авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Хованчук, Ольга Александровна История японского костюма с древнейших времен ...»

-- [ Страница 2 ] --

Сёсоина есть записи о специальной ткани для хакама, ширина которой составляла около 60 см. На домашнем станке японцы могли ткать материю только шириной 30-40 см., поэтому ткани, описанные служителями сокровиш;

ницы, создавали отдельно на специальном станке, и они не могли быть широко распространены среди населения. Следовательно, штаны хакама не являлись повседневной одеждой простых японцев периода Нара.

В хрониках, составленных при императрице Гэммэй (707 - 715), записано, что переписчики нередко обраш;

ались к храмовым настоятелям с жалобами на плохое выполнение условий содержания, в частности на плохое качество риса и несвоевременное обеспечение одеждой^^. Этот факт говорит о том, что такую одежду японцы не производили сами, а работать надо было только в ней. Кроме того, работникам по запросу предоставлялись четыре дня для стирки своей рабочей одежды, т.е. каждый имел только один комплект необходимых для работы вещей и не мог снова прийти в храм до тех пор, пока одежда не высохнет.

«Нихон рёики» (Японские легенды о чудесах) тоже дают некоторые сведения об обычаях и правилах того времени. В одной из историй, датировавшейся 755 г., говорилось, что в деревне жил молодой человек, грехи которого были настолько велики, что ему было приказано прибыть в резиденцию провинциального чиновника. В сопровождении гонца он отправился в путь. По дороге гонец завел его на пшеничное поле и поджег пшеницу. Молодой человек стал звать на помоп];

ь, но никто не откликался. Его крики услышал проходивший мимо крестьянин и вытащил юношу из огня.

«Человек, спустившийся с гор, выслушал, закатал штанины (у юноши) и осмотрел его: на ногах остались лишь кости, мяса не бьшо. На следуюш;

ий день юноша умер»^^. Тот факт, что крестьянину пришлось закатать штанины юноши, чтобы осмотреть его голени, говорит о том, что на нем были хакама длиной до ш;

иколоток, как полагалось по регламенту.

Установленный кодексом Тайхорё костюм просуш;

ествовал несколько веков практически в неизменном виде. На протяжении периода Хэйан (794 1192) менялся только костюм горожан, в то время как крестьяне продолжали носить халат, с рукавами или без. Город был местом государственной службы, здесь проживала большая часть аристократии, и простолюдины, находившиеся на службе у чиновников и придворных, соблюдали все установленные правила относительно костюма слуг. Мужчинам предписывалось носить штаны, а женщинам - юбку в знак лояльности господину. Эти правила распространялись и на повседневную одежду горожан.

1.2 Адаптация иностранных заимствований в янонском костюме После переноса столицы в Хэйан в 794 г. связи с материком несколько ослабели.

В 845 г. в Китае были запрещены все религии кроме даосизма, а в 894 г. по предложению правого мипистра Сугавара Митидзанэ японцы прекратили посылать посольства в Китай в связи с междоусобными войнами, начавшимися там в середине IX в. из-за борьбы за власть. Материковое влияние на культуру ослабело, начался новый этап развития костюма. С этого момента в Японии стали пересматривать полученные из Поднебесной знания и формировать свои собственные эстетические взгляды. В этот период были созданы самые замечательные произведения искусства, которые стали лицом японской национальной традиции, художественная культура стала частью повседневного быта аристократии. Повый стиль лучше всего выразился в классической хэйанской литературе, которая представлена стихами-танка, дневниками придворных дам и первым романом «Повесть о Гэндзи» Мурасаки Сикибу. Е. Евтушенко писал, что «без лица Японии нет лица мира», но оно бы не существовало, если бы не было эпохи Хэйан.

Религия занимала особое место в общественно-государственном устройстве. Часто во взаимоотношениях более активной и мобильной политической и консервативной религиозной власти наблюдались противоречия, которые появлялись в связи с несоответствием старых устоев мировоззрению нового времени. В результате происходила трансформация системы идей и ценностей в другую систему, которая соответствовала новой В Европе церковь оказывала на государство сильное влияние, но развивалась как самостоятельный институт. Она осуществляла контроль над нравственным воспитанием населения и во многом формировала эстетические взгляды людей. Христианство, особенно православие, считало человека вместилищем грехов, поэтому церковь предписывала носить одежды, скрывающие линии тела. Однако с ослаблением влияния церкви на нолитическую власть эти предписания переставали быть определяющими, и мода брала верх над церковными установками, в • связи с чем, священнослужители постоянно выпускали обращения к государству, в которых предавали анафеме новые виды костюма, не соответствовавшие основам христианской морали, и призывали прихожан не следовать моде.

В конфуцианском Китае противоборствовали две тенденции: четкого соблюдения ритуала в костюме, который должен был соответствовать идеалам древности, и творческий импульс новых поколений, толкавший к созданию новых форм. В результате появилась третья тенденция - сочетания старого и нового в определенных приемлемых пропорциях. Осуществлялись попытки выразить старое содержание в новых формах или наполнить старые формы новым содержанием в соответствии с духом времени. Костюм, сформировавшийся в результате третьей тенденции, стал традиционным. Он впитал максимум элементов, освещенньгх в древних текстах, но в каждую новую эпоху приобретал новые черты^^.

Те же процессы наблюдались и в Японии, но проходили они еще и под влиянием синтоиского культа. Это выразилось в создании аристократического костюма эпохи Хэйан (IX - XII вв.). В нем сплелись конфуцианские принципы строгого соблюдения ритуала, синтоиские традиции и буддийская символика в орнаментах. Для японцев идеалы древности включали в себя не только конфуцианские основы морали, но и синтоиские традиции, которые оформились в четкую систему верований только с появлением в Японии буддизма. Представления китайцев о цикличности времени, выраженной в частности в смене сезонов, о пяти первоэлементах и традиция поклонения предкам не противоречили идеям синто, поэтому японцы легко восприняли этико-философское учение Конфуция, а синтоизм продолжал быть основной религией. В результате появилось явление, названное в истории Японии синто конфуцианским синкретизмом.

Междоусобные войны в Китае пошатнули империю, устройство которой японцы так тщательно копировали. Разрушилось то, что казалось незыблемым. Японские нравители сделали вывод, что следование правилам не является гарантией достижения гармонии. В эпоху Хэйан (IX - XII вв.) впервые появилась идея «Китайские знания - Японский дух», а вместе с ней и термин «кокуфу» - японский стиль, в противовес китайскому. В этот период сформировались новые ансамбли костюма, в том числе отдельная одежда для детей аристократов. Рукава всех видов одежды сильно удлинились и расширились, объем костюма тоже значительно увеличился, что стало отличительной особенностью придворной одежды.

Церемониальный костюм чиновника эпохи Нара был видоизменен и получил название сокутай (доел, «подвязанный поясом» Рис. 16). Он состоял из нижней одежды хитоэ;

одежды на подкладке с широкими рукавами акомэ;

запашной одежды ситагасане с широкими рукавами, пришитыми только к спинке, которая в IX в. сильно удлинилась и стала шлейфом. Длина шлейфа соответствовала рангу чиновника. На ситагасане надевалась безрукавка хампи из прозрачной ткани, цвет которой зависел от ранга. Верхней одеждой был халат с глухим круглым воротом хо. (Рис. 21) Он почти не изменился с периода Нара, только рукава стали менее длинными и очень широкими, спускавшимися иногда до земли. На талию надевали неширокие штаны оокути, в которые заправляли нижний и средний слой одежды, поверх надевали верхние штаны уэнобакама. Верхнюю одежду подвязывали кожаным поясом, с прикрепленными на него самоцветами, количество которых зависело от ранга. На ноги надевали кожаные туфли китайского типа, а на голову особую шапку чиновника с лентой из прозрачного черного шелка сзади.

Дош;

ечка сяку, которую использовали для записей, стала ритуальной и обязательно полагалась к парадному костюму. Меч навешивали с помош;

ью пояса хирао, украшенного вытканным или вышитым узором. Изображенный на нем орнамент указывал на ранг чиновника^^^.

Нридворные, включая императора, носили одинаковый по форме костюм, различавшийся по цвету. Четыре высших ранга с X в. носили верхнюю одежду черного цвета, чиновники нятого ранга - красную, остальные - синюю разных оттенков. Социальное положение и принадлежность к роду определялась орнаментом на ткани, который впоследствии трансформировался в геральдические эмблемы.

Головной убор носили все, кроме монахов. В X в. он приобрел настолько важное значение, что его не снимали даже на ночь и во время болезни. Японцы верили, что способность носить головной убор является главным отличием человека от животного, поэтому считалось большим позором показаться на людях с непокрытой головой '^^. Аристократы и чиновники всех уровней в официальных случаях носили маленькую шапку чиновника с лентой, а в домашней обстановке - высокую шапку эбоси из черного накрахмаленного шелка, которая крепилась к маленькой плетеной шапочке. Для удержания эбоси на голове была необходима система завязок и особая прическа. Официальная шапка чиновника считалась принадлежностью взрослого мужчины, поэтому на церемонии совершеннолетия какан {гэмпуку) юношам впервые укладывали волосы в особую прическу и одевали такую шапку. Взрослыми считали тех, кому исполнилось 11-12 лет и чей рост был больше 135 см. Бывали случаи, что церемония совершеннолетия не проводилась только потому, что юноша не достигал необходимого роста, и продолжал считаться ребенком"^^.

С конца IX в. церемониальный костюм чиновника постепенно упрощался. Его сокращенный вариант не имел в составе безрукавки, среднего слоя одежды со шлейфом и кожаного пояса, вместо верхних штанов хакама надевали сасинуки - широкие штаны, которые стягивали у щиколотки шнуром (Рис. 20). Это был полупарадный костюм икан. (Рис. 19) Только чиновники высших рангов и люди, пользовавшиеся особым расположением императора, могли носить такой костюм в официальных случаях.

