авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи РЫЦАРЕВА АННА ЭДУАРДОВНА ПРАГМАЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ...»

-- [ Страница 3 ] --

4) компьютерные конференции (телеконференции Usenet News и эхо-конференции). Среди конститутивных признаков выделяются электронный сигнал как канал общения, виртуальность, дистантность, опосредованность, наличие гипертекста, по преимуществу статусное равноправие участников, специфическая компьютерная этика и др. (Галичкина 2001). По нашему мнению, данные характеристики и параметры позволяют применить к описываемому явлению термин «компьютерный дискурс», однако, предполагая существование таких видов дискурса, как религиозный (общение теологов и верующих), педагогический (общение педагогов), массово-информационный (общение в рамках масс-медиа), в настоящем исследовании мы рассматриваем собственно компьютерный дискурс как общение специалистов в области компьютерных технологий.

Компьютерное общение может по праву называться интернациональным, поскольку Интернет, компьютерные игры, программы, технологии во всем мире пользуются в первую очередь интернациональными средствами английского языка. С другой стороны, всемирному распространению английского языка в последнее время в немалой степени способствовало его широкое употребление в сферах, связанных с компьютерными технологиями и Интернет. Английский язык является языком компьютерного общения, не смотря на то, что, будучи родным для части пользователей, он остается иностранным для большинства.

Носителями и распространителями лексики компьютерного общения являются, прежде всего, люди, профессионально занимающиеся этой деятельностью, компьютерщики. Неслучайным является появление столь значительного числа словарей, описывающих вокабуляр компьютерного общения, большая часть которых представлена в Интернет. Одним из путей пополнения русского компьютерного языка является заимствование лексики из английского языка. Примерами могут служить следующие лексические единицы: мэйло - письмо, полученное или отосланное по электронной сети (-mail - почта, посылать по почте);

геймер - любитель компьютерных игр (- game – игра);

коннектиться - подсоединяться к сети Интернет (-to connect – соединяться);

принтавать – распечатывать на принтере (-to print – распечатывать) и т.д. Грамматическое заимствование, как видно из приведенных выше примеров, в некоторых случаях сопровождается словообразовательной русификацией, что свидетельствует об освоении русским языком интернационализмов, относящихся к сфере компьютерного общения.

Нами уже отмечалось, что заимствованные из английского языка интернациональные единицы, относящиеся к сфере компьютерных технологий, широко представлены в лексике СМИ. Надо сказать, что относительно остальных сфер употребления интернационализмов компьютерное общение является той областью, в которой функционирование данных лексических единиц проявляется в наибольшей степени и из которой они затем переходят в общеупотребительную лексику. Так, интернационализм virtual, одно из значений которого of, relating to, or being a hypothetical particle whose existence is inferred from indirect evidence (COD, 1432), получил в русском языке благодаря употреблению в компьютерном дискурсе значение создаваемый средствами компьютерной графики и используется не только в этом значении, но и как нереальный, несуществующий. Ср.:

К счастью, виртуальное убийство не запрещено законом, и народная забава быстро переросла в виртуальный спорт…Кстати, матерыми виртуальными убийцами парни себя не считают («КП», 29.01.2001).

Бесконечные споры политиков и экспертов вокруг этих и других прогнозов и перспектив создают своеобразный виртуальный мир поисков путей урегулирования, в то время как на "Карабахской доске" имеет место перманентный пат («НГ», № 125, 8.07.2000г.).

Распространению интернациональной лексики английского происхождения способствует появление на рынке большого количества программных продуктов и игр, описываемых средствами английского языка.

Так, в описании к диску «Программы на каждый день», сделанном на русском языке, помимо слов в исходной графической форме можно обнаружить не менее 10 интернациональных лексических единиц, зафиксированных DEA. В качестве примеров приведем несколько фраз из инструкции к диску:

McAfee VirusScan v.5.01. Один из лучших антивирусных сканеров.

Поддержка длинных имен файлов.

FAR v1.63 для Windows 95/NT диспетчер файлов и диспетчер архивов.

Поскольку подобными программными продуктами пользуется все большее число людей, не занимающихся программированием профессионально, английские интернационализмы перестают быть собственностью лишь компьютерной терминологии, постепенно проникая в общеупотребительный пласт лексики.

В целом интернационализмы английского происхождения, относящиеся к сфере компьютерного общения, составляют (23%) от общего числа отобранных нами лексических единиц. Столь большое количество интернационализмов является следствием того факта, что основная масса новаций в сфере компьютерных технологий происходит из англоязычных стран, преимущественно из Америки. Следовательно, английский язык определяет основную терминологию в этой области, влияя на число интернационализмов в мировых языках.

2.5.3. Научный дискурс Научный дискурс имеет ряд общих черт, проявляющихся независимо от характера самих наук (естественных, точных, гуманитарных) и различий между жанрами высказывания (монография, научная статья, доклад, учебник и т. д.), что дает возможность говорить о его специфике в целом. Жанрово стилистические особенности научных работ определяются, в конечном счете, их содержанием и целями научного сообщения — по возможности точно и полно объяснить факты окружающей нас действительности, показать при чинно-следственные связи между явлениями, выявить закономерности исторического развития и т. д. Научный дискурс характеризуют следующие черты:

- логическая последовательность изложения;

- упорядоченная система связей между частями высказывания;

- стремление авторов к точности, сжатости, однозначности выражения при сохранении насыщенности содержания;

- насыщенность терминами, в частности интернациональными.

Научно–техническая сфера всегда являлась самой контактной из всех сфер мировой общественной жизни, именно здесь наиболее активно осуществляются международные связи. При этом многоязычие, препятствующее решению мировых научных проблем, обусловливает возникновение языкового барьера, преодолению которого способствует интернациональная терминология. Поскольку интернациональность качество, развивающееся в языках, вступающих в длительные и интенсивные контакты, то особенно ярко она проявляется в научно–технической терминологии. По образному выражению американского лингвиста М. Пея, язык науки действительно интернационален, потому что все языки открыли для него свои сокровища, которыми являются их лексиконы (Pei 1966, 292).

К интернациональной терминологии относятся совпадающие по значению и сходные по форме термины-слова, терминоэлементы и терминологические словосочетания. При этом под сходством форм подразумевается не только идентичное звучание и написание, но и сходная мотивировка знаков, ощущаемая носителем языка.

Традиционно интернационализмы относили, прежде всего, к терминологии таких областей знания, как театр, музыка, медицина, биология.

В середине 80-х годов 20-го века стали говорить о тенденции создания интернационального фонда в новых для того времени терминологиях– освоения космоса, ядерной физики, электроники, радиолокации, телевидения, ракетной техники (Гринев 1982, 113). В настоящее время с развитием компьютерных технологий, расширением связей в области экономики и политики активно заимствуются соответствующие терминоэлементы этих сфер науки.

Область терминов представляет для нас особый интерес в связи с высокой степенью адаптации интернационализмов английского происхождения данной группы. Об этом свидетельствует образование общего слоя англоязычной терминологии в ряде европейских языков, когда новейшие технологии и достижения экономической мысли отдельных государств переносятся в другие национальные ареалы. В результате в целом ряде стран появляются и развиваются общие сферы, которые находят адекватное языковое выражение в терминологии (Константинова 1999, 90).

Следуя определению И.В.Арнольд, мы понимаем термин как слово или устойчивое сочетание, служащее уточненным наименованием понятия, специфичного для какой-нибудь области знания, производства, культуры (Арнольд 1981, 249). Исследователями отмечаются четыре главных пути появления терминов:

1) использование комбинированных греческих и латинских форм, в случаях, как аэродром, циклотрон, микрофильм, телеграф, где одна морфема греческая, а другая – латинская;

2) заимствование из другой терминологической системы внутри того же языка благодаря существующему сходству терминологических областей.

Так, например, морская терминология, орнитология и анатомия дали много терминов для авиации на уровне метафоры: хвост (птицы и самолета), нос (человека, корабля, самолета);

3) словообразовательные способы;

4) заимствование из других языков.

Отметим, что первые два способа характерны исключительно для терминологии, тогда как словообразование и заимствование являются общими путями обогащения словарного состава терминосистем и национального языка. Применительно к интернациональной терминологии выделяют три основных способа её образования:

1) при анализе уже существующих терминов в других языках отбираются и заимствуются те из них, которые позволяют заполнить лакуны в национальной терминологии, что приводит к постепенному образованию «научного субъязыка»;

2) использование греко-латинских корней;

3) калькирование, позволяющее получать мотивированные термины (Гринев 1982, 113-114).

