авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБР АЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕР АЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБР АЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕ ЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБР АЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Роль аборигенных цивилизаций в глобализационных процессах воз растает, и нельзя не учитывать их историческо-эпистемологической значи мости. На данный период население мира насчитывает примерно 6 миллиардов человек. При этом считается, что на земле живет примерно 3- тысячи различных народов, обладающих близкими особенностями этно культуры, языка, веры, психофизическими особенностями. Число абориген ного населения в мире точно не определено, однако известно, что на разви тые страны приходится сегодня менее одной пятой населения планеты. То гда как в странах третьего мира ожидается интенсивный рост населения.

Неизбежны перемены в структуре мирового населения и не только по пара метрам «богатый» и «бедный», но в значительной степени по социокультур ным основаниям, общим интересам и значимости задач развития.

Суть новой цивилизационной парадигмы общественного развития, на наш взгляд, во многом определяется осознанием важности идей пере стройки социокультурной структурности аборигенного и постиндустри ального мира, с позиций эколого-социальной целесообразности и на осно ве гуманистической этики.

Устойчивое развитие сопряжено с идеями перераспределения благ на глобальном уровне. Мир коренных народов деформируется под влия нием индустриальной цивилизации и на Западе, и у нас в России. Задачи сохранения самобытного образа жизни сами коренные народы все больше связывают с решением правовых вопросов и на локально-региональном, и на международном уровне. Действительно, Декларации международных организаций являются в настоящее время основной поддержкой для ко ренных народов в отстаивании своих прав на самобытный образ жизни.

Век XXI многие аналитики называют Тихоокеанским столетием, предпо лагается, что именно на Севере будут наиболее динамично развиваться экономика, передовые технологии, финансовые и транспортные потоки, решаться геополитические задачи мировых держав. Это процессы, в кото рых КНС как представители циркумполярной культуры, имея статус субъ ектов права, могли бы играть значительную роль.

Несмотря на негативное влияние техногенного мира и финансово экономических корпораций, несовершенство законодательной базы и ме ханизмов управления развитием КНС, в России сохраняется самобытная циркумполярная культура КНС. Об этом свидетельствуют результаты по левых исследований сотрудников института ИПОС СО РАН Н.А. Повод и А.А. Богордаевой, которые проводили наблюдения в самом пекле совре менных нефтегазовых разработок, осуществляемых предприятием «ТНК ВР», в труднодоступном районе Тюменской области на стойбище по реке Демьянка, хозяйство Кедровый, Уватского района. Об этом свидетельст вуют исследования ученых новосибирской академической школы, воз главляемой Ю.В. Попковым, этот факт отмечен учеными института этно логии и антропологии РАН и другими представителями российской науки.

Однако справедливости ради необходимо отметить, что в исследованиях акцентируются, как правило, различия этносов Севера, а не общность их этносоциокультурного бытия. Например, дисперсный характер расселения считается основанием для невозможности восприятия КНС как целостно го социального субъекта исторического развития. Но данный признак присущ большинству этносам Севера, он отражает их кочевой образ жиз ни и, следовательно, он их скорее объединяет, чем разъединяет.

На основе историзма, схожести основных способов жизнедеятельно сти коренных этносов Севера автором в работе «Развитие коренных мало численных народов Севера: основания социально-философского анализа»

(Новосибирск, 2005.) выделена система признаков, матрица-архетип, ко торая может служить обоснованием объединения коренных этносов Се вера в единый социокультурный феномен с обобщающим названием «ко ренные народы Севера». Как известно, именно это универсальное назва ние зафиксировано в Конституции РФ и относительно его сформулирова ны права и гарантии коренных этносов Севера. Однако в практике управ ления указанный универсум, как правило, отсутствует. Не работают также такие понятия, как территории компактного проживания КНС, территории традиционных промыслов Севера и другие. Кому такая непоследователь ность и раздробленность, не соответствующая курсу правительства на ук рупнение и унификацию процессов управления, а, следовательно, и про зрачность финансово-экономической и социо-культурной жизнедеятель ности регионов, выгодна? И почему проблемы КНС, поднятые в эпоху М.

Горбачева, так и остались проблемами?

Большинство ученых отмечают конструктивную несостоятельность подходов к трактовке самого понятия КНС. Безусловно, кроме инертности мышления, бытующего на практике, рациональное использование инте грационного подхода ограничено рамками пресловутого «определения»

КНС через численность и занятость, регулирующего, скорее, социальные льготы, а не идентифицирующего КНС через их самобытную культуру.

Факт причастности к традиционным промыслам важен, но он может иметь место как в непосредственной, так и опосредованной формах, а также осуществляться в неявном виде. По существу, не учитывается вклад ин теллигенции в развитие циркумполярной культуры. Это относится к труду врачей, учителей, ученых и других специалистов из числа КНС, работаю щих в иных сферах, но также являющихся носителями и созидателями этнокультуры, и, что не менее важно, ее потребителями. Их совместный труд, бытие и создают некое пространство функционирования культуры.

В настоящее время проблема этносоциокультурной идентификации (как частная проблема функционирования культуры) обострилась в связи с укрупнением административных единиц РФ и утратой автономными ок ругами этнонационального компонента.

Действительно, в РФ существуют 83 субъекта Федерации. Количест во же муниципальных образований возросло и к 2008 году составило 24 тысячи, тогда как в 2004 году их было 11,5 тысячи. Но каковы их пол номочия относительно КНС? Похоже, что никаких специальных, и даже, напротив, минимальные, «равные», без учета особого образа жизни.

Поддержание особого образа жизнедеятельности КНС, как известно, связано с правами на территории традиционного природопользования. Это земельные, лесные, водные территории и ресурсы и в определенной мере воздушное пространство над территориями традиционного природопользо вания. Это территории, богатые нефтью, газом и другими недроресурсами, имеющими рыночный интерес. Но как быть КНС? Если они теряют воз можность заниматься традиционными промыслами, а значит, и именовать ся КНС, то это неминуемо приводит к потере прав на социальные льготы.

И здесь не до дефиниций социума уникальной циркумполярной культуры и дилеммы причисления к исторически сложившейся интерэт нической общности. Ведь теряется возможность на самообеспечение, хотя бы в какой-то степени существовавшее с сохранением традиционного об раза жизни. Это фактически означает ускорение темпов исчезновения ко ренных этносов Севера как культурного феномена.

Уступки, казалось, в дефинициях, но они могут иметь большие по следствия. Поэтому ключевой проблемой в настоящее время, на наш взгляд, является проблема реализации консолидирующего основания, за ложенного в Конституции РФ, именоваться коренными народами Севера на основании социокультурных оснований, определяющих их субъект ность, а не на основании частных характеристик численности или харак тера трудовой деятельности.

На риторический вопрос о том, как в России реализовать конститу ционное право КНС на самобытную культуру и, как следствие, на само бытный образ жизни, уместно, на наш взгляд, ответить следующим обра зом. Ставить вопрос о совершенствовании системы управления развитием КНС, в соответствии с Конституцией РФ, как единым народом циркумпо лярной культуры.

В настоящее время задачи разработки государственной политики в отношении КНС возложены на Министерство регионального развития РФ.

Однако масштабность задач настолько велика и значима, что трудно предположить их решение в рамках сотрудников одного министерства.

Особенно при отсутствии единого государственного органа управления развитием КНС, наделенного правом субъекта Федерации.

Возможно (гипотетическое предположение), будет целесообразно создание инновационного региона: «Региона КНС» с наделением указан ного новообразования властными полномочиями субъекта Федерации.

Дискретность расселения КНС, как уже отмечалось, нельзя относить к не преодолимым препятствиям. Существуют примеры островных государств, примеры сложносоставных субъектов Федерации, как Тюменская область, или субъектов с территорией вне основной территории страны, с грани цами, имеющими пограничное значение, как Калининградская область. В случае «Региона КНС» большинство населения приблизится к большин ству из числа КНС. Территория региона складывается из дискретных ло кальных участков: территорий компактного проживания КНС и террито рий традиционного природопользования, границы региона при этом при обретают социокультурный смысл. «Регион КНС» может находиться в двойном подчинении, возможно, по типу сложносоставных субъектов Фе дерации. Это должно привести к перераспределению доходов, и это необ ходимый шаг для формирования основ экономики коренных народов Се вера в рамках развития и сохранения государственности РФ. Интересы Федерального центра не пострадают, напротив, укрепятся государствен ность и вертикаль власти, сохранится целостность территории, усилится экологическая безопасность страны, укрепятся демократические основы государства. При этом идеи федерализма также не пострадают. Причем инновационный регион нельзя в строгом смысле относить к региону, ор ганизованному по этническому признаку, т.к. он будет интерэтническим и интернациональным изначально. Отметим, что возможная асимметрия между регионами не угрожает федерализму, напротив, учет специфиче ских интересов регионов соответствует идеям социального государства.

Идея наделения КНС субъектным правом на самобытное развитие в форме «Региона КНС», безусловно, носит гипотетический характер. Од нако инновации, несмотря на эпистемологичность конструкции, во мно гом соответствуют идеям демократических преобразований и задачам по строения гражданского общества в России. Они соответствуют современ ному пониманию общественного развития как коэволюционного развития человека и окружающей среды в самом широком смысле этого слова.

