авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 ||

«Е. И. ОВСЯНКИН НА ИЗЛОМЕ ИСТОРИИ События на Севере в 1917-1920 гг. Мифы и реальность Архангельск, 2007 В книге почётного доктора Поморского ...»

-- [ Страница 13 ] --

Все большее внимание пропагандистской работе в армии уделял сам Мил лер. В письме председателю губернской земской управы Скоморохову от 15 фев раля 1920 года он просил: “прийти… на помощь в смысле поднятия бодрости духа среди населения города Архангельска, путем устройства ряда агитационных соб раний и выступлений, призывающих к одному – спасению во что бы то ни стало Северной области и обороны ее от большевистского нашествия”. В ответ на просьбу Скоморохов резонно отвечал, что “агитационные собрания и застенок – несовместимы”. В письме он писал: “Раздевание донага и порка – порка до остер венения, до сладострастия. Неистовый крик и хихиканье истязателей. Окровав ленных и истерзанных, одних выводят, других вытаскивают. Сильнее и стреми тельнее электрического тока весть разносится по всему фронту. Среди солдат, утопающих в неизвестности, страхе и сомнениях, живущих вследствие этого не сознанием, а только нервами, власть разрастается и ширится и претворяется в форму озлобленности — стихийной ненависти… Какими средствами можно более успешно разрушить фронт, чем теми, какие применяют люди, кощунственно заявляющие о том, что они делают это во имя обороны области…? При нашей застеночной агитации, направленной… к гибели фронта…, собраниями области не спасти” 93.

Своими методами пытался противодействовать пропаганде большеви ков Марушевский, заметив, что он “начал бороться с этою пропагандой, прежде всего, репрессивными мерами, введением полевых судов”. “С помощью печати мною был организован отдел пропаганды в войсках. Мер этих, однако, далеко бы ло недостаточно, и с каждым днем неспокойное настроение населения росло, по рождая панические слухи и ложные известия. Большевики всемерно поддержива ли эти настроения…“ Миллер действовал решительнее. Летом 1919 года он издал приказ о том, чтобы «…при взятии пленных сейчас же путем опросов самих пленных выявлять комиссаров и коммунистов и других злостных большевиков для содержания их под строжайшим надзором как преступников» 95. Особенно резко он выступил по сле восстания в 5-м полку. В приказе, прочитанном во всех воинских подразделе ниях, отмечалось, что “…усилия низкой пропаганды большевиков и все нити из меннических заговоров направляются главным образом против… доблестного корпуса офицеров … Я пришел к убеждению, что с низкими изменниками прави ла обычного правосудия неприменимы”. Он объявил, что военнопленные, заме шанные “…в грязном деле большевистской пропаганды”, которым смертная казнь в свое время была заменена каторгой и тюрьмой, отныне будут своей жизнью от вечать “за каждое покушение на офицерскую жизнь или свободу”. “Каждый волос с головы погибшего при исполнении служебного долга офицера, – гласил при каз, – будет оплачен жизнью большевистских предателей” 96.

Приказы военного командования говорили о его бессилии в борьбе с большевистской пропагандой. Успехи и результативность последней обуславли валась, в конце концов, не количеством листовок и агентов, а в неясности бело гвардейской пропаганды, ее отвлеченности от реалий жизни простого народа. Это понимал и сам Марушевский. “Слабость Северного правительства, – писал он, – была в неясности его политической программы. Если и вывешивались периодиче ски декларации правительства, они встречались с недоверием”. Понятно, что на основе “неясной” программы нельзя было построить ясную пропагандистскую кампанию.

Характерно и то, что пропагандистская работа белогвардейских идеологов становится все более грубой, откровенно антисемитской. Вот один из образчиков их труда. «Солдаты Бронштейна-Троцкого! – говорилось в одной из листовок. – Как кончить войну? Да очень просто: если каждые 333 человека не коммуниста пристукнут хоть одного из этой шайки убийц и преступников, то некому будет и братскую кровь проливать!» Элементы антисемитизма наблюдались в воззваниях и официальных доку ментах союзного командования. “Взгляните на Россию в данный момент, – гово рилось в одной из листовок, подписанной генералом Айронсайдом. – Власть на ходится в руках небольшой кучки людей, по большей части евреев (выделено мной – Е.О.), которые довели страну до полного хаоса. Вся страна находится во власти авантюристов и проходимцев”.

Таким образом, вопреки заверениям командования белой армии ни ее успехи на отдельных участках фронта, ни усиление антисоветской агитации не приносили желаемых результатов. С каждым днем сокращались сроки существования белой власти на Севере, приближался конец и самого образования – Северной области.

18 февраля 1920 года в печати появилось последнее “Воззвание Временного Пра вительства Северной области к населению Северной области”. В этом документе говорилось: «Яд большевистского разложения проник в умы нашей армии, и она, не подкрепленная тылом, потеряла свою стойкость.

На призыв Главнокомандующего о немедленной поддержке свежими силами населения для поднятия настроения – откликнулись лишь единицы. Такие условия при нежелании населения продолжать столь удачно начатое дело борьбы с боль шевиками ставят перед правительством вопрос о возможности в дальнейшем борьбы и необходимости увода из Северной области войск, верных идее демокра тии и верящих в окончательную победу народоправства над большевиками… Только всеобщий, единодушный подъем городского и сельского населения может изменить это решение Временного правительства» 98. Но… подъема не последова ло.

Газета “Наша война”, орган политотдела 6-й армии, публикуя это воззвание, снабдила его ядовитым примечанием: “Таков последний вздох Миллера и его шайки.… Спрашивается: где же народовластие, если на призыв “народного” пра вительства Миллера откликнулись (по его собственному признанию) только еди ницы, а все население пошло к Советам” 99.

Тем не менее, власть пыталась еще и еще раз повлиять на народ, дезинфор мируя его об истинном положении дел. 16 февраля(!) 1920 года, за сутки до паде ния области, выступая перед гласными городской думы, представителями земства, квартальных комитетов и других организаций Миллер все еще говорил о том, что «действительной, серьезной опасности нет… Большевики серьезно наступать не думают, так как не могут» 100. Понятно, что это был заведомый обман обществен ности города.

*** В целом состав белогвардейской армии к моменту падения правительства Северной области был значителен. Выше уже приводились данные о численности и вооружении белой армии.

Однако агонизирующая диктатура была обречена. 3 февраля 54 дивизия под командованием В.Д. Цветаева перешла в наступление и овладела рядом укреплен ных позиций на Северной Двине. Это поколебало настроение белых частей в воз можности сопротивления. 8 февраля на сторону Красной армии перешел 3 стрел ковый полк. Этим воспользовались части 18 дивизии и также двинулись в наступ ление. Эти дни стали полной катастрофой для белых войск: фронт рухнул, войска бросали позиции.

17 февраля белогвардейское правительство, уже готовое покинуть Архан гельск, обсудило вопрос о том, что же делать дальше. После обмена мнениями пять членов «кабинета» во главе с Миллером приняли краткое постановление, главным пункт которого было: «При создавшихся условиях развала Северной об ласти и при отсутствии поддержки верных частей со стороны населения Северной области дальнейшая ее оборона представляется невыполнимой» 101. Правительство утвердило также текст обращения к населению, которое цитировалось выше, пре дусмотрело ряд мер, связанных с выводом из области солдат, уничтожением во енного имущества.

Один из пунктов постановления предусматривал выдачу 6-месячного оклада всем служащим. Для выдачи содержания всем, кто окажется за границей, прави тельство перевело в зарубежные банки всю имевшуюся в наличии валюту на имя Н.В. Чайковского, Н.С. Ермолова, С.Н. Потоцкого, Е.К. Миллера (в общей слож ности 230 тысяч фунтов стерлингов) 102.

Правительство обсудило также вопрос о преемниках власти. Ни земство, ни городская дума не рискнули взять управление городской и губернской жизнью в свои руки. Все они боялись возмездия, ибо «были замешаны в антибольшевист ском движении».

По иронии судьбы 18 февраля в газете "Возрождение Севера" появилась ста тья, решительно одобрившая создание нового эсеровского правительства. "Мы стоим теперь на правильном пути, – утверждалось в ней. – В первый раз за время самостоятельного существования Северной области осуществляется наш лозунг:

ни вправо, ни влево – ни власть буржуазии, ни большевики" 103. Оппозиционерам казалось, что наконец-то они встали на так называемый «средний», или «третий путь», под лозунгом которого пришли в свое время к власти социалисты, сформи ровавшие Верховное управление Северной области. Но жизнь этого пути оказа лась краткой: история отвела ему ровно сутки.

