авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |

«Первый Международный Ноосферный Северный Форум (С.-Петербург, 20-24 октября 2007г.) Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие ...»

-- [ Страница 16 ] --

Экологическая ситуация Промышленное освоение Арктики и Крайнего Севера в 1960-1980гг. на несло большой урон окружающей среде, особенно на Кольском п-ве, Ямале, Таймыре, в Западной Сибири, Эвенкии, где были уничтожены и загрязнены (пожарами, разливами нефти, экологически грязной технологией), отторгну ты миллионы гектаров оленьих пастбищ, тысячи гектаров нерестилищ, де сятки промысловых рек, сотни тысяч гектаров леса. Проблемы экологии на севере России являются сейчас одними из наиболее существенных для даль нейшей жизни как коренных народов Севера (аборигенов), так и всего ос тального населения региона.

Экологическая ситуация на Севере особенно обострилась во второй по ловине ХХ в. в связи с промышленным освоением.

Регионы Севера России очень богаты полезными ископаемыми. Это ог ромный стратегический резерв дальнейшего развития экономики страны. Без этого резерва невозможно развитие хозяйства России. Здесь находятся свыше 50% всех прогнозных запасов нефти и газа, большая часть цветных металлов и минералов, огромные запасы леса и гидроресурсов.

Лесными богатствами славятся Кольский полуостров, Европейский се вер России (Республика Коми), Западная Сибирь, Эвенкия, Якутия. Богатые гидроресурсы имеются на Кольском полуострове, в Эвенкии, на юге Восточ ной Сибири. Большие запасы нефти обнаружены на Европейском Севере, в Республике Коми (Тимано-Печорская нефтегазо-носная провинция), в Запад ной Сибири, в Ханты-Мансийском а.о., на Таймыре, в Эвенкии, Якутии, на Чукотке и Камчатке, запасы газа - на Европейском Севере, в Западной Сиби ри (Ямало-Ненецкий а.о.), на Таймыре, в Якутии, на Чукотке.

Месторождения угля разведаны на Европейском Севере (Печорский Урал и Тиманский кряж), на Таймыре, в Эвенкии, Якутии, на Чукотке, желе за - в Эвенкии и Якутии, золота - в Якутии, на Кольском полуострове, Чукот ке, Камчатке, в Магаданской области, алмазов - в Якутии.

Богатейшие запасы апатитов и нефелинов известны на Кольском п-ве, здесь же разведаны ценные редкие металлы - ниобий, цирконий, кобальт, платина, палладий, разрабатываются кианиты - сырье для производства огне упоров. Здесь же и на Таймыре имеются месторождения меди и никеля. Сера и соль найдены на Кольском полуострове и на Камчатке, бокситы - в Тимано Печорской провинции, графит - в Эвенкии, кобальт - на Таймыре, вольфрам на Таймыре и Чукотке, молибден - на Камчатке, слюда - в Якутии, серебро на Кольском п-ве и Чукотке, свинец и цинк - в Эвенкии, олово - в Якутии, Магаданской обл. и на Чукотке, ртуть - в Якутии, на Чукотке и Камчатке, платина, - на Чукотке.

До 1950-60-х. гг. развитие лесной промышленности, добыча полезных ископаемых и промышленное освоение Севера велись в небольших масшта бах и имели очаговый характер. Раньше всего осваивались богатства Евро пейского Севера - апатиты и нефелины Кольского п-ва, лес и угли Республи ки Коми, а также лес Западной Сибири (западные районы Ханты Мансийского а.о.), хотя золотодобывающая промышленность Якутии заро дилась еще в XIX в. До середины ХХ в. появились новые золото- и алмазодо бывающие центры в Якутии, угольно-медно-никелевое производство на Тай мыре (Норильск, медно-никелевый комбинат и угольные шахты), медно никелевое и апатито-нефелиновое производства на Кольском п-ве (Северо никель, Печенганикель и др.).

К 1960-70-м гг. были разведаны новые месторождения в Сибири, на чался нефтегазовый бум в Западной Сибири, шло бурное развитие лесной и деревообрабатывающей промышленности на Кольском п-ве, в Западной Си бири, Эвенкии, Якутии, алмазо- и золотодобывающей промышленности в Якутии и на Чукотке. Были построены новые железные и автомобильные до роги, газо- и нефтепроводы. К концу ХХ в. промышленное освоение Севера перестает быть очаговым и становится сплошным.