Действительно, надо иметь в виду, что решение правовых вопросов КНС во многом носит природоохранный характер. Ведь территории традици онного природопользования – это, по существу, природные заповедники, биосферные парки, природные парки, ландшафтные парки, природные за казники, памятники природы, лечебно-оздоровительные местности, са кральные места КНС. Уберечь их от разрушения – это задача не только КНС и правительства РФ, но гражданского общества в целом.

Укрепление субъектности КНС, а не только льготное финансирова ние объектов, не всегда соответствующих интересам КНС, но вызываю щее негативное восприятие со стороны малоимущих граждан, а по суще ству тормозящее развитие самобытной культуры – залог формирования перспективных мировоззренческих позиций в обществе, гарантирующих его устойчивое развитие.

В заключение еще раз подчеркнем, что идея создания «Региона КНС» носит гипотетический характер и не опирается на эмпирику соци ально-политических исследований нового исторического времени. «Реги он КНС» представляет собой эпистемологический конструкт, эквивалент ный желательным, не наблюдаемым в явном виде сущностям. Прием кон структивизма свойствен постнеклассическим (по терминологии академика В. Степина) подходам, который применим в тех случаях, когда наука на талкивается на более сложные системные организации, когда существую щие теории не дееспособны. Конструкт не является очевидным, но обре тает смысл, формируя суждение об объекте без каких-либо семантических потерь, предлагая разумную альтернативу натурализму. Идея возможных сценариев развития систем была отработана еще Гегелем в виде категорий реальной и абстрактной возможности и превращения возможности в дей ствительность. В случае «Региона КНС» превращение возможности в действительность вполне реалистично.

КНС в постперестроечный период прошли путь осознания субъект ной социализации от районной организации местного самоуправления до международной Организации Объединенных Наций. Минуя, однако, фе деральные органы российской власти, которые так и не приблизили ко ренные народы Севера к уровню субъектов права.

Постперестроечный период как период пассионарности мы считаем возможным характеризовать через состояние социально-духовной сферы коренных народов Севера России как результат влияния энергокогнитив ного импульса в сознании КНС.

Мы выделяем три этапа. Первый этап: 1985–1991 гг., эпоха М.С. Горбачева: актуализация правовых проблем перехода к социальному государству. Для коренных народов Севера это духовное возрождение, эт ноинтерактивность при поддержке государства. Второй этап: 1991–1993 гг., эпоха Б.Н. Ельцина: рыночный нокаут, распад государственности. Для ко ренных народов это преимущественно депрессивное состояние. Третий этап: 1993 г. – по настоящее время, эпоха В.В. Путина – Д.А. Медведева:

укрепление государственности в условиях рыночной экономики. Для ко ренных народов Севера – это состояние терпеливого ожидания, поиск диалога с властью, адекватного позициям международного сообщества.

Первый этап характерен высокой социальной активностью корен ных народов Севера. Впервые в среде аборигенов начали формироваться общественные неправительственные организации. Только в 1989 г. было создано десять ассоциаций. Ассоциация «Совет возрождения ительмен ского народа “Тхсаном”», созданная 05.02.1989 г. в Камчатской области, – это первая неправительственная организация коренных народов Севера в стране, тогда еще СССР. В настоящее время таких организаций насчиты вается более тридцати, большинство из них, а именно 23 ассоциации, бы ли образованы в эпоху СССР. Впервые в стране Советов в 1990 г., в Мо скве состоялся Всесоюзный съезд коренных малочисленных народов Се вера, Сибири и Дальнего Востока, на котором была создана российская ассоциация коренных народов Севера (RAIPON). Сегодня она объединя ет более тридцати региональных организаций.

В этот же период началось активное объединение сообществ абори генов на международном уровне, формирование представлений о субъ ектном развитии народов в соответствии с международными тенденция ми. Однако позитивных результатов пока нет.

Проект Федерального закона № 448425-4 «О защите исконной среды обитания, традиционного образа жизни и традиционного природопользо вания коренных малочисленных народов Российской Федерации» вновь в стадии долгосрочного обсуждения. А это значит, что вновь будут дораба тываться утопические, дискриминационные идеи этнологической экспер тизы и обсуждаться идеи устойчивого развития коренных народов Севера России без учета неустойчивости их положения. И вновь проблемы выжи вания КНС становятся актуальными, более актуальными, чем задачи раз вития.

Экспресс-анализ итогов научно-практической конференции и мате риалов по индикаторам качества жизни коренных народов, представлен ных канадской и российской сторонами, приводит к неутешительным (возможно ошибочным) выводам о недостаточном понимании феномено логической сущности проблем КНС как в нашей стране, так и за рубежом.

Феномен аборигенной культуры не определен, идет «плодотворная» ра бота по ассимиляции коренных народов в доминирующее общество. Ин декс благосостояния общин базируется на показателях, адекватных для индустриального общества. Экономика традиционного природопользова ния не имеет приемлемой даже метафизической формы, пригодной для развития теоретических представлений, не говоря уже о практике эконо мического анализа. Нет системы показателей, адекватно описывающей образ жизни КНС в ее феноменологической сущности, следовательно, отсутствует статистика, отражающая хозяйственную деятельность абори генов. Да ее, собственно, и никто не требует, управление развитием КНС и контроль исполнения – большая проблема.

Хорошо, что в Канаде есть территории, где коренные народы со ставляют большинство населения. В России это территории компактного проживания, но они с меньшей долей коренных народов. Однако в случае Канады наводит на размышление факт неисторичности мест жизнедея тельности аборигенов в виде спецпоселений. В случае резерваций ослож нено свободное межэтническое общение и, как следствие, недостаточно условий для трансляции собственной культуры, и осуществления меж культурного обмена в режиме диалектического взаимодействия.

В Канаде основной единицей социального развития КНС является община, объединение, базирующееся на кровнородственных признаках. В России в силу исторического фактора – коллективизации – существует более широкий спектр возможностей, апробированных и в определенной степени желаемых аборигенами, община выступает в качестве одного из видов объединений. Что создает больше возможностей для создания рабо тоспособного коллектива.

Положителен тот факт, что в Канаде наблюдается учет распределение аборигенов на три группы населения: живущих в границах собственной культуры, в пограничном состоянии, вне границ собственной этнокультуры. Это требует различные программы развития и различные подходы к управлению развитием коренных народов. В то же время непо нятно, объединяют ли эти группы представителей различных этносов или они однородны по этничности.

Остается неясным, насколько содержание предпринимательской дея тельности коренных народов Канады связано с традиционными промысла ми, насколько оно отражает этническую направленность их культуры.

Четкий бюджет, представительность Кабинета министров, обилие комитетов и другие структурные особенности системы управления в Ка наде вызывают уважение. Однако показатели сохранения и развития соб ственно этнического феномена этнокультуры коренных народов, ее дина мики в указанных индикаторах плохо просматриваются.

Перед аборигенами развивающихся и развитых стран в настоящее время стоит одна и та же задача – задача догоняющего развития;

достиже ние стандартов жизнедеятельности индустриального общества, в основ ном путем деформации сознания и выхода из привычной, природной сре ды. И этот факт удручает. Необходимы более гуманные подходы к повы шению качества жизни коренных народов.

Нельзя не отметить тот факт, что проблемы развития аборигенных народов методологически однотипные, во многом общие, по крайней ме ре, для научной общественности. Поэтому совместное обсуждение про блем развития коренных народов Севера, организованное ФКМНССДВ РФ при содействии правительств Канады и России, чрезвычайно полезно.

Раскрытие феноменологической сущности аборигенных цивилиза ций востребовано временем. Системные исследования процесса жизне деятельности коренных народов только начинаются. И что в реальности означает повысить качество жизни коренных народов с точки зрения цен ностей аборигенов – это вопрос, на который еще предстоит найти ответ.

К.М. Басангова, Государственная полярная академия УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ И КАНАДЫ В КОНТЕКСТЕ СОХРАНЕНИЯ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ КОРЕННЫХ НАРОДОВ (ОПЫТ СОЗДАНИЯ КАФЕДРЫ ЮНЕСКО В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛЯРНОЙ АКАДЕМИИ) Циркумполярные территории Арктики, в том числе территории Рос сии и Канады, – средоточие важнейших глобальных ресурсов, в первую очередь, минерально-сырьевых и топливно-энергетических. И если перво степенным фактором развития стран и регионов мира в третьем тысячеле тии будет ресурсообеспеченность, то без ресурсов Арктики мировая эко номика обойтись не сможет.

Поэтому в ХХI веке Арктика, располагающая под ледяной «шапкой»

180 миллиардами тонн нефти и газа, что составляет около 65% их миро вых запасов, становится не только объектом национальных интересов стран арктического региона, но и предметом экономической борьбы.

Необходимо отметить, что крупномасштабное промышленное ос воение минерально-сырьевых, топливно-энергетических и биологических ресурсов арктического шельфа неизбежно приводит к резкому росту объ емов сложных инженерно-технических работ, как на суше, так и в под водном пространстве. Планируется увеличение интенсивности грузопере возок по Северному морскому пути, интенсифицируется разработка неф тегазовых месторождений на арктическом шельфе, прокладка на дне арк тических морей нефте- и газопроводов, кабелей связи.

