авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

«Е. И. ОВСЯНКИН НА ИЗЛОМЕ ИСТОРИИ События на Севере в 1917-1920 гг. Мифы и реальность Архангельск, 2007 В книге почётного доктора Поморского ...»

-- [ Страница 5 ] --

*** Трудности нового этапа. В истории послеоктябрьского периода деятельности Сове тов исследователи выделяют два этапа 296. Первый Ї с октября 1917 по апрель 1918 го да Ї определяется как период становления Советов, а время с апреля по июнь 1918 года Ї как период их укрепления. Такую периодизацию с полным правом можно отнести и к истории советского строительства в Архангельской губернии, в особенности к исто рии его городского Совета. Каждый из этих периодов имел свои особенности, но об щим для них оставалась продолжавшаяся вплоть до июня 1918 года борьба за едино властие Совета.

К весне 1918 года в Архангельске действовал не только городской, но и губерн ский Совет. Наряду с ними продолжали существовать городская управа и дума, власть была и в руках главноначальствующего, в подчинении которого находились военные службы. Управление финансами, продовольственными делами, городским хозяйством было у тех сил, которые не признавали советскую власть.

Своеобразно складывалась обстановка в Архангельском горсовете. Формально марта 1918 года большевики получили в нем преобладание, председателем исполкома стал большевик В.И. Ковицын. Однако 25-летний моряк, пробыл в этой должности меньше двух месяцев.

И завоевание большинства мест коммунистами отнюдь не означало того, что с этой поры они пользовались перевесом. Часто побеждали умеренные социалисты меньшевики и эсеры. В составе исполкома первые имели девять голосов, а вторые три. После ухода Ковицына на общих собраниях Совета председательствовали попе ременно большевик Тимме и эсер Георгиевский. Действия самих большевиков подчас были непоследовательны и противоречивы. Яркий тому пример - обсуждение вопроса о Брестском мире.

25 февраля на совместном собрании губисполкома и исполкома Архангельского Совета обсуждалась телеграмма Совнаркома о мире с Германией. Речь шла об отно шении к условиям мира, выдвинутым Германией. В ходе прений Тимме наряду с меньшевиком Житковым, эсером Васичем и левым эсером Костылевым высказался...

против подписания мирного договора. "Фракция большевиков, - заявил Я. Тимме, решила не подписывать предложенный мир, считая его гибельным для русской рево люции... В то же время большевики объявляют беспощадный красный террор, как рус ской буржуазии, так и буржуазии всех стран". За подписание мира голосовали лишь два большевика Ї С. Попов и Я. Клевер, три человека воздержались, а 28 были едино душны в том, что "предложенные германскими империалистами условия мира долж ны быть отвергнуты" 297.

Вечером этот вопрос обсуждал Архангельский Совет. Большевики заняли прежнюю позицию. Большинством в 103 голоса при 79 против была одобрена резолю ция, внесенная Я. Тимме. Она гласила, что "акт подписания мира на условиях, предло женных германской военной партией, отдает нашу Советскую Федеративную Респуб лику на полный произвол русской и международной буржуазии". Эта позиция внесла сумятицу в среду рабочих. В тоже время резолюция оживила деятельность меньше виков и эсеров. По инициативе фракции умеренных социалистов 4 марта было решено созвать чрезвычайное собрание Совета.

Большевики, готовясь к собранию, тщательно взвесили все "за" и "против" и, очевидно, не без влияния сверху, заняли новую позицию. Окончательное решение бы ло принято на пленарном заседании Совета 7 марта. Тимме в выступлении заявил о том, что резолюция от 25 февраля теперь отпадает, так как положение сильно измени лось". Он объяснил ошибочность эсеро-меньшевистских позиций, постарался убедить собравшихся в том, что пролетариат России "должен временно принять условия мира".

"Мы не можем защищаться, - говорил Тимме. - Красная армия ненадежный боец. При мером может служить Архангельск, где до сих пор в армию записалось только 100 че ловек, но и они, вместо того чтобы идти на борьбу с немецкой и русской контр революцией... уходят".

Два с половиной часа длилось совещание. Зал был переполнен: помимо членов Совета, на собрание явилось много рабочих, матросов и солдат. Различные ора торы: правый эсер Васич, меньшевик Дмитриев, народный социалист Лимаров, эсер Комяков, большевики Новов, Зенькович, Кекис, беспартийный рабочий Аксенов...

Меньшевики и эсеры критиковали архангельских большевиков за то, что они действу ют "по указке Петрограда", и рекомендовали IV съезду Советов пересмотреть мирные условия. Большевики отстаивали необходимость подписания мира.

После обсуждения вопроса о мире и выдвижения делегатов на IV Всерос сийский съезд Советов состоялось голосование. Сейчас трудно объяснить, почему так получилось, но ситуация в результате голосования сложилась странная: по первому вопросу победу одержали противники мира, а в числе делегатов съезда в большинстве оказались сторонники мира - большевики (Новов и Молчанов), от меньшевиков избра ли Житкова.

После ратификации мирного договора IV Всероссийским съездом Советов Ар хангельский Совет одобрил его. В такой же обстановке горсовет решал многие другие вопросы.

*** Губисполком, горсовет и земство. В работе губисполкома на первых порах было немало неразберихи. В его отделах, по признанию Павлина Виноградова, царил "полный хаос".

Организация аппарата власти, ликвидация старых учреждений шла медленно и трудно. Этому мешали как недостаток кадров, так и отсутствие у новых работников управленческого опыта. Павлин Виноградов отмечал: "Несмотря на то, что губиспол ком взял власть в свои руки, фактически все осталось по-прежнему… По-прежнему продолжают существовать все организации, возникшие во времена Февральской рево люции, которые по духу своему противоречат положению после Октябрьской револю ции".

Вопрос об упорядочении власти губисполкома рассматривался на его заседании 21 марта 1918 года. Было решено ликвидировать все старые учреждения власти и пе редать их функции 13 отделам губисполкома. Почти все отделы возглавили большеви ки (в составе исполкома они занимали 10 мест из 35), земельно-лесной и призрения левые эсеры, контрольный Ї меньшевики. Губисполком, таким образом, оставался многопартийным.

Отдел внутренних дел республики весной 1918 года провел ряд мер по упорядо чению органов советской власти на местах.

Во-первых, специальным распоряжением определялся состав исполкомов. Пред писывалось, что губисполкомы должны иметь не более 25, уездные исполкомы не свыше 15 и волисполкомы не более 5 работников. Наркомат предупреждал, что только при таком числе сотрудников будут отпускаться средства. При этом Совет уездного города и уезда должен быть один, Совет губернского города и его уезда тоже один 298.

Во-вторых, наркомат определял и число будущих отделов исполкомов. В частно сти, предполагалось, что в Совете должны быть отделы: управления, совнархоз, зе мельный, труда, технико-дорожно-строительный, народного просвещения, судебный, врачебно-санитарный и финансов – всего 9. «Во главе каждого отдела должен стоять один или несколько лиц, ответственных за работу. Вопросы общего характера решает исполком» 299.

В-третьих, непросто складывались отношения между различными уровнями со ветов. В дни работы I губернского съезда Советов один из лидеров Архангельского го родского Совета А. Житков заявил об его автономности. Несогласие с такой постанов кой выразил Т. Зинкевич, заявив, что такой подход противоречит идее советской вла сти, что городской Совет должен подчиняться исполкому губернского Совета.

В-четвертых, местные советы сами проявляли инициативу и, несмотря на преду преждение Наркомата внутренних дел, своими решениями создавали новые отделы.

Так, 19 марта 1918 года на заседании административного отдела губисполкома было принято решение о создании таких отделов при исполкомах уездных Советов. Их це лью была «планомерная постановка дела, разрешение вопросов местного характера:

охрана внутреннего порядка, контроль за судебной частью, содержание мест заключе ния, запись браков и т.п. Отделу предлагалось при этом «руководствоваться законо положениями РСФСР применительно к местным условиям» 300.

Проявляли инициативу и уездные власти. Устьвашский исполком, например, до бавил к числу упомянутых комиссариат социального обеспечения, комиссариат по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией и военный. Комиссаров в исполкоме набра лось 15, а служащих – 40 человек 301. В связи с военной обстановкой Совнарком уч редил в апреле 1918 года волостные, уездные и губернские комиссариаты по военным делам 302.

В рекомендациях центральных органов советской власти содержались разумные советы об использовании старых кадров самоуправления.

«При организации новых органов Советов, – предупреждал наркомат внутренних дел, – должны быть использованы аппараты городских и земских самоуправлений с соответствующими изменениями. Все хозяйство бывших земского и городского само управлений должно быть распределено по соответствующим отделам». Инструкции давали краткий перечень того, чем должен заниматься тот или иной отдел 303.

Многочисленные документы свидетельствуют о том, что часто в руководящие органы Советов избирались бывшие земцы и представители старой власти. Так, на пример, исполком Пинежского уездного Совета рекомендовал во время перевыборов городской думы переименовать ее в Пинежский городской Совет рабочих и кресть янских депутатов. Дума поручила управе и городскому голове произвести все работы по производству выборов членов горсовета. В итоге выборов 4 июля 1918 года председателем избрали В.И. Дрочнева и секретарем – Д.М. Рогачева, бывшего городского голову 304. Таких примеров было немало.

