авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи РЫЦАРЕВА АННА ЭДУАРДОВНА ПРАГМАЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Безусловно, все вышеперечисленные процессы взаимосвязаны, а английский язык является определяющим звеном в этой цепи. Господство английского языка в этих сферах вполне оправдано: он стал средством международного экономического, технологического и научного общения, следовательно, изучение английского языка в настоящее время в большей степени обусловлено прагматическими целями, чем интересом к языку как таковому. В отличие от предыдущих этапов его распространение вызвано не могуществом британской или американской империи, а внутренними процессами, превращающими его в самостоятельную культурную силу, принимаемую большинством людей в мире. Можно сказать, что английский язык на настоящем этапе находится в его «эллинистической фазе» (Vliz 1994).

Нельзя не сказать о позиции лингвистов, считающих, что глобальное распространение английского языка оказывает не только положительный эффект на развитие человечества. Глобализация как таковая подразумевает не только объединение и упрощение, но и поглощение и исчезновение. В случае с английским языком предполагается исчезновение языков, находящихся в меньшинстве. Бертран Манциасси, представитель Европейского бюро мало употребляемых языков в Европе, считает, что употребление мирового языка в значительной степени мешает лингвистическому разнообразию. По его мнению, английский язык постепенно загоняет в угол такие национальные европейские языки, как датский или голландский. К возможным минусам глобализации также относят:

1) образование элитного одноязычного языкового класса в обществе, представители которого будут снисходительно относиться ко всем остальным языкам;

2) выделение особого, более привилегированного класса носителей языка, имеющих преимущество перед изучающими язык;

3) снижение интереса к изучению других языков (по Crystal 1997).

При рассмотрении подобных точек зрения следует учитывать условия, сопровождающие их появление. Так, вопрос об опасности исчезновения уникальных языков и о необходимости национальной индивидуальности встал особенно остро в последние годы, хотя процесс исчезновения языков происходит со времени их появления, и всегда был обусловлен социальным, военным или экономическим доминированием определенных сообществ. По мнению Д. Кристала, влияние глобального английского языка на развитие местных языков производит обратный эффект. В таких условиях повышается национальное языковое самосознание, становятся более очевидными проблемы, связанные с развитием местных языков (Crystal 1997, 18). Таким образом, нельзя противопоставлять национальную или культурную индивидуальность необходимости международного общения, эти явления должны существовать одновременно.

Проблема преимущества носителей языка перед изучающими его, определяемая Кристаллом как «языковая власть» («linguistic power»), решается на уровне образования. Обучение глобальному языку, начатое на ранних ступенях образования, при грамотном построении процесса и необходимой поддержке приводит к языковой компетентности и снимает проблему доминирования жителей англоговорящих стран в сферах бизнеса или науки.

Что касается вопроса о снижении интереса к изучению других языков, то в данном случае следует говорить об отношении человека к собственным способностям, не связанным с влиянием английского языка. Глобальное распространение английского языка не вызывает ослабления интереса к другим языкам. Так, согласно проводимым исследованиям, в школах Австралии японский язык изучается как основной иностранный, а в США больше внимания уделяется изучению испанского, что, вероятно, можно объяснить экстралингвистическими причинами (там же, 17).

В связи с этим уместно отметить, что в школах нашей области ситуация говорит в пользу английского языка, причем его отрыв от официально преподаваемых немецкого и французского значителен. По данным управления народного образования по г. Волгограду и области в 2000-2001г. в учебных заведениях области английский язык изучали около 75% от общего числа учащихся, немецкий – около 25%, французский – около 1%.

Существует также точка зрения, согласно которой глобальное распространение английского языка может отрицательно сказаться на самих его носителях. Несмотря на то, что такое положение английского языка несет им определенные преимущества (повышается самооценка, уровень уверенности, появляется экономическая выгода), распространение культуры англоговорящих стран (в первую очередь, США и Великобритании) делает их жителей незащищенными как нацию и в какой-то мере лишает национальной индивидуальности (Тер-Минасова 2001, 35).

По нашему мнению, последствия глобального распространения английского языка в настоящее время возможно только предполагать.

Однако, с уверенностью можно говорить о самом явлении глобализации, в короткие сроки прошедшем путь от теоретически возможного до реально существующего.

Выводы 1. Возникновение глобального языка обусловлено многими причинами, в основном, экстралингвистического характера. Среди них стремление мирового сообщества к объединению, расширение международных контактов, одновременное появление в различных культурах новых явлений, требующих единых понятий. Искусственные языки не могли бы справиться с функцией международных, по причине неестественного происхождения и ограниченности сфер употребления.

2. Понятия «международный язык» и «глобальный язык» практически идентичны с той лишь разницей, что глобальным не может быть искусственно созданный язык, что предполагает его нахождение в ряду употребляемых в настоящее время мировых языков.

3. Всем требованиям глобального языка соответствует английский язык, поскольку:

1) он используется в качестве основного государственного в Великобритании, США, Канаде, Австралии и других странах;

2) он является языком правительства, законодательной системы и образования в некоторых странах, в частности, в Сингапуре;

3) он приобретает статус основного изучаемого языка в мире;

4) на нем говорят во время большинства экономических и политических контактов;

5) его носителями являются жители стран, имеющих сильную экономико-политическую базу.

Помимо традиционных для международных и языковых контактов областей науки и техники, распространению английского языка способствует развитие Интернета, в которой языковые контакты осуществляются стихийно и намного интенсивнее.

4. Процесс глобализации языка – не стихийный, в своем развитии, прошедший несколько этапов: распространение за пределами Великобритании в процессе установления ею колоний по всему миру (1600 – 1750 г.г.), появление колоний с англоговорящими жителями, повлиявшее на становление языка и способствовавшее его популяризации (1800-1900г.г), приобретение жителями колоний возможности получения образования на английском языке (с 1900 г.), обретение колониями независимости и начало использования английского языка в отличных от политических целях (с г.).

5. Английский язык не только оказывает влияние на развитие мировых языков, но и сам в процессе глобализации подвергается изменениям.

Затрагивая грамматический и синтаксический уровни, изменения сильнее всего отражаются на лексическом уровне и выражаются в упрощении всех элементов языковой структуры. Таким образом, глобальному английскому присуща та характеристика, которую создатели искусственных языков называли преимуществом международного языка – простота. Проявление упрощения возможно проследить на примере лексических единиц английского происхождения, функционирующих в мировых языках с меньшим числом значений по сравнению со стандартным вариантом.

6. Помимо изменений в структуре языка последствием глобализации является распространение явлений культуры, свойственных англоязычным странам. Особое место занимают США, поскольку ведущее положение этой страны в мире по уровню экономического и политического развития позволяет ей активнее других осуществлять пропаганду и интернационализация ценностей и идеологии.

Распространение глобального английского находит сопротивление в некоторых странах, стремящихся к сохранению чистоты национальных языков. В наибольшей степени эти тенденции заметны во Франции, имеющей законы, лимитирующие употребление английского языка и обязывающие нарушителей платить штрафы. Безусловно, глобализация одного языка не должна отрицательно сказываться на существовании всех остальных, но и крайние меры, такие как отказ от всемирно распространенных английских слов «computer» или «internet», не могут заслуживать одобрения.

7. Многие лингвисты говорят о снижении популярности английского языка и об опасностях, которые может принести глобализация. Первое утверждение является, по сути, прогнозом и, несмотря на некоторые свидетельства в его пользу, расценивается нами как менее убедительное по сравнению с всемирным распространением английского языка в качестве языка международного общения. При подробном анализе возможных опасностей глобализации, становится ясным, что разумный подход и тщательное наблюдение за процессом помогут избежать предполагаемых проблем.

Глава 2: Интернациональная лексика: сущность и сферы функционирования 2.1 Определение понятия «интернационализм»

Интерес лингвистов к языковой интернационализации в последние десятилетия в немалой степени обусловлен углублением исследований в области теории языковых контактов, двуязычия, а так же влиянием развития различных форм межнациональных отношений на типологические и синхронно–сопоставительные исследования. Изучение интернациональной лексики имеет как теоретическое, так и практическое значение.

Теоретический аспект исследования связан с определением роли интернационализмов международных, межнациональных и национальных языков в совершенствовании межъязыковых отношений. Практическая значимость сводится к избежанию ошибок при переводе научно– технической, общественно–политической терминологии, литературы. При этом особый интерес представляют такие аспекты, как пути возникновения интернационализмов, связь интернациональной и заимствованной лексики, сферы функционирования интернационализмов.

Для полноценного исследования явления следует, прежде всего, определиться с существующей терминологией. Анализ литературы показывает, что, несмотря на различные взгляды на место лексических единиц данного типа в языке, терминологического разнобоя не наблюдается.

Встречаются идентичные понятия «интернациональная терминология»

(Бельчиков), «интернациональные слова» (Маковский, Акуленко), «интернациональная лексика», «интернационализмы» (Акуленко, Хайруллин) и т.д. В нашей работе, следуя существующей традиции, мы употребляем термин «интернационализм», собственное понимание которого будет приведено после освещения различных точек зрения на проблему.

