авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«Олег Маркелов Имперская мозаика Серия «Имперская мозаика», книга 1 OCR BiblioNet Маркелов О.В. Имперская мозаика: ...»

-- [ Страница 7 ] --

Если ты еще раз напомнишь мне о моих словах, кото рые я, по твоему мнению, не помню, клянусь, я тебя накажу!

Дикаев сказал все это спокойным, холодным голо сом, но у Мердока вдруг зашевелились мурашки на спине, и упрямец в его голове прикусил язык. Пилот почувствовал, что действительно зашел слишком да леко, на самую грань, за которой, возможно, для него не будет ничего.

– Прошу прощения, сэр, – выдавил он, будто палец командора вновь лег на курок «Тагет Эф-Эс 20». – Я, конечно, отдам схему и готов натаскать по ней пилотов семьи.

– Иди. О цене я сам подумаю.

– Да я готов… – Я сказал – иди. – Взгляд командора, словно неви димый манипулятор, выбросил Мердока из кресла, за ставив, не задерживаясь, покинуть кабинет.

*** Йовович не ушел с посадочного поля совсем. Он лишь скрылся от взоров находящихся на нем. Теперь он, вдыхая полной грудью сухой морозный воздух, ждал, стоя недалеко от бронированных створов. Он не нервничал и не злился. Стефан давно научился изго нять отрицательные эмоции. Он ждал, когда улетят ко рабли незваных гостей, зная, что они захотят вернуть ся вновь. Йовович хорошо понимал Бергштайна. Ха лил Амат слишком привык брать все, не ограничиваясь рамками договоров и договоренностей, не делясь ни с кем. Поэтому Стефан ни на миг не сомневался, что его старый враг, возможно, уже сейчас строит планы повторения визита. А этого Йовович допустить не мог.

В быстро темнеющее небо метнулись два светящихся шара. Проводив их взглядом, седовласый ученый не спеша вернулся домой. Очутившись в своем кабинете, он уселся за стол и придвинул настольный коммуника тор. Тот, чей код был набран, не сразу ответил на вы зов. Затем на том конце ответили, не включая изобра жения.

– Да? – Голос был тихий, но густой и сильный.

– Здравствуй Тингдт! – Седовласый, пользуясь тем, что его не видно, потер ладонями лицо. – Мне нужна кое-какая помощь.

– Чего ты хочешь, Стефан? – Голос звучал совер шенно нейтрально – без заинтересованности, без не приязни.

– Мне нужно донести некоторую информацию до не скольких адресатов… – Йовович чувствовал, как нали вается болью голова.

– Я что, почтальон? – В голосе проскользнуло едва различимое удивление.

– Нет, Тингдт. Просто часть информации предназна чена тебе. И из всех, кому я хочу эту информацию пе редать, только тебя я знаю лично… – Стефан нашел в ящике стола коробочку с бисеринками таблеток и за бросил одну из них под язык… – Хочу просить тебя об одолжении передать мое сообщение заинтересован ным лицам. И еще одно. Мне очень нужно встретиться с командором Дикаевым.

– Это сложно теперь. Командор собрал свои кора бли и ушел в неизвестном направлении. Все гадают, что он задумал, но никто не знает ничего наверняка.

Одно известно точно. Поход будет долгим, и ты не ско ро сумеешь увидеть Дикаева.

– Плохая весть для меня. Но ничего не поделаешь.

Надеюсь, я не просчитался и смогу дожить до этой встречи. А когда я увижу тебя, чтобы передать матери алы?

– Ты говоришь, вопрос серьезный? – Обладатель го лоса задумался ненадолго. – Пожалуй, я навещу тебя к концу следующего месяца. Устроит?

– Вполне, Тингдт. – Йовович повеселел. – Поверь, моя информация может кое-что изменить.

– Именно это меня и настораживает. Я не люблю из менений. Но все равно буду у тебя. Удачи, Стефан. До скорой встречи.

*** Резиденция наместника Триона встретила их зава ленными мешками с песком окнами и плотным огнем из скротчеров и «элок» – так называли плазменные винтовки «Эл Один-Три Пи Восемь». Группа младшего сержанта Фигу залегла и не желала подниматься.

– Чертовы ублюдки! – Крыса судорожно соображал, как вывернуться из сложившейся ситуации. Он сомне вался, что сможет поднять легионеров в атаку без при крытия, да и не видел смысла в этом. Те, кто засел за баррикадой, перебьют их прежде, чем они успеют пе ребежать площадь перед зданием. Был бы у него хоть десяток тяжелых пехотинцев, а то – пара десятков сол дат со скротчерами и несколькими «макфайрами»… – Чертовы ублюдки! – Ро Луиш подполз к солдату с компактной пластиной армейской рации на спине и кружевным воротником автоматически подстраиваю щейся антенны. – Попробуй связать меня со старшим лейтенантом Джексоном.

Немного повозившись со своей рацией, солдат кив нул, и в беспроводном ларингофоне Крысы зазвучал голос лейтенанта:

– Джексон слушает… – Фоном служил шум ожесто ченного боя.

– Сэр! Это младший сержант Фигу, сэр! У нас про блема, и нам нужна поддержка, сэр!

– Какая поддержка, сержант? Ты что, не слышишь, что у нас тут творится? Мы несем такие потери, что скоро поговорить-то не с кем будет. Если ты в ближай шие полчаса-час не возьмешь резиденцию и мы не уберемся отсюда с наместником, эти уроды поджарят вас с тыла. Так что смотри сам, сержант. А поддержки нет. И не будет.

– Сэр! Еще один вопрос! – Крыса не ожидал, что все так плохо.

– Давай, только короче!

– Остались ли еще действующие «Штурмы»?

– Есть штук пять. Но их я тебе тоже отдать не могу.

– Сэр! Разрешите использовать один из них с его те перешней позиции для подавления огневых точек про тивника.

– С теперешней позиции? Ты что, спятил совсем? Да «Штурм» разнесет всю резиденцию.

– Нет, сэр! Пусть он одиночными зарядами обстре ляет площадь перед резиденцией. Я отведу своих лю дей немного назад.

– А если он не попадет по площади? А гражданские?

Ты знаком с работой наводчика?

– Нет, сэр. Но иного выхода нет. Мы не сможем взять резиденцию, даже если все здесь ляжем.

– Добро, сержант. Похоже, я тоже головой ушибся.

Наверное, ты прав. Я немедленно дам команду, и с то бой свяжется наводчик «Штурма». Но смотри: не возь мешь резиденцию – лучше сам под ракету ложись.

Крыса сразу после отбоя связи начал переводить легионеров в одну из примыкающих к площади улиц, приказав связисту не отходить от него ни на шаг. На водчик не заставил себя долго ждать.

– Ладно, браток, говори, чего хочешь. А то началь ство ногами топочет. Мол, надо полоумному сержанту помочь.

– У тебя ведь есть электронная карта города? Ты мне для ориентира пришли чего-нибудь. Только бери подальше от резиденции, чтоб наверняка. Можешь?

– Не вопрос. Получай посылку, – В ларингофоне что то утробно ухнуло, и после нескольких мгновений ти шины Фигу услышал приближающийся свист. В следу ющую секунду взрыв разворотил угол здания на про тивоположной от резиденции стороне площади. Зе мля качнулась под ногами, ударная волна заставила упасть на колени. Свист осколков заглушил звон осы пающихся повсюду стекол. Плотные клубы пыли вол ной покатились по площади.

– Отлично! Теперь, не знаю, как тебе объяснить, но мне нужно, чтобы ты ударил ближе к резиденции.

– Ты мне скажи, куда я сейчас попал.

– Напротив резиденции дом буквой П. В правый угол его выходящей на площадь стены.

– Принято. Получай следующую посылку… – Вновь уханье в наушнике, тишина, приближающееся свистя щее завывание – и вулкан камней и земли почти посе редине площади. Фигу даже увидел, как камнем упала с неба ракета за миг до взрыва.

– Отлично! – завопил Крыса. – Направление идеаль ное. Теперь в ту же сторону на две трети от первого расстояния. – Давай три. И подожди пару минут. Спа сибо, брат. Ребятки, подъем! У нас только один шанс.

Не успеем – нам конец. Бегом! Бегом!

Фигу вскочил на ноги. Они выбежали на площадь, прикрытые плотной взвесью пыли двух первых взры вов. И прежде чем защитники резиденции заметили их и открыли огонь, легионеры успели добежать почти до воронки в центре площади. В небе родился нарастаю щий, тоскливый вой.

– Ложись! – Ро Луиш упал, продолжая ползком дви гаться вперед со всей быстротой, на которую был спо собен. – Будет три взрыва. После третьего поднимаем ся!

Крыса вместе с первыми бойцами скатился в огром ную воронку, когда почти без интервала все три раке ты ударили в площадь совсем близко от резиденции.

Ажурную ограду и кирпичные столбы снесло, как крош ки со стола, сильным порывом ветра. За вздыбившей ся землей не стало видно не только резиденции, но и самого неба. Прыгнувшая земля ударила даже лежав ших бойцов, так что клацнули челюсти. Уши стеганул звуковой пресс. И хотя легионеры, ожидая взрыва, от крыли рты, кое у кого из ушей потекли струйки крови.

На миг Крысе показалось, что такой взрыв неминуемо уничтожил и саму резиденцию, но он все равно ничего не видел, а потому не мучил себя лишними пережива ниями.

– Вперед! – заорал Фигу, выскакивая с безумными глазами из воронки. Легионеры, как один, подхвати лись и бросились вперед, не слыша крика сержанта, как и других звуков, но понимая, что только в быстроте сейчас их спасение. И не успела осесть пыль от взры ва, как они ворвались в выстоявшее здание. Ворва лись с ходу, потому что не осталось ни баррикад из мешков в оконных проемах, ни дверей. Защитники, со вершенно ошалевшие, оглушенные тем адом, фили ал которого только что разверзся вокруг них, не могли не только оказать сопротивление, но зачастую даже сориентироваться и выйти из состояния прострации.

Словно обезумев, легионеры пронеслись по всем че тырем этажам, уничтожая людей в форме и обезору живая остальных. Минут через десять после взрыва все было кончено.

– Сэр! Младший сержант Фигу, сэр! – орал, не слы ша ничего, Крыса, когда связист вновь соединил его с Джексоном. – Миссия выполнена, сэр! Резиденция под нашим контролем. Нужен транспорт для эвакуации пленных!