Лесозаготовительная деятельность, добыча полезных ископаемых на Севере осложнены суровыми, подчас экстремальными, природными усло виями. Это суровый климат (в тундре среднегодовые температуры отрица тельные), вечная мерзлота на десятки и сотни метров (особенно в Якутии), заболоченность территорий (особенно в Западной Сибири), отсутствие дорог, а также низкая плотность населения (0,3 человека на 1 кв.км). В связи с этим промышленное освоение Севера, во-первых, стоит дорого, во-вторых, требу ет притока населения (при огромных масштабах территории Севера России вахтовый метод себя не оправдывает).

Эти особенности обусловили экстенсивный, порой хищнический, способ промышленного освоения Севера. Сжатые сроки и высокие темпы освоения месторождений, отсутствие необходимых средств привели к тому, что большая часть северных территорий, где велась разведка и ведется добыча полезных ископаемых (а также лесозаготовки, промышленное производство), оказались в состоянии экологического бедствия: загрязне ны территория, воды, атмосфера, из оборота исключены десятки тысяч гектаров оленьих пастбищ, лесных, охотничьих и рыболовных угодий, рек и озер, нерестилищ, мест гнездования птиц.

Добыча полезных ископаемых, развитие лесной промышленности, строительство газо- и нефтепроводов, железных и автомобильных дорог ве лись в последние 30-45 лет на основе устарелых технологий, экологически не проработанных технико-экономических обоснований и проектов, к тому же очень быстрыми темпами и минимальными затратами. При этом лес нередко вырубался по берегам водоемов, в т.ч. и уникальные кедровые и сосновые рощи (хотя естественно падающий лес не собирался), сплавлялся по речкам, засоряя их;

огромные массивы леса погибли из-за многочисленных ежегод ных лесных пожаров, возникающих по вине туристов-горожан промышлен ных городов и поселков или от постоянно горящих газовых фонтанов в за сушливую летнюю пору.

Огромные территории загрязнены нефтью: только в Ханты Мансийском а.о. слито более 100 тыс.тонн нефти и нефтепродуктов, в год происходит около 100 аварий и 12 крупных загрязнений при сливе 20- тыс.т нефти. При бурении скважин в них закачивается вода из естествен ных водоемов – рек, озер, болот, которые мелеют, что отрицательно влияет на окружающую флору и фауну. Колеи вездеходов, прорезающие поверх ность тундры, не зарастают 20-25 лет. Для засыпки площадок при уст ройстве буровых установок, строительстве дорог, поселков нефтяников и газовиков песок берется и из естественных водоемов, что меняет их ре жим. Например, выемкой песка со дна Шурышкарского сора (Ямало Ненецкий а.о.) для строительства буровых площадок были нарушены рыб ные нерестилища. Насыпные дамбы перекрыли некоторые речки в Сред нем Приобье (Ханты-Мансийский округе). Шум буровых установок пугает оленей, зверей и птиц, они мигрируют. Ряд газопроводов и нефтепроводов построен на маршрутах оленьих стад, они закрыли пути их кочевок. На пример, газопровод Месояха-Норильск на Таймыре был построен без учета маршрутов кочевания диких оленей, в результате их численность сократи лась. Рекультивация земель, отведенных под разведку и добычу полезных ископаемых, не производится.

Все это нанесло огромный вред природе Севера, некоторые процессы (сведения лесов, изменение водного режима, загрязнение земель и вод, раз рушение нерестилищ, мест гнездования птиц) – необратимы. В связи с этим особенно пострадали коренные народы Севера, лишившиеся основы своего традиционного хозяйства.

Так, только на Ямале и только от геолого-разведочных работ для проведения газопровода и строительства железной дороги изъято и ис порчено свыше 6 млн га оленьих пастбищ. Загрязнение атмосферы про мышленными объектами на Кольском п-ве и Таймыре (Норильск) нега тивно влияет на экологию не только Севера России, но и соседних и даже отдаленных стран (Скандинавия).