Отметим, что первые случаи употребления термина «интернационализм» относят к началу ХХ века: Дж. Пеано говорил о «vocabulos internationale», Э. Рихтер называл такие лексические единицы «internationale Wrter» (Акуленко 1972, 4). В то время речь шла преимущественно о европейском характере интернационализмов, хотя, как подчеркивает В.В. Акуленко, внесший большой вклад в развитие теории интернационализации, не следует иметь в виду только языки Европы;

речь должна идти о европейско-американском ареале (Акуленко 1972, 61).

Следовательно, интернациональность предполагает общность языков, а, кроме того, и общность культур, их сближение.

Говоря о сближении культур, мы не можем не отметить в качестве источника возникновения интернационализмов языковой контакт. У.

Вайнрайх, один из основоположников теории взаимодействия языков, считал, что «два или несколько языков находятся в контакте, если ими попеременно пользуется одно и то же лицо» (У. Вайнрайх 2000, 22).

Языковые контакты определяют также как «речевое общение между двумя языковыми коллективами» (Розенцвейг 1972, 3) и как «соприкосновение языков, возникающее вследствие особых географических, исторических и социальных условий, приводящих к необходимости языкового общения человеческих коллективов, говорящих на разных языках» (Ахманова 1966, 490). Однако надо учитывать, что общение между языковыми коллективами не всегда происходит при условии языковой связи, а при необходимости может использоваться один из этих языков или язык-посредник (как, например, английский, употребляемый в большинстве подобных ситуаций).

В таких случаях факт языкового контакта отсутствует, поскольку, как отмечает Ю.А. Жлуктенко, «лингвистической сущностью языкового контакта следует считать функционирование двух языков в одной и той же коммуникативной сфере, сосредоточенной вокруг их общего носителя» (цит.

по: Вайнрайх 2000, 211). В контексте нашего исследования интересен взгляд на языковые контакты в «широком» понимании термина, когда подразумевается межъязыковая связь, при которой двуязычия может не быть, т.е. при заимствовании слов в процессе социально-исторических, экономических и других отношений. В этом случае в результате языкового контакта возникают интернациональные лексические единицы, которые кроме языка-источника начинают функционировать еще как минимум в одном языке (а, как правило, в двух и более).

Следовательно, для того чтобы говорить об интернационализации, необходимо как минимум два соприкасающихся языка, т.е. одной из важных характеристик интернационализации является билингвизм, владение двумя языками. «Отождествление сходных слов становится массовым и регулярным лишь в условиях такого двуязычия, при котором билингв исходит из уверенности, что отождествление будет вести его к пониманию»

(Акуленко 1972, 25). При этом наличие только двух языков признается многими лингвистами недостаточным, одним из признаков интернационализмов, как правило, считается их функционирование не менее чем в трех языках. Безусловно, чем большее количество языков воспринимает слово без принципиальных изменений в звуковой форме и семантическом наполнении, тем больше вероятности говорить о его интернационализации. По мнению В.В. Акуленко, для идентификации интернационализмов близость графической оболочки является более важной характеристикой, чем сходство произношения (Акуленко 1972, 41). С этим утверждением можно согласиться лишь отчасти, учитывая общность алфавитов большинства европейских языков. Однако, принимая во внимание тот факт, что интернационализмы функционируют не только в языках с латинским написанием, но и, в частности, в русском, мы предполагаем, что сходство в звуковой оболочке имеет, по крайней мере, равное, если не большее значение, как и близость в графической. Говоря же о семантическом наполнении сходных лексических единиц, функционирующих в разных языках, мы, вслед за Акуленко В.В., признаем бльшую значимость соотносительности значений, а не совпадения понятий. При этом интернационализмы можно рассматривать как переводные эквиваленты друг друга. Будучи употребленными в разных языках, такие лексические единицы, например, как эпоха, философ, инквизиция, театр, геометрия обозначают одни и те же понятия.

Прежде чем дать собственную формулировку понятия «интернационализм» мы считаем необходимым привести существующие трактовки термина. Согласно «Словарю лингвистических терминов» под редакцией О.С. Ахмановой интернационализм – это слово (или выражение), принадлежащее к общеэтимологическому фонду ряда языков, близких по происхождению или сходных по своему историческому развитию.

Интернациональные / международные слова - слова, заимствованные большинством языков мира из языков народа, который создал или ввел в общее употребление обозначение или предметы (Ахманова 1966, 180). В приведенных определениях отсутствует такая важная характеристика рассматриваемых нами лексических единиц, как сходство в звуковом оформлении и семантическом наполнении.

Лингвистический Энциклопедический Словарь определяет интернационализмы как слова, совпадающие по своей внешней форме (с учетом закономерных соответствий звуков и графических единиц в конкретных языках), с полно или частично совпадающим смыслом, выражающие понятия международного характера из области науки и техники, политики, культуры, искусства и функционирующие в разных, прежде всего неродственных (не менее чем в трех) языках (ЛЭС, 197).

Данная трактовка видится нам более полной, однако, при определении интернационализма нам кажется необходимым указать на источник его происхождения – языковой контакт.

Как уже отмечалось, наиболее полно вопрос интернациональной лексики был освещен в работах В.В. Акуленко. Среди основных характеристик интернационализмов он выделял упоминавшееся нами сходство в графической и звуковой оболочке, семантическую идентичность или близость, помогающую билингву понимать текст на чужом языке, их взаимопонятность при соприкосновении языков, способность отождествляться в синхронии, а не только быть достоянием этимологии и т.д.

(Акуленко 1972, 18, 31, 38, 41, 43, 112). По нашему мнению, давая наиболее точное толкование понятия «интернационализм» в него необходимо включить все вышеперечисленные аспекты, а также учитывать и другие существующие определения. Итак, под интернационализмами понимаются лексические единицы, функционирующие в нескольких (не менее чем в трех) мировых языках, близкие по звуковой, графической и семантической форме, являющиеся следствием языкового контакта и выражающие общие для многих культур понятия из областей науки, техники, бизнеса, политики, искусства, средств коммуникации.

До недавнего времени интернациональными считались в первую очередь слова греческого и латинского происхождения, функционирующие в мировых языках.

2.2 Греческий и латинский языки как источники интернациональной лексики.

Языковой контакт как источник возникновения интернациональной лексики является скорее межкультурной категорией, чем лингвистической. В качестве же языков-источников интернационализмов долгое время было принято считать греческий и латинский. Солодухо Э.М. отмечает, что основной предмет рассмотрения отечественных и зарубежных лингвистов – «лексика европейских языков, или более узко, терминология греко латинского происхождения, характеризующаяся в целом значительной общностью семантических и формальных черт и являющаяся чрезвычайно обширной и популярной группой интернационализмов» (Солодухо 1982, 3).

Наличие большого количества интернационализмов греко-латинского происхождения объясняется влиянием античной культуры на мировые языки и мировую культуру вообще. Лингвистическими центрами влияний, не прекращающихся и до настоящего времени, стали греческая койне и латынь, - по определению В.М. Жирмунского «не национальные, а скорее интернациональные языки, объединяющие разноплеменные и разноязычные государственные образования эллинистической эпохи и Римскую империю»

(Жирмунский 1936, 62).

Эпоха эллинизма заложила основы европейской культуры и оказала на нее огромное влияние. Начиная с Гомера и Гесиода отмечаются попытки осмысления значения слов. Первым проявлением исследования языка в истории греческой лингвофилософской мысли явилась этимология, служившая источником постижения природы обозначаемого предмета. В философии 5 в. до н.э. начинают выдвигаться утверждения о чисто условной связи между предметом и его названием, послужившие отправной точкой для формирования древнейшей в Европе философии языка. Среди выдающихся философов того времени, разрабатывавших проблемы языка, можно назвать Платона, открывшего понятие внутренней формы слова (мотивировки), Аристотеля, обратившего внимание на явления паронимии и омонимии как видов связи между названиями, Продика, первым обратившего внимание на проблему синонимов, Протагора, выдвинувшего проблему языковой нормы и различавшего три рода имени и четыре типа высказывания. Необходимо также упомянуть Дионисия Фракийца и Аполлония Дискола, грамматические и синтаксическая теории которых имели большое значение для последующего развития одного из направлений европейского языкознания. В грамматике Дионисия Фракийца "Techne grammatike" («Грамматическое искусство») определяются предмет и задачи грамматики, излагаются сведения о правилах чтения и ударения, о пунктуации, приводится классификация согласных и гласных, даётся характеристика слогов, формулируются определения слова и предложения, даётся классификация частей речи. По мнению многих лингвистов, «Грамматика» Дионисия Фракийца стала «матерью всех европейских грамматик с русской включительно» (Сусов 1999, 33). Сочинение Аполлония Дискола "О синтаксисе частей речи" в 4 частях также оказало глубокое воздействие на последующее развитие лингвистической мысли. В нем описываются сочетание артикля с именами;

сочетание местоимений с другими частями речи, сочетание глагола с другими частями речи, а также синтаксические функции косвенных падежей, даются сведения об употреблении инфинитива, наклонений, залогов, уделяется внимание рассмотрению солецизмов (синтаксических ошибок). Как отмечает И.П. Сусов, греческая философия 5- 1 вв. до н.э. сыграла значительную роль в формировании логицистского подхода к языку, который на протяжении более двух - двух с половиной тысяч лет характеризовался острым вниманием к онтологическим и гносеологическим аспектам изучения языка, подчёркиванием приоритета функциональных критериев в выделении, определении и систематизации явлений языка, невниманием и безразличием к изменениям языка во времени и к различиям между конкретными языками, утверждением принципа универсальности грамматики человеческого языка (Сусов 1999, 34).