В последнее время отмечается тенденция к увеличению числа англицизмов в области терминологии, а также к семантическому калькированию с английских терминов, характеризующемуся появлением у языковой единицы нового значения под влиянием иноязычного коррелята данного слова. Примерами последнего могут служить обозначения технических приспособлений для компьютера: мышь - mouse, мать motherboard, база данных - database, жесткий диск - hard disk;

понятия из области экономики: корзина – basket. Поскольку одним из основных условий интернациональности является сохранение формы при проникновении лексической единицы в несколько языков, данные случаи необходимо относить к заимствованиям.

Интернациональные термины, заимствующиеся в русский язык, имеют такое преимущество перед новообразованиями национального происхождения, как отвлеченность и точность. Кроме того, термины национального происхождения проигрывают по сравнению с интернациональными в краткости обозначения и возможности образования производных форм. Как справедливо отмечает И.С. Квитко, изолированность заимствований (в данном случае интернациональных) в лексике чужого языка усложняет выход за пределы терминологического поля, способствуя тем самым сохранению его точности (Квитко 1976, 69). Это объясняет насыщенность интернациональными терминами научно-технического стиля.

В отличие от всей интернациональной лексики в терминологии необходимо совпадение не только общих, но и специализированных значений и понятий.

Как правило, именно научная и техническая терминология в большей степени соответствует этому параметру. Необходимо отметить, что на уровне семантической адаптации интернациональных терминов отмечается три стадии:

- широкое распространение и переход в общеупотребительный пласт лексики;

- доступность интернациональных терминов для образованной части носителей принимающего языка;

- функционирование исключительно в среде специалистов (Акуленко 1972, 128).

Логично предположить, что группа интернациональных терминов, функционирующих в научном дискурсе, в меньшей степени тяготеет к выходу за его границы, чем официально-деловые или общественно политические термины. В первую очередь это объясняется изолированностью данной сферы, а также отсутствием необходимости применять интернациональные научно-технические термины в широком контексте. Однако в последнее время отмечаются такие одновременно происходящие в языке процессы, как его «онаучивание», с одной стороны, и демократизация, с другой. Считается, что эти процессы имеют универсальный характер и формируют все типы языковых инноваций в разных языках, в том числе и в современном русском. По мере развития и распространения научных технологий, как отдельные термины, так и целые группы утрачивают специфические свойства и начинают функционировать в общеупотребительном пласте лексики. Предположив, что функционирование в СМИ служит достаточным критерием распространенности терминов, мы проанализировали употребление интернациональных терминов научно технического характера английского происхождения.

Из общего числа отобранных нами интернационализмов, заимствованных из английского языка, лексические единицы, обозначающие понятия науки и техники составляют 14%. При этом значительная часть употребляется не в специализированном значении. Так, уже упоминавшийся нами интернационализм бизнес, принадлежащий к терминам экономики, употребляется не только в интернациональных значениях trade;

buying and selling (DEA, 42), но и в присущем его производному businessman, также интернационализму, значении a person engaged in trade. Проиллюстрируем утверждение примером:

Российская промышленность и бизнес, похоже, осознали потребность в кооперации с высшей школой, что, безусловно, хороший знак («НГ», №126, 13.07.2001).

Достаточно часто наблюдается употребление в русском языке слова бизнес в значении нелегальная деятельность, приносящая прибыль:

Вооруженные силы тоже стали одной из сфер проникновения преступного бизнеса, в основном как источник ценного сырья, военного имущества, оружия, боеприпасов и бюджетных средств («НГ», №166, 7.09.2001).

Рассматривая функционирование интернационализмов в СМИ, мы уже отмечали тот факт, что в последние десятилетия наиболее часто заимствуются интернациональные лексические единицы, относящиеся к сфере компьютерных и информационных технологий. Столь большое число интернациональных терминов, принадлежащих к этой области науки, объясняется компьютеризацией всех областей современной жизни, а их постоянное использование в СМИ подразумевает понятность широкому кругу читателей. Это подтверждается многочисленными примерами.

Посмотрев "Новых Бременских" и зарядившись оптимизмом младшего Трубадура, ребенок приходит домой и включает компьютер, загружает с CD-Rom’a, игру-квест с соответствующим содержанием («НГ», №101, 3.06.2000).

«Электролюкс» и самый известный интернет-провайдер «Демос»

пользуются его услугами до сих пор («НГ», № 190, 11.10.2001).

Что касается внешнего вида и внутреннего наполнения сайта (контента) стоимость колеблется от трехсот до нескольких десятков тысяч долларов, в зависимости от того, какими средствами вы располагаете и какие задачи собираетесь решать («КП», 6.11.2001).

В целом можно отметить, что интернациональные термины английского происхождения, функционирующие в научном дискурсе, употребляются в СМИ, что свидетельствует об их переходе в общеупотребительный пласт лексики и доступности для образованных слоев носителей русского языка. При этом термины, выражающие научные понятия об общих явлениях и закономерностях мира, подвергаются изменениям на семантическом уровне. Технические термины, дающие точные наименования предметов, процессов или явлений, как правило, употребляются без изменений. В наибольшей степени интернационализации подвергается терминология новых областей науки, в частности, относящаяся к компьютерным технологиям, что объясняется одновременным распространением новых понятий во многих странах. Этому, безусловно, способствуют языковые контакты, осуществляющиеся в большинстве случаев при посредничестве английского языка. Именно его международное положение обусловливает увеличение числа интернациональных терминов английского происхождения. Таким образом, на примере научного дискурса подтверждается мысль, что употребление традиционных греческих и латинских терминов сопровождается заимствованием терминов из английского языка и их интернационализацией.

Интернациональные термины, помимо научных и технических, представлены также общественно-политическими и официально-деловыми.

Последние являются среди прочего одной из характерных черт официально делового дискурса.

2.5.4. Официально-деловой дискурс Официально-деловой дискурс, как правило, выделяется своей относительной устойчивостью и замкнутостью. Это объясняется его функциональной направленностью: международные договоры, государственные акты, юридические законы, постановления, уставы, инструкции, служебная переписка, деловые бумаги и т. д. Несмотря на различия в содержании и разнообразие жанров, официально-деловой дискурс в целом характеризуется рядом общих черт. К ним, в частности, относятся:

1) сжатость, компактность изложения, экономное использование языковых средств;

2) стандартное расположение материала, нередкая обязательность формы употребление присущих этому стилю клише;

3) широкое использование терминологии, номенклатурных наименований наличие особого запаса лексики и фразеологии, включение в текст сложносокращенных слов, аббревиатур.

Неоднородность тематики и разнообразие жанров позволяют выделить в рассматриваемом дискурсе два формата: официально-документальный и обиходно-деловой. Отметим, что термин «формат дискурса» был предложен В.И. Карасиком в качестве замены понятия «функциональный стиль», и употребляется в значении разновидности дискурса, выделяемой на основе коммуникативной дистанции, степени самовыражения говорящего, сложившихся социальных институтов, регистра общения и клишированных языковых средств (Карасик 2002, 294).

Официально-документальный формат представлен языком законодательных документов, связанных с деятельностью государственных органов, и языком дипломатических актов, связанных с международными отношениями. В обиходно-деловом формате находят свое отражение служеб ная переписка, официальные деловые бумаги, частные деловые бумаги.

Семантическая соотносительность интернациональных терминов в сфере официально-делового общения наиболее выдержана в области дипломатической терминологии (Акуленко 1972, 132). Мы уже отмечали факт употребления английского языка в качестве официального в большинстве международных организаций. Безусловно, это приводит к проникновению элементов и лексических единиц, присущих ему, в остальные языки, что, в свою, очередь, влечет интернационализацию этих элементов и слов. Сообщения о дипломатических отношениях между странами, появляющиеся в СМИ, могут служить подтверждением данного положения.

Вице-спикер адресовал свой призыв правоохранительным органам на специальной пресс-конференции, куда были приглашены послы как стран соседей - России, Армении, Азербайджана, Турции и Ирана, так и Китая, США, Великобритании, Украины, другие представители дипломатического корпуса («НГ», № 231, 11.11.2001).

Минувшая неделя для внешней политики Азербайджана ознаменовалась участием президента страны в юбилейном саммите СНГ («НГ», № 228, 6.12.2001).

Представляет интерес термин «Davos culture», употребляемый некоторыми лингвистами (Huntington, Berger) в свете явления глобализации культуры, сопровождающей глобализацию экономики. Как известно, это основная проблема, обсуждающаяся на ежегодном форуме, проходящем в Давосе. Его участники представляют элиту мирового бизнеса, им присущи определенные поведенческие модели, стиль, и, безусловно, большинство общается на английском языке. «Davos culture» проявляется не только во время форума, её характеристики отражаются на образе жизни и основных ценностях, как участников, так и большинства стремящихся войти в эту элиту. Английский язык, как одна из составляющих «Davos culture», также является языком бизнес-элиты и, следовательно, обладает характеристиками, как глобального языка общения, так и языка мирового бизнеса, который соответственно можно обозначить как Global Business English. Посредством деловых контактов лексика Global Business English проникает в язык представителей деловых кругов России: топ-менеджмент, пресс-релиз, инвестор, кэш и др.

