авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Хованчук, Ольга Александровна История японского костюма с древнейших времен ...»

-- [ Страница 4 ] --

С ' Мерцалова М.Н. История костюма / М.Н. Мерпалова. - М. : Искусство, 1972. С. * Судзуки Кэйдзо. Юсики кодзицу кокутэн: фукусо то кодзицу = Одежда и быт средневековой аристократии Японии. - Токио : Ёсикава Норибуми Кан, 1995. С. ' Мотои Тикара. Указ. соч. С. '" Маруяма Нобухико. Буси-но ёсои = Одежда военных - Киото : Кёто сёин, 1994. - 95 с. - (Нихон-но сомэори =. Ткачество и росписи Японии Т. 3.)С. " Т а м ж е. С. '^ Судзуки Кэйдзо. Указ. соч. С. '^ Сасама Ёсихико. Ёрои-но субэтэ = Все о доспехах. - Токио : Хякунэнся, 1997. С. '"^ Маруяма Нобухико. Указ. соч. С. '^ Нива Мотодзи. Камон : сирэба сируходо = Японские гербовые эмблемы. - Токио : Дзицугё-но-нихонся, 1998. С. '^ Хигути Киёюки. Ёсои-то нихондзин = Японцы и одежда - Токио : Нокансё, 1980. - (Нихондзин-но рэкиси = История японцев. Т. 6) С. 48- "Кикё Буннодзё. Нихон монсё нюмон = Введение в японскую геральдическую систему // Нихон монсё дайдзукан = Атлас японских гербовых эмблем. 1978. - Токио : Хякунэнся. - (Дзусэцу хякка = Атласы про все на свете. № 1) С. 17.

'* Minnich Н.В. Указ. соч. С. ''. Нихон монсё дайдзукан = Атлас японских гербовых эмблем. - Токио : Хякунэнся, 1978. - (Дзусэцу хякка = Атласы про все на свете. №1) С. ^° Miimich Н.В. Указ. соч. С. ^' Там же. С. ^^ Такацукаса Кумико. Указ. соч. С. ^' История культуры Японии : обзор / Ютака Тадзава, Сабуро Мацубара, Сюнсукэ Окуда, Ясунори Нагахата.

- Токио : МИД Японии, 1992. С. ^'' Искусство Японии / сост. Н.А. Каневская. - М.: Государственный музей искусства народов Востока, 1990.

С. " Там же. С. ^^ Такацукаса Кумико. Указ. соч. С. ^' Хигути Киёюки. Указ. соч. С. ^* Мотои Тикара. Указ. соч. С. ^' Kennedy А. Japanese Costume: History and Tradition / A. Kennedy. - Paris: Konecky & Konecky, 1990. С ^^ Каваками Сигэки. Мияко-но модо: кимоно-но дзидай = Столичная мода: эпоха кимоно // Мияко-но модо:

кимоно-но дзидай = Столичная мода : эпоха кимоно : каталог выставки / сост. Мураками Акира. - Киото :

Национальный музей Киото, 1999. С. ^' Там же. С. ^^ Там же. С. " Искусство Японии / сост. Н.А. Каневская. - М.: Государственный музей искусства народов Востока, 1990.

С. 9- ^'' Kennedy А. Указ. соч. С. " Каваками Сигэки. Указ. соч. С. ^^ Тамже. С. " Тано Каору. Нанбан фукусёку но кэнкю = Одежда южных варваров. - Токио : Юсанкаку сюппан, 1993. С.

^* Там же. С. ^' Нихон бидзюцуси = История японского искусства / сост.Цудзи Тадао. - Токио : Бидзюцу сюппанся, 1999.

С. 124.

'"' Каваками Сигэки. Указ. соч. С. "' Minnich Н.В. Указ. соч. С. "^ Конрад Н.И. Указ. соч. С. ""^ Кокуси дайдзитэн = Большая историческая энциклопедия. Т. 7. - Токио : Ёсикава кобункан, 1986. С. '^ Kennedy А. Указ. соч. С. ''^ Каваками Сигэки. Указ. соч. С. ''^ Minnich Н.В. Указ. соч. С. "^ Ватанабэ Сосю. Нихон фукусе бидзюцуси = История эстетики японского костюма. Т. 2. - Токио :

Юсанкаку, 1973. С. ''4ennedyA.yKa3. соч. С. "^ Но = Театр Но. - Токио : Хэйбонся, 1978. - (Бэссапу Тайё = альманах Солнце. №25) С. ^° Анарина Н.Г. Японский театр Но / Н.Г. Анарина. - М. : Наука : Главная редакция восточной литературы, 1984. С. ' ' Мотои Тикара. Указ. соч. С. " Kennedy А. Указ. соч. С. '^ Нагасаки Ивао. Нисидзин то оримоно // Уцукусий кимоно = Красивое кимоно : журнал мод. - Токио :

Ашет фудзингахо, 2004, Зима, № 210. С. 40.

'^ришелева Л.Д. Театр современной Японии / Л.Д. Гришелева. - М.: Искусство, 1977. С. 22.

" Minnich Н.В. Указ. соч. С. ^^ Ватанабэ Сосю. Тоё монъёси = История дальневосточных орнаментов. - Токио : Тосанбо, 1971. С. " Kennedy А. Указ. соч. С. ^^ Minnich Н.В. Указ. соч. С. ^' Хигути Киёюки. Указ. соч. С. ^^ Кокуси дайдзитэн = Большая историческая энциклопедия. Т. 11. - Токио : Ёсикава кобункан, 1990. С. ^' Кокуси дайдзитэн = Большая историческая энциклопедия. Т. 13. - Токио : Ёсикава кобункан, 1992. С. ^^ Кимоно-но монъё = Орнаменты кимоно / сост. Кирихата Кэн. - Токио : Коданся, 1983. - (Нихон-но би то бунка = Японская культура и эстетика. Т. 16.) С. " Minnich Н.В. Указ. соч. С. ^^ Kennedy A. Указ. соч. С. ^^ Каваками Сигэки. Указ. соч. С. *^ Мотои Тикара. Указ. соч. С. ^' Ватанабэ Сосю. Нихон фукусе бидзюцуси = История эстетики японского костюма. Т. 2. - Токио Юсаикаку, 1973. С. ^^ Николаева Н.С. Художественная культура Японии XVI столетия / Н.С. Николаева. - М.: Искусство, 1986.

С. ^' Кокуси дайдзитэн = Большая историческая энциклопедия. Т. 10. - Токио: Ёсикава кобункан, 1989. С. ™ Kennedy А. Указ. соч. С. " Mlnnlch Н.В. Указ. соч. С. ''^ Там же. С. '^ Kennedy А. Указ. соч. С. ГЛАВА 3. Городская культура и ее роль в развитии костюма.

3.1 Основные тенденции в одежде в нериод Эдо.

На рубеже XVI - XVII в. ситуация в стране оставалась довольно нестабильной. Основные волнения были связаны с подавлением последних не подчинившихся даймё и с деятельностью европейских миссионеров. Несмотря на то, что торговля с европейцами была выгодна сёгунату, в результате проповедей католиков и иезуитов шло активное обраш;

ение народа в новую для них религию. Мировоззрение и сознание людей менялось, поэтому они отказывались соблюдать некоторые традиции обш;

ества и подчиняться властям. К тому же миссионеры вели шпионскую деятельность, провоцируя японцев на заговоры против правительства. Начиная с 1587 г. военное правительство стало выпускать указы об ограничении деятельности проповедников на территории Японии. После серии раскрытых заговоров последовали указы об ограничении контактов с иностранцами вообш,е.

Большинство указов, запреп];

авших торговлю с западными державами, пришлись на 1633 - 1639 гг. Исключение сделали только для голландцев, которые получили право иметь небольшое поселение в Нагасаки, за заслуги перед правительством, оказанные в прежние времена'. Япония оказалась по собственной воле практически полностью отрезанной от мира.

Нериод позднего средневековья (XVII - середина XIX вв.) был временем сосредоточения экономической силы в торгово-промышленных кругах. Носле обьединения страны основной платежной единицей стали деньги, а не рис, который долгое время был не только основным продуктом питания, но и универсальной валютой. Тем не менее, самураи сохранили годовое рисовое жалованье. Теперь сёгунат обладал исключительным правом чеканки единой монеты в стране, что способствовало развитию торговли.

Правительство повышало расходы, росла инфляция, от которой страдали лишь крестьяне и самураи, а горожане, наоборот, богатели. Купцы были участниками рисовой биржи, на которой они сами устанавливали цены на рис.

Налоги основывались на рисовой мере, но купцы и ремесленники, не имевшие непосредственного отношения к производству риса, фактически не облагались налогами. Одни контролировали цены на рис, а другие могли повышать цены на свою продукцию, защищая себя от инфляции. Примеры богатства эдоского купечества можно встретить в произведениях Ихара Сайкаку (1642 - 1693). Он описал благосостояние одного из Осакских торговцев Ёдоя. В числе его владений было 540 зданий, 729 тыс. фунтов золота и серебра, а также 17 тыс.

отрезов дорогой материи^.

Исторические условия, сложившиеся с начала XVII столетия, сложность политической и общественно-социальной ситуации в стране нашли свое выражение в процессах формирования новой городской культуры. В результате бурного роста городов, наряду со старыми культурными очагами, такими, как Киото, Нара, развивавшими традиции предшествующей поры, выдвинулись новые города: Осака, Кобэ, Пагасаки. Духовным центром стала новая столица Эдо с ее активным торгово-ремесленным населением, предъявлявшим свои требования к литературе, театру, живописи.