– Молодец, сержант! – Голос старшего лейтенанта повеселел. – Бот будет с минуты на минуту. Встречай на площади, если она там еще осталась… *** – Итак, сегодня у вас выпуск. – Сержант Челтон осматривал строй облаченных в парадную форму сол дат мобильной пехоты 1-го Земного Флота. – Я рад, что был вашим старшим инструктором. Из вас полу чились первоклассные бойцы, которые, уверен, не за ставят нас краснеть в дальнейшем. Вчера в увольне нии вы уже отметили это событие. А сегодня получите свои распределения. Я подавал ходатайство о напра влении нескольких из вас в мое подразделение. Наде юсь, командование пойдет мне навстречу. Но это поз же. А сейчас хочу поздравить вас с тем, что вы успеш но влились в армейскую среду и стали равными сре ди равных. Теперь сержанты отведут вас к флагштоку для получения поздравлений от начальника учебки и распределений.

– Сэр! Разрешите обратиться, сэр! – подал голос Ла каскад, выбранный для этого товарищами.

– Обращайся, рядовой! – Челтон был удивлен, но ви да не подал.

– Сэр. Независимо от того, попадет кто-то из нас в ваше подразделение или нет, мы хотели бы оставить вам память об этих днях. Мы узнали, что вы собирае те холодное оружие. Нам удалось кое с кем связаться, и вчера, когда мы были в увольнении… В общем, это от нас… – Томас шагнул к сержанту, протягивая что-то завернутое в алый бархат.

Сержант аккуратно развернул тряпицу и извлек стройный боевой нож. Лезвие с полуторной заточкой.

Втулка – из такой же стали – выполняла роль неболь шой гарды. Рукоятка из черного гетинакса с тремя клепками. На лезвии причудливый рисунок клейма в квадратной рамке, рядом надпись «Ал Map». На втул ке гравировка герба с перекрещенными стрелами и кинжалом и надписью на латыни «Дэ опрэссо либер».

Нож, словно живой, удобно лег в ладонь.

– Сэр. Этому боевому ножу два с лишним века. Его создал ветеран спецназа со старой Земли Альфред Коарк Map. Его ножи сделаны профессиональным во ином для профессиональных воинов.

– Он чертовски хорош. Но слишком дорог для того, чтобы быть подарком на память… – Челтон чувствовал в ноже энергию и боевой опыт его создателя.

– Нет, сэр. Как я уже сказал, мы задействовали раз личные старые связи. Связи, к которым вряд ли ко гда-нибудь вернемся. К тому же перед увольнением нам выдали жалованье за весь период учебки. Мы ски нулись и… В общем, он нам достался несравнимо де шевле, чем стоит на самом деле! – Лакаскад, конечно, не стал рассказывать, что нож был выкуплен знающим в этом толк человеком у старухи, которой в свою оче редь достался в наследство от умершего мужа. Выку плен за бесценок. И был бы продан за хорошие деньги, если бы этот сведущий человек сам не был должен то му самому гурянину Гударгту, которому на первом же занятии Челтон выбил челюсть. Все сложилось в еди ную цепочку. Ищущим подарок для сержанта знакомые гурянина посоветовали, у кого и что можно взять. По следовал небольшой, жесткий торг, и вот великолеп ный клинок в руках Челтона. Цепь счастливых случай ностей, которая так редко встречается в жизни.

– Да, ребятки. Это действительно лучший подарок – после того, который вы мне уже подарили, став воина ми. А что написано на ленте?

– Дэ опрэссо либер. «Избавление от тирании», сэр! – Томас, как и все остальные, видел, что нож действи тельно понравился сержанту. – Нож из серии, назван ной мастером «Грин Берете».

Ведомые командирами отделений, солдаты ушли получать поздравления и путевки в свои подразделе ния, а Челтон все стоял на опустевшей площадке воз ле спортивного городка. Он чувствовал грусть от рас ставания с питомцами. Вспоминал свои первые чув ства и мысли, когда увидел их, бывших тогда еще ни кчемным гражданским стадом. А яркое утреннее солн це играло на точеных гранях подаренного ими клин ка… *** – Борт один! Орбита вызывает агента Стингрея. – Го лос в наушниках зазвучал, когда, уткнувшись в завал, группа повернула назад. Все было ясно. Идя по сле дам отряда капитана Софтли, они добрались до полу разрушенной, комнаты, вход в которую был наполови ну завален остатками баррикады из мебели и трупа ми разномастных тварей и киборгов. Внутри комнаты было еще несколько трупов, в числе которых находи лись и тела двух солдат сержанта Лдодга. По всему было видно, что они приняли здесь последний отча янный бой… Через пролом в потолке поисковики акку ратно проникли на верхний этаж и вновь пошли по сле ду. И после довольно долгого блуждания по коридорам уперлись в завал.

– Слушаю… – Майкл ожидал, что появилась ка кая-нибудь новая информация по Атмелькану.

– Сэр. У нас проблемы. Вернее, проблемы у Аш-Си Ноль-Ноль-Три. Они отозвали штурмовики с Глота и уходят.

– Что? Что там происходит? Что значит – они ухо дят? Получен приказ? От кого? Кто решил отозвать штурмовики? – Изумлению Стингрея не было границ.

– Нет, сэр. Приказа не было. С крейсера сообщили, что у них внутренние разрушения, что положение кри тическое. Они уходят на ремонтную базу. Говорят, что в противном случае вообще могут потерять корабль.

– Внутренние разрушения? Какие еще внутренние разрушения? – Майкл был совершенно сбит с толку и по глупому виду Гаррета понимал, что не одинок, – Этого они нам не сообщили. Сказали, что инфор мация строго конфиденциальна и может быть переда на только имеющим первый уровень допуска.

– Что за бред? У меня первый уровень! Соедините с командиром Хайли!

– Сожалею, сэр, но крейсер минуту назад ушел в подпространство.

– Черт! Ладно. На Атмелькане, в принципе, все яс но. Вывод один: существование Бергштайна – не миф, иначе зачем было устраивать эту войну? И гибель следственной группы капитана Софтли очевидна. Воз вращаемся. Внимание всем! Группам вернуться к бо там. Как только похоронная команда заканчивает, сра зу уходим.

– Принято! Есть вернуться к ботам.

Быстрым шагом группа устремилась в обратный путь. Спустившись на нижний этаж, они встретились с похоронной командой, заканчивавшей упаковку тел двух солдат. Погибшие в помещении ангара были уже перенесены на бот, на котором прилетела похоронная команда. Помогая похоронщикам, они устремились на ружу, к свежему воздуху и тревожным вестям, ожидав шим их на борту линкора.

*** Штурмовики стальным ливнем обрушились на оса жденную планету. В этот раз они не встретили тако го мощного сопротивления, как при первой атаке, но и легкой добычей планета быть не хотела. Отдель ные очаги сопротивления остались, однако теперь си лы были слишком неравны, и имперцы благополучно подавляли огневые точки гранисян. Ко всеобщему уди влению, у обороняющихся уцелело даже небольшое количество боевых летательных аппаратов. Стацио нарные средства ПВО погибли полностью и не доса ждали более имперским пилотам. Но появилось мно жество пехотинцев (особенно в горных районах), ко торые были вооружены переносными ракетными ком плексами класса «земля-воздух». Они делали один два выстрела и бесследно скрывались.

Вообще, эта планета представляла собой довольно мрачное место, словно художник-фантаст выплеснул на холсты свою тяжелую депрессию. Корабли класса «Волна», получив команду, спустились в верхние слои атмосферы, разбрасывая, как споры, десантные моду ли. Основной этап оккупации чужой планеты начался.

Селевой поток десанта затопил заданные квадраты.

На поверхности гранисяне оказали такое сопротивле ние, что десант снизил темпы продвижения, а потом и вовсе остановился.

К счастью, большая часть планеты была необитае мой. Лишь отдельные города-базы, вросшие в нагро мождения скал, да скудные гражданские поселения, служившие, видимо, для обеспечения баз и располо жившиеся в непосредственной близости от них. Но ба зы, надежно защищенные самой природой, заставля ли платить кровью за каждую пядь. Численный пере вес техники и пехоты имперцев перестал иметь опре деляющее значение, так как бои шли на ограничен ной территории. Ближайшие к зонам высадки опорные пункты были обложены со всех сторон подразделени ями мобильной пехоты и бронетехникой.

– Сэр! Разрешите обратиться? – К адмиралу Бауку подошел командир флагманского крейсера.

– Давай… – Гурянин размышлял над тем, что ему стоило, пожалуй, перед сбросом десанта заказать еще с десяток залпов нового монитора по этой мрачной планете.

– Сэр, группа обнаружения зафиксировала рассеян ный сигнал с планеты. Сигнал слишком слаб, за гра нью распознавания, но они уверены, что это имперское оборудование.

– Имперское оборудование? Распорядитесь об от правке разведывательной группы на боте под прикры тием звена штурмовиков. Пусть разберутся. Это все?

– Нет, сэр. Во всех осажденных базах замечено по вышение активности. Там что-то происходит. Возмож но, нам готовят сюрприз. Может быть, стоит отвести пехоту?

– Нет. Там достаточное количество живой силы и техники, чтобы быть готовыми к любым сюрпризам противника. Дайте команду усилить наблюдения и ускорить поиск слабых мест. Мы должны захватить или уничтожить пункты сопротивления в кратчайшие сро ки. Времени нам не дадут ни гранисяне, ни наше руко водство.

*** – Пилоты в восторге от вашей схемы, Мердок. – Ка питан Престос приветливо улыбнулся появившемуся на командном мостике Амосу. – Одно не понятно: как никто в Империи не придумал ее раньше?

– Не знаю. Возможно, им это не очень-то и нужно.

Большая система долго раскачивается, прежде чем из менить что-либо. Устои, даже устаревшие, сложно по колебать, а тем более разрушить. В этом плане у вас неоспоримое преимущество.

– Ну-ну. Вы слишком строги к имперцам. Я знаю, как могут работать некоторые их подразделения. Тем же СИБовцам палец в рот не клади. Они подхватывают любую, самую шаткую идею и тщательно ее пережевы вают. Именно поэтому у технических служб СИБ основ ной девиз – «Всегда на шаг впереди!». Дело не в том, что они просчитывают ходы противника, хотя этого у них тоже не отнять. Дело в том, что они могут себе по зволить и из кожи вон лезут, чтобы находить и удержи вать приоритеты технологического плана. Поэтому ар мия Империи получает основную часть нового обору дования именно от СИБ и лишь малую толику от своих НИИ, КБ и прочих фирм.

– Быть может, вы и правы. Однако факт остается фактом. Я не скрывал своей придумки, но, кроме вас, пока никто ею не заинтересовался… – Мердок кивнул Престосу и отошел к штурманскому сектору.