Однако в целом приход к власти новых людей, стремление на первых порах на ходить разумный компромисс с представителями земства, продовольственными, коо перативными и другими органами проходил далеко не гладко. Проявлялся максима лизм новых руководителей, стремление решать сложные проблемы простым путем. И вскоре на всех уровнях властей начались серьезные недоразумения. В частности, гу бисполком, несмотря на решение губернского съезда, не сумел выработать разумной и компромиссной линии по отношению к губернским органам земства, прибегнул к си ле принуждения и даже оружия.

*** Для уяснения общей картины возвратимся назад, к истории архангельского зем ства, о чем говорилось выше.

Заключительный акт оформления губернского земства произошел 14 декабря года... Зал Архангельской городской думы заполнили гласные первого губернского земского собрания. Там были не только посланцы уездов, но и представители почти различных организаций. Среди гостей – губернский правительственный комиссар В.

Шипчинский, председатель союза поморов–судовладельцев Е. Могучий.

Общее число гласных губернского собрания составляло 43 человека, в том числе от Шенкурского уезда, пять от города Архангельска, по четыре от Архангельского, Кемского, Онежского, Печорского и Холмогорского уездов и по три – от Александров ского, Мезенского и Пинежского уездов.

Собрание открыл только что избранный депутатом Учредительного Собрания от губернии Михаил Квятковский, а постоянным председателем его стал лидер архан гельских правых эсеров Алексей Иванов. Всем казалось, что сбылась, наконец, давняя мечта земских активистов: в губернии появился законно избранный всем народом ор ган самоуправления.

Иванов во вступительной речи отметил, что в обстановке, когда «парализована центральная власть», «нужно будет приняться за стройку новых центров и в случае на добности грудью отстоять создание и воссоздание свободной России». Повторилась та же процедура, через которую прошли все уездные земские собрания: торжественное принятие присяги, резолюция в поддержку Учредительного собрания, избрание гу бернской земской управы.

После А. Иванова выступили губернский правительственный комиссар В.В.

Шипчинский, А.В. Папилов, Н.Е. Иконников (от земельного комитета) и от учитель ского союза – К.Ф. Воскресенский.

Председателем губернской управы стал представитель Шенкурского уезда 25 летний директор коммерческого училища Яков Петрович Леванидов, сын депутата IV Государственной думы Петра Леванидова. Его заместителем – Г. И. Виноградов из Холмогорского уезда.

Оформление архангельского земства происходило в момент губернского безвла стия. О своих правах на управление губернией в тот момент заявили Архангельский горсовет и революционный комитет, возникший вскоре после Октябрьской револю ции. Но они не имели аппарата управления на местах и влияния на жизнь в уездах не оказывали. Полновластных уездных и, тем более, волостных советов пока еще не су ществовало.

Губернская земская управа, опираясь на решения собрания, быстро создала отделы, начала формировать свой бюджет. Предполагалось получить три миллиона рублей от обложения казенных и бывших удельных лесов, 800 тысяч – от фабрично-заводских предприятий, 200 тысяч – от налогов на крестьянские земли. В архиве земства сохра нились основательные разработки мер по организации медицинской помощи населе нию, созданию юридической и страховой службы и постановке народного образова ния.

Однако время торжества архангельского земства оказалось недолгим. Дальнейшая судьба только что созданного земства губернии, как и во всей России, была предопре делена. В Архангельской губернии столкнулись два процесса: наряду с оформлением земских структур в повестку дня встал «Вся власть Советам!». Совнарком и Наркомат внутренних дел после Октября 1917 года потребовали замены старых органов власти Советами. Последние получили право распускать городские думы и земства. «Никако го двоевластия на местах быть не должно», – предписывал циркуляр НКВД.

Решающим рубежом существования земства явились роспуск большевиками в ян варе 1918 года Учредительного собрания и постановление III Всероссийского съезда Советов, который провозгласил Россию «республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». На смену земству все более властно выступал их грозный конкурент – Советы.

Российская глубинка не сразу осознала суть проблемы. «Вопрос о земстве» специ ально обсудил I губернский съезд Советов, начавший свою работу 17 февраля 1918 г Архангельское земство, если употребить столь модное ныне выражение, было вполне легитимно. Но съезд Советов оценил земство по-своему. Он отметил в реше нии, что в земство вошли цензовые элементы – «деревенские кулаки и богатеи», кото рые направляют работу «во вред трудящимся массам крестьянства», «порождают... чи новников, оторванных от низов и народа», ведут борьбу с Советами».. Резолюция, принятая после доклада председателя губернской земской управы Я. Леванидова, со брала 55 голосов, 39 депутатов голосовали против.

Тем не менее, депутаты, понимая, что Советы вследствие отсутствия опытных кадров на местах не могли руководить хозяйственной жизнью, высказались за то, что «упразднение земств сразу нецелесообразно». Съезд постановил: “…там, где советы смогут приступить к организации и руководству хозяйственной жизнью, принимают задачу от земства немедленно;

где недостаточно сильны в этой области, подчи няют земства своему контролю, назначая в своих представителей (комиссаров);

где земства ведут явно контрреволюционную политику и работу, вредящую трудя щимся массам, должны быть распущены советами крестьянских депутатов. Выборные в земствах и их служащие, пока не будут устранены, обязаны служить народу, про должая вести хозяйственную деятельность” 305.

Губернские законодатели пытались осуществить своеобразное разделение функций между двумя ветвями властей: политическую линию должны были осуществлять Со веты, а хозяйственная – отдавалась в руки земства.

Земская управа, опираясь на решение I Губернского съезда Советов, пыталась дей ствовать. Она принимала решения, поддерживала контакты с уездными и волостными управами. С разрешения губисполкома 10 марта 1918 года открылась вторая сессия земского собрания. На первом заседании гласные приняли постановление о том, что “губернское земство как орган местного самоуправления существует и действует на основании закона, до сих пор не отмененного”. Гласные высказались за независимость в своей работе, выразили протест против попыток насилия над земством. Губисполком расценил это решение как вызов Советам.

Обстановка изменилась 13 марта. Вечером того дня президиум земского собрания получил решение губисполкома о ликвидации губернского земства. Текст по становления гласил: «Съехавшееся губернское земское собрание, в большинстве своем не признающее Советской власти и ведущее усиленную агитацию против таковой, яв ляется контрреволюционным». Поэтому исполком предписал: «собрание немедленно распустить и земское дело передать земскому отделу при губисполкоме».

Группа вооруженных красноармейцев арестовала председателя управы Я. П. Лева нидова, его заместителя И. Ф. Едемского и члена управы А. В. Варакина. Одна из ар хангельских газет так описывала это собрание: «Председатель собрания трижды обра тился к нарушающим порядок вооруженным лицам с просьбой не прерывать порядок работы заседания, на что послышались со стороны вооруженной толпы крики, непе чатная матерная брань, угрозы и, наконец, приказ: «Приготовить гранаты!». 15 марта в городе распространялась листовка с текстом обращения земства «Ко всем гражданам Архангельской губернии». «Мы, земские гласные, – говорилось в этом документе, – избраны всем народом, и мы, творящие волю всего трудового народа, с негодованием отвергаем брошенное нам обвинение в контрреволюционности... И мы будем вести земское дело, когда минует час царящего теперь насилия и произвола над униженной, оскорбленной и поруганной Россией». Под обращением стояли подписи членов Учре дительного собрания от Архангельской губернии А. Иванова и М. Квятковского, пред седателя губернской земской управы Я. Леванидова, одного из первых председателей Архангельского Совета В. Бустрема и 23 гласных. Служащие земства, протестуя про тив разгона земства и ареста его руководителей, объявили забастовку 306.

Решение губисполкома вызвало протест земских органов. Приведем один пример.

9 апреля 1918 года экстренное заседание Мезенского уездного земского собрания об судило телеграмму губисполкома о роспуске губернского земского собрания, как «контрреволюционного», и предложение местному совдепу принять все дела земской управы.

Губернские гласные В.Е. Мальгин и К.В. Рахманин объяснили собравшимся, что губернское собрание, по их мнению, было «исключительно деловым и никакой контр революцией не занималось». Гласные земского собрания признали: «земские избран ники народа избраны путем всеобщего, равного и тайного голосования и, начавшие работать на губернской сессии для улучшения устройства народной жизни, не заслу живали применения к нему такого насилия, какое было над ними произведено».

Протокол подписали все участники совещания, признав в то же время необходи мым не сопротивляться передаче дел исполкому и образованному отделу, ибо «это ни к чему хорошему не приведет» 307. Подобным образом реагировали на роспуск губернского собрания все уездные земства.

Вслед за упразднением губернской начался процесс ликвидации всех уездных и волостных земских управ. Относительно спокойно власть в руки советов от земства прошла в Шенкурском уезде.

Решающую роль в становлении советской власти в Шенкурском уезде сыграл 3-й съезд Советов, состоявшийся 23-25 февраля 1918 года. В его работе приняли участие 105 крестьян, 69 солдат, 76 кооператоров. Крупными группами были представлены земские и земельные органы 308.

К этому времени позиции сторонников советской власти в уезде окрепли. Один из членов исполкома И. Боговой только что возвратился из Петрограда, где состоялся 3-й Всероссийский съезд Советов. Решения последнего дали принципиальную уста новку о путях развития государственного строя России. Съезд, одобрив роспуск Учре дительного собрания, объявил Россию Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, провозгласил классовый принцип создания Советов: «Власть должна принадлежать целиком и исключительно трудящимся массам» 309.