Повседневная одежда носи полностью повторяла по форме икан, но цвет верхнего платья выбирали по собственному вкусу не зависимо от ранга. С кан-носи надевали шапку чиновника без ленты, а с эбоси-носи - высокую шапку эбоси. Охотничье платье каригину являлось повседневной одеждой чиновников низких рангов и людей без ранга. (Рис. 18) Оно было короче, чем другие виды костюма, манжеты у запястья стягивали шнуром, что делало его более практичным и удобным. Рукава по пройме пришивали только к спинке, поэтому их можно было легко снять, не снимая всего одеяния. Появился новый декоративный эффект, сравнимый с многослоиностью женского костюма, когда сквозь незашитые места проглядывал нижний слой одежды'*^ Мужчинам было не чуждо стремление выглядеть модно, поэтому ш,еголи тш;

ательно подбирали цвета в ансамбле каригину. В конце X в. каригину стало повседневной одеждой придворных высших рангов, а затем парадным костюмом чиновников ниже шестого ранга.

Суйкан - вид дорожного платья, который использовали вначале для рыбалки, от чего он и получил свое название (иероглифы обозначают дословно мокрый-сухой). Суйкан являлся одним из видов детской одеждой для мальчиков. Дорожное и охотничье платье использовали для путешествий инкогнито, т.к. ее обычно изготавливали из конопляных тканей без орнамента.

Женская одежда тоже разделялась на церемониальную, выходную и повседневную. Парадный костюм нёбосёдзоку состоял из нижней одежды хитоэ, среднего слоя касанэ-утики, верхней одежды уеаги и китайской накидки карагину. Халаты утики составляли средний слой одежды, их надевали сразу несколько разных цветов, обычно пять, поэтому у них было еще одно название «ицуцугину» - «пять одежд». Па талию надевали широкие и длинные штаны харибакама и шлейф мо. Китайская накидка и шлейф были обязательными его принадлежностями, поэтому церемониальный костюм также называли карагину-мо. Складчатая юбка мо нревратилась в шлейф, который теперь являлся частью костюма взрослой женщины. В связи с этим церемония совершеннолетия получила название «моги» - «повязывание шлейфа», после проведения которой девушка считалась готовой к замужеству'*'*. Длина шлейфа определялась рангом.

Вместо юбки женщинам, как и мужчинам, было предписано носить штаны хакама в знак преданности и служения императору. До 28 лет женщины носили хакама темно-бордового цвета, а затем ярко алого. В конце VIII в. женские алые хакама считались очень ценной вещью. Они являлись символом высокого статуса, и соответственно давали определенные преимущества. Однако постепенно хакама теряли свое значение, и с X в. лишь обозначали принадлежность к женскому нолу, т.к. в них ходили все женщины во дворце, включая прислугу, не имевшую ранга.

В период Хэйан социальный статус и материальное положение женщины падали. По конфуцианским принципам она была обязана подчиняться мужчине. Потеряв право наследования, женщины оказались полностью зависимыми от мужей и сыновей. Эта тенденция брала начало со времен кодекса «Омирё», в котором женщин вообще не включали в ранговую систему, и их костюм не описывался"^^. В сводах законов «Асука киёмихарарё»

и «Тайхорё» указывалось, что женщины должны носить одежду ранговых цветов их мужей или на один ранг ниже отца. Этим указом их ставили при дворе в зависимое положение от мужчины. Женщины постепенно стали орудием политики. Дом Фудзивара, пытавшийся сохранить и усилить свое влияние при дворе, поставлял жен императорам и принцам крови, поэтому для представителей этого клана красивые женщины стали настоящим товаром.

Они должны были привлекать внимание нужных мужчин, чтобы их покровители могли плести дворцовые интриги. Чтобы ноказать свое богатство и власть, Фудзивара стали одевать своих дам в более объемные одежды, которые часто не соответствовали правилам регламента.

Многослойность костюма, появившаяся в IX в. отчасти была обусловлена стремлением к большей декоративности в женском костюме, чтобы он выглядел более привлекательно. С другой стороны, в ней проявился один из принципов синто если вещь тщательно не упаковать, то она может утерять священную душу или быть оскверненной. Для аристократии нринцип незамутненности, чистоты души был одним из главных, поэтому они тщательно соблюдали синтоиские обряды и ритуалы, призванные способствовать этому. Ни мужчины, ни женщины не снимали с себя одежду полностью, даже когда принимали ванну.

He смотря на то, что обычно церемониальный костюм состоял из одежд, в конце периода Хэйан он пол5^ил народное название «дзюнихитоэ» платье в 12 слоев. (Рис. 15) До сих пор неизвестны причины появления именно такого названия, но одна из версий состоит в том, что это слово выбрали благодаря его благозвучию'*^. В качестве повседневной одежды практически все женщины во дворце носили ансамбль утики. В нем отсутствовала китайская накидка, символ служения двору, поэтому утики считали не официальным костюмом. Отказ от китайской накидки, как иностранного вида одежды, говорил о постепенном отходе от китайских традиций.

На основе древних обычаев сложился комплекс верований, связанных с одеждой, который окончательно оформился к концу IX в. Многочисленные упоминания этих традиций сохранились в средневековой поэзии, в антологиях «Манъёсю» и «Кокинвакасю». Важным источником остается фольклор мифы, легенды, народные песни. К сожалению, в классической японской прозе почти никак не отразился народный костюм и одежда низких слоев средневекового общества, однако упоминается довольпо много обычаев того времени, относившихся к костюму, которые соблюдали в обществе.

Ранний анимизм, наделявший душой все вещи, проявился в том, что с древности цветам, орнаментам и элементам одежды приписывались магические свойства.

Но обрядам, связанным с беременностью и родами, женщины должны были носить определенные одеяния. Носле того, как беременность становилась заметной, проводили церемонию, на которой на женщину надевали специальный широкий пояс красного или белого цвета ивата-оби^^.

За несколько дней до родов покои, где находилась будущая мать, завешивали внутри белой тканью, и все, кто был в этой части дворца, надевали белые одежды. В своем дневнике Мурасаки Сикибу нисала о приготовлениях к рождению ребенка: «Еще не наступил рассвет 10-го дня, как покои государыпи уже преобразились, а сама она перебралась на помост, закрытый белыми занавесями»'*^. Такое белое убранство дома меняли только на 100-ый день после рождения. На третий, пятый, седьмой дни новорожденному подносили дары, чаще сладости и одежду. В ответ придворным дарили подарки согласно регламенту: «Потом стали раздавать подарки. Высшие сановники получили одежды для жен, а так же одежду и одеяла из числа подношений новорожденному. Придворным четвертого ранга полагалось по набору одежд на подкладке и штаны-хакама. Придворные пятого ранга получили по набору одежд, шестого - по паре хакама»"*^. В один из трех дней после рождения (3,5,7), проводили обряд надевания первого платья - кисо хадзимэ - при котором младенца торжественно облачали в его первый наряд, сшитый из пояса, который мать носила во время беременности. В три-четыре года проводили обряд надевания а в 12-14 лет - церемонию хакама, совершеннолетия. За многие века эти обряды трансформировались в современный праздник ситигосан.

Особые очень строгие правила устанавливались на ношение одежды во время траура. Близкие покойного должны были носить темные одежды, цвет которых в зависимости от родства варьировался от черного до светло-серого.

Пе полагалось надевать платье из узорчатых тканей. Траур по мужу и родственникам по отцовской линии носили 1 год, а по жене и родственникам матери - 3 месяца. Стоит заметить, что одежду на покойнике запахивали на левую сторону, что было обусловлено буддийскими традициями.

Потусторонний мир воспринимался, как отражение суш;

ествуюш;

его мира, поэтому и запах делали в зеркальном отображении в отличии от костюма живого человека.

Чтобы всегда любить и номнить друг друга в разлуке, люди обменивались нижней одеждой или окрашивали одежду в какой либо цвет на память, обычно в красный или красно-лиловый (мурасаки). «Одежду, что в знак памяти дала/ Моя любимая,/ Я вниз надену,/ До дня, пока вдвоем не буду с нею,/ Одежду эту не сниму» ^°. Суш;

ествовал обычай класть друг другу в изголовье свои рукава, поэтому во время разлуки считалось, что, если " Праздник посвящен детям трех, пяти и семи лет. Отмечается 15 ноября.

положить себе под голову вывернутый рукав, то приснится любимый человек.

«Каждой ночью, как ложусь,/ В изголовье я кладу/ Белотканый твой рукав.../ И нет ночи ни одной,/ Чтоб не видел я во сне/ Милую мою жену»^\ Обычай махать вслед уходяш;

ему человеку суш;

ествует у многих народов, а чтобы фигуру было лучше заметно издалека, в Японии махали рукавом, вместо европейского платка. Если же хотели, чтобы кто-то поскорее вернулся, то выходили на обозреваемое место с отогнутыми рукавами. «...Все стоишь ты у ворот,/ Прислонившись,/ И зовешь,/ Отгибая рукава»^^. «Иду полями нежных мурасаки,/ Скрываюп];

их лиловый цвет в корнях,/ Иду запретными полями,/ И может стражи замечали,/ Как ты мне машешь рукавом»^^ Японцы верили, что одежда способна менять не только внешний облик человека, но и его дух. В сказке «Повесть о старике Такэтори» приемная дочь дровосека должна была вновь вернуться на луну, откуда она прилетела. Для этого ей необходимо было переодеться в лунное платье, надев которое Кагуя химэ стала бы похожей на всех лунных жителей и забыла обо всем, что с ней происходило на Земле. Без этой одежды она не могла подняться на небо. В театральных представлениях Кабуки и Но широко используют прием с быстрой сменой одежды, когда необходимо показать скрытую сущность героя.

Тонкий и длинный шнурок или тесьма, пояс хгшо с древних времен имел особое значение. Сейчас его название занисывается одним иероглифом (Ш), который произошел от сочетания двух с таким же чтением. Хи-мо (ШШ) «священная вещь, прикрепленная к юбке мо». Пояс был частью верхпей одежды, но ностепенно стал принадлежностью нижней, а узел на нем приобрел значение охранителя души. Считалось, что он связывает человека с богами. Вместе с традицией скрывать пояс химо от посторонних глаз появился оби - более широкий (до 10 см.) пояс, который служил украшением одежды.