Именно в этот день перед правительством встал вопрос о прекращении своего существования и преемниках власти. Поскольку не рискнул взять ее в свои руки, решили прибегнуть к помощи совета профессиональных союзов. 18 февра ля собрали последний его состав. Состоялось совместное заседание совета проф союзов, генералитета и правительства Северной области. На нем присутствовали 17 человек: пять членов правительства, двое – от земства, трое – от городской думы во главе с городским головой С. Александровым и семь представителей со вета профсоюзов: В.Ф. Петров, И.Д. Преловский, А.Ф. Селянинов, А.М. Королев, Н.Л. Потапов, А.П. Бабошин и Д.Н. Шнеер.

Правительство в последние часы своего пребывания у власти проявило не кий акт "высшей" воли. В его постановлении указывалось, что "в целях обеспече ния безопасности жителей от грабежей и насилий после эвакуации правительства из города наиболее целесообразным является передать полномочия по охране го рода явившимся на заседание семи представителям Архангельских профсоюзных организаций".

Этим же решением правительство наделило совет профсоюзов правом проводить митинги, издавать воззвания к жителям города. Им предоставили ору жие и солдат для охраны складов продовольствия, в их руки были переданы сред ства связи “для сношений с большевиками” 104.

Совет профсоюзов под руководством В. Петрова согласился взять власть в свои руки с условием, что аресты в городе прекратятся. Подписав документ о пе редаче своих функций, Временное правительство сложило свои полномочия. февраля оно в спешке грузилось на ледокол «Минин». Фронтовые части были брошены штабным офицерством на произвол судьбы. А о раненых забыли, как за были и об отряде датчан, составлявших личную охрану Миллера. Те и другие по грузились лишь на отходе.

Ранним утром 19 февраля Север покидали около 650 человек офицеров и их семей. В их числе были 220 сухопутных и около 100 морских офицеров, до солдат, 40 матросов, 66 гражданских и военных чиновников, 7 врачей, 100 жен щин, большей частью жен офицеров, и 65 детей 105.

С судов, рассекавших толстый лед, русские офицеры стреляли по городу из орудий, а рабочая Соломбала отвечала им пулеметной дробью 106.

В тот день со станции Плесецкая в адрес главы Советского правительства ушла телеграмма с пометкой «срочно». Командование 18-й дивизии сообщило весть: «Архангельск в руках рабочих. Поздравляем» 107.

21 февраля 1920 года войска Красной армии вошли в Архангельск. В приказе войскам VI армии ее командующий А. Самойло, приветствуя воинов, сообщил: “В течение всего 18 дней ликвидирована большая часть армии северного правитель ства. Кроме уничтожения живой силы, с 4 по 21 февраля захвачено пленных 3876, орудий 31, пулеметов и автоматов 233, снарядов 12 842, винтовок свыше 18000, бронепоезда, 2 танка, 43 автомобиля, 7 ледоколов, речная флотилия, как боевая, так и транспортная, портовые средства, доки, линейный корабль «Чесма», артил лерийский склад, в коем свыше 75 000 000 патронов, 40 сортов разных гранат, ин тендантский склад с запасами консервов и всяких других продуктов до миллиона пудов, инженерный склад, склад обмундирования, мастерские инженерные и ар тиллерийские…, база всякого сырья и продовольствия, провианта и обмундирова ния, медикаментов и хирургических инструментов”.

Сообщая о том, что он, как командующий армией, приказом Революцион ного военного совета Республики от 21 февраля награжден высшей почетной на градой для красного воина – орденом Красного Знамени, Самойло отметил, что это награждение “…является в то же время оценкой Республикой боевой доблести славных орлов Севера, победивших не только упорного врага, но и суровую при роду” 108.

Завершилась девятнадцатимесячная эпопея борьбы за утверждение власти Советов на архангельском Севере. Газета «Известия ВЦИК» в стиле той поры из вестила об этой победе читателей Советской Республики: «Пал последний оплот контрреволюции на почве Великороссии. Архангельск в руках рабочего класса… Усилиями Красной армии и доблестью героического пролетариата прорублено новое окно в Европу. Врагам русского народа не захлопнуть его никогда».

***... С высоты прошедших лет трудно понять логику поведения действующих лиц исторической драмы, разыгравшейся на Севере в начале 1920 года. На что на деялись архангельские эсеры, настойчиво ратуя за изменение структуры власти, когда было ясно, что вот-вот всё кончится крахом?

Давно известно: ныне живущим легко судить прошлое — значительно труд нее его объяснить. По недавним меркам все эти люди — классовые враги трудо вого народа. Судьба жестоко обошлась со многими из тех, кто оказался в числе защитников «белого дела» на Севере. События гражданской войны и иностранной интервенции обернулись кровавой драмой. Пули и снаряды, болезни и голод, унесли тысячи жизней северян.

С сожалением приходится отмечать, что после победы советская власть ста ла мстить бывшим защитникам «белого дела». Сразу же после освобождения Ар хангельска губЧК начала борьбу с “контрреволюционными” элементами.

В первые недели заключенные делились на три группы: заложники, осуж денные на срок и подследственные. При этом последняя группа закреплялась за девятью различными органами. В зависимости от состава обвинений заключен ные распределялись за комиссией Кедрова, за особым отделом губЧК, за губерн ской следственной комиссией, за революционным военным трибуналом Архан гельской губернии и другими органами.

В короткий срок 156 арестованных были направлены в Вологду и Москву 109.

Только за время с 1 марта по 1 октября 1920 года чекисты арестовали в неболь шом городе 1644 человека, 1312 из них томились в трех лагерях принудительных работ 110. И это, не считая тех лиц, которые были привлечены комиссией Кедрова.

Это означало, что в среднем ежемесячно в тюрьме или лагере оказывалось 235 че ловек. Согласно отчету губЧК за этот срок были арестованы 59 офицеров, 42 свя щеннослужителя, 219 мещан, 642 крестьянина, 91 рабочий, 114 интеллигентов.

Значительно пострадал предпринимательский слой: в заключении оказались торговцев и “буржуа”. 148 из числа лишенных свободы были расстреляны 111. В их числе, по подсчетам губЧК, были 9 заводчиков и крупных собственников, 3 тор говца 112.

Для выполнения столь масштабной акции по выявлению виновных перед со ветской властью время от времени производились обыски населения по заранее намеченному плану, был создан осведомительский аппарат численностью в 50 че ловек 113. Спустя короткий срок после освобождения Архангельска по решению коллегии губернской чрезвычайной комиссии были репрессированы председатель губернской земской управы П.П. Скоморохов, шенкурские земские деятели Е.В.

Едовин и А.А. Ельцов, а также О.И. Антушевич и ряд других активистов земского движения.

Для содержания арестованных складывалась система лагерей для принуди тельных работ. В мае 1920 года в губернии появились Архангельский, Холмогор ский и Пертоминский лагеря. К концу 1920 года сентября в них томилось 1312 че ловек. Учитывая граждан, содержавшихся в тюрьме, численность заключенных достигала 1800 человек. После восстановления советской власти появились за ключенные на Соловецких островах.

Ввиду разбросанности лагерей в 3-х пунктах было сочтено удобным соеди нить их в одном пункте, переведя туда всех заключенных. Подходящим местом для организации лагерей были намечены Соловецкие острова ввиду удобного гео графического положения (расположены на море). Забегая вперед, отметим, что постановлением СНК СССР от 2 ноября 1923 г. организован Соловецкий лагерь принудительных работ Особого назначения и два пересыльно-распределительных пункта в Архангельске и Кеми. Все угодья, здания живой и мертвый инвентарь, ранее принадлежавшие бывшему Соловецкому монастырю передавались безвоз мездно ОГПУ, которое обязано было приступить к организации заключенных для использования на сельскохозяйственных, рыбных, лесных и прочих промыслах.

Постепенно в состав Соловецких лагерей вошли пять отделений, располо женных непосредственно на Соловках, а также в Кеми и других населенных пунк тах. Для представления о масштабах деятельности Соловецких лагерей укажем, что к 1930 году во всех отделениях находилось 57 325 заключенных, в том числе 54 973 мужчины и 2 352 женщины. Непосредственно на Соловках на различных работах было занято 15 834 человека 114.

…Трагичной оказалась участь самого генерал-губернатора Северной облас ти. 22 сентября 1937 года Евгения Карловича Миллера, бывшего в ту пору руко водителем Российского общевоинского союза, похитили в Париже органы НКВД и вывезли в Советский Союз, Миллер был расстрелян и кремирован 11 мая года на основании закона от 1 декабря 1934 года.