Если по всему российскому Северу за последние 30 лет площадь олень их пастбищ сократилась более чем на 20 млн га, то в Западной Сибири из оборота изъято свыше 11 млн га ягельников. Общая площадь деградирован ных оленьих пастбищ на 01.01.95 – свыше 230 млн га, или 68% их общей площади. Численность оленей по всему Северу сократилась с 1930-х гг. на 18,2% (около 400 тыс.голов), в Ханты-Мансийском а.о. – почти на 30% (в Среднем Приобье оно почти полностью исчезло), в Магаданской обл. только за 1976-80 гг. – на 100 тыс.голов.

Из числа опрошенных в 1991 г. Госкомстатом РФ 1399 представителей народов Севера 56,5% высказались против дальнейшего интенсивного про мышленного развития Севера, 60% – отметили неудовлетворительное со стояние пастбищ, 68% – загрязнение рек, озер, прибрежной полосы, 43% – загрязнение атмосферы, 60% – плохое качество питьевой воды, 56% - не удовлетворительное состояние мест сбора грибов и ягод, 63% – потери в численности животных и птиц (в Ненецком и Ямало-Ненецком а.о. – до 79%). Особенно отрицательные оценки характерны для Ханты-Мансийского, Ненецкого и Чукотского округов и в наибольшей степени – для занятых в традиционных отраслях хозяйства.

Все эти данные свидетельствуют о том, что сейчас на Российском Севере экологическая ситуация тревожна и внушает серьезные опасения.

Для Севера России сейчас ситуация почти безвыходная: с одной стороны, страна не может выйти из экономического кризиса без при родных ресурсов Севера, с другой стороны, тот же экономический кризис, отсутствие необходимого финансирования не дает возможности при нимать меры экологической безопасности в северном регионе, не позволя ет осуществлять мораторий на промышленное освоение отдельных рай онов с тем, чтобы были разработаны экологически чистые технологии и проекты. Нет особой надежды в этом смысле и на зарубежные инвестиции: к сожалению, со стороны зарубежных фирм наблюдается колониальный под ход к освоению природных богатств Севера России. В этом убеждают при меры участия в таком освоении некоторых фирм Финляндии, Южной Кореи, США Карелии, Коми, Ханты-Мансийского округа, Иркутской обл., Примор ского края. С одной стороны, мы сталкиваемся с хищнической выкачкой природных богатств (вплоть до вывоза дернового слоя с мхами и вылова ля гушек), с другой стороны, эти проекты не предусматривают никаких компен саций или иных мер для аборигенов Севера.

Разработка мер по защите и охране окружающей среды.

Экологическая ситуация на Севере России сейчас такова, что не сле довало бы по крайней мере лет 10-20 осваивать природные богатства таких уникальных в природном и демографическом отношениях регионов как Ямал, Таймыр, Эвенкия, Чукотка и Камчатка, оставив их в качестве резерва для будущих поколений. Для исправления этой ситуации, необходи мо создать экологические государственные охранные «парки-зоны». Это не обходимо, для того чтобы исправить здесь экологическую ситуацию. Затем, необходимо выделить особо охраняемые территории и территории традици онного природопользования аборигенов и разработать для будущего исполь зования самые передовые, щадящие природу, технологии и проекты на тех территориях, которые не войдут в «парки-зоны».

Такой проект как строительство газопровода "Ямал - Западная Ев ропа" не должен проходить по этим парковым зонам. Если освоение при родных богатств в этих регионах пойдет и далее теми же варварскими методами и темпами, то мы потеряем возможность выживания в усло виях техногенной цивилизации – и россиян, и человечества в целом.

В России необходимо создать экологическую систему или службу для создания резервной сети, особо охраняемых территорий, природоохран ных зон – биосферных и иных заповедников, заказников, национальных парков, зон культурных памятников, решить проблему выделения для аборигенов Севера т.н. территорий традиционного природопользования (для проживания и ведения традиционного хозяйства).

Очень важный вопрос для охраны природы – разработка и внедрение экологически чистых технологий и проектов промышленного освоения Севе ра. Это решение имеет большое значение и для ведения аборигенами тради ционного хозяйства, и для жизни всего населения региона.