Представители третьего сословия стали создавать свои эстетические идеалы, стремились в чем-то противостоять традиционным культурным ценностям. Горожан отличало светское восприятие жизни, стремление высвободиться из-под влияния феодальной морали. Эти качества были ошутимы в новых видах и жанрах искусства: новелле, театре Кабуки, гравюре на дереве, миниатюрной скульптуре. Культура позднего средневековья утратила свое единство. Старые культурные традиции еще прочно удерживали позиции, но они уже не отвечали духу времени, а появившиеся новые были крайне разноречивы. Сосуществовали разные, порой полярные тенденции, что проявилось и в костюме XVII - XIX вв.^ Расцвет городов значительно ослабил влияние регламента на одежду и повлиял на появление нового эстетического восприятия костюма. Городское население стало широко использовать цвета и технологии, которые ранее были запреш;

ены регламентом. Вышивка превратилась в основной способ воплош;

ения идей на ткани. На основе известных художественных и технологических приемов, путем творческого поиска народ стал разрабатывать свои собственные эстетические принципы. Творческий потенциал простого народа нашел выход в новых сочетаниях цветов и орнаментов. Впервые появилась мода на тип дизайна, а не на отдельный сюжет, узор или цвет. Под влиянием эстетики и философии дзэн-буддизма, с ее стремлением к духовному контакту с природой и абстрактности, наводившей на размышления, орнаменты наполнялись все большим символическим содержанием, однако в них сохранялась привнесенная из народной эстетики стилизованность узоров и яркость цвета'^.

Чтобы остановить стирание сословных границ, военное правительство в XVII в. возобновило законодательную деятельность в отношении костюма, что выразилось в издании серии указов, ограничивавших права горожан использовать определенные ткани, технологии для изготовления своей одежды. Пытаясь регулировать рост благосостояния народа, сёгун кодексом 1615 г. поставил под жесткий контроль нравы, торговлю и обш;

ественную безопасность. Свод законов «Букэ сёхатто» (Уложение о военном сословии) был написан на основе многовековых традиций аристократического регламента одежды, которая четко и наглядно фиксировала различия между многочисленными чиновниками и придворными посредством разновидностей костюма, цвета, узоров и качества тканей^ Одежда самураев в этом своде описывалась не менее подробно, чем аристократическая в Тайхорё. Военные должны были строго следовать правилам и носить костюм в соответствии с рангом. В 1629 г. кодекс был исправлен и дополнен. Многочисленные указы XVII-XVIII вв. вводили новые ограничения в одежде горожан. Однако и это не возымело должного эффекта, правила часто нарушались. Дорогие одежды с росписью и вышивкой продавали, покупали и носили, и страх перед наказанием не побуждал горожан подчиняться указам^.

Конфуцианство, построенное на принципах строгой иерархии, чувстве долга, подчинении, помогало сегунам Токугава контролировать ситуацию в стране. Была сформирована сословная система синокосё, которая разделяла общество на четыре группы: воины, земледельцы, ремесленники, купцы.

Буддийских монахов не включали в эту иерархию, они имели внутреннюю систему подчинения в каждой школе. Практика заложничества санкин котай, которую ввел Токугава Иэясу, сделала жизнь Эдо более оживленной и обеспечила сегуну лояльность уездных князей даймё. Их жизнь была четко прописана в законах, и даже браки заключали с согласия сегуна. Феодалы переезжали из столицы в поместья и обратно, благодаря чему шел активный обмен информацией, и распространялись новые модные веяния.

Молодежь начала XVII в. воспитывалась во времена формирования военного государства при сегунах Токугава. В рамках всецелого контроля военного правительства молодые люди в будущем не могли рассчитывать на открытые перспективы. Свой протест в отношении существовавшего положения они выражали в поведении и одежде. Молодежный пессимизм проявился в виде эклектичности в костюме и нестандартной манере носить его. Наблюдалось полное смешение стилей и форм одежды^. Так появилось течение «протестующей молодежи» - кабукимоно. Они ходили по улицам в удивлявшей всех одежде, непохожей ни на что известное ранее, соответственно этот костюм не попадал под действие кодексов, и молодежь никто не мог наказать за несоблюдение правил. В 1603 г. впервые состоялось танцевальное представление труппы Окуни кабуки. Куртизанки-танцовщицы подражали в одежде новому стилю одежды. В период Гэнна (1614 - 1623) представления Окуни кабуки стали очень популярными, они проходили на сценах самых известных храмов в Киото. Даже отпрыски аристократических семей выступали на сцене с песнями, переодевшись в костюмы «протестующей молодежи».

В эпоху Эдо (XVII - сер. XIX в.) большое внимание уделяли моде, поэтому живопись стала более декоративной и использовалась как средство распространения новых модных тенденций в стране. Многие живописцы были также художниками по тканям и посредством своих произведений предлагали новые идеи. В этот период появился жанр живописи «Тагасодэ» («Чьи-то рукава»). На ширмах, выполненных в этом жанре, изображали только одежду, развешанную в интерьере комнат, что стало своеобразной рекламой и возможностью показа моделей. (Рис. 50) В это время было создано много произведений жанровой живописи, темой которых стала жизнь окраин и центра старой столицы, представления кабуки, «веселые кварталы», что свидетельствовало о приоритетах вкуса японцев эпохи Эдо. На свитках цикла «Кабуки» изображены девушки танцовш;

ицы в красивых нарядах. На первом изображена Унэмэ, известная ученица Окуни. (Рис.76-78) Она одета в мужской костюм кабукимоно. Среди зрителей есть молодые люди, одетые так же, как Унэмэ, в длинную верхнюю запашную одежду без рукавов, под которой виден красивый халат, обычно с узором в китайском стиле. Костюм подвязан поясом нагоя-оби, который стал чрезвычайно популярным в городской среде. На ширмах «Развлечения в помеш,ении» и «Развлечения женшдн» сюжет вымышленный, но костюмы людей абсолютно историчны и представляют последние веяния моды. На них можно заметить подчеркнутый интерес к узорам косодэ, это позволяет Предположить, что авторы ширм также работали как художники по текстилю.

(Рис. 51,65) Молодые люди и девушки изображались одетыми в косодэ с крупным орнаментом. Например, с узором моста, протянувшегося с одного рукава на другой, или с орнаментом колеса на левом плече. Орнамент был несимметричным, неуравновешенным и непропорциональным относительно фигуры человека. Истоки этой неуравновешенности лежали в стиле «протестуюш;

ей молодежи», который был вызовом суш;

ествовавшей действительности. Однако именно асимметрия стала отличительной особенностью дизайна традиционного кимоно. Одним из распространенных декоративных приемов был содэгавари (контрастные рукава), когда рукава и воротник отличались по цвету от основы косодэ.

Мода в XVI - XVII вв. менялась очень быстро, и следование ей было обш;

епринятым правилом среди горожан. Модные тенденции, как и прежде, проявлялись в нюансах костюма. Женщины могли отличить по ширине воротника, округлости рукавов, стилю изображения герба одежду прошлого и текуш;

его года. Герб могли изображать разными способами: с помош;

ью вышивки и росписи, разным но размеру, черным на белом фоне или наоборот и т.д^. Для декорирования одежды широко использовали вышивку, которая достигла больших высот при Токугава Иэмицу. Технику набивки золотом использовали для театрального костюма, а в повседневной одежде она практически не встречалась. Стянутое окрашивание сибори-дзомэ часто использовали в этот период в декоре, в чем сказывалось влияние прежнего периода.

Вместо плотных жестких тканей которые были нэринуки, распространены с XIII в., стали использовать атлас, креп и жаккард'. Это были довольно новые ткани для японцев, которые раньше привозили из Китая.

Только в начале XVII в. их стали производить в Японии и широко использовать для повседневной одежды. Эти ткани были мягкими, от чего изменился силуэт одежды, что оказало влияние и на развитие дизайна. Из тяжельгх нлотных тканей изготавливали пояса и костюмы театра Ио, украшали ими предметы быта и живописные свитки'°.

Косодэ периода Кэйтё (1596 - 1615) выделялось характерным дизайном.

В нериод Момояма области с разным узором были отделены друг от друга четкой линией, что отражало традиционные средневековые основы дизайна.

(Рис. 69) В начале XVII в. на всей поверхпости ткани создавали единую законченную композицию. Свободное расположение узора на всем поле косодэ, возводило его в ранг произведений живописи. Рисунок плавно переходил со спины на полочки и рукава, а цветовые пятна находились в равной нропорции. Основными цветами в одежде были черный, красный, белый. (Рис. 52) Они создавали мозаичный орнамент сложной формы, который дополняли мелкой цветной вышивкой и легкой набивкой золотом. Яркость ткань с вытканным узором эпохи Момояма ушла, но роскошь и изысканность костюма сохранилась, только теперь это достигали другими средствами: сдержанным колоритом, основанным на классических ахроматических контрастах, и единым сюжетом всего орнамента, который своей цельностью создавал гармоничное впечатление. Движение в композиции орнамента появилось от подвижности и податливости новых тканей. Косодэ с таким дизайном было модным на рубеже XVI - XVII вв. Особенно ярко эти тенденции выразились в женской одежде военного сословия. Если ранее для халатов утикакэ использовали плотные ткани с вытканным рисунком, то теперь их чап],е изготавливали из атласа с вышивкой или росписью.

В самом начале XVII в. вновь происходят изменения в конструкции косодэ. Длина рукавов постепенно увеличилась с 20-24 см. до 30 см., а ширина основы уменьшилась почти на треть. Учитывая темп развития одежды прошлых веков, эти перемены были почти революционными. Увеличилась ширина пояса с 9-10 см. до 15-17 см. Горожанки стремились показать свое благосостояние, используя для пояса больше ткани, чем обьшно. Внутри него была проложена плотная бумага, поэтому его не завязывали на узел, а просто затыкали концы за край. Этот вид пояса быстро распространился среди самурайства и оставался в ходу до большого пожара в Эдо 1657 г." Очень популярным был орнамент «сосна-бамбук-слива» (сё-тику-бай), который символизировал счастье и удачу. Пояс с этим узором, выполненным золотом и серебром на черном атласном фоне, часто использовали в представлениях Но, и в конце концов он получил название одной из пьес - «Хатиноки».

Начиная с середины XVII в. многие горожане отдавали своих дочерей на службу в дома богатых феодалов-даймё, где они нередко получали от своих хозяек одежду, ношеную, но в очень хорошем состоянии. Так простые горожане получали возможность носить дорогие платья, а другие представители среднего класса - копировать эти наряды. Позднее даже бедные слои населения старались скопить деньги на то, чтобы заказать хотя бы одно такое косодэ. Сведения об этом сохранились в хронике «Киндай сэдзидан»

1733 г., первый свиток которой был посвящен одежде горожан.