– Привет, герой! – Масви радостно потряс протяну тую руку. – Ты становишься знаменитым. Ребята уже нарекли новую систему расчета тоннелей схемой Мер дока. Так что память потомков тебе уже обеспечена.

– Автограф дать? А то потом ко мне пробиться не сможешь сквозь толпу почитателей. – Амос довольно усмехнулся, понимая, что доля правды в словах штур мана есть. – Слушай, у меня к тебе один шкурный во прос. Мне нужна информация.

– В смысле тебя надо на наших хакеров вывести?

– Нет, хотя позже, может, и это понадобится… – Пи лот вспомнил про обещанный отчет с имперского крей сера.

Мне нужна информация об одном из членов экипажа «Аваттара».

– Говори! – подбодрил Масви.

– Понимаешь, все дело в том, что у меня нет абсо лютно ничего, кроме внешнего описания.

– Ну.

– Ну, ну, баранки гну! – Мердок на секунду замялся. – В общем, это человеческая женщина. Она была в ком бинезоне без нашивок. С рыжими волосами и зелены ми глазами. Красивая и… – Ха! Могу тебе сразу эту информацию выдать. Тока ты вряд ли будешь мне потом благодарен… – Курт, ра достно скалясь, откинулся на спинку рабочего кресла, заложив руки за голову. – В экипаже много женщин. По чему бы тебе не присмотреться к кому-нибудь еще? Я даже могу подсказать, с кем из них ты затратишь ми нимум сил и времени.

– А мне время девать некуда, так что я его не эконо млю. Так ты дашь мне информацию о ней?

– Ладно. Хозяин – барин. Эта рыженькая девочка работает в специальной команде, которую командор держит на «Аваттаре». В ней всего около двадцати че ловек, и все они лучшие боевики Вольного Мира. На стоящие профи. Твоя зазноба – тоже. Ты не поверишь, сколько костей она переломала на нашем линкоре и на других кораблях, прежде чем народ смекнул, что с ней нельзя распускать руки. Теперь парни обходят ее сто роной. Оно и понятно. Кому охота заплатить за шлепок по хорошенькой попке сломанными конечностями? Так что ты подумай сначала, прежде чем станешь искать с ней встречи.

– Специальная команда?

– Ну да. Ты что-то туго догоняешь сегодня. Специ альная команда. Своего рода частный спецназ коман дора Дикаева. Туда попадают в основном изгнанные или ушедшие по своей воле имперские спецназовцы.

А уж кто из них кем был до этого, того даже наши хаке ры тебе не скажут, потому как командор запретил. Вот так-то, дружок.

– Ну что ж, учту твои предостережения. И спасибо за помощь! – Мердок хлопнул по подставленной штурма ном руке и вышел с командного мостика. Он размыш лял о глумящейся над ним судьбе, которая не может свести его даже с прекрасной незнакомкой, если та – опытный боец спецназа. Что еще ожидать от этой стер вы – судьбы? Но ноги сами несли его в комнату отды ха. Туда, где он впервые увидел ее, чей образ теперь стоит перед его глазами, которую совсем не знал и за которую готов был пожертвовать не только сломанной рукой, но и всем на свете.

*** Худощавый старик с лицом нездорового желтого цвета, ссутулившись, стоял у огромного панорамного окна, выходившего на бушующую растительность био резервации. Синяки под глазами и отекшие веки отте няли злобный взгляд маленьких глаз. Профессор Берг штайн здорово сдал за последние пару дней. А чув ствовал себя еще хуже, чем выглядел. Во рту копилась желчь, в боку резало, не позволяя разогнуться и вздох нуть полной грудью.

Все это не было для Халил Амата неожиданностью.

Ему давно уже следовало серьезно заняться собой, проведя хотя бы восстановительный курс в регенера ционной камере. Но он все отмахивался – недосуг. Та кая ситуация, что если проиграл, то и жить не дадут. А выиграет – займется собой уже всерьез. Тем более что висит уже в капсуле с биологическим консервантом от личное новое тело, созданное из его собственных кле ток и скорректированное, улучшенное им самим. Висит в ожидании, когда он, начав новую, счастливую жизнь, наденет его, как новый добротный костюм. Это была его тайна, не известная никому.

Многих ученых занимал вопрос замены физическо го тела «носителя» целиком. Регенерация отдельных частей и органов, продление жизни, создание клонов – все это было возможно и доступно, хоть подчас и за прещено законом. Но пересадить в новое тело разум и «я» разумянина удавалось пока только фантастам.

Хоть и считалось, что кое-кто стоит на грани этого ве ликого открытия.

А Бергштайн смог. Он нашел/ Он решил эту задачу.

И многократно перепроверил ее на людях, без колеба ний уничтожая затем всех свидетелей экспериментов.

Только убедившись в реальности своего открытия, Ха лил Амат тайно занялся подготовкой клона для себя самого.

Мысли генетика вновь вернулись к текущим событи ям, и посветлевший было взгляд опять угас. Слишком много недочетов, нестыковок и ошибок, в море которых он тонул.

Главная неприятность – захват имперцами намест ника Триона лорда Алайгда почти со всем его пра вительством. Это был весьма ощутимый для имиджа войны за независимость удар. Конечно, Бергштайн и сам не планировал долго терпеть тупого чиновника и его никчемное окружение, но произошедшее заставля ло его слишком рано начинать серьезные перемены.

Хотя он готов и к этому. Как всегда – готов.

– Мне нужна срочная пресс-конференция со всеми информационными агентствами Триона, – не отрыва ясь от окна, говорил Халил Амат почтительно согнув шемуся слуге. – Как назло, Дикаева нет. Ладно, обой демся. Попроси тех из пяти союзных нам командоров, кого сумеешь найти, срочно прибыть сюда, на Феникс.

И найди Рагона. Скажи: я хочу знать, верно ли он рас поряжается той ссудой, которую я ему дал. Пусть при шлет мне коротенькую весточку о результатах. С жур налистами говори в последнюю очередь, чтобы назна чить время, когда командоры уже будут здесь.

Слуга попятился назад, но Бергштайн жестом оста новил его:

– И приготовь мне ванну. Клонов подбери. Что-то я смертельно устал. Ни с кем не соединяй, даже если наступит конец света. Ступай.

Слуга скрылся, и Халил Амат вновь погрузился в размышления. Он уже продумывал такой вариант раз вития событий. Даже подготовил речь, с которой вы ступит перед представителями СМИ. И ничего, что это произойдет раньше. Он наконец объявит о создании временного правительства федерации Трион, в кото рое войдут он сам и некоторые авторитетные люди провинции, не запятнанные связью с недалеким пра вительством лорда Алайгда. На территории Триона по чти не осталось имперских подразделений и кораблей, если не считать кораблей Свободного Легиона у Гло та да нескольких пограничных кораблей с погранич ной базой. Силы даже одних только командоров сей час превосходят остатки имперцев и числом, и мощью.

Да еще небольшая помощь скудной армии Триона.

Бергштайн усмехнулся, подумав, что основной ко зырь, который он держит в своем рукаве, будет не меньшей неожиданностью и для самих командоров.

Несколько мелочей не позволяли генетику расслабить ся. Они не были особо тревожными, но лишали ощу щения, что все под контролем.

Например, куда-то исчез Хайес. В этом не было бы ничего такого, если бы не поход Дикаева, в который ушли абсолютно все, кто относился к флоту командо ра. И то, что правая рука Дика, взяв с собой пару че ловек, затерялся в потоках гражданских пасажиропе ревозок, выглядело, по меньшей мере, странно.

Кроме того, у многих влиятельных лиц Вольного Ми ра росло недовольство тем, что творится на Трионе.

Это понятно: они тряслись за свои интересы, дорожа прибыльными отношениями с Империей и не желая привлекать к себе внимание ее общественности. Чер товы трусливые чистоплюи!

Командоры пяти преданных семей тоже изменились в последнее время. Они напряглись отчего-то и пыта ются играть в свои игры, создавая себе пути к отсту плению. Только презираемый всеми Рагон понял, че го хочет от него хозяин. Не зря Бергштайн открыл ему свои финансовые кладовые. Теперь на этого грязного пирата и его стремительно растущий флот больше на дежды, чем на кого бы то ни было.

Халил Амат прошел в соседнюю комнату, половину которой занимала огромная ванна. Там суетились че тыре великолепные девушки-клона, облаченные в по чти невидимые клочки ткани, – две человеческие копии и две гурянские. Они размешивали в наполняющейся ванне благовония, накрывали рядом с ней столик на низеньких ножках, раскладывали повсюду пестрые по лотенца и подушки. Услышав звук открывающихся две рей, повернулись к хозяину.

Бергштайн ощущал, как, вызванное плохим само чувствием и тяжелыми думами, выбирается на поверх ность его темное «я», не предвещая рабыням ничего, кроме боли, страха и, возможно, гибели. Он учуял их невольный испуг – клоны тоже умеют бояться! – и, по чувствовав растущее возбуждение, шагнул к ванной.

*** Крыса был почти счастлив. Он наконец убрал свою задницу с этой ублюдочной планеты. Он сидел, разва лясь, в одной из десятка громадных комнат отдыха де сантного корабля и лакал свое любимое крепкое све тлое пиво. Многие не любят крепкие сорта, считая, что настоящий вкус можно прочувствовать у легкого или средней крепости пива. Но Ро Луишу нравился жест кий вкус. Да и забирало оно прилично.

Фигу отставил пластиковый туб и зажег тонкую сига рету с легким растительным наркотиком. На рукаве его куртки красовался новенький шеврон младшего сер жанта, а в ушах слышался шелест падающих на его счет империалов из приличной сержантской зарплаты.

Он пребывал в эйфории, наступившей после того, как, побывав в аду, сумел выбраться живым, да еще и с существенной материальной выгодой для себя. Жаль только ребят, с которыми он делил тяготы и невзгоды.

Они уже в прошлом. Просто пятна цвета хаки в его па мяти. Старый сержант, дружище Тодг, остальные. Но сам он жив, и это главное.

Большой глоток из туба добавил приятного тепла, разлившегося расслабляющими волнами по телу. Од нако внутри Крыса никак не мог расслабиться. Ка кие-то жилки еще звенели в надрывном напряжении.

Где-то глубоко засел холод близкой смерти, вызывав ший иногда мурашки по спине и дрожь в пальцах.

– Привет, Ро! – Сильный голос явно принадлежал женщине.

