авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |

«Е. И. ОВСЯНКИН НА ИЗЛОМЕ ИСТОРИИ События на Севере в 1917-1920 гг. Мифы и реальность Архангельск, 2007 В книге почётного доктора Поморского ...»

-- [ Страница 4 ] --

На очередных собраниях, состоявшихся 13 и 22 апреля, кадеты обсудили доклад Н. Мефодиева о работе съезда кадетской партии, констатировали, что кадеты “дали главную группу министров Временного правительства и заняли первое место среди несоциалистических партий”. Собрание приняло устав организации, одобрило решение Временного правительства о подписке на “Заем свободы”, призвало жителей города встать под знамена партии кадетов «всех истинных друзей свободы, не зараженных крайними доктринами» 230.

Через месяц в рядах городской организации состояло уже 130 человек. Распола гая опытными кадрами и собственной газетой "Архангельск", кадеты вели пропаганди стскую и организаторскую работу. 8 сентября 1917 года состоялась губернская конфе ренция кадетской партии. На ней, помимо архангельской, были представлены шенкур ская, онежская и пинежская организации. В состав губкома вошли 14 человек. Предсе дателем губернского комитета партии стал Н.А. Старцев, депутат IV Государственной думы от Архангельской губернии.

Кадеты сразу активно включились в общественную жизнь. Во время избиратель ной кампании в городскую думу они выдвинули 13 кандидатов. Эсеры и меньшевики вели против них резкую пропагандистскую кампанию, призывая население “не голосо вать за друзей помещиков и капиталистов". Но кадеты завоевали в ходе выборов процентов голосов избирателей города и получили в думе 10 мандатов.

Столь же активно кадеты вели избирательную кампанию в Учредительное собра ние, выдвинув кандидатами городского голову г. Шенкурска А.Е. Исупова и общест венного деятеля В.В. Бартенева.

В течение всего последующего периода своей деятельности в Архангельске каде ты выступали против социалистических экспериментов в России, против идеи разжи гания классовой борьбы, видя выход из кризиса в широкой коалиции всех обществен ных сил России.

"Революционная демократия, — призывала газета "Архангельск”, — должна от бросить ложное и презрительное отношение к русской буржуазии и сплотиться со всеми интеллектуальными силами страны для создания сильной и авторитетной цен тральной власти 231.

Однако в целом авторитет кадетов стремительно падал. Партия скомпрометиро вала себя поддержкой корниловского мятежа, политикой продолжения войны до пол ной победы. В немалой степени это объяснялось и политикой “непредрешенчества”, которую защищали кадеты, убеждая народные массы отложить проведение необходи мых реформ до созыва Учредительного собрания. Следствием подобной линии пове дения явился провал партии на выборах в Учредительное собрание. За нее отдали го лоса менее пяти процентов избирателей. Потерпели поражение во время выборов и ар хангельские кадеты: А.Е. Исупов и В. В. Бартенев, набравшие 12 тысяч голосов, в три раза меньше, чем большевики. Несмотря на все усилия, архангельские кадеты к осени 1917 года утратили былое влияние.

*** Подведем итоги. Численный состав основных политических партий в Архан гельске к осени 1917 года отражал объективную расстановку классовых сил: значи тельная часть рабочего класса, матросов и солдат шла за большевиками, абсолютное же большинство населения поддерживало блок социалистических партий — меньше виков и эсеров. Предприниматели и часть интеллигенции стояли на позициях кадетов.

Несмотря на принципиальное различие в подходе к решению многих проблем ре волюции, на первых порах после февраля 1917 года между политическими партиями было и нечто общее. Все они, включая большевиков, выступали за созыв Учредитель ного собрания.

Но чем дальше развивались события, тем глубже становились противоречия и между партиями. На крайнем левом фланге выступали большевики, требовавшие уг лубления преобразований, передачи всей власти в руки Советов и свершения социали стической революции.

К осени 1917 года влияние большевиков повысилось не только благодаря их актив ной роли в подавлении корниловского мятежа. К этому времени основные социали стические партии – меньшевики и в особенности эсеры уже попробовали себя в каче стве министров Временного правительства, но их деятельность не принесла народу ожидаемых им результатов. Большевики оказались единственной социалистической партией, не скомпрометировавшей себя пребыванием во власти. Водрузив на своих знаменах основные лозунги текущего политического момента («долой войну», «земля – крестьянам»), они постепенно набирали вес в обществе и шли к власти.

Большевикам противостоял правый кадетский фланг, выступавший за наведение порядка и дисциплины в армии и стране, за всемерное укрепление буржуазного строя, но, тем не менее, быстро терявший свое былой авторитет. А между этими полюсами искали свое место меньшевики и эсеры. Они то вступали в коалицию с буржуазией и кадетами, то порывали с ними, то поддерживали большевиков (в частности, в период борьбы с корниловщиной), то выступали за сохранение порядка и спокойствия в горо де и губернии.

В целом же обстановка свидетельствовала о бессилии либерально социалистического состава правительства. В течение лета и осени 1917 года власть неуклонно перетекала от кадетов влево, ускользая из рук и ее основного носителя — Временного правительства.

*** Осень 1917 года… Общее положение в стране и на Севере катастрофически ухудши лось к осени 1917 года. С начала Февральской революции прошло полгода, но ни один из коренных вопросов так и не был решен в стране. Продолжалась война, государст венные финансы были истощены, народ бедствовал. “Страна уже падает в бездну окончательного экономического распада и гибели”, — подчеркнул в своем решении об экономическом положении VI съезд РСДРП(б). Подобный вывод имел под собой осно вания. Стало ясно, что усиление радикализма масс, соединенного преимущественно с их общинно уравнительным сознанием, сводило на-нет либерально-демократическую альтернативу, целью которой являлось становление стабильности и формирование гражданского общества.

В октябре в Архангельске, как и во всей стране, отчетливо проявилось глубокое социальное напряжение. Оно выражалось не только в обострении отношений между рабочим классом и предпринимателями, но и в бессилии властей навести элементар ный порядок в городе и губернии. Главноначальствующий был вынужден регулярно публиковать обращения к населению с просьбой придти на помощь милиции в борьбе с преступностью и ростом “анархии”.

Свою лепту в усиление противостояния отдельных групп населения вносила пресса. Журналисты, обретя свободу, сначала обрушили огонь против уже низверг нутого врага — царизма. Они смаковали тайны императорского двора, издевались над распутинщиной, радовались удалению из общественных мест символов старой вла сти: портретов императора и его семьи, изображений двуглавого орла и т. п. Так бы ло и в Архангельске.

Начиная с весны 1917 года социалистические «Известия архангельского совета»

непрестанно воевали с кадетским «Архангельском» и либеральным изданием Максима Леонова «Северное утро». Последние отвечали взаимностью. А затем пресса в один голос выступила против усиливавшегося влияния большевиков. Газеты «Воин гражданин», «Северное утро» в публикациях «Бесы» и «Последнее ярмо» требовали «дать решительный отпор пресловутому Ленину», посадить «ленинскую шайку» в Петропавловскую крепость.

Против подобной пропаганды восстали революционно настроенные моряки. К осени 1917 года основная масса жителей Архангельска и губернии, не дождавшись от революции удовлетворения своих желаний, решительно отдала свои симпатии идеям социализма. Об этом убедительно свидетельствовали итоги выборов в Учредительное собрание и Архангельскую городскую думу.

…14 октября 1917 года в 21 час Архангельская городская дума собралась на экс тренное заседание. На повестке дня — телеграмма министра внутренних дел Времен ного правительства. Министр, констатируя "всё ухудшающееся внутреннее положение страны", призывал "сплотить здоровые элементы населения в целях борьбы с раз вивающейся анархией, которая неудержимо влечёт к гибели". Некоторые из высту павших в качестве главной причины беспокойств в городе называли тяжёлое положе ние широких масс населения. Намечая пути ликвидации "анархии" и "беспорядков", дума и не предполагала хоть как-то изменить положение народа, упор делался на уве личение милиции, силы солдат и усиление карательно-судебного механизма.

Чувствуя, что рабочее движение становится грозной силой, комендант Архан гельска отдал начальнику милиции города несколько распоряжений "на случай вызова для подавления беспорядков", которые приказывал ликвидировать "быстро и реши тельно" 232. Подобные распоряжения получили все воинские части города.

А 15 октября 1917 года комендант Архангельск, как и генерал-майор И. Федоров 28 февраля, указывая на признаки «развивающейся анархии», приказал гарнизону и начальнику городской милиции быть в состоянии повышенной готовности, “при вос становлении порядка действовать…, не останавливаясь перед применением оружия”.

История, набрав обороты, повторялась.

Архангельск, как и вся Россия, жил ожиданием новых событий и непредсказуе мых перемен.

Глава третья ПОБЕДА ОКТЯБРЯ УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ «Настроение масс... решительное». В ночь с 25 на 26 октября в Архангельск стали поступать сообщения о низложении власти Временного правительства и переходе ее “в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Военно революционного комитета”233.

Прежде чем пытаться анализировать ход событий 1917 года на Архангельском Се вере, отметим: октябрьский этап революции в России является одним из самых дис куссионных вопросов в отечественной историографии. Дискуссии вокруг этой про блемы чаще всего сводятся к доказательствам правильности или неправильности из бранного в результате Октября пути.

Историки давно выражают желание освободить изучение событий октября 1917 г.

от конъюнктурных наслоений и превратить их в объект строгого научного анализа.