Технологии и проекты должны разрабатываться для каждого месторож дения с учетом специфики окружающей среды и живущего рядом населения – характер местности и угодий, наличие нерестовых рек, лежбищ морских зве рей, маршрутов кочевания оленьих стад, соотношение отраслей хозяйства на родов Севера и т.п. Эти проекты должны согласовываться с органами местно го самоуправления, региональными ассоциациями народов Севера, их общи нами. Проекты должны подвергаться экспертизе – экологической и этнологи ческой. Они должны предусматривать также рекультивационные работы.

Промышленное освоение Севера привело к увеличению населения в этом регионе, возрос антропогенный пресс на природу. К сожалению, раз ведка полезных ископаемых, их добыча, строительство дорог, трубопрово дов, новых городов и поселков ведутся большими коллективами приезжих рабочих, среди которых велика текучесть кадров (из-за неустроенности быта из районов Севера ежегодно выезжало столько же людей, сколько и приез жало). Поэтому очень важно прорабатывать проекты и технологии таким об разом, чтобы в их осуществлении было занято как можно меньше людей (ав томатизированные системы).

Возможны различные пути и методы охраны природной среды. Среди мер по защите и охране окружающей среды можно наметить самые необхо димые:

1) Создание резервных природоохранных зон (биосферных и иных при родных заповедников, заказников, национальных парков, зон культурных памятников (сейчас в зоне Арктики существует только 6 заповедников);

2) Выделение для народов Севера территорий традиционного природо пользования для ведения традиционных отраслей хозяйства;

3) Разработка экологически чистых технологий и конкретных проектов, в т.ч. автоматизированных, прошедших экологическую и этнологическую экспертизу;

4) Введение обязательного опережающего финансирования фирмами ре культивационных работ;

5) Введение системы строжайших штрафов за загрязнение окружающей среды;

6) Создание экологической службы, призванной контролировать состоя ние природо-охранных зон, а также в целом экологической обстановки на Севере.

Необходимо дать возможность народам Севера организовать такую службу. Они имеют для этого все данные и преимущества перед приез жим на Север населением.

Во-первых, традиционное экологические воспитание у народов Севе ра основано на природоохранных и ресурсосберегающих нормах поведе ния: охотник и рыбак никогда не бил больше зверя и не ловил больше рыбы, чем это надо было для личных нужд;

обычно не ловили молодь рыб, не били самок, охотились строго по сезонам;

в лесу использовали в основном старые и павшие деревья, свежий лес рубили редко;

всегда принимали противопо жарные меры;

охотник обустраивал свой охотничий участок, чистил охотни чьи тропы, рыбак - нерестовые речки и т.д.

Во-вторых, этот вид деятельности наиболее близок народам Севера, не требует особой психологической настройки и специальной подготовки.

В-третьих, для народов Севера характерно дисперсное расселение в тайге и тундре: мелкие селения, охотничьи избушки, рыболовецкие станы, места стоянок оленеводов стоят друг от друга на десятки и сотни километ ров, что дает им возможность наблюдать и контролировать огромные терри тории Севера. Наконец, народы Севера лучше всех знают свои территории, прекрасно на них ориентируются, разбираются в экологических, природных, климатических особенностях региона, великолепные следопыты.

Организация подобной экологической службы силами народов Севера была бы очень полезна и для общего дела охраны природы, и для самих на родов Севера, так как могла бы дать им дополнительные занятия, рабочие места и заработки, так же для самоутверждения и чувства самостоятельно сти. Для организации экологической службы необходим ряд мер: организа ционная работа со стороны Министерства охраны природы РФ, местной ад министрации и региональных ассоциаций малочис-ленных народов Севера;

подготовка кадров из аборигенов (ее можно было бы проводить при сущест вующих заповедниках);

выделение средств для финансирования экологиче ской службы.

Крайне остро стоит вопрос о развитии отраслей традиционного хо зяйства народов Севера. Оленеводство, охота, рыболовство, морской зверо бойный промысел, обеспечивающие в прошлом систему их жизнеобеспече ния, постепенно угасают. Причин тому немало.

Во-первых, дальнейшее ухудшение экологической обстановки, утрата или сокращение оленьих пастбищ и промысловых угодий в связи с расшире нием промышленного освоения Севера.