Уместно напомнить слова генерала, сказанные им в одном из выступлений в 1928 году. «Были ли напрасны наши жертвы, принесенные на алтарь любви к ро дине. Не судят лишь победителя, а «горе побежденным»: история произнесет свой приговор;

но печальна история народов, которые не знают геройских подвигов во имя любви к Родине, и ничтожна та страна, которая не сумела воспитать самоот верженных сынов». “Нам же, участникам этой борьбы, – заметил он далее, – судьба определила… помнить и молиться за тех, кто смертью своей запечатлел свою любовь к родине…” Тяжкая участь ожидала многих архангельских предпринимателей. Летом 1920 среди других были обвинены в причастности к антисоветскому заговору и расстреляны 14 человек, среди них видные архангельские предприниматели бра тья В.И. и С.И. Коржавины, подрядчик Ф.А. Пермяков, пароходовладелец Д.Н.

Бугаев, а также П.И. Митрофанов, братья М.В. и П.В. Починковы 116. Длительный срок отбыли в заключении представители торгово-промышленного мира М.А.

Ульсен и Я.А. Беляевский.

Бывшие предприниматели лишались не только имущества и подвергались угрозе быть арестованными. Они теряли права на работу. В отчете губЧК за пе риод с 1 марта по 1 октября 1920 года отмечалось, что в это время главная работа губернских чекистов была направлена на “проверку и изъятие бывших владельцев и совладельцев торгово-промышленных предприятий во всех отделах губСНХ и ему подведомственных учреждений”. В ходе этого «исследования» было выявле но 66 человек, 8 из которых были отстранены от должности. Было принято реше ние о том, что все бывшие “буржуи”, которые не имеют согласия центральных ор ганов власти, должны быть немедленно уволены с работы 117. Эта работа продол жалась и позднее.

*** Если попытаться, в конце концов, перешагнуть через нетерпимость, то сле дует признать, что на самом деле наши земляки, в особенности рядовые рабочие и крестьяне, оказавшиеся в белогвардейском стане, не были врагами Отечества. Бо лее того, для всех их не было ничего дороже Родины. Возможно, они ошибались в поисках истины, но в большинстве это были честные и искренние люди, и, види мо, давно пора сделать шаг к примирению между "красными" и "белыми", поду мать об их деяниях не только с ненавистью и раздражением, отражать эти деяния правдиво и с должным тактом.

В наши дни происходит возвращение на родину праха ряда военных деяте лей белого движения. И это демонстрирует «примирение» старых противников, белых и красных. Но этот процесс идет противоречиво и трудно. По прошествии стольких лет после гражданской войны против этого можно было бы не возра жать, если бы одновременно не толковалось в превратном свете все то, что связа но с победой советской власти, если бы не искажались события тех лет. Наряду с рассказами о подвигах белых офицеров незаслуженно замалчиваются имена тех командиров старой царской армии, которые выбрали иной путь. Так, например, совсем забыто имя генерала А.А. Брусилова, так как он после Октября 1917 года стал на сторону советской власти. Это он призвал бывших офицеров идти в Крас ную армию, и служить, не жалея жизни, дорогой России. В рядах Красной армии сражалось до 80 тысяч бывших офицеров — почти столько же, сколько в Белой армии.

Сегодня модно поднимать на щит генералов — Деникина, Колчака, Юдени ча, Врангеля и других, умалчивая о том, что именно они в значительной мере ви новны в развязывании гражданской войны.

Видимо, глубоко прав был русский писатель М. А. Осоргин. Размышляя на эту тему, он еще в далекие 20-е годы XX века писал: «Стена против стены стояли две братские армии, и у каждой была своя правда и своя честь. Правда тех, кто считал и родину и революцию поруганными новым деспотизмом и новым, лишь в иной свет перекрашенным насилием, — правда тех, кто иначе понимал родину и иначе ценил революцию и кто видел их поругание не в похабном мире с немцами, а в обмане народных надежд... Были герои и тут и там;

и чистые сердца тоже, и жертвы, и подвиги, и ожесточение, и высокая, внекнижная человечность, и жи вотное зверство, и страх, и разочарование, и сила, и слабость, и тупое отчаяние.

Было бы слишком просто и для живых людей, и для истории, если бы правда была лишь одна и билась лишь с кривдой, но были и бились между собой две правды и две чести, — поле битвы усеяли трупами лучших и честнейших» 118.

С подобным суждением вполне согласны современные российские историки.

Один из них справедливо отметил: “Примерно семь десятков лет мы героизиро вали и прославляли красных и проклинали белых. Похоже, сегодня они меняются местами. Значит, по-прежнему мы видим в истории одну лишь политику. Подлин ной истории не нужны иконы — ни в красных, ни в белых обрамлениях. Да, крас ные победили. Белые были разбиты. Вполне очевидно, могло быть и наоборот.

Как писал А. Герцен, история стучится во многие двери. Поставим же в своих душах общий памятник — красным и белым, всем убиенным в годы Смуты” 119.

*** Причинны поражения “Белого дела” на Севере. В ходе военного соревно вания “белое дело” на Севере России, несмотря на помощь иностранных госу дарств, потерпело сокрушительное поражение.

Вплоть до недавнего времени в историографии гражданской войны, как в России в целом, так и на Севере, основное внимание уделялось только анализу победоносного опыта сил революции. Историки почти не пытались выявлять при чины поражения антисоветских сил.

Больше внимания этой проблеме уделили бывшие защитники “белого дела”:

военные и общественные лидеры. Известный историк и государственный деятель П.Н. Милюков, осмысливая в эмиграции происшедшее, указал на три фактора не удачи белого движения: “1) недостаточная и несвоевременная, руководимая узко корыстными соображениями, помощь союзников;

2) постепенное усиление реак ционных элементов в составе движения и 3) как следствие второй, разочарование народных масс в белом движении” 120.

Подобный анализ не был признан многими эмигрантами. Бывшие воена чальники сводили дело к неравенству сил, недостаткам оружия, военных кадров и т.д. “Единственной причиной нашего поражения, — отмечал генерал П. Врангель, — являются причины военного характера — неравенство сил, истощение нашей живой силы, наших технических и боевых средств” 121.

Руководители государственных органов белой власти, в свою очередь, ссы лались на неумелое руководство движением. Так, один из создателей кадетской партии Н.И. Астров писал: “Ни одно из правительств (антисоветских — Е.О.) не сумело создать гибкий и сильный аппарат власти, могущий стремительно и быст ро настигать, принуждать, действовать и заставлять других действовать. Больше вики... бесконечно опережали нас в темпе своих действий, в энергии, подвижно сти и способности принуждать. Мы с нашими старыми приемами, старой пси хологией, старыми пороками военной и гражданской бюрократии, с петровской табелью о рангах не поспевали за ними” 122.

Подали свой голос и сторонники “третьего пути”. Глава архангельско го правительства Чайковский, так и не сумевший извлечь выводов из своего по лугодичного правления на Севере, в статье “Грехи белого режима” писал: “Борьбу с большевиками превратили в борьбу с революцией, прежде чем революция окон чилась в умах народа... Войну с большевиками вели как войну с внешним врагом, а не как гражданскую войну, опираясь на силу оружия, а не сочувствие народных масс... Деятелей революции с широкой популярностью устраняли и преследовали.

На ответственные посты назначали людей старого режима... Предоставили пол ный простор и свободу черной прессе Шульгина и Суворина, а левую серьезную печать преследовали. Тем самым подготовляли господство черного шовинизма...

Проводили реакционные меры по землевладению и национальному вопросу... и тем давали оружие для большевистской агитации и местных самостийников” 123.

Отповедь подобным рассуждениям дал упомянутый выше Н. Астров. В сво их замечаниях на рукопись П. Милюкова “При свете двух революций” он не без оснований писал: “Вы не можете представить себе, какая глубокая печаль охва тывает меня, когда я вижу, что еще до сих пор серьезно говорят, что какой-то “ле вый курс” мог бы спасти положение тогда. Левого пути тогда не было. Тогда была революция или сопротивление этой стихии... Трагедия белой борьбы была в том, что она не могла не быть, и в то же время она была обречена. Обвинять же в том, что политика была недостаточно левая, что лозунг “единая и неделимая” погубил дело — это значит упрощать чрезмерно всю иррациональность положения того времени...” 124.

Таким образом, разброс мнений о причинах краха “белого дела” в России среди тех, кто стоял по ту сторону фронта, был велик. Это объяснялось субъек тивными факторами: личной и партийной заинтересованностью того или иного автора, стремлением приукрасить свою роль в истории, свалить вину за пораже ние на своих идейных противников и так далее. К тому же авторы чаще всего ру ководствовались в подходе к оценкам минувшего эмоциями, игнорируя реаль ность и не считаясь с документами.