Российский историк С.В. Тютюкин справедливо заметил по этому поводу: «жизнь бы стро похоронила эти мечты, ибо история, политика и идеология — это близнецы, от делить которых друг от друга даже труднее, чем сиамских братьев и сестер. Наука ис тория всегда обращала свои взоры, прежде всего к власти и истеблишменту, которые давали, дают и будут давать… ее жрецам, и социальный заказ, и материальную под питку. И когда нынешняя российская власть… заявляет, что лимит на революции в России исчерпан, а у нашего истеблишмента само слово «революция» вызывает дрожь…, любой российский историк десять раз подумает, стоит ли ему вообще писать о революции, а если, и сделает это, то постарается использовать в основном темные, мрачные краски, соответствующие ужасам революционного насилия и «смуты» 234.

Это суждение – ключ к пониманию тех суждений, которые сложилась вокруг ос вещения событий Октябрьской революции, переключению внимания историков на описание деятельности белых правительств и политических деятелей антисоветского толка.

В полемике, ведущейся вокруг революции 1917 года, нередко звучит мнение о том, что это явление надо предать анафеме и покаяться перед всем миром за то, что Россия причинила своим поступком себе и всему миру огромные неприятности. Встре чаются утверждения и о том, что “социалистический эксперимент” строился на одном насилии, что вообще октябрьский переворот был контрреволюционным 235 и т.п.

Если же анализировать события 1917 года без политических пристрастий, то их не следует ни восхвалять, ни проклинать. Над ними следует глубже размышлять и де лать выводы. С высоты XXI века, очевидно, что события, последовавшие за Октябрем 1917 года, пошли не по тому пути, каким он представлялся рядовым участникам, а так же и людям, пришедшим к власти в результате падения Временного правительства.

Никакого чуда, т.е. улучшения жизни народа не наступило. Наоборот, произошло ухудшение социально-экономической ситуации. К этому вскоре добавилась полоса во енных испытаний.

Но предоставим слово современникам. Меньшевик Н.Н. Суханов, автор семи томного труда “Записки о революции”, категорически отвергает версию, согласно ко торой Октябрьская революция была «переворотом», результатом «заговора» кучки большевиков. Он отметил: «Говорить о военном заговоре вместо народного восстания, когда за партией идет подавляющее большинство народа, когда партия фактически уже завоевала всю реальную силу и власть, — это явная нелепость» 236.

Сошлемся на мнение авторитетного историка и общественного деятеля России П.Н. Милюкова. В своих воспоминаниях, изданных в 1927 г., он писал о русской рево люции как о глубоком процессе изменения основных структур жизнеустройства. Ли дер кадетов так оценивал Октябрь: «Коммунистическая» революция 25 октября 1917 г.

не есть что-то новое и законченное. Она есть лишь одна из ступеней длительного и сложного процесса русской революции… Большевистская победа в этом смысле лишь продлила общий процесс русской революции. Существенны в этой победе не по верхностная смена лиц и правительств — и даже не перемена их тактик и программ, а непрерывность великого основного потока революционного преобразования России, плоды которого одни только и переживут все отдельные стадии процесса» 237.

Важно понять тот факт, что Октябрьская революция была настолько ожидаемым результатом предыдущего хода событий, что не потребовала большого усилия. Анг лийский историк и публицист Р. Пайпс так охарактеризовал обстановку перед Октяб рем 1917 года: “С марта 1917 года российские правительства часто сменяли друг друга;

ни одно из них не могло обеспечить эффективную власть. В последний месяц своего существования Временное правительство представляло собой «декоративный» режим, не имевший нормально функционирующего кабинета и руководимый слабым диктато ром. Власть, в той степени, в которой таковая вообще существовала, была сосредото чена в Петроградском Совете. По этой причине большевистский переворот 26 октября, проходивший под лозунгом «Вся власть Советам!», казался своеобразной легализаци ей status quo, при котором Советы управляли на деле, не обладая при этом формальной властью” 238.

Несколько десятилетий назад Арнольд Тойнби (Arnold Toynbee —британский ис торик) в труде «Исследование истории» сформулировал важный закон истории: при чиной крушения любой империи в конечном итоге становятся «самоубийственные действия ее лидеров», их неспособность ответить на специфический вызов истории 239.

Каким бы жестким приговором это ни звучало с точки зрения итогов деятельно сти Временного правительства, именно такое определение представляется наиболее уместным для курса, которого оно придерживалось после февраля 1917 года. С подоб ной точкой зрения были согласны современники и многие исследователи истории Вре менного правительства.

*** События, развернувшиеся осенью 1917 года на Архангельском Севере, в основном подтверждают суть тех суждений, которые приведены выше.

Значительная часть архангельских рабочих выступила в поддержку Октябрьской революции. «Мы всецело присоединяемся к Петроградскому пролетариату и гарнизо ну,— заявил на своем собрании коллектив лесозавода «Прютц и К°»,— и поддержива ем их справедливые требования как более правильные для скорейшего достижения со циализма». На собрании рабочие потребовали прекращения войны и установления ра бочего контроля над производством 240.

…28 октября состоялось собрание завкомов Маймаксы, на котором присутствова ли представители социалистических партий, губернского совета профсоюзов, а также профсоюзов судоходных рабочих и служащих, транспортников и исполкома Архан гельского Совета. 150 человек с 12 часов дня до шести вечера обсуждали вопрос: “О событиях в Петрограде”.

Ситуация уникальная: ни один орган власти не влиял на рабочих, они были сво бодны в выражении своего отношения к происходившим событиям, отражая настрое ния сотен тружеников лесозаводов. Каждый оратор говорил о том, как понимал значи мость момента, предлагал и голосовал.

Первым выступил лидер профсоюза лесопильщиков Никифор Васильевич Лева чев. “Нам уже известно о том, – заявил он, – что делается в Петрограде, и потому предлагаю… собранию выяснить вопрос о власти и решить: довериться ли Временно му правительству или военно-революционному комитету в Петрограде...” Дважды брал слово А. П. Диатолович. Он возглавлял губернский совет профсою зов, являлся членом группы меньшевиков-интернационалистов. Он заявил: “В Петро граде в данный момент льется кровь наших товарищей... Единственное наше спасение – соединение всех присутствующих. Если их превосходительства в Петрограде ску шают большевиков, то нами закусят... Во имя спасения революции нам нужно дейст вовать, я призываю вас к поддержке революционного Петрограда”.

Диатолович порицал исполком Архангельского Совета за его бездеятельность в от ветственный момент, настаивал на том, чтобы представители рабочих сказали слово на заседании Совета, намечавшееся на 30 октября.

Более радикальную позицию выразил один из активистов профсоюзного движения Я. Аксенов. “Мы не должны сожалеть об ушедшей власти, – подчеркнул он. – Эта власть плелась в хвосте буржуазии и не пользовалась доверием демократии. Времен ное правительство только способствовало усилению контрреволюции. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, видя, что страна гибнет, решил выступить с оружием в руках”. Он призвал поддержать товарищей в Петрограде и действовать всем дружно”. “Разногласий быть не может”, – заявил он под аплодисменты зала.

Более категоричен был представитель большевистской фракции Совета Я.А. Тим ме. “Среди архангельского пролетариата двух мнений быть не может, – заявил он. – Я уверен, что мы поддержим рабочих Петрограда... Мы долго терпели, но далее не по зволим нас обманывать. Вся власть должна быть Советам. Кто хочет идти направо – пусть идет к кадетам, а кто налево – тот с большевиками. Веря в это, или помрем, или победим”.

В сложной ситуации оказался член исполкома архангельского Совета, меньшевик Г. Успенский. Он доложил о том, что исполком получил весть о событиях в Петрогра де в ночь с 25 на 26 октября и сразу же “организовал революционный комитет для со блюдения порядка”.

Успенский признал: “Восстание не авантюра, как говорят некоторые, а это восста ние всего пролетариата. Возврата к старому быть не может. Если прежняя власть свергнута, то туда ей и дорога… Нужно, чтобы власть была демократическая, которая довела бы страну до Учредительного собрания... Гражданской войны мы должны из бежать… Наша политика должна быть такая, чтобы не разбить силы демократии”.

Таким образом, архангельские социалисты разных направлений, рабочие признали события в столице порождением российской реальности, следствием слабости Вре менного правительства. Разумеется, они по-разному понимали дальнейшее развитие событий. В частности, Успенский, в отличие от рабочих-активистов и большевиков, призвал поддержать не военно-революционный комитет, а комитет спасения револю ции, который состоял из меньшевиков, интернационалистов и эсеров.

В горячей атмосфере собрания чаша весов склонялась в сторону поддержки пи терских рабочих. Докладчики внесли три резолюции. Баранов предложил поддержать революционный комитет в Петрограде и требовать создания власти демократии без цензовых элементов, т.е. без представителей буржуазии. Проект Успенского преду сматривал присоединиться к постановлению ЦИК, признавшим ошибочность тактики Петроградского Совета. По его мнению, комитет спасения должен образовать коали ционную власть. Наиболее радикальным был проект, внесенный Аксеновым. Он ука зывал на необходимость выразить полную поддержку пролетариату и гарнизону Пет рограда в лице Совета рабочих и солдатских депутатов.

Итоги голосования были таковы: за резолюцию Баранова – 25 голосов, 125 против.

Резолюцию Успенского поддержал лишь один человек, 130 высказались против нее и 19-воздержалось. Резолюция Аксенова получила полную поддержку (131 голос за, при 4 против и 15 воздержавшихся).