Во-вторых, развитие промышленного рыболовства (Обь, Амур), цен трализованной добычи морского зверя, запрет на добычу китов.

В-третьих, вытеснение народов Севера из охотничьего промысла лю бителями и штатными охотниками из приезжего населения, нередко осна щенного лучше, чем охотники-северяне.

В-четвертых, дороговизна техники, средств транспорта, оборудования, горючего в связи с новой ценовой политикой. В-пятых, отход все большей части коренных народов Севера от традиционного хозяйства и образа жизни, миграция в города и поселки, урбанизация культуры, ассимилятивные про цессы. Все это усугубляется современным экономическим кризисом в стране, в том числе и в области транспортной связи.

Все меньшая часть населения народов Севера занята традиционными отраслями. Теперь, из-за отдаленности угодий и дороговизны бензина рыбо ловство стало лишь индивидуальным занятием жителей поселков и оленево дов на летних базах, а также отдельных кооперативных и семейных предпри ятий, занимающихся кроме прочего выловом и реализацией рыбы.

В последние десятилетия происходит сокращение традиционных отрас лей хозяйства. Интенсивное промышленное развитие (добыча нефти и пр.) загрязняет окружающую среду, способствует отторжению промысловых уго дий и пастбищ.

Нефтяная промышленность отрицательно влияет на традиционные от расли хозяйства. После нефтяников в тундре остаются груды металлолома, колеи вездеходов калечат поверхностный слой, ядовитые потоки каустиче ской соды с буровых и разливы нефти травят реки и озера, пожары губят па стбища и животный мир.

Река Печора загрязнена сплавляемым лесом, нефтью, отходами ка нализации и стоками ферм. Нарушена экосистема Печорского бассейна, что привело к сокращению семужьего стада и воспроизводства семги (примерно в два раза), ежегодные потери рыбопродукции исчисляются в т., за 30-45 последних лет нанесен ущерб рыбному хозяйству.

Промышленное развитие рыболовства также негативно влияет на про мыслы. Например, на Печоре была установлена металлическая сеть, перего раживающая реку, для концентрированного лова семги. В результате вылав ливалась вся рыба, а на нерест она стала уходить в Скандинавию. Охотничий промысел силами охотников-любителей (чаще всего из числа промышлен ных рабочих) нередко является хищническим.

Рыболовство страдает от загрязнений и отторжения рыболовных угодий. В округе за 1970-80 е гг. выведено из оборота три десятка речек, десят ки озер (они загрязнены, перегорожены дамбами, лесом, из них вынимается пе сок для засыпки буровых площадок и т.п.). Охота также сокращается в связи с отторжением и загрязнением угодий. Круглогодичная навигация на Енисее от рицательно влияет и на рыбные ресурсы - отмечены физиологические аномалии в развитии рыб ценных пород. Они развиваются также и в связи с гниением растительности в бассейне рек (например, Хантайки) под влиянием строитель ства ГЭС. Отрицательное воздействие на развитие традиционных отраслей хо зяйства оказывает Норильский горно-металлургический комбинат (вредные выбросы в атмосферу, отторжение промысловых угодий и пастбищ).

Меры по охране окружающей среды мало эффективны и не соот ветствуют темпам роста техногенной нагрузки на природные биологи ческие ресурсы. Огромный ущерб водным ресурсам наносят многочисленные аварии на нефтепроводах, сброс загрязненных сточных вод. Особенно за грязнены реки в республике Коми (Печора, Воркута, Инта, Колва, Ухта). Ог ромный вред запасам рыбы наносят предприятия лесной промышленности, ведущие промышленную рубку леса, в том числе и в верховьях нерестовых рек. Общая площадь деградированных оленьих пастбищ превышает млн.га (68% их общей площади).

Это происходит вследствие перегрузки пастбищ скотом, нарушения почвенного и растительного покрова (неконтролируемый бездорожный про езд транспорта), освоения месторождений полезных ископаемых, проведения геологоразведочных работ. Все это ставит оленеводство в ряд отраслей, бу дущее которых весьма проблематично.