Столь же неоднозначна оценка причин поражения белого движения на Севе ре, которую давали активные участники антисоветского движения в этом регионе, а также зарубежные исследователи этой проблемы. Более основательно подходят к этой проблеме современные ученые 125. Соглашаясь в принципе с их анализом, хочется четче вычленить некоторые объективные и субъективные причины пора жения антисоветских сил на Севере.

*** Собственно говоря, причины поражения антисоветских сил на архангель ском Севере те же самые, что и в целом в России. Об этом заявил генерал Миллер в одном из послевоенных документов. “В общих чертах, — отметил он, — карти на разрушения армии и развала тыла была примерно та же, что и в Сибири, и на юге: главную роль сыграли неудачи на этих фронтах” 126.

Важным объективным фактором слабости белой армии являлось, во-первых, то, что правительство Северной Области располагало по существу возможностями лишь одной, слабо населенной Архангельской губернии. Численность населения территории, ее экономика не позволяли самостоятельно содержать и снабжать собственные вооруженные силы. Этот фактор отлично понимал генерал Миллер.

Выше отмечалось, что в июле 1919 года он в одной из телеграмм адмиралу Колча ку высказал справедливое опасение, что на обеспечение обороны “изолированной области в течение зимы одними русскими недостаточно прочными войсками рас считывать нельзя” 127.

Антисоветским силам, разбросанным по окраинам бывшей империи, слабо связанными друг с другом, противостояла мощь центральной России с ее круп ными промышленными возможностями, развитой сетью железных дорог, позво лявших быстро передвигать воинские контингенты.

Во-вторых, Временное правительство Северной области, открыто связав себя с иностранными оккупантами, способствовало национальному унижению России.

Военные власти союзников, как это показано в нашей книге, грабили Север, ме шали развитию торговли, что признавали, как генерал Миллер, так и представи тели торгово-промышленного сословия Архангельска. Эти факторы большевики умело использовали в своей пропаганде, внедряя в головы не только солдат, но и офицеров мысль о безнадежности вооруженной борьбы силами одной Северной области, и на этой основе они фактически разложили неустойчивую белую армию, как во время присутствия на Севере союзных войск, так и в особенности после их ухода.

Настроение белой армии в 1919 году имело решающее значение для исхода противостояния на Севере. Солдаты, уставшие от бесконечной войны, сделали выбор в пользу мира, и это предопределило ее окончание.

В-третьих, население Архангельского Севера не поддержало идей и дел бе лого дела. Как отметило Временное правительство области в своем последнем об ращении к населению, “на призыв Главнокомандующего о немедленной поддерж ке свежими силами населения для поднятия настроения – откликнулись лишь единицы”. Достаточно трезвое понимание этой непростой проблемы хорошо вы разил генерал Миллер. Осмысливая итоги своей деятельности на Севере, он пи сал: “Апатия сельского населения, утомленного войной, ни результатов, ни цели которой оно не видело, себялюбивое безразличие городского населения, преиму щественно старавшегося как-нибудь уклониться от военной службы на фронте, одним словом, общее нежелание продолжать вооруженную борьбу приводи ли к курьезной картине, будто бы единственно желающими воевать с большеви ками являются приехавшие откуда-то генералы и офицеры. Отсюда вывод, внушаемый массам, ясен — нужно устранить эти волнения, для чего предать их большевикам или, по крайней мере, бросить их, перейдя на сторону противни ка, обещавшего всякие блага, прекращение войны, возможность всем вернуться домой к мирному труду и т. д. или просто массами дезертируя ” 128.

С этим утверждением генерала вполне солидаризировались коренные жители Архангельска. Как писал журнал общества изучения Русского Севера постепенно “…у солдат и офицеров пропадала надежда на скорую победу. Ко всему этому надо еще добавить известное равнодушие массы населения к делам внутренней политики. Масса, не прошедшая никакой политической и общественной школы, полуграмотная и даже вовсе безграмотная, не отдавала себе отчета в происходив шем. Политическое просвещение шло главным образом от солдат, вернувшихся с фронта, а они были в значительной степени заражены большевизмом, который еще не успел выветриться” 129.

Что касается военной стороны дела, то слабость белой армии на Севере объяснялась громадной протяженностью фронта, который простирался от Кем ского уезда и уходил в глубь Печоры. Такая его растянутость мешала координа ции военных действий. Вследствие этого была постоянная опасность обхода войск. Сопротивление Красной армии не позволило антисоветским силам осуще ствить наступление по Северной Двине и железной дороге.

Очевидны и субъективные факторы слабости белого движения на Севере.

Во-первых, любой активист земского движения, всякий красноармеец, белые офицеры отлично понимали марионеточный характер правительства Чайковского.

Все категории населения знали, что оно оказалось у власти благодаря штыкам иностранных войск, что только при помощи их держалось у власти и поэтому ас социировалось с изменниками своему народу, с главными виновниками граждан ской войны на Севере. Эти положения составляли сильнейший козырь большеви стской пропаганды, которой ничего не могла противопоставить антисоветская идеологическая машина.

Во-вторых, одна из причин слабости северного правительства состояла в не ясности его политической программы. Набор абстрактных идей о самоуправле нии, народоправстве и т.п. дефиниций был непонятен народу. Земские органы, возникшие после февраля 1917 года, не пустили глубоких корней, крестьяне в своем большинстве выступили против земства. А в годы войны часть мест в зем ских органах заняли бывшие советские активисты.

Как отметил в своих воспоминаниях Марушевский, “ декларации правитель ства встречались с недоверием”. Для рабочих и демократии правительство, было, пожалуй, слишком “правым”, для зажиточных классов и для главной массы офи церства мы были определенно “левыми” и “социалистами”. Признание Сибирско го правительства также не внесло ясности в этот острый вопрос”. Он сделал вы вод: “Мне кажется, что именно в этом отсутствии определенной яркой идеи в правительственной работе лежала и большая слабость власти, и задаток разложе ния армии” 130.

В третьих, слабость северного антисоветского фронта проявлялась в отсутст вии сильного лидера, признанного большинством жителей области. Социалист Чайковский, известный в прошлом революционер, не был принят правыми кру гами. Миллер, прибывший в Архангельск в начале 1919 года, воспринимался как военный диктатор. Им были довольны лишь правые контрреволюционеры, в то время как левые земские и профсоюзные лидеры выступали против его правления.

Однако ни Чайковский, ни Миллер не оказались способными объединить силь ную коалицию внутренних сил.

Слабость военного руководства была характерна в целом для бело гвардейского лагеря всей России. Так, например, В. Шульгин высказался по этому поводу следующим образом: “Контрреволюция не выдвинула ни единого нового имени. Колчак, Алексеев, Деникин, Корнилов и др. — все они были отмечены уже старым режимом... Еще в большей степени это касается невоенных... В этом и бы ла наша трагедия" 131.

И, наоборот, советский лагерь имел ярких и признанных лидеров, что яви лось веским аргументом в пользу победы большевиков. Сила последних была в том, что в Советской республике военные власти были поставлены в жесткое под чинение политическому руководству. И этот опыт оказался в условиях граждан ской войны более эффективным.

Среди многих причин военных неудач белого движения немаловажное значение имело то, что вместе с народом против них выступила значительная часть старой русской армии, включая бывших офицеров. Они играли большую роль в руководстве войсками Советской республики, в организации и проведении боевых операций.

На Севере 6-я армия имела в своем составе значительно больше та лантливых военных специалистов, чем белогвардейские вооруженные силы. Сре ди военных руководителей Северного фронта были такие царские генералы, как А.А. Самойло, Д.Н. Надежный, Д.П. Парский, полковники В.М. Гитис, Н.Н. Пе тин, капитан Н.В. Лисовский, поручик В.Д. Цветаев, подпоручик И.П. Уборевич, прапорщик К.И. Пронский и ряд других. Все упомянутые военачальники коман довали в разное время Северным фронтом, 6-й армией, дивизиями и Северо Двинской речной флотилией. Позднее они стали видными советскими военачаль никами.

Другие офицеры предпочли опереться на силы контрреволюции и иностран ных интервентов, потерпели поражение и, в конце концов, оказались в чужих странах, откуда сегодня возвращаются их останки. В частности, в белой армии Северной области заметными и влиятельными фигурами были генералы Е.К.

