства Ямато в начале V в. японские правители пытались восстановить регулярные официальные связи с Китаем. С 413 г. вновь начались обмены посольствами.

Предположительно в правление Юряку (456 - 479), полководец Вакатакэру и чиновник Овакэ-но Оми получили одежду из Китая для обозначения отношений вассалитета. Все их подчиненные изготовили себе такую же, благодаря чему костюм китайского типа довольно быстро распространился среди более низких слоев придворной знати. По примеру чиновников Поднебесной, всем без исключения придворным Ямато предписывалось носить шелковые одежды, что негативно сказалось на благосостоянии чиновников в силу дороговизны шелка'°.

Костюм периодов Кофун (III в. н.э. - 593) запечатлен в керамике (фигурки ханива) и настенных росписях курганов. Ханива изображали людей, животных, предметы быта, которые должны были сопровождать умершего в загробной жизни. Их изготавливали вручную с большой исторической точностью, фигурки человека часто имели портретные сходства. Среди них встречаются изображения людей разных социальных слоев и профессий.

Детали одежды были хорошо проработаны и передавали особенности этих социальных групп. К концу периода Кофун ханива стали типовыми, их делали методом формования, поэтому по ним уже нельзя точно судить об одежде конца VI - VII в.


Среди антропогенных ханива встречается два типа - одни запечатлены в полный рост, другие - торсовые. Ханива воинов и представителей высоких слоев делали в полный рост, чтобы было видно, что их костюм состоит из двух частей - штанов и куртки, которые являлись символом их положения". (Рис.

2-3) Простолюдинов изображали лишь до колен, где заканчивался подол халата. Этого было достаточно, чтобы обозначить их социальный статус.

Однако были найдены ханива, изображавшие сидящих женщин в одежде типа халата, у которых из-под платья видны ноги с украшениями на щиколотках.

Считается, что так изображали шаманок, т.к. важно было зафиксировать все отличительные черты их облика, которые имели важное ритуальное значение.

В период Асука (593 - 710) увеличился поток заимствований с материка. Влияние китайской культуры на Японию в это время имело усложняющий характер, со структурно-функциональной точки зрения созидающий эффект: видоизменение, обогащение, многоаспектность религиозно-культовой системы, правовой и политической организации, форм художественного творчества и костюма^ ^.

Регулярные контакты с Китаем, принятие буддизма в 522 г. вызвало необходимость в изучении китайской письменности. Высшие сословия получили возможность читать произведения классической китайской литературы, образность и красочность которой легла в основу языка символов.

С появлением китайской письменности и буддизма японцы пытались создать такую же стройную систему для культа традиционной религии Синто: была составлена иерархия божеств, написаны священные тексты, терминология для которых большей частью была взята из буддизма.

Монахи и ученые, которые активно посещали Китай в период династии Суй (589 - 618), возвращаясь из Поднебесной, привозили с собой не только знания, но и моду на новое платье, технологии ткачества, окрашенные и вышитые ткани, изготовление которых все еще оставалось загадкой для японских ремесленников. Вместе с монахами в Японию приезжали архитекторы, художники, скульпторы и люди других художественных профессий.

В период раннего средневековья японцы практически не украшали одежду орнаментом, используя его для оформления домашней утвари. Узоры часто являлись символами-знаками, принадлежавшими знатным родам.

Буддийские космологические символы, ритуальные орнаменты новой религии и «Книга перемен» - И-дзин - внесли ошутимое разнообразие в традиционный спектр узоров. Широко использовался символ противопоставления светлого и темного начал - Инь и Ян. Это символ «энергия вихря» - мицудомоэ и нидомоэ, 3 или 2 запятые, закрученные в правую или левую сторону. Одна запятая символизировала светлое начало, вторая - темное, а третья - слияние темного и светлого начал". Этот знак имел глубокий смысл в буддийской символической системе. В Японии его использовали в качестве фамильной гербовой эмблемы, орнамента на костюмах театра Но и т.д. В качестве фонового узора на жаккардовых тканях часто встречался древний знак солнцеворота гВ. В декоре использовали геометрические фигуры:

восьмигранник — символ сторон света, круг — символ неба, квадрат - символ земли и др. Повторяюш;

иеся шестиугольники являлись благопожелательным орнаментом, т.к. были похожи на рисунок панциря черепахи, которая символизировала долголетие^^.