В условиях, когда главным приоритетом для бизнеса становится его внешний образ, топ-менеджмент считает, что излишняя открытость вряд ли пойдет на пользу компании («НГ» № 196 (2506) 19 октября 2001 г.).

Согласно пресс-релизу «ЛУКОЙЛ-Гаранта», которому принадлежат 15% акций МНВК, установлено, что ЗАО вело хозяйственную деятельность с многочисленными нарушениями («КП» 9 июня 2001 г.).

Несмотря на изолированность, язык делового общения предполагает широкий круг пользователей и, следовательно, наличие клишированных фраз: дефицит бюджета, рыночная экономика, банковский сектор, финансовоый кризис, денежная масса. Одним из примеров является зафиксированный в 13 европейских языках в значении someone who has become successful or rich by his own effort интернационализм self-made man (DEA, 274), применение которого иллюстрирует следующий пример:

Селф мейд мен исполняет уан мен шоу («НГ», № 96, 31.05.2001).

Об интернационализации деловой стороны жизни свидетельствует и активизация соответствующего пласта лексики, относящейся к сфере деловой документации. Так, в результате опроса сотрудников представительства одной из ведущих мировых компаний удалось выяснить, что как в области номинации рабочих позиций, так и в деловой документации, ведущейся компанией, употребляются преимущественно слова английского происхождения: менеджер, супервайзер, мерчендайзер, реквизишн, самплинг, промоушн и т.д. Отчасти такое явление можно объяснить тем, что по стандартам компании основная документация должна вестись на языке страны, к которой эта компания относится. Однако интернационализмы английского происхождения употребляются работниками компаний не только в письменной документации, но и в устном общении, что подтверждает распространение английского языка в сфере делового общения. Причем подобная тенденция наблюдается не только в компаниях, имеющих главные предприятия в англоязычных странах, но и к принадлежащим другим странам, в частности, Германии.

Таким образом, можно говорить об интернационализации официально делового дискурса. Среди общего числа отобранных нами интернациональных лексических единиц английского происхождения, относящиеся к сфере делового общения составляют 18%. Столь большое количество интернационализмов позволяет признать существование мирового английского языка бизнеса или Global Business English.

2.5.5. Бытовой дискурс Реализация бытового дискурса, характеризующегося стремлением максимально сжать передаваемую информацию, выйти на особый сокращенный код общения (Карасик 2002, 277), происходит посредством разговорной речи, которая, наряду с кодифицированной, является одной из разновидностей устной формы литературного языка. Для языковой сферы коммуникации, которую обслуживает разговорная речь, характерны:

- непринужденность общения, - неофициальность отношений между говорящими, - неподготовленность речи, - непосредственное участие говорящих в акте коммуникации, - опора на внеязыковую ситуацию, которая становится составной частью коммуникации, «вплавляется» в речь.

Перечисленные признаки оказывают большое влияние на выбор вербальных и невербальных средств общения для разговорной речи. В обиходно-бытовом диалоге, характерном для устной речи, употребляется преимущественно разговорная лексика. Она не нарушает общепринятых норм литературной речи, однако ей свойственна известная свобода. Слова бытового дискурса отличаются большой смысловой емкостью и красочностью, придают речи живость и экспрессивность. Иными словами, в разговорно-обиходной речи наиболее полно представлена эмоционально экспрессивная лексика.

Отметим условность термина «разговорная лексика», поскольку он не обязательно связывается с представлением именно об устной форме речи.

Подобно тому, как книжные слова, типичные для письменной речи, могут употребляться и в её устной форме (научные доклады, публичные выступления и др.), так и разговорные присутствуют в письменной речи (в дневниках, бытовой переписке и т.д.). Разговорная речь отражает все изменения, происходящие в языке. Прежде чем поступить в язык, слово проходит обкатку в живой речевой действительности и испытание на прочность в условиях речевой коммуникации.

Речь индивидуума представляет некое многослойное образование, включающее в себя литературную и общеупотребительную лексику, профессионализмы, жаргонизмы, просторечия и т.д. В современной лингвистической литературе нередко в значении «некодифицированный язык» употребляются как понятие «сленг», так и «арго» и «жаргон». Так, в терминологическое поле понятия «арго» входит значение «совокупность слов и выражений, используемых людьми одной социальной и профессиональной группы с целью выделиться на фоне других социальных объединений», а также «тайный, засекреченный язык»;

«жаргон» характеризуется как «профессиональная лексика» или «язык, понятный членам какой-то группировки» (Бабина 2000). В англоязычной языковой культуре для обозначения некодифицированного языка принято использовать термин «сленг». В настоящее время «в словарях встречается как минимум два основных толкования слова сленг. Во-первых, особая речь подгрупп или субкультур общества, и, во-вторых, лексика широкого употребления для неформального общения» (The Encyclopedia of Language and Linguistics, 1994). По определению Партриджа, сленг - квинтэссенция разговорной речи, в которой он возникает и живет, будучи предопределенным удобством и воображением носителей языка (Partridge 1984, 286).

В отечественном языкознании сленг понимается как составная часть социолекта, представляющего собой комплекс периферийных слоев лексико семантической системы языка, которые являются не только зоной повышенной активности, но и зоной повышенной вариативности (Скворцов 1964);

как разговорный вариант профессиональной речи, а также, элементы разговорного варианта той или другой профессиональной или социальной группы, которые, проникая в литературный язык или вообще в речь людей, не имеющих прямого отношения к данной группе лиц, приобретают в этих разновидностях языка особую эмоционально-экспрессивную окраску (Ахманова 1966, 325);

как идиолектное и социолектное явление особого рода (Липатов 1991). Таким образом, сленг предстает вторичным образованием по сравнению с жаргонами и арго, адаптирующим к своим нуждам заимствованные единицы. При этом сленг является частью общенародного языка;

все свойственные языку процессы проходят в сленге «во много раз быстрее и доступны непосредственному наблюдению» (Ахманова 1966, 325).

Значение слова «сленг» близко к понятиям «разговорной речи» и «просторечия», однако в отличие от них оно имеет ощутимую социальную маркировку. Тем не менее, далеко не все исследователи допускают возможность считать сленг одним из многочисленных социолектов.

В настоящее время принято также противопоставлять культуре речи жаргон, который, как правило, «употребляется в контексте социальной стратификации («жаргон воров», «жаргон студентов» и т.п.) и лишен обобщенно-культурологического фона» (Елистратов 1994). Некоторые лингвисты отказывают жаргону в систематичности и целостности, представляя его как «особый словарь» некой социальной группы. Исходя из этого подхода, следовало бы признать существование молодежного сленга, включающего элементы студенческого, наркоманского, компьютерного жаргонов. Нам же ближе точка зрения, согласно которой жаргон рассматривается как сложная подсистема русского языка, выделяющаяся избирательностью семантических полей, сниженным стилем и ограниченностью круга носителей. «Опираясь на языковую систему в целом, жаргон является частью этой системы - частью, которая живет и развивается по законам, общим для всей системы. Вместе с тем жаргону свойственны некоторые особенности, которые и позволяют выделить его в отдельную подсистему» (Дубровина 1980). Жаргонная лексика характерна для ограниченной сферы употребления. Это социальный вариант речи, который употребляется при определенных условиях общения. Как правило, жаргонная лексика принадлежит социальной или иной группе людей, объединенной общностью интересов, занятий и пополняется путем заимствования.

Функционирование интернационализмов английского происхождения в бытовом дискурсе мы будем рассматривать на примере молодежного жаргона, изучение которого привлекает пристальное внимание исследователей. Как правило, молодежный жаргон определяют как особый подъязык в составе общенационального языка, используемый людьми в возрасте от 14 до 25 лет в непринужденном общении со сверстниками и характеризуется как особым набором лексических единиц, так и спецификой их значения. Характерной чертой молодежного жаргона является употребление постоянно трансформирующихся языковых средств высокой экспрессивной силы. К носителям молодежного жаргона относят социально демографическую группу в составе народа, которую объединяет возраст (Уздинская 1991).

Молодежный жаргон - это живой организм, находящийся в процессе постоянного изменения и обновления. Он постоянно заимствует единицы из различных подсистем русского языка, а также сам становится поставщиком слов просторечного, разговорного обихода. Подвижность жаргона делает невозможной его фиксацию на бумажном носителе, а также подсчет количественного состава. Возможно лишь проследить некоторые общие особенности свойственные молодежному жаргону, законы его развития.