– А-а, это ты, Гаини! – Обернувшись, Фигу увидел совсем рядом хорошую знакомую, почти друга – гурян ку, которая служила в команде координаторов. – При саживайся. Разрешишь угостить тебя чем-нибудь?

– Да ты просто обязан преставиться. Поводов – хоть отбавляй. Шеврон! А главное – живым вернулся, чем не многие похвастать могут! Да еще на коне, исполнив миссию. Просто герой!

– Ага, герой, спина с дырой. Хотя, ты знаешь, я тоже безумно рад, что выбрался оттуда живым. Такое дерь мо там было.

– Меня до сих пор колотит! – Гаини, словно от холо да, передернула плечами. – Я хоть внизу и не была, но слышала переговоры с теми, кто умирал, ничего даже не поняв. Это ужасно.

– Расслабься, как бы хуже не пришлось. Ты что бу дешь? У столика завис вызванный Ро Луишем автомат с напитками.

– Да я бы чего покрепче сейчас выпила. Потери де санта – девяносто процентов. Пехотинцев не осталось совсем.

– Нас перерезали в первую ночь. А потом дожига ли броню. Вот так! – Крыса взял два пластиковых сто граммовых цилиндрика, наполненных пятидесятигра дусным джином «Вашолдер». – Попробуй вот это. Не знаю, где его льют, но вкус неплохой. Тоником разба вить?

– Не надо. А что дальше? – Гурянка поднесла от крытый цилиндрик к лицу, чувствуя едва уловимый за пах можжевельника. – Ничего! Ты в курсе? В связи с огромными потерями принявшие участие в десанте на Глот подразделения мобильной пехоты расформиро вывают. Нас раскидают по другим группам, а на эти ко рабли наберут новых бойцов.

– Вот дерьмо! – Фигу одним глотком влил в себя джин и сморщился. – Что-то у меня с самого начала этого сбора все не заладилось.

– Да тебе-то какая разница, где свои деньги отраба тывать? Все равно из стариков почти никого не оста лось. Новые люди вокруг. Ты не школьник, чтобы вол новаться, переходя в другую школу.

– Ты так говоришь, словно тебе не все равно!

– И мне все равно… – Гаини отпила половинку про зрачной бесцветной жидкости, закрыв глаза, оценила ощущения, допила остатки. – Если бы мы были под вержены сантиментам, никто из нас не служил бы на емником. Мы сидели бы в своих уютных домах, трясясь от страха все потерять. Ладно, не бери в голову. Позд но уже. Надо ползти в свою конуру.

– Да. Я провожу?

– Давай, герой, проводи. – Гурянка, поднимаясь, усмехнулась каким-то своим мыслям.

Они вышли из практически пустого зала комнаты от дыха, медленно пошли длинными, такими же пустыми коридорами. Крыса вновь почувствовал нарастающее надрывное напряжение. Гаини, как член команды ко ординаторов, имела отдельную крошечную каюту пло щадью в четыре квадратных метра. По мнению Ро Лу иша, обитавшего, как и все пехотинцы, в общем боль шом кубрике, это была просто роскошь.

Они остановились у дверей, которые, распознав хо зяйку, разблокировались. Прощаясь, Крыса коснулся руки женщины, и его словно током ударило. Он больше не мог вынести это накопившееся напряжение и, теряя голову, подтолкнул гурянку к ее каюте.

Стройное, мускулистое тело на удивление легко по далось назад, словно дождавшись повода к действию.

Гаини толкнула дверь, теперь уже сама увлекая спут ника за собой в полутьму каюты. Их будто взрывной волной швырнуло друг к другу, и, едва успела захлоп нуться дверь, они кинулись, словно в жестокой руко пашной.

*** – Я просто не могу в это поверить. Нас имеют, как глупых девочек, попавших в мужскую исправитель ную колонию! – Стингрей отбросил на стол распечат ку недавно полученного отчета об инциденте на «Аш Си-003». – Ты только вдумайся: крейсер класса «Им ператор» едва не был уничтожен в результате столкно вения с абордажным судном класса «Бладсакер». Это звучит примерно так: носорог едва не погиб, столкнув шись со слепнем!

– Все изменяется. Мы считали, что класс «Импера тор» практически неуязвим. Теперь знаем, что это со всем не так. – Гаррет устал ковыряться в информации и потому просто сидел, развалясь и наблюдая за на парником. – Гораздо более странным выглядит реше ние правительства признать Трион.

– А кто говорил о признании?

– А как ты назовешь отвод оставшихся подразде лений, вывоз всех имперских служб и организаций? А главное – перенос сети автоматических пограничных станций на новую границу между Трионом и Импери ей? Разве это не официальное признание Триона са мостоятельным государством? Пусть никаких заявле ний озвучено пока и не было. Но это, как мне кажется, особой роли уже не играет.

– Не знаю, не знаю… Мне кажется, что речь идет о временной изоляции больного. До тех пор, пока не до станет сил всерьез заняться его болезнью. Так сказать, карантин. – Майкл потянулся за лежащей на столе пач кой сигарет «Парламент». – Не забывай, что нам может стать совсем не до Триона – из-за Граниса. Тут хоть и хреново, зато более-менее ясно все. А там – ни один аналитик не знает, чего ждать.

– Пока с Гранисом один Третий флот справляется.

Может, там и не все так плохо. Вспомни, как с гурянами было. Мало никому не показалось.

– Ладно. Рано об этом говорить. Вот завяжется по настоящему, тогда посмотрим. А с крейсером не все так просто, как ты считаешь… – Стингрей вновь взялся за отчет.

– И чего ты «непростого» углядел? – Рой пододви нулся поближе.

– Ну, смотри. Как бы я действовал на месте атакую щих? Я постарался бы уничтожить максимальное ко личество живой силы противника. Тем более что эки паж крейсера захватили врасплох и могли вырезать, как свиней на бойне, без суеты и спешки. А что они де лают? Расходятся по кораблю без шума и пыли и идут незаметно к намеченным неживым целям. Рушат обо рудование и пульты. Потерь среди экипажа практиче ски нет. Ну, с десяток, решивших броситься на защи ту. И то не все из них насмерть… Что это? Непонятная доброта? Или кто-то на самом корабле засланец? Мо жет, не хотели своим рисковать? Вряд ли. Засланцем пожертвовали бы в первую очередь, из соображений безопасности. Меня их гуманность больше всего бес покоит. Потому что я ее понять не могу пока.

– Мне кажется, тебе не надо над этим ломать голову.

Само вылезет. Мы вообще можем со спокойной сове стью собираться по домам. Пограничники перенесли станции, заканчивают их отладку и тестирование. По ток гражданских, покидающих Трион, иссякает. Еще па ра дней – и мы уйдем отсюда с остатками Свободного Легиона. Ты наконец-то вернешься к Сое, я доберусь до своих подружек. Чего тебе еще надо? – Гаррет даже прикрыл глаза, словно уже сейчас переносясь к пыл ким девочкам.

– Я же сказал. Заметь: мы последнее время только и делаем, – что констатируем, как нас опять поимели.

Вспомни, когда мы говорили что-нибудь типа: как мы их сделали, приятель! – От напоминания о скорой встрече с женой у Майкла улучшилось настроение.

– Ты что, кино насмотрелся? Жизнь сама по себе ча ще всего довольно поганая штука, где в основном тебя имеют. Сам знаешь: мы крепчаем от этого. А насчет – «нас сделали»… У адмирала Баука не все так плохо.

– Ой ли? Говорят ведь – не кричи победу, идя на рать, а кричи, возвращаясь. Баук – один из лучших ко мандиров, но откуда нам знать, как все завтра повер нется?.. В одном ты, наверное, прав. Не стоит забивать голову, если информации не хватает. Пойдем лучше съедим чего-нибудь. Что-то от этих раздумий мне есть захотелось… *** Рядовой Чагги, пользуясь выдавшейся нежданно пе редышкой, осматривал свою экипировку. Конечно, все было многократно проверено. Но в данном вопросе пе ребора не бывает. Поэтому тьяйерец и протирал опять свой скротчер.

Подразделения Четвертой бригады мобильной пе хоты 3-го Имперского Флота укрепились на покры той невысокими каменными складками равнине. Эти складки были бы идеальными естественными укре плениями, если бы не громоздящиеся на пологом, но довольно высоком каменистом плато укрепленные ба стионы города-крепости. Город отвечал вялым огнем, и пехотинцы нисколько не сомневались в том, что в бли жайшие дни, если не часы, будут топтать рифлеными подошвами своих ботинок его улицы. Сейчас все зани мались своими нехитрыми делами, ожидая последней отмашки перед штурмом.

– Говорят, должны молодых прислать. Мало пред ставляю, как здесь это осуществимо… – К Чагги подсел его старый товарищ-гурянин, протягивая пачку легких наркотических сигарет. – Кто их сюда повезет?

– А что тут такого? – Тьяйерец, вытащив предложен ную сигарету, раскурил ее мелкими затяжками. – При гонят военный транспорт – и все. Командиры наверня ка давали сводки по потерям. Думаю, нас не станут для доукомплектования отводить из Граниса.

– Может, и так. Но сводки небось давно дали, а сколько мы еще при штурме потеряем?

– Да какая разница? Поимеем эту планету – тогда будет проще. Она и станет нашим тылом. Начнется полноценное сообщение – со всеми сопутствующими благами.

Каменные плиты равнины вдруг едва заметно дрог нули, словно вторя далекому землетрясению.

– Что за… – Гурянин приподнялся, да так и застыл, глядя на город. Тьяйерец тоже развернулся, видя уди вление товарища. И тоже чуть не выронил скротчер от изумления.

У самого основания укреплений раскрылись, слов но огромные десантные створы корабля, черные про валы многочисленных ворот. Из них, как вырвавший ся на свободу селевой поток, выметалось, заполняя все на своем пути, нечто бесформенно копошащееся.

Больше всего оно походило на бесчисленные полчища муравьев, разом появившихся из огромного муравей ника. Поблескивая, будто разлитая ртуть, неведомая масса быстро растекалась, приближаясь к позициям имперцев.

– К бою! – заорали несколько глоток с разных сторон.

Пехотинцы, подхватившись, занимали свои позиции.

Экипажи танков, попрыгав в свои машины, открыли бе глый огонь по надвигающейся массе. Снаряды, разры ваясь, разметывали струящуюся массу, но в следую щую секунду разрывы вновь смыкались, словно тан ки вели огонь по бегущей реке. Масса приблизилась, и Чагги смог разглядеть, из кого она состояла.

– Матерь божья! – Он зашарил рукой по скротчеру, стараясь снять предохранитель. – Что это?