После детального обсуждения принимается резолюция: “Обсудив вопрос о теку щем моменте и признавая, что страна и революция на краю гибели…, собрание заво дских комитетов выносит:

1. Одобрение поведению Петроградского комитета и гарнизона в их выступлении и свержении Временного правительства;

2. Всемерное и полное доверие и поддержку пролетариату и гарнизону в лице его Совета рабочих и солдатских депутатов и выдвинутого им Революционного комите та” 241.

Таким образом, лидеры рабочего класса губернии поддержали выступление Пет роградского гарнизона. Подобные резолюции были приняты рядом рабочих, матрос ских и солдатских коллективов.

Однако в целом октябрьские события в Петрограде поделили жителей Севера, как и во всей стране, на две группы. Значительная часть активного населения поддержала выступление питерского пролетариата и гарнизона.

Большинство же депутатов Архангельского и уездных Советов, гласных земских собраний остались на позициях безусловной поддержки Учредительного собрания и всемерного укрепления коалиции демократических сил, осуждения восстания Петро градского гарнизона.

Долго шел в Архангельской губернии процесс становления советской власти, подстегиваемый логикой межпартийной борьбы, развитием событий, а также постоян ным давлением сверху новых органов власти, появившихся в результате октябрьских событий.

*** Как же конкретно происходило развитие новой волны революции в Архангель ске? Из всей совокупности сложных проблем, решаемых властями и различными ор ганизациями в те дни, выделим и подробнее рассмотрим лишь одну — превращение Советов в орган реальной власти. Решение этого вопроса было в тот период самым важным фактором для победы на Севере очередного тура революции.

После Октября 1917 года в Архангельске было два центра власти — городская дума и Совет. В том и другом органе преобладающее влияние имели умеренные со циалисты – меньшевики и эсеры. Различие этих структур состояло в том, что в составе думы наряду с социалистами были представлены кадеты. В Совете же наряду с мень шевиками и эсерами было немало большевиков, за которыми шла значительная часть рабочих, матросов и солдат, и это вынуждало Совет считаться с мнением больше вистской фракции.

Реакция исполкома Совета на события в Петрограде была своеобразной. Испол ком не спешил созывать общее собрание депутатов и принял меры к «поддержанию порядка и спокойствия» в городе. С этой целью он создал 26 октября «революционный комитет». В «ревком» вошли 23 человека: представители Архангельского Совета, профсоюзов, городской думы, земской и городской управ, а также армии и флота 242. В качестве основной цели он поставил перед ревкомом задачу “поддержание революци онной дисциплины и порядка”. “Эту свою цель, — подчеркивалось далее в извещении, — комитет будет преследовать со всей энергией, опираясь на весь авторитет и силу ор ганизаций, его выдвинувших” 243.

«Ревком» создал в своем составе бюро, административную и военные секции. Он «принял на себя верховное руководство и управление политической, административ ной, военной, хозяйственной жизнью губернии» 244.

Члены исполкома Совета пытались на рабочих собраниях представить «ревком»

как орган, созданный по подобию Петроградского военно-революционного комитета.

На самом деле «ревком» был органом, выступившим против Октябрьской революции.

В течение всего периода существования (а он действовал до января 1918 года) боль шинство его членов, в том числе и председатель, меньшевик А. Житков, выступали против декретов II Всероссийского съезда Советов.

Делегат этого съезда большевик Т. П. Зинкевич на одном из заседаний говорил о том, что в Архангельском «ревкоме» «столько революционности, сколько в вороне пу ху» 245. А на собрании исполкомов архангельских общественных организаций, состо явшемся 11 ноября, Т. Зинкевич, обращаясь к руководителям ревкома, потребовал:

“Надо прямо сказать о том, ревком идет с нами или против нас”. При этом он, опираясь на полномочия, предоставленные ему мандатом Петроградского военно революционного комитета, предупредил: “Все распоряжения исполкома нами будут приведены в исполнение” 246. Однако это требование не возымело успеха: совещание приняло решение: “Ревком будет действовать так, как действовал до настоящего мо мента”.

Т. П. Зинкевич прибыл в Архангельск после Второго съезда Советов в качестве комиссара Петроградского военно-революционного комитета и пытался вдохнуть в местный «ревком» «революционную душу», потребовал его реорганизации 247. Но это оказалось тщетным. В то время как Совет и его исполком почти бездействовали, го родская дума проявляла завидную оперативность.

26 октября 45 гласных собрались на заседание думы. На повестке дня стоял один вопрос: «Отношение городской думы к происходящим в Петрограде событиям». Реак ция гласных была однозначной — осуждение вооруженного восстания. По этому во просу гласные — представители всех антибольшевистских партий, были единого мне ния: они оценили событие в Петрограде как «безумную авантюру».

Осудив «захват власти большевистскими частями Петроградского Совета», они заявили о решимости «твердо охранять нормальный ход местной жизни» и призвали население города сплотиться вокруг думы «во имя спасения родины и революции» 248.

Таким же образом реагировало на события в Петрограде архангельское земство.

*** Октябрь 1917 года и Земство. Все уездные собрания земских гласных осудили ок тябрьские события в Петрограде.

Гласные Архангельского уезда, собравшись на свое первое собрание, призвали всех крестьян, солдат и матросов «не поддаваться влиянию врагов революции и наро да, теснее сплачиваться вокруг своих самоуправлений и с полным напряжением сил созвать в срок венец выборного строительства – Учредительное Собрание» 249.

Подобное сообщение поступило из Шенкурска. В нем говорилось, что собрание всех демократических организаций города и уезда считает выступление большевиков «тягчайшим преступлением». В уезде организовали комитет спасения революции 250.

Более того, под влиянием Я.П. Леванидова резкую резолюцию, направленную против переворота в Петрограде, принял даже уездный съезд Советов, состоявшийся 4-5 нояб ря 1917 года.

Наиболее острым на Шенкурском съезде советов был вопрос о текущем моменте.

Делегаты обсудили две резолюции, предложенные Я.П. Леванидовым и В.Г. Боговым.

Обе резолюции осуждали выступление в Петрограде, заявляя, что “всякая попытка свержения насильственным путем правительства может вызвать гражданскую войну”, нанести делу революции “непоправимый удар”. В них утверждалось, что только Учре дительное собрание и реформы могут остановить насилие.

Вместе с этим, резолюция Богового в некоторой мере пыталась оправдать “захват власти”, считая, что к этому акту рабочих подготовили “дороговизна, безработица и развал промышленности”.

Более решительный характер носила резолюция, внесенная Леванидовым. По скольку она была единогласно принята делегатами, приведу выдержку из нее:

“Съезд..., с негодованием узнав о преступной попытке большевиков захватить власть за три недели до Учредительного собрания, призывает все крестьянство самыми реши тельными мерами бороться с кадетской и большевистской пропагандой, сомкнуться вокруг Советов крестьянских депутатов и волостных земств для борьбы с заговорщи ками против революции, как слева, так и справа. Полное доверие Совету Российской Республики и вождю народа Керенскому! С нетерпением ждем созыва свободно из бранного Учредительного собрания, передачи всех земель в ведение земельных коми тетов» 251.

Острая дискуссия на съезде разгорелась вокруг роли Советов и земств. Е. Едовин высказался следующим образом: “Советы должны быть зорким часовым на страже ре волюции, но до этой роли они никогда не поднимались и сейчас в большинстве случа ев существуют на бумаге, фиктивно”. Часть выступающих предлагала немедленно распустить Советы, поскольку «после введения земства их роль следует считать сыг ранной». Лишь незначительным числом голосов решили их сохранить до созыва Учредительного собрания и становления земских органов власти 252.

Суммируя сведения с мест, экстренное заседание исполкома архангельского гу бернского совета крестьянских депутатов «в полном согласии с мнением всех уездов губернии» постановило «решительно осудить выступление большевиков», которые, по мнению исполкома, «учинили преступление против воли народа и завоеваний револю ции и ввергли страну в анархию». Исполком призвал все крестьянство “…напрячь свои силы, для осуществления главной задачи – созыва Учредительного собрания – единственного хозяина великой Российской республики” 253.

Однако настроение крестьян постепенно менялось. Прошло немного времени, и га зета “Воля Севера” в редакционной статье «Северное крестьянство в переживаемый момент» сделала признание. “В первое время после переворота, – отмечалось в статье, – отношение крестьян к перевороту было отрицательным. Об этом свидетельствовали письма в газеты, но затем начинается тот же раскол, какой мы видим и в городе. Нет слов, стремление к миру заинтересовало крестьянство, которое устало от войны. Если в первое время в телеграммах содержалась поддержка Временного правительства, то сейчас в большинстве писем ставится вопрос о создании общедемократической вла сти”.

А в резолюциях ряда собраний в Онежском уезде говорилось о поддержке Совета Народных Комиссаров и о передаче власти Советам. Газета опубликовала резолюцию собрания крестьян Подпорожской волости Онежского уезда. Это собрание, состояв шееся 5 ноября 1917 года, обсуждая вопрос о выборах в Учредительное собрание, приняло решение: «подавать голоса за российскую социал-демократическую рабочую партию большевиков, как истинных выразителей воли всего трудового народа».