Крысин Л.П., относя к заимствованиям в основном книжные или специальные слова, употребляемые главным образом в жанрах книжной речи, в текстах научного и технического характера, отмечает, что обиходная речь не испытывает чрезмерного наплыва иноязычных слов (Крысин 2001).

Несмотря на то, что молодежный жаргон представляет вариант разговорной речи, подобное утверждение к нему не применимо, поскольку одним из основных источников пополнения лексики молодежного жаргона является заимствование интернационализмов из английского языка. Помимо престижности английского это объясняется и социальным различием в отношении к иноязычным словам, выражающимся, в частности в более терпимом отношении к иноязычным словам представителями возрастной категории «от 14 до 25».

Наблюдения над молодежным жаргоном, представленным в ориентированных на молодежь печатных изданиях, теле- и радиопередачах, а также в создаваемых в Интернете словарях, позволяют выделить среди интернационализмов, функционирующих в этом жанре разговорной речи, собственно интернационализмы, когда слово используется в том же виде и в том же значении, что и в английском языке (мэн (мужчина, молодой человек);

блэк (негр);

сайз (размер), мани (деньги) и гибриды, образованные присоединением к иностранному корню русского суффикса, приставки или окончания, влияющих на изменение значения слова-источника (аскать (просить деньги, попрошайничать), дринчать (пить спиртные напитки).

Тематически интернационализмы в молодежном жаргоне распределяются по следующим группам:

1) спорт В начале девяностых панк пережил второе рождение, в первую очередь благодаря усилиям калифорнийских пропагандистов жанра, успешно связавших панк-эстетику с модой на экстремальный спорт, всякий там скейтбординг, и на этом основании влезших на MTV («Я-М», №10, 2001).

2) музыка Участников арестовывают, в парламенте говорят, что Sex Pistols - натуральная угроза монархии, Роттен во всеуслышание объявляет себя "врагом общества № 1", а пресловутая песня попадает на вторую строчку британского хит-парада - им и вправду есть чем гордиться («Я-М», №10, 2001).

3) досуг Офигенно прикольные тапки. Самая первая версия «спринтов» появилась в 2000 году и стала супермодной среди продвинутых лондонских клабберов («Хулиган», №002).

4) хиппи-культура Пошли на Гоголя, там весь пипл («Я-М», №13, 2001).

Молодежный жаргон как особый подъязык, используемый людьми в возрасте от 14 до 25 лет в непринужденном общении со сверстниками, взаимодействует с бурно развивающимся компьютерным жаргоном, поскольку это сфера интереса данной возрастной категории. Этим объясняется функционирование в молодежном жаргоне помимо слов, принадлежащих к основным тематическим группам и компьютерных жаргонизмов. Так, в предложении Пошли Дума погамим! («Хулиган», №003) употребляется образованный по принципу конверсии от английского существительного game глагол гамить, относящийся к компьютерной терминологии (используется в значении «играть в компьютерные игры») и функционирующий в молодежном жаргоне.

Безусловно, анализ интернациональной лексики, функционирующей в молодежном жаргоне, заслуживает отдельного исследования. В рамках данной работы было установлено, что на настоящем этапе интернационализмы английского происхождения представлены в бытовом дискурсе достаточно широко и составляют 9% от общего числа проанализированных нами лексических единиц.

2.5.6. Художественный дискурс Сквозь призму художественной литературы преломляются не только авторские переживания и мировоззрения, художественная литература является своеобразным индикатором явлений, существующих и возникающих в обществе. Неверно было бы считать, что данная сфера закрыта для новообразований. Во многих современных произведениях российских авторов встречаются интернационализмы английского происхождения, причем в большей степени это касается произведений, описывающих события наших дней. Изменения, происходящие в языке, не могут не затронуть художественно-ориентированное общение, противопоставляемое В.И. Карасиком обиходно-ориентированному на основании критерия самовыражения говорящего (Карасик 2002, 291).

Необходимо отметить, что язык художественной литературы оказывает большое влияние на развитие всего литературного языка. Будучи только частью общелитературного, язык художественной литературы вместе с тем выходит за его пределы: для создания «местного колорита», речевой характеристики действующих лиц, а также в качестве средства выразительности в литературе используются диалектные слова, социальную среду характеризуют употребленные в тексте слова жаргонные, профессиональные, просторечные, со стилистической целью используются архаизмы.

«Внешнее языковое отличие художественного стиля от других языковых стилей, - отмечает Н.Г. Михайловская,- заключается в возможности использования в нем элементов, выходящих за границы общелитературной нормы (вульгаризмы, жаргонизмы, диалектизмы, историзмы), наряду с элементами, типичными для отдельного функционального слоя. В языке художественного произведения эти элементы чаще всего являются средством создания речевой характеристики»

(Краткая литературная энциклопедия 1972, т.8, 1054). По нашему мнению, к данной группе элементов справедливо будет отнести и интернациональную лексику, которая, как правило, используется для обозначения новых явлений.

Специфика художественной речи обусловлена ее подчинением задаче духовного освоения мира. Художественная речь развивается в условиях взаимодействия традиций и новаторства, и в особенности эта тенденция прослеживается при анализе современных литературных произведений.

Прекрасной иллюстрацией употребления интернациональной лексики английского происхождения служит роман Виктора Пелевина «Generation “П”». Действие романа происходит в конце 80-х годов в России, и главный герой Владилен Татарский на своем опыте испытывает все преимущества и недостатки «нового времени». Необходимо отметить, что романы Виктора Пелевина являются благодатной почвой для анализа любого рода. Так, один из авторов статей, размещенных на сайте писателя, считает, что часть персонажей романа — это альтернативные состояния психики главного героя Татарского, а основным структурным элементом повествования является троица (Анализ некоторых романов, повестей и рассказов Виктора Пелевина 2000). Поскольку структурный анализ романа не входит в рамки нашего исследования, позволим себе не останавливаться на его содержании и перейти непосредственно к рассмотрению используемых автором интернационализмов английского происхождения.

Итак, с целью подтверждения гипотезы, нами была осуществлена двойная выборка из текста интересующих лексических единиц: во-первых, традиционным способом в процессе прочтения романа, и, во-вторых, при помощи функции «Проверка орфографии и грамматики», существующей в программе Microsoft Word и служащей для исправления возможных грамматических и лексических ошибок. В случае обнаружения неизвестного иноязычного слова в электронном варианте романа программа выводила на экран запрос об исправлении ошибки. Второй этап был необходим не только для контроля, но и для определения степени вхождения слов английского происхождения в русский язык, поскольку каждая новая версия Microsoft Word содержит измененный набор правил для орфографии и грамматики.

Следовательно, распознавание программой какого-либо слова английского происхождения могло свидетельствовать о его вхождении и закреплении в лексической системе русского языка. Сопоставив списки найденных слов, мы пришли к выводу, что в основном использованные В.Пелевиным английских интернационализмы являются новообразованиями в русском языке, поскольку они не были распознаны программой, обнаруживающей ошибки. Безусловно, этот критерий не является абсолютным, и даже устанавливая параметры «Строго (все правила)» мы не могли быть окончательно уверены в её безусловной правильности. Возможность воспользоваться данной функцией позволила нам судить о закреплении ряда интернационализмов (бизнес, пиар и др.) в словарной системе русского языка.

Всего в романе «Generation “П”» встречается 132 случая употребления 51 слова английского происхождения. Тематически они различаются как:

1) связанные с профессиональной деятельностью главного героя (конспиролог, спичрайтер, криэйтор).

2) бытовая лексика (софт-дринк, пирсинг, барбекю);

3) технические термины (рендер, трек-бол, прогресс-индикатор);

4) новые названия известных явлений (бакс, грин, медиа);

5) обозначающие новые явления (киллер, пиар, граффити);

Отдельно необходимо отметить группу слов, употребленных в английском написании без перевода (target group, message, demo-version), а также один случай расширения значения лексической единицы дефолт.

Причины семантической модификации и условия, при которых она происходит, будут рассмотрены при анализе прагматического компонента данного интернационализма в Главе III.

Как показал анализ материала, наиболее широко представлена группа слов, относящихся к профессиональной деятельности главного героя – рекламному бизнесу (28%). Среди примеров следующие случаи:

Одной из его визитных карточек оказался клип, рекламирующий «Пепси колу», - клип, который, как отмечали многие исследователи стал поворотной точкой в развитии всей мировой культуры (с. 10).

- Слушай, - сказал он, - я чего понять не могу, Вот, допустим, копирайтеры им всем тексты пишут. Но кто за тексты-то отвечает?

(с.107) Неизвестным мастером, вполне возможно, был один из его двух коллег криэйторов, работавших у Ханина (с. 59).

Нам не долдонов этих надо оцифровывать, а новых политиков делать, нормальных, молодых. С нуля разрабатывать, через фокус-груп идеологию вместе с мордой (с. 129).