В буддизме мир делился на 5 направлений, каждому из которых соответствовал свой цвет, символ, стихия и время года (таблица 1). Цвета пяти сторон света считались основными, остальные производными. Цвета, наряду с имевшимися значениями, получили дополнительные. Свяш;

енный в Китае желто-оранжевый цвет приобрел такой же статус и в Японии. По «И-дзин»

желтый был цветом центра, конца лета, периода жатвы риса. Рис являлся главной мерой богатства, поэтому желтый цвет и его оттенки стали приоритетом императора, как владыки четырех сторон света''^. Наряду с "Дракон, символ Востока, всегда изображался с шаровой молнией в лапах. Когда была молния - шел дождь, который соединял небо и землю, и таким образом происходило слияние темного и светлого начал. Шаровая молния или жемчужина, которая ее олицетворяла, стала нрообразом для создания этого символа.

желто-оранжевым священным являлся и золотисто-коричневый цвет, который считался цветом солнца.

Белый краситель не использовался, его заменял неокрашенный фон. Он олицетворял собой переход от яркости лета к мраку зимы. Белый цвет по синтоиским канонам считался цветом чистоты, однако после заимствования буддизма он получил новое значение цвета осени, увядания и смерти, т.к.

являлся цветом запада, куда по буддийским представлениям отправлялись души умерших.

Интересно, что в древности иероглиф «аой» обозначал черный цвет с синим отливом, цвет вороньего крыла. Затем стал соотноситься с просто синим, а сейчас обозначает и синий, и зеленый одновременно (ср. аоба зеленые листья, аодзора — синее небо). Это отождествление основывалось на буддийской теории чистых цветов, по которой зеленый хоть и был цветом Востока, но являлся в свою очередь нроизводным от синего, поэтому чистым, истинным считался именно синий.

Активизация контактов с Китаем была связана с деятельностью принца Сётоку тайси, который занимал пост регента при императрице Суйко (592 628). В законодательной области его сравнивают с императором Юстинианом, который составил основы римского права. Однако в отличие от Юстиниана, у Сётоку тайси не было никаких документов, на которые он мог бы опереться при нанисании «Конституции 17 статей». Он перенес на янонскую почву китайскую модель государственности, социальное устройство, многие традиции духовной и материальной культуры. Сётоку тайси был последователем буддизма - новой для Ямато религии. Современники считали его основателем новой цивилизации в Японии, некоторые даже верили, что это перевоплош;

енный Будда, который пришел реформировать Японию'^.

Китайская государственная система была эталоном порядка, к которому стремились японские правители. В 603 г. по инициативе Сётоку была установлена система двенадцати рангов, заимствованная из Поднебесной. По китайской традиции соблюдение субординации между представителями разных рангов было одним из- главных условий существования порядка в государстве, и костюм в силу этого приобрел функцию индикатора социального положения каждого члена общества.

Впервые в Японии были зафиксированы отличительные особенности одежды чиновников, стоявших на разных ступенях иерархической лестницы.

Для указания ранга на головной убор чиновника прикрепляли шнур соответствующего цвета, от чего система получила название «Канъи дзюникай», дословно «Ранговые короны двенадцати ступеней». С 611 г. их целиком стали делать из цветной ткани. По особым случаям придворные украшали шапки шпильками с орнаментом, соответствующим рангу^^.

12 рангов именовались по буддийским добродетелям, каждая из которых имела две степени. Чиновники двух высших рангов «большая добродетель» и «малая добродетель» имели право носить головные уборы лилового цвета. По буддийским канонам лиловый цвет не считался «основным», но в Японии он стал олицетворением слияния и гармонии Инь и Ян. «Большая гуманность» и «малая гуманность» имели синий (зеленый) ранговый цвет. Красный был отличительным цветом пятого и шестого рапга «большая вежливость» и «малая вежливость». Желтый цвет соответствовал «большой верности» и «малой верности», белый - «большой справедливости»

и «малой справедливости», черный - «большой мудрости» и «малой мудрости». Две степени различались по количеству узлов, завязанных на цветных шнурах головного убора^^.