На них накатывала вовсе не тяжелая жидкость, как можно было подумать вначале. Темная масса состо яла из бесчисленного количества то ли существ, то ли механизмов. Отсвечивая блестящими черными пан цирями, они больше походили на жирных безголовых птиц – не выше пояса среднего человека. Похожесть на механизмы обуславливалась их одинаковостью и тем безмолвным, страшным исступлением, с которым они неслись в атаку, не обращая внимания на веду щийся по ним огонь танков.

Дистанция стремительно сокращалась. Вот уже пе хотинцы открыли отчаянный огонь, напуганные ирре альностью происходящего. Где-то сбоку от стрелявше го тьяйерца кричал сержант, пытаясь вызвать штурмо вики для прикрытия сверху. А в следующее мгновение полчище безголовых бронированных уродцев преодо лело остававшееся расстояние до позиций пехоты, и все смешалось.

Не отвлекавшиеся от стремительного бега ранее, теперь они открыли огонь из имплантированного пря мо в их приземистые тела оружия. Принцип действия оружия был основан на использовании электрических импульсов узконаправленного действия. Трещавшие разряды превратили погружавшуюся в вечерние су мерки долину в мерцающее озеро.

В слабом подобии рукопашной схватки стандартное оружие имперских пехотинцев явно проигрывало рву щему живую плоть оружию одинаковых уродов. Они безболезненно переносили выстрелы себе подобных, а потому могли, не задумываясь, палить во все сторо ны, наверняка находя жертвы.

Чагги успел свалить удачными выстрелами из скрот чера несколько «птиц», когда белая молния, разорвав в клочья отбивавшегося рядом гурянина, задела и его.

Цветная ткань мира разорвалась с жутким треском, об нажив огненно-белое ничто. Боль, пронзившая тело, отпустила, уступая напору этого ослепительного ни что, которое в свою очередь сменил беспросветный и бесчувственный мрак.

*** Мердок уже третий вечер безрезультатно торчал в комнате отдыха в надежде встретить рыжеволосую не знакомку. Он слонялся между столиками. Сидел у бар ной стойки. Играл в популярную на «Аваттаре» рус скую пирамиду. И все это время глаза его бегали по ли цам разумян в поисках огненной копны волос. Он за вершал партию, проигрывая безбожно из-за своей рас сеянности, когда ожила громкая связь:

– Внимание! Пилоту Мердоку срочно прибыть на причальную палубу!

– Черт! Что там еще? – Амос раздраженно катанул кий по столу, – Надеюсь, наконец серьезная работа по явилась.

Он развернулся, устремляясь к выходу, замер, слов но наткнувшись на прозрачную стену. Рядом с выходом из комнаты отдыха в сопровождении четырех громил стояла та самая незнакомка. Только теперь она рази тельно изменилась. Бесформенный рабочий комбине зон сменился армейской формой темно-бурого цвета – также без опознавательных знаков и каких-либо наши вок. Поверх формы был надет такой же бурый броне энергетический жилет. Копна волос исчезла, тщатель но зачесанная назад в туго стянутый хвост, оканчивав шийся короткой толстой косой. Под мышкой она дер жала компактный боевой шлем пехотинца, а в дру гой руке небрежно висел такой же, как у командора Дикаева, «Тагет Эф-Эс 20». Девушка прямо смотрела на Мердока, а за ее спиной, словно четыре каменных изваяния, высились спутники. Девушка улыбнулась, и эта улыбка огнем обожгла Амоса, потому что предна значалась именно ему.

– Так вот кто такой пилот Мердок! – Красивый силь ный голос излучал дружелюбие. – Значит, мы чуть-чуть знакомы.

– Скорее чуть не знакомы. – Мердок почувствовал, что из головы улетучиваются умные фразы, оставляя тупую пустоту. – Мне надо… Меня тут вызвали.

– Я догадливая… – Девушка картинно склонила го лову и развернулась, как бы уступая дорогу пилоту. – Мы, вообще-то, за тобой и шли. Полетим вместе.

– Полетим? Вместе? – Видимо, вид у пилота был со всем идиотский, потому что девушка весело рассмея лась, а один из громил хмыкнул.

– Ты все время такой тормоз или это я на тебя дей ствую? – Было непонятно, что звучит в ее голосе – усмешка или заинтересованность. – Ты – пилот, мы – абордажная команда. Надеюсь, у тебя нет возраже ний?

– Возражений? Нет. Прости… – Амос чувствовал се бя полным кретином, но чем больше пытался собрать ся, тем больше путались мысли.

– Ладно, проехали. Познакомимся, когда разморо зишься. – Она кивнула своим спутникам, и те мол ча устремились к выходу, причем последний легонько подтолкнул стоявшего, как столб, Мердока.

– Соберись, братэла, тебе нас всех везти. Не хоте лось бы, чтобы ты нас раньше времени угробил.

Путь до причальной палубы проделали почти мол ча. Лишь громилы изредка перебрасывались коротки ми полупонятными фразами. У шлюза, в котором стоял бот, их уже ждали командор Дикаев и капитан Престос.

– Ну что, надеюсь, вы понравились друг другу? – Дик с интересом смотрел на них.

– Похоже на то, сэр. – В интонациях девушки не бы ло ни капли иронии.

– Что ж, не будем больше задерживаться… – Коман дор пропустил вперед абордажную команду и хлопнул Мердока по плечу. – Сегодня твой день. Многое зави сит от того, отработаешь ли ты так же четко, как с крей сером, или облажаешься. Кстати, у Стэна есть для те бя кое-какая информация, которую он вручит тебе по возвращении. Будешь доволен. А теперь вперед!

Створки за ними плавно сошлись, но Амос успел за метить, как Престос торопливо перекрестил спины ухо дящих. Бот перенес их на висящий рядом абордажник «Атэми». Все быстро разошлись по своим местам. Пи лот забрался в кокон управления, командор располо жился за капитанским пультом.

– Ну, погнали. Амос, у тебя не будет времени, когда выйдем из прыжка. Хоть их и отвлекут, но все равно они могут открыть по нам огонь или взорвать себя, не до жидаясь полной стыковки. А если перейдут в марше вый режим, то мы их просто не догоним. Так что бери первого попавшегося, не раздумывая. Все, давай от счет к прыжку.

Амос сглотнул подкативший к горлу ком, когда «Ат эми» вывалился из подпространства. Не дожидаясь, пока зрение восстановится полностью, он метнул свой корабль к ближайшему массивному силуэту, который сумел рассмотреть сквозь пелену. Рубку наполнял го лос интеллекта, докладывающего о том, что вокруг абордажника идет настоящий бой.

Когда туша чужого корабля заняла весь горизонт, глаза пилота наконец полностью восстановились.

Мердок вел «Атэми» нервными рваными галсами, на деясь уменьшить риск прямого попадания. Пару раз их прилично тряхнуло, видимо зацепив энергетическими залпами. Командор молчал, стараясь не мешать пило ту.

Борт черно-красного цвета стремительно надвигал ся. Возникшая откуда-то ракета разворотила хвосто вую часть с правой стороны, закрутив «пиявку». Амос дугой выгнулся в коконе, ловя потерявший управление корабль. Несколько оборотов, сильный удар, скрежет – и черно-красная туша начала стремительно удалять ся.

– Система вакцинации абордажного устройства раз ряжена… – равнодушно доложил интеллект.

– Получилось? – Дикаев нервно достал сигару и, не поднимаясь с места, закурил. – Далеко не отводи.

Управление как?

– Нормально. Коряво, но рулим! – усмехнулся в сво ем коконе Амос.

– Команда по всем кораблям! Огонь перенести на остальные корабли. Надо занять их посерьезнее.

Черно-красный гигант продолжал вести огонь, и ка залось, что ничего не происходит. Но вот начали одна за другой замолкать батареи, а потом вдруг разом за молчал весь корабль.

– Пора! – Командор вскочил со своего места. – Или пан, или пропал. Давай, Амос, бери его. Надо уходить, а то никого из наших не спасем.

Только сейчас Мердок заметил, что не все корабли их флота так же активны, как ранее. Он собрался и вновь бросил «Атэми» в атаку. Теперь уже на настоя щий абордаж.

*** Вокруг холодной, покрытой льдами планеты замер ли, заняв оборонительные позиции, четыре линкора класса «Шак» и крейсер класса «Адвокат». С крейсе ра отошел большой бот, неспешно скользнувший в хру стальную атмосферу планеты. Несмотря на кажущую ся медлительность, спуск не занял много времени. Бот замер на гладкой поверхности взлетного поля. Из рас пахнувшихся створов вышел навстречу спешившему по полю Йововичу высокий гурянин с черной, как уголь, кожей.

– Мир твоему дому, друг! – Он развел все четыре руки для дружеского объятия.

– Рад тебя видеть, Тингдт. – Старик обнял прилетев шего. – Действительно рад.

– Ты неважно выглядишь. Проблемы? – Гость шел размеренным шагом уверенного, сильного существа. – Что могло помешать твоему спокойствию в этой рай ской тиши?

– Прошлое выскочило и схватило меня за глотку! – Стефан мрачно усмехнулся. – Но я получил отсрочку и теперь хочу если не защититься, то отплатить.

– Узнаю старину Йововича. Ободрись. Я помогу, чем смогу, и, думаю, все разрешится. Мы пойдем в твой ка бинет или, может, погуляем здесь, снаружи? Погода се годня у тебя сказочная! – Гурянин втянул носом мороз ный воздух, поддев носком ботинка пушистый снежок.

– Желание гостя – закон.

– Тогда поговорим здесь. А потом уже ты передашь мне твои материалы… – Тингдт, развернувшись, не спеша побрел вдоль края взлетного поля. – Ну что ж, рассказывай, чем я могу тебе помочь?

– Перед тем как я тебе позвонил, ко мне прилетал непрошеный гость. Ты наверняка его знаешь – профес сор Бергштайн.

– Да, наслышан. К счастью, не знаком лично, но, по хоже, гнусный тип.

– Не ангелок. Но кто из нас святоша? Все дело в том, что давно – около тридцати лет назад – мы работали вместе над созданием того исследовательского потен циала в генной инженерии, которым вооружен сейчас Трион. Ты ведь знаешь, какую роль на Трионе теперь играет Бергштайн?

– Я в курсе, что он сильно поднялся в последнее вре мя и является практически полновластным, хоть и не формальным владыкой Триона.