В порядке дня уездного съезда в числе других стоял вопрос об организации со ветской власти в уезде. Характер вопросов, ждавших своего разрешения, предопреде лил судьбу старых органов власти. После обсуждения доклада И.В. Богового о работе 3-го съезда Советов делегаты при двух против и двух воздержавшихся приняли резо люцию, в которой приветствовали советскую власть в лице ВЦИК Советов и Совнар кома «за энергичную политику в области разрешения в пользу трудящихся выдвину тых жизнью вопросов». Резолюция содержала утверждение о том, что отныне в России «есть только одна власть — самих трудящихся в лице Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов» 310.

Съезд решил «передать все функции земского самоуправления, продовольст венного и земельного комитетов, городского самоуправления советам крестьянских и солдатских депутатов... Исполком разбивается на целый ряд отделов: земельный, про довольственный, народного образования, юридический и др.». Таким образом, съезд закрепил победу власти Советов, ликвидировав прежние органы управления. В состав исполкома Совета был избран 21 человек, в том числе 15 крестьян, 5 солдат и 1 рабо чий.

Более острый характер принял этот процесс в Холмогорском уезде. 21 марта в селе Холмогоры открылся I уездный съезд крестьянских депутатов. На нем присутствовал 21 человек от 20 волостей. Первое заседание съезда открыл председатель земской управы Мамонтов. Среди вопросов повестки дня важным являлся вопрос об отноше нии к земству и о создании волостных советов. Работой съезда руководил большевик С.И. Тубанов Мамонтов защищал земство, которое, по его выражению, «стояло на высоте и работало энергично и добросовестно». Но председатель настоятельно требовал решить проблему быть или не быть земству. После длительной дискуссии большинством голо сов (22 при 6 воздержавшихся) была принята резолюция: “1. Признать деятельность земства не отвечающей интересам трудового народа и явно контрреволюционной.

2. Признать деятельность уездной земской управы, не отвечающей политическо му моменту и идущей вразрез с интересами трудящихся масс.

3. Устранить уездную земскую управу от деятельности и передать все дела капи талы и имущество исполкому крест депутатов, выделенному из состава настоящего съезда”.

Назавтра эта резолюция была дополнена следующим положением: «съезд призна ет себя полномочным выразителем воли населения и избирает из своего состава вре менный исполнительный комитет, который передаст полноту власти весной очеред ному съезду после проведения выборов депутатов на местах”. В резолюции отмеча лось, что “вся полнота власти в пределах уезда принадлежит совету, который проводит в жизнь все декреты и распоряжения народных комиссаров и находится в тесном еди нении с другими органами советской власти”. Съезд определил права исполкома, ут вердил 10 отделов: земельно-лесной, сельскохозяйственный, продовольственный, фи нансовый, народного образования и другие.

Тем временем силы, стоявшие на защите земства, собрали своих сторонников и потребовали удаления делегатов съезда из Холмогор. Мирные переговоры делегаций не принесли результатов. Дело закончилось вооруженным столкновением и убийством делегата из Емецка, М. Горончаровского. Под давлением сторонников земства съезд завершал свою работу в селе Копачево в доме крестьянина С.М. Томилова. А порядок в Холмогорах навел вооруженный отряд, спешно вызванный из Архангельска.

Съезд избрал исполком в составе 11 человек и персонально всех заведующих от делами. В состав исполкома вошли Окунев, Гурьев, Неверов, Морозов, Григорьев, Беданов, Корельский и другие 311.

Опираясь на решения 3-го Всероссийского съезда Советов, директивы выше стоящих органов, первые большевики в союзе с левыми эсерами устраняли от власти земство. Иначе говоря, в 1918 году начался первый этап становления конституционно го права в Советской России.

Динамика ликвидации органов земского управления в Архангельской губернии ха рактеризовалась следующими сроками.

Решения Советов об упразднении земских органов в 1918 г.

Наименование земств Срок решения Александровское уездное Март Архангельское уездное 14-17 марта Губернское 12 марта Кемское уездное 13 марта Мезенское уездное Апрель Онежское уездное 13 марта Печорское уездное Март Холмогорское уездное 21 марта Шенкурское уездное 24 февраля Источник: Воронин А.В., Федоров П.В. Власть и самоуправление… Мурманск, 2002. С. 111.

Но на этом судьба архангельского земства не завершилась. После антисоветского переворота 2 августа 1918 года, земские органы были восстановлены на территории Северной области и действовали в течение полутора лет. Об этом будет рассказано ниже.

Расправа с руководителями губернской земской управы вызвала протест правых эсеров. Их фракция вышла из состава губисполкома. Не было единства и внутри ис полкомов. Горисполком стал претендовать на автономность, то есть отказался подчи няться губернскому Совету.

Отсутствие в городе крепкой единой власти с последовательной программой дей ствий вызывало недовольство рабочих, порождало новые формы организации жизни.

Примером подобной практики явилась политика, говоря современным языком, сувере низации, стремление местных активистов создать малые административные единицы.

Эта проблема пользуется вниманием современных историков 312.

Как показал опыт истории, это явление всегда возникало на переломных момен тах истории. В течение 1918 года на территории губернии возникло 76 новых волос тей. На Европейском Севере появились новые губернии: Череповецкая и Северо Двинская 313. Причинами этого явления, по мнению активистов того времени, являлось создание лучших условий для управления той или иной территорией, передела земли, упорядочения снабжения населения продовольствием и т. д. Примером подобного подхода к территориальному разделу внутри Архангельска явилось создание объеди нения – “Маймаксанской республики”.

*** “Маймаксанская республика”. Маймаксанские лесопильщики, а их насчитывалось 5200 человек 314, не надеясь на то, что существующие в городе и губернии Советы бу дут бороться за улучшение их жизни. По инициативе правления своего профсоюза они решили создать Маймаксанский районный Совет и сделать его органом местной вла сти.

На общем собрании завкомов профсоюза рабочих и служащих лесопромышлен ных предприятий, состоявшемся 21 февраля 1918 года, это предложение нашло еди нодушную поддержку. На собрании был решен ряд вопросов: создана комиссия для подготовки устава Совета, утверждены нормы представительства в будущем органе власти (один депутат от 100 рабочих), разработаны принципы отношений между гу бернским и Маймаксанским Советами.

Новый орган местной власти был создан за 10 дней, и уже 4 марта 1918 года со стоялось его организационное собрание, давшее Маймаксанскому Совету путевку в жизнь. В его исполком вошли 9 человек, председателем был избран Н.В. Левачев. В составе Совета было создано семь секций, которые возглавляли члены исполкома. От дельно существовал отдел труда, в обязанности которого вменялись борьба с безрабо тицей, решение трудоустройства рабочих и т.д.

6 марта Совет направил предписание администрации всех предприятий Май максы с требованием подчинения его распоряжениям 315. Вскоре он распустил продовольственную управу и взял снабжение района в свои руки. Денежные средства вольственную управу и взял снабжение района в свои руки. Денежные средства Совет изыскал путем налогового обложения предпринимателей – по три тысячи рублей с ка ждого. Общее собрание Совета дало исполкому полномочия претворять в жизнь это решение, "несмотря ни на какое сопротивление капиталистов” 316.

В помещении районного Совета рабочих депутатов (это было реквизированное здание конторы удельного завода) размещался и штаб Красной гвардии. Он состоял из семи человек. Совет поручил штабу вооружить рабочих Маймаксы, послав делегатов в центральный штаб Красной гвардии.

В Маймаксу было доставлено значительное количество оружия. В июне 1918 года непосредственно в распоряжении штаба было 410 винтовок, 139 ящиков па тронов, 90 гранат, 2 пулемета, 6 пулеметных лент, 3 револьвера 317. 140 винтовок штаб выдал рабочим завода Альциуса, 100 – красноармейцам завода Русанов-сын, 68 – ле сопилыцикам завода лесопромышленного товарищества Кобылин-Лунд. Получили оружие рабочие других заводов. Маймаксанский Совет направлял рабочих на охрану грузов, следующих в Ярославль и другие города, принимал меры по охране заводских ценностей, установил дежурство возле телефонов и т.д.

Отражением настроения руководителей маймаксанских рабочих явилось решение Совета о праздновании первой годовщины февральской революции. Оно предусматри вало, что на манифестацию "красноармейцы должны идти вооруженными впереди ра бочих", а рабочие должны нести два лозунга: "Беспощадный террор всем контррево люционерам!" и "Да здравствует всемирная социалистическая революция!".

Руководители Маймаксанского Совета проявляли нетерпимость по отношению к тем, кто не поддерживал этих лозунгов. Получив сигнал о том, что несколько рабочих (Кувакин, Михайлов, Красоткин и др.) на митинге 12 мая выступили с антисоветскими призывами, исполком предложил завкому немедленно "устранить их с работы".

В августе 1918 года, когда в Архангельск вторглись интервенты, лидер союза ле сопромышленников Е. Шергольд с позиций предпринимательского мира не без осно вания так охарактеризовал деятельность Маймаксанского Совета того времени: "С образованием Маймаксанского совдепа, стоящего на ярко выраженной большевист ской платформе, заводские комитеты являлись определенно не представителями проф союзных организаций рабочих, а административно-полицейским аппаратом, через ко торый Маймаксанский совдеп проводил в жизнь большевистские декреты... Причём диктаторские требования профсоюз сейчас же подкреплял красногвардейскими шты ками Маймаксанского совдепа..." 318.