Придворный костюм в государстве Ямато стал результатом синтеза трех традиций. Принц Сётоку взял за основу церемониальные одеяния правителей корейского государства Когурё, которые в свою очередь испытывали влияние Китая (Рис. 13). Историк Сэнгоку Мунэхиса считает, что в этом костюме отразилось также влияние Персии, которое осуществлялось благодаря связям с арабскими государствами через Великий шелковый пyть'^.

Кроме того, Сётоку тайси вернул в обиход мужского костюма юбку хирами.

которая являлась олицетворением древних традиций эпохи племенного союза Яматай, когда все носили юбку или подобную ей одежду.

Изображения нового ансамбля придворного костюма можно видеть на вышивке мандала '" VII в. в храме Тайма. Важным средством документирования истории костюма в период Асука (593 - 710) стала живопись (Рис. 6, 8). Однако изображения божеств и людей дают не так много информации об одежде периода Асука, т.к. портретной живописи и скульптуре была свойственна упрощенность и символичность, хотя все-таки существуют материалы, в которых запечатлены основные тенденции в истории костюма этого периода. На настенных росписях поздних курганов (Рис. 4) найдено много изображений людей знатного происхождения, одежда которых практически полностью повторяет костюм государства Когурё с картин корейских художников III - IV вв. (Рис. 9-12) После государственного переворота 645 г., получившего название Тайка Кайсин '^, в несколько этапов были проведены реформы, которые затронули все стороны жизни страны. В ходе именно этих реформ появились документы, описывавшие костюм высших сословий. Текст свода законов «Омирё», изданного при императоре Тэндзи (668 - 671), не сохранился, но составители последующих кодексов ссылались на него при написапии глав об аристократической одежде^^.

Со временем придворных рангов становилось больше. Р1мператор Котоку в 647 г. реорганизовал дворцовую систему и установил 13 рангов, при этом распределение цветов между рангами отличалось от тех, которые установил Сётоку тайси (таблица 2). Головной убор чиновников двух высших степеней изготавливали из узорчатой и вышитой материи. В 649 г. рангов стало 19, а в 664 г. - 26, ранговые цвета не менялись, но увеличилось количество степеней каждого ранга, их различали по числу узлов на шнурах, украшавших костюм.


'" Буддийская схема устройства мира.

™ Тайка кайсин - заговор против Cora Эмиси и Сога Умако, которые пытались занять императорский престол в правление императрицы Когёку (642 - 645 гг. н..э.).

Император Тэмму, придя к власти в 673 г., установил ансамбль дворцового костюма китайского типа и запретил использовать прежние формы. В 685 г. официально было зафиксировано разделение мужской и женской придворной одежды: ансамбль «штаны хакама - халат ХОУ стал исключительно мужским, а «юбка мо - халат хо» - женским. Была установлена новая ранговая система: 12 рангов для императорской семьи и 48 чиновничьих, ранговые цвета переместились с головных уборов, которые отныне стали черными, на верхнюю одежду. Это разделение закреплялось кодексом «Асука киёмихарарё» 689 г., ставшим базой для создания новьгх законов.

Эстетическая культура японской аристократии также формировалась на основе китайского эстетического мировоззрения. Все сферы государственной и общественной жизни были подчинены четко пронисанным правилам. Эстетические взгляды тоже были частью этой системы, поэтому они были заимствованы наряду с костюмом.

В правление императрицы Дзито (687 - 696) в Японии появилась пудра и технология ее изготовления, которые нривез из Китая японский монах. Представители аристократии стали белить лицо, пользоваться румянами и чернить зубы. Мужчины пользовались косметикой чаще, чем женщины. Она, наряду с ярким костюмом, должна была привлекать внимание женщин, статус которых в обществе нериода Асука был довольно высок. Еще сохранялись обычаи матриархального общества, осуществлялся прием жениха в дом невесты, и существовало право женского наследования.

В этот период эталоном женской красоты был здоровый внешний вид, чистая кожа и естественный румянец.

В начале VIII в. иод влиянием Китая сформировался новый стандарт красоты: широкая грудь, узкая талия, белое лицо и изящные губы. Дамы и кавалеры стремились, как можно сильнее затянуть талию, многие применяли изнуряющие диеты, чтобы достичь желаемого результата. Мода на китайский стиль в косметике широко распространилась среди аристократок. Все придворные дамы стали густо белить лицо и красить губы. На щеках и на лбу рисовали своего рода «мушки» разных форм и размеров, которые были призваны оттенить красоту набеленного лица и привлечь внимание противоположного пола. (Рис. 14) Если в предыдуш;

ий период белое лицо ассоциировалось с умершим человеком, то в VIII в. оно считалось символом принадлежности к высокому сословию^'.