Чуть позднее собрание крестьян этой волости, проходившее с участием всех воло стных общественных организаций, пришло к выводу о том, что “захват власти Петро градским Советом вызван политикой Временного правительства, направленной про тив трудового народа и его прав, завоеванных революционным путем. Считаем врага ми свободы и революции те демократические группы и партии, которые в угаре побед, дрожа за свою шкуру, остановились на полпути, бросив судьбу России и ее многомил лионного трудового народа Терещенкам, Коноваловым и Керенским… Да здравствует Петроградский. Совет!” Под резолюциями собраний стояли подписи председателя Подпорожской волостной земской управы Каменева и секретаря Ларионова, председа теля собрания Негодяева.

Анализируя новое явление в деревнях губернии, газета сделала вывод о том, что “большевистскому течению во многом способствовали солдаты, возвратившиеся с фронта. Они быстро склоняют крестьян в свою сторону. Это в значительной мере по влияло на результаты выборов в Учредительное собрание. Большевики в деревне по лучают голоса, хотя и меньше, чем эсеры, но гораздо больше кадетов и объединенных социал-демократов. А некоторые волости целиком проголосовали за большевиков” 254.

В целом, однако, подобные резолюции принимались крестьянами немногих волос тей. Большинство уездных земских собраний высказывались против большевиков и кадетов. Как правило, они призывали поддерживать только эсеров и Учредительное собрание. Все это предопределило и выбор гласных на первое губернское земское соб рание, руководство в котором и большинство мест получили правые эсеры.

*** Горячие страсти в Архангельском совете. В отличие от городской думы исполком Совета созвал «экстренное» заседание лишь на пятый день после петроградских собы тий. Ни одно заседание Совета не было столь многолюдным. Передавая накаленную атмосферу, предшествующую заседанию, журналист газеты «Воля Севера» отмечал, что “в фойе, в зале было полно народа. В коридоре кучки спорящих, дело доходит до крика. Настроение повышенное 255.

Председатель Совета меньшевик В. Бустрем пытался оправдать реакцию исполко ма, доказать собравшимся, что все его действия в минувшие пять дней были направле ны на то, чтобы «установить характер развертывающихся событий», а затем поддер жать порядок в городе при помощи созданного с этой целью «ревкома». Посланцы ра бочих М. Новов, Н. Левачев, Я. Аксенов и другие не приняли этого оправдания. Они критиковали исполком за медлительность, за попытку сохранить нейтралитет в острой ситуации. «О событиях узнали 25 октября, а сегодня уже 30,— говорил Аксенов.— Значит, прошла целая неделя. Очевидно, исполком не хотел созывать Совет, чтобы ос таться в нейтралитете. Но возможен ли нейтралитет, когда там, в Петрограде, льется кровь?.. В эту неделю можно было погубить всю революцию» 256.

По поручению фракции большевиков на собрании выступили Я. А. Тимме и М.

С. Новов. Тимме потребовал передачи всей власти Совету. Но умеренные социалисты встретили это требование в штыки. Рабочие поддержали большевиков. Аксенов, отвер гая попытки меньшевиков и эсеров осудить требование большевиков, заявил: “выступ ление в Петрограде отнюдь не большевистская авантюра», а народное восстание, «ибо там восстал весь пролетариат и гарнизон». Он призвал к поддержке Петрограду.

После обсуждения, в ходе которого фигурировало четыре проекта итогового до кумента, большинством голосов (126 против 62) была принята резолюция, предло женная рабочими Маймаксы. Первый пункт этого документа призывал революцион ную демократию объединиться «для создания демократической власти из всех полити ческих партий». Совет предлагал обеспечить созыв Учредительного собрания, пред ложить перемирие на фронтах, выступить за предотвращение разрухи, введения кон троля над производством и передачу земли в ведение крестьянских комитетов 257.

При обсуждении событий в Петрограде резко критиковалась деятельность испол кома. Вследствие этого его председатель В. Бустрем заявил, что исполком «оставляет за собой право поднять вопрос об уходе в ближайшее время в отставку».

*** Отношение трудовых коллективов города и воинских частей к происходившим событиям было неоднозначным. С одной стороны, на ряде предприятий, в частях гар низона принимались резолюции с требованием передать всю власть в руки Совета, проводить в жизнь декреты II Всероссийского съезда Советов и признать Совнарком.

Но, с другой стороны, итогом многих собраний были нечеткие, расплывчатые резолю ции. Это объяснялось тем, что большая часть населения надеялась не на Советы, а на Учредительное собрание, верила в его способность разрешить все вопросы хозяйст венной и политической жизни страны, примирить политические партии в рамках еди ного органа власти, состоящего из всех партий — «от народных социалистов до боль шевиков включительно».

Большевики, развернув агитацию в рабочей среде, стремились добиться повсеме стного признания власти Совета Народных Комиссаров.

Значительную помощь в этой работе большевикам Архангельска оказали при бывшие в город представители Петроградского военно-революционного комитета.

Так, по инициативе последнего здесь оказался член Петроградского ВРК, народный комиссар по делам продовольствия И. В. Мгеладзе 258. 11 ноября 1917 года он высту пил на многолюдном диспуте «Программа и тактика большевиков».

На диспут были приглашены представители всех социалистических партий.

Председателем митинга был большевик М. Боев. В своем письме в Центральный Ко митет РСДРП(б) Иван Васильевич так передал атмосферу диспута.

«На диспут явилось свыше 1500 человек. Огромный зал, хоры, сцена, проходы, фойе — все было переполнено до последней возможности. Эсерам и меньшевикам по зволили говорить лишь после того, как мы об этом просили настойчиво публику. Дис пут начался в 7 часов вечера и без перерыва продолжался до половины второго ночи. В заключение была отправлена петроградскому пролетариату и гарнизону приветствен ная телеграмма [с благодарностью] за героическую борьбу во имя освобождения тру довых масс. Ни одна рука не поднялась против приветствия. Словом, партия наша пользуется исключительным влиянием среди масс. Настроение масс... решительное».

Отмечая далее отсутствие в городе опытных политработников, умеющих высту пать перед массами, И. В. Мгеладзе писал: «Для ЦК, я думаю, ясно то исключительно большое значение, которое для страны имеет Архангельск. Поэтому необходимо не медленно… отправить в Архангельск работника, могущего руководить организацией, Советом и органом Совета — хорошо поставленной ежедневной газетой большого формата» 259.

О справедливости слов столичного эмиссара: «настроение масс... решительное»

— свидетельствовал не только этот митинг, но и состоявшееся накануне его собрание 200 делегатов ротных и судовых комитетов гарнизона. На нем выступили Т. Зинкевич.

И. Мгеладзе, а также активисты Совета. Собрание выработало и утвердило самую рез кую резолюцию из всех, которые принимались коллективами в течение ноября.

«Единственной и законной властью, — гласил ее первый пункт, — является Со вет Народных Комиссаров, выдвинутый II Всероссийским съездом Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Собрание обещает ему самую решительную поддержку».

Вторым было требование солдат и матросов «немедленно передать всю власть в городе в руки Совета рабочих и солдатских депутатов».

Под влиянием настроения населения исполком был вынужден назначить на ноября собрание с обсуждением вопроса о власти. Большевики, готовясь к этому соб ранию, направили своих агитаторов на лесозаводы, в воинские части, порт. Четкую по зицию по отношению к событиям в Петрограде, к вопросу о власти заняли активисты профсоюза транспортников.

Приведем для примера решение правления этого профсоюза от 14 ноября 1917 г.

В нем было заявлено, что «свергнутое Октябрьской революцией коалиционное прави тельство являлось правительством капиталистов и помещиков, что оно “ничего не сде лало для окончания войны, не передало землю крестьянам, не установило рабочий кон троль над производством, не обуздало спекулянтов и мародеров”, подчеркнуто, что “свержение этого правительства явилось безусловной необходимостью”. Правление выразило полное доверие Совету Народных комиссаров и предложило Архангельско му Совету “взять всю власть в свои руки и придерживаться платформы, принятой на 2 м Всероссийском съезде Советов”. Транспортники обещали полную поддержку Сове ту, заявив, что “нейтральность… не может иметь места в настоящее время” 260.

*** Решающее сражение за власть советов. Пленарному заседанию Совета предшество вало состоявшееся 16 ноября собрание членов завкомов и профсоюзных активистов.

Эти два важных заседания имели много сходных черт. То и другое были много численными. На собрании посланцев профсоюзов присутствовало более 300 человек, представлявших 53 различных организации.

Наивысшее представительство – 234 человека – собрало и заседание Совета 17 но ября. На том и другом собраниях, проходивших в зале заседания Совета, выступали одни и те же ораторы – представители рабочих Я. Аксенов и Н. Левачев, большевики Я. Тимме, М. Новов, Т. Зинкевич, эсер Н. Васич, меньшевики В. Бустрем, М. Вяче славов, А. Диатолович.

Главное же состояло в том, что все они обсуждали один вопрос – «О власти в цен тре и на местах». Вследствие разнообразия сил, представленных на собраниях, выдви галось по 5-6 проектов резолюций.

В ходе этих собраний выявилась слабость влияния большевиков среди рабочих, хотя последние отстаивали четкие и последовательные позиции, во многом сходные с большевистскими.

Выступая на собрании членов завкомов и профсоюзных активистов, Я. Тимме зая вил о том, что на расширенном заседании Совета «должен быть положен конец нашей нейтральности, и мы должны признать власть Совета Народных Комиссаров».

«Для Архангельского Совета,— вторил ему в речи, произнесенной 17 ноября, большевик Т. Зинкевич,— позорно не признавать власть Совета Народных Ко миссаров, созданную самим народом» и добавлял, что фракция большевиков «приве дет в исполнение решения СНК всеми имеющимися средствами». Таким образом, в ход шли не только слова, но и обещания действовать в дальнейшем более решительно.