В XVII в. городской костюм стал проникать в деревню. Немалую роль в этом сыграли старьевщики, которые торговали в деревнях поношенной одеждой из города. Такие вещи находили широкое применение, поэтому существовала целая сеть оптовых торговых баз по всей стране'^. Из-за того, что хлопок был ценным материалом, старую одежду распускали на нити, из которых ткали новую ткань. Тонкую использовали для одежды, а толстую для поясов инакаоби.

Выходя замуж, девушки получали в приданое одежду, которую носили всю жизнь. Одежда была движимым имуществом, поэтому ничего не выбрасывали, а в случае необходимости, старое платье можно было продать, выручив за него деньги. Одним из критериев выбора невесты было количество одежды в нриданом, и только в зависимости от этого оценивалось ее благосостояние. Главное качество, которое ценилось в одежде в эпоху Эдо ее прочность.

В Японии существовал обычай в качестве пожертвований для буддийских храмов отдавать покрывала для алтарей, которые перешивали из Подношения храмам в виде покрывала утисики делали для косодэ.

вымаливания благополучия, спокойствия умерших предков, и обычно для этого перешивали самые любимые вещи. (Рис. 22) На изнанке писали имя дарителя, дату и д.р. Благодаря этому обычаю появилась возможность получить сведения о том, где, когда и какие орнаменты были распространены, как менялись пропорции кроя^'^. Большинство сохранившихся косодэ принадлежали семьям самураев, т.к. они имели большое количество одежды, не находившейся в обороте, и могли свободно ее дарить. Косодэ, которые изображены в книгах заказов пример тех, что были хинагата-бон распространены среди простых горожан. Самурайство и богатые слои купечества иногда заказывали у известных художников одежду с расписным орнаментом, т.к. роспись стоила довольно дорого, и косодэ в этом случае становилось уникальным раритетом'^ Сегуны и высшие слои самурайства управляли страной, получали чиновничьи ранги от императора, но их социальное ноложение все равно оставалось ниже, чем аристократов. В мирный нериод военные не могли повысить свое положение за счет боевых заслуг, поэтому начался процесс расслоения самурайства и распределения его представителей в другие социальные слои. Из воинов они медленно, но неуклонно преврап],ались в бюрократов, находившихся на государственной службе'. Некоторые переходили в сферу капиталистических отношений, в торговлю, ремесленное производство. Те, кто стремился получить новые ранги и статус, роднились с аристократическими домами. Дочь второго сегуна Токугава Хидэтада стала женой императора Гомидзуноо (1596 - 1680). Начиная с четвертого сегуна Токугава все военные правители за исключением одиннадцатого Иэнари были женаты на придворных дамах. В результате этих связей самураи стали снабжать двор средствами на проведение ритуалов. Так во время коронации императора Тодзан в 1687 г. после более чем столетнего перерыва был проведена церемония Великого поклонения предкам Оониинамэ саи\ С другой стороны как бы положительно пи сказывалось такое углубление связей, молодое поколение аристократии выступало против них, т.к. они теряли власть и родовые владения из-за увеличившегося числа претендентов за счет потомков смешанных сословных браков. Этот протест выразился в мятеже годов Хорэки 1758 г., который стал первым шагом к свержению военного правительства.

В период Эдо военные имели девять стандартных ансамблей одежды.

Сокутай и икан имели право носить лишь те, кто получил придворный ранг непосредственно от императора. Аристократический парадный костюм самураи надевали на светские и религиозные церемонии, например для посеш;

ения усыпальницы Никко тосёгу или храмового комплекса на горе Коя.

Хитатарэ был основным парадным костюмом представителей трех высших военных рангов. Сёгун надевал хитатарэ на церемонию встречи нового года, на аудиенции к императору, для приема послов зарубежных стран и т.д.

Самураи четвертого и пятого ранга в качестве парадного платья носили картину. Охотничье платье носили также родзю" и военные находившиеся на службе в императорском дворце. Даймон был официальным костюмом даймё и хатамото'". Хои по конструкции повторял каригину, но т.к. его носили представители семейств, приближенных к сегуну, и их слуги, у него не было каких-либо отличительных особенностей, отражавших ранг или происхождение. Суо являлся парадным одеянием низкоранговых военньгх.

Последние два ансамбля - камисимо и хаорибакама - являлись повседневной одеждой. Камисимо дословно обозначает «верх-и-низ». (Рис. 49) В начале XVI в. так называли ансамбль из куртки и штанов, если верхняя и нижняя его части были сшиты из одной ткани. Однако в XVII в. это название закрепилось за определенным видом костюма, прототипом которого был ансамбль суо, и даже нридумали новый иероглиф для его обозначения.

Широкие рукава куртки для удобства закатывали до плеча, а вскоре и вовсе отрезали. Этот тип верхней одежды назвали катагину, он стал очень нопулярен в период правления Тоётоми Хидэёси. (Рис. 48) Полочки безрукавки постепенно сузились и превратились в две ленты, которые заправлялись в штаны хакама. Воротник и ленты делали очень жесткими, так что вся верхняя часть держалась именно благодаря им. Спинка катагину в штаны не заправлялась, а по сгибу плеча, длина которого достигала 30 см., прокладывали специальную усиливающую пластинку, чтобы линия нлеч всегда оставалась строго параллельной земле. Па нолочках и спинке обязательно изображали фамильную эмблему. Слуги сегуна в повседневной жизни надевали камисимо с хакама длиной до нола, а в официальных случаях штаны полагались длинные, тянувшиеся шлейфом (нага-камисимо).

Подчиненные даймё в качестве парадной одежды тоже использовали " Родзю - глава совета старейшин при правительстве Эдо бакуфу.

'" Крупные военные феодалы и прямые вассалы сегуна камисимо, а обычной одеждой им служил ансамбль хаорибакама, состоявший из халата, штанов и накидки хаори с эмблемой того даймё, которому люди служили'^.

Под камисимо обычно надевали однотонный халат носимэ, с гербовыми эмблемами и широкой узорчатой нолосой в области ноясницы.

Если верхняя часть костюма и штаны были разного цвета, такое сочетание называли цуги-камисимо (заплатанное). Этот вид костюма с короткими штанами и халатом с мелким орнаментом был повседневной одеждой всего мужского населения в период Эдо'^.

Среди самураев важную роль приобрел мелкий именной узор комон.

Ансамбль камисимо необходимо было изготавливать только из ткани с таким рисунком. В «Книге заказов жены Токугава Хидэтака» лавки Кариганэя 1614 г.

описаны заказы жены сегуна. Характерным замечанием ко многим заказам было «узор как можно мельче». Каждый комон имел свое название, а узоры были настолько мелкими, что невозможно было издалека разглядеть составляюш;

ие его части. Мотивом орнамента комон изначально служила фамильная гербовая эмблема, от чего и произошло название, дословно обозначавшее «маленький герб». Однако впоследствии вместо нее стали изображать другие орнаменты. Все удельные князья даймё имели свой узор комон. Например, фамильным узором рода Маэда из провинции Kara был цветок хризантемы в форме ромба, у князя Симадзу провинции Сацума комон состоял из хаотически расположенных точек, у рода Асано из Хиросима орнамент из точек разной величины, напоминавших снег'^.

Носки до XVII в. были исключительной привилегией таби самурайства высоких рангов, однако после издания «Букэ сёхатто», их могли носить и другие представители военного сословия, однако для этого необходимо было получить разрешение. Нодошву носков изготавливали из " Токугава Иэясу, по словам его современников, часто носил хлопковую одежду, и все придворные дамы в замке использовали хлопковую ткань для подкладки одежды. Однако в книгах заказов лавки Кариганэя начала XVII в. есть описания одежды, изготовленной для сегуна. Оказалось, что его гардероб насчитывал около 3 тыс. платьев.

сложенной в несколько слоев ткани, которая обычно была гербовой, поэтому таби делали в каждом семейном клане. Специально для этого стали производить особую толстую ткань с вытканными на ней различными гербами, а центры производства располагались в районе современных префектур Окаяма и Сайтама. Так как производство гербовой ткани приобрело массовый характер, и на рынке можно было приобрести носки почти с любым гербом, они стали использоваться повсеместно. Мужские носки обычно были синего цвета, а женские - белого. В богатых домах и в семьях самураев на них делали набивку золотом и серебром, иногда шили из кожи или цветной ткани.

В XVIII в. из Китая стали ввозить вельвет, который использовали для носков и ремешков деревянной обуви гэта. На таби с этого времени вместо завязок использовали застежку на крючки, заимствованную из Китая^°.

Начиная с XVII в. самураи постепенно теряли воинское мастерство, все более обраш;

аясь к утилитарной стороне жизни. Нод впечатлением от падения духа самурайства и пагубного влияния роскоши были написаны известные произведения, посвяш;

енные «Буси-до» (Путь самурая), которые стали основополагаюш;

ими правилами для поддержания и воспитания духа воина.

Немалое внимание в этих произведениях уделяется описанию внешнего вида самурая. Наиболее известные книги: «Будосёсинсю» (Наставления молодому воину) Юдзан Дайдодзи, «Хагакурэ» (Сокрытое в листве) Ямамото Цунэтомо, - в них авторы давали наставления, описывали принципы, правила, обычаи самурайства.

Кроме духа воина, «можно выделить также три главных внешних проявления человека: его внешний вид, манеру писать и говорить... Человек должен видеть, что в их основе лежат спокойствие и сила»^\ Каждый самурай должен был заботиться не только о духовном соответствии своему занятию, но и внешне быть безупречным. «Что касается чиновников-самураев...Они должны всегда носить подобаюшую случаю церемониальную одежду, иметь при себе два меча и веер на поясе»^^. Юкио Мисима в своих комментариях к «Хагакурэ» писал, что «самурай должен выглядеть, как вишневый цвет, даже в час ^^ «Хотя может показаться, что тш;

ательный уход за собой выдает в человеке позерство и щегольство, это не так. Даже если ты знаешь, что тебя могут сразить в этот самый день, ты должен достойно встретить свою смерть, а для этого нужно позаботиться о своем внешнем виде. Ведь враги будут презирать тебя, если ты будешь выглядеть неаккуратно. Поэтому говорят, что постоянно следить за собой должны и стар, и млад»^'^.