Все это должно происходить при условии учета необходимости со хранения природной среды, обеспечения традиционных методов хозяйст вования коренных народов с учетом их менталитета и тесной связи с при родой.

Духовные представления северных народов традиционно отражают их сильную зависимость от Природы, ощущение себя е органичной ча стью, интуитивную настроенность на е цикличность. Для многих из них весь Мир – это некая одушевлнная целостность, населнная всесильны ми божествами и духами. В связи с этим фундаментальной основой выжи вания и развития жителей Севера является их непременная природосооб разность, умение жить в соответствии с Природой, в ладу с ней: с е зако нами, с е особенностями, с е ритмами [2]. И эта тесная взаимосвязь с природой характерна для коренных народов северных территорий как России, так и Канады.

В настоящее время человечество пришло к пониманию, что богатст во и развитость любой страны, ее устойчивое развитие определяются не только размером ВВП, но показателями, характеризующими как человека, так и среду его обитания. Этими показателями являются средняя продол жительность жизни, рождаемость, реальная заработная плата, образова ние, обеспеченность жильем, безопасность жизнедеятельности, природно климатические условия и т.д.

Принцип «устойчивого развития» применим в регулировании жиз необеспечения коренного населения северных территорий лишь при усло вии реализации политики экологической и этносоциальной целесообраз ности природопользования. И это положение инвариантно относительно территорий конкретных стран.

В этом смысле охота, звероводство, скорняжное дело и многие дру гие стороны традиционного хозяйствования аборигенов Севера оказыва ются экологически целесообразными, экологически «чистыми». Экономи ческая целесообразность здесь соподчинена с экологической в большей степени, чем в районах с благоприятными для сельскохозяйственного производства условиями [1].

Поэтому единственно правильное направление устойчивого разви тия циркумполярных территорий – это сохранение природы Арктики и Севера, сохранение природных экосистем в зонах традиционного приро допользования путем сбалансированного использования природных ре сурсов, ограничение антропогенных нагрузок в зависимости от экологиче ской емкости северных экосистем при преобладании развития человече ского потенциала.

При этом высшей ценностью становится житель Севера, его здоро вье, образованность, благополучие, сохранение традиционных культурных ценностей. Это положение должно лежать в основе политики государст венного регулирования развития Северных территорий.

Поэтому система государственного управления минерально сырьевыми и биологическими ресурсами, регулирования их использова нием должна включать в себя, наряду с подсистемами правового обеспе чения, финансово-кредитной поддержки, страхования от чрезвычайных происшествий и стихийных бедствий, и подсистемы научного обеспече ния, экологического и экономического образования, повышения квалифи кации населения Северных территорий [3].

Одним из направлений реализации деятельности в области экологи ческого и экономического образования, научного обеспечения устойчиво го развития северных территорий являются кафедры ЮНЕСКО соответст вующей направленности.

В настоящее время в России создано и работает более 40 кафедр ЮНЕСКО, в Санкт-Петербурге успешно работают 4 кафедры ЮНЕСКО.

В ГПА создается кафедра ЮНЕСКО «Развитие ноосферного обще ства в контексте сохранения культурного наследия коренных народов Севера, Сибири и восточных регионов России», деятельность которой соответствует программе ООН «Десятилетие коренных народов мира».

Кафедра открывается с целью дальнейшего включения в сеть кафедр ЮНЕСКО, связанных тематикой сохранения культурного наследия наро дов мира.

Миссия этой кафедры/сети ЮНЕСКО тесно связана с основной за дачей Государственной полярной академии – подготовкой высококвали фицированных специалистов, обладающих широким гуманитарным и экономическим образованием, из числа представителей народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России, способных решать профессиональные задачи, содействуя развитию ноосферного общества как условия сохране ния культурного наследия своих народов.

Основная задача кафедры/сети ЮНЕСКО – сохранение культурного разнообразия как ресурса ноосферного развития общества в рамках реали Ноосферное общество – это такая стадия эволюции биосферы Земли, на которой в результате победы коллективного человеческого разума начнутся согласованно раз виваться и сам человек как личность, и объединенное человеческое общество, и целе сообразно построенная людьми окружающая природная среда.

зации «Всеобщей декларации культурного разнообразия», принятой ЮНЕСКО в 2003 г.

Идея создания такой кафедры/сети ЮНЕСКО нашла понимание и поддержку со стороны Министерства образования и науки Российской Федерации, известного французского ученого-полярника, директора Цен тра арктических исследований Франции, посла доброй воли ЮНЕСКО в Арктике, профессора Жана Малори, ректора Арктического университета, профессора Ларса Куллеруда (Арендал, Норвегия), университетов Канады (провинции Саскачеван, Британская Колумбия), директора Арктического и антарктического научно-исследовательского института, профессора И.Е. Фролова (Санкт-Петербург, Россия) и др.

Важным аспектом планируемой деятельности кафедры/сети ЮНЕСКО является тесное сотрудничество с национальными, международными и не правительственными организациями: Арктическим университетом, Се верным советом, Северным измерением, Советом Баренцева региона, уни верситетами стран Арктического региона.

В связи с необходимостью исследования всех аспектов ноосферного развития северных территорий, отсутствием в России кафедры/сети ЮНЕСКО такой направленности и необходимостью сохранения природ ной окружающей среды и культурного наследия коренных народов, от крытие международной кафедры/сети ЮНЕСКО «Развитие ноосферного общества в контексте сохранения культурного наследия коренных наро дов Севера, Сибири и восточных регионов России» в Государственной полярной академии является актуальной задачей.

Целью создания Кафедры является организация работы постоянно развивающейся интегрированной системы научно-исследовательской, об разовательной и информационной деятельности в области естественнона учных, экологических, социальных, юридических и экономических аспек тов развития северных территорий России в контексте сохранения куль турного наследия коренных народов, а также содействие сотрудничеству между специалистами Академии и высококвалифицированными, имею щими международное признание учеными и преподавателями других уч реждений России, Скандинавии, Франции, Дании, Исландии, США и Ка нады.

Кафедра ЮНЕСКО планирует активно включаться в деятельность различных кафедр и межуниверситетских сетей, участвующих в програм ме ЮНИТВИН/кафедры ЮНЕСКО, особенно с государствами участниками ЮНЕСКО, расположенными на территории арктического ре гиона Земли, заполярных и приполярных территориях.

Кафедра ЮНЕСКО ставит перед собой следующие задачи:

– подготовка и переподготовка российских и иностранных специа листов (в том числе представителей малочисленных народов северных территорий) по экономике, экологии, территориальному развитию, естест веннонаучным, социальным, юридическим наукам и гендерным пробле мам на уровне мировых стандартов с привлечением ведущих специали стов из-за рубежа по согласованию с ЮНЕСКО;

– обучение студентов из числа малочисленных народов северных тер риторий и переподготовка выпускников вузов в области экономики, эколо гии, филологии, социологии с учетом специфики Северных территорий;

– разработка и совершенствование методики дистанционного обуче ния и профессиональная подготовка кадров в области экономики, эколо гии, филологии, социологии для Северных территорий;

– издание под эгидой ЮНЕСКО совместно с Арктическим универси тетом, Северным советом и Северным измерением учебных пособий и монографий по различным аспектам экономики, экологии, филологии, со циологии, учитывающим специфику северных территорий;

– создание электронных (гипертекстовых) учебников по различным естественнонаучным, экономическим, филологическим и социологиче ским дисциплинам. Обмен информацией и учебными курсами с универси тетами и научно-исследовательскими организациями стран северных тер риторий;

– обмен студентами, стажерами, преподавателями и сотрудниками кафедры ЮНЕСКО с другими институтами, университетами и научно исследовательскими учреждениями стран Северных территорий, неправи тельственных и иных национальных и международных организаций;

– проведение научно-исследовательской работы по проблематике, входящей в сферу компетенции кафедры ЮНЕСКО, в том числе на осно ве договоров и соглашений с Секретариатом ЮНЕСКО, его региональ ными подразделениями, с заинтересованными международными кафед рами ЮНЕСКО и организациями в других странах по следующим на правлениям:

– исследование водных и наземных экосистем в нефтедобывающих регионах Северных территорий с целью определения предельно допустимых экологических нагрузок;

– разработка и внедрение системы экологического и этносоциаль ного мониторинга, оценка сырьевых и биологических ресурсов Северных территорий;

– изучение влияния антропогенного загрязнения природной среды на экологию, климат и безопасность жизнедеятельности коренно го населения Северных территорий;

– исследование влияния современных изменений климата на природ ную среду и социально-экономическое развитие территорий ком пактного проживания коренных малочисленных народов Севера;

– изучение традиционных способов хозяйствования и природополь зования коренных малочисленных народов Севера России в усло виях рыночной экономики;

– исследование социально-экономических и гендерных проблем и проблем муниципального управления регионов Северных терри торий с учетом этнонациональных особенностей в контексте об щеевропейских тенденций;

– определение направлений улучшения качества жизни населения Северных территорий на основе рационального управления при родными ресурсами и интеграции экологического фактора в на циональные стратегии развития;

– проведение исследований по проблемам сохранения и развития самобытного этноса народов Северных территорий, формирова ния их гражданской идентичности в условиях рыночной эконо мики и глобализации общества.