После установления централизованного государства рицурё:

произошел поворот к полному копированию китайских форм дворцовой одежды. В 701 г. был издан свод законов «Тайхорё», в котором японский придворный костюм впервые разделялся на церемониальный, выходной (парадный) и повседневный (форменный). Статьи этого кодекса, касавшиеся костюма, четко разъясняли кто, что и как должен был носить. Костюм правяш;

его класса описывался вплоть до мельчайших подробностей, например, цвета украшений на обуви. Вводились ограничения для одежды разнык социальных групп. Крестьянам не разрешалось подражать одежде высших сословий, запрепдалось носить шелк и парчу.

Законы начала VIII в. и последующие дополнения повлекли за собой большие изменения в социальной и политической сферах японского государства. В общественной жизни вошел в силу принцип закона, а вместе с ним идея законности, которая определяла поведение всех групп населения страны. Люди осознали себя в другом качестве. Существовавшее ранее отношение «государство - народ» под влиянием режима законов сменилось на отношение «господин - слуга». Вместе с новыми идеологическими установками, в которых были сплетены конфуцианство, буддизм, даосизм, это новое правосознание породило особое отношение к установившемуся регламенту в одежде ^^. Соблюдение регламента считалось совершенно естественным и не вызывало отрицательного отношения к нему. В последующие века развитие японского костюма, как его форм, так и эстетических воззрений японцев происходило в рамках государственных установлений. Понятие законности было определяющим, красивым стали считать то, что полностью соответствовало всем правилам. Рамки, установленные регламентом были чрезвычайно узкими, однако мода существовала, хотя и в очень ограниченной форме в виде вариаций цветовых сочетаний.

Церемониальная одежда райфуку предназначалась для проведения праздников, государственных церемоний и религиозных обрядов. Парадное платье тёфуку должны были носить все чиновники, когда находились на службе во дворце. Чиновники, не имевшие ранга, и крестьяне, прислуживавшие во дворце императора, носили форменную одежду сэйфуку.

В кодексе впервые были зафиксированы отличия военного костюма от аристократического, описывались парадные и повседневные одеяния дворцовой охраны, гвардии и чиновников военного ведомства. Военные тоже входили в ранговую систему, ноэтому цвет и длина шлейфа их костюма должна была соответствовать рангу. Верхняя одежда была короче, чем у аристократов, и имела высокие разрезы по бокам. Сзади на шапку крепилась закрученная лента, а по бокам - украшения из конского волоса в виде веера.

(Рис. 17) Право на ношение оружия получили только самураи. В статьях, посвяш;

енных парадному и придворному костюму, «длинный боковой меч, украшенный золотом и серебром» был обязательной принадлежностью лишь костюма военных чинов^^ На данном этапе различия были минимальными. Они были призваны лишь визуально обозначить положение военньгх при дворе, указать на их род деятельности. Дело в том, что воинская служба считалась не престижным, даже «грязным» занятием, потому что военные часто имели дело с простолюдинами, преступниками, оружием и кровью. Аристократы избегали такой службы, она оскверняла чистоту их происхождения, и по поверьям могла навлечь беду. Они лояльно относились к военным, так как те пока были лишь особого рода чиновниками, выполнявшими обязанности охраны и полицейской службы.

По кодексу «Тайхорё» чиновникам выше шестого ранга вновь предписывалось носить юбку хирами, однако поправки 706 г. окончательно упраздняли этот вид одежды в пользу хакама. Узлы, обозначавшие нижнюю и верхнюю ступень ранга, переместились с головных уборов на поясную сумочку ^'^. Еще во времена династии Суй в Китае вместо левого запаха распространился правый, так как китайцы считали его заимствованным у северных " варварских племен и чуждым настоящей китайской культуре.

Японцы переняли эту деталь, и в 719 г. правый запах был закреплен официальной^ Несмотря на строгость установлений, местные обычаи продолжали оказывать влияние на костюм. По указам Тэмму хакама полагалось носить длинные, до щиколотки, однако в правительственном отчете 723 г. чиновники писали о том, что это правило не соблюдалось, и многие придворные по прежнему подвязывали хакама под коленом, делая их короче^^.