Главным для самурая были его честь и достоинство, и он делал все, чтобы не запятнать их даже после смерти. Истинный воин не мог позволить врагу поступить со своим телом после смерти недостойно, и в этом опять же большую роль играл именно внешний вид: «Воины прошлого отраш;

ивали усы.

Ведь, когда самурая убивали в битве, его уши и нос отрезали и несли во вражеский лагерь. Чтобы не возникло подозрений, что убитый был женпщной, усы отрезали вместе с носом. Если же на голове не было усов, иногда ее выбрасывали, по опшбке приняв за женскую»^^.

Ярким эпизодом японской истории, отразившим доблестный дух самурайской преданности во времена написания «Хагакурэ», была история самураев. Вассалы, отомстив обидчику их господина превратились одновременно в преступников, которых по закону ожидала казнь, и в кумиров общества, воплотивших собою идеал истинного воина. В этой истории немаловажную роль сыграла одежда. По предапию самураи были одеты в форму пожарных с характерным «горным узором» - ямамити: именно так можно было спокойно появиться с оружием в руках на улицах города...»^^.

На первый взгляд может показаться, что пожарные не имеют никакого отношения к истории костюма, но в Японии одежда пожарных была также значима, как, например, театральный костюм. Пожарные столицы были выходцами из низших слоев военных, проживавших в городе. В народе они пользовались не меньшей популярностью, чем известные воины, они были народными героями. Их изображали на гравюрах, при этом тш;

ательно прорабатывались детали костюма и атрибутика. У каждой пожарной бригады, а их в Эдо было 64, существовала своя форма, но, несмотря на это, сами пожарные не были чужды моде. У многих был свой стиль, манера одеваться.

Даже при тушении пожаров они проявляли щегольство, выставляя себя перед публикой во всей красе. Например, надевали верхнее защитное косодэ изнанкой наверх, чтобы показать красивый орнамент. Средние слои одежды иногда были очень яркими и эффектно сочетались со сложными татуировками на теле. Тушение пожара превращалось в не менее яркое зрелище, чем театральное представление.

Костюм пожарного состоял из нескольких косодэ и головного убора, кожаного капюшона для женщин и шлема для мужчин. Защитные косодэ сначала делали из стеганной многослойной ткани, но с появлением европейского сукна, верхнее косодэ стали делать из него. Сукно было легче и лучше удерживало воду, которой перед тушением пожара пропитывали верхний слой одежды, что повышало защиту тела от огня. Все детали костюма ярко и богато украшали золотой вышивкой, цветными шнурами. (Рис. 84-87) 3.2 Возрождение аристократических традиций в костюме.

В XVII в. начался процесс восстановления аристократических традиций. В 1615 г. был издан кодекс «Кинтю нарабини кугэ сёхатто»

(Уложение об императорской семье и аристократах), первая статья которого гласила, что основное занятие императора и его семьи - это искусство^'.

Придворным предписывалось отойти от политики и совершенствовать свои умения в традиционных японских искусствах. В период Эдо аристократия уже не испытывала того давления со стороны военного правительства, как в прошлые эпохи, однако это не значит, что император совсем не участвовал в государственных делах. Основной работой придворных чиновников было проведение ежегодных нраздников и ритуалов, а также забота об особе императора. Чиновничий аппарат стал своеобразной лицензионной палатой, которая выдавала разрешения на занятия определенными видами профессиональной деятельности в том числе, разрешения на работу театров и чайных домиков. В свободное время придворные в обязательном порядке занимались чтением, переписыванием или сочинением литературных произведений, музыкой, каллиграфией, составлением букетов и ароматов, игрой в мяч, которая была частью новогоднего ритуала.

Начиная с XVII в. в императорском гардеробе насчитывалось четыре официальных ансамбля. Красный комбэн для коронации, парадный костюм сокутай с верхним халатом желто-зеленого цвета кикудзин-но хо, который император надевал на все остальные дворцовые церемонии. Сокутай чисто белого цвета использовали для проведения синтоистских обрядов.

Повседневной одеждой служил ансамбль о-хикиноси. Аристократы в официальных случаях надевали парадный костюм икан в соответствии с рангом, а в повседневной жизни - носи. (Рис. 75) В правление императора Гониси (1656 - 1663) был восстановлен императорский ансамбль кородзэн-но хо.

Возродилось многослойное платье дзюнихитоэ, которое получили право носить не только императрица, принцессы и наложницы императора, но и фрейлины трех высших рангов^^^. (Рис. 74) Наряду с дзюнихитоэ, коутики сохранил статус церемониального костюма. Нридворные дамы переняли одежду женщин военного сословия - утикакэ (каидори) и косимаки. В начале эпохи Эдо аристократки стали подбивать подол ватой, в последствии эта традиция через женский костюм самурайства распространилась среди всех сословий. Домашней одеждой придворных был косодэ и хакама. Женпдины при этом повязывали хакама не на талию, а через плечо.

Неоценимый вклад в развитие одежды эпохи Эдо внесла дочь второго сегуна Токугава Хидэтада Тофукумон-ин Масако (1607 - 1678). В 1620 г. она стала женой императора Гомидзуноо. Носле отставки он открыл салон ' найси-но коми ЩЩ, найси-но сукэ Ш:Щ, мё:

искусств, который стал местом формирования новой аристократической культуры костюма периода Канъэй (1624 - 1647). За основу были взяты не классические светские и буддийские традиции, а стиль «нротестующей молодежи» начала XVII в., который был немного трансформирован в соответствии со вкусами аристократии.

Имнератор Тофукумон-ин ноддерживал жену в создании и развитии нового стиля и, обеспечивая материальную базу, принимал в этом процессе непосредственное участие. С 1623 г. она заказала в лавке Кариганэя большое количество одежды в новом стиле, и только за полгода в 1678 г., практически перед смертью, для нее было изготовлено 99 косодэ и 96 катабира". В книгах заказов^" 1661 г., 1663 г. и 1678 г. описано много заказов для императора. В этом плане очень важна в качестве источника книга 1661 г., в которой около 700 моделей. В ней чаще всего встречался крупный орнамент, расположенный на правом плече. Большинство мотивов - хризантемы и колесо, а также мост, протянувшийся с одного плеча на другое, - ранее уже встречались на ширмах.

Только теперь это были узоры не для молодежи и куртизанок, а для придворных дам. Часто в общую композицию орнамента были включены иероглифы, выполненные в разных каллиграфических стилях. Они стали полноправной частью декора косодэ. В середине XVII в. появилось словосочетание «дворцовое окрашивание» - госёдзомэ, что свидетельствовало о выделении дизайна, созданного Тофукумон-ин Масако в отдельное течение в моде. (Рис. 57) Мир и рост благосостояния стимулировали развитие искусств.

Творческие люди не замыкались в рамках одного художественного жанра и часто занимались сразу несколькими видами искусства. Для художников было не важно, например, на чем писать иероглифы или картины - на бумаге, ширме или на ткани. Мастер каллиграфии мог быть художником и " Халат из хлопка без подкладки.

"' В этих книгах орнамент рисовали от руки по заказу клиента, с подробным описанием узора и раскладкой цветов.

керамистом, главное, что он творил во имя моды и стиля. Орнаменты переходили с картин на платья, с одежды на лаковую миниатюру и т.д^°.

В XVII в. мода менялась от сдержанного стиля Токугава Иэясу к яркости периода Гэнроку (1688 - 1704). За этот период случились три значимых события, оказавшие сильное влияние на японский костюм: два пожара - г. в Эдо и 1661 г. в Киото;

появление цветной гравюры;

ограничиваюп];

ие указы годов Тэнна (1680 - 1684). В пожарах погибло большинство образцов одежды периода Момояма и более ранних эпох, поэтому производство одежды возрождалось практически с чистого листа. Строгие указы, касавшиеся костюма горожан, привели к активным народным протестам в период Гэнроку, которые выразилась в многоцветий и отрицании многих установленных ранее правил^'.

Пожар третьего года Мэйрэки (1657 г.) унес жизни более 10 тыс. чел. и уничтожил большую часть столицы, в том числе и главную сторожевую башню замка Эдо. В народе он получил название «пожар фурисодэ», и оказался напрямую связанным с историей костюма. По свидетельствам современников, с пожаром была связана история неразделенной любви^'". В огне сгорела почти вся одежда эдоских жителей, были утеряны неповторимые шедевры текстильного искусства прежних эпох. После этого пожара производство одежды больше не смогло подняться на тот уровень мастерства, который был достигнут к середине XVII в^^.

в ноябре 1654 г. шестнадцатилетняя дочь одного купца, прогуливаясь по берегу озера в районе Уэно, повстречала юношу. По его виду можно было сказать, что юноша еще не достиг совершеннолетия: у него были длинные волосы, и одет он был в кимоно с широкими рукавами «фурисодэ», которое могли носить юноши только до совершеннолетия. Девушка так влюбилась в юношу, что потеряла покой и сон. Мать, пытаясь как-то помочь дочери, сшила такое же кимоно, как было на юноше, но девушка так и не пришла в себя. Тогда опечаленные родители решили пожертвовать это кимоно храму Хоммёдзи, что они и сделали января 1655 г. Дарить храмам любимые одеяния было очень распространенным обычаем. Однако в 18 января 1656 г. во двор храма вновь въехала повозка украшенная сиреневым кимоно, таким же, как и в прошлом году, и вновь печальные родители пожертвовали его храму. На следуюший год в тот же самый день снова сиреневое кимоно было подарено храму. Служители храма, усмотрев в этом плохое предзнаменование, бросили кимоно в огонь. Оно вспыхнуло, искры подхватило ветром, и через мгновение основное здание храмового комплекса было охвачено пламенем. Огонь быстро распространился и за два дня уничтожил почти весь город. Возможно, не все подробности этой истории правда, но то, что именно фурисодэ стало причиной пожара, исторический факт. Китамура Фумико. Кимоно га суки ни нару хон = Книга, которая научит любить кимоно. Токио:

Оридзин. 1994. С. После пожаров Нисидзин завалили заказами. Их оказалось так много, что ткачи и художники были вынуждены нридумать эффектные, но менее трудоемкие способы создания орнамента. Этот факт стал одной из причин появления стиля Камбун, особенностью которого являлся крупный узор и большая площадь свободного фона^^. ' Во второй половине XVII в. отличительной чертой орнаментов косодэ стала простота и асимметрия, которые ярко выразились в косодэ периода Камбун (1661 - 1673). Пройдя этапы стиля «протестующей молодежи» и светского стиля Тофукумон-ин, оно вышло на улицы и стало основой городского стиля, к концу XVII в. рукава стали еще длиннее, чем раньше, доходя примерно до 35 см., и появилась современная форма традиционного костюма. Повая мода возникла в результате изменения стандартной ширины традиционного отреза ткани для косодэ и экспериментов по его раскрою. (Рис.