О значении хгшо можно судить хотя бы по тому, что в «Манъёсю» есть около 200 стихов, в которых упоминается пояс и связанные с ним традиции.

Пояс был личной вещью, и его никому не показывали кроме мужа или жены.

Расставаясь, супруги завязывали друг другу пояс и клялись сохранять верность до возвращения. «...Не развязывал я шнур,/ В одиночестве я Влюбленные дарили друг другу пояса, сделанные своими руками, веря в то, что этим они связывают свои души.

Каждый человек имел личный узел, который был его амулетом. Веря в то, что пояс и узел дают защиту богов, человек мог заночевать где угодно в одиночку, окружив себя веревкой с завязанными на ней личными узлами.

Такую же веревку использовали для обозначения своей территории в неосвоенных местах. Этот обычай назывался Симэ-но хадзи^\ В X в. получили распространение учения буддийской школы Дзёдо («Чистой земли») и школы Мудзёкан. Последователи первого учения считали главной целью жизни перерождение в лучшем мире, раю бодисатвы Каннон, а представители второго считали, что все вещи в мире преходящи, а существование иллюзорно. Аристократы вели размеренный образ жизни, предаваясь развлечениям и уделяя большое внимание эстетической стороне обыденной жизни. Этот факт также сыграл определенную роль в распространении многослойного костюма, который стал одним из объектов визуального наслаждения.

Дворцовые церемонии в период Хэйан стали проводить сидя, в отличие от предыдущих периодов, когда они проходили стоя, по китайским традициям.

Многослойный костюм был тяжелым и неудобным, но то обстоятельство, что двигаться на этих церемониях практически не приходилось, стало причиной долгого использования такого типа одежды в практически неизменной Жизнь в открытом, не обогреваемом помещении и малая физическая активность приводили к тому, что сохранение внутреннего тепла было жизненно важным. Буддизм запрещал убивать животных, поэтому аристократы не могли больше использовать одежду из меха^''. Многослойный костюм неплохо защищал от холода, однако через широкие открытые рукава холодный воздух легко нроникал под одежду. Тогда придворные впервые обратились к народному костюму и заимствовали халат косодэ с узкими длинными рукавами, который плотнее прилегал к телу и лучше сохранял тепло. Халат косодэ и нижние хакама не считались одеждой, человек, одетый в них, воспринимался, как полностью обнаженный, поэтому не косодэ упоминался ни в одном кодексе, хотя и был широко распространен среди аристократии в качестве нижней одежды с X в.

Принципы традиционной религии синто пронизывали все стороны жизни и искусства. Символы синто в основном были связаны с природой, ее гармонией и естественностью. Отраженная в узорах природа давала человеку возможность ошутить единение с ней и внутреннюю гармонию^^. Настроение, присуш;

ее каждому времени года, передавалось через цветовые сочетания, в орнаменте присутствовали изображения цветов, животных, птиц, насекомых, соответствуюш;

их сезону. Умение правильно и со вкусом подобрать цвет и узор одежды сообразно времени года и отразить в этом подборе всю красоту природы данного сезона считалось большим искусством и высоко ценилось.

Это было нелегко, учитывая суш;

ествовавший регламент.

Верх и подкладка одежды были разного цвета, и их сочетания имели названия цветов той же расцветки. Нанример, весеннее сочетание «вишня»;

летнее - «гвоздика»;

осеннее - «астра-сион». Зимних специальных названий было мало, т.к. зимой цветов в природе почти нет. Кроме этого существовали сочетания, которые считались всесезонными, например, «сосна» - светло зеленое на сиреневой подкладке, (таблица 3) Одежды разного цвета были разной длины и, когда их надевали одна на другую, то получались разнообразные сочетания, получившие название ниои (аромат). В эпоху Хэйан суп];

ествовало около 100 подобных сочетаний.

Яркость цвета женского платья говорила о многом и создавала душевный настрой в зависимости от ситуации. Если случались печальные события, то цвета были приглушенными и темными, а в связи с радостными событиями все наряжались в разноцветные узорчатые платья, и во многом человек оценивался по умению подобрать одежду сообразно обстоятельствам. Однако какими бы ни были темными цвета, они никогда не смотрелись мрачными, а яркие - не бывали крикливыми, в комбинациях цветов не было резкости и нестроты.

Сезонность в мужском костюме была отражена в расцветке шлейфа и узорах тканей.

Несмотря на жесткий и всеобъемлюш;

ий регламент, мода все-таки суш;

ествовала, установления часто нарушались, придворные любыми способами пытались найти возможность для выражения собственного вкуса.

Модные тенденции проявлялись в создании все новых цветовых сочетаний ниои и использовании новых тканей. В период Хэйан широко применяли вышивку в декоре костюма. Женп1;

ины носили шлейфы с вышивкой, а мужчины вышитые пояса хирао. Мотивы были как китайскими, так и японскими, чаш;

е всего они отражали ранг чиновника. Однако иногда, в основном это касалось повседневного костюма, идеи для орнаментов черпали из литературы и поэзии. При дворе даже организовывали состязания по отгадыванию произведений, послуживших основой создания узора.

Отношение японцев к костюму выразилось в живописи и прикладном искусстве. В раннем средневековье, когда регламент пронизывал все стороны обш;

ественной жизни, одежду на картинах и свитках изображали в строгом соответствии с правилами, в то время как лица часто рисовали стилизованными. Персонажей узнавали по костюму, который соответствовал их рангу.

Одежда, как надетая на человека, так и сама по себе стала важным элементом декорирования пространства, предметом любования, как и цветы.

Термин «утидэ-но кину» (одежда на показ) обозначал как раз такой мужской и женский костюм, который был предназначен для эстетического наслаждения.

Дамы в церемониальных одеяниях обязательно присутствовали на приемах и праздниках, проводившихся во дворце. Они сидели за тонкой бамбуковой завесой, из-под которой были видны края цветных одежд. Однако, несмотря на привлекательный внешний вид, этот костюм был чрезвычайно тяжелым.

Женш,ины практически не могли двигаться в нем, а чтобы встать на ноги требовалась помош;

ь посторонних. Хакама были очень длинными, поэтому ходить надо было медленно, чтобы не запутаться в • них и не унасть.

Вынужденные все время сидеть на полу в строго определенной позе, женщины страдали от гиподинамии, отеков, туберкулеза, болезней, связанных с застоем крови в организме^^.

Одежда придворных часто описывалась в прозе. Авторы упоминали о многочисленных обычаях, связанных с одеждой, тонкостях регламента, просто восхищались красотой костюма, хорошим вкусом ее обладателя. В «Повести о Гэндзи» Мурасаки Сикибу насчитывается более 200 действующих лиц, одежда многих из них описана автором^°.

Мужские портреты в литературе встречались не часто, но они вызывали такое же восхищение у авторов, как и женские: «Куродо шестого ранга. Несмотря на свой невысокий чин, он великолепен! Подумать только, куродо вправе носить светло-зеленую парчу, затканную узорами, что не "I дозволяется даже отпрыскам самых знатных семей!..».

Особенно подробно в литературе запечатлены женские образы. В дневнике Мурасаки Сикибу есть много описаний костюмов придворных дам:

«Короткая накидка была украшена узором из сосновых шишек, а на белом шлейфе - бледно-голубыми нитками был вышит берег моря. Пояс - из тонкой ткани с узором китайских трав. Па шлейфе Косёсё блестящей серебряной нитью были вышиты осенние травы, бабочки, птицы» ^^. Сэй Сёнагон так описала один из осенних нарядов придворной дамы: «Дама казалась настоящей красавицей...на ней была нижняя одежда из густо-лилового шелка, матового, словно подернутого дымкой, а сверху другая - из парчи желто багрового цвета осенних листьев, и еще одна из тончайшей прозрачной ткани.

Пряди ее волос, волнуемые ветром, слегка подымались и вновь падали на плечи. Это было очаровательно... Да, она умела глубоко чувствовать!..»^^ Цвет одежды определялся социальным положением и возрастом человека. Так, например, Мурасаки Сикибу писала в своем дневнике:

«Поскольку же монахиня вырастила ее одна, без матери, наряды девочки и теперь не отличались яркостью, она носила розовые, светло-лиловые, светло желтые гладкие нлатья» ^"^. Дети и молодые люди, воснитывавшиеся в монастырях или потерявшие родителей, не могли одеваться ярко. Старики и люди без звания носили не узорчатую, гладкую одежду.

В начале эпохи Хэйан женш;

ины носили волосы распуш;

енными, а к XI в. стали связывать в длинный хвост. Чем длиннее были волосы, тем жепш;

ина считалась красивее. Нередко использовали шиньоны. На большинстве живописпых свитков, придворные дамы изображались с традиционным прямым пробором. Однако на картинах со свитка «Дневник фрейлины Мурасаки Сикибу» сохранились изображения придворньк дам с характерной шишкой на макушке, которая была ни чем иным, как частью шиньона^^.

На церемонии совершеннолетия, которая проводилась в 11-12 лет, девочкам сбривали брови и рисовали и гораздо выше, почти у линии волос. С этого же момента они должны были белить лицо, чернить зубы^^.

Антропологические особенности строения тела человека влияли на формирование эстетических воззрений. Отличия мужской и женской фигуры европейцев привели к созданию усложненного кроя, который подчеркивал эти отличия. Тенденция менять пропорции фигуры, уменьшать или увеличивать отдельные части тела с помоп1;

ью костюма проявилась как в мужской, так и в женской одежде, однако всегда оставалось четкое разграничение видов костюма для мужчин и женш;

ин.

Тендерные различия в японском костюме древности и раннего средневековья были выражены довольно слабо. Нокрой одежды, ее виды, цвет, орнамент были обш;

ими для всех. Мужчины так же, как и женш;

ины, следовали моде, умели подбирать гармоничные сочетания и т.д. Особенно заметен такой единый стиль в костюмах средневековой аристократии периода Хэйан (794-1192).