Миллер, В.В. Марушевский, полковники Л.В. Костанди, А.А. Мурузи и В.А. Жи линский. Что касается ряда других военачальников, то многим из них представи тели иностранного командования, да и сам генерал Миллер дали нелицеприятную оценку их деятельности.

Важнейшим фактором слабости антисоветского движения на Севере была неоднородность его состава. Оно объединяло в своих рядах социалистических и либеральных политиков, полумонархическое офицерство. Правительство, воз никшее как социалистическое, постепенно эволюционировало к военной диктату ре. Противоборство внутри тонкого слоя архангельской элиты приводило к посто янной борьбе внутри него и регулярным кризисам власти.

Генерал Деникин, анализируя позднее опыт Северной области, письма, об ращенные к нему Н. Чайковским, очень точно, на наш взгляд, подметил эту осо бенность внутреннего положения области. Он писал: “Северная область являла пример полного раскола в среде демократии и интеллигенции, неизжитый психоз большевизма в массах и отсутствие в них всякого доверия к своему демократиче скому правительству. Не привлекши на свою сторону буржуазных кругов, это правительство вместе с тем встретило противодействие в широком фронте рево люционной демократии, в членах Учредительного собрания, в партийных органи зациях социал-демократов, социалистов-революционеров, в земско-городском объединении, кооперативах и т.д. Все они вели с правительством длительную борьбу, имевшую главной целью достижение власти. Наряду с этим в начале де вятнадцатого года вспыхивали одно за другим кровавые восстания в войсках…”.

“Очевидно, — заметил Деникин в заключение своего пространного суждения, — формы государственной власти были далеко не основными причинами неуспеха противобольшевистской борьбы...”.

Отметим еще один важный фактор. Всякая диктатура, а тем более военная, прежде всего, сильна ясностью и определенностью своих задач и целей. Между тем уязвимым местом почти всех антисоветских режимов периода гражданской войны в России была позиция непредрешенчества в важнейших социальных и по литических вопросах.

Программа Временного правительства Северной области после прихода Миллера в этом отношении не составляла исключения. В ней ясно формулирова лись только три задачи: во-первых, необходимость вооруженной борьбы с совет ской властью и, во-вторых, по-своему понимаемое, установление “народоправст ва” и порядка. К ним порой добавлялась третья проблема общероссийского зна чения – борьба за создание единой России, воссоздание русской государственно сти. Решение жизненно важных проблем откладывалось до полной победы над большевиками и связывалось с созывом Учредительного собрания России. В од ном из обращений к народу, подписанном членами ВПСО, откровенно говорилось о том, что оно “не считает себя вправе коренным образом разрешать вопросы об щегосударственного значения”.

В принципе позиция непредрешенчества свидетельствовала о том, что лиде ры «белого дела» на Севере плохо понимали специфику гражданской войны, в ко торой наличие конструктивных идей, способных привлечь на их сторону широкие слои населения, имело огромное значение. Этот недостаток программы прави тельства был использован большевиками. Они восполнили пробел противоборст вующей стороны. Листовки большевиков сразу же начали заострять внимание на таких реалиях, как вовлечение иноземцев для борьбы с русским народом, т.е. из мена своему Отечеству, реставрация монархии, восстановление дореволюцион ных порядков и т.д.

В целом рабочий класс, крестьянство Севера относилось первоначально к новой власти в лучшем случае нейтрально, а спустя короткое время, устав от бес конечной войны, от различных поборов, от немощности нового правительства, не сумевшего решить ни продовольственной, ни земельной, ни других социальных проблем, выступило против нее. Наиболее яркое выражение все это нашло в пол ном разложении белой армии, массовом переходе ее солдат на сторону Красной армии, и, в конце концов, в крушении “белого дела” на Архангельском Севере.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Подведем итоги нашего повествования. В книге “На изломе истории” отра жены события, происходившие на древней поморской земле в 1917-1920 гг. По мнению автора, этот отрезок времени представляет собой одну из самых драма тичных страниц истории Архангельского Севера. Больше трех лет регион потря сали революционные перемены, рождение новых органов власти – Советов и зем ства, вооруженное восстание мобилизованных в Шенкурском уезде в 1918 году, вторжение иноземных войск и образование некоего подобия государства – Север ной области, бои подразделений Красной армии с антисоветскими силами, разгул белого и красного террора. Некоторые из этих событий получили всероссийскую и международную известность.

Автор не ставил своей целью дать общий очерк истории края того времени в связном и последовательном изложении. Он стремился привести в систему слож ные события, наполнить издание полузабытыми и вовсе не известными сведе ниями, объективно раскрыть роль отдельных политических, государственных и военных работников. Не автору судить о том, насколько ему удалось решить эти непростые задачи.

*** Крупнейшей вехой в истории России анализируемого нами периода явилась Февральская революция. В результате ее рухнула многовековая русская монархия.

Это событие было с подлинным воодушевлением и даже с восторгом встречено на Севере, и, прежде всего, в губернском центре.

На первых порах казалось, что здесь, как и во всей России, наступила пора всеобщего единения и согласия. Городская дума, не давая себе отчета о характере будущей организации, помогла рабочим создать в Архангельске городской Совет.

За считанные дни в городе появилось 70 партийных и общественных организаций.

Апофеозом торжеств по поводу «вступления России на новый исторический путь» явился «праздник революции», состоявшийся в городе 10 марта. За всю свою историю Архангельск не видел столь массовой манифестации, как в тот день.

Революция, разбудив народ, диктовала свои законы. Рабочий Совет сразу же принял решение «...взять в свои руки управление всеми местными делами». Он вместе с завкомами явочным путем ввел с 24 апреля 1917 года 8-часовой рабочий день, при помощи вооруженных матросов произвел реквизицию продуктов пита ния у имущих сословий, установил контроль за распределением продовольствия, провел ряд других мер. Словом, он действовал как реальная власть.

К осени 1917 года основная масса жителей Архангельска и губернии, не до ждавшись от действий слабого Временного правительства, от революции удовле творения своих желаний, отдала свои симпатии партиям, защищавшим идеи со циализма.

Сенсационными результатами закончились выборы в Учредительное собра ние и городскую думу. 42 места в архангельской думе получили меньшевики и эсеры, кадеты – лишь только 10. Более 60 процентов населения губернии отдали свои голоса во время выборов в Учредительное собрание лидерам губернской ор ганизации правых эсеров — А. А. Иванову и М. Ф. Квятковскому, выступавшим за ликвидацию частной собственности на землю и бесплатную передачу ее кре стьянству.

За время с февраля по октябрь 1917 года на Архангельском Севере, как и во всей стране, Советы почти мирно взяли власть в свои руки. Временное правитель ство, разрушив основы государственности бывшей империи, оказалось не в со стоянии решить насущных проблем, стоящих перед Россией, и проиграло натиску власти, рожденной народными массами. Это был период, когда “низы” сами реша ли свою судьбу.

Переход власти в руки советов под руководством большевиков означал крах буржуазно-либеральной альтернативы, которую пыталось реализовать Временное правительство.

* **...Еще сравнительно недавно советские историки восхваляли Октябрьскую революцию, доказывали истину о том, что “все мы родом из Октября”. В наше время любой вправе иметь о минувшем свое суждение. Но до сего времени не прекратились дискуссии вокруг этого события. Одни считают, что Россия в то время сорвалась с истинного пути. В революции они видят причину всех бед, по разивших позднее нашу родину.


Другие историки, напротив, доказывают, что только благодаря революции Россия превратилась в могущественное государство, сумела отстоять свою неза висимость в годы Великой Отечественной войны, создала передовую науку и культуру.

Нам представляется, что, несмотря на полярность мнений, существующих сейчас по этой проблеме, можно сделать, по крайней мере, три важных вывода.

Прежде всего, Октябрь 1917 года был и остается крупнейшим событием мировой истории, оказавшим влияние на судьбы народов многих стран. Российский экспе римент попытка создать новое, более справедливое общество на земле всегда учитывали политические деятели крупных стран мира. И это происходило незави симо от того, оценивали ли они это явление со знаком “плюс” или “минус”.

Столь же однозначно напрашивается вывод о том, что российская револю ция 1917 года, начиная с февраля, развивалась по классическим канонам, которые проявились еще в XVIIIXIX вв. во Франции. За жирондой неизбежно следуют якобинцы, в ходе развития событий властями навязываются белый и красный террор, возникают гражданская война, хаос, разруха и диктатура, пожирающая, в конце концов, и самих детей революции.

Несмотря на разнообразие подходов и суждений, сторонники любых поли тических взглядов согласны с мнением о том, что двигателем прогресса должна выступать не крутая ломка или перестройка всего и вся, а более “дешевый”, ща дящий народные массы, эволюционный путь развития хозяйственных, общест венных и государственных структур.