Кафедры ЮНЕСКО в России, несмотря на все различия в их геогра фической привязке и специализации, объединены общим стремлением создать основы более современной, более прогрессивной, более совер шенной России. Для всех них синонимом завтрашней России обяза тельно выступает «общество знаний», трансформирующееся в ноосфер ное общество, характеризуемое через призму важнейших особенностей современности – сетевой структуры общения как отдельных людей, так и организаций;

образование, необходимое в течение всей жизни;

меж дународное сотрудничество государственных и негосударственных ор ганизаций.

ЛИТЕРАТУРА 1. Горбунов А.А. Социально-экономическая политика активизации и поддержки предпринимательской деятельности коренных малочисленных народов Севера // Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое разви тие человечества и России: Материалы Первого международного ноо сферного форума (Санкт-Петербург, 20-24 октября 2007 г.) / Под науч.

ред. А.И. Субетто. – Санкт-Петербург;

Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2007. – 1020 с. – В 2-х кн. – Кн. 1. – 448 с.

2. Комарницкий Г.М. Глубокое постижение и грамотное использова ние объективных законов – фундаментальное направление ноосферизации жизни народов Севера // Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие человечества и России: Материалы Первого международного ноосферного форума (Санкт-Петербург, 20-24 октября 2007 г.) / Под науч.

ред. А.И. Субетто. – Санкт-Петербург;

Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасо ва, 2007. – 1020 с. – В 2-х кн. – Кн. 1. – 448 с.

3. Тяптирянов М. Социально-экологические проблемы северного ре гиона России // Социология власти. – 2003. – № 3 (17).

И.Ф. Ложникова, Московский государственный педагогический университет ГОРОД КАК СРЕДОТОЧИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ РЕСУРСОВ В РАЗВИТИИ СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ Российский север сейчас находится в условиях перемен. Парадигма его нового развития только формируется и связана не только с добычей нефти, газа и прочих ресурсов, но и реальным обеспечением высокого ка чества жизни северян на основе эффективной промышленной политики, современных форм предпринимательства. Развитие при этом опирается и на гуманитарные ресурсы территории, ее историческую специфику, и осо бые характеристики образа жизни, которые вырабатывались в течение не скольких столетий.

Для формирования единого гуманитарного пространства Севера не обходимо выявить новые подходы понимания мира и человека в обнов ляемой системе ценностей. Важно найти эффективный способ коммуни кации, который будет способствовать синтезу различных видов культуро творчества.

Вместе с тем Северный регион, как и Россия в целом, включен в единый глобализационный процесс, и в его развитии в той или иной фор ме преломляются общие установки современного мирового развития. По мнению М.Е. Николаева, для решения насущных проблем Севера жиз ненно необходимо решить следующие основополагающие задачи:

выработать общие ценности, способствующие формированию идентичности циркумполярной цивилизации, решению проблем экологии и устойчивого развития;

непрерывно повышать уровень образования и использования информационных технологий;

преодолевать негативные последствия глобализационных про цессов;

формировать инновационную культуру, культуру перемен53.

См.: Николаев М.Е. Интеллигенция и цивилизация. – М., 2005. – С. 153.

Сценарий цивилизационного прорыва, в котором значительная роль принадлежит развитию гуманитарных ресурсов Севера, предполагает вы работку новых стандартов жизни и комфортности, качества жизнедея тельности, что требует развития не только экономики, энергетики, транс порта, сфер здравоохранения, социальной защиты, а также социокультур ной сферы.

На Севере остро стоит проблема экологии природопользования, вы работки ресурсозамещающих технологий. Сырьевая и индустриальная па радигмы развития Севера, основанные на эксплуатации природы, являют ся тупиковыми и не способны обеспечить конкурентоспособность страны.

Альтернативой индустриальной модели является развитие типов иннова ционной деятельности, которые можно отнести к постиндустриальному сектору, укрепление и эффективное использование интеллектуального по тенциала региона, культурно-историческое наследие, сообщающее иду щую от традиции и культурно-исторических форм самоидентификацию населения, и другие гуманитарные ресурсы.

Север России должен рассматриваться как место для становления культурно-этнических и социально-культурных групп, имеющих собст венные представления о том, как должен развиваться регион с учетом принципиально новой модели его освоения, основанной, в первую оче редь, на развитии и использовании человеческого капитала, интеллекту альных и гуманитарных ресурсов.

Человеческий капитал – важнейший ресурс постиндустриального общества. Техника, создающая богатства, приходит в жизнь через техно логические знания и организационные усовершенствования. И только опытная квалифицированная рабочая сила способна управлять высоко технологическим процессом. Кроме этого, необходимо знание деловой конъюнктуры, рыночных возможностей, способов их практического при менения, но и в этом случае нам необходимы знания человека, его «капи тал», используемый в процессе производства для создания богатства об щества54.

Признание самоценности жизни на Севере и самоценности природы независимо от потребностей человека является одной из доминирующих ценностей циркумполярной цивилизации. Соответственно, северный че ловек, признавая себя органической частью природы, ограничивал свои жизненные потребности до рационального минимума. Подобное гармо ническое сосуществование с северной природой, по сути агрессивной к человеческой особи, выработало особую мораль терпимости и достоинст ва духа личности. Вот образец отношения в природе: «Хозяин охоты, из Ильинский И.В. Инвестиции в будущее: образование в инновационном воспроиз водстве. – СПб.: Изд-во СПбУЭФ, 1996. – С. 394.

тысячи стай пять глухарей для меня отсчитай. Не стану чинить я вреда никому, и лишнего я ни крыла не возьму»55.

Низкие температуры воздуха – важнейшее отличие локальной цир кумполярной цивилизации, которое обусловило необходимость макси мальной реализации потенциальных возможностей людей в столь агрес сивных внешних условиях, оставляющих человеку минимальные возмож ности для поддержания жизненно важных источников: тепла, пищи и све та. Ресурсы северной природы изначально не рассчитаны на сохранение и развитие жизни, поэтому поистине феноменальным представляется вклад северных народов, хозяйственно освоивших среду обитания и прижив шихся в циркумполярных широтах Земли.

Культурные факторы играют определяющую роль для развития тер риторий, поскольку они в значительной мере опираются на верования, традиции и привычные фигуры человеческого поведения.

Стратегии развития, сумма технологий и информация о существую щих или перспективных ресурсах северных городов и территорий посте пенно могут быть сложены в общую картину жизни и будущего региона, которого пока нет как общепризнанной административно территориальной единицы. Юлия Неруш говорит о Севере как о содержа тельном гуманитарном пространстве. В 2006 году в г. Сургуте прошел II международный форум городов шестидесятой параллели, цель которого заключалась в том, чтобы выявить на карте активные города и организа ции, болевые точки и невостребованные ресурсы. Тенденция такова: ре гиональное управление постепенно приходит к пониманию необходимо сти активного включения гуманитарных ресурсов в схему обеспечения развития своих территорий и сбалансирования, таким образом, процесса экономической базы. Актуальным становится понятие идентичности.

Стоит лишь вглядеться, вслушаться и поверить своим историкам, фило софам и культурным технологиям. Попытаться представить свой город, свой регион частью некого Большего, где существуют законы связности.

Тогда станут очевиднее гуманитарные перспективы наших городов и ре гионов56.

Нельзя не разделить точку зрения С.Э. Зуева, считающего, что очень важен вопрос о социальной безопасности северного города. Север для России – это особая территория: при 7-8% населения она обеспечивает 20% ВВП, и понятно, что любая национальная стратегия не может обхо диться без учета этого очень существенного фактора.

Винокурова У.А. Ценностные ориентации якутов в условиях урбанизации. – Ново сибирск, 1992. – С. 31.

См.: Неруш Ю. От редактора // 60 параллель. – 2006. – Выпуск 2 (21). – С. 3.

Бесспорно, что развитие северных территорий происходит совер шенно по-другому, чем в средней полосе. Расселение в городах на Севере происходит согласно точечному типу, поскольку существуют места, где не ступала нога человека, например, в Республике Саха (Якутия). Лишь некоторая часть территории заселена – это в основном города, которые аккумулируют развитие территорий в социально-экономическом и социо культурном плане и обеспечивают социальную безопасность. В связи с этим вопросы планирования городской среды становятся актуальными.

Согласно С.Э. Зуеву, существуют три подхода к вопросу обеспечения со циальной безопасности. Для того чтобы разрешить вышеуказанные зада чи, необходимо проанализировать ресурсы развития, возможности и угро зы и как с этим работать;

провести плавный переход экономического рос та в социальную политику, качество жизни, социальную безопасность, также немаловажно учесть особый тип городского планирования в усло виях Севера57.