В равной степени представлены технические термины английского происхождения и слова, относящиеся к бытовой тематике (по 19%):

1) Точно говорю, самопал из Польши... Во как прыгает! Вот что значит апгрейд...(с. 101).

2) За одним из мониторов сидел паренек с пони-тэйлом и неторопливыми движениями руки пас мышку на скудном сером коврике (с. 119).

Он ощущал себя именно «лузером», то есть не просто полным идиотом, а вдобавок к этому военным преступником и неудачным звеном в биологической эволюции человечества (с. 87).

Третье место по количеству интернационализмов английского происхождения занимает группа слов, по-новому называющих уже существующие явления (15%):

Ханин взял его под руку и повел за собой по коридору.

- Ты две тонны грин с дизелей получил? - спросил он (с.66).

Вместо всякой пузатой мелочи, которая кредитуется по пустякам, люди будут брать миллионы баксов (с. 7).

Герои романа активно используют английские заимствования, обозначая ими новые явления. Слова такого типа составляют 11% от общего числа отобранных нами слов:

Человек человеку даже не имиджмейкер, не дилер, не киллер и не эксклюзивный дистрибьютор, как предполагают современные социологи (с. 57).

Татарского мучила невыносимая догадка, что они наживаются не только на чужом здоровье, но и на PR-сервисе (88).

Употребление слов без перевода в английском написании предполагает их известность читателю, а также подразумевает определенный уровень образованности читателя. Как считает один из критиков романа, чья рецензия размещена на официальном сайте, посвященном творчеству В.Пелевина, английские фразы в романе выявляют в читателе главный признак образованности. Уровень знаний читателя должен быть достаточным для понимания следующего высказывания:

Впрочем, к таким сложным аналитическим умозаключениям способна лишь самая низкообеспеченная часть target group, так что вряд ли эта промашка существенно скажется на объемах продаж (с. 100).

Автор не считает нужным переводить оборот target group («контрольная группа»), предполагая его известность и тем самым косвенно подтверждая широкое распространение английского языка. Фразы и слова такого типа составляют 8% от общего числа обнаруженных нами лексических единиц.

Фиксируя употребление интернационализмов в тексте данного художественного произведения, мы не констатируем, что подобное явление – норма, одна из характеристик бытийного дискурса. Однако наряду с другими средствами художественной выразительности интернациональные лексические единицы могут использоваться для создания определенной речевой характеристики произведения.

Выводы 1. Интернационализм, будучи частным случаем заимствования, обладает специфическими качествами, среди которых функционирование в нескольких языках с сохранением семантического наполнения и графической оболочки, заимствование в силу престижности языка-источника, применяемый при изучении синхронический подход.

2. Традиционно источниками интернациональной лексики считались греческий и латинский языки, что объясняется огромным влиянием, оказанным античной культурой на развитие культуры мировой. Основы европейской культуры были заложены эпохой эллинизма, а расцвет и развитие продолжалось под влиянием представителей римской научной мысли. Этим объясняется наличие большого числа не только интернациональных лексических единиц, но и элементов, имеющих греческое или латинское происхождение. К ним относятся такие аффиксы, как анти-, пре-, ультра-, экстра-, –изм, -ист и др.

В настоящее время наблюдается образование особого пласта интернациональной лексики английского происхождения, объясняемое престижностью английского языка и его глобальным статусом в мире.

Документальным подтверждением этого феномена служит зафиксированное в «Словаре Европейских Англицизмов» под редакцией М. Гёрлаха функционирование лексических единиц английского происхождения в европейских языках. Говоря о распространении английского языка в мире, мы имеем в виду широкое употребление мировыми языками не только слов английского происхождения, но и словообразовательных элементов, таких как морфемы -er, -ing, -gate, (a)holic, mega-, super- и т.д.

3. Наблюдение над сферами функционирования интернационализмов английского происхождения в русском языке позволяет сделать выводы о степени их распространения, отображенные в виде схемы.

3.1. Наиболее широко интернационализмы английского происхождения в русском языке представлены в СМИ, наименьшее их число можно встретить в современных произведениях художественной литературы, которые, тем не менее, нельзя отнести к области отсутствия исследуемых лексических единиц.

худож дискурс (6%);

быт. дискурс (9%);

офиц.-дел. дискурс (14%);

науч. дискурс (18%);

компьют. дискурс (23%);

массово-информ. дискурс (30%) Высокий уровень насыщенности интернационализмами СМИ объясняется их традиционной восприимчивостью к новым тенденциям в языке. Печатные издания, теле- и радиопрограммы являются не только сферами функционирования интернациональной лексики, но и е проводником во все остальные дискурсы. В массово-информационном дискурсе возможно выделить следующие тематические группы интернационализмов: «экономика», «политика», «компьютерные технологии», «спорт», «общественная жизнь», «новые технические понятия»

3.2. Компьютерный дискурс также насыщен интернационализмами английского происхождения, поскольку в настоящее время английский язык является во всем мире основным языком общения в Интернете и языком компьютерных технологий, и принадлежащие именно ему лексические единицы заимствуются мировыми языками.

3.3. Научно-техническая терминология традиционно считалась приоритетной для интернациональной лексики, поскольку основное количество терминов строилось при помощи интернациональных морфем греко-латинского происхождения. В результате смещения акцента на английский язык как источник данной лексики и под влиянием интенсивного развития компьютерных технологий научно техническая терминология насыщается единицами английского происхождения.

3.4. Официально-деловой дискурс, представленный официально документальным и обиходно-деловым форматами, несмотря на замкнутость и изолированность, открыт для новой лексики, в особенности английского происхождения. Это объясняется, во-первых, преимущественным положением английского языка при осуществлении международных дипломатических и деловых контактов, и, во-вторых, глобализацией экономики, ведущей к использованию глобального английского в качестве единого языка общения и, как следствие, образованию общего фонда интернациональной лексики английского происхождения.

3.5. В разговорно-бытовой речи, проанализированной нами на примере молодежного жаргона, представлены собственно интернационализмы, сохраняющие оригинальное значение, гибриды, образованные присоединением к иностранному корню русского суффикса, приставки или окончания, влияющих на изменение значения слова-источника и интернационализмы, образованные в результате семантического калькирования или семантического переосмысления. В молодежном жаргоне интернационализмы образовывают тематические группы «спорт», «музыка», «досуг», «хиппи-культура», «компьютерные игры» и т.д.

3.6. Бытийный дискурс, представленный текстом художественного произведения, традиционно считавшийся закрытым для интернациональной лексики, на современном этапе отражает её проникновение в русский язык.

Как правило, это касается произведений, описывающих события современной действительности, что иллюстрирует проанализированный нами роман В. Пелевина «Generation П».

Таким образом, можно говорить об активном функционировании интернациональной лексики английского происхождения в русском языке.

Это подтверждается как фактом её присутствия в традиционных сферах, так и появлением новых областей употребления.

Глава 3: Реализация прагматического компонента значения интернациональной лексики 3.1. Аспекты семантической структуры слова Согласно известному тезису Л.С. Выготского, слово воплощает в себе единство обобщения и общения, коммуникации и мышления (Выготский 1982, 25). А.А. Потебня считал, что без слова невозможна никакая ступень человеческого знания, так как только слово — единственный свидетель движения мысли. И хотя слово — лишь символ, а не самая мысль, оно преображает мысль в высшие формы (Потебня 1990, 310-311). Ключом к постижению мысли, безусловно, является значение слова. Не случайно семантика как раздел лексикологии, изучающий значение слова во всем его многообразии, представляет столь великий интерес для лингвистов.

Значение существует в языке и, следовательно, имеет социальный характер. На знании общих языковому коллективу значений держится вся общность обучения, школы, культуры, нации. Поэтому знание значений так важно для личного и общественного бытия человека и коллектива. Значение это то, что остается в памяти как реципиента, так и продуцента после всех социально приемлемых актов смыслообразования. Как отмечал В.В.

Виноградов, значения «готовы по первому поводу всплыть на поверхность»

(Виноградов 1972, 17).