Женственность была идеалом красоты. Длинные черные волосы, тонкая талия и округлые бедра являлись неотъемлемой частью образа красивой женщины. Мужчины тоже стремились выглядеть красиво, а значит женственно. Для аристократов слова типа «Ты так красив! Ах, если бы ты был женщиной!» являлись самым лучшим комнлиментом. Мужественность не считалась эстетически ириятной. В «Повести о Гэндзи», например, есть немало сцен, где главного героя, восхиш;

аясь его красотой, сравнивали с женш;

иной.

Многослойные одежды, настолько скрывали нронорции тела, что невозможно было отличить мужскую фигуру от женской.

Подобные взгляды стали причиной широкого распространения в аристократической среде однополых отношений между мужчинами. При этом важна была не физическая близость как таковая, а лишь факт обладания красотой. Данные утверждения можно проиллюстрировать нроизведениями средневековой литературы.

Сюжетом повести «Торикаэбая моногатари» (Путаница) ^^ является история сестры и брата родовитого семейства придворных аристократов.

Старшую сестру, у которой был сильный характер, отец стал воспитывать, как мальчика и одевал в мужскую одежду, а брата с мягким характером - как девочку и одевал в женское платье. Так они и вышли в свет, где каждый сверкал в своей ипостаси, и никто не догадался об их действительной суш;

ности. Один из придворных полюбил «сестру» и пошел спросить у «брата», своего друга, как можно завоевать «ее» сердце. Когда влюбленный Сайсё-но тюдзё пришел в дом своего «друга» и вошел к нему в комнату, он увидел девушку, спяшую в нижней одежде, и был пленен красивым изгибом линии ее бедра. Даже будучи уверенным, что это мужчина, Сайсё-но тюдзё не смог удержаться и прилег рядом. В результате этой встречи девушка забеременела и вынуждена была уединиться до родов в деревне, куда приехал и ее младший брат. Они решили вновь поменяться местами и вернуться ко двору в своем настоянием обличье. За время уединения сестра отрастила волосы, что было главной проблемой в этом перевоплош;

ении и они все вместе благонолучно приехали в отчий дом. Девушка была настолько красива, что ее сразу же взял в жены император, и она стала императрицей-матерью, а ее брат получил пост левого министра, один из высших постов в государственном аппарате.

в повести «Ариакэ-но вакарэ» (Расставание на рассвете) отец одевал свою дочь в мужскую одежду, чтобы она могла пользоваться всеми преимуществами образования и личной свободы. В эту переодетую мужчиной девушку влюбился император и просил отца отдать «сына» во дворец. Чтобы избежать позора, отец сказал, что «сын» умер, но у него есть еще дочь, как две капли воды похожая на «брата». В итоге девушка стала женой императора.

Такие истории могли произойти только в обществе, где внешний вид и одежда мужчины и женщины почти одинаковы, где однополые отношения совершенно естественное явление. Подмена была возможна еще и потому, что многих женщин-аристократок воспитывали вдали от общества. Они были ограничены в передвижениях пределами своего дома, а при встрече с посторонними находились за ширмой или тонкой бамбуковой занавеской.

Красоту женщины оценивали по умению говорить, слагать стихи, петь и со вкусом одеваться, о красавице шла только молва, а в глаза ее почти никто не видел.

В конце VIII в. по указу императора Камму начались завоевательные походы на Восток страны против племен эмиси. В этих походах формировался военный костюм и совершенствовалось оружие. После первого неудачного похода в 788 г. император Камму приказал в течение трех лет оснастить новую армию всем необходимым.

В период походов на северо-восток страны из военного костюма айнов был заимствован шлем. Он имел своеобразную форму с покатыми полями, поэтому лучше смягчал удары японского меча, чем шлем китайского образца.

Самураи сделали эти покатые поля не цельными, а составными из тех же пластинок, что и основной доспех, а округлая часть, к которой они крепились, была цельнометаллической. Центральное правительство должно было нроследить за изготовлением шлемов, а высокопоставленным чиновникам и аристократам выше пятого ранга было поручено профинансировать изготовление доспехов и другого снаряжения. По всей стране шли переписи мастеров,- изготовлявших доспехи и оружие. Чиновники местных органов управления в провинциях и уездах тоже получили задания по поставке доспехов^^.

В этот период армия была непрофессиональная, поэтому военные акции часто не достигали цели или сопровождались большими' потерями.

Солдат набирали по всеобш;

ему призыву, в основном крестьян, и они должны были обеспечить себя боевым снаряжением. После походов на северо-восток и покорения племен эмиси Камму создал отряды из молодых людей уровня уездных начальников, которые проявили способности к обучению военному делу. Так начал формироваться слой военных, занимавшихся исключительно боевым искусством, и ставший впоследствии основой воинской системы^^.

Вместе с освоением северной части о. Хонсю начинается укрупнение сёэн. Владельцы захваченных земель, оказавшись далеко от контроля центрального правительства, сосредотачивали в своих руках практически полную власть над данными территориями и могли устанавливать на них свои правила и порядки. В 814 г. император Сага издал указ об отделении от двора части дальних родственников императора. Появилось несколько аристократических родов, некоторые из которых впоследствии стали первыми военно-феодальными кланами. Наиболее крупными и известными из них были Тайра и Минамото, ставшие политическими лидерами самурайского сословия^^.

В IX в. военные носили охотничье платье каригину и суйкан, которые являлись одеждой низкоранговых чиновников. Головной убор и штаны хакама, так же как и в костюме придворных считались символом лояльности императорской власти. По мере формирования нового сословия, в соответствии с его вкусами и нуждами, некоторые детали одежды подвергались изменению. Например, высокая шапка эбоси была не очень практична в повседневной жизни, поэтому военные для удобства стали ее складывать, и получалась маленькая шапочка самураи-эбоси, под которой свободно помеш,алась только прическа. Многие самураи придумывали свои неновторимые снособы складывания эбоси ^^. Такую же шаночку воины надевали нод шлем, в этом случае ее не крахмалили.

По мере того, как самураи нриобретали все большее нолитическое влияние нри дворе, отличий нридворного и военного костюма становилось все больше. Благодаря военному сословию в одежде и косметике раснространился мужественный стиль. С 1086 г. стала действовать система отставных императоров, и вместе с этим рос авторитет клана Тайра, который был одним из нервых военно-феодальных родов. Представители этого клана нредночитали более жесткие линии в костюме, что символизировало их мужественность, отвагу и силу. Представители дома Фудзивара, которые нытались сохранить свое ноложение и контроль нри дворе в быстро менявшейся нолитической обстановке, сразу же нереняли этот новый стиль, ставший символом власти, чтобы визуально ноказать свое могуш;

ество. Сильно накрахмаленная одежда, создавала силуэт с четкими нрямыми линиями ^^.

Такой тин костюма был назван «жестким» {ковасёдзоку Рис. 24), но сравнению с традиционной одеждой аристократии из мягких тканей {наэсёдзоку). Иногда ткань крахмалили так, что она становилась жесткой, ночти как картон.

Фудзивара Тэйка в своем дневнике нисал, что однажды выронил из рук дош;

ечку сяку, нотому что руки сами разжались, не в состоянии больше держать складки жестких рукавов^".^^ Экономическая иощъ военного сословия в нериод Хэйан быстро росла.

Многие владельцы сёэн разбогатели в результате торговли с иностранными государствами: Китаем, Кореей, Вьетнамом, островами Юго-восточной Азии.

Они носылали корабли на материк для закунки дорогих тканей и диковинных предметов ремесла. Центральное нравительство ныталось поставить эту торговлю под свой контроль и запретить князьям иметь предметы роскоши, которых не было у императора, однако ограничить торговый поток было практически невозможно. Постененно внешняя торговля нриняла более "' Придворные одновременно удерживали складки рукавов большим пальцем и мизинцем правой руки, а остальными тремя пальцами держали дощечку сяку.

широкие масштабы, выйдя за рамки частных закупок. В портовых городах развивалась внутренняя торговля заморскими тканями и одеждой. Роскошные военные костюмы XI в. были описаны в «Повести о доме Тайра». «В тот день Ёсинака из Кисо облачился в красный парчовый кафтан и поверх него - в панцирь, скрепленный узорным китайским кожаным шнуром.... Юкииэ был в темно-синем парчовом кафтане, алом панцире...»^'^. Дорогие китайские ткани широко использовались для боевой экипировки, что было показателем силы и могущества военных.

Феодалы заказывали заграницей «именные» ткани ^^ и шили из них одежду по собственному вкусу, не соблюдая правил, установленных кодексами. Эта тенденция привела к тому, что такие ткани распространились даже среди чиновников и военных самых низких рангов. В 1048 г.

правительство издало указ о запрете использовать «именные» ткани всем, кроме аристократов. Однако эти установления практически не имели действия, церемониальный и парадный костюм самурайства и низкоранговых чиновников оставался роскошным. В повседневной жизни князья чаш;

е носили костюм близкий народной одежде. Он был приспособлен к активной жизни и особенностям японского климата.

В XI в. развитие аристократического костюма приостановилось. Из-за длительных междоусобных конфликтов придворные чиновники утратили прежнее материальное положение. Светская жизнь стала менее пышной и роскошной, что в первую очередь сказалось на одежде. В этот период правительство стало активно выпускать ограничиваюш;

ие указы, чтобы сохранить основную функцию придворного костюма, определявшего иерархический статус аристократов, и не позволить богатым, но менее родовитым семействам, носить дорогие одежды. При Фудзивара Токихира^'" был издан указ о том, что придворные, которые были одеты лучше императора, не донускались на аудиенции, однако и эти меры не принесли " " Фудзивара Токихира (871-909) при императоре Дайго (годы правления 897-930) служил на посту Великого канцлера.

никаких результатов. В первые годы XI в. появилось новое течение в моде имаё (соответствующий эпохе). Само название говорило, что изменения в костюме, отступление от придворного регламента воспринимались, как обусловленные временем.