Отражением этих положений являются материалы нашей книги. В неболь шом регионе нашли свое выражение все упомянутые нами особенности револю ционного потока 1917 года. Участники тех событий еще не подозревали о том, что впереди их ждут не менее сложные проблемы. События не заставили себя ждать – вслед за революционными потрясениями последовали иностранная интервенция и гражданская война.

* ** По мнению современных исследователей, Россия в целом и ее отдельные ре гионы вступали в гражданскую войну постепенно. Уже с начала XX века в импе рии развернулось крестьянское движение против помещиков и власти за “землю и волю”. В конце концов, оно влилось в общую войну. Своеобразными актами ее проявления явились Февральская революция, июльские события 1917 года, вы ступление генерала Корнилова и свержение левыми радикальными силами Вре менного правительства.

В дальнейшем ситуация усугубилась роспуском Учредительного собрания и заключением Брестского мира. Однако в целом до конца весны 1918 года столк новения противоборствующих сил носили очаговый характер. Рождение антисо ветских вооруженных сил на окраинах империи, вмешательство в дела России иностранных государств постепенно расширяли масштабы борьбы. Большевики и, как правило, возглавляемые ими Советы стремились путем оружия отстоять за воеванные позиции. Антисоветские силы, в свою очередь, использовали воору женную силу для возвращения утраченной ими власти.

Современные историки справедливо полагают, что гражданская война была порождена глубоким социально-классовым, национально-религиозным, идейно политическим и морально-нравственным расколом общества и довела этот раскол до крайней степени, когда он затронул личность, семью, коллектив, нации и на родности, общество 379.

В ходе исследований и дискуссий высказано любопытное определение рос сийской революции 1917 года как комплекса революций, различных по своей классовой и социальной природе, целям и задачам, составу участников, и вместе с тем уникально слившихся воедино и придавших огромную силу революцион ному процессу: пролетарская, крестьянская, солдатская, национальная и регио нальная. В определенном смысле “каждая социальная группа, каждая нацио нальность, каждый регион, каждый город, каждая деревня имели свою собствен ную революцию”.

В этом потоке противоречивых событий преобладало разрушительное, ради кальное начало. Соединение разных революционных потоков в Октябре 1917 г.

явилось источником противоречий и известной слабости, предопределяя будущие проблемы, с которыми столкнулись большевики.

Широкие демократические лозунги и популистские обещания быстро обна ружили свою несостоятельность во многих сферах жизнедеятельности государст ва. Как верно заметил архангельский историк В. Голдин, феномен “демократиза ции” в период гражданской войны и в конце 80-х — начале 90-х годов играл ско рее роль тарана, разрушавшего старые структуры власти, нежели выполнял конст руктивные функции. Политическим лидерам недоставало опыта управления и от ветственности перед народом 380.

Вместе с тем, следует отметить, что в начале гражданской войны и военной интервенции обозначился важный рубеж российской государственности — в ию ле 1918 года была принята первая в истории России Конституция РСФСР. Она за крепила систему государственного управления, основой которой объявлялись Со Цит. по: Голдин В.И. Россия в гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая полови на 1980-х - 90-е годы). Архангельск. Изд. “Боргес”. 2000. С.42.

Там же. С. 43-44.

веты рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов. В ней про возглашались и законодательно закреплялись основы национальной политики, принципы Советской Федерации. С той поры все силы, выступавшие против Со ветской республики, действовали вне рамок конституционного поля. И, наоборот, Советы и правящая партия – коммунисты боролись за всемерное укрепление рос сийской государственности на основе новой законности.

Нельзя не согласиться с мнением русского философа Н.А. Бердяева, кото рый, подводя итоги революции, писал: “России грозила полная анархия, анархиче ский распад. Он был остановлен коммунистической диктатурой, которая нашла лозунги, которым народ согласился подчиниться” 381. Легитимность Советской власти, провозглашенная Конституцией 1918 года, противостояла расплывчатой и неясной позиции непредрешенчества, которую защищали антисоветские силы (сначала победа, потом Учредительное собрание, а затем определение формы го сударственного устройства).

Наш анализ социально-политический ситуации, сложившейся на Севере, подтверждает вышеупомянутые положения. Этот регион на полтора года превра тился в полигон военного противостояния антисоветских сил с молодыми частя ми Красной армии. Север являлся в то время ареной острейшей борьбы не только российского, но и международного масштаба. В Архангельске нашел пристанище почти весь дипломатический корпус во главе со своим дуайеном – послом США Д. Френсисом. Быстро увеличивались в своей численности воинские части той и другой стороны. Всего на Севере побывало до пятидесяти тысяч иностранных солдат и офицеров.

Строго говоря, белые "втянулись" в гражданскую войну вслед за иностран ной интервенцией, как ее "второй эшелон". В. Ленин, говоря об этом, отмечал:

«Всемирный империализм, который вызвал у нас, в сущности говоря, граждан скую войну и виновен в ее затягивании...» 382. Искусственный характер граждан ской войны в России признавали и сами организаторы интервенции, утверждав шие, что без них белое движение быстро потерпело бы неминуемо немедленное поражение. Так, У. Черчилль предвидел, что вывод войск интервентов приведет к гибели всех небольшевистских войск в России: “подобная политика была бы рав нозначна выдергиванию чеки из взрывного устройства. В России будет покончено с сопротивлением большевикам”. Американский президент В. Вильсон, в свою очередь, предупреждал, что последует возмездие, наступит расплата, когда союз ническим войскам придется уйти 383. В конце 1919 года около 50 тысяч насчитыва ла в своих рядах белогвардейская армия, оставшаяся в сентябре 1919 года в оди ночестве, против крепнувших сил Красной армии.

Соединенным силам союзных войск и белогвардейцам противостояли вой сковые части 6-й армии, а также Мурманского, Петрозаводского и Олонецкого участков общей численностью около тридцати тысяч человек.

История сохранила многие свидетельства о боях, происходивших под Шен курском, на Северодвинском и железнодорожном направлениях. Поняв бессмыс ленность своей борьбы, неся значительные потери, иностранные солдаты отказы Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука. 1990. С.109.

Ленин В.И. Полн собр. соч. Т. 39. С. 342..

Цит. по: Интернет версия “За правду до смерти. Или кто и за что сражался на фронтах граждан ской войны”. 2006.


вались быть послушным орудием в руках политиков. Под давлением обществен ного мнения своих стран и ударов Красной армии союзные войска покинули Се вер в сентябре 1919 года.

Белогвардейское правительство и военное командование во главе с опытным генералом Миллером сумели после ухода союзных войск создать крупную по ме стным масштабам армию и укрепить тыл, подавив внутренние беспорядки. Одна ко они оказались неспособны найти эффективный политический выход для нор мализации ситуации: решить сложные военные, финансовые и продовольственные проблемы, обеспечить занятость рабочих. В обстановке поражения белогвардей ских сил на других фронтах решение подобных задач являлось для них утопиче ской иллюзией.

Голод и моральные унижения, испытанные русскими людьми всех классов от пребывания оккупантов на северной земле, вызвали массовое недовольство не только рабочих, но и буржуазии.

В одной из записок руководителей торгово-промышленного союза, на правленной белогвардейскому правительству, читаем: «После изгнания из области большевиков началось господство союзников, или, вернее, англичан, в экономи ческой жизни». Предприниматели протестовали против того, что британское ад миралтейство не разрешало судам иных держав, и в особенности нейтральных стран, посещать беломорские морские порты.

Начиная с сентября 1918 года, в Архангельске несколько раз вспыхивали за бастовки рабочих лесозаводов. Резко высказывались против засилья иноземного командования городская дума, профсоюзы и земство.

Подлинной катастрофой для Временного правительства Северной области явились массовые восстания в армии. В Архангельске, на Онеге и Пинеге, на же лезнодорожном направлении и на Северной Двине в общей сложности за время гражданской войны произошло более двадцати различных по своему масштабу антиправительственных выступлений белогвардейских солдат, большинство ко торых заканчивалось переходом их на сторону Красной армии. Настроения белой армии, являвшейся в тот момент важнейшим средоточением наиболее зрелых сил области, имели решающее значение для всего исхода гражданской войны на Севе ре.

Глубокий экономический и политический кризис, усиливавшийся с каждым днем, привел белое правительство к единственно возможному решению — бежать из Архангельска. Одним словом, в ходе открытого противоборства антисоветские силы полностью проиграли свое дело новой модели российской государственно сти.