Многообразие и бурный рост городов, социальная интеграция по очень многим показателям во многих частях мира становятся факторами экономического роста. В этой связи нельзя не согласиться с тезисом С.Э. Зуева, что северный город – это в большей степени город, чем город в средней полосе. Потому что в средней полосе возможен эффект субур банизации, т.е. образования вокруг города того зеленого пояса, переезд в который воспринимается средним классом горожан как изменение своего качества жизни. Также нельзя не согласиться с С.Н. Градировским о том, что в северных городах такое действие невозможно по природно климатическим условиям, и что повышение качества жизни связано имен но с концентрацией городской жизни, со стягиванием, с уплотнением го родской застройки, но по новому типу: не превращением ее в трущобы, а с переходом ее в более качественную для жизни среду. В этом смысле пла нировка северного города должна отражать высокую потребность людей на севере в тепле, в безопасности в смысле климатических рисков, в на сыщенности информационно-культурным предложением и в то же время рекреационными структурами и подпространствами58.

Отсутствие определенной концепции не позволяет нам обеспечить переход индустриального города в город какого-то другого качества, при этом важно сохранить экономическое благосостояние горожан. К сожале нию, сохранение индустриального типа города по-прежнему воспринима См. Материалы круглого стола глав городов, общественно-политических деятелей и экспертов на тему «Город и социальная безопасность», подготовленный Ю. Неруш.

Сургут, 9-10 июня 2006 // 60 параллель. – 2006. – Выпуск 2 (21). – С. 13-22.

См. Материалы круглого стола глав городов, общественно-политических деятелей и экспертов на тему «Город и социальная безопасность», подготовленный Ю. Неруш.

Сургут, 9-10 июня 2006 // 60 параллель. – 2006. – Выпуск 2 (21). – С. 13-22.

ется обостренно, поскольку дилемма – качество жизни или индустриаль ный рост – с трудом разрешима59.

Социальная безопасность и благополучие не могут быть достигнуты исключительно за счет запретительных и охранительных мероприятий.

Существует реальная необходимость позитивного использования таких ресурсов, как миграция, экологизация сознания, расширение спектра и объема потребительского спроса, стремление к социокультурному взаи модействию и связности.

Северный тип поселения и жизни предполагает особый тип челове ческого общежития и повышенные, по сравнению со средней полосой, требования к социальной, в том числе и социокультурной, инфраструкту ре и безопасности. Точечный тип освоения больших северных про странств означает предельно высокую концентрацию различных образов жизни на ограниченной территории города. Современная социальная ин фраструктура – это не здания и сооружения, а набор возможностей, ори ентированный на разные социальные, этнические и профессиональные группы. Социальная инфраструктура должна удовлетворять требованиям доступности, под которой понимается не единый стандарт потребления, а разнообразие общественно значимых услуг, отвечающих различным по требностям.

Решения экологической проблемы в системе субсидиарных отноше ний должны быть приближены к уровню принимаемых решений, от кото рых напрямую зависят качество жизни и среда обитания местного сооб щества. Экологическая деятельность как никакой другой вид деятельности является предметом общественной практики, формирующим культуру общественного договора как условия устойчивого социально экономического развития.

Повышению комфортности существования на Севере должен спо собствовать постоянный открытый диалог внутри городского сообщества, обеспечивающий единое и доступное для всех коммуникативное про странство. На возрастание степени вовлеченности горожан в процесс при нятия важных управленческих решений должно быть направлено создание современной информационной инфраструктуры. Необходимо расширение доступности информации, в том числе, например, развитие политической и социальной рекламы.

В исторической перспективе, актуальной для современной ситуации, освоение российского Севера может быть разделено на несколько этапов.

Первый можно назвать первопроходческим, второй – индустриальным с акцентом на добывающее производство. Сейчас мы находимся на пороге третьего этапа, когда освоение и переосмысление российского Севера мо Там же.

жет быть осуществлено на основе построения новой модели использования образовательных, информационных, культурных ресурсов и технологий60.

Северным народам надлежит придать новый импульс развития, что бы сохранить свои родовые черты, национальные культуры, экономиче ские отрасли, вековые способы ведения хозяйства в условиях ХХI в.

Для этого они должны взять на вооружение современные концепции, в первую очередь, концепцию устойчивого развития, в частности, в том региональном е варианте, который разработан в трудах О.Л. Кузнецова, П.Г. Кузнецова, Е.В. Большакова, К.С. Лосева, Н.М. Мамедова, И.И. По исеева, А.Д. Урсула применительно к условиям России. В глобальной вер сии эта концепция, как известно, затрагивает проблемы сохранения всей цивилизации. В ней отражены принципы, которые применимы и для раз вития города61. Например, тезис Римского Клуба о том, что глобально мыслить и локально действовать – это прежде всего культура мышления, которая и определяет возможности разумного принятия конкретных ре шений. При данном подходе необходимо соблюдать инвариант развития:

сохранение природных и ландшафтных условий, сформированного в них национального менталитета при одновременном введении в жизнь север ных малочисленных народов новых представлений, ценностей, целей.

Если какие-то страны или народы не видят радикальных перемен, не умеют пользоваться плодами продолжающейся техногенной революции, они постепенно безнаджно отстают и рано или поздно могут сойти с ис торической сцены. Чтобы избегнуть подобной незавидной участи, север ные народы должны соединить природные ресурсы территорий своего обитания с интеллектуальными ресурсами, с ресурсами, заключнными в знаниях. Пользуясь сырьевым капиталом и введнным в оборот трудом, интеллектом и знаниями геологов, они должны приумножить интеллекту альный капитал, формируя и наращивая его на своих территориях.

Представляется, что инновационная модель развития может быть от работана на северных территориях России. Северные территории вполне могут стать территориями с инновационным развитием благодаря своему огромному потенциалу, с одной стороны, и отсутствию громоздкой техно генной инфраструктуры – с другой. Здесь логичнее и выгоднее обеспечить См.: Меморандум по итогам круглого стола «Город и социальная безопасность» // 60 параллель. – Выпуск 2 (21). – 2006. – С. 31- 44.

См.: Введение в теорию устойчивого развития / Отв. ред. Н.М. Мамедов. – М.: Сту пени, 2002.;

Кузнецов О.Л., Кузнецов П.Г., Большаков Е.В. Система общество природа-человек: устойчивое развитие. – М. 2000.;

Лосев К.С. Экологические пробле мы и перспективы устойчивого развития России в XXI веке. – М., 2001;

Поисеев И.И.

Устойчивое развитие Севера: эколого-экономический аспект. – Новосибирск: Наука, Сибирская издательская фирма РАН, 1999;

Урсул А.Д. Переход России к устойчиво му развитию. Ноосферная стратегия. – М., 1998.

более эффективное, чем в центральных районах, развитие именно за счт инноваций, при этом не только нетрадиционных источников энергии, но вых продуктов питания, новых средств продления жизни, но и гуманитар ных технологий. Задача построения общества, основанного на знаниях, ак туальна для циркумполярной цивилизации в ещ большей степени, чем для остальных регионов России. И именно на бескрайних северных просторах, как ни парадоксально это звучит, оно может быть построено. Для этого здесь есть глубинные предпосылки. Северные города – Архангельск, Якутск, Сургут, Норильск и др. – являются признанными центрами науки и культуры;

на Севере работают известные академические и учебные цен тры. В этих и других расположенных в приполярных широтах интеллекту альных центрах могут быть созданы условия для существенного роста ин теллектуального капитала северного населения. Меридиональное (верти кальное) освоение и продвижение на Север с русской стороны продолжает ся в течение одиннадцати столетий и имеет ярко выраженный характер ду ховного и культурного освоения, которое, по мере завершения того или иного этапа, приобретает законченный политический формат62.

Необходимо снять существующие противоречия между экономиче скими, политическими и социокультурными стратегиями освоения Севе ра. Север России является прекрасным плацдармом для формирования культурной политики, развития социально-культурных процессов на цир кумполярном Севере.

Специфика Севера прежде всего выражается в экстремальных для человека, как и для большинства биологических форм, климатических ус ловиях. С этим связана хрупкость северных экосистем и такая же хруп кость традиционных социокультурных образований. Поэтому северные экосистемы разрушаются быстрее, а восстанавливаются дольше, чем те, что расположены в более низких широтах. То же самое можно сказать и о культуре коренных малочисленных народов Севера.

И все же Север продолжает оставаться важнейшей ресурсной кладо вой планеты, особенно в современной России. Поэтому северные террито рии являются объектом мощного техногенного и антропогенного воздей ствия, которое, если его не ограничить жсткими рамками, может привес ти к катастрофическим последствиям.


Сегодня поиск механизмов привлечения людских ресурсов на Север России, казалось бы, должен быть ещ более актуальным, чем в прошлом.

Ведь экономический центр тяжести страны в последнее время ощутимо передвинулся к Северу. Но вот парадокс: государство поощряет миграци онный поток именно с Севера на Юг.

См.: http://www.sergeyzuev.ru/content/content.asp?mnid=2&par=0%&contentid= Не будем забывать, что российский Север многие века является род ным домом для множества населяющих его коренных народов. Равным образом он может стать домом для всех, кто обретт здесь сво жизненное и профессиональное призвание.

Образованию, науке и культуре следует отдать приоритет для того, чтобы в условиях жсткой экономии средств остановить и обратить вспять депопуляцию северных территорий. Осуществляемая же сегодня в России модернизация системы образования объективно создат благоприятные условия к тому, чтобы поднять науку и образование в северных регионах на ту высоту, которая востребована современным подходом к освоению Севера. В качестве примера можно привести Республику (Саха) Якутия, где развитие образования, науки и культуры является приоритетной зада чей на уровне государства, без них осуществление устойчивого развития невозможно.