Охота, рыболовство, оленеводство, морской зверобойный промысел, соби рательство по-прежнему остаются и, вероятно, останутся слабыми;

они должны быть подчинены задачам жизнеобеспечения народов Севера, эти отрасли хозяй ства должны в первую очередь обеспечивать народы Севера привычными для них, традиционными продуктами питания (мясо, рыба, жир, дикие растения).

Образование Строятся т.н. малокомплектные школы, рассчитанные на обучение нескольких десятков детей жителей мелких селений одним учителем.

Но для таких школ не хватает учителей, т.к. многие из них не хотят жить в селениях, удаленных от крупных поселков и райцентров, лишен ных коммунальных услуг и социальной инфраструктуры.

Нерегулярна и несовершенна в Арктике и на Крайнем Севере России связь (радио, телефон, телеграф, почта), особенно это касается населенных пунктов, оленеводческих, охотоводческих баз, рыболовецких станов народов Севера. Даже в кочующих по тундре оленеводческих стадах не всегда есть современные рации, что затрудняет связь оленеводов с поселками, райцен трами, особенно при несчастных случаях, острых заболеваниях.

Само существование культуры и языков народов Севера непосредст венно связано с их системой жизнеобеспечения (традиционным хозяйст вом и образом жизни). Среди народов Севера уже немало лиц со средним, средним специальным и высшим образованием. Однако преобладают спе циалисты либо гуманитарных профилей (учителя, ученые-филологи, специа листы в области народного искусства, журналисты, писатели и поэты), либо медицины (чаще всего средне-специальной подготовки – фельдшеры, медсе стры). Специалистов технических дисциплин подготовлено мало. Система обучения в северной школе имеет много недостатков: она оторвана от тради ционных отраслей хозяйства, культуры народов Севера и в то же время не дает необходимого уровня знаний. Выпускник сельской северной школы, как правило, уступает в знаниях ученику Европейской части России. Хотя абори гены легче воспринимают обучения предметам, близким им по традиции (родной язык, народная культура, искусство), тем не менее, среди городского населения уже немало урбанизированных и обрусевших аборигенов, из кото рых возможно подготовить необходимых специалистов.

Для осуществления этой задачи нужны специальные меры: организация системы обучения новым профессиям, создание специализированных школ, училищ, колледжей, гимназий, курсов обучения (главным образом в район ных центрах);

выделение финансовых средств и кредитов со стороны госу дарства, из местных бюджетов и спонсорской помощи;

оказание помощи аборигенам в организационной работе для создания транспортных корпора ций и т.п.;

содействие в создании базовых пунктов и приобретении транс портных средств, различной техники.

Заметим, однако, что этот вид деятельности требует длительной подго товки аборигенного населения.

Лишь комплекс перечисленных мер может спасти народы Севера в их борьбе за выживание и вхождение в XXI -й век как этносов. Уже ясно, что сами по себе они не выживут в условиях рыночной экономики. Им нужна помощь государства, в т.ч. и дотации. Государство должно по мочь народам Севера самим найти свой путь развития.

Литература 1. "Северный морской путь" (TNSROP) по теме "Оценка влияния развития северного морского пути на социальные и культурные условия народов Севера".

2. Народы Севера России. Материалы к серии "Народы и культуры", вып.

XVIII. ч. I., М., 1992, 3. Соколова З.П. Народы Севера России в условиях экономической реформы и демократических преобразований// Отечественная история, 1994.

4. Социально-экономические условия жизни малочисленных народов Се вера. Гос. Комитет РФ по статистике. М., 1992.

5. Здесь и далее данные по 1993-1995 гг. из: "Об уровне жизни малочислен ных народов Севера". (Госкомсевер).

6. Соколова З.П. Проблемы этнокультурного развития народов Севера // Ра сы и народы. 1989, 20;

ее же: Перестройка и судьбы малочисленных народов Се вера//История СССР.1990, 1;

ее же, Народы Севера СССР: прошлое, настоящее и литература 7. Пивнева Е.А. Грозит ли депопуляция малочисленным народам Севера? // Среда и культура в условиях общественных трансформаций. М., 1995..

8. ЛукьяненкоТ.В. Промысловое хозяйство саамов Кольского полуострова в условиях развивающихся рыночных отношений.//Народы Севера и Сибири в усло виях экономических реформ и демократических преобразований. М. 1994.