*** В нашей книге детально проанализированы причины поражения Белого дви жения на Севере. Напомним здесь главное: антисоветские силы могли противо поставить большевистской пропаганде и мерам, проводимым в жизнь советской властью, только набор идей, как правило, непонятных простому народу. Как рос сийские, так и иностранные исследователи отмечают, что из множества докумен тов и воспоминаний лидеров белого движения даже в наши дни невозможно ре конструировать его программу. В них нет ничего кроме мечты об Учредительном собрании и призывов бороться “За свободу и Россию” 384.

Что касается Учредительного собрания, то один из современных исследова телей не без основания заметил: “…вряд ли из данного Учредительного собрания вышло бы что-нибудь путное. Слишком уж много было в нем общего с предыду щими “Государственными” и “Демократическими” совещаниями, с беспомощным “предпарламентом”. Не обладая ни реальной силой, ни единством, ни практиче ской хваткой, вряд ли оно могло дать России что-то, кроме очередного потока го ворильни” 385.

К этому можно добавить постоянный своего рода надклассовый стер жень программы белого движения — “борьба с советской властью”, которая должна была стать стимулом к сплочению в единый фронт различных политиче ских группировок. Поэтому с самого начала принципом этого движения стало “непредрешение” проблем государственного устройства и внутренней жизни Рос сии до “победы над большевизмом” и созыва национального собрания. Отсутст вие четких ”предрешающих” лозунгов, подобных большевистским — “Мир — на родам”, “Власть — Советам”, “Земля – крестьянам” считалось, по мнению многих участников белого движения, одной из важнейших причин его поражения.

Нами уже отмечалось, что генерал В. Марушевский в своем анализе при чин краха белого дела на Севере также пришел к подобным выводам. “Слабость Северного правительства, – отметил он, – была в неясности его политической программы… Именно в этом лежала слабость власти и задаток разложения ар мии”. Земские органы, возникшие после февраля 1917 года, не пустили глубоких корней, крестьяне в своем большинстве выступили против земства 386.

К этому можно добавить положение о том, что падение Северной области было вызвано не только наступательными действиями Красной армии. Не в меньшей мере оно явилось результатом внутренних процессов, следствием не прекращавшегося политического размежевания между различными социальными силами и классами, порождавшими постоянные политические кризисы и переме ны во властных структурах.

В целом события гражданской войны на Севере обернулись кровавой дра мой. Никогда, видимо, не удастся определить масштабы людских потерь, по несенных Россией в то время. Пули и снаряды, болезни и голод унесли тысячи жизней наших земляков. В ходе военных действий в северном крае бессмысленно погибли 327 английских и 244 американских солдат и офицеров 387.

*** Острая военно-политическая борьба с противниками оказала сильное влия ние на правящую силу – большевистскую партию: постепенно происходил про цесс ее милитаризации. Война породила агрессивность людей, стремление решать сложные проблемы простым путем. Это касалось как политических деятелей, так и обычных людей. Вследствие этого большевики, молодые советские активисты, См. Кара-Мурза С. Гражданская война (1918-1921) – урок для XXI века. М.: изд-во Эксмо, 2003. С.

352-353.

Шамбаров В.Е. Белогвардейщина. Интернетверсия.

Белый Север. Вып. 1. С.341.

Голдин В.И.Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. 1918-1920.МГУ, 1993.

С. 161.

как правило, не имевшие большой культуры, оказались морально подготовлены к применению жестоких мер. Постепенно в стране складывалась бюрократическая система. Советы, а также вся политическая и экономическая жизнь оказались под чиненными руководству единственной большевистской партии.

Подобное поведение новых руководителей прослеживается во всей стране, в том числе и на Архангельском Севере. Эту сторону деятельности всех органов власти, в частности, усиление мер репрессивного характера, мы частично затро нули в шестой части нашей книги.

Таким образом, гражданская война явилась событием, предопределившим дальнейшее развитие советского общества, и стала связующим звеном с после дующей эпохой. Но события, имевшие место в более позднее время – это уже сле дующая глава в истории России и ее северного региона.

Содержание От автора …………………………………………… Глава первая К вопросу о проблемах историографии Архангельского Севера в 1917-1920 гг Глава вторая От Февраля к Октябрю В преддверии революции ……………………… Время перемен ……………………………………………….

Пестрота политических партий …………………………… Февральская революция………………………… Первые дни после краха империи………………………… С верой в свободу…………………………………………….

Советизация Архангельской губернии………… Рождение Архангельского Совета …………………………..

Первые Советы в уездах……………………………………… Становление Архангельского земства…………………….

Первые земские съезды……………………………………….

Советы начинают действовать ……………………………… Создание общественных организаций ……………………… В интересах народа …………………………………………..

Отношения советов с местной властью …………………….

Борьба рабочих за свои права ………………………………..

Жаркое лето 1917 года ………………………………...

После июльских событий……………………………………..

Работа политических партий ……………………………….

Осень 1917 года……………………………………………… Глава третья Победа Октября, установление советской власти «Настроение масс... решительное»…………………………….

Земство и Октябрь 1917 года…………………………………..

Горячие страсти в Архангельском Совете…………………….

Решающее сражение за власть советов…… ………………… РКП(б) становится правящей партией ………………………..

Новый расклад партийных сил ………………………………..

Трудности нового этапа………………………………………….

Губисполком, горсовет и земство……………………………….

“Маймаксанская республика” …………………………………… Советы и экономика ……………………………………………..

На путях к национализации …………………………………….

Продовольственная и финансовая проблемы …………………..

Укрепление обороны Архангельска……………………………..

«Мы временно отступаем, но мы придем»……………………….

Северный фронт был особенно опасным Когда Родина в опасности Советы: сила и слабость.

Глава четвертая Северная область под властью антисоветских сил Этапы антисоветского управления ……………………………… Рождение социалистического правительства.

Начальные шаги деятельности Верховного управления……………………… Реконструкция органов власти …………………………………..

Необходимое отступление Первые шаги рабочей политики ………………………………….

«Наша сила – в единстве»………………………………………… ВУСО и настроение крестьян …………………………………….

Верховное управление и союзное командование ……………….

«Государственный» переворот ………… ……………………….

Начало создания вооруженных сил ………………….. ………… Общее положение губернского центра и Северной области в конце 1918 года Глава пятая 1919 год: время надежд и стратегия отчаяния Смена власти ………………………………………………………..

Военная диктатура: проекты и реальность………………………..

Создать боевую армию… ………………………………………….

Консолидация антисоветских сил ………………………………… Рабочий вопрос……………………………………………………… “Дело Бечина” ………………………………………………………..

Судьба большевистского подполья Временное правительство и аграрный вопрос…………………….

Глава шестая Ликвидация Северной области В поисках спасения ………………………………………………….

Последние правительственные акты ……………………………….

Причины поражения “белого дела” на Севере …………………… Заключение ГААО. Ф. 50. Оп. 110. Д. 8. Л. 57.

ИАОИРС. 1919. № 5-9. С. 132.

Отечество. 1919. 6 июня.

Белый Север. Вып. II. С.41.

Из истории гражданской войны в СССР. Т. 2. С. 714.

Иоффе Г.З. Колчаковская авантюра и ее крах. М.: Мысль. 1983. С. 127-128.

ГАРФ. Ф. 5805. Оп. 1. Д. 488. Л. 6.

Возрождение Севера, 1919, 15 августа.

Заброшенные в небытие...:. С. 323.

Ротштейн Эндрю. Указ. соч. С.150.

Белый Север. Вып. 1.С. 279.

Заброшенные в небытие. С. 346-347.

Миллер Е.К. Борьба за Россию на Севере. 1918-1920 гг./Белый Север. Вып. 1. С.24-25.

Из истории гражданской войны в СССР. Т. 2. С. 725.

ГААО. Отдел ДСПИ. Ф. 8660. Оп. 3. Д. 903. л. 296;

Северный фронт… С. 71.

ГААО. Ф. 1073. Оп. 1.Д. 4. Л. Там же. Ф. 336. Оп. 1. Д. 9. Л. 67.

Там же. Ф. 50. Оп. 110. Д. 9. Л. 94.

Там же. Ф. 336. Оп. 1. Д. 9. Л. 94.

ГААО. Ф. 50. Оп. 110. Д. 9. Л. 78.

Русский Север, 1919, 8 августа Русский Север, 1919, 10 августа Вестник ВПСО. 1919. 23 августа ГААО. Отдел ДСПИ. Ф. 8660. Оп. 3. Д. 903. Л.281.

ГААО. Ф. 50. Оп. 110. Д. 9. Л.81.

Там же. Л. 85.