По всем признакам чувствовалось, что большевики, несмотря на их малочисленность, чувствовали себя хозяевами положения.

На заседании Совета была оглашена декларация большевистской фракции, в кото рой давался анализ причин Октябрьской революции, говорилось о роли II съезда Сове тов. «Мы требуем от Архангельского Совета, — гласила декларация, — чтобы он еди нодушно встал на сторону борющихся рабочих, солдат и крестьян. Мы требуем от него решительной поддержки той власти, которая выдвинута II съездом Советов рабочих и солдатских депутатов» 261.

Однако на том и другом собраниях большевистская фракция вынуждена была снять с голосования проект своей резолюции. Большинством голосов утвердили доку мент, предложенный представителями завкомов лесопильных заводов Маймаксы. За эту резолюцию проголосовало 132 депутата, при 51 против и 4 воздержавшихся 262.

Особенность рабочей резолюции состояла в разумном компромиссе и демократиз ме предложенного решения: признавая необходимость единовластия, он содержал формулировку о создании «однородной демократической власти», то есть выражал цель примирить противостоящие силы.

Резолюция обозначила и основные направления деятельности Совета. В ней гово рилось о необходимости принять меры по урегулированию продовольственного во проса, введению контроля над производством, сохранению в губернии «тишины и спо койствия». Она требовала провести реорганизацию милиции, организовать дежурство дружин «из чинов армии и флота», а также сместить всех «комиссаров старого прави тельства».

Таким образом, принятый Советом документ, во-первых, выразился за условную, временную поддержку Совета Народных Комиссаров, подтвердив его право существо вания до создания «однородной демократической власти» и, во-вторых, в нем была оговорка о том, чтобы эта поддержка «не была истолкована в смысле признания дикта туры пролетариата».

Вместе с тем этот документ содержал категорическое требование: “Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов должен взять власть в свои руки и быть руково дящим органом в местной жизни края, проводя через созданные им органы и уполно моченных лиц все мероприятия, требуемые текущим моментом” 263.

Несколько позднее правление профсоюза лесопильных заводов выработало специ альный наказ членам совета, избранным рабочими-лесопильщиками. В этот документ, наряду с уже упомянутыми выше положениями, было включено требование: “обсуж дать все вопросы не с партийной точки зрения, а с классовой”. Поэтому членам сове там предлагалось “не выступать с критикой программ и тактики отдельных социали стических партий”, “не принимать никакого участия в партийной травле одной партии другой, а стремиться к тому, чтобы единство революционного фронта было сохранено, и не допускать попыток разъединения рабочей массы на отдельные партийные груп пы” 264.

Подобное поведение маймаксанских рабочих, вносимые ими резолюции не раз да вали и повод кадетским изданиям издеваться над ними, называть их “политическими младенцами”. Но это не обескураживало посланцев рабочих: они последовательно вели свою линию, настаивая на возможности единства и компромисса между борющимися партиями.

Эсеровская газета «Воля Севера», подводя итоги заседания, подчеркнула, что «на собрании явно господствовало большевистское настроение... Власть в Архангельске перешла в руки Совета».

В этой ситуации исполком, не признававший Октябрьских событий в Петрограде, подал в отставку. Но выборы нового его состава, состоявшиеся 19 ноября, вновь при вели к победе умеренных социалистов. С учетом «пропорционального представитель ства», большевики получили всего лишь 5 мест из 26, в то время как меньшевики про вели 8 своих представителей, эсеры — 5. Солдаты и матросы получили 4, рабочие ле созаводов — 3 места, и от совета профсоюзов вошел один человек 265.

Несколько иное соотношение партийных сил оказалось в президиуме исполкома, где большевикам досталось два места из пяти (Т. П. Зинкевич и С. И. Демидов). Но де ло осложнилось тем, что вошедшие в состав исполкома меньшевики А. Житков, Г.

Муравин, эсер Н. Комяков заявили о своем несогласии с резолюцией Совета от 17 но ября и предупредили, что вошли в исполком не для того, чтобы «исполнять волю большевизма».

Таким образом, создалась парадоксальная ситуация: формально Архангельский Совет 17 ноября провозгласил себя высшей властью в городе, признав при этом глав ным руководящим центром в стране Совет Народных Комиссаров. На деле же испол ком Совета, саботировал выполнение этого решения, а по вопросу о свободе печати, об отношении к Учредительному собранию и ряду других нередко принимал антисовет ские резолюции. Житков заявил на заседании исполкома: “Мы остались в исполкоме не для того, чтобы быть прислугой большевиков, а для того, чтобы быть политическими руководителями Совета”.

Ситуация осложнялась еще и тем, что на власть в городе претендовал «рево люционный комитет», который занимал еще более правые позиции, чем исполком Со вета. 24 ноября этот орган расширил свои полномочия и в специальном извещении объявил о том, что он «принимает на себя верховное руководство политической, адми нистративной и хозяйственно-политической жизнью Архангельской губернии». В со став комитета вошли самые разнородные силы: представители Совета, губернского съезда крестьянских депутатов, а также профсоюзов, армии, флота, земства, городской думы и др. Среди 14 человек в его составе были два большевика – Т. Зинкевич и Ф.

Грикис. Все остальные были членами умеренных партий.

Непоследовательные действия исполкома и «революционного комитета» вызывали недовольство некоторых органов трудящихся, которые категорически отказывались выполнять их решения и предпринимали конкретные меры по осуществлению декре тов Советской власти. Назревал новый конфликт, который можно назвать кризисом местной власти.

Особенно активно действовал Целедфлот. 18 ноября он взял в свои руки управле ние учреждениями Беломорско-Мурманского района, заявив о полном своем подчине нии морской коллегии Совнаркома, и стал управлять флотилией Северного Ледовито го океана. Комиссары Целедфлота, направленные во все части и в штаб главноначаль ствующего Архангельска и района Белого моря, получили право контроля над всеми начальниками береговых учреждений и распоряжениями штаба флотилии.

Целедфлот приостановил действие приказов, изданных до Октября, принял реше ние отстранить от занимаемых должностей контрреволюционно настроенных офице ров, организовал отправку военных грузов из Архангельского порта в Петроград. Эти меры нанесли удар по тем элементам, которые рассчитывали использовать штаб глав ноначальствующего и флотилию в борьбе против Советской власти.

Целедфлот просил «революционный комитет» и исполком Совета обратить вни мание на контрреволюционную направленность газет «Архангельск» и «Северное ут ро». Не дождавшись реакции со стороны Совета, он на своем заседании 8 декабря при нял решение закрыть эти газеты. Его решение гласило: “Закрыть газеты “Архангельск” и “Северное утро”, поставив в известность Совет рабочих и солдатских депутатов и Архангельский революционный комитет”. Исполнение постановления было возложено на Ф. Федорова и А. Вельможного с группой караула в 10 человек 266.

Этот акт явился свидетельством нарастания кризиса в отношениях между органа ми власти и наиболее радикально настроенной частью населения Архангельска – мо ряками. Исполком Совета и «ревком», выступив в защиту «свободы печати», осудили этот акт. Объединенное заседание Целедфлота совместно с представителями судовых и ротных комитетов единодушно одобрило этот шаг моряков, требовало передачи из дательств закрытых газет социалистическим партиям – большевикам и эсерам 267. Его поддержали судовые экипажи, в частности команда ледокола «Святогор». Выразили свою поддержку этому решению рабочие Соломбальского судоремонтного завода и ряда других коллективов.

Столь же непреклонную позицию занял Целедфлот и по отношению к «ревкому».

В одном из своих отношений он просил Совет «в срочном порядке на первом ближай шем заседании» обсудить вопрос о роспуске «ревкома» и, в конце концов, добился его ликвидации.

Таким образом, новая власть оказалась не в состоянии противостоять по существу анархическим действиям моряков. Строго говоря, совет и не мог ничего противопоста вить вооруженным морякам: в его распоряжении не было ни властных структур, ни административных возможностей.

*** В ноябре проходили выборы в Учредительное собрание. Лозунг «Вся власть Учре дительному собранию» в первый период после февраля пользовался широкой попу лярностью у всех общественных сил, в том числе и у большевиков.

В Архангельской губернии, как и в целом в стране, внушительную победу на вы борах одержала партия эсеров. За их кандидатов А.А. Иванова и М.Ф. Квятковского, руководителей губернского Совета крестьянских депутатов и эсеровской организации губернии, проголосовало свыше 106 тысяч человек, в то время как кандидаты боль шевиков – бывший депутат IV Государственной думы М.В. Муранов и первый нарком юстиции Совнаркома Г.И. Ломов (Оппоков) – собрали по 36 тысяч голосов, т.е. в три раза меньше.

В Архангельске за большевистский список проголосовало большинство. Му ранов, например, получил 5776 голосов, тогда как эсеровские депутаты – 5234, а меньшевистские — всего 2765 голосов 268. Еще более убедительно преобладающее влияние большевиков выявилось среди моряков и солдат. Например, в 14-й пешей дружине за М. К. Муранова проголосовали 1045 человек, за меньшевика А. Житкова— 21, а за кадета В. Бартенева—всего лишь 15 человек. Кадеты не напрасно утверждали, что «главные силы большевики черпают среди солдат и матросов» 269.