9. Журнал. "Этнографическое обозрение".1995, 2;

1996. См. статью М.Х.Белянской в данном сборнике.

10. Сергеев М. А. Некапиталистический путь развития малых народов Севера, М. — Л., 1956;

Новая жизнь народов Севера, М., 1967;

Осуществление ленинской национальной политики у народов Крайнего Севера, М., 1971.

6.5.Северяне и японцы – становление живой социологии культуры ноосферы И.В.Александров, К.И.Шилин Работа основана на осмыслении поэзии и прозы народов Крайнего Севе ра Евразии и Японии. В ней даются контуры Стратегии перехода человека и человечества на уровень Ноосферы при опоре на очень специфичный опыт народов, бережно сохранивших и развивших гармонию со своей любимою Природою. Опыт бесценен для всех народов мира. Но он особенно ценен для определения нашего пути в Ноосферу, которая, на наш взгляд, и должна воз родить – во имя развития – изначальную эко-гармонию. Данная статья есть краткое резюме и аспект большой монографии «Экософия Северного сияния»

(М.: «Очаг», 1998;

336 с. Ее оглавление – ниже). На этом основании делается попытка показать специфику мудрости = Экософии северян и японцев, в том числе и как теоретической основы Живой, или эко-социологии Ноосферы.

Культура северян и японцев развивает самые фундаментальные творческие способности человека, необходимые во все последующие времена и во всех ре гионах Земли. Северяне и японцы типологически близки, но находятся на каче ственно разных этапах развития культуры. Такое их типологическое сближение важно для обеих культур, ибо показывает реальную всеобщность этого типа эко-общения, необходимо сохраняемого и в процессе перехода к Ноосфере.

Но современная цивилизация Запада перечеркивает эту перспективу, ибо строит всю сферу рацио-знания по принципу противоречия, но не гармонии. А это значит, что совершается совсем не очевидное насилие над человеком (Восто ком-миром) и Природой в форме подчинения их цельности-гармонии расчленяю ще = аналитично = предметно-деятельному характеру философии-социологии (Запада). К тому же – о, грустная ирония — это насилие над собою совершает сам человек, в том числе русские-северяне и японцы, своею волею, хотя и под давле нием предметно-структурированной цивилизации Запада. Совершают потому, что не видят, не знают иного пути. А выход есть. Но он еще не понят, не осмыслен.

Еще не построен нормативный прогноз ноосферного будущего мира, выводимого из того типа культур, который характерен для северян и японцев.

Но беда всех нас еще и в том, что мы «недобираем», недоразвиваем себя, а потому недополучаем, получая много меньше того, что мы можем — при мак симальном развитии наших духовно-творческих способностей.

Эти «перекосы» и искажения Живой реальности и ее выражающей утверждающей духовной культуры снимаются при непременном условии пере осмысления философии-социологии-науки в Экософию, Живую социологию, а науки – в Живое знание.

Это развитие заключается в сдвиге акцента на процесс само- и социального совершенствования Человека как духовно-творчески-экологичной индивидуаль ности высшего уровня, то есть уровня Лао-цзы–Будды–Конфуция–Христа– Магомета... Этот уровень развития в прошлом достигался интуитивно;

ныне у нас имеется довольно фундаментальный опыт Евразии и Запада, концентрируе мый в концепциях Живого знания–Живой логики–Экософии, Живой социологии.

Для всего Востока эта Программа дальнейшего, ускоренно-гармоничного про гресса особо важна потому, что она строится на традиционной для него основе — при освоении достижений Запада в этом восточно Открытие заключается здесь в том, что новую, более адекватную задачам построения гармоничного будущего, структуру можно заложить в структуру Экософии: Живых логики–социологии–знания и затем получить на выходе дей ствительно гармоничную личностно–био-социальную, или экологичную реаль ность Ноосферы, нежели та система скрытого насилия и недоразвития– недораскрытия творческого потенциала, которые существуют на Западе и навя зывается миру Жизни, уродуя и губя-умерщвляя ее. Экософия–эко-социология Востока-России-мира, снимая это насилие, ведет мир к качественно новой ситуа ции: через гармоничное развитие мудрости в Экософию Ноосферы.