В современной лингвистике получил распространение структурный подход к изучению значения слова, имеющий три направления. В рамках первого все значения членятся на предельно малые семантические компоненты, атомарные семы (Катц, Фодор, Апресян, Гак). Согласно второму направлению в значении выделяются «семантические блоки»

разного уровня иерархии, отражающий различный характер информации, передаваемой словом (Арнольд, Гинзбург). Сторонники третьего направления (Комлев, Косовский, Девкин, Левицкий, Плотников, Арсентьева) вычленяют в значении различые аспекты: сигнификативный, денотативный, лексический, грамматический, коннотативныи, эмоциональный, оценочный, прагматический, структурный, синтагматический, сочетаемостный, культурно-исторический, идеологический, социальный, лингвострановедческий, фоновый, ассоциативный, кодовый, персонологический, онтологическнй, синхронный, диахронный, экспликативный, этический, эстетический и др. Как подчеркивает И.А. Стернин, аспектный подход к значению - лишь подступ, к структурному описанию значения, но полностью структурным его считать нельзя: для этого подхода характерно неразличение понятий «аспект значения» и «компонент значения». Некоторые из аспектов могут совпасть с реальными компонентами значения (в основном, макрокомпонентами), например лексический, грамматический, денотативный, коннотативный;


в основном же аспекты - это результат осмысления всего значения в целом с какой-либо его стороны (Стернин 1985, 40). Таким образом, в терминах компонентов значения необходимо говорить о денотативном, коннотативном и функционально-стилистическом макрокомпонентах, которые всместе с грамматическим присутствует в значении любого слова (там же, 42).

В свете нашего исследования особый интерес представляет коннотативный компонент, как имеющий тенденцию к варьированию при заимствовании слова и употреблении его в отличной от оригинальной культуре. В разное время разными лингвистами коннотативный компонент определялся как «ассоциативный» (Шмелев 1964), «потенциальный» (Гак 1998), «оценочно-эмоционально-экспрессивный момент» (Ахманова 1957), «аффективный момент» (Вандриес 1937), «экспрессивно-эмоциональный момент» (Будагов 1983). Многие лингвисты относят его к сфере прагматики языкового знака (Апресян 1995, Бархударов 1975).

Коннотация, определяемая как тип лексической информации, сопутствующая значению слова, отражает признак обозначаемого им объекта, устойчиво связанный с этим объектом в сознании носителей языка.

При этом данный признак не составляет необходимого условия для применения данного слова. Коннотации можно рассматривать как разновидности связанной со словом прагматической информации, поскольку они отражают не сами предметы и явления действительного мира, а отношение к ним, определенный взгляд на них. В отличие от других видов прагматической информации, это отношение и взгляд принадлежат говорящему не как отдельной личности, а как представителю языкового сообщества. Коннотации слов обнаруживают себя в целом ряде явлений, принадлежащих языку или речи. К числу объективных проявлений коннотаций слова следует отнести и явления речи, которые обычно не фиксируются в словарях и грамматиках, но с достаточной регулярностью воспроизводятся в процессе порождения и интерпретации высказывания с данным словом. К речевым проявлениям коннотаций слова относится также ограничение на сочетаемость этого слова со словами, выражающими его коннотации, в рамках специфических конструкций, которые можно в этой связи считать диагностическими. Для каждого языка коннотации слов специфичны, при этом коннотационный компонент значения определенных слов в разных языках может быть идентичным благодаря совпадению в некоторых секторах ценностных картин мира у разных народов. Логично предположить, что интернациональные лексические единицы глобального английского языка, заимствуемые русским, оказывают влияние на формирование ценностной картины мира его носителей.

Помимо перечисленных выше макрокомпонентов, в содержательной модели слова имеется структурный компонент, в который входит внутренняя форма слова. Для данного исследования нам видится важным определить последнюю, поскольку выделение внутренней формы, по мнению многих исследователей, является одним из различительных критериев между заимствованным и интернациональным словом. Термин «внутренняя форма слова» в значении образа или идеи, положенных в основу номинации и задающих определенный способ построения заключенного в данном слове концепта, был введен в лингвистический обиход в середине 19 в.

А.А.Потебней, который писал в своей работе «Мысль и язык»: «В слове мы различаем: внешнюю форму, т.е. членораздельный звук, содержание, объективируемое посредством звука, и внутреннюю форму, или ближайшее этимологическое значение слова, тот способ, каким выражается содержание. При некотором внимании нет возможности смешать содержание с внутреннею формою» (Потебня 1976, 30). Внутренняя форма, по выражению Ю.С.Маслова, это «сохраняющийся в слове отпечаток того движения мысли, которое имело место в момент возникновения слова»

(Маслов 1998, 115). Этот «след движения мысли» может быть более или менее заметным, или может быть утрачен словом. Говоря о внутренней форме интернациональных и заимствованных слов, необходимо отметить её отсутствие у последних, поскольку значимые части заимствований являются таковыми в языке-оригинале. Напротив, слова, содержащие интернациональные морфемы, могут обладать внутренней формой, поскольку образующие их морфемы, как правило, априори известны употребляющим их.

Логично считать, что исследование интернациональных слов предполагает изучение не только их создания, развития и функционирования, но и адаптации в принимающем языке. В связи с оформлением в языкознании последних десятилетий коммуникативно-прагматической исследовательской парадигмы можно говорить о возможности прагматического подхода к единицам всех языковых уровней, в том числе и к новым единицам лексического уровня. Употребление интернационализма диктуется прагматическими потребностями, поскольку, как правило, отправитель сообщения выбирает из наличного лексического материала то, что наилучшим образом выражает его мысли и чувства, а при отсутствии такого слова в лексиконе, он видоизменяет старую, создает новую лексическую единицу или пользуется актуальной лексикой другого языка – заимствованием или интернационализмом. Таким образом, значение слова неотделимо от прагматики, направления лингвосемантики, получившего особое распространение в конце 20го века.

3.2. Прагматический подход в лингвистике Переход от структурного анализа, внесшего значительный вклад в исследование языка, к развитию функционального и рассмотрению языка в единстве структурного и функционального подходов обусловлен современными условиями развития науки. Сосредоточение интереса лингвистов на семантике и лингвистической прагматике объясняет выдвижение на первый план идеи о первичности содержания и вторичности выражения. Обсуждение проблем прагматики неразрывно связано с проблемами синтактики и семантики, различия между которыми были установлены в 1936 году Чарльзом Моррисом. Следуя идеям Ч. Пирса, Ч.

Моррис разделил семиотику на семантику, синтактику и прагматику.

Синтаксис занимался формальным изучением семиотических отношений, семантика представлялась как определенное отношение знака к его пользователю, наряду с психологическими, биологическими, социальными аспектами знака прагматике отводился дискурс, стратегия, социолингвистика. Таким образом, синтактика исследует отношения между знаками, объединенными в определенной последовательности языковыми формами с учетом правильности или неправильности, семантика отношения знаков к тому, что они обозначают, с установлением связи между вербальным описанием и положением в мире, а прагматика занимается отношением знаков к человеку, пользующемуся языком. Иными словами, прагматика изучает поведение знаков в реальных процессах коммуникации.

«Поскольку интерпретаторами большинства (а может быть, и всех) знаков являются живые организмы, достаточной характеристикой прагматики было бы указание на то, что она имеет дело с биотическими аспектами семиозиса, иначе говоря, со всеми психологическими, биологическими и социологическими явлениями, которые наблюдаются при функционировании знаков» (Моррис 1983, 63). Знаковая теория Ч.Морриса в полной мере представлена в его работе «Signs, Language and Behavior». Для Морриса важно установить сигнальное, коммуникативное значение знака, а не его сугубо познавательное значение, хотя он и не отрицает его полностью (применительно, например, к искусству). Как считал Моррис, прагматическое значение (или прагматический компонент значения) соответствует отношению слова к ситуации его употребления и является предметом физиологической трактовки слова как сигнала сигналов. И хотя, по Моррису, сигнальное значение слова шире знакового, он, по сути, вкладывает в них один смысл.

Основными понятиями прагматики являются субъект (отправитель текста), адресат (получатель текста), предмет коммуникации и коммуникативная установка. При этом прагматика охватывает следующие вопросы:

– в обыденной речи, с одной стороны, отношение говорящего к тому, что и как он говорит: истинность, объективность, предположительность речи, её искренность или неискренность, её приспособленность к социальной среде и к социальному положению слушающего и т. д., с другой стороны, интерпретация речи слушателем: как истинной, объективной, искренней или, напротив, ложной, сомнительной, вводящей в заблуждение;

– в художественной речи – отношение писателя к действительности и к тому, что и как он изображает: его принятие и непринятие действительности, восхищение, ирония, отвращение;

отношение читателя к тексту и в конечном счете ко всему произведению в целом: его истолкование как объективного искреннего или, напротив, как вводящего в заблуждение, мистифицирующего, иронического, пародийного и т.п. (Степанов 1981, 326) Объектом прагматики является отношение между языковыми единицами и условиями их употребления в определённом коммуникативно прагматическом пространстве, в котором взаимодействуют говорящий/пишущий и слушающий/читающий и для характеристики которого важны конкретные указания на место и время их речевого взаимодействия, связанные с актом общения цели и ожидания.

Задача прагматики, таким образом, заключается в установлении закономерностей использования в коммуникации языковых средств для целенаправленного воздействия на адресата. Следовательно, субъект является связующим звеном прагматической реализации высказывания, а адресат в значительной степени обусловливает его толкование.