В качестве ведущих идей концепции модернизации российского об разования следует отметить задачу более тесной интеграции науки и обра зования, а также задачу формирования университетских комплексов.

Рассматривая Россию как часть мирового циркумполярного пояса, следует отметить, что она находится в сообществе стран, экономически гораздо более развитых, притом что российский сектор представляет со бой более трети всей территории пояса. Отсюда очевидна неравноцен ность вхождения в единое пространство. Без мощной поддержки государ ства и бизнес-элиты мы рискуем перевести вс научно-педагогическое со общество российского Севера в разряд младших научных сотрудников и лаборантов, обслуживающих научные программы и социально экономические и политические стратегии наших более богатых северных соседей. Несомненно, что Россию такая перспектива не может устраи вать63.

Основным условием устойчивого и экологически безопасного соци ально-экономического развития северных территорий является понимание глубинной и неразрывной связи, существующей между природным и культурным наследием народов российского Севера. Основой развития языка, культуры, традиций коренных малочисленных народов Севера, Си бири и Дальнего Востока является сохранение окружающей среды и тра диционного природопользования.

Исторически Россия всегда была гарантом сохранения культурной самобытности каждого из населяющих ее народов. Но для народов Севе См.:Цхадая Н.Д., Изъянов А.Т., Грибанов В.В., Задорожный В.Н., Большаков Н.М., Навазова Т.Г. Формирование единого образовательного пространства в циркумпо лярном поясе // Материалы Первого социально-экологического конгресса «Культур ная и природная палитра Северных территорий России» 21-22 апреля. – Сыктывкар, 2005 // http://www.congress-syktyvkar.ru ра, Сибири и Дальнего Востока сохранение уникальной, хотя и суровой природной среды обитания и культурно-конфессиональной принадлежно сти, которая обеспечивает преемственность поколений и сплочение людей перед лицом общих угроз, – это две стороны одного явления, имя которо му неотъемлемое право людей и народов на жизнь.

Защита природного и культурного наследия приполярных районов России невозможна без свободного доступа жителей к любой социально значимой информации, в том числе и экологической, без прямого участия в стратегическом планировании будущего Севера, предотвращения рис ков, связанных с освоением Севера, которые ложатся на плечи самих се верян.

В основу долгосрочной северной политики должны быть заложены изучение и защита культурного и природного многообразия российского Севера. Ему грозит уничтожение, если не удастся своевременно заложить четкие социальные и экологические ориентиры. Важно содействие делу сохранения и приумножения уникального опыта многовекового мирного сосуществования различных этнокультурных групп на российском Севе ре;

создание эффективных механизмов экологически оправданного со трудничества и выработка общих принципов в сфере этнокультурной по литики;

участие в создании системы мониторинга состояния окружающей среды северных территорий, сохранности культурного наследия народов Севера с опорой на институты гражданского общества. Установка на единство социального и экологического измерений северной стратегии России не имеет альтернатив как в определении целей и задач националь ной социальной стратегии, призванной обеспечить физическое и духовное здоровье нации, так и в геополитическом плане64.

Действенная политическая поддержка сохранения уникального эт нокультурного социума циркумполярного мира, развитие социально ори ентированного бизнеса и реализация опережающих экологических про грамм необходимы, чтобы соединить в рамках долгосрочного стратегиче ского планирования, направленного на интенсивное освоение ресурсов Севера, три целевых установки – на стабильный экономический рост, со хранность среды обитания и эффективную защиту жизненных интересов местного населения. Всестороннее укрепление приоритетных экономиче ских и культурных связей между родственными народами многократно усиливает исторически сложившееся цивилизационное единство России, поскольку в северных странах уважение к среде обитания, к культурам См. Декларацию, принятую первым Северным социально-экологическим конгрес сом «Культурная и природная палитра северных территорий России» (г. Сыктывкар, 22 апреля 2005 года).

локальных сообществ и культурообразующим конфессиям всегда явля лось высшей ценностью.

Исходя из вышесказанного, очевидно, что основополагающую роль в развитии северных территорий играют гуманитарные ресурсы. Они позволяют выбрать верный вектор развития северного города и циркум полярной цивилизации в целом;

способствуют формированию духовно нравственных ценностей и бережного отношения к окружающей среде, а также развитию человеческого капитала и улучшению качества жизни се верян.

К.В. Минкова, Санкт-Петербургский государственный университет СЕВЕРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ КАНАДСКОЙ ПАРАДИПЛОМАТИИ Понятие «парадипломатия» было впервые введено в научный оборот в 1986 году политологом Иво Духачеком, который трактовал этот термин как международные (внешние, транснациональные, трансграничные) свя зи субнациональных (нецентральных, региональных, местных) органов власти2. В современной политической науке первоначальная концепция Духачека несколько расширилась за счет выделения основных направле ний парадипломатии. Несколько позднее Духачек выделил 4 типа между народной деятельности субнациональных правительств. Это:

1. Региональная микродипломатия (формальные и, прежде всего, неформальные контакты, обусловленные географической близостью и вы текающей из нее схожестью проблем и их возможных решений).

2. Трансрегиональная микродипломатия (связи и переговоры между правительствами субъектов, не имеющих общей границы).

3. Глобальная парадипломатия (функциональные политические кон такты между значительно удаленными друг от друга субъектами не только через торговые, производственные или культурные центры, но и через различные институты или агентства национальных правительств).

4. Глобальная протодипломатия (инициативы субнациональных правительств, имеющие более или менее сепаратистский посыл в отноше нии их социальных, экономических и культурных связей с другими госу дарствами).

См. напр.: Duchacek I.D. International Competence of Subnational Governments: Bor derlines and Beyond // Across Boundaries: Transborder Interaction in Comparative Perspec tive / Ed. by Oscar J. Martinez. – El Paso, 1986. – P. 11-30.

В 1990-е годы концепция Духачека претерпела ряд изменений, в ре зультате которых сформировалось два основных направления парадипло матии:

Глобальная микродипломатия (сотрудничество провинциальных правительств с правительствами иностранных государств и их час тей/регионов/субъектов Федерации) и Трансрегиональное сотрудничество (неформальное сотрудниче ство субнациональных правительств в области торговли и «мягкой» безо пасности развития охраны окружающей среды;

идентичности;

арктиче ского суверенитета;

транспортной инфраструктуры и т.п.) События 11 сентября 2001 года не только потрясли устои междуна родного порядка, но и стали толчком к очередной трансформации понятия «парадипломатия».

Повсеместное ужесточение пограничного режима, особенно сильно коснувшееся канадско-американской границы, привело к переориентации субнациональных акторов на неформальные контакты. Региональная со ставляющая парадипломатии сегодня превалирует над глобальной, а ос новным фокусом отношений между ее субъектами становятся «региона лизированные» глобальные проблемы охрана окружающей среды и т.п.

Применительно к Канаде последняя трансформация парадипломатии вылилась в активное развитие северного измерения канадской парадипло матии. Это связано с некоторым упадком интенсивности американо канадских политических, экономических и торговых связей. Последний, в свою очередь, объясняется не только появлением между двумя государст вами «умной границы», но и тем, что в США, по сути, некому лоббиро вать Канаду спокойствие на континенте надежно гарантирует НАФТА, а как торговый партнер Канада значительно проигрывает Китаю и ЕС. Что же касается культуры, то французское лобби, которое могло бы интересо ваться Канадой во имя укрепления мирового франкофонного сообщества, находится слишком далеко от американо-канадской границы.

С 2009 года северное измерение канадской дипломатии приобрело помимо регионального и глобальный аспект. Первый олицетворяют такие трансрегиональные институты, как Конференция губернаторов Новой Англии и восточно-канадских премьеров (NEG/ECP);


Тихоокеанский се веро-западный экономический регион (PNWER) и Совет губернаторов ре гиона Великих озер (CGLG). Второй создающийся по инициативе Отта вы Канадский международный центр для Арктического региона.

Конференция губернаторов Новой Англии и восточно-канадских премьеров (NEG/ECP) была впервые проведена в 1973 г. с целью поиска путей для преодоления нефтяных кризисов 1970-х гг. От Канады в ней участвовали Квебек, Новая Шотландия, Нью-Брансуик, Ньюфаундленд и Лабрадор, Остров Принца Эдуарда;

от США штаты Вермонт, Коннекти кут, Мэн, Массачусетс, Нью-Гэмпшир, Род-Айленд.

Деятельность Конференции оказалась достаточно успешной, и со вещания губернаторов и премьеров приобрели регулярный характер. Се годня деятельность этого института охватывает широкий спектр вопросов:

экономика, охрана окружающей среды, сельское хозяйство, торговля, ту ризм, энергетика, рыболовство. Одна из наиболее успешных инициатив Конференции принятие Плана действий по сокращению кислотных до ждей (1998).

Совет губернаторов региона Великих озер (канадские провинции Онтарио и Квебек, американские штаты Висконсин, Иллинойс, Индиана, Миннесота, Мичиган, Нью-Йорк, Огайо и Пенсильвания) был основан в 1983 г. для регулирования запасов питьевой воды. С учетом того, что под контролем этого института находится порядка 20% всей питьевой воды на планете, он, безусловно, уже на сегодняшнем этапе представляет собой субъект огромного стратегического значения, которое с каждым годом будет только возрастать.