Несмотря на такое соотношение голосов, большевики заняли радикальные по зиции по отношению к Учредительному собранию. Они стали убеждать трудящихся в том, что Учредительное собрание — не панацея от всех бед», не «хозяин земли рус ской» и что оно получит поддержку Советской власти лишь в том случае, если депута ты собрания одобрят декреты II съезда Советов. В их выступлениях развивалась мысль о том, что под лозунгом «Вся власть Учредительному собранию» сплотились, прежде всего, те силы, которые выступали против Советской власти.

*** РКП(б) становится правящей партией. Активные действия Целедфлота и профсою зов, проводимые в противовес бездействию исполкома Совета, привели к постепенной изоляции последнего, своеобразному кризису доверия ему со стороны основной части депутатов Совета. Это почувствовали сами члены исполкома.

В ответ на сетования меньшевиков и эсеров о неподчинении ряда организаций, в особенности Целедфлота, решениям исполкома Я. Тимме на заседании Совета, так обозначил причину этого явления: «Самочинные выступления моряков и рабочих объ ясняются тем, что исполком злоупотребляет доверием Совета».

Тимме предложил исполкому чаще созывать общие собрания «для разрешения важнейших вопросов» и заявил, что поддержка ему будет обеспечена лишь в случае более решительных действий и выполнении принятых решений. Призыв к коллегиаль ности в решении актуальных задач был верным тактическим ходом: он учитывал, что депутаты Совета в революционной работе быстро левели, и это позволяло боль шевикам укреплять в нем свои позиции.

Так, в декабре 1917 года Совет, выдвигая делегатов на III Всероссийский съезд Советов, принял большевистскую резолюцию, в которой говорилось, что он «высказы вается за Советскую власть, за передачу всей власти Советам и наказывает своим де путатам стоять на страже завоеваний рабоче-крестьянской революции, достигнутых после победоносного восстания революционных солдат, матросов и рабочих 25 — октября». «Архангельский Совет,— провозглашала резолюция,— приветствует рево люционную политику Совета Народных Комиссаров и беспощадную борьбу с имущи ми классами, борьбу за мир во всем мире, землю трудовому народу, хлеб и свободу всем угнетенным» 270. Из трех делегатов, избранных на съезд, двое — М. С. Новов и Я.

А. Тимме — были большевиками.

Совет поддержал линию большевиков и по отношению к Учредительному соб ранию. Дискуссия по этому вопросу разгорелась на заседании Совета 20 декабря. Вы ступая против меньшевиков – Успенского, Бустрема, Муравина и других, Тимме оп ределил подоплеку этой борьбы. «Под видом борьбы за Учредительное собрание,— подчеркнул он,— у Советов хотят вырвать власть и погубить революцию». После об суждения была принята резолюция, предложенная представителем Целедфлота. Она содержала положение о том, что Архангельский Совет поддержит Учредительное соб рание лишь в случае, если оно примет платформу II съезда Советов. В противном слу чае Совет не признает собрания и «примет самые решительные меры к отзыву своих представителей» 271.

Эти примеры показывают, как Совет левел, как в нем усиливало свое влияние радикальное крыло – большевики. Окончательное размежевание партийных сил в Со вете произошло 18 января 1918 года. На пленарное заседание Совета явились 226 че ловек. Все отчетливо понимали значение этого события. «Сегодня генеральное сраже ние,— писала газета «Известия Архангельского Совета рабочих и солдатских депута тов».— Победят ли большевики — вот в чем вопрос» 272.

Большевики победили в упорной и, в общем-то, честной борьбе. Предваритель но было выдвинуто шесть списков кандидатов в состав исполкома: большевистский, меньшевистский, эсеровский, Целедфлота, железнодорожников и рабочих Маймаксы.

По итогам выборов в исполком вошли 9 большевиков, 9 меньшевиков и эсеров и представителей рабочих, поддерживающих большевиков. Таким образом, с учетом го лосов рабочих, представители большевистской организации получили в исполкоме большинство. А на следующий день произошло еще одно крупное событие в жизни Совета: впервые председателем президиума исполкома избрали большевика матроса В. И. Ковицына. Его заместителями стали большевик Т. П. Зинкевич и эсер Н.П. Геор гиевский, секретарем – меньшевик Р.Н. Дмитриев. Избрание большевика на пост председателя Совета не было единогласным. За голосовало 98, воздержалось депутата.

Исполком принял решение о том, что до сформирования губисполкома всю власть по управлению губернией он сосредоточивает в своих руках. В течение месяца Архангельский Совет, находившийся под контролем большевиков, являлся законной властью в городе и всей губернии.

В исполкоме возникла коалиция всех партий, входивших в состав Совета. Эта тенденция четко дала себя знать и после завершения работы I Архангельского губерн ского съезда Советов.

Первый Архангельский съезд Советов рабочих, крестьянских и солдатских депу татов явился важным шагом на пути к стабилизации обстановки в губернии и расши рения влияния Советов. Он состоялся 17-22 февраля 1918 года и получил название объединенного, так как составился из двух съездов: II губернского съезда Советов крестьянских депутатов и I губернского съезда Советов рабочих и солдатских депу татов. В момент открытия первого общего заседания присутствовали 90 делегатов кре стьянского съезда и 57 представителей съезда советов рабочих и солдатских депутатов.

Съезд открыл большевик Т. Зинкевич.

Открытым голосованием в президиум съезда были избраны представители трех партий: от объединенной фракции большевиков и левых эсеров Т. Зинкевич, Г. Иванов, А. Попов, В. Боговой, С. Попов, М. Новов и Ленский. А от меньшевиков и эсеров А. Житков и Н. Васич. На пост председателя избрали председателя исполкома Шенкурского совета, левого эсера Г. Иванова. Иванов, выступая от имени съезда Со ветов крестьянских депутатов, заявил: “Крестьянство давно ждало того момента, когда произойдет слияние крестьян с рабочими, ибо у трудящегося крестьянства и пролета риата одна цель – беспощадная борьба с капиталом” 273.

Съезд обсудил актуальные проблемы жизни губернии. В повестке дня был по стоянный в то время вопрос о текущем политическом моменте, а также продовольст венный, аграрный, денежный, об организации социалистической армии, о земстве и ряд других.

Одним из самых важных был вопрос об организации губернских органов вла сти. Делегаты одобрили декреты Совнаркома, предложили переизбрать волостные и уездные Советы и сформировали исполком губернского Совета. Он формировался по принципу пропорциональной системы. Для голосования были подготовлены списки от трех фракций: от большевиков и левых эсеров, меньшевиков и правых эсеров.

В результате голосования за список № 1 было подано 69 голосов, за список № — 8 голосов и за список № 3 — 27 голосов. Назовем наиболее известных членов ис полкома от каждой из фракций. В числе избранных от большевиков и левых эсеров оказался 21 человек. Среди них: М. С. Новов, Т. П. Зинкевич, Г.А. Иванов, Я. А.

Тимме, А.Н. Попов, А. Г. Зенькович, Н В. Левачев, А. А. Гуляев, С.К. Попов и дру гие. От меньшевиков в состав исполкома вошли А. А. Житков, Е. О. Розин, и Г. М.

Муравин, а от эсеров Н. М. Васич, Г. Кренев, М. П. Георгиевский, М. Н Мартынов, Андрюхин, П. Скоморохов, Ф. Кренев, А Я. Заборщиков, и Вериго.

Таким образом, высший губернский орган власти после завершения выборов ока зался многопартийным. Анализ различных данных показывает, что в составе исполко мов Архангельского городского и губернского Советов длительное время сохранялся баланс разнородных политических партий. Приведем небольшую таблицу 274 :

По состоянию на:

Партии 17.02.1918 19.11. 1917 18.01. Меньшевики 8 (31%) 6 (24%) 3 (9%) Эсеры 5 (19%) 3 (12%) 9 (27%) Большевики 5 (19%) 9 (36%) 12 (37%) Левые эсеры - - 9 (27%) Беспартийные 8 (31%) 7 (28%) ИТОГО 26 (100%) 25 (100%) 33 (100%) Губисполком заявил, что он «принял управление губернией» и развернул рабо ту по укреплению советской власти в губернии. Первым председателем губисполкома был избран 27-летний онежанин, лидер левых эсеров губернии Андрей Петрович По пов. Во время голосования на заседании губисполкома он получил 15, а большевик Я.

Тимме – 13 голосов 276. Позднее А. Попов заявил, что выбор его председателем объяс нялся тем, что он “занимал как бы среднее положение между большевиками и эсера ми” 277. Большевики в блоке с левыми эсерами получили большинство мест в составе губисполкома. Редактором газеты “Известия Архангельского Совета…” стал больше вик Я.А. Тимме. С этого времени началась практическая деятельность местных акти вистов по упрочению власти Советов во всех уездах.

Таким образом, события, происшедшие в ноябре-декабре 1917 года, свидетель ствовали о радикализации в настроениях депутатов Архангельского Совета, переходе значительной части их на позиции большевиков. В то же время в ходе формирования руководящих органов совета, его практической деятельности наблюдалась тенденция к сохранению разумного компромисса между различными партиями.

Подобная ситуация обуславливалась изменением настроений населения губер нии. Во время выборов в Учредительное собрание партии социалистического толка (большевики и эсеры) получили до 60% голосов, т.е. подавляющее большинство. На род тянулся к социализму, т.к. он наделялся пропагандистами того времени самыми привлекательными чертами: идеями справедливости, братства и равенства.

*** Новый расклад партийных сил. После проведения губернского съезда Советов и дру гих перемен роль двух компонентов политической жизни города и губернии – Советов и политических партий – существенно изменилась.