Адресат, как и субъект, вступает в коммуникацию не как глобальная личность, а в определенном своем аспекте, амплуа или функции, соответствующем аспекту говорящего. Роль адресата определяет не только социально–этикетную сторону речи, она заставляет говорящего заботиться об её организации (Арутюнова 1981, 358).


В основе отбора языковых средств субъектом наряду с задачами номинации лежат и определенные цели – представить предмет коммуникации в нужном для него свете. Совокупность этих целей и представляет собой коммуникативно-прагматическую установку субъекта речи (он может носить и обобщенный, коллективный характер).

Коммуникативно-прагматическая установка – это целенаправленный отбор языковых средств субъектом речи для оказания определенного воздействия на адресата. Прагматическая установка реализуется в речи. В ее основе лежит характер отношений между субъектом и адресатом. Субъект и адресат могут совпадать, быть близкими или расходится в социально идеологическом, профессиональном или личностном планах. Различным может быть и их отношение к предмету сообщения. В процессе реализации коммуникативной установки языковыми средствами субъект речи учитывает различные факторы, среди которых: объем и характер сведений адресата о предмете коммуникации, обусловленность отношения к предмету его знаниями и убеждениями, различными ценностными критериями, отношение к самому субъекту и др. (Кузнецов 1991, 20) Характеризуя конкретные задачи и проблемы прагматических исследований естественных языков, Н.Д.Арутюнова и Е.В. Падучева отмечают, что они, постепенно расширяясь, обнаруживают тенденцию к стиранию границ между лингвистикой и смежными дисциплинами (психологией, социологией и этнографией), с одной стороны, и соседствующими разделами лингвистики (семантикой, риторикой, стилистикой) – с другой». Прагматика отвечает синтетическому подходу к языку (Арутюнова, Падучева 1984, 4).

Совокупность таких факторов, как связь значения с внеязыковой действительностью, речевой контекст, эксплицитный и имплицитный;

коммуникативная установка, связывающая высказывание с меняющимися участниками коммуникации – субъектом речи и ее получателем, фондом их знаний и мнений, ситуацией (местом и временем), в которой осуществляется речевой акт, образует мозаику широко понимаемого контекста, который как раз и открывает вход в прагматику смежных дисциплин и обеспечивает ей синтезирующую миссию (Арутюнова, Падучева 1984, 7).

Как правило, в современной лингвистике выделяют два течения.

Представители первого (Либ, Познер, Серль, Сигалл, Анисимова) исследуют прагматический потенциал языковых единиц (текстов, предложений, слов, а также явлений фонетико-фонологической сферы) и, устанавливая границы между семантикой и прагматикой, имеют дело с языковыми значениями.

Представители второго направления (Азнаурова, Беляевская, Горшунов, Заботкина) изучают взаимодействие коммуникантов в процессе языкового общения. Наличие прагматического компонента в лексическом значении слова является языковым проявлением прагматики, а реализация этого компонента происходит в речи и проявляется в применении прагматической установки, в основе которой лежит характер отношений между субъектом и адресатом. Таким образом, есть основания говорить о прагматике как части содержательной субстанции языковой сущности (прагмасемантике) и о прагматике в традиционном понимании как о коммуникативных свойствах, проявляемых в определенных контекстах употребления (Горшунов 1999, 5).

Второе направление смыкается с теорией речевых актов, сформулированной Дж.Остином. Основной единицей в данном случае является «речевой акт» - квант речи, соединяющий единичное намерение («иллокуцию»), завершённый минимальный отрезок речи и достигаемый результат. Согласно теории речевых актов минимальной единицей человеческой коммуникации является не предложение или другое выражение, а действие - совершение определенных актов, таких как констатация, вопрос, приказ, описание, объяснение, извинение, благодарность, поздравление (Остин 1986).

Идеи Дж. Остина были развиты в работе Дж. Серля «Речевые акты», в которой говорение рассматривается как совершение определенных действий, а речь получает перформативный характер с целью внести изменения в окружающую среду говорящего, либо в образ мыслей собеседника. Это привело к введению понятия «иллокуционное намерения говорящего», а речевой акт стал рассматриваться как «иллокуционный акт», то есть социально-определенный акт речепроизводства. Вступая в контакт, говорящий может добиваться различных целей: от получения или передачи какой- либо информации до выражения чувств, желания, нежелания, сомнения, восторга. «Иллокуционное намерение» говорящего - это то, что пытается передать последний при помощи языка, и соответственно, суть процесса коммуникации заключается в разгадывании этого намерения (Searle 1970).

В лингвистике теория речевых актов находится на стыке прагматики и семантики: с одной стороны, значение высказывания рассматривается отдельно от факторов говорящего, слушающего и остальных параметров коммуникации, что связывает теорию речевых актов с семантикой, с другой значение является основным составляющим речевого акта, что, несомненно, указывает на связь с прагматикой.

Существование прагматического значения признается многими лингвистами, а термин «прагматическое значение» прочно вошел в лингвистический обиход. Однако статус значения, его место и доля в содержательной субстанции слова, содержательное наполнение прагматического значения (аспекта) трактуются по-разному и составляют предмет острой полемики, причем споры вызывает отнесение значения к области семантики или прагматики. Если в семантике значение рассматривается как неотъемлемое свойство единиц языка, существующих в их отношении к объектам действительности, то прагматика изучает язык в речи в процессе коммуникации, а значение соотносится непосредственно с участниками общения.

Проводя терминологическое разграничение, Дж. Лич для семантики определяет значением то абсолютное значение, которое передаётся морфосинтаксическим и фонологическим способом. Прагматическое значение, не всегда выводимое из значения составляющих его единиц, но являющееся целью высказывания, требующее ситуативного контекста и знания общепризнанных правил употребления языка для своего понимания, получает определение намерения (Leech 1983).

Во многих исследованиях по прагмасемантике прагматический компонент приравнивается к традиционно выделяемому коннотативному компоненту. Так, согласно концепции Л.А. Новикова, в значении слова помимо сигнификата, структурного и сигматического значения, необходимо выделять прагматическое значение, возникающее как результат отношения говорящих и к предмету обозначения и к знакам – словам. При этом прагматическое, или эмотивное значение (термины используются как синонимичные) представлено эмоционально-оценочными и экспрессивными коннотациями и стилистической характеристикой слова. Сущность прагматики, по мнению автора, воплощается в оценке, которой отведено организующее начало (Новиков 1982, 88-108). Подобная редукция прагматики до эмоционально- оценочного сегмента (Киселева 1978, Новиков 1982, Никитин 1988) вызывает возражения тех лингвистов, которые расширяют прагматическое содержание слова за счет включения в него социолингвистических релевантных признаков (Беляевская 1987, Азнаурова 1988, Заботкина 1991, Косенко 1995). В докторском исследовании В.И.

Заботкиной разработан подход, согласно которому прагматика трактуется как часть значения (Заботкина 1991).

Если придерживаться данной точки зрения и оперировать описанием лексического значения, предложенным М.В. Никитиным (интенсионал, эмоционал и импликационал), то выделение прагматического компонента позволяет провести следующее сопоставление. При соотнесении прагматических компонентов с интенсионалом мы отмечаем ограничение на употребление слова в определенных ситуациях общения, продиктованное его денотативной направленностью. Денотативная специфика интернационализмов английского происхождения, например, персьют, шейпинг, свиппинг, тэйкаут ограничивает их употребление рамками ситуаций, описывающих спортивные события. Импликационно прагматические компоненты подразумевают выявление ассоциаций, связанных с культурными, бытовыми, социальными параметрами знаний.

Так, ассоциации интернационализма фастфуд с консервированными продуктами предполагают пренебрежительное употребление данной лексической единицы в коммуникативном акте. Прагматические компоненты, соотносящиеся с эмоциональными, проявляются наиболее ярко, поскольку слова такого типа обладают оценочной функцией на уровне лексической системы.

В нашем исследовании вслед за Е.Г. Беляевской прагматический аспект мы понимаем как часть лексического значения, выражающую информацию о коммуникативной ситуации. В прагматическом аспекте при этом можно выделить следующие подтипы: 1) информация об отношениях «времени и места» участников ситуации;

2) информация об участниках ситуации и о данном языковом обществе;

3) информация о содержании дискурса;

4) информация о стиле коммуникативной ситуации (Беляевская 1985, 41).

Рассмотрим их подробнее.

1. Информация о времени и месте коммуникативной ситуации может быть выражена при помощи значения слова, которое указывает на положение говорящего (его обычно принимают за нулевую точку в описании коммуникативной ситуации). Временной элемент, передаваемый прагматическим аспектом значения, устанавливается опосредованно (прямое указание на время происходит при помощи грамматических средств и денотационного значения таких слов как «вчера», «сейчас», «завтра» и др.).