Наибольший интерес вызывает, однако, Тихоокеанский северо западный экономический регион (ТСЗЭР). Сами канадцы называют его bi national region бинациональный регион.

Эта организация была основана в 1991 году несколькими канадцами, оказавшимися впоследствии на официальных постах в США. Именно они объединили представителей Британской Колумбии и Альберты с предста вителями штатов Айдахо, Аляска, Вашингтон, Монтана и Орегон (Юкон, Саскачеван и Северо-Западные территории присоединись позднее) в ин ститут, который сегодня называют «идеалом регионального и бинацио нального сотрудничества»65 т.е. трансрегиональной парадипломатии.

Посол США в Канаде Дэвид Уилкинс заявил: «В деле поддержания и раз вития американо-канадских отношений не существует организации более важной, чем Тихоокеанский северо-западный экономический регион»66.

ТСЗЭР это единственная официальная, политически неангажиро ванная, некоммерческая, бинациональная общественно-частная организа ция в Северной Америке. Она имеет реальное влияние на формирование политики в Оттаве и Вашингтоне через «планы действий», разрабатывае мые по каждому из 14 направлений деятельности специальными рабочими группами. Среди проектов ТСЗЭР, в частности, прокладка линии электро передач Калифорния – Канада.

На сегодняшний день ТСЗЭР объединяет более 20 млн человек. Регио нальный валовой продукт в 2007 году достигал 697 млрд долларов США.

URL: http://www.pnwer.org/AboutUs/tabid/55/Default.aspx URL: http://www.alaska.edu/uaf/cem/ine/aetdl/conferences/2007_docs/PNWERProspectus.pdf Это 10 место в мире по экономическим показателям. (За 2008-2009 гг. РВП упал в 2 раза до 350 млрд, однако за регионом осталось 11 место в мире.) Большой интерес представляет география основных торговых парт неров-членов ТСЗЭР. Как видим, они активно торгуют не только друг с другом, но и с зарубежными странами (данные 2006 г.):

Альберта – США, Китай, Япония;

Юкон – Китай, США, Швеция;

Британская Колумбия – США, Япония, Китай;

Аляска – Япония, Южная Корея, Китай;

Вашингтон – Китай, Япония, Канада;

Орегон – Канада, Китай, Южная Корея;

Айдахо – Китай, Канада, Сингапур;

Монтана – Канада, Япония, Германия68.

В заключение необходимо несколько подробнее осветить и новую глобальную инициативу канадской северной парадипломатии Канад ский международный центр для Арктического региона. Этот Центр будет расположен в здании Канадского посольства в Осло и будет работать в тесном сотрудничестве с посольством и канадскими миссиями в Арктиче ском регионе. Ключевые задачи Центра:

способствовать развитию и воплощению арктического измере ния канадской внешней политики, включая усиление ее региональной со ставляющей;

поддерживать создание новых инициатив по коммерческому развитию Севера, с участием и на благо жителей Севера;

поддерживать имидж Канады как глобального лидера в иссле довании Арктики и отстаивать позиции Канады и способствовать ее лидерству в Северных делах путем пропаганды различных стратегий, включающих арктическое измерение.

Необходимость создания такого центра Канада видит, в частности, в том, что представители ряда коренных народов Севера инуиты, гвичины и атабаски проживают не только на территории Канады, но и в других странах, и это заставляет задуматься о необходимости более тесного со трудничества вопреки национальным границам.

Как видим, на сегодняшний день канадская парадипломатия успеш но развивается не только на разных уровнях (глобальном и региональном), но и в разных направлениях (торговля, охрана окружающей среды, соци ально-культурный аспект). Созданные по инициативе (или с участием) ка надских субнациональных правительств организации занимают важное URL: http://data.opi.mt.gov/legbills/2009/Minutes/House/Exhibits/buh05a03.pdf http://www.pnwer.org/LinkClick.aspx?fileticket=8%2bdeWNFPpZ4%3d&tabid= место в системе международных институтов, успешно трансформируясь в новых политических и экономических реалиях. Представляется, что такая форма трансрегионального сотрудничества чрезвычайно выгодна и может использоваться, в частности, и субъектами Российской Федерации для ус тановления прочных добрососедских отношений с субнациональными правительствами соседствующих с Россией стран Европы и Азии.

РАЗДЕЛ II ИСТОРИЯ И ПОЛИТИКА В.В. Захарова, Российский государственный музей Арктики и Антарктики ИЗ ИСТОРИИ РОССИЙСКО-КАНАДСКИХ ОТНОШЕНИЙ В АРКТИКЕ В 1920-Е ГГ.: БОРЬБА ЗА ОСТРОВ ВРАНГЕЛЯ Остров Врангеля – участок суши в Северном Ледовитом океане площадью около 7670 кв. км, лежащий на 71 с.ш. и 179 в.д. между Вос точно-Сибирским и Чукотским морем, отделенный от побережья Евразии широким проливом Лонга. В настоящее время остров входит в состав Чу котского автономного округа Российской Федерации. Вся островная тер ритория – природный заповедник, который объявлен ЮНЕСКО объектом всемирного наследия.

В начале 1920-х гг. этот отдаленный арктический остров стал ме стом, где столкнулись интересы нескольких государств. Истоки конфлик та лежали в истории открытия и первых посещениях острова представи телями разных государств мира.

В 1820–1824 гг. русское Адмиралтейство организовало экспедицию с целью съемки материкового побережья к востоку от устья реки Колымы и островов, лежащих к северу под начальством барона Фердинанда Вран геля. От местных чукчей исследователи узнали, что в ясные летние дни с мыса Якан в северном направлении далеко в море можно увидеть высокие горы какой-то земли. Весной 1823 года Ф. Врангель побывал на мысе Якан, но очертаний неизвестной земли не увидел. Его помощник Федор Матюшкин сделал попытку достичь неведомой суши на трех нартах, имея запас продовольствия на 15 дней, но встретил на своем пути огромные полыньи и смог, в итоге, удалиться от берега только на 16 км. Несмотря на неудачу, Врангель нанес неизвестную землю на карту, с примечанием:

«Горы видятся с мыса Якан в летнее время».

Первыми, кто действительно увидел остров, обозначенный на карте Ф. Врангелем, были члены экипажа судна «Геральд» под командованием Генри Келетта, отправленного английским правительством на поиски исчезнувшей в Арктике экспедиции Джона Франклина. В августе года, совершая плавание в Чукотском море, Г. Келетт обнаружил не большой остров, которому дал название в честь своего корабля – Ге ральд. С вершины открытого острова в западном направлении англичане увидели еще одну неизвестную землю и назвали ее островом Пловер.

Г. Келетт полагал, что виденный им остров есть продолжение указанной Врангелем земли.

В 1867 году американский капитан-китобой Томас Лонг, пользуясь благоприятными ледовыми условиями в Беринговом и Чукотском морях, на своем судне «Найл» дошел вдоль побережья Евразии до Чаунской гу бы. Обратное плавание проходило в северных широтах. 14 августа на се веро-востоке американцы увидели неизвестную сушу. Лонг назвал свое открытие «Врангелевой Землей» в честь Фердинанда Врангеля, который первым указал на существование суши в этом районе моря. «Найл» дви гался на расстоянии 27-33 км от обнаруженной «Земли», поэтому Т. Лонгу впервые удалось нанести часть ее южного побережья на карту.

Северный берег «Врангелевой Земли» первыми увидели участники печально знаменитой американской полярной экспедиции под руково дством Джорджа Де Лонга на судне «Жаннетта». Осенью 1879 года ко рабль попал в ледовый плен и до июня 1881 года дрейфовал вместе со льдами в северной части Чукотского и Восточно-Сибирского морей, пока не был раздавлен и затонул. Дрейф «Жаннетты» сложился таким образом, что участники экспедиции с последних чисел октября 1879 года и до кон ца января 1880 года смогли наблюдать северное побережье «Врангелевой Земли». На практике было получено доказательство, что суша, предполо женная Ф. Врангелем в 1823 году к северу от мыса Якан, является остро вом, а не полярным континентом, как думали некоторые исследователи того времени.

Впервые нога «цивилизованного» человека ступила на остров Вран геля в 1881 году. 12 августа к юго-восточному побережью острова подо шло патрульное паровое судно Соединенных Штатов «Томас Корвин» под командованием Келвина Хупера. Капитан высадился на берег и объявил остров американским владением под названием «Новая Каледония». На небольшом островке Скелетон в устье реки Кларк К. Хупер водрузил аме риканский флаг. Рядом в бутылке была оставлена газета «Нью-Йорк Ге ральд» и две записки. В первой, имевшей заголовок «Таможенного флота Соединенных Штатов пароход «Корвин», Врангелева земля, 12 августа 1881 года», сообщалось, что высадка состоялась для отыскания следов судна «Жаннетта», и указывалось место закладки ящика с провиантом. Во второй записке говорилось об оставленном на острове отчете и содержа лась просьба к нашедшему послание переслать этот отчет в редакцию «Нью-Йорк Геральд».