53) Узор был крупным смелым и располагался от правого или левого плеча вниз к подолу. В орнаментах этого периода использовали не только мотивы, взятые из растительного и животного мира, но и предметы, иероглифы. В период Эдо чрезвычайно популярными стали орнаменты, сюжеты которых были навеяны японскими литературными произведениями. Они появились еще в период Хэйан, но мотивы узоров тогда брали из китайской литературы. В дизайне косодэ зашифровывали сюжеты классической прозы и поэзии, пьесы театра По, мифы и т.д. Пе всегда можно было легко догадаться, какой именно смысл выражен в узоре, но тем он был и ценен, что только искушенный человек мог по достоинству оценить такое произведение.

Папример, на плечах изображена шляпа КАСА, на подоле - мост ХАСП и цапля САГП. Слова составляли созвучие КАСАСАГП ХАСИ «сорочий мост», что было символом праздника Танабата. В поэтической антологии «Хякунинъиссю» есть стихотворение, посвященное этому празднику: «Почь, как миг пронеслась, пока глядел на иней белый, что на Мост Сорочий лег»'". Подобных ассоциаций существовало очень много.

Тростниковая занавеска и иероглифы ЮГПРИ (вечерний туман) - ассоциация с «Повестью о Гэндзи», в которой есть одноименная глава. Красные листья и иероглифы ТАЦУТА (название реки) - ассоциация со знаменитой в те времена танка Нои Хоси: «Те листья кленов алые, что бурею сорвало с гор, превратили реку Тацута в китайскую парчу»''.

Между Киото и Эдо развернулось серьезное соперничество в индустрии производства одежды и законодательства моды. История соперничества двух женщин - жены известного киотоского купца Исикава Рокубэя и жены эдоского торговца Намбая Дзюэмона - была известна по всей стране'". Один из инцидентов этого соперничества стал причиной последовавшей в 1683 г. серии указов, от которых пострадали все слои населения. Представители купеческого сословия, были хоть и богатыми, но во многом бесправными, поэтому нарушителей все же наказывали и очень строго, вплоть до полной конфискации имущества и ссылки"". Однако это не возымело должного действия, т.к. закон 1686 г. гласил: «Вышивка была запрещена в женском костюме. Однако ее продолжали делать, и повсюду можно было купить расшитые платья, если только на них не было особого запрета. Но отныне запрещается делать любую вышивку. [...] Люди должны доносить на тех, кто '" КАСАСАГИ н о ВАТАСЭБАСИ НИ ОКУСИМО НО СИРОКИ О МИРЭБА Я ДЗО ФУКЭНИКЭРУ " АРАСИ ФУКУМИМУРО НО ЯМА НО МОМИДЗИ БА ВА ТАЦУТА НО КАВА НО НИСИКИ НАРИКЭРИ "' Один из самых ярких эпизодов их отношений произошел в Киото. Однажды в период Эмно (1673-1681) жена Намбая совершала поездку в Старую столицу для посещения храмов и местных достопримечательностей. Жена Исикава, узнав это, приготовила для выхода великолепное красное кимоно с орнаментом «окрестностей и центра столицы» вышитым золотом и цветным шелком. Когда в храм Киёмидзу вошла жена Намбая в однотонном черном кимоно с легкой вышивкой куста нандины, который в Японии считался символом женской верности, Киото праздновал победу. Но кто-то из толпы заметил, что красные ягоды нандины были вышиты отборным бисером из дорогого китайского коралла, и жена Исикава была вынуждена признать свое поражение в этом поединке моды и вкуса. Minnich Н.В. Japanese Costume and the Makers of it's Elegant Tradition. Tokyo, 1963. C. "" В 1681г. пятый сёгун Токугава Цунаёси совершал поездку к захоронениям предков в Эдо. Жена Исикава, как женшииа честолюбивая и своенравная, во что бы то ни стало, решила увидеть сегуна. В своем неудержимом порыве она выбрала самую дорогую одежду, которая была достойна взора правителя и вышла на террасу своего дома, выходившего как раз на ту дорогу, по которой должен был проследовать сёгун.

Нроезжая мимо дома Исикава Рокубэя, Цунаёси привлек аромат дорогих заморских благовоний, затем он увидел бамбуковую занавеску, из-под которой виднелись края дорогих одежд. После того, как сёгун узнал, кто за ней скрывался, он выслал и жену, и мужа Исикава из Эдо и конфисковал все их имушество. Kennedy А. Japanese Costume: History and Tradition. Paris, Konecky & Konecky, 1990. C. не соблюдает запрет»^"^. В хрониках 1728 г. «Тёнин кокэнроку» также сохранилось немало свидетельств, связанных с несоблюдением этих указов^^.

Состязания в роскоши затронули и театральный костюм. Даймё соревновались в том, кто обеспечит свою труппу Но лучшими костюмами.

Указы, ограничивавшие роскошь, были спасением для даймё, которые уже не имели прежних доходов. Бакуфу пыталось остановить рост благосостояния народа и стабилизировать экономику в периоды стихийных бедствий, неурожаев н инфляции. В Нагасаки было запреш,ено привозить заморскую золотую нить и шерстяные ткани, особенно красного цвета. Косодэ нельзя было продавать больше, чем за 200 монет серебром. Весь год один за другим издавались указы, касавшиеся одежды^^. Далее последовал указ о запрете золотой парчи, вышивки и стянутого окрашивания каноко («глаз оленя»).

Разрешенными остались самые простые методы окрашивания и декора.

Сильнее всего пострадали вышивальные мастерские. В связи с запретами вышивку заменили аппликацией, которая давала не менее богатый эффект, но стоила гораздо меньше. Аппликация стала очень популярна среди куртизанок именно благодаря яркости и дешевизне^''.

Несмотря на многочисленные ограничения, отделка костюма стала настолько роскошной, что его можно было сопоставить с произведениями ювелирного искусства. Нериод Гэнроку (1688 - 1704) был золотым веком в истории костюма горожан. Насколько богато украшенной была одежда горожан можно судить по ограничительному указу бакуфу 1713 г., который гласил: «Женская одежда многие годы была подчинена многочисленным ограничениям. Однако в последнее время цены на импортные ткани и нитки, ввозимые через Нагасаки, сильно возросли. Стоимость вышивки, окрашивания и набивки золотом тоже поднялась до немыслимого уровня. Так как создалось недолжное положение дел, то были изданы ограничительные указы. Чтобы оставаться в пределах допустимых цен, купцы указывали в ценниках только стоимость золотых нитей, использованных для вышивки, или стоимость то ручной работы, а цену на ткань выносили отдельно». В одежде присутствовали яркие сочные цвета, замысловатые орнаменты, которые заполняли почти всю поверхность косодэ, в отличие от дизайна периода Камбун. (Рис. 54-55) Горожане приспосабливались, находили новые способы создания модных орнаментов. Вместо трудоемкой техники, когда каждая точка перевязывалась вручную, появился трафаретный «глаз оленя»'^^.Однако мода на эту технику длилась совсем недолго, и в книге орнаментов 1692 г. записано:

«Те, кто посит трафаретный «глаз оленя», кажутся новичками в моде, он устарел»'^^. Несмотря на это, такую технику продолжали использовать и в дальнейшем, потому что она не попадала под запреты. В этот период предпочтение стали отдавать нарисованному узору, а не тканому или вышитому.

Одним из популярных видов дизайна косодэ была «роспись Ёсинака»

(ёсинака-дзомэ), которую впервые применил художник Ёсида Хамбэй"^'.

Расписные белые косодэ с черным орнаментом, сюжет которого был навеян поэзией, пользовались большой популярностью в Киото. Однако вскоре другие художники стали имитировать простую технику и стиль Хамбэй. Кроме того, киотоские модницы трепетно относились к чистоте одежды, а белые атласные косодэ пачкались слишком быстро. Одежда с таким видом дизайна быстро потеряла ценность, и мода на него прошла так же быстро, как и появилась.

Ихара Сайкаку в своих произведениях упоминал об этой модной тенденции:

«Уж я надела на белое платье черный пояс и повязала его по-модному...»^^' Широкое распространение среди представителей самурайского сословия получила летняя одежда без подкладки хитоэ и катабира. Халат хитоэ считался выходным, поэтому по веками сложившейся традиции на нем изображали фамильные эмблемы. Катабира, изначально предназначавшийся для принятия ванны, в эпоху Эдо использовали в качестве домашней одежды.

Эти виды костюма нереняли как аристократы, так и народ. Каждое из сословий украшало их по своему вкусу в соответствии с правилами, установленными правительством.

Для катабира чаще всего применяли окрашивание тяя-дзомэ, простота пейзажей и бытовых сцен которого отражала вкус самураев, чьи корни находились в народной среде. Еще один вид дизайна популярный среди самурайства - Его истоки восходили к аристократическим госёдоки.