ГААО. Ф. 1073. Оп. 1 Д. 1 Л. 5.

Белый Север. Вып. II. С. 65-66.

Белый Север. Вып. 1. С.337.

Белый Север. Вып. II. С. 82.

Там же. С. 83.

ГААО. Ф. 50. Оп. 110. Д. 9. Л. Там же. Д. 9. Л. 127- Из истории гражданской войны в СССР. Т.2. С. Вестник ВПСО, 1919, 24 августа.

ГААО. Ф. 50. Оп. 110. Д. 9. Л. 50.

СУР ВУСО и ВПСО. Ст. 581. От 13 октября 1919 г.

ГААО. Ф.50. Оп. 110.Д. 9. Л.79.

Отечество. 1919. 30 сент.

Русский Север. 1919. 16 сентября РГВА. Ф. 39450. Оп. 1. Д. 275. Л. 100.

ГАРФ. Ф. 3811. Оп.1. Д. 539.Л.4.

Там же Л. 3.

В.Чуев. Указ. соч. С.117.

ГАРФ. Ф. 3811. Оп. 1. Д.597. Л. 92;

Среди расстрелянных Д. Хабаров, К. Наумов, А. Гурьев, Ф. Опарин, И. Комашко, С. Овсянников и др.

РГВА. Ф. 39453. Оп. 1. Д 61. Л. 18.

Ротштейн Э. Указ. соч. С.147-149.

ГААО. ОДСПИ. Ф. 8660. Оп. 3. Д. 903. Л. 266.

СУР ВУСО и ВПСО. Ст. 479.

Интервенция на Севере в документах. С. 76.

Там же. С 78.

Из истории гражданской войны в СССР, Т. 3. С. 729.

Заброшенные в небытие. С.365.

ГААО. Ф. 5915. Оп. 1. Д. 14а. Л. 2, 3.

Белый Север.. Вып. I. С. 26-27.

Интервенция на Севере в документах. С. Добровольский С.Ц. Борьба за возрождение России в Северной области. / Белый Север. Вып. 2. С. 90.

ГАРФ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 84. Л. 17.

Там же. Л. 49.

ГААО. Ф. 50. Оп. 110. Д. 32. Л. 19.

ГААО. Ф. 1073. Оп. 1. Д. 12. Л. 6-9.

ГАРФ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 84. Л. 40.

Вестник ВПСО. 1919. 2 ноября.

ГААО. Ф. 69. Оп. 14. Д. 895. Л. 2-3.

ГААО. Ф. 1866. Оп. 4. Д. 8. Л. 383-389.

ГАРФ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 84. Л. 50.

ГААО. Ф. 1073. Оп. 1. Д. 12. Л. 42.

Русский Север. 1920. 4 янв.

ГААО. Ф. 228. Оп. 1. Д.2,3,4, 7, 10, 13 и др.

ГААО. Ф. 336. Оп. 5. Д. 32. Л. 1.

ГААО. Ф. 2069. Оп. 1. Д. 58. Л.42.

Сведения заимствованы из журналов и постановлений Пинежской оценочной комиссии. См. ГААО. Ф.

2069. Оп. 1. Д. 58. Л. 1,18, 30,42, 83, 98, 106 и др.

ГАРФ. Ф. 5867. Оп. 1. Д. 25. Л. 82.

ГААО. Ф. 29. Оп. 1.Т. 2. Д. 2278. Л.66-70.

ГАРФ. Ф. 5867. Оп. 1. Д. 25. Л. 70;

ГААО. Ф. 1073. Оп. 1. Д. 4. Л. 60 об.

Ротштейн Э. Когда Англия вторглась в Советскую Россию. С. 147-149.

ГАРФ. Ф. 16. Оп. 1. Д. 1. Л. 91.

ВЕСТНИК ВПСО. 1919. 12 июня.

Марушевский В.В. Год на Севере (август 1918 – август 1919 г.)/Белый север. Вып.II. C/ 329.

ГААО. ОДСПИ. Ф. 8660. Оп. 3. Д. 903. Л. 215.

РГВА. Ф. 39453. Оп. 1. Д. 5. Л.10, 20;

Д. 6. Л. 9;

Д. 15. Л. 8.

ГААО. Ф. 5915. Оп. 1. Д. 6а. Л. 33.

ГААО. ОДСПИ. Ф. 8660. Оп. 3. Д. 903. Л. 264. Приказы за 1919 год. № Белый Север. Вып. II. С. 211-213;

Ротштейн Э. Когда Англия вторглась в Советскую Россию… С. 147 149.

Архив РУФСБРФ по Архангельской области. Следственное дело на Мартынова Я.А. и др. Подлинник.

ГАРФ. Ф. 5867. Оп. 1. Д. 25. Л. 82;

ГААО. Ф. 336. Оп. 1 Д. 53. Л. 50..

Белый Север. Вып. II. С.267.

ГАРФ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 84. Л. 46.

ГАРФ. Ф. Оп. 1. Д. 25. Л. 52, 57, 76.

Белый Север... Вып. II. С.169-170.

Минц И. Указ. соч. С. 183.

Белый Север... Вып. I. С. 258,326.

Белый север. Вып. II. C. 434-435.

Белый Север. Вып. I. С. 259.

ГАРФ. Ф. 5915. Оп. 1. Д. 6а.. Л. 47.

ГААО. ОДСПИ. Ф. 8660. Оп. 3. Д. 903. Л. 215. Приказ от 26 июля 1919 г.

Там же. Л. 22.

Интервенция на Севере в документах… С. 84;

Белый Север… Вып..2. С. 435-436.

Наша война. 1920. 21 февраля.

Русский Север, 1920,18 февраля.

ГАРФ. Ф.5867. Оп. 1. Д. 25. Л. 147.

Там же. Ф. 5867. Оп. 1. Д. 25. Л.147.

Возрождение Севера. 1920. 18 февраля.

Там же.

ГАРФ. Ф.5867. Оп. 1. Д 99. Л. 2;

Белый Север... Вып. 2. С. 437.

ГАРФ. Ф.5867. Оп. 1. Д. 63. Л. 28.

Интервенция на Севере в документах. С. 93.

Северный фронт… 253-254.

ГААО. Ф. 215. Оп. 3. Д. 37. Л. 14, 14об, 15.

ГААО. Ф. 215. Оп. 3. Д. 38. Л. 1-1об.

ГААО. ОДСПИ. Ф.1. Оп. 1. Д.67. Л. 85об.

В 1921 г. один из главных руководителей репрессивной политики в Архангельске М. Кедров издал пье су “Три года: (опыт социальной драмы): Из эпохи гражд. Войны. 19181920: В 5 д. М.: Госиздат.

1921”. Брошюра является апологией террора против буржуазии Севера. Один из ее героев, некто Г.

Твердов, член ревкома, обращаясь с балкона к людям, среди которых была группа арестованных, в том числе и его отец, огласил смертный приговор осужденным, приказав немедленно привести его в испол нение.

ГААО. Отдел ДСПИ. Ф.1. Оп. 1. Д. 66. Л. 37.

102 Архивная справка ФСБ РФ. Хранится в архиве автора.

Белый Север. Вып. I. С.28-29.

ГААО ОДСПИ. Ф. 1. Оп. 1 Д. 67. Л. 88.

Там же. Ф. 1.Оп. 1. Д. 67. Л. 90.

Осоргин М.А. Ситцев Вражек//Урал. 1989. № 7. С. 86.

“Наука и жизнь”. 2005. № 4, С. 84.

“Наука и жизнь”. 2005. № 4. С. 84;

С первым фактором П.Н. Милюкова вполне солидарен А.И. Сол женицын. Он заметил по этому поводу:“ Сквозь всю гражданскую войну поведение недавних союзников России поражает корыстью и слепым равнодушием к Белому движению – наследнику союзной импера торской России… За всякую помощь свою белым войскам союзники драли вознаграждение – золотом от Колчака,, а на юге России черноморскими судами… И даже до позорности: англичане, уезжая с архан гельского Севера, часть царской амуниции вывезли,… остальное утопили в море, только бы не доста лось белым”. / Солженицын А.И. Двести лет вместе. Ч 2. Гл. 16.

Там же.

Там же. С. 85.

Там же. С. 84-85.

Там же.. С. 84-85.

См., например, Новикова Л.Г. Указ. соч. М., 2004.

Белый север… Вып.. 2. С.438.

Из истории гражданской войны в СССР. Т. 2. С. 725.

Белый север. Вып... 2. С.438.

Известия АОИРС. 1919. № 1-2.

Белый север. Вып.. 1. С.341.

Там же.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.