В период войны между Тайра и Минамото происходило активное взаимодействие военных всех уровней, в результате чего формировалась новая культура, которая сочетала в себе черты, как народных традиций, так и аристократических. На основе этого синтеза складывались принципы новой культуры военного сословия. В ее создании активную роль играли самураи и их жены, а также те, кто обслуживал новое сословие. Причем связь народа с самурайством была намного теснее, нежели связь народа с аристократией, благодаря чему самурайская культура обогащалась и развивалась гораздо активнее.

1.3 Появление тканей и архаичные технологии ткачества и окрашивания.

В первобытном обществе охотников и собирателей одеждой служили шкуры животных. Несколько тысячелетий в укладе первобытных людей ничего не менялось. Лишь на рубеже 3 тысячелетия до новой эры в период Дзёмон появились первые свидетельства о начале иснользования растительного волокна для изготовления одежды. Керамика дзёмон «веревочный орнамент» - дает лучшие свидетельства о существовании в древности технологий нлетения и вязания, т.к. орнамент на мягкую поверхность глины наносилась при помощи веревок и тесьм. Вначале керамические изделия носили ритуальный характер, но вскоре они становятся предметами быта, при этом орнамент приобретает декоративное значение.

Количество орнаментов увеличивается с изобретением новых способов плетения, которые давали новые оттиски.

Приемы плетения и вязания предположительно проникли в Японию с Индонезийских островов в 3 тысячелетии до нашей эры^^. Археологические находки свидетельствуют о том, что древние японцы знали около основных способов плетения, которые позволяли делать и тонкие шнуры, и широкие тесьмы. О суш;

ествовавшем разнообразии можно судить по современному макраме, в основе которого лежат древние корни. В зависимости от района для получения волокна использовали различные растения: тутовое и бумажное дерево, лозу, бамбук, коноплю. Эти растения имели эластичный волокнистый подкорный слой - лыко, из которого изготавливали жгуты и веревки. Полосы лыка парили и мяли, при этом они становились похожими на сетку, увеличиваясь в ширину. Чем дольше сетку мяли, тем она становилась плотнее. Так к началу периода Яёй (V - III вв. до н.э.) ноявилась технология нетканого нолотна тапа, которая походила на изготовление папируса в Древнем Египте^^. Наиболее частые упоминания о ней сохранились в поэзии. Древние песни были записаны только в VIII в., но тексты за несколько веков почти не изменились. В песнях в основном упоминаются технологии, т.к. большинство песен сочинялось во время занятия ткачеством, отбеливанием и т.д. В поэтической антологии «Маньёсю» встречается иероглиф таэ^, который образовался от сочетания тафу - толстая ткань - скорее всего имелось ввиду нетканое полотно тапа, т.к. в нервых свитках собраны наиболее ранние песни^^.

Суш;

ествует мнение, что тапа была завезена в Японию с южных островов Тихого океана, т.к. в то время контакты с ними были довольно активными. Однако ткань тапа не отличалась прочностью и легко рвалась вдоль волокон. Разорванная тапа из конопли давала тонкие и мягкие нити.

Короткие отрезки волокон не находили широкого применения в быту, поэтому их научились прясть и изготавливать длинную прочную и эластичную нить, которую использовали для завязок-поясов хгшо. Кроме тонких веревок древние японцы могли плести широкие тесьмы (до 10 см.). Полосы сшивали и ' СИРОТАЭ-НО ИКАНСИТАРИ «сушу белёную таэ» (Манъёсю, 1 свиток, 28 стих) получали плетеное полотно. Однако оно не отличалось хорошим качеством и часто ранило кожу.

С появлением земледелия возникает ткачество, основой которого послужил способ плетения циновок из камыша, и наиболее подходяп];

им для этого сырьем стала кононля, ткани из которой получили наибольшее распространение. Из волокон других растений изготавливали более грубые ткани. «В бухте славной Фудзии, / Где из фудзи волокон / Грубую готовят ткань»^^. «В этой бухте Нагато - / «Длинные ворота»- / Длинные, как волокно / Пряжи конопляной, / Той, что девушки кладут / В деревянный чан»^°.

С материка был заимствован челнок, как приспособление, облегчаюш;

ее работу с длинной нитью, а вместе с ним и ткацкий станок.

Первые станки представляли собой раму со свободно спадавшими нитями.

Другой конец нитей прикрепляли к палке, которую привязывали к поясу, таким образом создавалось натяжение. По мере того как продвигалась работа, готовую часть ткани наматывали на палку. Такой станок позволял изготавливать ткань небольшой ширины, примерно равной ширине туловиш;

а человека.

Природный цвет конопляных тканей серо-коричневый, поэтому они требовали отбеливания. Суп];

ествовало несколько способов, самый простой из которых заключался в том, что ткань или пряжа вымачивалась, отбивалась и высушивалась под полуденным солнцем. После этого она становилась мягче и светлее. Для отбеливания применяли технику выделки кожи при помош;

и уксуса и золы. По мере приобретения опыта способы отбеливания о совершенствовались и усложнялись. Пекоторые технологии пришли из Юго восточной Азии. Папример, способ, при котором ткань замачивали в воде на долгое время, где она начинала гнить, после чего ее выстирывали. Под действием грибков и бактерий ткань становилась значительно мягче и частично теряла цвет, не лишаясь прежней прочности. Аналогичный способ отбеливания сохранился в ЮВА до наших дней. Па островах Амами (преф.

Кагосима) для отбеливания применяли рисовую водку. Ткань замачивали и ставили в темное место^, где она бродила несколько дней. Каждый из приемов давал результаты, но не достаточные, поэтому отбеливание было многоступенчатым. Несколько методов использовали по очереди, после чего ткань почти бесследно утрачивала природный цвет.

Отбеленную ткань окрашивали в различные цвета. Красители получали из растений. Цветовая гамма была не широкой: алый, темно красный, индиго (синий), темно-желтый, черный, лиловый. Белый цвет заменял чистый фон. Окрашивание производилось в несколько этапов, т.к.

одно погружение в краситель не давало насьщенного цвета. После нескольких окрашиваний (от 10 до 30) ткань приобретала чистый яркий цвет.

Дополнительные цвета получали при двойном окрашивании, когда ткань или пряжу сначала погружали в желтый, а затем в красный цвет. Кроме однотонного окрашивания суш;

ествовала и свободная роспись от руки бокаси. Краска наносилась участками, на стыке которых получался плавный переход из одного цвета в другой. Красители часто изготавливали из лекарственных растений, поэтому и цвета наделяли магическими свойствами.

Сафлор {мурасаки, бэнибана), из корней которого получали лиловую краску, применялся как кровоостанавливаюш,ее средство, а лиловый цвет считался болеутоляюш;

им. Суш;

ествовало поверие, что розовый цвет оказывает благотворное влияние на здоровье. Красный цвет считался полезным для кровеносных сосудов и имел свойство оберегать от злых духов. В последствии люди верили, что красный цвет способен уберечь от пожара, поэтому в таком случае на крышу вешали красную ткань. Пожарные нередко надевали красную одежду, чтобы их не тронул огонь. Выбор цвета зависел от приписываемых ему свойств, ткани окрашивали не только потому, что это было красиво, но и потому, что цвет был оберегом для человека. В стихах периода раннего средневековья чаще всего упоминается красный и лиловый цвета, а также растения, из которых изготавливали эти красители. «Цвет лиловый получают подмешав/ В краску пепел от растений цуба» (Манъёсю, 12 свиток, 3101 стих). Сафлор и другие травы специально выращивали для производства красителей. Такие поля были частной собственностью, и нарушение их пределов каралось смертной казнью. «Иду полями нежных мурасаки,/ Скрывающих лиловый цвет в корнях,/ Иду запретными полями...»^^. Дамы периода Хэйан придумывали изящные названия для разнообразных оттенков красного. Например, (темный, каракурэнаи китайский красный), имаёиро (модный [красный] цвет), иккон-дзомэ и т.д.^^ Ткани из конопли были воздухопроницаемы и хорошо впитывали влагу, что было очень важно в условиях муссонного климата при высокой влажности и температуре. Хорошие гигиенические свойства обеспечивались также способом переплетения нитей ткани. Самым простым переплетением являлось полотняное - хираори, когда поперечные и вертикальные нити чередовались через одну. Всю нижнюю одежду шили из тканей такого качества. В диагональном переплетении аяори, которое было заимствовано из Кореи, нити основы чередовались через 2 или 3, это позволяло создавать тканый рисунок, цветной или однотонный. Ткани диагонального переплетения были толще и плотнее, поэтому обладали хорошими теплозащитными свойствами.


Кроме растительных волокон для производства ткани применяли шелковые нити. До сих пор идут споры о том, когда же тутовое дерево появилось на территории янонских островов. Существует версия, что еще до нашей эры его привез император Дзимму. В японских хрониках 188 г.

говорится, что китайский император подарил правителю страны В а (древнее название Янонии) коконы шелконряда. Ткачество изначально считалось занятием богов. Аматэрасу была искусной ткачихой. Когда в покои Аматэрасу ворвался Сусаноо, она ткала небесную материю, что являлось ее обычным занятием на досуге. На узорчатых тканях, которые она создавала, расцветали диковинные цветы, ноявлялись нрекрасные птицы. Аматэрасу ткала ткань Мира, благодаря чему он становился разнообразнее^'^. В древности узорчатые ткани имели такую же ценность, как золото и драгоценные камни, их создавали для ритуальных целей. Они в процессе использования приобретали большую ценность. Такие ткани являлись вторыми по значимости подношениями синтоиским божествам. Вместе с ткачеством в Японии распространился миф о ткачихе и волопасе - звездах Веге и Альтаире. Он тоже пришел из Китая и еш;

е раз подтверждает, что боги имели непосредственное " отношение к производству тканей.

После похода Дзингу в 200 г. в Корею, страну, которая была известна великолепными тканями, оттуда в качестве подарка были присланы шелковые ткани (кину и катаори), которые превосходили качеством японские образцы, а также шелковый газ {ра, ся) - тонкую прозрачную ткань, которую с тех пор использовали только для дворцовых церемоний^'.