состязаниям по угадыванию в орнаментах одежды аллюзий из китайской й японской классической литературы и стилю, созданному Тофукумон-ин Масако. Госёдоки представлял собой белый узор на однотонном фоне, с добавлением мелкой цветной вышивки. Косодэ с подобными узорами напоминали о золотом веке хэйанской аристократии, они позволяли женщинам самурайского сословия показать свою утонченность и образованность, потому что в качестве сюжетов для орнаментов госёдоки, как и раньше, использовали эпизоды из литературных произведений'^^ Чрезвычайно популярным были расписные косодэ, сделанные по эскизам художника Миядзаки Юдзэн (1653 1786), который использовал особую технику, позволявшую создать изяпщый многоцветный узор.

Стремление следовать моде распространилось во всех слоях общества, поэтому лавка Кариганэя и другие центры по изготовлению одежды стали издавать книги модных орнаментов - хинагата-бон^^" (Рис.63), первыми из которых были «Камбун хинагата» и «Синсэн хинагата», выпущенные в г'*^ В отличие от книг заказов (Рис. 62), в которых подробно описывалась одежда по желанию конкретного заказчика, книги орнаментов были настоящими журналами мод. В них художники по текстилю предлагали свои идеи и зарисовки с комментариями как основу для последующих заказов, что способствовало быстрому распространению модных веяний. Основным центром выпуска таких книг был Киото, но в конце XVIII в. вместе с тем как он терял свои позиции, большинство книг с узорами издавали в Эдо, а киотоские художники текстиля начали выпускать их в соавторстве с издателями Осака.


™ Хинагата - ранняя черно-белая гравюра, которая впервые стала применяться в бытовых целях. До XVII в.

оттиски с деревянных досок использовали только для печати священных буддийских текстов и изображений.

в 1777 г. художник Исода Корюсай выпустил книгу хинагата-бон с применением техники цветной гравюры «Вакаба-но хацу моё:» («Орнаменты новые, словно первые листья»)"^^. В ней были представлены модные тенденции столичного квартала Ёсивара на весну. Еще одну книгу с тем же названием выпустил в 1782 г. художник Тории Киёнага в сотрудничестве с тем же издательством, Эйдзюдо"^^. Последняя книга хинагата-бон была выпущена в самом конце XVIII в., т.к. орнаменты стали настолько однообразными, что не было необходимости издавать книги мод. Их место заняла полноцветная гравюра. Однако каталоги церемониальной одежды продолжали издавать.

Художник Хисикава Моронобу, который считается одним из основателей жанра гравюры укиё-э, проявлял немалый интерес к дизайну костюма и всегда очень подробно изображал одежду в своих работах, т.к. был выходцем из семьи художника-портного. Моронобу был автором многих идей и тенденций в моде эры Камбун и Эмпо (1661 - 1681). После пожара в Эдо 1657 г. книги орнаментов для косодэ, которые он выпускал, быстро распространились по всей стране.

Период Гэнроку стали именовать укиё - «ускользающий мир», что ассоциировалось с ветреной жизнью «веселых кварталов», быстро менявшейся модой. Это же слово употребляли и буддийские монахи, вкладывая в него несколько иной смысл. «Быстротечность человеческой жизни» - главный принцип бытия, выражавший ценность жизни «здесь и сейчас». Многие буддисты понимали этот принцип буквально, и на гравюрах того времени можно видеть монахов, разделяющих радости жизни вместе с мирянами.

Подобное материалистическое отношение к жизни породило состязания горожан в роскоши. На ежегодном празднике любования цветущими вишнями люди вывешивали напоказ свои одежды, и все участники любовались не столько цветами, сколько росписями и вышивкой платьев'*^.

Для пошива косодэ стали использовать больше ткани, чем обычно, поэтому появился шлейф. Рукава косодэ сильно расширились, и возникло фурисодэ, которое стало одеждой незамужних девушек. (Рис. 60) Рукав по внутреннему краю не зашивали, так что подкладка была видна, когда он развевался. Это придавало костюму великолепный внешний вид и подчеркивало красоту его обладательницы. Внешний угол мешкообразных рукавов стали делать закругленным, что придавало силуэту плавность и мягкость. Фурисодэ всегда были дорогими, и обычно для них применяли технику резервированного окрашивания. Чрезмерно широкие рукава к периоду Эдо сохранялись только в церемониальном костюме высоких сословий.

Появление широких рукавов в повседневном обиходе горожан говорило о проникновении эстетических традиций изящества эпохи Хэйан в культуру народа.

Ширина пояса увеличилась с 15-17 см. до 35-40 см. Его стали завязывать на узел только после пожара в Эдо, что было продиктовано мерами безопасности. По хроникам люди испытали большие неудобства, когда, убегая от огня со всем скарбом за спиной, пояс, который был просто подоткнут за край, распускался и одежды pacпaxивaлиcь'*^. Гейши из Эдо использовали очень широкий пояс, который завязывали спереди и оставляли длинные концы свисать, чтобы показать богатство ткани. Суш;

ествовала мода на черные с орнаментом пояса на белой подкладке, которые стали отличительным элементом костюма гейш.

Бант с длинными свисаюш;

ими концами стал незаменимым декоративным приемом и для театра кабуки. В начале XVIII в. актер женских ролей Уэмура Кития внес последнее изменение в стиль повязывания пояса.

Однажды в столице он увидел дочь красильщика, пояс которой был завязан замысловатым бантом на спине. Он стал завязывать такой же бант для выхода на сцену. Устоялся также и размер пояса: длиной примерно 4 м. и шириной см. (это составляло стандартную ширину выпускаемой в то время ткани)^°.

Среди горожан мода на такие пояса распространилась именно благодаря актерам-оннагата. Из-за того, что фигура японок была непропорциональной, пояс повязывали чуть выше талии, что зрительно увеличивало длину ног и придавало фигуре стройность.

Способ завязывания пояса стал отражать социальное положение женш;

ины. Многие сложные разновидности бантов могли носить только представительницы военного сословия. Незамужние девушки располагали бант сзади, а замужние и пожилые - спереди. Бант спереди носили также куртизанки в связи со спецификой их работы. В начале XVIII в. в дополнение к широкому поясу стали повязывать еще один пояс-шнур обидзгшэ, благодаря которому стало возможным завязывать более сложные и красивые узлы банта.

Шнур был заимствован из военного костюма, с его помощью самураи навешивали меч, поэтому первыми его стали использовать жены самураев.

Немного позже появилась полоса ткани обиагэ, которая придерживала подушечку, создававшую объём банта^'. Широкое распространение в городской среде обиагэ и обидзимэ получили лишь в середине XIX в. (Рис.

116) Определенной моды на виды бантов и качество ткани для поясов не было. Их изготавливали из разных материалов от тонкого ситца до плотной парчи, поэтому хорошая коллекция поясов была приличным состоянием и завидным приданым. На гравюрах этого периода запечатлено большое количество различных бантов, завязанных спереди и сзади, плоских и объемных, что говорило о фантазии и разнообразии вкусов горожанок периода Эдо.

Иерархичность регулировала отношения, как между классами, так и внутри них. Даже в «веселых кварталах» существовала своя иерархия. Здесь положение человека определяли деньги. Чем больше он тратил, тем более уважаемым гостем его считали. Гейши и майко - «цветы веселых кварталов», были привилегированной частью населения районов развлечений. Их ранг зависел от красоты, красноречия, умения развлекать и происхождения, а не редко это были дочери обедневших самураев. Гейши получали дорогие кимоно и украшения в подарок от своих покровителей, поэтому имели возможность носить одежду, которая по законам правительства была для них запрещена. Куртизанки тоже были подчинены строгой иерархии в своих кругах. Выше всех стояли ойран, куртизанки высшего ранга, о чьей внешней красоте и великолепных одеяниях ходила слава по всей стране. Далее следовали тайю: и ю:на. Они отличались от ойран не только одеждой, но и качеством тканей для постельных принадлежностей^^. Гейши и куртизанки были вынуждены одеваться эффектно и каждый раз по-новому, чтобы привлечь и удержать клиентов, поэтому большинство модных тенденций рождалось именно в «веселых кварталах». Благодаря хорошо развитой нечатной индустрии конца XVII в. новые веяния в моде, запечатленные на гравюрах, быстро распространялись но стране.

Следование моде было не чуждо и мужчинам. Все модные тенденции затрагивали мужскую одежду в не меньшей степени, чем женскую. В эпоху Эдо настояш;

ими щеголями и модниками являлись пожарные, рыбаки и «городские рыцари» отокодатэ, мужчины без воинского звания, вызвавшиеся ззщиащъ горожан от произвола самурайства.

Горожане использовали практичесьси все виды костюма самурайского сословия, наиболее раснространенным из которых был камисимо.

Большинство же мужчин отказались от штанов хакама и носили ансамбль из трех подвязанных поясом. Зимой надевали косодэ, косодэ ватаирэ, нростеганное ватой, весной и осенью на тонкой подкладке авасэ, а летом однослойное без подкладки хитоэ. Халат был практически такой же по конструкции, как женский. Однако мужской косодэ изготавливали но росту, и внешний угол мешкообразных рукавов был строго квадратным, в отличие от закругленного края рукавов женского нлатья. Дизайн верхней одежды и поясов не устунал по великолепию женскому костюму, отличались лишь символы орнаментов. В этот же период в обиходе горожан ноявились носки таби, которые раньше запреш;

алось носить без разрешения соответствуюш;

их правительственных органов военного правительства".

Среди ремесленников широко распространились два вида узких штанов момохики и патти. Первые были более узкие, вторые чуть свободнее. В зависимости от вида деятельности мастеровые люди носили те или другие.

Например, сплавщики леса чаще использовали момохики, а строители и ремесленники, которые работали сидя, носили патти, потому что они не стесняли движений. Характерной одеждой ремесленников была накидка хаппи, на которой изображали отличительные знаки ремесленной гильдии^'*.

Крестьяне и рыбаки редко носили штаны, потому что они плохо сохнут на ногах. Охотники и дровосеки предпочитали широкие штаны карусан, на которые повязывали гетры кяхан. Гетры были популярны как среди мужчин, так и среди женщин, они защищали ноги от холода и повреждений.

В начале XVIII в. творчество наиболее известного художника по тканям Миядзаки Юдзэна и его последователей постепенно превратилось в простое повторение мотивов, орнаментов, которые были сделаны ими же ранее.