Латинское письмо появляется в 7 в. до н.э., как полагают, под влиянием греков, издавна имевших в Италии свои колонии. Формирование римской грамматики в значительной степени было обусловлено хорошим знакомством с греческой наукой, культурой, литературой, риторикой и философией, знанием многими римлянами греческого языка. В Рим были перенесены из эллинистической Греции дискуссии об аномалии и аналогии, о происхождении языка, о "природной" или "условной" связи слов и обозначаемых ими предметов. Нами упоминались два греческих философа, труды которых имели значения для развития одного из направлений европейского языкознания. Второе направление оказалось под влиянием представителей римской школы: Элия Доната и Присциана. Элий Донат, автор руководства «Ars grammatica», состоявшего из двух частей – «Ars minor» и «Ars maior» – изложил в нем сведения по фонетике, письму, стихосложению, учение о частях речи и их акциденциях, стилистике. Этот труд использовался в преподавании латинского языка на протяжении более тысячи лет. Присциан в свой работе «Institutio de arte grammaticae», состоявшей из 18 книг, подробно описывает имя, глагол, причастие, предлог, союз, наречие и междометие, излагает проблемы синтаксиса. Курс грамматики Присциана использовался в преподавании латинского языка в Западной Европе наряду с учебником Доната вплоть до 14 в.

Античные учения о языке, несмотря на общность традиций, стали основой двух разных направлений в европейском языкознании:

западноевропейского и восточноевропейского. Западноевропейская ветвь имела в качестве источников труды Доната и Присциана, а в качестве материала для исследований в течение многих веков латинский язык.

Восточноевропейская традиция черпала свои идеи преимущественно в трудах Дионисия Фракийца и Аполлония Дискола в их византийской интерпретации и в деятельности по переводу, прежде всего, с греческого на родные языки или на близкородственный литературный.

Таким образом, греко-римская языковедческая традиция заложила фундамент европейского языкознания;

в дальнейшем влияние греческого и латинского языков ощущалось в проникновении их элементов в языки мира.

В частности, в русском языке влияние греческого языка ощутимо в периоды с IX по XVI век. В основу церковно-книжного типа древнерусского языка лег старославянский, обусловивший проникновение большого числа грецизмов, что способствовало вхождению древнерусского языка в европейскую культуру. Несмотря на богатство словаря древнерусского и старославянского языков, в них не всегда находились свои формы для выражения новых понятий, и это способствовало заимствованию иноязычной лексики. Грецизмы проникали в древнерусскую письменную речь из словоупотребления билингвов: бытовая лексика заимствовалась устным путем в результате непосредственных связей с Византией и её черноморскими колониями. В XV-XVI веке интернациональные элементы проникают в церковно-книжную письменную речь в ходе «второго южнославянского влияния» в результате усиления влияния греческого языка.

В дальнейшем элементы греческого языка заимствовались в основном при помощи латинского языка: через классическую, средневековую или новую латынь (Акуленко 1972, 64). Очевидно, что латинский язык не только служил проводником интернационализмов греческого происхождения, но и повлиял на общее количество рассматриваемых нами лексических единиц.

Пути влияния латинского языка на лексику современных языков многообразны. Именно латыни – интернациональному языку не только античности, но и средневековья и Возрождения в католической Европе – суждено было заложить основы международного фонда европейских языков.

Книжный латинский язык представлял собой кальку с множеством греческих вкраплений. В эпоху феодализма латынь, будучи языком клерикальной письменности, функционировала и развивалась как международный язык, т.к. именно в рамках церкви долгое время развивалась наука (Жирмунский 1936, 185). Вследствие распространения общеевропейских научных традиций латынь постепенно завоевывала позиции в Восточной Европе в ходе экспансии католицизма. В средневековом латинском, при сохранении классических форм склонений и спряжений, широко использовалась лексика народных языков, и допускались многие новообразования, нередко различные в разных странах. В эпоху возрождения словарь латыни был обогащен за счет смешения античных, схоластических, гуманистических и народных элементов. К XIX веку латынь сохранилась как язык богослужения в католицизме, а в качестве международного языка науки вышла из употребления. При переходе науки и просвещения на национальные языки потребовалась специальная терминология, которая была взята из латыни, приобретая характер интернационализмов. Как считает В.М. Жирмунский, «… стихийный процесс наводнения национальных языков латино греческими словами продолжается с растущей интенсивностью во всех странах Европы от эпохи Возрождения до наших дней» (Жирмунский 1936, 187). В настоящее время латинские системы терминов сохранились только в анатомии, патологии, фармакологии, биологии и зоологии.

Несмотря на то, что греческая и латинская языковые традиции послужили образованию двух различных направлений в европейском языкознании, элементы этих языков проникали в языки как восточной, так и западной Европы, а также другие мировые языки, т.к. интернациональность, прежде всего, определяется образованием общелексического фонда в разных языках. Говоря об интернациональных элементах, мы имеем в виду международные суффиксы, префиксы и основы.

Интернациональные суффиксы, благодаря которым становится возможным понимание деривационного или лексического значения слова, несут в себе как общность языков, так и специфику каждого конкретного языка, проявляющуюся в произношении, написании, сочетаемости с корневыми морфемами, семантике. При этом сочетание с интернациональным корнем необязательно. По степени распространенности среди всех интернациональных элементов суффиксы греко-латинского происхождения занимают в мировых языках первое место. «Суффиксы греко-латинского происхождения не только являются образцом, но который нередко ориентируются международные словообразовательные форманты других ареалов, но и в ряде случаев особенно широко распространены в различных языках» (Акуленко 1972, 32). Самыми распространенными интернациональными суффиксами греко-латинского происхождения являются –изм, -ист.

Префиксы греко-латинского происхождения имеют не меньшее значение, хотя их число в мировых языках не столь велико, как количество соответствующих интернациональных суффиксов. В.В. Акуленко объясняет это тем фактом, что не во всех языковых семьях присутствует явление префиксации (его нет, например, в тюркской, угро-финской семьях).

Наиболее известны такие префиксы греко-латинского происхождения, как анти-, ультра-, экстра-.

Спорным является вопрос о статусе интернациональных корневых основ. Некоторые исследователи (Виноградов, Лопатин, Улуханов) относят морфемы типа –граф, -метр, -лог и др. к корневым, другие же (Галкина Федорук, Григорьев, Шанский) считают их суффиксами, образовавшимися из корней. Поскольку эта проблема не входит в сферу интересов нашего исследования, мы позволим себе, не углубляясь в суть вопроса, отнести к корневым основам морфемы греко-латинского происхождения аэро-, био-, гео-, гидро-, микро-, морфо-, теле-, фото-, электро-, -грамма, -граф, графия, -лог, -логия, -навт, -скоп, -скопия и т.д. Подобные основы сочетаются как с другими интернациональными элементами, так и с национальными. В последнем случае примерами могут служить такие лексемы, как аэросъёмка, гидроузел, микровесы, телезритель, русофил, светофор и др.

Таким образом, влияние античной философии и культуры на современную цивилизацию иллюстрируется большим количеством элементов греко-латинского происхождения в мировых языках, и долгое время именно их определяли как интернациональные. Считалось, что подлинно интернациональное слово не должно иметь в качестве источника какой-либо живой язык, поэтому только слова – термины греко-латинского происхождения и новообразования на базе этих двух языков относились к этому типу лексики (Крысин 1968, 45). Однако подобный подход не может служить основанием для отрицания интернациональности слов и элементов из других языков. Уже в 70е годы В.В. Акуленко отмечал, что при всей специфике международных морфем, слов и аналогов различных типов как греческий и латинский, так и другие языки являются источником интернационализмов, это «принципиально единое явление» (Акуленко 1972, 38). Следовательно, к интернационализмам следует относить не только элементы греческого и латинского происхождения, но и итальянского, немецкого, испанского и, в особенности в последнее время, английского языка.