Всего через несколько дней, 26 августа к южному берегу острова Врангеля приблизилось судно «Роджерс», специально направленное аме риканским правительством на поиски пропавшей экспедиции Де Лонга.

На остров высадились три партии. Одна из них под начальством капитана Роберта Берри направилась вглубь территории с целью отыскания следов исчезнувшего экипажа «Жаннетты» и изучения внутренних районов ост рова. Две другие партии, передвигаясь на лодках, занимались осмотром и описанием берегов. «Роджерс» оставался у острова Врангеля до 12 сен тября 1881 года.

Следующая высадка на остров состоялась только в 1911 году. 2 сен тября (ст. ст.) 1911 года к острову Врангеля подошло судно Гидрографи ческой экспедиции Северного Ледовитого океана «Вайгач» под командо ванием К.В. Ломана. На остров была направлена партия, которая опреде лила астрономический пункт, сделала магнитные наблюдения, собрала геологическую коллекцию, установила навигационный знак. На юго западной оконечности острова участники экспедиции водрузили русский национальный флаг. Затем «Вайгач» с морской описью впервые в истории обошел остров Врангеля с севера.

В январе 1914 года в 80 милях от острова Врангеля затонуло судно канадской экспедиции под начальством Вильямура Стефанссона «Кар лук». Команда под руководством капитана Роберта Бартлетта успела сгру зить на лед продовольствие, одежду, собак, нарты. На нартах люди напра вились к ближайшей суше – острову Врангеля. До цели дошли только 17 человек из 25. 18 марта 1914 года капитан Бартлетт в сопровождении одного эскимоса на нартах, запряженных 7 собаками, имея продовольст венный запас на 60 дней, отправился к берегу Сибири. Благополучно пре одолев этот путь и переправившись на Аляску, он смог организовать по мощь своим товарищам. 7 сентября 1914 года к острову Врангеля подо шла шхуна «Кинг и Уинг», которой командовал Олаф Свенсон, и сняла оставшихся в живых членов команды «Карлука».

20 сентября (ст. ст.) 1916 г. МИД Российской империи разослало союзным и дружественным державам ноту, в которой говорилось о вклю чении в состав Империи земель в Северном Ледовитом океане, которые были открыты гидрографической экспедицией капитана II ранга Бориса Вилькицкого в 1913–1914 гг. В документе также говорилось: «Император ское правительство пользуется случаем, чтобы отметить, что оно считает также составляющими нераздельную часть империи острова Генриетта, Жаннетта, Беннетта, Геральда и Уединения, которые вместе с островами Новосибирскими, Врангеля и иными, расположенными близ азиатского побережья империи, составляют продолжение к северу континентального пространства Сибири». Протестов на ноту не последовало.

Тем не менее, в период 1921–1924 гг. со стороны английского доми ниона Канады и Соединенных Штатов последовали попытки захвата ост рова Врангеля и соседнего с ним острова Геральда. Ни правительство Ве ликобритании, ни американское правительство не делало официальных заявлений о претензиях на эти территории. Для реализации планов ис пользовались частные компании.

За присоединение острова Врангеля к владениям Великобритании активно выступал известный канадский полярный исследователь Вилья мур Стефанссон. Он писал: «Фолклендские острова лежат у самых бере гов Аргентины, но в то же время находятся во владениях Англии. Эти острова в мирное время являются необходимостью коммерческой мощи империи, а в военное время должны служить базой для крейсеров. Нам нужно, чтобы остров Врангеля принадлежал Великобритании как терри тория для развития ее воздушных сил – дирижаблей и аэропланов, как Фолклендские острова служат нашим крейсерам и шхунам». Действуя от имени Ванкуверовской меховой компании, Вильямур Стефанссон в сен тябре 1921 года организовал высадку на остров Врангеля группы канадцев во главе с Алланом Крауфордом, 22-летним сыном известного канадского профессора. На острове были подняты канадский и британский флаги.

В заявлении, сделанном канадцами, говорилось: «Я, Алан Крауфорд, уро женец Канады, британский подданный, нижеподписавшиеся члены Вран гелевского островного отряда Стефеновской арктической экспедиции 1921 г., действующей по поручению и под руководством Вильямура Сте фанссона, британского подданного, сего числа, приняв во внимание от сутствие объявления прав на остров со стороны иностранных держав и ввиду пребывания на этом острове с 12 марта 1914 г. по 7 сентября 1914 года оставшихся в живых членов экипажа бригантины «Карлук» ка питана Р.А. Бартлетта, командовавшего этим правительственным судном Канадской арктической экспедиции 1913–1914 гг., из состава которой присутствует оставшийся в живых главный инженер Мунро, уроженец Шотландии и британский подданный, подымаю канадский флаг и британ ский флаг и объявляю этот остров, известный под именем острова Вран геля, состоящим в настоящее время владением Его Величества Георга, ко роля Великобритании и Ирландии, доминионов в пределах морей, импе ратора Индии и пр. и пр., и являющимся частью Британской Империи.

Подписали: Алан Крауфорд, начальник, Найт, заместитель началь ника, Маурер, Мильтон Гелль. Остров Врангеля, сентября 16-го 1921 г.

Боже храни короля!»

В 1922 году канадский премьер-министр Макензи Кинг заявил с трибуны парламента, что остров Врангеля принадлежит Канаде.

24 мая 1922 года заместитель официального представителя РСФСР в Лондоне Ян Берзин направил министру иностранных дел Великобритании Джорджу Керзону ноту протеста. Он требовал объяснить причины высад ки на остров Врангеля, являющийся российской территорией, канадских «колонистов» и водружение там британского флага, а также объяснений по поводу заявления премьер-министра Канады Макензи Кинга в парла менте об установлении над островом Врангеля суверенитета доминиона.

Советский дипломат ссылался при этом на ноту 1916 года.

Между тем канадская «колония» на острове Врангеля попала в бед ственное положение. Вспомогательное судно, которое летом 1922 года должно было доставить новые запасы продовольствия, сменить состав «колонии» и вывезти добытую пушнину, из-за тяжелой ледовой обстанов ки не смогло подойти к острову. В декабре 1922 года Крауфорд, Гелль и Маурер ушли по льду к материку и в дороге погибли. На острове оставал ся больной Найт и эскимоска Ада Блекджек, которая выполняла в «коло нии» обязанности кухарки. В июне 1923 года больной канадец умер от цинги.

В 1923 году при активном содействии Вильямура Стефанссона к острову Врангеля была направлена американская шхуна «Дональдсон».

Предполагалось организовать на острове американскую факторию. Шхуна благополучно достигла цели. С острова была вывезена единственная из канадской «колонии» оставшаяся в живых эскимоска Блекджек и высаже ны 13 эскимосов из Аляски под начальством американского геолога Чарльза Уэллса.

Деятельность Вильямура Стефанссона, направленная на присоеди нение острова Врангеля к владениям Великобритании или Соединенных Штатов, которая широко освещалась англо-американской прессой, неод нократно становилась поводом для дипломатических разбирательств меж ду Советским государством и Англией. Интерес к острову стали прояв лять и официальные круги Соединенных Штатов.

В сложившейся обстановке советское правительство весной 1924 го да приняло решение об организации специальной экспедиции на остров Врангеля для подтверждения прав СССР на эту территорию и снятия не законно находящихся на острове иностранных граждан.

Особая Гидрографическая экспедиция Дальнего Востока под коман дованием Бориса Давыдова на канонерской лодке «Красный Октябрь»

вышла из Владивостока 20 июля 1924 года. Несмотря на сложную ледо вую обстановку, 19 августа экспедиции удалось подойти к острову Вран геля. На берегу бухты Роджерс 20 августа в торжественной обстановке был поднят государственный флаг СССР. У основания мачты участники экспедиции закрепили металлическую доску с надписью на русском и английском языках: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Гидрографи ческая экспедиция Дальнего Востока, 19 августа 1924 года». В тот же день 20 августа в бухте Сомнительной экспедиция обнаружила группу Уэллса.

Комиссар экспедиции Михаил Домниковский в своем дневнике писал:

«задержанный Уэллс сообщил, что все они являются служащими амери канской фирмы Стефенссона, который, отправляя их, говорил, что остров принадлежит американцам, и поэтому разрешения от СССР не требова лось. Он же выдал и велел им поднять над ним американский флаг… 22 августа комиссия по учету определила количество шкур белого медве дя, песца и следы других незаконных деяний, а среди вещей был найден американский национальный флаг… Ранее был обнаружен и канадский флаг». Американцы вместе с имуществом были подняты на борт, и «Крас ный Октябрь» направился во Владивосток.

Летом 1924 года не только канонерская лодка «Красный Октябрь»

устремилась к острову Врангеля, к той же цели из США направлялся лег кий крейсер «Беер». Поход был прерван из-за поломки винта и рулевого управления. На смену крейсеру из Нома в начале июля вышла китобойная шхуна «Герман» фирмы «Ломен бразерс». Американская пресса писала, что итогом акции должно стать провозглашение «прав» США на остров Врангеля. Из-за сложной ледовой обстановки шхуне не удалось достичь цели. Американцы смогли подойти лишь к острову Геральд. 4 октября 1924 года там был поднят государственный флаг США.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.