Известный художник Огата Корин (1658 - 1716) пытался найти новые пути художественной выразительности в костюме. Он обратился к стилю, появившемуся в новой столице Эдо, который был гораздо сдержаннее.

Однажды для супруги киотоского миллионера Накамура Кураносукэ он создал однотонное черное косодэ. Жена Кураносукэ, доверившись вкусу мастера, надела это черное платье на ежегодный прием по случаю цветения вишен в парке Маруяма, куда съезжались люди, чтобы показать свои наряды. Ее наряд произвел шокирующее впечатление, и все обвинили ее в безвкусице, но среди всеобщего разноцветия выделялась только ее фигура. Киотоские модницы всегда стремились выделиться на фоне других, поэтому новая модная тенденция очень быстро распространилась среди горожанок^^.


Огата Корин внес неоценимый вклад в развитие декоративного оформления японского костюма. Его отец владел лавкой Кариганэя в Киото.

Корин рос в творческой атмосфере и вместе с отцом претворял в жизнь стиль, созданный Тофукумон-ин Масако. Со смертью отставного императора в г., лавка потеряла основного клиента и постепенно пришла в упадок. В это время Корин создал собственную школу живописи, но он не забывал и о дизайне текстиля. Одной из самых знаменитых сохранившихся работ Корина является расписное косодэ для жены купца Фуюки Горосаэмона с узором осенних трав. (Рис. 61) Отличительной особенностью дизайна Корина была лаконичность и темные цвета: темно-синий, черный, коричневый. Такие узоры контрастировали с яркими резервированными росписями. (Рис. 59) Мода на росписи Корина и стиль, развитый в его школе, распространилась только после его смерти. В книгах орнаментов 1713 г.

упоминалось только о созданных им гербовых эмблемах для аристократических нарядов, а в 1715 г. вышла уже целая книга с его орнаментами. Это было связано с появлением принципа ики, эстетики простоты, которая противопоставлялась цветным росписям Юдзэна. Наиболее ярко эта тенденция проявилась в период 1751 - 1763 гг., когда стал популярен мелкий хаотический узор, выполненный в технике «белые узоры» с легкой цветной вышивкой для акцента. Кроме «белых узоров» любимыми орнаментами стали полоска и клетка {сима и какуси) и очень мелкий узор комон. (Рис. 73) Во всем чувствовался изысканный шик: скромный светлый рисунок тканей, скромная косметика, - на первый план вышел сам человек. В предисловии книги «Орнаменты годов Сётоку» выпуска 1713 г. написано:

«Одежда, хоть и является предметом быта, не только защищает тело от холода.

Главное, что она придает мужчине официальный вид, а женщину делает еще более прекрасной, чем ее создала природа»^^. Это был самый обычный взгляд на одежду в то время. Новое эстетическое восприятие появилось в результате соперничества двух столиц. Культурные традиции Киото уже не соответствовали духу времени, но он все же пытался удерживать лидирующие позиции. Творческий потенциал Эдо был выше, хотя бы в силу того, что население столицы к середине XVIII в. нревышало миллион, она была самой густонаселенной столицей мира. Кроме того, закрытый континентальный Киото не принимал чужаков и не поощрял резкий отход от традиций. Он оставался культурным архивом средневековой Японии.

в 1711 - 1743 гг. стало модно располагать узор преимущественно на подоле. Он занимал пространство от низа до талии, поэтому такой тип дизайна называли косимое (узор на пояснице), при этом мешкообразная часть широких рукавов тоже заполняли орнаментом. Под действием ограничительных указов ширина узорчатого края постепенно уменьшалась с 20 см. до 10 см., а затем орнамент переместился на подкладку и был виден только при ходьбе. В книгах орнаментов 1757 г. есть много примеров узоров урамоё (изнаночный узор), выполненных при помощи вышивки и росписи.

В годы Тэммэй (1781 - 1789) узор вновь вышел на лицевую сторону костюма. Этот стиль появился в столице, поэтому он был назван «кайма Эдо»

{эдо-дзума). (Рис. 67) В орнаменте всегда отражался возраст и социальный статус, что являлось важным фактором коммуникации, а узор, располагавшийся только на подоле, часто оставался скрытым для глаз, когда человек находился в сидячем положении. Поэтому куртизанки из Киото, более консервативно относившиеся к этикету, стали украшать орнаментом не только подол, но и воротник и манжеты, назвав свой стиль «кайма Симабара»

(симабара-дзума). (Рис. 66) Во второй поливине XVIII в. особенно популярными были зимние мотивы, что отражало упадок искусства и пессимистические настроения. Благодаря киотоским куртизанкам из Симабара стали популярными ткани в полоску.

К середине XVIII в. новый стиль Эдо постепенно проник в Киото, который к тому времени превратился почти в провинциальный город.

Киотоский стиль косметики ушел в прошлое, она стала более легкой. Яркие орнаменты стали считаться безвкусицей, роскошные узоры располагали там, где их трудно было увидеть. Особым щегольством считалось умение скрыть свое богатство.

Вместе с тем как дизайн косодэ становился скромнее, пояс приобретал все большее декоративное значение, и его изготавливали из самых дорогих тканей. Из-за широкого пояса довольно большая площадь орнамента косодэ оказалась скрытой под ним. Верхняя и нижняя части костюма смотрелись менее цельно^^. Особенность косодэ с типом дизайна варимое (разделенный узор) состояла в том, что орнаменты нижней и верхней части одежды не были связаны друг с другом.

Экономическая ситуация в XVIII в. характеризовалась двумя тенденциями: с одной стороны государственная казна быстро пустела из-за длительной и бесконтрольной траты средств на строительство замков и приобретение предметов роскоши и частых: стихийных бедствий, с другой стороны также быстро росло благосостояние среднего класса - ремесленников и купцов. В связи с создавшейся обстановкой, военное правительство стало издавать указы, которые были призваны ограничить экономическую, а вместе с тем и военную, силу удельных князей-даймё, а также ограничить прибыли купечества. Правительство поднимало налоги с княжеств, а даймё в свою очередь увеличивали подати с разбогатевших торговцев, ремесленников и представителей сферы искусства. Эти слои обпдества стояли в самом низу социальной лестницы японского обш;

ества, и, несомненно, их достаток вызывал зависть власть предержаш;

их.

Удельные князья в страхе потерять нажитые богатства пытались скрыть свой достаток. Одни стали больше средств тратить на обучение самураев, но не военному делу, чтобы не вызвать подозрений правительства, а сценическому мастерству, в результате чего появилось много известных актеров театра Но. Другие ловко притворялись бедняками, появляясь ко двору в неподобаюш,ей случаю одежде (что было, то и надел). В действительности же в провинциях продолжали процветать ремесла и искусства, тш;

ательно скрытые от чиновников центрального государственного аппарата. Особенной страстью стала роскошная одежда и ткани. Военные часто злоупотребляли привилегиями, чтобы решать свои экономические затруднения.

Достигшие вершин власти самураи в мирный период изоляции страны лишились возможности практиковаться в военных искусствах, однако доспехи хранили и содержали в надлежап];

ем состоянии. Они не могли заш;

итить от огнестрельного оружия, поэтому костюм воина стал парадной одеждой и приобрел декоративный характер. Удобство доспехов уже не имело значения, поэтому самураи стали копировать образцы снаряжения ооёрои прежних эпох.

Самурайство постепенно растворялось в среде городского населения, нередавая в обиход горожан большинство видов как мужской, так и женской одежды военного сословия. Представители военного сословия в повседневной жизни носили то же самое, что и горожане. Однако церемониальная одежда оставалась прежней и правила регламента сохранялись^^. Мужчины стали одеваться гораздо консервативнее, по сравнению с периодом Гэнроку (1688 1704). В костюме чаще присутствовали темные цвета, ткани в полоску или с простым геометрическим орнаментом, однако нижние слои одежды могли быть весьма изысканными. Наиболее типичным костюмом самурайства конца эпохи Эдо стал ансамбль хаори-бакама. Черная накидка хаори с фамильными гербовыми эмблемами стала неотъемлемой частью церемониального костюма военных всех уровней. (Рис. 64) Несмотря на относительную стабилизацию экономического положения придворных, аристократы низких рангов все также испытывали финансовые затруднения, поэтому их жены и дочери нередко вынуждены были сами изготавливать себе одежду. Среди женщин широко распространилось рукоделие, особенно вышивание. Были даже случаи, когда вещи продавали разбогатевшим горожанам и так зарабатывали на существование.

В XVIII - XIX вв. в аристократической среде распространяется такой же повседневный костюм, как и у представительниц военного сословия.

Разница состояла лишь в названиях и качестве тканей. Мотивы орнаментов оставались традиционными и вынолнялись в соответствии с эстетическими вкусами аристократии. Лавки одежды и художники выпускали «каталоги мод», которые имели хождение среди всех слоев общества, поэтому в этот период женская одежда по всей стране приняла примерно одинаковую форму.

Нри сегуне Токугава Ёсимунэ (1716 - 1744) давление на моду несколько ослабло, но государственное сдерживание и контроль продолжались. Во времена правления десятого сегуна Токугава (1760 - 1787) власть оказалась в руках министров, которые растрачивали государственную казну, началось падение нравов верхушки общества.

Период 1787 - 1837 гг. стал самым драматичным в истории янонского костюма и моды. Токугава Иэнари издал законы, известные как указы годов Кансэй (1789 - 1801), однако они не имели значительного эффекта, поэтому в период Бунка-бунсэй (1804 - 1829) наблюдался новый всплеск красок в костюме. Художники активно использовали вышивку и технику резервированной росписи юдзэн-дзомэ, однако действительно выдаюш;

ихся произведений в этой области достигнуто уже не было.

Вместе с тем, как горожане становились все более экономически независимы, костюм стал произведением высокого искусства. Кунечество имело средства заказывать одежды, сплошь покрытые вышивкой или трудоемким стянутым окрашиванием. Костюм этого сословия был настолько роскошным, что военное правительство издало серию строгих ограничительных указов, которые в начале XIX в. изменили эстетические взгляды горожан^^.