2.3 Английский язык как источник интернациональной лексики и интернациональных элементов Глобальная роль английского языка, признаваемая представителями многих отраслей науки, позволяет предположить существование отдельного пласта интернациональной лексики английского происхождения. Наиболее существенным подтверждением этого факта является недавно опубликованный в издательстве Oxford University Press «A Dictionary of European Anglicisms: A Usage Dictionary of Anglicisms in Sixteen European Languages» (далее - DEA). В словаре фиксируется распространение английского языка в странах Европы. При этом отражается не только проникновение слов английского происхождения в различные языки, но и то, каким образом процесс заимствования влияет на изменение формы и области функционирования англицизма. В результате сотрудничества автора словаря Манфреда Гёрлаха с лингвистами 16 стран, в том числе представителями ВолГу профессором Т.В. Максимовой и доцентом Е.А. Пелих, появилось систематическое описание вклада английского языка в лексическую систему исландского, норвежского, голландского, немецкого, русского, польского, хорватского, болгарского, французского, испанского, итальянского, румынского, финского, венгерского, албанского и греческого языков. В нашем исследовании при определении интернациональности заимствованного слова мы опирались на данные DEA, рассматривая его как наиболее авторитетное справочное издание в этой области на настоящий момент.

Безусловно, основную массу интернациональных элементов английского происхождения составляют корневые морфемы, проникающие в мировые языки и обладающие способностью комбинироваться с национальными аффиксами. Среди встречающихся достаточно часто – морфемы bank, business, consult, design, disk, drive, hit, man, market, media, net, style, test и др. В качестве примеров образуемых в русском языке различными способами производных можно привести такие слова, как банковать, бизнесовый, консультирование, дизайнерский, дисковый, драйвовый, хитовый, маркетолог, медиасоюз, стильный, тестировать.

О росте числа слов английского происхождения в общем пласте интернациональной лексики свидетельствуют примеры проникновения не только слов-англицизмов, но и словообразовательных элементов английского происхождения. Если заимствование слов из английского языка, относящихся преимущественно к области спорта и морской ерминологии, признавалось и ранее, а проникновение англицизмов в сферу деловой коммуникации в настоящее время не вызывает сомнения, то об отдельных интернациональных элементах до недавнего времени принято было говорить исключительно в контексте влияния на мировые языки греческого и латинского. Как отмечал Л.П. Крысин, количество проникающих из английского языка в русский слов на –мен со значением лица значительно увеличилось в конце XIX – начале XX века. Это такие слова, как «полисмен», «рекордсмен», «яхтсмен» и т.д. В этот же период активизируется число англицизмов на –инг со значением действия или его результата: «допинг», «смокинг», «митинг» (Крысин 1968, 68). В последние десятилетия в связи с приобретением английским языком интернациональных функций возросло количество заимствуемых из него слов на –ер (-ор) со значением одушевленного/неодушевленного агента: спичрайтер, криэйтор, копирайтер, сканер, принтер. Рассмотрим особенности каждой морфемы.

Как следует из классификации словообразовательных элементов современного английского языка Марчанда, морфема -ing встречается в английском языке преимущественно в отглагольных производных в значениях «действие» и «результат» (Marchand 1969, 302-304). М. Гёрлах выделяет два этапа заимствования англицизмов на –ing. Первоначально структуры типа «глагол-ing + существительное», заимствовались во французский язык, в котором впоследствии воспринимались как сложные слова и сокращались до первого элемента (dressing(-room), living(-room), smoking(-jacket), sleeping(-car)), а затем в остальные, в частности, в русский (смокинг). Большинство из этих ранних заимствований не закрепились в принимающих языках, однако, структура оставшихся свидетельствует о посредничестве французского языка при их заимствовании. Позже, приходя напрямую из английского, интернационализмы на –ing в основном начинают приниматься теми языками, в которых аналогичная морфема содержится (исландский, норвежский и датский) или, по крайней мере, не представляет трудностей её фонологическая адаптация (немецкий). Для языков славянского типа морфема –ing чужеродна морфологически и фонологически, и, тем не менее, она присутствует в большом количестве интернационализмов, появляющихся в последнее время, что, по мнению Гёрлаха, объясняется престижностью английского языка и положительной ситуацией в языке с точки зрения морфологической адаптации (Grlach 1998, 4-5). Степень значимости английского языка в мире была проиллюстрирована нами в предыдущей главе, очевидность этого факта не вызывает сомнений и дает нам основания предположить дальнейшее увеличение числа англицизмов, содержащих морфему –ing. В числе уже освоенных и осваиваемых русским языком - новые спортивные понятия (армрестлинг, бодибилдинг, виндсерфинг, кикбоксинг, шейпинг), понятия из сферы политической и общественной жизни (политконсалтинг, мониторинг, кастинг).

Большинство случаев употребления морфемы –er в английском языке относится к отглагольным формам, ограниченным глаголами, обозначающими действие (readerread, writerwrite);

их отсутствие компенсируется обратным словообразованием (farmfarmer, burgleburglar).

Значения «одушевленный агент» / «неодушевленный агент» могут сочетаться в пределах одного слова (printer) или расходиться (cook - cooker) (Marchand 1969, 273-281). Число англицизмов на –er, заимствуемых европейскими языками, увеличивается за счет существования в них аналогичных морфем.

Так, например, в немецком заимствуемые англицизмы автоматически получают соответствующий род и окончания (teenager). Большее количество слов на –er является следствием сходства, как структурного, так и семантического, морфем этого типа в разных языках. Вслед за М. Гёрлахом мы признаем, что такая характеристика упрощает заимствование слов на –er по сравнению со словами на –ing (Grlach 1998, 3).

Несмотря на образование в языке определенной группы лексических единиц с определенными структурно-семантическими признаками многие лингвисты не считали возможным выделение ряда словообразовательных элементов по аналогии с закрепившимися элементами греко-латинского происхождения. Непродуктивность элемента –инг, в частности, обосновывается отсутствием смыслового тождества между русскими и английскими формами, как в случае с усвоением слова «дансинг», вошедшего в русский язык со значением «танцевальный зал при кафе или ресторане», тогда как в английском языке его прототип «dancing» имеет значение “танцевать” или “танцы” (Ш. Сешан 1996, 49). Существует также мнение, согласно которому слова на –инг, функционирующие в русском языке, являются мотивированными. Так, А.В. Боброва уже 20 лет назад выделяла 180 слов подобного рода в русском языке, относящихся к тематическим сферам спорта (айсинг, допинг, джоггинг), военно-морского дела (бафтинг, браунинг), техники (антифидинг, рисайклинг), экономики (демпинг, лизинг, маркетинг), животноводства (аутбридинг, ауткроссинг), медицины (скриннинг, аутотренинг, скриннинг) и т.д. К выводу о мотивированности автор приходит на основании функционирования морфемы –инг в качестве свободной непроизводной основы и суффикса (ауткроссинг, дриблинг) и в качестве связной основы (допинг, мониторинг) (Боброва 1980). Анализ вокабуляра в Современном словаре иностранных слов показывает, что в настоящее время в русском языке функционирует большое количество слов на –инг, что свидетельствует об интернациональном характере данной морфемы. Она полностью удовлетворяют такому, в частности, требованию, предъявляемому к интернационализмам, как семантическая близость в разных языках, в данном случае сходная семантическая мотивированность слов в разносистемных языках. Подтверждение мысли об интернациональном статусе элементов английского происхождения можно найти у М. Гёрлаха:

«Очевидно, что процесс интенсивного заимствования достиг такого уровня, на котором морфемы –er и –ing правильно интерпретируются говорящими в большинстве языков, особенно при вычленении из отдельного слова»

(Grlach 1998, 9).

Широкое распространение в настоящее время получает уникальная морфема –gate, вычленившаяся по принципу аналогии из слова Watergate (употребляемого для обозначения политического скандала в Уотергейте) и послужившая источником образования большого количества новых слов.

«Роль указанного слова оказалась столь значимой, значение, передаваемое им, было столь актуальным, что оно стало нормой языка и моделью для образования других новых слов, возникающих в результате последних событий» (Максимова 2000, 134). Помимо уже известных Сartergate, Dianagate, Irangate, Monicagate в настоящее время зафиксированы функционирующие и в русском языке такие слова с заимствованной морфемой -гейт, как рашагейт, казахгейт, скейтгейт, что подтверждается примерами из прессы:

Самое неприятное в скейт-гейте – это то, что вся Олимпиада пройдет в его тени (ОРТ).

Этот подтекст стал одним из основных в раскручивающемся сейчас банковском скандале, получившем уже собственное название – «Рашагейт»

(«НГ», №856, 5.10.99).

Слушания о коррупции в странах Центральной Азии пройдут в конгрессе в конце этого месяца, и центральное место в них будет занимать скандал, получивший в западной прессе название «Казахгейт» («НГ», №66, 17.01.2001).

Необходимо также отметить явление псевдоморефем, таких, как a(holic), -athon/-ethon, -er(ati), -burger, -rama, -teria, порожденных корневыми словами и впоследствии ставших полноценными моделями, на основе которых образуются новые слова (Максимова 2000, 49). Большинство подобных морфем имеют интернациональный характер, поскольку они функционируют в значении, свойственном оригинальному, в других языках и вступают в комбинации с элементами принимающего языка. Так, в русском языке широкое распространение получила заимствованная из английского морфема –холик (шокохолик), причем чаще всего отмечается использование варианта -голик : работоголик, трудоголик, и т.д.