– Да. И эта война с имперцами, которую Трион ве дет сейчас, – именно его заслуга. В те далекие уже времена мы втроем задумали создать новое государ ство. Это была утопия с самого начала. Мы хотели со здать армии клонов-солдат и клонов-рабочих. Каждый из рожденных разумян имел преданных и готовых ему служить верой и правдой слуг. Растения и животные с измененным генным кодом обеспечивали бы пище вое изобилие. В общем, планов было громадье… Мы с легкостью настроили воздушные замки фантазий и с энтузиазмом начали претворять их в жизнь. Работа заняла годы и принесла разочарование. С пищей про блем не возникало. И сейчас плоды наших начинаний мы видим на великолепных плантациях табака, кофе и чая, в урожаях зерновых и овощей, в лучших мясных породах животных. Но вот с другим – с разумом наших клонов – все гораздо хуже. Они не совсем такие, как мы того хотели. Они слишком настоящие. Только сол дат удалось создать без особых проблем, да и то – без настоящих мозгов, полуразумными. Это почти муравьи или осы в интеллектуальном отношении. Со временем наша утопия стала не столь желанной для нас. Кто то захотел власти лично себе, кто-то свободы, кто-то творческой независимости.

– Власти захотел Бергштайн. Ты, друг, наверное, творческой независимости… – Нет. Я как раз захотел просто свободы. Свободы от суеты, от стремления к вершинам, от постоянного безумия работы. Я решил отойти от дел. А то, что я иногда делаю здесь, – это лишь маленькое увлечение, хобби.

– Значит третий. И кто же он? Я не помню гения, рав ного таким прославленным маньякам, как ты и Берг штайн. Разве что… – Да. Это профессор Дикаев. Наверное, лучший из нас. Этого ему Бергштайн и не простил.

– Не простил? Но Дикаев погиб с женой и дочерью при столкновении его яхты с транспортом, когда из-за вируса автоматика нескольких судов на рейдах Глота дала ошибку.

– Программный сбой – только прикрытие. Очень кра сиво отработанное прикрытие. Я не знаю, что взбре ло тогда в больную голову Бергштайна, но он решил остаться один. Именно поэтому я скрывался несколько лет на территории Империи, а позже – Вольного Мира.

– Это очень серьезное обвинение. Надеюсь, ты не голословен. Иначе я вынужден буду изменить о тебе свое мнение и незамедлительно покину планету.

– Ты знаешь, Тингдт, я скажу тебе правду. Сейчас мо ими поступками движет единственное желание – уто пить Бергштайна. Но, как бы ни ненавидел я его, ни одно из моих обвинений не останется неподтвержден ным. Эти данные я и передам тебе сразу, как толь ко мы дойдем до моего кабинета. Там есть информа ция не только по профессору Дикаеву. Бергштайн, ве домый жаждой власти, стал виновником гибели еще нескольких разумян в разное время и в разных ме стах. По большей части, это те, кто мог своей властью или авторитетом помешать его планам. Ты удивишь ся, узнав, что большинство из них – влиятельные разу мяне Вольного Мира. Пакеты документов я разложил по адресатам. Можешь ознакомиться с любым из них, чтобы знать, что передаешь. Сейчас Бергштайн гото вит свое восхождение на трон Триона. А когда он ста нет его владыкой, уверен: ему покажется слишком ма ло одной провинции. Угадай, на что в первую очередь падет его взор?

– На Вольный Мир? Но мы слишком сильны для не го.

– Сейчас. Ты ведь в хороших отношениях со спец службами Империи. Да и своя разведка у тебя не хуже.

Поинтересуйся – и наверняка узнаешь, что для Берг штайна уже набирают и флот, и ученых, и технологии.

Ко мне он тоже прилетал не для того, чтобы справить ся о моем здоровье. И я был вынужден отдать ему од но из своих творений. Знаю: он вернется, если успеет, чтобы забрать все. Этот человек не умеет и не хочет останавливаться.

– Да, друг, то, что ты рассказал, не радует. Но, как говорится, кто предупрежден, тот вооружен. Пойдем.

Я не хочу терять времени. Передашь мне документы, и я сразу улечу. Мне надо многое проверить самому, прежде чем я передам твою информацию адресатам.

Надеюсь, ты простишь меня за эту задержку.

– Пойдем. Я понимаю тебя. Сам поступил бы так же, если бы мне рассказали это. Только одна просьба. Как только увидишь, что мои данные правдивы, не затяги вай с действиями. Я боюсь… Боюсь за жизни близких мне людей! – Йовович повернул к своему спрятанному в недрах горы дому.

– Обещаю тебе! – Гурянин приложил верхние руки к груди в клятвенном гурянском жесте. – Я приложу все усилия, чтобы проверить твои данные как можно бы стрее. И начну действовать, как только появятся под тверждения твоих слов.

Поднявшийся ветер закрутил белые смерчики по земки, быстро возводя переметы по вычищенному краю взлетного поля. Он весело швырял пригоршни ко лючих, сухих снежинок в спины двух разумян, молча спешивших к близкой горе.

*** – Ну что, детки, готовы поработать? – Фигу обводил глазами не очень ровную шеренгу наемников своего нового отделения. Перед его глазами стояли лица ста рого сержанта Тодга, других ребят, с которыми он уви дится теперь только на небесах. Такие же уверенные в себе, ушедшие в Свободный Легион от врагов, дол гов и прочих проблем, они с интересом рассматривали своего командира. Все слышали, что он – один из тех немногих, кто смог выжить в десанте на Глот. И потому во взглядах их было больше уважения, чем каких-либо еще эмоций.

– Всем внимание! Даю времени до десяти утра, что бы помолиться, отдать долги, попрощаться со своими мамочками и этим гребаным бренным миром. Вольно!

Разойдись!

Шеренга развалилась, зазвучав разноголосицей.

Крыса, проводив их взглядом, не спеша побрел в свою комнату на сборном пункте. Настроение было пога ным, ему никак не удавалось – да почему-то и не хоте лось – отогнать воспоминания. Он не мог заставить се бя пойти куда-нибудь, оттянуться с выпивкой и девка ми. Поддавшись внезапной депрессии, заперся в сво ей конуре, достал из армейского ранца початую бу тылку местной водки. Пусть сегодняшний вечер ста нет вечером поминок. По ушедшим навсегда друзьям и по тем веселым, беззаботным временам, которые уже вряд ли вернутся вновь.

*** В этот раз Майкл не стал заходить к старому Зарри.

Он слишком соскучился и, понимая, что торопливость не лучшее качество при встрече с любимой женщиной, все же купил прямо в космопорту огромный букет ис кусственных цветов. День клонился к вечеру, но было маловероятно застать Сою где-либо, кроме миротвор ческого фонда «Вера».

Стингрей неоднократно рассказывал жене о том, что зачастую представляют из себя различные фон ды, призванные в первую очередь приносить прибыль их учредителям и тем, кто стоит за ними. Прибыль не малую, почти всегда честно проведенную и красиво оформленную. Но каждый раз Соя отвечала одно и то же – ей безразлично, кто из хозяев фонда – види мых или спрятавшихся за чужими спинами – какую при быль получает. Главное – они отдают часть денег на нужды фонда, и настоящие, честные функционеры на эти средства могут делать те добрые дела, которые са ми по себе оправдывают и создание фонда, и даже во ровство его руководителей. Майклу нечего было воз разить, тем более что он практически полностью раз делял ее точку зрения.

Стингрей, сидя в ближайшем уличном кафе, терпе ливо дождался, когда Соя вышла из подъезда офиса.

Стремительно, но плавно он настиг идущую женщину и, обхватив, закрыл ее лицо цветами.

– Мэм! Личная Служба Безопасности Императора, мэм. Сопротивление бесполезно. Сдавайтесь! – за шептал он ей на ушко, чувствуя, как заводится от при косновения к ее телу. – Как ты тут без меня, малень кая?

– Плохо. Мне безумно тебя не хватало. – Она раз вернулась в его руках и радостно повисла на могучей шее. – Ты не предупредил, что возвращаешься.

– А ты не ждала? – Он картинно нахмурил брови, смеясь глазами. – Надеюсь, у тебя никто не появился?

Иначе я вынужден буду вызвать группу зачистки. Со знавайся, не вынуждай применять к тебе методы до проса агентов противника.

Обнявшись, они направились к стоянке такси, когда коммуникатор Стингрея разразился истошным писком.

– Дьявол! Только не это! – Майкла словно током уда рила надпись на мигающем багровым светом дисплее:

«Команда ноль один!» – Дьявол! Чтоб им всем… Команда ноль один означала не что иное, как экс тренный сбор агентов в ближайшей мобилизационной точке. Этот сигнал отменял для получивших его со трудников все предыдущие задания, отпуска, выход ные, приказы. Получив его, агент обязан был бросить все и вся и в кратчайший срок прибыть в заданную точ ку. И не было причины, способной оправдать неявку или опоздание.

– Ничего, любимый, будем надеяться, что это нена долго… – Соя едва не разревелась, но, видя, насколь ко расстроен Майкл, старалась его успокоить.

– Хорошо. Попытаюсь освободиться как можно бы стрее! – Стингрей вытащил из внутреннего кармана небольшую электронную книжку. – Это от Роя. Не знаю, как он успел. Тут еще один стих и немного хроники.

Вернее, просто данные из жизни этого Хельгмара. Се рый был человек. Я даже ревную – из-за того, что он тебе нравится. Пожалуй, мне стоит поучиться стихи пи сать. Ладно, родная, пока. Люблю, тоскую, хочу и ме чтаю.

Стингрей быстрым шагом, не оборачиваясь бо лее, устремился к гравитолету-такси. Соя стояла, рас терянно глядя вслед быстро удаляющейся машине.

Книжка выскользнула из ее пальцев и, упав, активиро валась. Женщина подняла ее и автоматически уткну лась в светящиеся строки.

Лунный свет, и в сердце пусто. Там поет пурга.

Разгоняет ветер грусти лета облака.

Вновь, испуганный тоскою, сон умчался прочь.

Тайну я свою открою звездам в эту ночь.

Пусть холодны, безучастны ночи той цветы.

Но волнующе прекрасны – так же, как и ты.

Я хотел бы стать звездою, чтоб в полночный час, Отразившись, быть с тобою в бездне милых глаз.

Узы глупостей, ошибок – не пускают в путь.

Что с судьбой мы совершили – вспять не повер нуть.

Лунный свет, и в сердце пусто. Там поет пурга.

Разгоняет ветер грусти лета облака.


Гравитолет со Стингреем давно скрылся из виду, а Соя все стояла, касаясь щекой цветов, словно ощу щая прикосновения любимого человека. Прикоснове ния, вновь отсроченные на неопределенное время… *** Мир трещал по швам, и треск этот болью отдавался в измученном страданиями теле.