В годы Тэмпо (1830 - 1844) вышли указы, полностью запрещавшие производство и торговлю шелком. Мелкие производители дорогих тканей и купцы, которые практически лишались работы и средств к существованию, выступали против этих законов. Недовольство выразилось в ногромах провинциальных управлений, усадеб чиновников и их наместников в деревнях, а киотосцы даже взяли штурмом резиденцию губернатора Киото, после чего государство вынуждено было смягчить ограничения^ \ Законы годов Тэмпо действовали чуть больше года. В это время проводились проверки и обыски домов горожан и театров. Одежду, которая пе соответствовала ограничениям, конфисковывали и уничтожали, даже если это были фамильные реликвии. Верхняя одежда стала более чем скромной расцветки, преобладали оттенки коричневого, синего, черного, хотя нижние слои женского костюма и детские нлатья оставались достаточно яркими.

Роскошные кимоно в старом стиле были разрешены только для свадеб и церемоний. Только спустя 10 лет после отмены указов в верхней одежде горожан постепенно стали появляться яркие цвета.

Ограничения были настолько строгими, что повлекли кардинальные изменения не только в форме костюма, но и в эстетическом мировоззрении горожан. Стиль ики - скрытый шик, невыразимая словами притягательность стал определяющим после ограничительных указов годов Тэмпо. Эстетика ики распространялась на все аснекты повседневной жизни: поведение, речь, одежду и т.д. Проявление ики в костюме выразилось в виде нескольких тенденций. Костюм был призван оттенять индивидуальность человека и концентрировать внимание не на внешности, а на внутреннем мире того, на ком он надет. Орнамент, наполненный символизмом, переместился на изнанку платья. Единственное, что было видно из-под верхнего кимоно, это съемный воротник, который всегда украшали искусной вышивкой. Женпщны считали, что богато украшенная одежда выглядит гораздо привлекательнее, когда ее видно лишь мельком при ходьбе. Умение ловко и ненавязчиво показать подкладку косодэ и нижние слои одежды было одним из главных достоинств женп];

ины в это время. Изменилась цветовая гамма: в моду вошли все оттенки коричневого, синего, серого, т.к. на их фоне кожа казалась светлее.

Цветная гравюра стала важным источником по истории костюма данной эпохи. На работах изображали простых горожан в повседневной одежде, актеров кабуки в сценических костюмах, куртизанок в парадных одеяниях и т.д. Художники Хокусай и Хиросигэ, не смотря на то, что их творчество находилось нод влиянием законов Тэмпо, много внимания уделяли костюму, часто изображая его на своих гравюрах. Хиросигэ также работал и как художник по тканям, поэтому в его работах орнаменты были проработаны более детально.

3.3 Театр Кабуки как отражение тенденций городского костюма.

Первые представления танцовщицы Окуни и ее небольшой трунны датируются 1600 - 1603 гг. Они положили начало женскому театру, названному кабуки, т.к. танцовщицы подражали в одежде молодежному стилю кабукимоно. Женщины исполняли как женские, так и мужские роли'^'^.

Костюмами для последующих представлений кабуки была одежда танцовщиц «веселых кварталов», т.к. трупны формировались именно из куртизанок.

Женский кабуки просуществовал до 1629 г., и был закрыт из-за разгула проституции в труппах.

Однако к этому времени театральные нредставления стали настолько популярными, что правительство вынуждено было отменить запрет, чтобы не провоцировать народные беспорядки. Пытаясь пресечь падение нравов театра, женщинам было запрещено участвовать в представлениях. Повые трунны, в которые входили только юноши стали давать спектакли с 1630 г., по и Вакасю кабуки в 1652 г. был закрыт по той же причине, что и женский театр.

С 1653 г. стал действовать мужской театр Яро: кабуки, после чего начала развиваться теоретическая основа театра. Появилось два жанра пьес - «тандзэп ронпо» о молодых благородньк горожанах и «кэйсэй» - о куртизанках.

Пазвание первого жанра происходило от названия мужского костюма тандзэн, появившегося в период 1652-1654 гг. Этот вид одежды был популярен среди «городских рыцарей» отокодатэ, которые защищали горожан, таких же, как и они сами, от произвола самураев. Тандзэн отличался от другой одежды крупным простым орнаментом, его надевали в общественных банях квартала Канда в Эдо. В то время как все мужчины гладко выбривали макушку головы, отокодатэ отращивали на ней волосы длиной 2,5 см., что было их визитной карточкой и вызовом, существующим норядкам. Они носили два муляжных меча"^, т.к. настоящие мечи могли иметь только самураи^"^. В ньесах о куртизанках иснользовали их настоящие ™ в хрониках говорилось, что у Окуни был возлюбленный, который тоже участвовал в нредставлениях.

Она в этом случае исполняла мужские роли, а он женские.

" Мечи имели характерную квадратную гарду, поэтому назывались мусори-какуцуба-катана.

костюмы, яркие и богато украшенные. (Рис. 79) Реалистичность одежды всех героев постановок создавала оп]ущение особой близости того, что происходило на сцене, с повседневной жизнью. Оба жанра пользовались популярностью, т.к. на сцене люди видели справедливость и благородство, любовь и красоту.

Примерно в конце XVII в. Кабуки вошел в ранг благородных искусств, и его название начали писать не азбукой, а иероглифами, обозначаюш;

ими искусство песни и танца. Появились первые теоретики этого вида искусства.

Итикава Дандзюро I был основоположником первой театральной династии и жанра арагото, для которого создал костюмы и грим кумадори^^. В 1673 г. он открыл в Эдо свой театр.

В январе 1662 г. вышел указ, запреп];

авший актерам вести роскошную жизнь и использовать для украшения сценических костюмов золото, серебро и парчу. Этот указ был спровоцирован широким распространением среди актеров так называемого стиля курамаэ. Кура - известное место в Эдо, где жили купцы самого высокого достатка (фудасаси), которые торговали рисом по всей стране. Естественно, что они могли себе нозволить самую дорогую одежду. Актеры подражали им как в жизни, так и на сцене. В 1668 г. был издан новый указ, еш;

е более ограничивавший возможности актеров. Шелк носить разрешалось, но только не узорчатый. В разрешенный список также входили хлопковые ткани. Для театральных костюмов разрешалось использовать высококачественный гладкий шелк хабутаэ и второсортный шелк цумуги. В качестве орнамента донускалась только полоска и клетка. Запреш;

алась вышивка и роспись тканей, а также использование сиреневых головных уборов и красной подкладки, которая к тому моменту стала основной для костюмов многих персонажей^"^. А также актерам запреш;

алось использовать в спектаклях настоявшие мечи.

Все актеры держали свой собственный сценический гардероб. В зависимости от популярности актера, каждый из них имел разный достаток, а отсюда и качество и количество одежды различалось. В костюмерной театра имелся небольшой набор одежды на всякий случай"^'. Многие ньесы были заимствованы из репертуара кукольного театра Бунраку, а вместе с сюжетами перенимали и костюмы, которые уже хорошо были знакомы зрителям^^. ''^" Актеры Кабуки наряду с куртизанками и гейшами были основными законодателями мод. Они почернывали идеи для сценических костюмов в реальной жизни. Любимые цвета и орнаменты популярных актеров часто находили поклонников среди горожан. Особенно много сделали для развития костюма и моды актеры-оннагата - мужчины, исполнявшие женские роли.

Орнамент «шахматной клетки» вошел в моду после выступлений актера Кабуки Итимацу Садокава, который сделал его своим именным орнаментом.

(Рис. 71) Мотив «конопляные листья» (асаноха) появился еш;

е в период Гэнроку, но рост его популярности был связан с именем актера Сикана из Эдо.

Актер использовал его для пьесы «Симпан Утадзаймон», выступая в роли девушки по имени Осомэ, поэтому орнамент тоже стали называть осомэ^^.

Огино Саванодзё I (1656 - 1704) являлся одним из выдаюшдхся исполнителей женских ролей оннагата. Огино был достаточно высокого роста, и чтобы немного скрыть пропорции тела, в 1689 г. он впервые вышел на сцену в широком поясе оби, что сразу же стало модным и сохранилось в национальном костюме^^. (Рис. 64) В 1755 г. вновь был издан указ о запрете роскошной одежды, т.к. во многих театрах все же использовали в представлениях старые дорогие костюмы. Сёгун Мацудайра Саданобу провел инспекцию театров для изъятия той одежды, которая попадала под действие указа. В ходе этой проверки актеры и театры лишились многих роскошных одеяний. Однако случился небольшой казус. Среди разрешенных тканей был хлопок, который в то время ™ Необходимый комплект состоял из аса-гамиснмо, бодзу неё, хитатарэ, дзюбан, дзюнихитоэ, камисимо, каппа, каригину, кэсин моно (костюм животного), кяхан - гетры, момохики, суо, сикакэ моно - нижнее косодэ, тэнугуи -, тэкко - варежки, ётэн - одежда с широкими раскрытыми рукавами и разрезами по бокам, дзукин - капюшон. Shaver R.M. Kabuki Costume. Tokyo: Turtle, 1990. С. " " Одиим из самых известных драматургов буираку был Сугимори Нобумори, более известный как Тикамацу Мондзаэмон. Он создал многие костюмы для пьес бунраку, которые затем заимствовал кабуки.

Кабуки исё = Каталог выставки «Костюм театра Кабуки». Токио: Сётику, 1998. С. привозили из индийского порта Сантомас. Он был иногда дороже самого лучшего шелка и по качеству мало чем отличался, но так как хлопок не имел популярности среди аристократии, то был разрешен.

В период Бунка-Бунсэй (1804 - 1829) контроль ослабевал, и костюмы стали очень дорогими. Кабуки в это время установил моду на роскошь. Актеры кабуки находились в творческом поиске, желая создать новые костюмы для своих представлений. Одним из источников идей для них являлся аристократический театр Но, однако актерам театра горожан как нростолюдинам было запреш,ено ходить на представления театра Но и видеть его костюмы.

В начале периода Бакумацу (1830 - 1868) начались гонения на Кабуки.

Самураи, терявшие материальное положение, пытались поддержать статус своего театра на высоте за счет принижения статуса Кабуки. Дошло даже до того, что актерам запреш;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.