Помимо суффиксов, английский язык поставляет в остальные мировые языки и префиксы. Несмотря на то, что приставки ex-, mega-, super- имеют греко-латинское происхождение, можно с уверенностью говорить, что именно глобализация английского языка способствовало их быстрому распространению в последние годы. Причем отмечаются случаи их сочетания как с морфемами английского происхождения (экс-премьер, мегашоу, суперснайпер), так и с принадлежащими к другим языкам, в том числе – к русскому (экс-монарх, экс-муж, суперженщина).

Наблюдая за распространением и ассимиляцией суффиксов, префиксов и корневых морфем английского происхождения можно прийти к выводу о смещении акцентов с греческого и латинского языков, считавшихся источниками этих элементов в интернациональном лексическом фонде, в сторону английского в силу его глобальных и международных функций.

2.4 Взаимодействие интернационализмов и заимствований Одной из основных проблем при изучении явления интернациональности является определение места интернационализмов в системе языка и их взаимодействие с заимствованиями. Лингвистический Энциклопедический Словарь определяет заимствование как элемент чужого языка (слово, морфема, синтаксическая конструкция), перенесенный из одного языка в другой в результате языковых контактов, а также сам процесс перехода элементов из одного языка в другой. Заимствования приспосабливаются к системе заимствующего языка и зачастую им настолько усваиваются, что иноязычное происхождение таких слов не ощущается носителями этого языка и обнаруживается лишь с помощью этимологического анализа (ЛЭС 1990, с.158).

Связь интернационализмов и заимствований в лексической системе языка очевидна, и одним из основных признаков их объединяющих является языковой контакт как источник возникновения единиц обоих типов. В теории взаимодействия языков и в свете проблемы языковых контактов в частности ключевым понятием является интерференция. У. Вайнрайх определяет интерференцию как «случаи отклонения от норм любого из языков, которые происходят в речи двуязычных… вследствие языкового контакта» (Вайнрайх 2000, 22). Как правило, выделяют три вида интерференции: фонетическую – отождествление фонемы вторичной системы с фонемой первичной и воспроизведение её по фонетическим правилам первичного языка (под первичным и вторичным языком Вайнрайх понимал соответственно язык носителя и воспринимаемый им язык);

грамматическую – влияние морфологической системы одного языка на морфологическую систему другого;

лексическую – воздействие словаря одного языка на словарь другого. Возможности интерференции всех трех видов в разное время оспаривались (Жирмунский, Мейе, Сепир) и обосновывались (Шухардт, Розенцвейг, Уман). Что касается лексической интерференции, представляющей особый интерес для нашего исследования в связи с непосредственной связью с процессами заимствования, то очевидность явления не вызывала сомнений. Основной проблемой являлось её отождествление с явлением заимствования. Так, Э. Хауген все случаи лексической интерференции обозначал термином «borrowing» «заимствование» (Haugen 1953, 384) и в классификации новообразований в языке определял их следующим образом:

- кальки, в том числе 1) новообразования (точные или приблизительные) и 2) расширения (омонимические или полисемические);

- заимствуемые слова, в том числе: 1) ассимилированные и 2) неассимилированные (Haugen 1956, 766).

Позднее Хауген предложил отдельную классификацию заимствований, согласно которой выделялись два основных типа:

1. Заимствованные слова (loanwords), которые подразделяются на собственно заимствования (pure loanwords) и гибридные заимствования (loanblends) в зависимости от того, переносятся ли иностранные морфемы полностью или частично.

2. Заимствования-сдвиги (loanshifts), которые подразделяются на расширения (extensions) и создания (creations) в зависимости от того, используют ли они некоторую комбинацию элементов родного языка, существующую до заимствования, или строят новую (Хауген 1972, 352-354).

Следовательно, с точки зрения теории взаимодействия языков заимствование, отождествляемое с интерференцией, можно рассматривать и как случай нарушения языковой нормы на лексическом уровне в процессе языкового контакта, и как его (нарушения) результат. Очевидно, что подобные параметры применимы и к интернациональной лексике, возникающей, как уже отмечалось, в результате языкового контакта и воздействующей на лексическую систему принимающего языка.

Однако сходство явлений не ограничивается языковым контактом как источником возникновения и отклонением от нормы как следствием проникновения интернационализмов и заимствований в принимающий язык.

Они оба также характеризуются возможностью приспосабливаться к системе принимающего языка. «Интернационализмы и заимствования проникают в разноструктурные языки на основе одинаковых общественно–исторических и языковых закономерностей, взаимных контактов между народами и их языками и национализируются, осваиваются на фонетическом, лексико семантическом и морфологическом уровнях» (Хайруллин 1991, 31).

Заимствования и интернационализмы объединяют условия, в силу которых они появляются в принимающем языке. Анализ лингвистической литературы позволяет классифицировать причины их возникновения как экстралингвистические и внутрилингвистические. К экстралингвистическим причинам относятся следующие.

1. Культурное влияние одной нации на другую. При этом происходит заимствование не только лексических единиц, но и определенных фрагментов ценностной картины мира, культурных концептов.

Заимствование культурных концептов происходит непосредственно в процессе культурных контактов, осуществляемых через изучение иностранного языка, ознакомление с литературными текстами, фиксирующими самосознание чужой культуры, усвоение духовных ценностей, находящих выражение в культурных текстах. При сознательном ознакомлении с ценностями иной культуры может происходить заимствование концептуальных смыслов, значимых для культуры-источника, которые распредмечиваются с помощью текста, автором которого является носитель культуры-восприемника (Новикова 2001). Заимствование культурного концепта обусловлено уникальностью как его понятийного, так и образного и ценностного компонента. Примерами заимствованных из англоязычной культуры концептов могут служить freedom и privacy.

2. Авторитетность языка-источника, вследствие чего наблюдается повышение интереса к его изучению, увлечение определенных социальных слоев культурой страны этого языка, а также заимствование культурных концептов, указанное выше.

3. Наличие устных или письменных контактов стран с разными языками.

Наиболее характерное следствие языковых контактов – двуязычие, определяющее характер процесса заимствования и степень распространения заимствованных единиц в принимающем языке.

4. Интернационализация мировых проблем приводит к появлению терминов, их характеризующих. Так, англицизм демпинг стал употребляться в значении продажа товаров на внешних рынках по ценам более низким, чем на внутренних рынках в целях устранения конкурентов в контексте угрозы падения цен на нефть. Затем, получив широкое распространение, слово перешло из сферы нефтяной терминологии в область общей экономики:

Этот суррогатный продукт и колоссальный государственный демпинг и убивают настоящий издательский бизнес («НГ» №25, 11.02.2002).

К внутрилингвистическим причинам заимствования можно отнести следующие:

1. Отсутствие в принимающем языке эквивалентов, наиболее точно объясняющих новое явление. Например, не существует соответствия такому социальному явлению как хоспис, интернациональное значение которого a home for the terminally ill or destitute (DEA, 156), может передаваться в русском языке только описательно: специализированная больница-интернат для безнадежных больных, где создаются условия, для того, чтобы человек перед смертью испытал как можно меньше страданий. При этом процесс заимствования происходит и несмотря на существование в языке не менее точных русских эквивалентов для обозначения тех или иных понятий.

Примерами могут служить такие заимствованные английские лексические единицы, как презентация (-presentation) = рус. представление;

имидж ( image) = рус. образ;

коттоновый (-cotton) = рус. хлопчатобумажный, тинэйджер (-teenager) - = рус. подросток, дайджест (-digest)– = рус.

обзор печати, парковка (-parking)- = рус. стоянка.

Частным случаем является экстралингвистически обусловленное проникновение во многие мировые языки английских терминов из сферы экономики, заполняющих существующие лакуны в экономической лексике (мерчандайзинг», толлинг, фьючерсный). При этом интернационализмы и заимствования функционируют и наряду с национальными эквивалентами (менеджер = управляющий, инвестор = вкладчик).

2. Стремление к использованию одного заимствованного слова вместо описательного оборота, продиктованное общей тенденцией, наблюдающейся в языках в последние десятилетия, выражающейся в экономии речевых усилий. Примерами служат пришедшие в русский язык из английского снайпер (-sniper) – стрелок, владеющий искусством меткой стрельбы, маскировки и наблюдения, мотель (-motel) – гостиница для автотуристов с различными видами обслуживания, спринт (-sprint) – соревнования на короткие дистанции в легкоатлетическом беге, в беге на коньках, в велосипедном спорте и т.д. (ССИС 2000, с. 396, 567, 575).


3. Потребность в детализации значения, уточнении существующих в принимающем языке понятий. Заимствованное из английского языка понятие паркинг, например, синонимично русскому стоянка автотранспорта» в значении «место для остановки. Однако в значении английского варианта заложен компонент взимание платы за услугу, тогда как русский эквивалент требует уточнения – платная стоянка:

Символический ключ от паркинга торжественно вручили генеральному директору "Фонда профсоюзного имущества" Игорю Ушакову («Санкт Петербургские ведомости», 28.04.2000).

В данном случае детализация сопровождается стремлением к экономии речевых усилий.