Отвергая раздраженный тон характеристики, следует признать, что, будучи, детищем инициативы рабочих и их лидеров, Маймаксанский Совет отразил в себе максимализм настроений рабочих той поры, наивное стремление решить завышенные ожидания социально-экономических проблем простым методом Ї при помощи оружия и угроз.

Именно здесь, в Маймаксе, возникла идея переизбрать городской Совет, ис ключив из него "предателей социализма" – меньшевиков и эсеров. 21 апреля рабочие красногвардейцы Маймаксанского района постановили на своем собрании настаивать на немедленной реорганизации Архангельского Совета. В резолюции звучал призыв:

"Ни одного голоса за саботирующих власть Советов! Долой соглашателей!" 10 мая 160 рабочих завода Кыркалова направили в адрес губисполкома резолю цию, в которой потребовали немедленной реорганизации Архангельского Совета ра бочих и солдатских депутатов, поскольку деятельность соглашателей расценивали как тормоз для проведения в жизнь постановлений Совета Народных Комиссаров.

*** 24 мая митинг моряков Красного Флота, судов и учреждений порта под бурные аплодисменты почти пятисот присутствующих принял резолюцию, в которой говори лось: "Единственным правомочным носителем власти в свободной Российской рес публике является власть рабочих, солдат и крестьян, и эту власть мы всеми силами и всеми мерами будем поддерживать, врагов же ее сметем с лица земли, не останавлива ясь ни перед какими средствами... Товарищам нашим, рабочим судоремонтного заво да, мы указываем на врагов народа в масках социалистов – на так называемых меньше виков и правых эсеров... и говорим этим предателям: "Прочь ваши грязные руки от рабочего дела!"... "Долой соглашателей!" В тот же день исполком вынес постановление о реорганизации городского Сове та. Причем нормы представительства при выборах учитывали интересы рабочего клас са. Предусматривалось, что выборы в Совет в Маймаксе, Бакарице, Исакогорке, на со ломбальском судоремонтном заводе будут происходить в коллективах, а в городе и Соломбале Ї по профессиональным союзам. Полный приоритет в Совете отдавался ра бочим.

Обстановка накануне выборов в Совет была напряжённой. "В нашей организа ции, –Ї передавал в ЦК партии 5 июня С.Н. Сулимов, – крайне слабой работниками, нет уверенности провести выборную кампанию. Меньшевики и эсеры развили беше ную антисоветскую агитацию. За две недели до выборов в городе были расклеены воз звания, призывающие на антисоветскую демонстрацию''. "В городе с каждым днем выше поднимают голову контрреволюционное офицерство, меньшевики и правые эсе ры, Ї продолжал он далее. Ї Считаю необходимым обратить внимание Центрального Комитета на вышеизложенное" 320.

В числе мер автор письма предлагал, наряду с усилением большевистской аги тации, пресечь деятельность контрреволюционных элементов Ї– бывших членов "уч редилки", разогнанного земского собрания, представителей учреждений старой власти, установить наблюдение за деятельностью представителей иностранных миссий. И эти меры незамедлительно последовали. В частности, приказом М.С. Кедрова от 15 июня 1918 года были упразднены Архангельская дума и городская управа.

В приказе говорилось, что за саботаж декретов Советского правительства дума распускается "без назначения новых выборов" "как учреждение, не соответствующее духу и организации Советской власти” 321. Многие гласные думы были арестованы и отправлены в Москву.

Все постановления бывшей думы и управы, принятые ранее 15 июня и не идущие вразрез с декретами Совнаркома, сохраняли свою силу согласно приказу и должны были проводиться в жизнь без всякой остановки.

Этим приказом полнота власти в городе была передана временной комиссии по управлению архангельским городским общественным самоуправлением 322. В первой половине июня на собраниях рабочих коллективов начались перевыборы Совета. В его состав вошли 168 большевиков, 34 левых эсера, 38 правых эсеров, 28 меньшевиков и 19 беспартийных 323.

Итоги выборов показали, что, несмотря на жесткие ограничения при их проведе нии и даже репрессии по отношению к гласным городской думы, умеренные социали сты имели влияние среди жителей города.

Первое собрание нового состава Архангельского городского Совета состоялось 18 июня 1918 года. Совет дал весьма нелицеприятную оценку своего предшественни ка. "Существовавший до сих пор городской Совет, – говорилось в резолюции, – был почти в большинстве из меньшевиков и правых эсеров, и вся политика Совета его лишь дискредитировала" 324.

Новый городской Совет начал свою работу в тот момент, когда ВЦИК (14 июня 1918 года), рассмотрев материалы о деятельности меньшевиков и правых эсеров, при нял постановление об исключении их из своего состава и из всех Советов. Поэтому со брание указало: "Мест в исполнительном комитете партиям правых эсеров и меньше виков не давать, а организовать исполнительный комитет из представителей партий левых социалистов- революционеров и коммунистов-большевиков" 325.

В состав вновь образованного исполкома вошли 10 большевиков и 5 левых эсе ров, было создано 12 отделов, абсолютное большинство которых возглавили коммуни сты. Так, комиссию по борьбе с контрреволюцией возглавил О.И. Валюшис, отдел фи нансов Ї А.П. Цыкарев, милиции Ї М.А. Валявкин. Среди активистов исполкома был также Т.П. Зинкевич и другие большевики. Председателем исполкома был сначала из бран Н. Сучков – работник "советской ревизии", а затем большевик А.А. Гуляев.

Таким образом, к середине 1918 года в Архангельске, как и всей губернии, было установлено единовластие Советов, руководство которыми стали осуществлять боль шевики. Прежние органы власти переставали существовать. При этом надо заметить, что убирали их с арены далеко не демократическими методами. Насилие со стороны большевиков порождало ответную волну антисоветской пропаганды и неизбежно вело к гражданскому противостоянию.

К весне 1918 года советская власть укрепилась во всей стране. Было важно ут вердить уже установившийся строй. Назрела необходимость внести ясность в схему государственного устройства. Естественным явлением, призванным установить поря док и единообразие государственного аппарата, явилась конституции РСФСР, приня тая 10 июля 1918 года V Всероссийским съездом Советов.

Эта конституция, несмотря на ее недостатки, имела все юридические признаки ос новного закона государства. Она была утверждена выборным органом власти, провоз гласила республиканскую форму правления, федеративное государственное устройст во, установила порядок формирования представительных органов власти через избира тельную систему. Этот закон санкционировал новые институты власти: систему Сове тов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов, структуру и компе тенцию правительства, государственные символы. В нем были зафиксированы прин ципиально иная, чем прежде, система власти.

Историческое значение этого документа состояло в том, что это была первая кон ституция России, рожденная в огне революции. Она окончательно закрепила систему государственного управления страной.

*** Советы и экономика. Заключение Брестского мира дало возможность республике Со ветов сосредоточить силы на деятельность народного хозяйства.

В ходе войны вследствие износа оборудования, нехватки в снабжении пред приятий сырьем, а рабочих продуктами питания промышленное производство в импе рии быстро падало. Временное правительство, вскоре после прихода к власти, приняло ряд решений о развитии производительных сил. В июне 1917 года были созданы Эко номический совет и Главный экономический комитет для “выработки общего плана организации народного хозяйства и труда, а также для разработки законопроектов и общих мер по регулированию хозяйственной жизни” 326.

Однако в период правления Временного правительства ни один из этих орга нов не мог положить конец экономическому упадку и разрухе в стране. В то же время Февральская революция дала стимулы для развития рабочего движения, в ходе которо го стали создаваться рабочие комитеты. Временное правительство декретом от 22 ап реля законодательно признало эти органы, обязанные представлять рабочих во всех делах и переговорах с предпринимателями и правительством.

Рабочие комитеты, пользуясь государственной поддержкой, стали требовать повышения заработной платы, а нередко — явочным путем вводить восьмичасовой ра бочий день. Постепенно эти требования переросли в более организованные попытки участвовать в управлении предприятиями.

На очередь дня выдвинулись два главных и популярных лозунга: рабочий кон троль и национализация промышленности. Впервые идея рабочего контроля получила одобрение на совещании представителей фабрично-заводских комитетов Петроград ской области, состоявшееся 30 мая 1917 года.

Совещание прошло под влиянием большевиков. Резолюция, в которой были сформулированы важные большевистские положения по организации промышленно сти, сделанные еще до революции, была основана на тезисе о "рабочем контроле".

Упомянув о "полном расстройстве всей экономической жизни в России" и о при ближении к "катастрофе неслыханных размеров", резолюция гласила: "Путь к спасе нию от катастрофы лежит только в установлении действительно рабочего контроля за производством и распределением продуктов. Для такого контроля необходимо, во-1-х, чтобы во всех решающих учреждениях было обеспечено большинство за рабочими не менее трех четвертей всех голосов при обязательном привлечении к участию как не отошедших от дела предпринимателей, так и технически научно образованного персо нала;

во-2-х, чтобы фабричные и заводские комитеты, центральные и местные Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а равно профессиональные союзы, по лучили право участвовать в контроле с открытием для них всех торговых и банковых книг и обязательством сообщать им все данные;

в-3-х, чтобы представители всех круп ных демократических и социалистических партий получили такое же право”.