Советы всех уровней (волостные, уездные, городские и губернский) превратились в реальные органы власти. Их сила состояла в том, что многие из них имели уже го дичный опыт своей деятельности. Во-вторых, они решали местные проблемы и прово дили в жизнь решения вышестоящих органов власти.


Изменилось и положение политических партий. Архангельские большевики с ян варя 1918 года, получив преобладание в Архангельском Совете, стали правящей силой.

Начался новый этап в реорганизации местной власти на основе выборов «по партий ным спискам». Новое самоуправление, таким образом, уступило место «партийному руководству из единого центра». Наша история, к сожалению, показала: эта мера за кончилась тем, что одна из партий, став главенствующей, постепенно свела на нет роль остальных, а, в конце концов, и ликвидировала их.

Силы архангельских большевиков были в то время по-прежнему крайне слабы.

Коммунисты объединялись лишь в рамках городской организации. В большинстве рабочих коллективов и в уездах не было партийных организаций.

Во-вторых, в городе остро чувствовался недостаток грамотных организаторов.

Буквально с первых дней установления Советской власти и до июля 1918 года архан гельские большевики постоянно обращались в ЦК партии с просьбой прислать им в помощь опытных работников. Так, в письме от 11 ноября 1917 года Я. Тимме сообщал в ЦК партии о том, что в организации не больше десятка человек, способных сколько нибудь вести организационную работу. Он просил прислать хотя бы одного «более теоретически способного товарища». «Такие люди нам нужны,— убеждал он,— чтобы взять в свои руки Совет рабочих и солдатских депутатов» 278.

В феврале 1918 года Центральный Комитет партии направил в Архангельск В. И.

Суздальцеву, здесь ее избрали секретарем горкома. В марте того же года в город при был Р. П. Куликов. Он активно включился в работу военного отдела губисполкома.

Но кадровая проблема для архангельской партийной организации продолжала быть злободневной. 6 июля секретарь горкома В. И. Суздальцева жаловалась на то, что в губернии «чрезвычайно мало активных работников» и что «уровень сознательности членов партии не высок» 279.

Активные большевики в Архангельске были заняты на советской работе, в проф союзах и других общественных организациях. Секретарь Северного областного коми тета партии 280 Е. Д. Стасова писала в Секретариат ЦК партии К. Т. Новгородцевой:

«...у нас в Северной области отовсюду поступают сведения, что партийная работа на ходится в большом упадке, так как все силы ушли в советскую работу» 281.

Недостаток сил на организационной работе приводил большевиков ко многим просчетам. Только недооценкой значимости ее можно объяснить тот факт, что с опо зданием (спустя более полугода после Октября 1917 г.) большевики города сумели провести первую городскую конференцию. Вследствие этой же причины они смогли создать свой орган печати («Архангельскую правду») только в июле 1918 года.

И это в то время, когда меньшевики и эсеры со страниц своих газет вели посто янную антибольшевистскую пропаганду. Даже архангельские кадеты, то есть предста вители партии, объявленной декретом Совнаркома от 28 ноября 1917 года вне закона, имели в 1918 году свой печатный орган — «Архангельский край».

Большое значение для усиления внутрипартийной организационной работы имело постановление ЦК РКП(б) от 18 мая 1918 года. В нем отмечалось, что все члены пар тии, независимо от рода их деятельности, обязаны выполнять партийные поручения, активно участвовать в работе партийных организаций.

Вслед за этим постановлением последовали два письма Центрального Комитета партии, в которых вскрывались недостатки партийной работы, указывались пути их устранения. В письме, датированном 22 мая, говорилось: "Мы переживаем крайне ост рый, критический период. Острота усугубляется... нашим внутрипартийным состояни ем. В силу ухода массы ответственных партийных работников в деятельность совет скую, значительного сближения партийной работы с советской, благодаря наплыву в нашу партию широких масс, недавно лишь в нее вошедших, стройность и дисципли нированность наших организаций сильно нарушена" 282.

ЦК потребовал от коммунистов укрепления дисциплины, проведения в жизнь всех постановлений партийных центров 283.

Архангельский городской комитет РКП(б) в ответ на эти письма принял поста новление об ответственности коммунистов — работников советских учреждений перед партийными организациями.

К весне 1918 года партийная организация Архангельска заметно выросла. Созда вались организации на лесопильных заводах, на Соломбальском судоремонтном заво де. В мае Ї июне горком провел организационные районные собрания коммунистов в Маймаксе, Соломбале и Исакогорке. 7 апреля 1918 года в "Известиях Архангельского Совета" был опубликован проект устава Архангельской организации РКП(б). В нем определялись структуры городской, районных и заводских партийных организаций.

Значительным событием в жизни коммунистов Архангельска явилась первая го родская конференция. Она начала работу 19 мая 1918 года. Секретарь горкома партии Р.П. Куликов обратил внимание делегатов на трудное положение, в котором находится революция, окруженная со всех сторон "международными хищниками - капиталиста ми", указал на опасность, которая угрожает Северу. "Нам необходимо, Ї говорил Кули ков, Ї в Архангельской губернии заложить прочный фундамент организации партий ных ячеек, шире развернуть политическое воспитание пролетарских масс“.

В выступлениях коммунистов звучала тревога за судьбу советской власти в Ар хангельске. Многие из них докладывали о том, что в своих коллективах по собствен ной инициативе обучаются военному делу, в их распоряжении имеется оружие Ї вин товки с патронами, пулемёты. Они ставили вопрос о расширении масштабов этой ра боты.

Вместе с тем почти все выступающие на конференции сетовали на недостаток партийных работников, говорили о слабой подготовке рядовых членов партии, не по зволяющей коммунистам грамотно опровергать агитацию меньшевиков и эсеров. Член Целедфлота В. Ковицын говорил: "Хотя моряки настроены всецело за советскую власть, но коллектив не организован... нет партийного центра во флотилии... Надо как можно больше агитировать среди моряков, устроить ряд митингов, установить связь с комитетом партии и распространять больше литературы" 284.

Решения конференции определили пути совершенствования работы внутри го родской парторганизации. С этой целью было решено выделить в городе и прилегаю щей к нему зоне семь районов и в соответствии с этим делением создать районные ко митеты партии, сформировать районные и низовые, подчиненные им парторганизации.

В связи с усилением опасности иностранной интервенции постановили воору жить всех членов партии, научить их владеть оружием и создать на предприятиях бое вые дружины. Конференция избрала городской комитет партии. В его состав вошли Р.П. Куликов, М. С. Новов, Я.А. Тимме, В.А. Виноградов, С.Н. Ларионов, Ф.И. Грикис и А.Г. Зенькович 285.

Намеченное конференцией стало претворяться в жизнь. "К июню 1918 года, Ї писала В.И. Суздальцева, Ї в Архангельске уже была объединена работа партийных групп, созданы районы (городской, Соломбальский, Исакогорский, Маймаксанский, порта, экономии, Северодвинский), выбраны районные комитеты" 286. Начал активно действовать клуб коммунистов. Вскоре после конференции вышел первый номер газе ты большевиков "Архангельская правда". Редактором ее стал направленный в Архан гельск Северным областным комитетом РКП(б) Ф.Е. Глущенко.

Весна и лето 1918 года, по оценке самого горкома, были временем "самой на пряженной деятельности организации". Вслед за городской предполагалось провести и губернскую конференцию. В июле в архангельской организации РКП(б) была тысяча коммунистов 287. Но к этому времени большевики имели слабое влияние в уездах.

*** К весне 1918 года завершили создание своей губернской организации левые эсе ры. Это была новая партия, которая сыграла заметную роль в истории губернии.

Партия левых эсеров появилась как оппозиционное политическое течение в пар тии эсеров еще в годы 1-й мировой войны. После Февральской революции 1917 эта часть партии, объединившаяся вокруг газеты “Земля и воля”, выступила с антивоен ными лозунгами. А на III съезде партии (май — июнь 1917) левые эсеры образовали “левую оппозицию”.

На IV съезде эсеров (26 ноября — 5 декабря (8—18 декабря) 1917 г.) левые эсе ры были исключены из партии, а в декабре 1917 они организационно оформились в самостоятельную партию.

В ходе октябрьского восстания левые эсеры поддержали большевиков, вошли вместе с ними в органы власти, участвовали в работе II Всероссийского съезда Сове тов, голосовали за его решения и были включены в состав ВЦИК — Всероссийского центрального исполнительного комитета.

Большевики, учитывая, что левые эсеры признали Советскую власть, вступили в соглашение с ними. В конце 1917 семь левых эсеров вошли в Совнарком: А. Л. Коле гаев стал наркомом земледелия, И. 3. Штейнберг — наркомом юстиции, П. П. Про шьян — наркомом почт и телеграфов.

С некоторым опозданием новое партийное объединение появилось и в Архан гельской губернии. 22 мая впервые в печати появилось обращение ко всем левым эсе рам Архангельска. “До сих пор, Ї говорилось в нем, Ї у нас не было партийной органи зации, мы не знали друг друга и действовали каждый от себя и за себя. Положение, ко торое существовало до сих пор, дальше продолжаться не может. Мы должны немед ленно организоваться и организованно проводить свои идеи". Обращение разъясняло, что для вступление в ряды партии необходимо представить рекомендации двух членов партии или какой-либо профессиональной рабочей организации 288.