Принимая во внимание заимствуемый характер интернациональной лексики, все причины процесса заимствования можно отнести и на счет процесса интернационализации. Так, например, авторитетность языка источника, как правило, распространяется на несколько языков одновременно и приводит к появлению интернационализмов, что подтверждает сходство явлений заимствования и интернационализации.

Столь тесная связь понятий приводила и приводит к их отождествлению. В частности в отечественной лингвистике до пятидесятых годов ХХ века интернационализмы рассматривались исключительно в связи с вопросами заимствования и не вычленялись из диахронической категории.

В шестидесятые годы, когда интернационализмы стали рассматриваться как один из видов заимствований, сформировались два направления в изучении данного явления. Представители первого (Маковский, Сорокин, Арнольд и др.) не выделяли интернационализмы из круга заимствований.

Представители второго направления (Будагов, Бельчиков, Акуленко и др.) выступали против отождествления этих категорий.

Так, Ю.А. Бельчиков отмечал тенденцию рассматривать интернационализмы в связи с проблемой иноязычного заимствования.

Говоря об одной из сфер функционирования интернациональной лексики – терминологии – которая, по его мнению, «ближе всего примыкает к заимствованной лексике», он считал, что «названные лексические группы отождествлять нельзя» (Бельчиков 1959, 7-8).

М.М. Маковский же говорил о «так называемых интернациональных словах», подразумевая невозможность их рассмотрения в отрыве от заимствований. При этом, определяя место интернациональной лексики, он доказывал обратное: различие между интернационализмами и заимствованиями заключается лишь в способе их рассмотрения. При анализе «по вертикали» мы имеем дело с собственно заимствованиями в данном языке, если же анализ ведется в «горизонтальном» плане, то «перед нами так называемые интернациональные слова» (Маковский 1960, 45).

Следовательно, не признавая за интернационализмами самостоятельности в диахроническом плане, М.М. Маковский все же разграничивал понятия «интернационализм» и «заимствование» в синхронии.

По нашему мнению, интернационализм и заимствование при всей общности не являются идентичными явлениями. Как убедительно доказал В.В. Акуленко, неверно применять диахронический подход при изучении путей возникновения интернациональной лексики. Невозможность отождествления явлений объясняется, по его мнению, тем, что «интернационализмы являются объективно существующей межъязыковой категорией синхронии со своими специфическими характеристиками, а «заимствования» суть вспомогательное построение исследователя, условная для синхронии группа фактов, вычленяемых на основе совершенно иных, диахронических критериев» (Акуленко 1972;

162). Следовательно, для определения интернациональности лексической единицы необходимо учитывать её функционирование в как минимум трех языках, близость звуковой, графической формы, семантического содержания и т.д., другими словами, применять синхронический подход;

диахронически же рассматривается этимология иноязычного слова, сроки заимствования.

Однако появление интернационализмов в языке не должно сводиться лишь к результатам заимствования и объясняется различными процессами:

фонетическим заимствованием, словообразовательным калькированием, полукалькированием и т.д. Различные способы идентификации интернационализмов и заимствований – основная различительная характеристика понятий. Кроме того, против отождествления понятий «заимствование» и «интернационализм» говорит и возможность их соотнесения как общего и частного соответственно. Притом, что каждое интернациональное слово возникает в языке в результате заимствования, следовательно, является заимствованием, нельзя каждое заимствование назвать интернациональным. Область заимствованной лексики включает интернационализмы, т.е. понятие заимствования шире понятия интернационализм. Однако интернационализмы отличает проникновение в большее количество языков. Так, в русском и немецком языках отмечается функционирование следующих интернационализмов английского происхождения: Р ноу-хау – Н Know-how A know how (букв. знаю как технические знания, опыт, документация, передача которых оговаривается при заключении лицензионных договоров), Р лизинг – Н leasing A leasing (аренда оборудования, сооружений и т.д. с правом последующего выкупа), Р риск-менеджер – Н risk Manager A risk manager (руководитель отдела, анализирующего возможный финансовый риск предприятия) и пр.

Говоря об отдельных элементах, заимствуемых из английского языка и приобретающих интернациональный характер, мы ссылались на мнение М. Гёрлаха, объясняющего это явление, в частности, престижностью языка источника. Безусловно, подобным образом объясняется и рост числа интернациональных слов английского происхождения в мировых языках.

Однако аналогичная причина не применима ко всем заимствуемым словам, основная часть которых возникает в принимающем языке ввиду отсутствия соответсвующих понятий. Следовательно, появление интернационализмов и заимствований не всегда объясняется сходными мотивами, в случае лексики английского происхождения следует учитывать престижность языка, его высокий социальный статус как следствие международной значимости.

Таким образом, несмотря на тесную связь явлений интернационализации и заимствования, существует ряд аспектов их различающих. Критерии сходства и различия интересующих нас явлений обобщены в виде таблицы на с. 76.

Сопоставление параметров интернациональной и заимствованной лексики Основные критерии интернацио- заимство нализмы вания Синхронический подход при изучении + -- Диахронический подход при изучении --- + Языковой контакт как причина возникновения + + Отклонение от нормы языка на лексическом + + уровне в результате языкового контакта Заимствование для заполнения лакуны в + + принимающем языке Заимствование с целью уточнения существующих + + в принимающем языке понятий Калькирование --- + Заимствование на морфемном уровне + -- Заимствование по причине интернационализации мировых проблем и явлений культур + + Заимствование в силу престижности языка + -- источника Упрощение и унификация лексического состава + -- как следствие процесса заимствования Адаптация к системе принимающего языка + + Функционирование в нескольких языках с сохранением семантического наполнения, + -- звуковой и графической оболочки Наличие прагматического компонента в + + лексическом значении Реализация прагматического компонента + + 2.5. Сферы функционирования интернациональной лексики в русском языке Безусловно, не все сферы в равной степени восприимчивы к интернациональной лексике. Известно, что использование языковых средств в определенной социально значимой сфере общественно–речевой практики людей ограничено существующими в ней особенностями общения.

Следовательно, отдельные сферы употребления языка ввиду присущих им особых характеристик могут быть абсолютно закрыты для любого вида новообразований, в том числе, для интернационализмов.

Устанавливая степень распространения интернациональной лексики, мы будем оперировать понятием дискурс, подразумевая под ним, вслед за В.И. Карасиком, текст в ситуации реального общения (Карасик 2002, 285).

Явление дискурса неоднозначно, существует достаточно большое количество подходов к его изучению, среди которых, согласно концепции В.И. Карасика, следующие: коммуникативный (Stubbs, Schiffrin, Серио), структурно синтаксический (Звегинцев, Костомаров), структурно-стилистический (Сиротинина), социально-прагматический (Арутюнова, Степанов) (Карасик 2000, 28).

В свете нашего исследования наибольший интерес представляет анализ дискурса с социолингвистических позиций, что позволяет различать личностно-ориентированный и статусно-ориентированный виды дискурса. В случае личностно-ориентированного дискурса в общении участвуют коммуниканты, хорошо знающие друг друга, раскрывающие друг другу свой внутренний мир. При этом основными разновидностями личностного дискурса являются бытовой дискурс, представленный разговорной речью, и бытийный, воплощающийся в художественном тексте. Статусно ориентированный дискурс представляет собой как институциональное общение, которое проявляется в речевом взаимодействии представителей социальных групп или институтов друг с другом, с людьми, реализующими свои статусно-ролевые возможности в рамках сложившихся общественных институтов, так и неинституциональное - общение незнакомых или малознакомых людей (Карасик 1998, 190-191).

Для выявления степени распространения интернационализмов английского происхождения в русском языке мы считаем необходимым проанализировать обе разновидности личностного дискурса и основные для данного исследования типы институционального - массово информационный, научный, официально-деловой и компьютерный дискурсы. Подобный выбор обусловлен предположением о высокой степени концентрации интернационализмов именно в данных видах институционального дискурса. Первоначально представлялось возможным выделить некоторые «минус–сферы», те, в которых употребление интернационализмов исключается. Однако, как показал анализ, к таковым невозможно отнести даже бытийный дискурс, представленный в нашем исследовании текстом произведения художественной литературы, традиционно считающейся невосприимчивой к интернациональной лексике.


В анализируемом нами романе В. Пелевина «Generation П» данный тип лексики встречается достаточно часто.

2.5.1. Массово-информационный дискурс В рамках массово-информационного дискурса, как правило, исследуется, язык газет и журналов. Проанализировав основные черты языка газеты, остановимся на тех, которые представляют для нас особый интерес. К ним относятся:

1) экономия языковых средств, лаконичность изложения при информативной насыщенности;

2) отбор языковых средств с установкой на их доходчивость;

3) жанровое разнообразие и связанное с этим разнообразие стилистического использования языковых средств: многозначности слова, эмоционально экспрессивной лексики;

4) совмещение черт публицистического стиля с чертами научного, официально-делового, литературно-художественного, разговорного, обусловленное разнообразием тематики и жанров.

Нам видится возможным отнести все вышеуказанные характеристики и к языку телевидения и радио и включить его в рамки массово информационного дискурса, который и будет проанализирован далее с точки зрения функционирования в нем интернационализмов английского происхождения.