В резолюции отмечалось далее, что “рабочий контроль должен быть немедлен но развит, путем ряда тщательно обдуманных и постепенных, но без всякой оттяжки осуществляемых мер, в полное регулирование производства и распределения продук тов рабочими". Этот документ был принят большинством в 297 голосов при 21 против и 44 воздержавшихся. Совещание явилось первым органом, в котором было достигну то большевистское большинство, и в этом и состояло его основное значение 327.

Поскольку важными мерами, при помощи которых новая власть решила управлять хозяйством, являлись рабочий контроль и национализация, представляет интерес, как они претворялись в жизнь на местах.

*** Сразу же после Октября было заявлено, что Советская власть повсеместно установит рабочий контроль над производством. Первый период Советской власти оз наменовался совершенствованием этой формы воздействия рабочих на производство.

14 ноября ВЦИК и Совнарком законодательно утвердили «Положение о рабочем кон троле». Согласно положению контроль устанавливался над всеми предприятиями. Не лишая предпринимателей права на собственность, новая власть требовала от них ис пользования этой собственности в интересах трудящихся. Положение вводило четкую систему: на предприятиях контроль должны были осуществлять заводские комитеты, в пределах города их усилия объединялись местным советом рабочего контроля — ор ганом городского Совета.

В декабре 1917 года был создан Высший Совет народного хозяйства. Он стал главным органом централизации и управления промышленностью страны. В Архан гельске совнархоз начал действовать в марте 1918 года. Его возглавил большевик Я. Я.

Клевер.

Наибольший опыт работы по установлению рабочего контроля имели труже ники лесопильной промышленности Архангельска. Еще до Октября 1917 года они до бились у предпринимателей важных уступок в деле найма рабочей силы, решении ря да других вопросов. Теперь в руках рабочих была законодательная поддержка Совет ского правительства.

Поскольку опыта в этом деле было недостаточно, северяне обратились за по мощью к петроградским активистам. Среди архивных материалов того времени сохра нилось удостоверение делегата архангельского судоремонтного завода А. В. Загвозди на, командированного в Петроград «для ознакомления с постановкой дела контроля над производством и для получения надлежащих сведений и инстанций». Удостове рение датировано 27 декабря 1917 года.

Профсоюз рабочих и служащих лесопромышленных предприятий Архангельской губернии разработал инструкции по контролю над производством и в январе 1918 года разослал их по заводам. Инструкция предусматривала, что заводские комитеты долж ны установить контроль «по всем отраслям производства» — от приемки сырья до сдачи готовой продукции. С этой целью “им надлежит войти в тесный контакт с заво доуправлением и совместным|и усилиями предотвращать могущий быть упадок произ водительности предприятий”. В инструкции подчеркивалось, что завкомы «вправе требовать от заводоуправления все сведения: о заготовке, выкатке, продаже и распи ловке леса» 328. Любое распоряжение администрации завода относительно производст венных вопросов не могло вступить в силу без ведома контрольной комиссии.

Специальная инструкция по организации и работе фабрично-заводских кон трольных комиссий устанавливала численность этих органов — от 3 до 25 человек в зависимости от числа работающих на предприятии. Инструкция определяла права и обязанности контрольных комиссий. В ней отмечалось: «Контрольным органам на местах предоставляется во всякое время право вмешательства в распоряжения и деятельность предпринимателя или администрации в случае, если эти распоряжения идут вразрез с жизненными интересами всего предприятия. Все распоряжения и постановления органов рабочего контроля на местах, согласные с волей общего собрания рабочих и служащих данного предприятия (выделено мной — Е. О.), а также с постановлениями высших органов рабочего контроля, обязательны для адми нистрации и предпринимателей и должны ими неукоснительно проводиться в жизнь по истечении трехдневного срока, предоставленного им для обжалования в высшие органы рабочего контроля...». Здесь же отмечалось, что комиссия обязана по первому требованию, а также периодически на общем собрании рабочих и служащих предприятия «давать подробный отчет о своей деятельности». Инструкция излагала место контроля в хозяйственно-технической и финансовой областях, в вопросах снабжения предприятий материалами, в санитарно-техническом отношении, в надзоре за обеспечением интересов труда рабочих 329.

Осуществлять намеченное было трудно. Среди рабочих не хватало грамотных людей, способных разобраться, например, в финансовых операциях, постичь все мно гообразие различных производственных отношений, а мастера и работники бухгалте рии, как правило, оставались на стороне хозяев. Но главная сложность, как и прежде, до Октября, состояла в том, что капиталисты относились к рабочему контролю с не скрываемой враждебностью. Особенно сопротивлялись установлению контроля ино странные предприниматели. Так, например, представители английской фирмы «Карл Стюарт», норвежской «Прютц и К°» и голландской «Альциус и К°» обратились в Ар хангельский губернский совет народного хозяйства с заявлением о том, что «никакому рабочему контролю» их предприятия «не подлежат». «И потому подчиняться такому контролю,— писали заводовладельцы,— мы принципиально согласиться не мо жем» 330.

Сопротивление капиталистов не останавливало власти и рабочих. К весне года рабочий контроль был введен почти на всех предприятиях Архангельска.

Вынуждены были считаться с требованиями рабочих и иностранцы. 23 мая 1918 го да ВСНХ телеграфировал Архангельскому губисполкому, что все законы Советской Республики обязательны для иностранных граждан, проживающих в нашей стране, и они обязаны подчиняться рабочему контролю 331.

Контрольные комиссии действовали напористо, целенаправленно и получали поддержку управления профсоюза, завкомов. Самые острые «вопросы выносились на рассмотрение городского Совета рабочих депутатов и губернского совета народного хозяйства. Так исполком Архангельского городского Совета одобрил действия проф союза лесопилыциков по отношению к владельцу вновь строящегося лесопильного завода «на 5-й версте» В. Гувелякену. Дело в том, что Гувелякен отказался повысить жалованье рабочим. В результате «совет союза... постановил снять всех рабочих с завода, перевести их на другие заводы и на все предприятие Гувелякена наложить бой кот» 332. Такая мера подействовала на лесопромышленника, он вынужден был усту пить.

6 марта 1918 года исполком Архангельского городского Совета внимательно об судил доклад Н. В. Левачева о том, что союз лесопромышленников отказывается обес печить рабочих маймаксанских заводов медицинской помощью, не занимается реше нием вопросов о ремонте жилья, предоставлении рабочим отпусков и т. д. Подчеркнув, что «большинство из затронутых вопросов намечены самой жизнью», исполком пред ложил союзу лесопромышленников «приступить к ремонту жилищ рабочих, немед ленно оборудовать и устроить временную больницу», совместно с рабочими решать все производственные вопросы 333.

Рабочий контроль строго вмешивался в денежные расчеты предпринимателей с рабочими. Острота этой проблемы была обусловлена нехваткой в городе денежных знаков. Заводские комитеты и контрольные комиссии взяли расчет с рабочими в свои руки. Правление профсоюза лесопильщиков заявило, что «фактически часть денег идет на усмотрение предпринимателей», потребовало от всех завкомов, чтобы «без оправ дательных документов не подписывалось ни на одну копейку требований» 334. Без со гласования с завкомом предприниматель не имел права распоряжаться денежными средствами.

В июле 1918 года состоялся первый делегатский съезд профсоюза лесопромыш ленных предприятий Архангельской губернии. На повестке дня стоял вопрос о кон троле над производством. В докладе председателя профсоюза Н. В. Левачева отмеча лось: опыт пятимесячной практики контроля показал, что предприниматели имеют возможность обойти преграды, которые ставят на пути «их преступной деятельности»

контрольные органы. Чтобы покончить с таким положением дел, Н. В. Левачев пред лагал вырвать из рук капиталистов «все нити экономического влияния», то есть нацио нализировать предприятия, ибо «только национализация, переход в общенародное дос тояние всей промышленности может... возродить промышленность и спасти страну от гибели и развала» 335.«В целях... поднятия нашего лесопромышленного производства...

необходимо провести национализацию в общем государственном масштабе» — так было записано в протоколе съезда.

Таким образом, по признанию Левачева, декрет о рабочем контроле оказывал слабое влияние на реальную жизнь. По его пониманию, отказ предпринимателей под чиниться рабочему контролю, обойти его положения стал обоснованием акта о нацио нализации лесопильных предприятий.

*** На путях к национализации. Советские исследователи понимали под национализаци ей “обращение промышленных предприятий в собственность социалистического госу дарства…” 336. Национализация являлась санкционированным центральной властью мероприятием. Она носила безвозмездный, принудительный характер и была направ лена на претворение в жизнь одного из программных принципов большевиков.

Идея обобществления промышленности предусматривалась в трудах классиков марксизма. Они предвидели: “Пролетариат воспользуется своей политической вла стью, чтобы постепенно вырвать у буржуазии капиталы, централизовав все орудия производства в руках государства, т.е. пролетариата, организованного как господ ствующий класс, и возможно скорее увеличить массу производительных сил” 337.

Для понимания сути подхода большевиков к национализации предприятий отме тим еще два момента. Во-первых, этот акт — удел не одной только Советской Респуб лики 1917-1920 гг.: при определенных обстоятельствах этим методом пользовались и другие правительства.


В предвоенной Германии широко применялся институт "прочесывания пред приятий". Суть его состояла в проверке мелких и средних предприятий с целью приос тановить деятельность некоторых из них. В период после Второй мировой войны лей бористское правительство Англии национализировало Английский банк, угольную промышленность, а также железнодорожные предприятия. Во Франции государство возвратило в свое ведение угольные копи, воздушный транспорт, ряд банков и энерге тические отрасли 338.