– Смотри, вон тот тьяйерец, похоже, еще жив. – Сквозь боль и треск до Чагги донесся далекий, едва слышный голос.

– Да нет, ты посмотри на него. – Тупой армейский ботинок несильно ткнул под ребра, вызвав яростный взрыв боли. Теряя сознание, тьяйерец слабо засто нал. – Смотри-ка, правда живой… Голос взмыл куда-то вверх, отдаляясь и исчезая со всем.

… Матово-зеленые стены палаты санчасти десант ного корабля качались и плыли в тошнотворном хоро воде, когда Чагги вновь открыл глаза. Что-то тренькну ло, и почти тотчас в поле зрения оказался человек в таком же зеленом, как стены, комбинезоне медбрата.

– Видишь меня? – Невнятный силуэт то становился почти резким, то вновь расползался. – Эй! Ты меня ви дишь?

– Вижу. Только так, что вот-вот вырвет… – Чагги по чувствовал зарождающиеся в глубине желудка спаз мы.

– И на том спасибо. А ты счастливчик. Выглядел так, словно всерьез поджарили. А на самом деле – толь ко контузия. Баловство одно. Как говорится, в рубашке родился. – Медбрат пощелкал приборами, и тьяйерец почувствовал, что успокаивается, погружаясь в сон. – Я ввел тебе восстановительный комплекс. Сейчас ус нешь, а когда проснешься, будешь как огурчик!

Последние слова долетели словно сквозь толстую вату, став последней границей между тяжелой явью и спасительным лечебным сном.

*** Все прошло как по нотам. «Атэми» с легкостью вы дернул вражеский корабль и унес его далеко от места боя. Абордажная команда, вломившись в проделан ное автоматическими резаками отверстие, оказалась в освещенном просторном коридоре. Центр искусствен ной гравитации находился где-то в глубинах корабля, поэтому отверстие пришлось точно в плоскость потол ка коридора.

Спрыгнув в него, диверсанты, словно рассыпанный горох, раскатились в разные стороны, готовые убивать и быть убитыми. Чужой корабль встретил их насторо женной тишиной. Один из диверсантов – коренастый, сравнительно невысокий человек, с по-армейски под стриженными темными волосами и пятнистой корот кой бородкой – сделал несколько жестов, без слов объ ясняя, кому куда идти. Он был старшиной штурмови ков, поэтому и командовал.

Диверсанты, разделившись на две группы, разо шлись в разные стороны. Никто не встречал их и не пытался оказать сопротивление. Богатый опыт боевых действий не позволял им расслабиться и забыть о пре досторожности. Но в разветвленных, словно причуд ливая паутина, коридорах корабля попадались только трупы – вернее, разорванные останки тех, кто еще со всем недавно был командой черно-красного гиганта.

– Тут со скуки уснуть можно! – разглядывая очеред ной зал через прицел «Тагет Эф-Эс 20», прошептал огромный, бритый наголо детина с кривым шрамом на скуле.

– Ничего. Лучше поскучать, чем уснуть навеки! – от ветила идущая чуть позади рыжеволосая женщина.

– А твой новый поклонник – молодец. Чисто срабо тал, ничего не скажешь… – Бритоголовый краем глаза взглянул на спутницу.

– С чего это он мой поклонник?

– Не прибедняйся. Все видели, как его парализова ло, когда он тебя увидел. Я уж думал – парня не спасти.

– Ладно, Мич, придержи язык. Болтлив больно… – Женщина показала взглядом на остальных, молчали выми тенями двигавшихся сквозь хаос разрушения и смерти. – Похоже, тебя больше остальных волнует пи лот Мердок. Что-то я раньше не замечала за тобой го лубых наклонностей.

Детина, обиженно засопев, замолчал. Группа вновь двигалась в полном безмолвии. Они терпеливо обша ривали помещение за помещением, не вдаваясь в на значение комнат и не обращая внимания на оборудо вание. Они были абордажной командой, а потом, иска ли только тех, кто мог бы оказать сопротивление.

Через несколько часов после стыковки с чужаком они вернулись к точке высадки. В расширенную и вы ровненную пробоину был спущен жесткий трап. До воз вращения абордажной команды никто не имел права перейти на территорию чужого корабля, но целая тол па технарей нетерпеливо топталась у спуска. Коман дору доложили о возвращении диверсантов, и он спу стился к ним.

– Сэр! Все чисто, сэр! – Подчеркнуто ленивым дви жением старшина группы вскинул ладонь к виску. – На корабле живых противников не обнаружено.

– Ни одного? Это чересчур. Надо было бы хоть ко го-то оставить – для упрощения знакомства с кора блем. – Дикаев подошел к валяющемуся в коридоре трупу, пытаясь представить по ошметкам, как выгля дел чужак.

– Да уж, – подала голос рыжеволосая. – Ничего бо лее скучного и нудного у меня никогда не было.

– Что, Ми, тебе было скучно? – Командор повернул ся к ней. – Но зато твоя хорошенькая головка осталась на твоей красивой шейке. До меня дошли слухи, что кое-кто будет очень расстроен, если с твоей попкой случится какая-нибудь неприятность.

Диверсанты радостно оскалились, а Мич даже мах нул рукой, мол, а что я говорил?! Женщина нахмури лась, сверкнув глазами, и командор примирительно поднял руки:

– Ладно-ладно, девочка, не сердись. Ты ведь знаешь – я твой друг. Так что, Фил, точно никого нет? – Дикаев перевел взгляд на старшину. – Можно запускать техна рей?

– Смело, сэр. Мы обшарили каждую пядь этой ло хани. Тут нет даже крыс. Не пойму одного – где наши Призраки? Они никак себя не проявляют.

– Не волнуйся. Они рядом, но вы – свои. Их забе рут на «Атэми», как только высадятся исследователи.

А что корабль?

– Большой.

– И все?

– Ничего необычного, сэр. Все так, словно мы про шлись по новому имперскому кораблю. Коммуникации и транспортные развязки понятны и легкодоступны.

Судя по этому факту и по останкам, они не сильно от нас отличаются.

– Ладно. Молодцы. Идите отдыхать. Мы сделали большое дело! – Командор, развернувшись, пома хал нетерпеливо ожидавшим техническим специали стам. – Давайте, ребятки. Пора научиться управлять этой птичкой.

*** Три небольшие луны Атреса заливали мрачным ба гровым светом бесформенные нагромождения зданий промзоны. Рабочий день давно закончился, поэтому здесь не осталось ни одного светлого окна. Лишь ред кие уличные фонари скупо освещали крошечные пя тачки вокруг себя.

– Хотел бы я знать причину, по которой люди Тингдта назначили встречу в этой срани! – подал голос один из четырех разумян, спешивших по темной улице.

– Что даст тебе такое знание? – Высокий худой че ловек, облаченный в длинный черный плащ, из-под ко торого виднелись только начищенные армейские бо тинки, недобро сверкнул зубами в обрамлении черных, как сама ночь, усов и бородки.

– Да ничего. Просто спросил… – Не делай ничего просто. Ты же профессионал. Мы же не зря вытаскивали всех вас из тех выгребных ям, куда вы себя старательно загнали.

– Не сердись на него, Стивен. Его разволновал ро мантичный пейзаж вокруг! – заступился за оплошав шего третий, затянутый в глухую кожаную куртку до колен. Из-под куртки выглядывали черные армейские штаны со множеством топорщившихся от груза карма нов. – Ты же видел Ива в работе.

– Ладно. Замолкли. Мы почти на месте.

Движения их расплылись, став пружинисто-мягкими.

Теперь это была скорее четверка охотящихся в ночи хищников. Не дожидаясь команды, три человека раз бежались в стороны, исчезнув из вида. Тот, который молчал всю дорогу, метнулся по торчавшим из стен конструкциям на крышу.

Ждать пришлось недолго. Почти одновременно с ни ми к условленному месту подошли, не скрываясь, двое гурян.

– Мир твоему дому, друг, – обратился один из них к открыто стоящему человеку в плаще. – Ты – Хайес из семьи Дикаева?

– Мир вашему дому. – Темноволосый кивнул, при ветствуя и отвечая одновременно на вопрос. – А вы – посланцы доблестного Тингдта?

– Да, друг. Мы хотим передать для твоего хозяина пакет с материалами, которые не принесут ему радо сти, но могут принести кое-кому заслуженную кару! – Гурянин протянул Хайесу плотный небольшой конверт, обтянутый герметичной пластиковой оболочкой. – Мы не можем здесь дольше задерживаться. За нами, как, возможно, и за тобой, идет охота. К сожалению, пока нам неведомо, кто охотники. Будь осторожен и добе рись до своего хозяина.

Гуряне, не ожидая ответа, вскинули прощально руки и растворились во тьме. Хайес активировал крошеч ную гарнитуру переговорного устройства, закреплен ного на мочке уха.

– Уходим… – Он развернулся и сразу перешел на легкий бег. Теперь его не заботили ни ушедшие гуря не, ни его спутники. Теперь главным было одно – вы жить и передать пакет командору. Попутчики больше не сближались с ним. Они тенями скользили на неко тором удалении, выполняя роль боевого охранения.

– Стивен, нас зацепили! – раздался в наушнике го лос прикрывавшего с крыши бойца.

– Кто и сколько? – Хайес прибавил шаг, распахивая плащ и выдергивая из плечевых кобур два оборудо ванных дульными тормозами-компенсаторами, выпол нявшими роль глушителей, пистолета системы Федо това ПСФ.

– Разные. Вижу до пяти гурян. Возможно, пара чело век.

Есть еще кто-то, но пока не могу идентифициро вать. – Доклад последовал мгновенно. – Я останусь.

Думаю, смогу этих нейтрализовать.

– Мик, что у тебя? – Не замедляя бега, Хайес обра тился к человеку в кожаной куртке.

– Никого не вижу, но чувствую, что сейчас начнется.

Стив, разреши мне тоже остаться. Кажется, тут их зна чительно больше, чем видно сверху. Вы с Ивом уйде те, а мы вас позже догоним.

– Добро. Постарайтесь не задерживаться. Ив, что у тебя?

– Пока чисто. Но Борт не отвечает. Пытаюсь до них достучаться с той минуты, как ты встретился с гуря нами, – отозвался боец, бегущий на квартал впереди Хайеса. – Может, эти пришли за ребятами Тингдта.

– Дай бог… – Стивен почувствовал, как что-то нача ло происходить позади – там, где остались его бойцы.