Средства массовой информации являются одной из самых обширных сфер употребления интернациональной лексики, поскольку необходимость бороться за внимание читателей, слушателей, зрителей заставляет представителей журналистики использовать все возможные средства, к которым относятся так же и интернациональные лексические единицы.

Составляя одну из наиболее обширных групп среди новообразований в русском языке, интернационализмы наиболее часто используются в таких областях интереса журналистики, как экономика, политика, шоу–бизнес, спорт, аудио–, видео–и вычислительная техника. Таким образом, будучи одной из сфер функционирования интернационализмов, СМИ, в то же время, отражают их использование в других стилях (официальных документов, деловой речи и т.д.).

Наибольшее количество интернациональной лексики появляется в публикациях, теле- и радиопередачах, освещающих экономические вопросы, что обусловлено проведением рыночных реформ и расширением взаимодействия с мировым хозяйством. К лексическим единицам английского происхождения данной группы можно отнести маркетинг, менеджер, фьючерс, ваучер, чартер, шоп-тур, шопинг, риэлтер, промоутер, евро, и многие другие. Приведем характерный пример:

Впрочем, сам факт того, что бизнес решил внедрить в жизнь Кодекс корпоративного управления, говорит о многом (НГ № 196, 19. 10.2001).

С появлением в нашем обществе новых реалий более широко стали употребляться обозначающие их лексические единицы. Оказавшись в новом контексте, такие слова, как бизнес, бизнесмен, дивиденд, лобби, спонсор, бизнесвумен, расширили свое значение и получили более высокую частотность употребления преимущественно в текстах, посвященных вопросам внутренней жизни России и СНГ.

Интересен тот факт, что под влиянием одного интернационализма изменяется коннотация другой лексической единицы, заимствованной из английского языка. В одной и той же статье в значении «деловая женщина» в первый раз используется интернационализм бизнесвумен, а во второй – бизнес-леди:

1. Амина из «Дня рождения Буржуя» доводила сценариста сериала до белого каления. А вообще-то она дама нежная, а вовсе не бизнесвумен.

2. - Как получилось, что образ Амины закрепился за вами?

- Я так понимаю, что меня и на Амину-то позвали потому, что я была уже не раз в роли бизнес-леди («КП», 12.07.2001).

В первом случае бизнесвумен напрямую противопоставляется автором статьи образу «дамы нежной», когда же героиня интервью сама рассуждает о своей роли, то предпочитает называть себя уже бизнес-леди. Носитель языка, как следует, свободно оперирует интернациональным словом, анализирует его семантику, что свидетельствует о возможности интернационализмов приспосабливаться к системе принимающего языка.

Не меньший интерес с точки зрения насыщенности интернациональной лексики представляют материалы, освещающие политическую жизнь в стране. Проникновение интернационализмов английского происхождения в политическую лексику, как и во многих других случаях, обусловлено расширением международных контактов. К этой группе относятся, в частности: импичмент, политконсалтинг, пиар, спичрайтер, спикер, электорат, имиджмейкер, саммит, мониторинг, истеблишмент.

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает интернациональная лексическая единица pr, которая функционирует в 10 европейских языках со значением public relations (DEA, 240). В ССИС дается следующее определение: «рекламная кампания для обеспечения победы над конкурентами в экономике и политике» (ССИС, 425). По частоте употребления в СМИ интернациональная лексическая единица пиар, по нашим наблюдениям, стоит в одном ряду с интернационализмом бизнес. Их отличие заключается в более свободном функционировании интернационализма пиар (пиарщик, пиаровец, пиарный, пиарить - бизнесмен, бизнесвумен, бизнеспроект, заниматься бизнесом) и в уникальном усвоении русским языком английского варианта - PR:

Microsoft, приговоренная к четвертованию условно, помимо юридических шагов предпринимает отчаянные PR-усилия по - уже не героизации, а - оправданию своего бизнеса («Компьютерра» 18.04.2000).

СМИ лгут – PR не безобразен («НГ», №17, 12 – 18.03.01).

Одно из направлений политической жизни в нашей стране – новое административное деление в местных органах власти – также обусловило заимстование новых интернациональных слова английского происхождения.

В газетах, на радио и телевидении часто используются такие слова, как мэрия, мэр, департамент. Это подтверждается многочисленными примерами, как, в частности:

Александр Красненков, начальник департамента по управлению имуществом ОАО «Газпром». Назначен в ноябре 2001 года. («КП», 5.12.2001).

В административном центре Ханты-Мансийского автономного округа прошли досрочные выборы мэра («Н Г», № 108, 19.06.2001).

Если левое оружие нельзя отобрать, рассудили в столичной мэрии, его надо... купить. Как стало известно вчера, мэр Москвы Юрий Лужков подписал в четверг распоряжение, в соответствии с которым ГУВД столицы будет платить всякому, кто придет в милицию с оружием в руках, чтобы добровольно его сдать («НГ» № 202, 27.10.2001).

Одной из наиболее насыщенных интернационализмами английского происхождения сфер, описываемых в СМИ, является шоу-бизнес. Само явление шоу-бизнеса, заимствовано из англо-американской культуры, лексическая единица, его описывающая - из английского языка, служащего источником заимствования и всех сопутствующих понятий. Среди многочисленных интернационализмов английского происхождения чаще всего в СМИ встречаются попса, хит, хит-парад, хит-шоу, рейтинг, кантри, ритм-энд-блюз, саундтрек, диджей, виджей, диск-жокей, имидж, блокбастер, контрафактный, саспенс, хитмейкер, энтертейнмент и др.

Материалы, освещающие шоу-бизнес, расчитаны, в первую очередь, на молодежную часть аудитории, поэтому интернационализмы этой группы чаще всего встречаются в соответствующих изданиях. Следующие примеры были обнаружены нами в номерах газеты «Я - Молодой»:

Видя это имя в титрах, сознаешь, что хорор, триллер и саспенс обеспечены («Я – М», №25 – 26, 2000).

И у нас теперь есть народный хитмейкер, любое творение которого, будь то недоблюз «Лондон» или легковесные «Ромашки», непременно водрузится на первые места всевозможных российских чартов («Я – М», №16 - 17, 2000).

Шекспир, надо сказать, не творил в атмосфере высокой духовности, это название одно – эпоха Ренессанса. Он хлеб свой на ниве энтертейнмента зарабатывал в жесткой конкуренции с медвежьими боями, основным в ту пору досугом лондонцев («Я – М», №14 – 15, 2000).

Телевидение как одна из сфер шоу-бизнеса оказывается открытым для интернационализмов английского происхождения, что отражается, в частности, в номинации телепередач: Ток-шоу, Вечернее шоу, Авто-шоу, Синерама («Россия»), Дог-шоу (НТВ), Интернет-кафе (РенТВ), Титаны рестлинга (СТС), Овертайм (НТВ+Спорт), Пепси-чарт (НТВ), Детектив шоу (ТВЦ). Как нам видится, это объясняется двумя причинами. Во-первых, создатели отечественных передач стремятся соответствовать мировым стандартам телевидения, которые, как правило, диктуются Великобританией и США, т.е. определяются английским языком. Во-вторых, заимствуется большинство идей телепередач и, как следствие, их названия.

Еще не считаясь языком глобального использования, английский являлся основным источником заимствования спортивных терминов, ставших интернациональными (голкипер, матч, футбол). Вполне обоснованно появление новых видов спорта и новых понятий из мира спорта сопровождается появлением новых англицизмов: персьют, армрестлинг, бодибилдинг, виндсерфинг, кикбоксинг, фитнес, фристайл, шейпинг, легионер, плей-офф. Они встречаются как в публикациях на спортивные темы, так и в обиходной речи:

Надо установить доступные цены в фитнесс-клубах для всех, кто хочет иметь красивое тело и хорошее здоровье («КП», 31.01.2002).

Да и вообще вся работа по удивлению мира в основном проделана - остались детали. Маньяк-убийца съел не 250 бабушек, а 260, например, - все это бодибилдинг какой-то («НГ», №15, 17.08.2001).

В последнем случае интернационализм бодибилдинг в интервью используется одним из собеседников в качестве стилистического приема для создания юмористического эффекта, что может свидетельствовать о его закреплении в русском языке.

На спортивную терминологию, безусловно, влияет язык той страны, в которой появляется определенный вид спорта. Возникший не так давно в Великобритании, и уже принятый в программу олимпийских игр кёрлинг вызвал появление таких терминов, как промоушн, свипинг, скип, тэйкаут, активно употребляемых телевизионными комментаторами:

Нашим спортсменкам лучше удается тэйкаут, с постановочными бросками возникают проблемы (НТВ+Спорт, 20.02.2002).

Как правило, в комментариях, репортажах и сообщениях на спортивную тему терминология не расшифровывается, поскольку предполагается, что зритель или читатель должен свободно в ней ориентироваться.