На первых порах существования советские органы осторожно подходили к про блеме национализации. Они не рискнули поступать так же, как позднее в области аг рарной, т.е. проводить этот акт как единовременный во всей стране сразу. Первона чально в собственность государства переходили отдельные предприятия, а не отрасли в целом. Поэтому сначала в этой сфере полностью отсутствовал элемент планирова ния.

Национализация промышленности не была частью первоначальной большеви стской программы, и, хотя на ВСНХ были официально возложены полномочия "кон фисковать, реквизировать и секвестровать", первые, шаги на пути к национализации, по выражению известного исследователя этой проблемы Э. Карра, были “неуверенны ми и спотыкающимися".

В советской литературе при описании политики в области национализации, ха рактерной для раннего периода, использовались два эпитета. Эта политика называлась "карательной", что означало, что мотивом ее было либо преодоление сопротивления или саботажа со стороны капиталистов, либо принятие карательных мер, связанных с такими их действиями;

она называлась также "стихийной", т.е. она являлась главным образом результатом действий рабочих на местах, а не центральных властей.

"Карательный" характер первых мероприятий по национализации иллюстри руется тем фактом, что первые декреты о национализации — будь то декреты, выпу щенные Совнаркомом или ВСНХ, — всегда указывали причины, вызвавшие или оп равдывавшие национализацию.

Так, акт о национализации Ликинской мануфактуры от 17 ноября 1917 года гла сил: “1.Закрытие фабрики, исполняющей заказы на армию и обслуживающей нужды беднейших потребителей – недопустимо;

2. Материалы по обследованию дел на фаб рике указывают на злую волю предпринимателя, явно стремящегося… саботировать производство" 339.

Часто в качестве причины назывался отказ подчиниться рабочему контролю.

Принятая в январе 1918г. III Всероссийским съездом Советов Декларация прав трудя щегося и эксплуатируемого народа провозглашала государственной собственностью все предприятия, рудники и транспортные средства. Это ознаменовало решительный поворот в умонастроениях, и, начиная с этого времени, декреты о национализации, как правило, прекратили давать обоснования для проведения этой меры. "Стихийный" эле мент ранней национализации еще более заметен, чем ее "карательный" характер.

Выпущенные ВСНХ или Совнаркомом декреты о национализации касались глав ным образом предприятий, расположенных в Петрограде, или нескольких широко из вестных губернских концернов со штаб-квартирой в столице. Однако куда более значительное количество расположенных по всей стране крупных и мелких предпри ятий было национализировано местными Советами, совнархозами и другими местны ми органами, а также самими рабочими без одобрения местных Советов.

Все это свидетельствует в пользу того, что главным источником национализации зимой 1917-18 гг. служили неорганизованные действия рабочего контроля и что обла стные и местные Советы и совнархозы гораздо чаще выпускали декреты, покрывавшие действия, предпринятые самими рабочими. Национализация, как заявил Рыков, "про изводилась независимо от вопросов снабжения, от хозяйственных соображений, а ис ходя исключительно из необходимости непосредственной борьбы с буржуазией" 340.

Рабочие Севера, как и во всей стране, по собственной инициативе брали управ ление заводами в свои руки. Так, 2 апреля на совместном заседании профсоюза лесо пильщиков и Маймаксанского Совета рабочих депутатов было решено отстранить от исполнения обязанностей руководство бывшего удельного завода, управление делами передать в руки местного заводского комитета 341. Вслед за этим в ведение завкома пе решел и Северо-Двинский завод удельного ведомства. Однако до лета 1918 года мест ные Советы Севера подходили к национализации частных предприятий весьма осто рожно, национализируя лишь те предприятия, владельцы которых саботировали рабо чий контроль над производством.

Осторожность была проявлена и в декрете Совнаркома от 28 июня 1918 года о национализации лесной промышленности на Севере. Согласно этому документу «на ционализации подлежали лишь лесозаводы с основным капиталом не менее миллиона рублей, то есть предприятия, которые имели особо важное народнохозяйственное зна чение. Из всех лесозаводов под эту категорию на Севере подходили лишь три. Лесоза воды города перешли в ведение государства после окончания гражданской войны.

Более широкий размах на Севере приняла национализация торгового флота. Во исполнение декрета Совета Народных Комиссаров от 26 января 1918 года исполком Архангельского Совета образовал комиссию для разработки проекта по проведению в жизнь этого мероприятия. В состав ее были включены три представителя от Совета и по три — от профсоюзов речников и моряков. Совет направил на суда своих комисса ров. В числе представителей Совета, участвовавших в национализации флота, были большевики М. С. Новов и А. А. Гуляев 342..

Флот на Севере был достаточно велик: он насчитывал более 20 различных па роходств;

кроме того, немало судов принадлежало непосредственно русским и ино странным владельцам лесозаводов. Для осуществления национализации была создана коллегия. Согласно распоряжению Архангельского Совета от 13 марта, комитету су довладельцев предлагалось «сдать ей все дела и суммы, подлежащие национализации».

Национализация флота продолжалась более полутора месяцев. 6 апреля был объявлен первый приказ, согласно которому «общенациональной неделимой собственностью Российской Федеративной Советской Республики» объявлялись суда Беломорско Балтийского акционерного общества Данишевских 343. В течение апреля один за дру гим в печати появились приказы коллегии по национализации о передаче в руки госу дарства пароходств Куликова и Шапарова, судов торговых домов Шмидта, Спаде, Мо гучего и других.

В апреле 1918 года Архангельский губисполком образовал Северо-Двинское областное управление флотом и водными путями, которое возглавили А. В. Голованов и П. П. Рассказов.

Национализация торгового флота в Северо-Двинском бассейне и Белом море была завершена к концу мая 1918 года. Всего по бассейну было национализировано товаро-пассажирских и 175 буксирных пароходов, 707 барж и дебаркадеров. Кроме то го, был национализирован Архангельский судоремонтный завод 344. Во время борьбы с антисоветскими силами на базе национализированных судов была создана Северо Двинская речная военная флотилия.

История сохранила документ о том, как происходила национализация судоре монтного завода известного на Севере предпринимателя И.И. Буркова.

...24 мая 1918 года открылось заседание комиссии по национализации торгово го флота. Комиссар Лаврентьев заявил: “Нам надлежит сегодня определить, что из имущества и капиталов предприятия Буркова подлежит национализации согласно дек рету и что не подлежит...” Представитель пароходства Буркова, в соответствии с требованием декрета Совнаркома, представил комиссии бухгалтерские книги, баланс на 1 января 1918 года, ознакомил всех с положением дел. Общая стоимость имущества Игнатия Буркова со ставляла в то время 1 095 тысяч рублей. Морские и речные суда, механический завод Буркова были национализированы в 1918 году, а остальное — уже в 1920 году 345.

Национализация на Севере проходила при сопротивлении значительной части су довладельцев. Резче всех высказались против этой акции рыбопромышленники. На втором областном рыбопромышленном съезде, проходившем в феврале 1918 года, делегата рыбопромышленных обществ приняли резолюцию, в которой говорилось:

“…съезд пришел к единодушному заключению, что в современный момент общей раз рухи, при необходимости использовать все наличные силы для поднятия жизни на Се вере, национализация местного флота является несвоевременной и нежизненной, а в интересах промыслового населения даже недопустимой” 346.

Специальной телеграммой Д. Цюрупа предупредил губисполком о том, что со гласно декрету Совнаркома от 21 января 1918 года “никакие промысловые суда нацио нализации не подлежат. Немедленно прекратите это. Иначе дезорганизуете промы се0л” 347. Очевидно, что губернские органы власти подчас не считались с реалиями ме стной жизни.

*** Таким образом, с весны 1918 года в Архангельске на основании декретов Сов наркома и постановлении местных органов власти начался процесс национализации производственных помещений, транспорта а также жилых домов. В полной мере этот процесс развернуть не удалось: не хватило времени, т.к. началась гражданская война.

“Красногвардейская атака на капитал” поразила только одну отрасль хозяйства Севера торговый флот и частично лесопильную промышленность.

*** Продовольственная и финансовая проблемы. Начавшийся процесс преобразований в экономике осложнился продовольственными трудностями. Подвоз хлеба в северные районы стал повсеместно сокращаться. И, тем не менее, в феврале Архангельск нашел возможность направить 10 вагонов пшеницы голодающим Петрограда, сократив в го роде дневную норму выдачи хлеба рабочим и служащим.

Эта непопулярная в народе мера была вызвана тем, что в начале мая из Петрограда пришла телеграмма за подписью Ленина о «небывало, катастрофическом» положении с продовольствием в Петрограде. "Выданы последние остатки хлеба, картофельной муки и сухарей, – гласил текст телеграммы. – Красная столица на краю гибели. Контр революция поднимает голову, направляет недовольство народных масс против совет ской власти…. Именем Советской социалистической Республики требую немедленной помощи Петрограду” 348. Очевидно, правительство собирало продовольствие во всей стране.


Губернский продовольственный комитет, возглавляемый меньшевиком А. В. Па пиловым, выступил против помощи петроградцам, считая это непосильным бременем для города и всей губернии. В качестве оправдания приводился тот факт, что Архан гельск и так уже трижды отправлял хлеб Петрограду. Большевики Я. Тимме, Т. Зинке вич осудили позицию продкомитета. Губисполком принял решение: «Отправить не позднее 11 мая поезд в количестве 30 вагонов с продовольствием», обеспечить его ох рану 349.