Появлению этого обращения предшествовало прибытие в Архангельск предста вителей активистов этой партии из Петрограда. Они создали архангельский оргкоми тет левых эсеров, в состав которого на правах председателя вошел А. Попов и секрета ря Ї П. Олунин. 26 мая состоялось городское организационное собрание, на которое явилось 70 человек. Собравшиеся выработали наказ делегатам на областную конфе ренцию, избрали делегатов и городской комитет, который возглавил А.П. Попов Ї председатель губисполкома.

А 28 мая удалось собрать губернскую конференцию. С правом решающего го лоса на ней присутствовало 29 делегатов, 60 представителей имели право совещатель ного голоса. На конференции присутствовали делегаты от Архангельска, Архангель ского, Холмогорского и других уездов.

Главным итогом конференции явилось создание губкома партии левых эсеров, в состав которого вошли 12 человек. Пять представителей избрали делегатами на Север ную областную партийную конференцию. С той поры среди левых эсеров губернии выделялись своей активностью А. Попов, П. Олунин, П. Шилкин, Н. Спиридонов и ряд других.

История, к сожалению, сохранила мало документов о создании и деятельности местных организаций левых эсеров. Дошедшие архивные сведения сохранили любо пытные подробности этого процесса. Так, например, 10 декабря 1917 года родилась Турчасовская организация этой партии, которую возглавил Матвей Степанович Бахма тов.

Основным направлением своей деятельности члены партии считали «поддержку советской власти в лице ЦИК и СНК». На собрании 15 декабря 1917 г., члены органи зации обсудили наказ членам Учредительного собрания. Они высказались за передачу земель в руки трудового крестьянства, переход власти в руки Советов, немедленное заключение мира, отделение церкви от государства, установление контроля над промышленностью и национализацию наиболее важных промыслов. А в январе года организация единогласно признала «декрет о роспуске Учредительного собрания вполне законным, ибо оно шло вразрез с требованиями народа».

Численность организации составляла 20 человек. В октябре 1918 года большин ство из них вступили в партию большевиков, а затем в Онежский партизанский отряд.

Подобную эволюцию в своих делах и взглядах проделали многие ячейки Шенкурского уезда 289.

В целом левые эсеры губернии выступали вместе с коммунистами за укрепле ние Советской власти, вели идейную борьбу с меньшевиками и правыми эсерами.

Следствием этой коалиции явилось предоставление левым эсерам трети голосов в ис полкоме городского Совета и одиннадцати мест из 25 в губисполкоме, избранном июня 1918 года. По ряду проблем позиции левых эсеров отличались от большевист ских. В частности, в итоговом документе губернской конференции левых эсеров Бре стский мир оценивался как "преступный". В связи с этим они одобрили выход своих представителей из состава Совнаркома. Крайним экстремизмом отличались их про граммные установки, направленные на разжигание мировой революции, на борьбу против "социал-предателей Ї правых эсеров и меньшевиков", "разоружение буржуа зии" 290.

Столь же непримиримо вели себя левые эсеры по отношению к своим старшим братьям Ї правым эсерам, при решении чисто практических проблем. После окончания губернской конференции губком их организации принял решение: выселить руково дство правых эсеров из здания Совета и занять помещение для своей партии. На сле дующий день решение было претворено в жизнь.

Столь же решительно действовали левые эсеры и на местах. Так, упомянутая выше Турчасовская организация, обсудив 21 января 1918 года вопрос «О приобрете нии народного дома для устройства лекций, спектаклей и библиотеки-читальни», по становила: «Отобрать для этой цели церковный дом с выселением из него торговца Ба ранова, для чего войти с докладом на общем собрании граждан Турчасовской волос ти» 291.

Непросто складывались отношения левых эсеров и с коммунистами. Они нередко проявляли крайний максимализм. Например, когда в президиуме губисполкома им предоставили два места из пяти и этим двум дали посты заместителя председателя и секретаря, левые эсеры отказались от работы в президиуме. Они действовали по прин ципу: или все, или ничего.

Июльский мятеж левых эсеров в 1918 году стал для архангельской организации полной неожиданностью. Она не дала оценки этому событию. Наибольшую актив ность проявляла Шенкурская организация, члены которой вплоть до начала 1919 года составляли большинство в составе исполкома уездного совета. Июльский мятеж в Мо скве не изменил состава исполкома. Лишь в начале 1919 года левые эсеры, покинув свою партию, вступили в ряды большевиков.

Что же побудило шенкурских левых эсеров спешно расстаться со своей партией и переметнуться в ряды коммунистов?

В целом левые эсеры губернии не имели четких установок по многим проблемам.

Сумятицу, царившую в умах членов этой партии, отразил в своей автобиографии их лидер А. Попов. В этом документе, написанном в конце 1918 года, он заметил: «До ре волюции я не имел понятия о партиях... Пробыв около двух-трех месяцев в левоэсе ровской организации, стал чувствовать себя не в своей тарелке и вышел из нее еще до московских событий (А. Попов имел в виду июльский мятеж 1918 года- Е.О.). Углу бившись в работу, ознакомившись с государственным аппаратом и ходом революции, в декабре 1918 года я вступил в РКП(б). И не будучи ее членом, я все время проводил в жизнь ее идеи» 292.

Что же спрашивать с молодых активистов этой партии, если сам лидер губерн ской организации слабо разбирался в левоэсеровской теории?

После освобождения Шенкурска от антисоветских сил наступило время расста вания левых эсеров со своей организацией. Они отлично понимали, что в противном случае их политическая судьба будет завершена. А, расставаясь с партией левых эсе ров, они все оставались на своих постах. Расплата за членство в рядах партии многих из них ожидала позднее. Этим актом завершился процесс складывания в Шенкур ском уезде и во всей губернии однопартийной системы.

*** Несмотря на роспуск Учредительного собрания и начавшиеся гонения на умерен ные социалистические партии, они продолжали действовать, давали свои оценки круп ным событиям общегосударственного значения.

27 января 1918 года общее собрание архангельских эсеров обсудило вопрос “О советской власти”. Отметив, что в настоящее время в губернии власти не существует, собравшиеся признали, что “…единственно возможной властью, авторитетной среди трудового народа… может быть только власть Советов”. Поэтому собрание высказа лось за возможность признания местной советской власти, как временной, сочло необ ходимым выборы советов производить на основании всеобщего избирательного права.

Эсеры высказались за вхождение в состав советов “…в целях планомерной организа ции местной жизни, критики большевистской политики с точки зрения интересов рус ской революции и борьбы за действительное народовластие”. Эсеры признали, что раз гон Учредительного собрания гибелен для пролетариата и всей революционной демо кратии” 293.

Активность эсеров проявлялась во всей губернии. В разных местах появлялись новые эсеровские организации. Их создатели, судя по сохранившимся документам, располагали необходимым агитационным материалом, программными заявлениями. И это приносило свои плоды.

Так, 28 марта 1918 года собрание эсеров Воскресенской волости Шенкурского уезда утвердило устав организации, избрало комитет группы, рассмотрело текущие вопросы. Своей основной целью группа ставила объединение всех эсеров волости «для борьбы за полное освобождение всех трудящихся от гнета сильных и богатых, за дос тижение таких справедливых порядков, при которых все средства производства: зем ля, рудники, фабрики, заводы…– не будут принадлежать маленькой кучке народных угнетателей, а станут общенародным достоянием… Все сработанное общим трудом будет распределяться между всеми по справедливости. Организация основывается для борьбы за установление в России социалистических порядков».

Группа, отмечалось далее, будет добиваться: перехода всей земли в общенарод ное достояние для уравнительного пользования всех желающих обрабатывать ее лич ным трудом, закрепления в России народно-республиканского управления с широким самоуправлением общин, волостей, городов, закрепления свободы слова, печати, соб раний 294.

Первая послеоктябрьская весна заметно снизила влияние в городе и всей губер нии партий меньшевиков и правых эсеров. Это явилось следствием атак большевиков и левых эсеров против этих партий, объявленных "дезертирами социалистической борьбы". Нападки, усилившиеся в марте, подогревались началом предвыборной борь бы. Предстояли выборы в городской Совет и делегатов на II губернский съезд Сове тов.

Со страниц газеты "Известия Архангельского Совета", которую редактировал большевик Я. Тимме, не сходил призыв: "Ни одного голоса лжесоциалистам правым эсерам и меньшевикам!" Она призывала голосовать только "За Российскую Коммуни стическую партию – единственную выразительницу интересов рабочих и крестьян".

Меньшевики и правые эсеры не оставались в долгу. Газеты "Север", "Северный луч" вели пропаганду за Учредительное собрание, против "предательского Брестского мира". Они обвиняли большевиков в установлении "диктатуры над пролетариатом и крестьянством". "Из обещаний хлеба, мира и свободы, Ї писала газета "Северный луч" 21 июня, Ї пролетариат получил солому, гражданскую войну и тюрьмы".

Несмотря на нападки большевиков и левых эсеров, меньшевики и правые эсеры смогли провести в состав городского Совета 66 своих представителей. Слабее их пози ции оказались в губернском совете, где умеренные социалисты получили всего лишь одиннадцать мест.

Влияние этих партий в Советах было сведено к нулю насилием сверху. Согласно решению ВЦИК от 14 июня 1918 года меньшевики и правые эсеры во всей республике выводились из состава исполкомов Советов. Этот акт окончательно подорвал даль нейшие возможности существования в стране многопартийной системы. Сказывался постоянный российский менталитет: все несогласное исключать из сотрудничества 295.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.