Последние достижения в сфере хайтек ( hightech – «высокие технологии»), а также расширение рынка соответствующей продукции повлекли за собой появление большого количества печатных материалов, теле- и радиопередач, помогающих ориентироваться в мире электроники и техники. Поскольку в настоящее время наиболее эффективному распространению научных идей способствует публикация исследования на английском языке, то и большинство терминов, описывающих новые открытия вообще и достижения в сфере высоких технологий в частности, являются англицизмами. Этим объясняется распространненость в СМИ интернационализмов, называющих считывающие, преобразующие и прочие устройства: автореверс, кроссовер, эквалайзер, процессор, синтезатор, сабвуфер, тюнер, тюнинговый, трек, коннектор, сиди-чейнджер, принтер, сканер, винчестер и др. Надо отметить кодированность большей части лексических единиц данной группы, свойственную всей терминологической лексике. Смысл следующего высказывания вряд ли будет понятен неспециалисту:

Поэтому человек, претендующий на звук, первым делом удаляет все предустановленное оборудование, а затем ставит совершенно иной коленкор: высокочастотную деку, отдельные усилители и электронные кроссоверы на каждый канал, колонки не хуже JBL или Bose, цифровой сигнальный процессор, сабвуфер в багажник или под заднее сидение, независимое питание, кабели не хуже Monster Cable, фильтры шумоподавления, новую высоковольтную проводку (уж никак не Champion) и много чего еще («Компьютерра», 22.11.2001).

Некоторые названия устройств, используемых в повседневной жизни, более понятны:

УВД Перми множит «Комсомолку» на ксероксе. Чтобы опровергнуть?

(«КП», 21.04.2001).

Посредством СМИ, преимущественно печатных и электронных, из английского языка заимствуется интернациональная лексика, связанная с компьютерными технологиями: драйвер, дистрибутив, картридж, провайдер, браузер, сайт, портал, юзер, чат, ник и др.

По секрету: это уже случилось. Провайдеры начали включать антивирусную проверку почты принудительно, а клиенты начали пока частным порядком - против этого возражать («Компьютерра», 31.01.2001).

И пока вы будете искать помещение под офис, провайдера для хостинга, покупать мебель и оргтехнику, вас могут опередить конкуренты («Новости интернета», №4, 2000).

Уместно отметить, что заимствование не всегда связано с потребностью в наименовании новых вещей или понятий. Некоторые случаи объясняются социально-психологическими причинами и факторами.

Иноязычное слово в определенной форме выделяется из привычного ряда, а вследствие «непрозрачности» этой формы смысл его для многих остается закодированным. Подобная непонятность служит символом недоступной учености, поэтому речь, содержащая иноязычные слова, часто расценивается как социально престижная. Одним из ярких примеров может служить язык публикаций в периодических изданиях, посвященных компьютерным технологиям:

Возможно, преемственность ALT Linux Team распространится и на публикацию/реселлинг в России других дистрибутивов Linux («Компьютерра», 22.05.2001).

Через руки проходит куча разнообразных девайсов. Апгрейд входит в привычку – месяца не проходит, чтобы в системнике не засверкала какая либо новая вещь («Компьютерра», 17.05.2002).

В данном случае речь идет если не о социальной престижности, то определенно о закодированности. При этом необходимо отметить, что уже упоминавшийся журнал «Компьютерра», а так же такие издания, связанные с компьютерной тематикой, как «Вавилон», «Интернетор», «Компьюлог», «Компьютерные новости» и др. ориентированы на широкий круг читателей.

Употребление столь значительного числа интернационализмов объясняется отсутствием эквивалентов в русском языке, а, следовательно, их проникновение в принимающий язык неизбежно.

В СМИ безусловно находят свое отражение многие социальные явления, в частности, криминал, проблемы молодежи, новации в сфере услуг, на автомобильном рынке.

Криминализация общества, развитие игорного бизнеса обусловливают появление новых реалий и соответствующих им названий: киллер, секьюрити, коррупция, рэкет, стриптизер. Примеры употребления соответствующих интернационализмов можно встретить как в печатных и электронных СМИ, так и на телевидении и радио:

Несмотря на громкий статус происходящего события, непосредственно на месте все выглядит достаточно просто и без затей. Короткий обмен речами в большом зале с круглым столом, где заседают натовские министры - и вслед за этим российскую делегацию под бдительными взорами вооруженных секьюрити буквально под руки выпроваживают из режимной зоны брюссельской штаб-квартиры альянса («НГ», № 234, 18.12.2001).

Нательную роспись пришли созерцать художник Никас Сафронов, который был безмерно счастлив, подарив свою картину голливудской звезде Джеку Николсону, стриптизер Сергей Глушко по прозвищу Тарзан, группы «Револьвер», «Божья коровка», космонавт Виталий Севастьянов, который при виде обнаженных девиц тут же сбежал с вечеринки («КП», 6.07.2001) Шеф по итогам тайного совещания 'со товарищи' подчинился общему решению: поскольку киллер слишком много знал, его необходимо было убрать (РЕН ТВ, 13.10.2001).

В статьях, теле- и радиопередачах, затрагивающих проблемы молодежи, употребляются такие интернациональные слова английского происхождения, как тинэйджер, рокер, плеймейкер, топ-модель, фотомодель, рейнджер, бойфренд, герлфренд, унисекс.

Все герои недовольны своей жизнью, своими родителями, своей работой это не поза, а настоящее ощущение вполне реального неблагополучия… Куп (Шон Паркес) работает DJ, но работает плохо и все время нервничает, боясь измен своей герлфренд Нины. («НГ», № 51, 23.03.2001).

Как утверждает американский таблоид «Нэшнл инкуайрер», ее новый бойфренд - вылитая копия другой голливудской звезды - Брэда Питта («КП», 1.09.2001).

Значительное количество интернационализмов английского происхождения, функционирующих в СМИ, связано с поступлением с Запада множества зарубежных товаров и видов услуг. В результате появляются такие новые слова, как супермаркет, маркет, консалтинговый, сэйл, лэйбл, секонд хэнд, спрей.

Каждый год сотни кошек и собак умирают от пироплазмоза - страшного заболевания, переносимого лесными клещами. Самое лучшее средство профилактики – спрей «Фронтлайн («КП», 12.05.2001).

Лицо галереи Марата Гельмана - радикальные и провинциальные художники.

Фестиваль «Неофициальная Москва» 2 года назад объединил их под лейблом «маргиналы» («НГ», 12.09.2001) В лексику, связанную с автомобильной тематикой, поступили заимствованные из английского паркинг, ровер, минивэй, хэчбэк и др.

На проспекте Добролюбова, возле спортивного комплекса "Юбилейный", состоялось торжественное открытие паркинга Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Трехэтажное здание, рассчитанное на прием 282 машин, было построено за четыре месяца («Санкт-Петербургские ведомости», 28.04.2000).

Анализ СМИ позволяет отметить в большинстве случаев отсутствие объяснения употребляемых интернационализмов английского происхождения:

Можно покупать блокбастеры, а мы (НТВ) покупаем сюжеты («КП», 26.02.99).

Саундтрек к фильму «Титаник» («Коммерсант», 10.12.98).

Наши самолеты-наблюдатели провели мониторинг противоборствующих сторон над Боснией и Герцеговиной («НГ», 02.12.98).

Пропал звук, отключился свет, где костюмеры, когда кастинг? («АиФ», № 49, 99).

Василий Карасев – «штатный» плеймейкер баскетбольной команды «ЦСКА»

(«КП», 19.02.99).

Из всех приведенных примеров в ССИС – 2001 зафиксирован только англицизм мониторинг, следовательно, отсутствие объяснения не может быть обусловлено закрепленностью интернационализма в языке. В другом случае словарь дает трактовку заимствованного из английского слова хоспис, но автор одной из статей, употребив его, считает необходимым дать разъяснение:

В Москве начали создавать систему хосписов - больниц для неизлечимо больных («АиФ», № 8, 1999).

Безусловно, публикации в прессе, как и коментарии на телевидении и радио – явление авторское, а, следовательно, субъективное. Однако мы можем предположить, что случаи свободного употребления интернационализмов английского происхождения в СМИ подтверждают их адаптацию в языке, поскольку «качество интернациональности окончательно устанавливается только на уровне речи» (Акуленко 1972, 18).

Таким образом, анализ газетных публикаций, теле- и радио передач показывает, что средства массовой информации являются основным проводником интернациональной лексики анлийского происхождения в русский язык. Тематически интернационализмы, функционирующие в СМИ, образуют следующие группы:

- «экономика» (25%);

- «политика» (20%);

- «компьютерные технологии»(17%);

- «спорт» (16%) - «общественная жизнь» (14%);

- «новые технологии» (8%).

Как мы уже отмечали, одной из особенностей массово информационного дискурса является совмещение его характеристик с чертами других стилей, в частности, функционирование в печати компьютерной лексики.

2.5.2. Компьютерный дискурс По определению Е.Н. Галичкиной, «компьютерный дискурс» - общение в компьютерных сетях, включающее следующие жанры: 1) электронная почта / E-mail;

2) электронные разговоры – Чат / Chat;

3) электронные доски объявлений – Би Би Эс / BBS (Bulletin Board System);



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.