Кроме ткачества из Кореи было заимствовано искусство выделки кожи.

Благодаря искусным технологиям выделки и окрашивания, кожа широко использовалась, особенно для военного снаряжения. Из нее изготавливали ножны для мечей, ш;

иты, обувь (сандалии). В легендах описано военное снаряжение императрицы Дзингу, украшенное кожей, которое было на ней во время победоносного похода в Корею. Воины последуюпдих эпох тоже декорировали свою одежду, считая, что это принесет и им победу в cpaжeнияx^^ С начала III в. шелковую материю стали активно производить и при дворе японских правителей. В китайских хрониках о событиях 238 - 243 гг.

есть упоминания о подаренных китайскому имнератору японских цветных узорчатых тканях, скорее окрашенных, т.к. тканый узорчатый шелк нисики в Японии стали производить только в V в. «В 6-й месяц 2-го г. Цзин-чу (238 г.) королева Ва послала сановника Насэнми и других посетить провинцию Дайфан, где они просили разрешения проследовать ко дворцу императора с данью. (...) Они прибыли сюда с данью, состояш;

ей из 4 мужчин-рабов и женш;

ин-рабов, вместе с двумя отрезами ткани с рисунком, каждый по футов длиной». Ответный подарок был тоже преподнесен тканями. «Мы также удостоили их аудиенции в знак высокой оценки их визита, перед тем как отправить их обратно с подарками. Подарки следуюш;

ие: 5 штук шелковой парчи с изображениями драконов, 10 штук отрезов гобелена с пестрым рисунком, 50 лент синей ткани, 50 лент красно-голубой ткани. Это в ответ на вашу дань. Как особый дар мы преподносим вам 3 отреза голубой парчи с вытканным рисунком, 5 отрезов гобелена с изяш;

ным цветочным рисунком, лент белого шелка...»^°.

Ткачей из Кореи и Китая всегда принимали при дворе японских правителей с высокими почестями, именно они стали основателями сословия ткачей хаторибэ''^\ При императоре Одзине (270 - 310) в 14 год его правления (примерно в 284 г.) в Японию приехала швея по имени Макэцу, которая была послана корейским государством Кудара (Пэкче) для обучения японцев шелкопрядению. Макэцу также занималась шитьем одежды и ввела в обиход японской одежды шарф хирэ из тонкого шелка. В том же году из Кудара прибыло посольство во главе с принцем Юдзу-но кими, главой китайского рода Хата, который служил при дворе императора, приславшего в Японию коконы шелкопряда. Вместе с принцем приехали мастера ткачества и прядения из 120 областей страны, которых с особыми почестями приняли при дворе японского императора. Император Одзин приказал китайским переселенцам отправиться во все концы Янонии и научить местное население ткацкому искусству ^^. Принц Юдзу-но кими получил титул «король ткачества», и китайцам была отдана часть территории провинции Ямато для создания поселения ткачей. Затем эти поселения были неренесены в деревню Идзумаса, близ того места, где позднее построили Киото. Там был возведен храм, посвяш;

енный шелковичному кокону.

В начале IV в. император Одзин послал двух принцев, известных под именами Ати-но оми и Цука-но оми в китайское царство У, чтобы они нашли и привезли еще мастеров. Приблизительно в 310 г. принцы возвратились в Японию и вместе с ними нриехали 17 семейств ткачей, которым были дарованы наследственные титулы хаторибэ. Среди приехавших из Китая ткачей были сестры Ая-хатори и Курэ-хатори, которые славились мастерством ' хата - ткацкий станок, ори - ткань за пределами Китая. Они привезли в Японию новый вид многоцветного мелкоузорного ткачества. Получавшийся в результате на ткани орнамент был очень выпуклый и походил на вышивку. Таким же способом изготавливали парчу нисикиори, при этом в поперечные нити вплетали серебряную или золотую нить.

При дворе императора Инге (412 - 453) была введена должность «Великий глава рода ткачей» (хатори-но мурадзи), который заведовал гардеробом правителя. Его главной обязанностью являлся контроль соответствия тканей и одежды правилам синтоиского ритуала^^ Тутовые деревья выраш;

ивали в саду императорского дворца.

Разведением шелкопряда и ткачеством занимались исключительно императрицы и принцессы, считая это занятие единственно подобаюгцим для потомков богов. При императоре Юряку (456 - 479) для этого были выстроены особые покои императрицы, где стоял ее ткацкий станок.

Проводилась аналогия с Аматерасу, которая была искусной ткачихой. Мифы о божественном происхождении тутового дерева и шелкопряда суш;

ествовали с древности в Китае и были частично заимствованы японцами вместе с искусством разведения шелкопряда. Благодаря этим мифам можно проследить насколько тесным было культурное взаимодействие Китая и Японии в глубокой древности^'^.

В V в. в Японии впервые стали производить узорчатый шелк.

Император Юряку специально направлял мастеров в Корею, чтобы они изучили устройство станков для производства таких тканей. Когда посольство вернулось, в его составе приехал кореец Дзё-ан-на, который построил в провинции Кавати необходимое оборудование и получил за это титул «Великий глава рода ткачей узорчатого шелка» (нисикибэ-но мурадзи). Вместо цримитивного станка со свободно падавшими нитями стали использовать ткацкие станки с двумя рамами. Одна рама ограничивала ширину ткани, с помощью другой поднимали нити основы для создания орнамента^^.

• Официальное принятие буддизма 552 г. имело такие же революционные носледствия, как и открытие страны коммодором Пэрри в 1853 г. Вместе с проповедниками и монахами в Японию VI в. приехало огромное количество архитекторов, художников, скульпторов и людей других художественных профессий. Наиболее сильное влияние это событие оказало на развитие вышивки. Среди многочисленных предметов буддистского ритуала, которые привозили из Китая и Кореи, было много вышитых свяш;

енных изображений.

Самые древние образцы были найдены в курганах и датируются концом IV в. В период корейских и китайских заимствований (VI - VII вв.) вышивка становится неотъемлемой частью декоративно-прикладного искусства Японии, т.к. с ее помош;

ью можно было создать любой узор. С появлением буддизма японцы тоже начали изготавливать буддистские изображения, однако в этот период для вышивки в основном использовали сильно скрученную шелковую нить, в отличие от мягкой китайской. Приемов вышивки суш;

ествовало не так много: простая гладь, узелковая вышивка и петельный шов (тамбурный) и др.

Наиболее известным и искусным произведением раннего периода была вышивка мандала, подаренная императрицей Суйко в начале VII в. храму Тайма в провинции Ямато. Эту вышивку сделала Тюдзё-химэ, дочь министра, которая сбежала из дома от мачехи и стала монахиней, посвятив свою жизнь вышивке. Нитки для работы она изготавливала из корней лотоса и окрашивала их в разные цвета минеральными и растительными красителями. «Сказание о Тюдзё-химэ» гласит, что ей в работе помогала богиня милосердия Каннон и что после смерти Тюдзё-химэ попала в тот рай, который вышила^^.

В эпоху Нара вышивка была основным видом декорирования одежды придворной аристократии. В государственной системе вышивка стояла следуюш;

ей по престижности после цветного китайского ткачества и, так же, как последнее, была привилегией высших слоев обш;

ества. Но указу 647 г.

придворные первого ранга должны были носить головные уборы из китайской узорчатой ткани (караоримоно), а второго ранга - из ткани с вышивкoй^^.

С середины VII в. начали активно развиваться технологии производства тканей и красителей. Это было обусловлено несколькими причинами. После основания государственнык управлений, ведавших делами текстильного производства, в гильдию мог войти любой мастер, и ткачество превратилось из императорского династийного занятия в ремесло. Отчасти это было обусловлено и тем, что по законам того времени некоторые налоги можно было уплачивать тканями и сырьем для производства красок.

Патуральный налог те уплачивался тканями, продуктами ремесла, скотом, морепродуктами. Сначала им облагали двор, а затем каждого мужчину. Палог с мужского населения ё уплачивался тканями, продуктами, которые шли на обеспечение общественных работ. Платить обязаны были все мужчины от до 60 лет, после 60 лет налог взимался в половинной мере. Разведение шелкопряда приобрело массовый характер. Об этом свидетельствует 16 статья конституции 17 статей Сётоку Тайси: «...с весны же по осень - время ухода за полями и тутовыми садами, поэтому народ беспокоить нельзя»^^.


Особое внимание уделялось технологиям производства цветного узорчатого шелка. Несмотря на то, что при императоре Юряку появились новые станки для узорчатого ткачества, шелковые ткани все равно оставались плотными и довольно грубыми. Ткани диагонального переплетения (ая), жаккардовые, газ, парчу и фетр использовали в основном для утвари, но не для одежды. Со времен императора Котоку (645 - 654) среди парчи выделяли два вида: татэ нисики, где цветные нити были расположены вертикально, и ёко нисики, где цветные нити располагались горизонтально. Паиболее известными шелковыми тканями этого периода были унгэн нисики "' ^^, которые использовали для обработки татами, живописных свитков. По возвращении из Китая мастеров, которые по приказу императрицы Гэммё в 711 г. отправились туда на учебу, по всей Японии были открыты 20 центров цветного ткачества разновидность очень плотной нарчи с вертикальными цветными нитями для удовлетворения нужд храмов и чиновников'°°. Когда в 794 г. столица государства была перенесена в Киото, имнератор Камму (781 - 806) создал Императорскую палату ткачей, которая располагалась в северо-западной части города. В последующие века этот квартал стал специализированным цеховым районом, где долгое время жили и работали мастера, производившие ткани и одежду.

Кроме ткачества и вышивки существовали и другие способы создания орнамента на ткани. Окрашивание применяли с древнейших времен.