С середины VIII в. штаны стали неотъемлемой частью придворной одежды и являлись символом принадлежности к высокому сословию. Ко временам правления императрицы Сётоку (764 - 770) относится цитата из «Нихон Рёики», в которой упоминается этот факт. «А еще во времена вдовствующей государыни по всей Поднебесной распевали такую песню: «Не презирай монахов за их (женоподобные) одежды./ Ведь под (одеждами) у них - пояс и молот»^^. В этом отрывке речь идет о монахе Догэне, который имел большое влияние на императрицу и, как гласила молва, был ее любовником.

Выше уже говорилось, что пояс являлся принадлежностью костюма чиновника. Кроме того, все чиновники обязаны были носить штаны, а монахи по сану этого сделать не могли и носили рясу, похожую по форме на юбку, поэтому к ним при дворе относились с пренебрежением^^.

Обеспечение всех служащих надлежащей одеждой входило в обязанности государства. При поступлении на работу чиновники получали все необходимое. Однако с 741 г. чиновники должны были сами покупать церемониальный костюм, а затем это же правило распространилось и на парадное платье. Полный комплект придворного костюма был чрезвычайно дорогим, поэтому не все чиновники могли позволить его себе. В результате появлялось все больше и больше таких придворных, которые отказывались принимать участие в государственных мероприятиях, требовавших присутствия в церемониальном костюме. Это привело к тому, что церемонии стало невозможно проводить вообп];

е, поэтому с 823 г. райфуку предписывалось надевать только на коронацию императора, а на остальные мероприятия надевали парадное платье.

Открытие статуи Будды в Нара 752 г. стала самой яркой и зрелиш;

ной церемонией, которую когда-либо видел двор. Были изданы подробные указания, касавшиеся женского придворного костюма, по которым можно судить не только о ранговой системе, но и широчайшей цветовой гамме, доступной японцам в те времена^^. После того, как придворные и чиновники стали сами заказывать себе одежду, они часто нарушали правила, установленные регламентом. Низкоранговые аристократы использовали неразрешенные по их статусу цвета, давая им другие названия. Для того чтобы показать свою состоятельность многие делали подол верхней одежды длиннее, чем полагалось, так что он достигал пола.

Особые взгляды супдествовали относительно особы императора.

Вступая в должность, глава государства фактически терял принадлежность полу и становился лишь символом свяш;

енной божественной власти.

Естественно, это не сказывалось на брачных отношениях. С момента появления термина тэнно, предположительно в конце VII в., он применялся и к императорам, и к правящим императрицам (а не к женам императоров), хотя до коронации их называли терминами, в которых учитывался пол.

Несмотря на то, что система 12-ти рангов Сётоку тайси и кодекс Тайхорё подробно описывали одежду всех придворных, в этих документах не была зафиксирована императорская одежда.

Церемониальный костюм императора впервые упоминался в связи с императором Сёму, который надел его в 732 г. на церемонию встречи нового года. В хрониках записано, что на Сёму были заимствованные из Китая красные одеяния комбэн с священными буддийскими символами. Ансамбль состоял из халата конъи, короткого шлейфа мо" и короны бэнкан. (Рис. 89-90) На халате изображали драконов, солнце, луну, созвездие из семи звезд, горы, огонь, фазана, полосатую обезьяну, на хирами - водоросли, рисовые зерна, топор, иероглиф (сочетание двух В в зеркальном отображении). Корона была такая же, как у китайского императора, с гирляндами бусин, однако в Японии гирлянды прикрепляли со всех четырех сторон (в Китае только спереди и сзади). К комплекту полагались белые хакама. Этот костюм император надевал на церемонию вступления на престол и в первый день нового года, а с 823 г. только для коронации. Бэнкан не разделялся на мужской и женский.

Императриц изображали, как в женском придворном костюме, так и в мужском с короной на голове. Например, императрицу Дзито (686 - 697) в разные периоды истории изображали по-разному: либо в бэнкане, либо в церемониальной женской одежде дзюнихитоэ.