Папилов в знак протеста вышел из состава продовольственного комитета и решил призвать в союзники рабочих — обратился к рабочим судоремонтного завода с откры тым письмом, в котором предлагал собрать общее собрание, чтобы рассказать о продо вольственном положении в городе и причинах своей отставки 350. Губисполком осудил этот поступок. Было решено предать Папилова суду за “контрреволюционную” дея тельность.

Позиция Папилова имела под собой основания. Помощь Петрограду была риско ванным шагом со стороны губернских властей, ибо запасы хлеба в Архангельске были на исходе. Правда, часть рабочих поддержали эту акцию. Так, рабочие завода Р. Пеца (на острове Хабарка), а также завода Кыркалова, одобряя решение Совета об отправке хлеба в Петроград, настаивали на том, чтобы Совет произвел обыск в городе и окрест ных деревнях для выявления продуктов первой необходимости 351.

Отправка хлеба в Петроград поставила губернию в критическое положение. Гу бисполком, спустя короткий срок после этого, начал штурмовать телеграммами Д.

Цюрупу, а также Ленина и Троцкого с требованием вернуть из Петрограда долг. “На губернию надвигается голод”, — говорилось в телеграмме от 6 июня 1918 года. Со славшись на отказ сибирских властей снабжать хлебом губернию, губисполком сооб щал: “Мы рискуем в ближайшее время быть захлестнутыми голодающей массой, под стрекаемой местной и иностранной буржуазией, со дня на день ожидающей прихода разных десантов. Убедительно просим в интересах революции и советской власти на Севере Вашим авторитетом распоряжений Сибири, Вятке, Перми не препятствовать отправке хлеба Архангельску…” 352. Потребовались огромные усилия архангельских властей, чтобы минимально удовлетворить запросы населения города и губернии.

*** Много внимания исполком уделил нормализации финансового дела. В целях изы скания средств для выдачи заработной платы исполком прибегнул к радикальным ме рам: было решено обложить местную буржуазию денежным налогом. Это дало город ской казне несколько миллионов рублей. Вместе с этим исполком признал необходи мым в качестве исключительной меры выпустить местные расчетные знаки 353.

При решении упомянутых выше проблем власти Севера получали помощь цен тральных органов власти. Эта помощь заключалась, во-первых, в поддержке кадрами.

В числе таковых был направленный в Архангельск член партии с 1905 года секретарь Военной организации при ЦК партии С. Н. Сулимов. Он прибыл сюда в марте 1918 го да во главе Чрезвычайной комиссии по разгрузке Архангельского порта.

В постановлении Совнаркома о создании этой комиссии говорилось о том, сто она создается “Для объединения и руководства работами по разгрузке Архангельского порта, а также для исключительных мероприятий по защите грузов от действий полой воды”. В ее состав входили С.Н. Сулимов, А.А. Паули и Н.А. Сарф. Комиссии предла галось приступить к работе, подчинить ей организации, работающие по разгрузке пор та.

Вслед за комиссией С.Н. Сулимова в Архангельск прибыла так называемая со ветская ревизия во главе с М.С. Кедровым. Текст постановления, подписанный Я.

Свердловым, В. Лениным и Л. Троцким, гласил: "Все учреждения, в том числе и су дебные, и отдельные лица должны оказывать ревизии всемерное содействие и беспре кословно подчиняться распоряжениям ревизии, клонящимся к выяснению положения дела, устранению беспорядков и преступлений, восстановлению нормального хода го сударственно-общественных дел, изобличению виновных".

В состав комиссии входило около 40 человек и команда латышских стрелков из 33 бойцов. Она имела 10 различных секций, включая военную, продовольственную, финансовую, агитационную, следственную и др. Приказами комиссии была распущена архангельская городская дума, принимались меры по укреплению обороноспособности Севера, по отгрузке снаряжения из Архангельска.

Помощь центра выразилась также в том, что Совет Народных Комиссаров при нял в первой половине 1918 года ряд важных постановлений о развитии экономики Архангельской губернии.

Обратимся к некоторым из документов Биографической хроники В.И. Ленина.

Запись от 28 мая 1918 года свидетельствует, что глава Совнаркома принял заместите ля комиссара лесного отдела Архангельского губисполкома Н.Г. Иконникова, «хода тайствующего о принятии СНК решения организовать лесосплав по северным ре кам» 354. В тот же день вечером Совнарком обсудил вопрос «о срочном открытии кре дита до 3 млн рублей лесному отделу Архангельского Совета на сплав бревен и заго товку дров». В.И. Ленин дополнил доклад Н.Г. Иконникова, дал справки, в частности, «о подготовке леса на экспорт». Сразу после заседания председатель Совнаркома под писал телеграмму в лесной отдел Архангельского Совета с сообщением об утвержде нии СНК ссуды артелям на сплав бревен и заготовку дров 355.

Ранее В.И. Ленин подписал постановление Совнаркома от 27 января 1918 года об ассигновании 8 миллионов рублей для Архангельского порта. Эта мера была на правлена на развитие лесоэкспорта.

Еще запись, датированная 3 апреля 1918 года: «Ленин беседует с председателем Архангельского губисполкома А.П. Поповым, расспрашивает о положении дел в Ар хангельске, о работе губисполкома, о фарватере Двины, просит показать на карте пор ты и окрестности Архангельска, советует в случае опасности со стороны интервентов заминировать устье Двины, записывает номер телефона Попова и обещает вызвать его на следующий день на заседание СНК по поводу отпуска средств для Архангельска на сплавные и другие работы» 356.

Это заседание состоялось 5 апреля. Владимир Ильич выполнил обещание — по звонил Попову, остановившемуся в Москве у С. Н. Сулимова, и пригласил его прийти к 19 часам. На заседании СНК в числе самых разных вопросов рассматривался и во прос об отпуске 62 миллионов рублей в распоряжение Архангельского Совета. В. И.

Ленин дважды выступил при обсуждении этого вопроса, поддерживая просьбу А. П.

Попова 357.

Попов, отчитываясь о поездке в Москву на заседании губисполкома, отметил, что на заседании Совнаркома интересовались, где лучше провести дорогу Котлас— Сорока. «Я указал на карте непременно с таким расчетом, чтобы захватить бело морские пункты…, чтобы дорога проходила не по пустым, а по населенным местам… Указал также на наши неисследованные недровые и лесные богатства» 358.

Речь шла о проекте железной дороги — так называемого Великого Северного же лезнодорожного пути, предложенном художником А. А. Борисовым и норвежцем Э.

Ганневигом. Трасса железнодорожного пути должна была идти от Мурманского побе режья на Сороку, Котлас и далее, через Урал, до Оби, соединяя Сибирь с Балтийской железной дорогой. Ленин с вниманием отнесся к этому проекту. Одна из записей Био хроники свидетельствует, что он изучил литературу о Севере и материалы комиссии ВСНХ, обсуждавшей проект, встретился с Борисовым и предложил наркому промыш ленности и торговли Л. Б. Красину высказать мнение по этому вопросу «с точки зре ния купцовской (и дипломатической)» 359.

4 февраля 1919 года В. И. Ленин написал проект постановления СНК, в котором признал «направление дороги и общий план ее приемлемым», а концессии представи телям иностранного капитала «допустимыми в интересах развития производительных сил» страны 360. По ряду причин результатов в осуществлении проекта достичь не уда лось. Но работа над этой идеей помогла выработать основы концессионной политики государства.

В те же годы Совнарком принял ряд других решений, касающихся проблем эконо мики Севера, освоения Северного морского пути и т.д. В заключение этого раздела хочется привести пример, ярко иллюстрирующий стремление новой власти всеми мерами претворять в жизнь свои решения. В биохро нике В. И. Ленина сообщается: “27 июня 1918 года «Ленин от имени СНК подписыва ет… телеграмму в Архангельский губисполком комиссару Куликову с указанием на то, что местный рыбопромышленный съезд не имеет права ставить ультиматум советской власти и вести переговоры с иностранными государствами, минуя Советское прави тельство, и что всякая попытка вести подобную политику будет рассматриваться пра вительством как государственная измена” 362.

Какие обстоятельства вызвали появление этой телеграммы главы Советского го сударства? Дело в том, что северные рыбопромышленники еще в феврале 1918 года выступили против национализации флота, заявив на состоявшемся тогда съезде, что эта мера «нежизненна» и даже «недопустима». Справедливость этого требования при знал Цюрупа. В то же время рыбопромышленники потребовали для себя права само стоятельного выхода в Норвегию за рыбой, передачи им валюты и т. п. На июньском съезде они, присоединив к этим требованиям ряд новых, настаивали на проведении их в жизнь «в кратчайший срок». Съезд постановил довести эти требования «до сведения центральных и местных властей», установив семидневный срок ответа. «В случае не получения ответа… отказа или отсрочки промышленники… будут принуждены… про сить защиты и помощи союзников…» — говорилось в резолюции съезда 363.

Прозвучавшая в этой резолюции угроза действовать «помимо властей» и прибег нуть к помощи «союзников», уже начавших вооруженную интервенцию против Совет ской Республики, была расценена Лениным как государственная измена. Совнарком оказывал помощь Архангельскому Северу и при решении проблем защиты Севера от сил контрреволюции.