Используя растительные и минеральные красители, делали однотонные ткани разных цветов. Существовала также свободная роспись от руки бокаси, в результате которой получался эффект цветных разводов. К VIII в. японцы узнали несколько новых, более сложных способов окрашивания. По Великому шелковому пути из Индии через Китай в Японию пришло стянутое окрашивание кокэти. Новый способ окрашивания позволял создавать на ткани узор с четко очерченным контуром. По предварительному рисунку перед окрашиванием ткань плотно перетягивалась ниткой в тех местах, которые должны были оставаться белыми. После окрашивания на светлые места наносили другой цвет.

Распространенным способом было трафаретное окрашивание кёкэти.

Рисунок на ткань наносился при помощи вырезанного рельефа, наподобие ксилографии. Мотив орнамента вырезали на двух досках в зеркальном отображении, ткань складывали вдвое, зажимали между досками и погружали в краситель. Так получали сложные узоры, иногда их делали двухцветными, для чего использовали две пары досок. Трафаретные доски с именными орнаментами императора и представителей знатных родов хранились в государственной сокровищнице Сёсоин.

Третий способ назывался рокэти и был подобен изготовлению росписей в технике батик, широко распространенных в ЮВА и Индии.

Рисунок наносили на ткань горячим воском, затем окрашивали ткань и смывали воск'°\ Эти методы окрашивания не получили широкого распространения в период Нара и Хэйан, т.к. аристократия предпочитала цветное ткачество, а народ не имел права использовать заимствованные технологии, тем более, что они были достаточно трудоемкими. В эпоху Тэмпё (729 - 746) окрашивание Применяли для украшения дворцовой и храмовой утвари, реже одежды.

Пик развития суп],ествовавших техник окрашивания наблюдался при императоре Дайго в года Энги (901 - 923). В хрониках «Энгисики» наряду с прочими записями были подробно описаны все технологии окрашивания, известные японцам в то время. Благодаря этим хроникам в последствии были восстановлены многие забытые методы^''^ Новая система крупного землевладения окончательно сёэн, закрепленная в указе 902 г., устанавливала новые правила взимания налогов.

Повинности уплачивал владелец сёэн с того количества земли, которым владел. Землевладельцы отдавали крестьянам землю в аренду и жили за счет ренты. В качестве налога держатели сёэн поставляли ко двору в качестве налогов много сырья для изготовления тканей и готовой продукции, которой славился данный регион. Так как после 902 г. передела сёэн больше не проводилось, благосостояние землевладельцев росло, и они вкладывали немалые средства в развитие производства тканей^^'*.

В 931 г. в стране начались феодальные междоусобицы, и ткачество постепенно пришло в упадок. Мастерские производили лишь минимум тканей для нужд дворцовой аристократии, благосостояние которой постоянно ухудшалось. Это привело к сокраш;

ению спроса на дорогие ткани. Однако междоусобные войны не были только отрицательным явлением в истории японской одежды. Из-за перемеш;

ения больших масс людей, возрос обмен информацией между различными районами страны, благодаря которому распространялись новые технологии и товары.

В период Хэйан для декорирования одежды светской аристократии стали широко применять вышивку. Под влиянием вышивки эпохи династии Тан к концу VIII в. в Японии стали использовать некрученую нить, от чего вышивка приобрела легкость. Кроме того, стали делать градацию цвета в вышивке (рисовальный шов), что придавало изображению объем и эффектность'°^ «Дневник фрейлины Мурасаки Сикибу»'°^ содержит описания нарядов фрейлин высоких рангов, сообш;

аюш,их о том, что они были украшены изысканной вышивкой, которая являлась важным элементом моды.

В период древности и раннего средневековья целью японских правителей было построение гармоничного государства, такого же, как китайская империя, которая считалась идеалом социального и государственного устройства в тот период. Вся деятельность правительства была направлена на достижение этой цели. Копирование иерархической системы общества, идеологии, материальной культуры привело к китаизации всех сторон жизни придворных. Костюм в этой обстановке выполнял важную функцию - он являлся знаком отличия высших слоев общества, от низших. В последствии он стал неотъемлемой частью государственной системы, в которой одежда регулировала отношения между людьми. Японские правители при помош;

и одежды пытались утвердить свое равенство с императорами Поднебесной, и материковые формы костюма стали считать основным признаком, выражавшим это равенство.

Во второй половине VII в. вместе с усложнением государственной системы шел процесс формирования национальных основ придворного костюма. Несомненно, влияние китайской и корейской одежды было определяюш;

им, однако при Сётоку тайси наблюдались попытки к созданию синтезированного костюма: заимствованная основа с добавлением традиционных японских элементов, - что было зафиксировано в первых законодательных актах.

Система кодексов закрепляла за каждым сословием определенный ансамбль костюма. Характер законодательной деятельности в отношении костюма в Японии песколько отличался от той, что осуш;

ествлялась на Западе. В Европе ограничиваюш;

ие указы издавали в связи с тем, что монарху нравилась какая-либо новая модная деталь костюма или ткань, а в Японии, особенно в период средневековья, указы были спровоцированы несоответствием одежды установленным ранее правилам, которые считались обязательным условием существования гармоничного государства.

Одежда военных и простолюдинов тоже являлась частью государственной системы и была подвержена многим ограничениям.

Военные еще не приобрели высокого социального положения, поэтому не могли использовать многие детали аристократического костюма. Народная одежда изменялась под действием указов сверху. Хакама, ставшие обязательной принадлежностью костюма для посещений официальных учреждений, оказались единственным видом одежды иностранного происхождения, который был разрешен для простолюдинов. В остальном народный костюм оставался неизменным в силу многих причин:

экономических, функциональных и социальньк.

Культура аристократии была узко ограниченной в своем видении мира. Тем не менее, благодаря именно этому изолированному существованию, аристократия смогла реализовать в жизни культурный потенциал и через свои усилия освободить национальную культуру от материкового влияния.'°^ Феодальные войны в Китае стимулировали отход от четкого копирования заимствованных форм костюма в Японии. Кроме того изменения в распределении политических сил в высших слоях общества привел к появлению новаторских идей в области одежды и моды.

ПРИМЕЧАНИЯ ' Ватанабэ Сосю. Нихон фукусе бидзюцуси = История эстетики японского костюма. Т.1 - Токио : Юсанкаку, 1973.С. ^ Мотои Тикара. Нихон фуфуку бункаси = История японского костюма. - Токио : Косэйкан, 1969. С. ^ Такэда Сатико. Кодай кокка но кэйсэй то ифукусэй = Система одежды и устройство древнеяпонского государства. - Токио : Ёсикава Норибуми Кан, 1984. С. ""Хигути Киёюки. Умэбоси то нихонто = Сушеные сливы и японский меч. - Токио ;

Дзэндэнся, 2000. С. 146.

^ История Вьетнама : учеб. пособие / пер. с вьетнамского. - М.: Наука, 1983. С. ^ Кожевников В.В. Очерки древней истории Японии / В.В. Кожевников. - Владивосток : Дальневосточный государственный университет, 1998. С. ' Кожевников В.В. Откуда пришли японцы / В.В. Кожевников. -. Владивосток : Дальневосточный государственный университет, 2001. С. ^ Там же. С. ' Такэда Сатико. Ифуку дэ ёминаосу нихонси = История Японии по-новому через историю костюма. Токио: Асахи симбунся, 1998. С. '° Сэнгоку Мунэхиса. Дзюнихитоэ-но ханаси = Рассказы о дзюнихитоэ. - Токио : Фудзёкай сюппанся, 2000.

С. " Такэда Сатико. Ифуку дэ ёминаосу нихонси = История Японии по-новому через историю костюма. Токио: Асахи симбунся, 1998. С. '^ Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие / отв. ред. Бромлей Ю.В. - М. : Наука, 1989. С. " Ватанабэ Сосю. Тоё монъёси = История дальневосточных орнаментов. - Токио : Тосанбо, 1971. С. ''' Сычев Л.П. Традиционное воплощение принципа инь-ян в китайском ритуальном одеянии. // Роль традиций в истории и культуре Китая / под ред. Л.С. Васильева. - М.: Наука, 1972. С. '' Сычев Л., Сычев В. Китайский костюм: символика, история, трактовка в литературе и искусстве / Л.

Сычев, В. Сычев. - М. : Наука, 1975. С. "^Miimich Н.В. Japanese Costume and the Makers of it's Elegant Tradition / H.B. Minnich. - Tokyo : Tuttle, 1963.

P. '^ Фукусоси = История костюма / сост. Аоки Норио. - Токио : Сакэи сётэи, 1998. С. '^ Такацукаса Кумико. Фукусо бункаси = История костюма. - Токио : Асакура сётэн, 1999. С. '^ Сэнгоку Мунэхиса. Дзюнихитоэ-но ханаси = Рассказы о дзюнихитоэ. - Токио : Фудзёкай сюпцанся, 2000.

С. ^"Тамже. С. ^' Такацукаса Кумико. Указ. соч. С. ^^ Конрад Н.И. Очерки истории культуры средневековой Японии VII-XVI веков. - М. : Искусство, 1980. С.

^^ Свод законов «Тайхорё» 702-718 гг.: XVI-XXX законы / пер. с древнеяп. К.А. Попова - М. : Наука, 1985..

С. ^'' Там же. С. ^' Такацукаса Кумико. Указ. соч. С. ^^ Такэда Сатико. Кодай кокка но кэйсэй то ифукусэй = Система одежды и устройство древнеяпонского государства. - Токио: Ёсикава Норибуми Кан, 1984. С. •^ Нихон рёики. Японские легенды о чудесах / пер. со старояп. А.Н. Мещерякова. - СПб.: Гиперион, 1995. С.

^ ^* Такэда Сатико. Ифуку дэ ёминаосу нихонси = История Японии по-новому через историю костюма. Токио : Асахи симбунся, 1998. С. ^' Minnich Н.В. Указ. соч. Р. ^° Кожевников В.В. Очерки истории Японии XII-XVI вв / В.В. Кожевников. - Владивосток :

Дальневосточный государственный университет, 1999. С. ^' Сасама Ёсихико. Ёрои-но субэтэ = Все о доспехах. - Токио : Хякунэнся, 1997. С. ^^ Такэда Сатико. Ифуку дэ ёминаосу нихонси = История Японии по-новому через историю костюма. — Токио : Асахи симбунся, 1998. С. " Кокинвакасю : Собрание старых и новых песен Японии. Т. 3. Свитки XVII - XX / пер. со старояп. А.