Нри проведении синтоиских обрядов и церемоний использовали костюм белого цвета, несмотря на то, что были уже изданы многочисленные указы о форме церемониального костюма, который использовали, в том числе и для проведения буддийских праздников и обрядов. Император являлся потомком бога на земле, а белый цвет считался в синто самым «чистым» и наиболее подходяш;

им божеству. Одновременное использование двух вышеупомянутых ансамблей говорило о мирном сосуш;

ествовании буддизма и синто.

Для других светских церемоний в качестве официального платья при императоре Сага в 818 г. был принят халат золотисто-коричневого {кородзэн) или желто-оранжевого (кит. сюнь, яп. оони) цветов. Иервый чаш;

е использовал император, а второй - принцы крови. (Рис. 107, 109) Эти цвета символизировали солнце. Из Китая так же был заимствован и орнамент, который изображали на ткани для императорской одежды - феникс в зарослях павлоний и бамбука. В Поднебесной суш;

ествовало поверие, что феникс ^ Этот шлейф полностью повторял по форме юбку хирами и записывался тем же иероглифом, но название было другим. Позднее этим иероглифом стали записывать название одной из составных частей сокутая халат акомэ, после чего сам иероглиф упростили.

питается плодами павлоний и появляется тогда, когда император подчиняется строгим правилам морали и правит великодушно и справедливо.

Вместе с появлением государства рицурё была установлена надельная система Земля в основном находилась в государственной хандэн.

собственности, но чиновники получали и дополнительные наделы. В конце VIII в. стали появляться и частные поместья сёэн, собственниками которых были в том числе и разбогатевшие слои местной знати. Эти земли постоянно росли и их надо было охранять, в связи с чем владельцы вотчин нанимали мелких землевладельцев, крестьян, для охраны своих территорий, признавая взамен право последних на те наделы, которые они обрабатывали, и предоставляя свое покровительство. Большая часть военного сословия были выходцы из этой части крестьянства, именно они стали впоследствии профессиональными военными. Домашние слуги, получившие от феодалов небольшие наделы, стали заинтересованы в сохранении этих наделов, для чего тоже несли военную службу, благодаря чему формировалось низшее звено дружин. Некоторые феодалы-чиновники постепенно сами становились военными лидерами, и их новый род занятий переходил по наследству, благодаря чему складывался высший слой самурайства'^^.

Отличительной особенностью военного костюма являлись доспехи.

Они создавались на основе заимствованных китайских форм, некоторое влияние также оказывали доспехи айнов. В Китае воинская защитная экипировка появилась задолго до нашей эры, а в эпоху объединительных войн будуш;

его императора Цинь Шихуанди в III в. до н.э. она была улучшена и в таком виде воспринята древними японцами. К концу VII в. сформировалось два вида доспехов: танко - для пеших воинов, заш;

иш;

авшие тело спереди, сзади и по бокам, а ноги и руки оставались свободными;

кэйко - для конных воинов, которые состояли из многих частей, оборачивавших ноги, руки и туловиш;

е. Изготавливали доспехи из мелких пластин, легких кожаньгх или металлических, которые скрепляли кожаными шнурами^'.

Китайские доспехи отличались толстой, тяжелой трудно пробиваемой • броней, т.к. должны были защитить человека от стрел, копий и обоюдоострых мечей. Японский меч редко использовали как колющее оружие, он был слегка изогнутой формы и заточен лишь с одной стороны, т.е. приспособлен к режущим и рубящим ударам. В соответствии с этой особенностью основного самурайского оружия доспехи претерпели изменения. Жестко закренленный панцирь меч разрубал, а с подвижно закрепленных защитных нластин соскальзывал, что несколько смягчало удары. С другой стороны японское оружие было настолько прочным и острым, что никакой даже самый прочный доспех не мог защитить человека. К тому же в духовной культуре самурайства существовал принцип презрения к смерти, поэтому большинство воинов использовало самую простую экипировку. Определенное влияние оказывала также тактика ведения боя. В Японии были приняты бои-поединки, в которых необходима была скорость, а доспехи, не сковывавшие движения рук и ног, как раз способствовали повышению подвижности.

Китайские и корейские заимствования влияли в основном на костюм высших слоев общества, и изменения практически не затрагивали народную одежду. Народный костюм развивался самостоятельно в соответствии с потребностями и возможностями крестьян. Он испытывал влияние внешних заимствований, но в гораздо меньшей степени, чем одежда высшего сословия.