Косвенные слова могут изменяться со временем, а в особых случаях могут выйти из употребления или стать архаизмами.

2. Информация об участниках ситуации передается при помощи языка, которым они пользуются. Он может указывать на их социальное происхождение, положение, уровень образования и т.д. Прагматический аспект слова может также передавать информацию о социальной системе данного языкового сообщества, идеологии, религии и т.д.

3. Содержание дискурса указывает на то, как адресант (говорящий или пишущий) взаимодействует с адресатом (слушателем или читателем).

Типы содержаний основаны на социальных или семейных ролях участников коммуникативной ситуации. Благодаря особенностям прагматического аспекта слово может подходить для употребления в одном содержании и быть неприемлемым в другом.

4. Стиль определяет общий тип коммуникативной ситуации, которые по принципу формальности подразделяются на формальные, нейтральные и неформальные. Стиль соотносится с содержанием, определяя каждую конкретную коммуникативную ситуацию. Практически каждое слово в языке является стилистически маркированным, т.е. содержит прагматическую информацию о стиле, в котором оно может быть употреблено (Беляевская 1985, 41-43).

При анализе коммуникативно-прагматической ситуации приоритет отдается прагматическим компонентам, кодирующим социальный статус, профессиональный параметр, возраст, пол, этнос, определенное эмоциональное намерение и оценочное отношение говорящего, тональность ситуации (Горшунов 1999 183). Логично предположить, что на тех же аспектах акцентируется внимание и при анализе прагматического значения слова вообще и интернациональной лексической единицы в частности.

Отметим, что употребление интернационализма в любом языке с целью обозначения новых явлений и понятий сродни появлению неологизма (таковыми, например, являются английские сабвуфер, плагин, промоутер и др.). В тех же случаях, когда интернациональному слову есть соответствие в принимающем языке, его появление аналогично образованию нового лексико-семантического варианта слова (паркинг (автостоянка), лейбл (торговая марка). При этом и образование нового ЛСВ, и функционирование в языке интернационализма наравне с лексической единицей этого языка, имеющей сходные семы, продиктовано прагматическими условиями: в первом случае это может быть результат варьирования в употреблении слова в различных ситуациях общения, а во втором – наличие у интернационализма дополнительного семантического компонента, отсутствующего у параллельно функционирующей лексической единицы принимающего языка.

Нельзя забывать и о том, что любая семантическая новизна рождает прагматическую, что объясняется взаимосвязью когнитивного и прагматического значения в составе лексического значения слова. Подобно тому, как новый ЛСВ слова расширяет прагматику всей лексемы, и интернационализм, будучи априори новым образованием языка, несет имеющемуся слову дополнительный семантический оттенок, ограниченный прагматической установкой на употребление.

Изменение на семантическом уровне носит универсальный характер и подразумевает расширение или сужение семантики слова. При этом под расширением понимается увеличение семантического объема слова, которое происходит не только в процессе исторического развития, но и в контексте речевого употребления. Сужение как противоположный процесс представляет собой уменьшение семантического объема слова, происходящего в тех же условиях. Подобное варьирование можно обнаружить и на уровне отдельных компонентов лексического значения.

3.3. Варьирование прагматического компонента в лексическом значении интернациональной лексики Для интернационализмов характерно варьирование прагматического компонента лексического значения, поскольку само появление подобных лексических единиц в принимающем языке, как уже отмечалось, зачастую вызвано причинами прагматического характера, и, следовательно, изменения на семантическом уровне, неизбежно происходящие при заимствовании, должны затрагивать область прагматики в первую очередь. Безусловно, нами не исключается и возможность сохранения прагматики оригинала.

Как же происходит прагматическая реализация интернационализмов английского происхождения, функционирующих в глобальном английском языке? Проанализировав условия, необходимые для реализации прагматических характеристик «импортируемой лексики» в публицистике, разработанные и классифицированные в исследовании Сытиной Н.А.

(Сытина 1999), мы пришли к выводу об их применимости к интернационализмам, входящим в этот лексический пласт. При этом специфика интернациональной лексики обусловливает исключение некоторых условий и добавление новых. В общем, условия, при которых возможна реализация прагматического компонента значения интернациональной лексики, таковы:

1) употребление в необычной форме;

2) образование окказиональных производных;

3) специфическое контекстное окружение;

4) употребление в сравнительных конструкциях;

5) метафорическое переосмысление;

6) создание эвфемизмов;

7) употребления в русском языке в исходной графической форме без перевода.

При невыполнении ни одного из вышеперечисленных условий интернациональные лексические единицы английского происхождения, функционируя в русском языке, сохраняют оригинальную прагматику. Если же одно или несколько условий выполняются, реализация прагматического компонента может пойти по одному из двух путей: интернационализм может приобретать дополнительную прагматическую нагрузку (1) или терять исходную (2).

Определить степень изменения прагматического значения интернационализмов английского происхождения можно при помощи компонентного анализа семантической структуры отобранных лексических единиц. Вслед за И.А. Стерниным мы полагаем, что значение слова возможно рассматривать как систему компонентов – сем, образующих структуру – семему. При этом в структуре значения возможно выделить ядерные (постоянные, существенные, яркие, частотные) и периферийные семантические компоненты;

последние дополняют ядро и обуславливают семантическое коммуникативное развитие слова (Стернин 1985, 39).

Очевидно, что прагматический компонент в данной структуре относится к периферийным, однако это не означает его меньшую значимость в лексическом значении слова.

Варьирование прагматической нагрузки возможно проследить при сопоставлении значения интернационализма в языке-продуценте, которое мы принимаем за исходное, со значением в языке-реципиенте. Иными словами, сопоставив значение интернационализма, присущее ему в английском языке, со значением, характерным для русского, мы сможем прийти к выводу о степени прагматической реализации той или иной лексической единицы.

Существует различная степень аттракции интернациональной лексики различными сферами языка. Логично будет предположить, что и степень прагматической реализации рассматриваемых лексических единиц будет зависеть от области их функционирования. В массово-информационном дискурсе нами было зафиксировано наибольшее количество интернациональной лексики английского происхождения.

3.3.1. Массово-информационный дискурс Интернационализмы английского происхождения в русском языке, функционирующие в СМИ, подвергаются изменениям в соответствии с основными характеристиками этого дискурса. Напомним, что к ним среди прочего относятся экономия языковых средств, лаконичность изложения при информативной насыщенности, отбор языковых средств с установкой на их доходчивость. Благодаря этим характеристикам в массово-информационном дискурсе реализуются условия, благоприятные для изменения прагматического компонента лексического значения интернационализмов.

Рассмотрим подробно все условия применительно к данной сфере, определив степень изменения прагматического компонента.

Как правило, употребление интернациональной лексики в необычной форме продиктовано стремлением отправителя сообщения привлечь внимание реципиента, используя максимально возможные средства. Выполняется основная прагматическая установка на отбор конкретных языковых средств. Проанализировав имеющийся материал с данной точки зрения, мы пришли к нескольким выводам. Во-первых, при нестандартном использовании интернационализмов возможна как потеря исходного прагматического компонента лексического значения, так и приобретение дополнительной прагматической нагрузки. Во-вторых, случаи подобного рода охватывали тематические группы интернационализмов, относящихся к описанию реалий социальной жизни, реалий экономики и понятия из области компьютерных технологий (по степени убывания).

Тематические группы, содержащие интернационализмы, описывающие реалии политической жизни и современные достижения в области хайтек, в нашем исследовании в подобных условиях не употреблялись. Это объясняется существованием более строгих правил для употребления лексики последних двух групп по сравнению с перечисленными ранее. Так, интернационализмы, относящиеся к сфере политики, используются в сообщениях, не допускающих такого произвольного обращения с языковым материалом, как при описании, например, событий из жизни молодежи или реалий криминального мира. Материалы, сообщающие о новинках в области хайтек, ориентированы, как правило, на специалистов, изначально заинтересованных в информации, следовательно, дополнительных усилий для привлечения внимания читателя не требуется. Таким образом, распределение интернационализмов в тематических группах по степени изменения прагматической нагрузки таково: прагматический компонент подвергается изменениям в интернационализмах, описывающих реалии социальной жизни, реалии экономики и понятия из области компьютерных технологий, теряя изначальную нагрузку или получая дополнительную. Так, в следующем случае интернациональная лексическая единица videoclip изменяет изначальную прагматическую нагрузку:

Все как обычно, снимается клипешник («КП», 21.04.99).

В результате употребления в необычной форме (вместо привычного клип) изначально имевшаяся в лексическом значении прагматическая информация о нейтральном стиле коммуникативной ситуации изменяется, поскольку клипешник предполагает употребление в неформальном стиле.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.