Долина. - М.: Радуга, 1995. С. ^'' Манъёсю : избранное. - М.: Наука : Главная редакция восточной литературы, 1987. С. " Такэда Сатико. Ифуку дэ ёминаосу нихонси = История Японии по-новому через историю костюма. Токио:

Асахи симбунся, 1998. С. ^^ Там же. С. ' ' Нихон рёики. Японские легенды о чудесах / пер. со старояп. А.Н. Мещерякова. - СПб.: Гиперион, 1995. С.

'* Исибаси Тандзан. Публицистика / Тандзан Исибаси ;

пер. с яп. Кручины Е.Н. - М.: Макс пресс, 2004. С.

^' Сычев Л.П. Традиционное воплощение принципа инь-ян в китайском ритуальном одеянии. // Роль традиций в истории и культуре Китая / под ред. Л.С. Васильева. - М.: Наука, 1972. С. '"' Сэнгоку Мунэхиса. Указ. соч. С. "" Такэда Сатико. Ифуку дэ ёминаосу нихонси = История Японии по-новому через историю костюма. Токио: Асахи симбунся, 1998. С. ""^ Сэнгоку Мунэхиса. Указ. соч. С. "' Minnich П.В. Указ. соч. С. '*'' Фукусоси = История костюма / сост. Аоки Норио. - Токио: Сакэи сётэн, 1998. С. "' Там же. С. ^^ Сэнгоку Мунэхиса. Указ. соч. С. '" Маркарьян СБ., Молодякова Э.В. Праздники в Японии : обычаи, обряды, социальные функции / С Б.

Маркарьян, Э.В. Молодякова. - М.: Наука, 1990. С ''* Мурасаки Сикибу. Дневник. - СПб.: Гиперион, 1997. С. "" Там же. С. ^° Там же. С. ^'Там же. С. " Там же. С. " Там же. С. ^'' Там же. С. " Хигути Киёюки. Ёсои-то нихондзин = Японцы и одежда - Токио : Нокансё, 1980. - (Нихондзин-но рэкиси = История японцев. Т. 6) С. " Судзуки Кэйдзо. Юсики кодзицу кокутэн: фукусо то кодзицу = Одежда и быт средневековой аристократии Японии. - Токио : Ёсикава Норибуми Кан, 1995.С. "Лазарев А....Плюс китаизация всей страны. //Япония сегодня, 1998, № 4. С. '^ Пармон Ф.М. Композиция костюма / Ф.М. Пармон. - М.: Легпромбытиздат, 1985. С. ^' Такацукаса Кумико. Указ. соч. С. ^° Мурасаки Сикибу. Повесть о Гэндзи. Т. 5 : Приложения / отв.ред. Т.П. Григорьева. - М. : Наука :

Восточная литература, 1993.

^' Сэй Сёнагон. Записки у изголовья ;

Камо-но Тёмэй. Записки из кельи ;

Кэнко Хоси. Записки от скуки / пер.

со старояп. Т. Григорьевой. - М.: Художественная литература, 1988. С. ПО ^^ Мурасаки Сикибу. Дневник. - СПб.: Гиперион, 1997. С. ^^ Шишкина Г. Красавицы эпох Хэйан и Эдо. //Япония сегодня, 1996, Л» 3. С. 8.

^* Русланова О. Цвета твоего платья мне говорят... //Япония сегодня, 1996, №1. С. 27.

^^ Кавабата Санэхидэ. Юсёку кодзицу дзукан = Атлас средневекового быта. - Токио : Токиото, 1997. - С. ^^Там же. С. 292.

^' Здесь и далее цит. по Такэда Сатико. Ифуку дэ ёминаосу нихонси = История Японии по-новому через историю костюма. - Токио : Асахи симбунся, 1998. С. ** Кожевников В.В. Очерки истории Японии VII-XI вв / В. В. Кожевников. - Владивосток :

Дальневосточный государственный университет, 2000. С. ^' Там же. С. '"' Там же. С. ' ' Судзуки Кэйдзо. Указ. соч. С. ^^Такацукаса Кумико. Указ. соч. С. ''' Повесть о доме Тайра. - М.: Художественная литература, 1982. - С. 351-352.

' ' Кикё Буннодзё. Нихон монсё нюмон = Введение в японскую геральдическую систему // Нихон монсё дайдзукан = Атлас японских гербовых эмблем. 1978. - Токио : Хякунэнся. - (Дзусэцу хякка = Атласы про все на свете. № 1)С. ^^ Фукусоси = История костюма / сост. Аоки Норио. - Токио : Сакэи сётэн, 1998. С. ^' Хигути Киёюки. Указ. соч. С. ''^Тамже. С. ''' Манъёсю : избранное. - М.: Наука: Главная редакция восточной литературы, 1987. С. 1 аМ Же. L^. ZiZ *' Хигути Киёюки. Указ. соч. С. 22- ^^ Манъёсю : избранное. - М.: Наука : Главная редакция восточной литературы, 1987. С. Ёсиока Сатио. Красный цвет в истории Японии // Нигшониа 1998, №4. С.15.

*" Minnich Н.В. Указ. соч. С. 12.

*' Синто дайдзитэн = Большой словарь синто. - Токио : Кадогава. 1990. С. 315.

*^ Там же. С. *' Там же. С. ^* Там же. С. 52- ^'Ватанабэ Сосю. Указ. соч. С. 69.

'° Кожевников В.В. Очерки древней истории Японии / В.В. Кожевников. - Владивосток: Дальневосточный государственный университет, 1998. С. 97- ^' Такэгути Дзюнко. Ори то сомэмоно = Технологии ткачества и окрашивания. - Токио : Гёсэй, 1982.— (Нихондзин-но сэйкацу то бунка = Быт и культура японцев. Т. 8.) С. '^ Исида Эйитиро. Мать Момотаро / Эйитиро Исида. - СПб.: Петербургское востоковедение, 1998. С. 73.

^^ Такэгути Дзюнко. Указ. соч. С. ''' Исида Эйитиро. Указ. соч. С. ^^ Minnich Н.В. Указ. соч. С. '^ Мотои Тикара. Указ. соч. С. " Такацукаса Кумико. Указ. соч. С. '* Попов К.А. Законодательные акты средневековой Японии / К.А. Попов. - М. : Наука: Главная редакция восточной литературы, 1984. С. ^ Сомэори дзитэн = Словарь ткачества и росписи. - Токио : Кадогава, 1996. - С. 256.

""' Miimich Н.В. Указ. соч. С. "" Такэгути Дзюнко. Указ. соч. С. '"^ Мотои Тикара. Указ. соч. С. '"^ Кокуси дайдзитэн = Большая историческая энциклопедия. Т. 2. -Токио : Ёсикава кобункан, 1980. С. ^^ Кожевников В.В. Очерки истории Японии VII-XI вв / В.В. Кожевников. - Владивосток :

Дальневосточный государственный университет, 2000. С. '°^ Каваками Сигэки. Нихон-но сисю = Японская вышивка - Киото : Кёто сёин, 1993. - (Нихон-но сомэори = Ткачество и росписи Японии. Т. 7.) С. 70.

'"* Мурасаки Сикибу. Дневник. - СПб.: Гиперион, 1997.

"" История культуры Японии : обзор / Ютака Тадзава, Сабуро Мацубара, Сюнсукэ Окуда, Ясунори Нагахата.

- Токио : МИД Японии, 1992. - С. 44.

ГЛАВА 2. Формирование самурайской культуры и ее отражеиие в одежде.

2.1 Изменения в костюме в иериод Камакура и Муромати бакуфу.

На рубеже ХП-ХШ вв. политическая власть в японском государстве перешла от аристократии к классу военных. Минамото Ёритомо (1147 - 1199) создал систему военного правительства (сёгунат) в городе Камакура (преф.

Канагава), по названию которого стал именоваться и весь период с 1192 г. по 1333 г.

Вместе с тем как аристократия и буддийское духовенство теряли влияние, высшие слои военной знати активно перенимали их культуру, чтобы повысить свой социальный статус. В этот период стала складываться самурайская этика и эстетика, как альтернатива аристократической культуре.

Представители возвысившегося класса военных феодалов нривносили в классическую аристократическую культуру нредшествуюш;

их эпох свои духовные ценности. Этические нормы, основанные на преданности долгу и презрении к смерти, создали неповторимый образ военного сословия Японии и повлияли на эстетическую сторону жизни самурайства, в том числе и на одежду.

Переход власти к военному сословию повлиял на углубление сословной дифференциации костюма. Самураи пытались противопоставить себя аристократии, в том числе и посредством одежды. После прихода к власти в конце XII в. клана Минамото хэйанская утонченность в одежде сменилась мужественным стилем периода Камакура. Все придворные и военные носили накрахмаленную одежду. Внешнему виду уделялось большое внимание, выверенность линий костюма (оримэ тадасий) была выражением этикета и учтивости. Самураи выработали главный принцип этого периода:

«Безупречный внешний вид - безупречный дyx»^ Два понятия определяли друг друга. Этот принцип был призван держать человека самодисциплинированным и высокоморальным, хотя, конечно, внешняя безупречность не всегда являлась показателем высокой нравственности.

Вместе с распространением моды на костюм с жесткими линиями, даже для женской одежды стали использовать плотные накрахмаленные ткани нэринуки.

Так модная тенденция, которой прочили недолгий век, повлекла за собой последствия, которые изменили традиции придворного костюма^.

В период Камакура (1192-1333) начинается активная демократизация культуры. Класс военных феодалов, основная часть которого вышла из народной среды, привнес в традиционную аристократическую эстетику динамизм и энергию народной культуры. Тяжелые объемные одеяния уступили место более легким и удобным костюмам. Женщины военного сословия создали новый тип костюма, качественно отличный от прежнего.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.