Вид одежды древнего периода удалось восстановить только в общих чертах по косвенным сведениям китайских и японских хроник, японской поэзии.

Китайцы описали в хрониках 297 г. «Вэй чжи» в разделе «Вадзин-дэн» о жизни и нравах японцев рабочую одежду типа халата без рукавов, для посадки риса. Для крестьян было важным защитить спину от солнца, поэтому легкая запашная безрукавная одежда длиной до колен была оптимальным вариантом повседневного костюма. Зимний вариант одежды имел длинные прямые рукава. Халат был основным видом крестьянской одежды на протяжении многих веков, на его основе сложился прототип национального костюма.

Начиная с VII в. в Ямато стали проводить подворные переписи, первая из которых датируется 670 г. Император Тэмму после прихода к власти в 673 г.

пытался установить жесткий контроль над каждым человеком в государстве.

По его указу в переписях стали фиксировать не только состав семей, но и внешний вид людей, отмечать особые приметы, родинки, шрамы и т.д.

Переписи проходили в теплое время года, поэтому крестьяне были в летней одежде, и чиновники описывали те части тела, которые не были закрыты одеждой: лицо, шея, руки от кисти до локтя и голени. Эти данные позволяют заключить, что в VII в. крестьяне продолжали носить такую же одежду, как была описана в «Вэйчжи».

Косметика, заимствованная из Китая, была недоступна крестьянам из-за высокой стоимости, хотя разбогатевшие горожане приобретали белила, используя их по официальным и торжественным случаям. В связи с распространением буддизма и систематизацией традиционного культа синто к VII в. народ перестал делать татуировки, т.к. по принцинам двух религий, контакт с кровью считался оскверняюш;

им.

Вместе с формированием государственной системы рицурё в конце VII в.

в обиходе народа в качестве церемониальной одеждой появились штаны и юбка, произошло разделение одежды на мужскую и женскую. По указу Тэмму 685 г. простолюдины для посеш;

ения официальных лиц и учреждений должны были надевать штаны как знак подчинения власти императора. В соответствии с кодексами, им не разрешалось носить многослойный костюм, поэтому для холодного времени года суш;

ествовала одежда, подбитая ватой. Большинство цветов являлись запретными, ткани окрашивали чаш;

е всего в синий, коричневый и черный цвета низкокачественными красителями, с применением самых простых технологий создания орнамента.

Некоторые представления о жизни крестьян дают следуюш;

ие отрывки из поэтической антологии «Манъёсю». «В платье скромном и простом/ из дешевого холста/ С голубым воротником,/ Дома пряла и ткала/ Все как есть она сама!/ Даже волосы ее/ Не знавали гребешка,/ Даже обуви не знала,/ А ходила босиком,/ Несмотря на это все,/ Избалованных детей,/ что укутаны в парчу,/ Не сравнить, бывало, с ней!»^^ Женщины и девушки проводили много времени за отбеливанием, окрашиванием тканей. Коллективные занятия имели не только практическую, но и социальную значимость: происходил обмен знаниями старшего и младшего поколений. Кроме того, был распространен обычай, когда молодые люди тайком приходили понаблюдать за девушками и таким образом выбирали себе невест. «На горе Цукуба,/ Может, выпал снег?/ Или нет, не он белеет там вдали?/ Это, верно, милая моя/ Для просушки расстелила полотно»'^'^.

В VIII в. корейские заимствованные формы костюма, использовавшиеся аристократией в период Асука, потеряли статус престижности и перешли в обиход простолюдинов. Носле поправок кодекса Тайхорё и запрета аристократии носить юбку хирами, она широко распространилась в народной среде, т.к. являлась более естественной одеждой для японцев, по сравнению со штанами.

Буддийские храмы и монастыри стали центрами распространения знаний, где переписывали буддийские сутры. Специально для этого нанимали людей, которых ставили на частичное содержание: выдавали рис, рисовое вино и одежду для работы в храме. Эта одежда называлась дзёэ ( ^ ^ ) и состояла из верхней куртки оо (Ш ) и штанов хакама (Щ ). В Сёсоине сохранился комплект такой одежды - это узкие штаны и куртка с запахом и узкими рукавами, изготовленные из конопляной ткани^^ В списках сокровиш;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.