Почти ничего не было слышно, поэтому он именно чув ствовал.

– Давай, Ив, еще прибавим.

До оставленного в нескольких кварталах от места встречи под охраной пары бойцов тяжелого гравито лета осталось совсем чуть-чуть, когда впереди чуть слышно зашлепали частые выстрелы. В наушнике за кричал Ив.

– Они в боковых проходах. Слишком много. Не успею перезарядить… В тот же миг Хайес увидел выпрыгнувших откуда-то двух гурян и одного человека и, не раздумывая, открыл огонь с двух рук. Не успели тела нападавших упасть на землю, как Стивен пронесся мимо них, теперь совсем не скрываясь. Нападавших было действительно слиш ком много. Стреляя во все стороны, Хайес добежал до Ива. У того кончились патроны в таких же пэсээфах, и он, виртуозно орудуя ножом с длинным обоюдоострым лезвием, уже успел выпустить кишки двум противни кам. Очередной выскочивший из подворотни человек вскинул армейский «Макфайр 3000», но, отброшенный тупорылой пулей, которую выпустил на бегу Хайес, так и не успел выстрелить.

Стивен, не останавливаясь, помчался дальше, а Ив, подхватив выпавший из рук врага «Макфайр» 3000», открыл огонь короткими очередями. При этом он ис пользовал как прикрытие столб фонаря освещения, у которого первым же выстрелом выбили лампу.

Хайесу понадобилась минута, чтобы преодолеть оставшееся до гравитолета расстояние. Но здесь его ждало еще большее разочарование.

Гравитолет стоял, изрешеченный выстрелами, а оставшиеся для прикрытия бойцы были мертвы. Су дя по их расположению и отсутствию трупов противни ка, ликвидировали их быстро и неожиданно. Но самое неприятное заключалось в том, что с разных сторон к остановившемуся Стивену подступали враги живые. И среди них находились не только люди, гуряне или ки борги, которые могли принадлежать кому угодно. Сре ди тех, кто не спеша сжимал сейчас вокруг темноволо сого человека кольцо, были и зеленый хвостатый пагр с рыбьей головой и скротчером в могучих когтистых лапах, и остановившийся поодаль с висящими на ра стяжках «хэндкэннонами» Зверь. А это значило только одно – Стивена и его бойцов убивал сейчас кто-то из своих. Вернее, из тех, кто еще вчера был своим.

– Кто вы, ублюдки? – Считавший свои выстрелы Хай ес знал, что обоймы его пэсээфов пусты.

– О господин Хайес! – подал голос невысокий худой человек с болезненно желтым лицом, скрывавшийся за спиной пагра. – Нам нужна только та безделица, ко торую вам недавно передали. Обещаю доставить ее тому, кому она действительно нужна. Также обещаю милосердие по отношению к вам и вашим людям, если из них еще кто-то выжил.

– И кто тут дает такие щедрые обещания мне, Сти вену Хайесу, советнику-распорядителю семьи коман дора Дикаева? – Хайес, не выпуская пустых пистоле тов, шевельнул запястьями, освобождая из зажимов два тонких стилета, спрятанных в рукавах плаща.

– Какое это имеет значение? Вы стоите на пороге вечности и хотите знать мое имя? Что вам в нем?

– Ты не человек чести, раз спрашиваешь это! – Сти вен зло усмехнулся, следя за медленно приближающи мися со всех сторон врагами. – Ты не из Вольного Мира и не из пяти семей. Ты или имперец, или изгой. А раз с тобой твари Бергштайна, значит, ты действительно просто грязный изгой. Ты труп – просто пока не знаешь этого.

Нападавшие кинулись на него одновременно со всех сторон. Хайес действовал с быстротой взбесившейся кобры. Он метнул разряженные пэсээфы в стороны, слегка сбив нападавших с толку, и. тут же пустил в ход выскочившие из рукавов стилеты. Брызги крови вее рами разлетелись в ночном воздухе, сопровождаемые страшными криками умирающих.

Но нападавших было слишком много. Стивен, слов но неаккуратный мясник, весь был залит чужой кро вью, а рукоятки стилетов скользили в руках. Тяжелый удар в голову свалил его на трупы только что убитых им врагов. Удары посыпались градом, как только он упал на землю. Из рук пинками выбили смертоносные клинки. В левый висок уперся ствол скротчера.

– Не стрелять! – взвизгнул желтолицый, храбро под ходя к пытающемуся подняться на четвереньки чело веку. Теперь на Хайесе было достаточно и своей крови, которая лилась из разбитой головы, сломанного носа и расплющенных в лепешки губ.

– Ну что, ты еще не жаждешь милосердия? Ты, Хай ес, как тебя там, ублюдок семьи недоноска Дикаева! – Злобный человечек, брызгая слюной, склонился над копошащимся в крови Стивеном. – Теперь ты готов от дать то, что мне нужно, или тебе еще недостаточно бо ли?

– Боли? Что ты, червь, знаешь о боли? – прохри пел Хайес, опрокидываясь на спину. В его вытянутой руке оказался извлеченный из складок одежды, по крытый антирефлекторным покрытием двуствольный «деррингер» большого калибра. Это короткоствольное несамозарядное оружие с двумя или четырьмя ствола ми было создано в середине девятнадцатого века ма стером Генри Деррингером и, вследствие своей про стоты и надежности, продолжало жить, получив неожи данные стимулы для развития. Стволы, громко рявк нув, выплюнули пламя вперемежку с крупной карте чью, и желтолицый, голова которого превратилась от выстрела в упор в разбитый арбуз, даже не вскрикнув, рухнул навзничь.

Хайес закрыл глаза, ожидая выстрела, но в этот миг проулок осветился светом фар, и рев «хэндкэннона»

перекрыл все остальные звуки. Над местом боя завис помятый гравитолет, из окна которого и лился поток смерти. Высунувшийся из дверного проема гурянин – один из тех, что передали Стивену пакет, – махнул ру кой:

– Быстрее, друг, пока не подоспели другие. Наших почти всех перебили, поэтому мы решили вытаскивать и вас.

Хайес протянул руки, и его буквально втащили в са лон. Гравитолет тотчас круто развернулся и, продол жая поливать окрестности из пушки Томпсона, устре мился прочь, унося выживших к спасению.

*** – Сэр, нас атакуют! – Это были первые слова, кото рыми встретил Фь Илъюка командир монитора.

– Именно нас атакуют? – Гурянин бросился к обзор ным дисплеям.

– Нет, не именно нас. Но линкоры группы прикрытия с трудом отражают атаки.

Гурянин быстро осмотрелся. Линкоры действитель но вели нешуточный бой с целым флотом боевых кора блей самых разных классов неопределяемой принад лежности. А чуть в стороне разворачивались два абор дажных корабля.

– Пираты? Ахгар! А ведь это по нашу душу! – Страш ная догадка полоснула его, словно лезвие кинжала. – Нас хотят захватить. Командир, подготовка к экстрен ному прыжку. Передать на линкоры команду атаковать абордажники!

– Не успеем, сэр! – Командир монитора замер ря дом. – Они уже выходят на линию абордажа, а наш ге нератор полей неактивен.

– Ахгар на них! Всем к бою! Готовиться к отражению абордажа! – Фь Илъюк бросился в оружейную комна ту, по дороге прикидывая, где может присосаться абор дажник. За ним кинулся и весь небольшой экипаж – кроме офицера связи, который передавал команды на линкоры. Никто не предполагал, что экипажу монитора придется вести примитивные боевые действия в кори дорах корабля, поэтому, кроме маломощных скротче ров и еще менее мощных лучевых пистолетов, которы ми вооружают экипажи гражданских лайнеров, в ору жейной комнате ничего не было.

Гурянин быстро раздал оружие, оставив себе пару скротчеров, и отправил одного из канониров бегом на командный мостик – следить за абордажем. На мони торе не было даже устройств связи с личными ларин гофонами, и наводчик просто описывал происходящее по громкой связи.

– Один пошел на абордаж. Правый вспомогатель ный ярус! – закричал он, и команда бросилась к ука занному месту. – Ближе к транспортному доку. У них активированы захваты. До контакта секунд десять.

– Мы на месте! – Фь Илъюк вскинул руку со скротче ром, обращаясь к трясущимся членам экипажа. – Мы сможем. Главное – не тряситесь, а стреляйте, не оста навливаясь, в сторону пробоины. И помните: сейчас спасение зависит только от того, как вы себя поведете.

Если нас захватят, наверняка вырежут всех!

Он понимал, что обманывает этих напуганных ра зумян. Захватчики корабля, наоборот, постараются со хранить в живых как можно больше технарей, что бы было меньше проблем с освоением оборудования.

Тем более с напуганным техническим персоналом все гда легче договориться. Но, сказав правду, он вряд ли сумеет воодушевить кого-нибудь из них на сопротивле ние.

Произнося речь, гурянин загибал пальцы, отсчиты вая обещанные канониром секунды. Он загнул двена дцатый, когда одновременно с воплем канонира силь ный толчок бросил всех стоявших на пол.

– К бою! – Фь Илъюк заметил искры резаков совсем рядом и ткнул туда рукой. – Вон они. Приготовьтесь.

Как только спрыгнет первый, сразу начинайте стре лять. Не забудьте снять с предохранителей.

Сам он сел, подставив под локоть колено и изго товившись для стрельбы сидя. В нем уже проснулся зверь, рожденный многими поколениями предков-вои нов.

Отверстие расширилось. Зашипел было вырываю щийся воздух, но сразу стих. Что-то стукнуло, клацну ло, и воцарилась тишина.

Краем глаза гурянин заметил, что у стоявшего рядом офицера группы расчетчиков трясутся губы в преддве рии истерики. Тишина для перепуганных разумян сей час была самым худшим врагом. Паника вот-вот за хлестнет их, утопив рассудок.

Из отверстия в потолке камнем упал первый силуэт.

За ним посыпались остальные. И тотчас перепуганная команда выдала огневой шквал, от ужаса не отпуская курков.

Гурянину даже не пришлось стрелять. Он только по вел стволом, через прицел убеждаясь в том, что пер вая абордажная группа вся полегла под ураганным ог нем неумелой команды. Он удовлетворенно хмыкнул, помянув добрым словом Архтангу, и даже кощунствен но подумал, не перевести ли дрожащих разумян в па ническую контратаку?.. Сверху несколько раз пальну ли наугад, никого не задев. Продолжения штурма не было.

– Исчезают! Корабли исчезают даже из конвоя! – за вопил Фь Илъюк, вскакивая. – Их просто утаскивают.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.