*** Укрепление обороны Архангельска. В марте 1918 года, выступая с трибуны VII съезда партии, Ленин предупреждал: «...на нас наступление готовится, может быть, с трех сторон;

Англия или Франция захотят у нас отнять Архангельск — это вполне воз можно...» 364. На следующий день, 9 марта, англичане высадили группу войск в Мур манске.

С этого времени Совнарком стал уделять значительное внимание укреплению обороны Архангельска, и вывозу скопившихся здесь военных грузов. Запасы их были к тому времени весьма значительны. Приведем некоторые данные 365.

Сведения о наличии импортного груза в Архангельском порту на 1.04.1918 г.

№ п/п Владелец груза Кол-во груза (в пудах) 1. Главное артиллерийское управление 2 426 2. Главное военно-техническое управление 803 3. Главное интендантское управление 235 4. Морское ведомство 92 5. Ведомство металлоснабжения 1 802 6. Груз французской миссии 775 7. Груз первой воздушной станции 8. Авиационные грузы 68 9. Комиссариат путей сообщения 2 259 10. Комиссариат земледелия 209 11. Комиссариат продовольствия 43 12. Экспедиторский груз 983 13. Груз неопределенных отправителей 124 Итого всех грузов 9 829 Несмотря на отправку военных грузов в течение всей войны, количество их к весне 1918 года, как это видно из таблицы, оставалось внушительным. Если комисса риат продовольствия имел незначительные запасы, то груз военных ведомств состав лял более половины общей массы грузов.

Власти считали, что нельзя было допустить, чтобы военное снаряжение попало в руки врагов Советской страны. А угроза такая была. Еще в начале 1918 года Главно начальствующий Архангельска и района Белого моря Е. Сомов, по сообщению англий ского консула Д. Янга, выразил готовность передать союзникам запасы грузов с воен ных складов в обмен на продукты питания и другие предметы первой необходимости.

Тогда же Сомов признавался Янгу, что ему надо как-то продержаться до весны, когда он «будет счастлив приветствовать британскую интервенцию» 366.

23 февраля 1918 года губисполком объявил военно-грузовые районы Архан гельского порта на осадном положении и создал военно-революционную комиссию из трех человек — представителей губернского Совета, исполкома горсовета и Целед флота. В резолюции их совместного заседания цель этих мер определялась так: «в час тяжелых испытаний для русской революции... все средства, все силы противопоста вить полкам завоевателей», ибо «всякое промедление с организацией обороны... неми нуемо приведет к гибели страны и дела мировой революции» 367.

19 февраля 1918 года Совет Народных Комиссаров, обсуждая вопросы внешней политики, возможности организации обороны Советской Республики, рассмотрел в связи с этим и проблему «положения дел и состояния грузов в Архангельском пор ту» 368.

В соответствии с решением Совнаркома Архангельский Совет получил предпи сание срочно направить в Петроград большую партию винтовок для вооружения отря дов Красной армии. 21 февраля 1918 года Архангельский Совет на экстренном заседа нии принял решение по организации перевозки оружия. При этом Целедфлот просил коллегию наркомата по морским делам часть винтовок — четыре тысячи штук — оста вить в распоряжении флотилии Северного Ледовитого океана для обороны Архангель ска 369. Отправка винтовок была лишь частью программы по разгрузке порта. Как уже отмечалось выше, с этой целью была создана Чрезвычайная комиссия — ЧКОРАП во главе с С.Н. Сулимовым 370.

Местные органы власти оказали содействие этой комиссии. Исполком, учиты вая срочность работ, объявил в Архангельске трудовую повинность. Почти пять меся цев, вплоть до конца июля, продолжалась напряженная работа. В апреле Совнарком заслушал отчет о разгрузке Архангельского порта 371. Работы шли полным ходом. В начале мая 1918 года Сулимов в донесении на имя В. И. Ленина сообщал, что присту пили к вывозу угля. За 10 дней было отправлено около 700 тысяч пудов. Предстояло отправить еще 8 миллионов пудов. «Погрузка производится беспрерывно, и грузится в среднем ежедневно до 70 тыс. пудов» 372.

Темпы отгрузки грузов со складов Архангельского морского порта характе ризовались следующими данными: Время Остаток груза ( в пудах) 1 апреля 1918 г. 9 829 1 мая 1918 г. 7 222 1 июня 1918 г. 6 321 16 июля 1918 г. 1 323 Эта работа беспокоила союзников, которые считали действия органов советской власти противозаконными. В ответ на меры Советского правительства английский консул Д. Янг 4 марта 1918 года направил ноту советским властям в Архангельске, известив, что «британское правительство считает военное снаряжение, находящееся в Архангельске, собственностью союзников, а не России» 374. Пытаясь не осложнить ди пломатических отношений, Совнарком проявил твердость в этом вопросе.

Оценивая эвакуацию военных запасов из Архангельска, Д. Янг, оставил в своих неопубликованных воспоминаниях такое свидетельство: "Почти всё, что имело какую то ценность, было вывезено за несколько недель до оккупации (2 августа). Объяснение действительных причин этой эвакуации, которая была ускорена угрозой интервенции, так и не дошло до сознания британских властей, полностью поглощённых поисками "тайной руки Германии". Большевики... пришли к выводу о стремлении союзников использовать военные запасы (как и получилось с их остатками) для военных действий против большевиков” 375.

Таким образом, огромные запасы военного снаряжения из архангельских складов поступили в распоряжение Красной армии и народного хозяйства страны. В свете это го совершенно несостоятельным являлось утверждение союзных властей и его коман дования о том, что одной из главных причин вторжения иностранных войск в Архан гельск являлось спасение грузов от захвата их немцами или большевиками. К моменту оккупации Архангельска почти все эти грузы были отправлены в глубь России.

*** Между тем общая обстановка на Севере усложнялась: усиливалась угроза ин тервенции, поднимали голову внутренние антисоветские силы. Финские белогвардей цы, поощряемые Германией, угрожали некоторым пунктам на Мурманской железной дороге. Они предприняли наступление на Кемь и Кандалакшу, пытаясь оккупировать Северную Карелию.

Немецкие подводные лодки потопили пароход «Федор Чижов» и парусный бот.

Эти агрессивные действия продолжались и после подписания 3 марта 1918 года Брест ского мира. Советских вооруженных сил на Мурмане практически не было.

В этой ситуации военные власти союзников, находившиеся на Мурмане с года, предложили местному Совету помощь продовольствием и военной силой. Мур манский Совет запросил Совнарком о возможности этого сотрудничества. В ответ пришла телеграмма Л. Троцкого о желательности «принять всякое содействие военных миссий».

2 марта 1918 года между председателем Мурманского Совета А. Юрьевым и англо-французским командованием было заключено соглашение о совместных дейст виях по обороне Мурмана. Союзники высадили сначала небольшой десант — около 160 человек и сформировали два бронепоезда, которые стали курсировать по Мурман ской железной дороге. В силу ряда причин дело завершилось тем, что местный Совет июля заключил письменное соглашение о сотрудничестве с союзниками, а Мурман ский край, в конце концов, разорвал отношения с Совнаркомом.

Руководители Мурмана и дипломатические представители союзников пытались склонить к подобному акту и Архангельский Совет. В одной из телеграмм командую щему сухопутными войсками Архангельского района Потапову А. Юрьев рекомендо вал: «Убедительно прошу и советую Вам и всему штабу присоединиться к нам».

Примерно в те же дни комиссар Беломорского военного округа А. Геккер в де пеше Л. Троцкому сообщил о том, что французский консул в беседе с ним говорил «о возможности признания Францией советской власти при условии отторжения Север ного края от центра». Геккер добавлял при этом, что подобный подход союзного ди пломата есть не что иное, как «попытка одурачить нас, считать нас слишком наивны ми» 376.

Тем не менее, архивные документы сохранили свидетельство о том, что пред ложение А. Юрьева обсуждалось в Архангельске. 26 апреля состоялось закрытое засе дание Целедфлота. Кроме моряков, на нем были представлены председатель губиспол кома А. Попов, а также Я. Тимме, Р. Куликов, контр-адмирал Н. Викорст и другие от ветственные лица.

Члены Целедфлота от Мурманской флотилии заявили о том, “…что Мурман ский край вошел в соглашение с англичанами для того, чтобы не дать Германии поку ситься на богатства Мурмана, и что англичане во внутренние дела России не вмеши ваются. Соглашение с англичанами одобрено Советом Народных Комиссаров” 377.

Резолюция совещания означала присоединение к позиции Мурманского Совета.

В ней говорилось о необходимости выделения Архангельской губернии и Мурманско го района «в автономную единицу РСФСР», выражалось намерение «вступить в пере говоры с представителями английских властей о формах соглашения… по товарооб мену».

Объявление своего рода северной автономии, по мнению всех ораторов, обу словливалось тем, что “это давало возможность народным комиссарам сложить с себя ответственность за невыполнение некоторых пунктов договора с Германией, как, на пример, выдача оружия Мурманску, вошедшему в соглашение с союзниками”.

Эта резолюция была принята 10 голосами против 1, при 7 воздержавшихся.

Принятие окончательного решения было перенесено на следующий день — на совме стное закрытое заседание губисполкома, Целедфлота, исполкома Архангельского Со вета и с участием представителей совета профсоюзов и земельно-лесного отдела.

На заседании определилось несколько мнений. Меньшевик Р. Дмитриев и эсе ры выступил за возобновление контактов с союзниками «в полном объеме», т.е. по су ти дела за разрыв Брестского мира.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.