Специфика Живой социологии северян и японцев Поэзия – особая сфера культуры Востока,- включая северян-японцев.

Особость эта – во всеобщности, в поэтичности (=экософности) этого типа культуры. Поэтому и Живая, или эко-социология Востока, северян-японцев особенно – поэтична тоже.

Художественная культура северян-японцев дает, в том числе и благода ря своей социологичности, и принимается нами за исходное основание для построения нормативного прогноза развития экологичной культуры Ноосфе ры Будущего. В литературе Севера и Японии эта эко-культура обретает свой «краеугольный камень», исходное: историческое и логическое основания. В этой культуре в «зародышевом» виде, в форме тенденций заложены после дующие этапы развития гармоничной культуры вообще.

Общая гипотеза, излагаемая нами, заключается в том, что северяне японцы не «догоняют» цивилизацию (как принято считать и как они сами считали), а идут путем своей традиционной культуры, «перешагивая» через рыночные эко-антагонизмы, непосредственно в будущее Ноосферы с его эко социальной гармонией.

Особая проблема: что отобрать для освоения при создании будущей Ноосферы? – Художественно-эстетичное воспитание всех народов мира - это самый прямой путь в будущее, имеющий огромное и чисто практически экономическое превосходство над рынком. «Ключ» к более высокому уров ню социально-экологического развития человека, -- в углублении и расшире нии нравственно-экологочески-эстетического совершенстования главным образом (хотя не исключительно) средствами искусства, поэзии и даже нау ки, развиваемой в Живое знание. Человек Северного сияния и Японии к это му предрасположены. Такое воспитание должно послужить также и решению острейших современных эко-проблем, начиная с России и Японии. Для при мера сошлемся на глубоко поэтичные произведения о восточной пейзажной лирике И.С.Лисевича, Т.П.Григорьевой, Е.Завадской, Н.С.Николаевой и т.д.

Итак, само появление Экософии Живых знания и особенно социологии Северного сияния и Японии должно, думается, ознаменовать новый этап в духовном развитии этих народов.

Ныне наступает, на наш взгляд, качественно новый этап в развитии всей культуры северян-японцев, их поэзии и прозы, когда начинает определяться их специфика, их качественная определенность, общий переход ее на уро вень поэтичной мудрости, их особый вклад в сокровищницу мировой куль туры, - что, разумеется, не только не «перечеркивает» их общности с этой мировой культурой, но только и возможно на базе понимания этой общности путем дальнейшего развития специфики этой общности, понимания общно сти не только как единства (многообразного), но и как (единства) многооб разного (при сдвиге акцента с единства на многообразие).

Этот перелом глубоко связан с глобальным процессом созревания жесткой экологической и социальной необходимости перехода непосредственно к эко гармонии. А этот переход только и возможен на основе собственных традиций каждого народа. Перефразируя известные слова В.И.Ленина, об этом процессе можно сказать: каждый народ придет в будущее Ноосферы по-своему, опираясь на традиции своей культуры (но, разумеется, поднимая их на новый уровень).

Эта «этнически-культурная консолидация» (назовем так этот процесс, харак терный для всех народов мира) связана еще и с тем, что гармонизация общения человека со своею родною Природой, осуществляемая прежде всего и главным образом национальной поэзией, возможна, очевидно, прежде всего как гармо низация отношений со своей регионально специфической природой. Для севе рян она особенно специфична. Необходимость гармонии с нею как раз и созда ет для северян необходимость понимания специфики своей поэзии, своей по этичной культуры. А это возможно лишь в форме и на уровне поэтики Экософии-социологии. Одной поэзии здесь уже недостаточно. Нечто аналогич ное можно сказать и о поэзии-поэтике-социологии японцев.

Выполнение поэтами-северянами-японцами этих исторически-экологи ческих функций человечества дает всем нам шанс на выживание, на сохране ние и дальнейшее развитие своей жизни в сотрудничестве со всеми осталь ными формами жизни на Земле (и в космосе), со всеми остальными народа ми, особенно с народами России (ибо именно здесь родилась в данном слу чае и теория биосферы, развиваемой в Ноосферу (В.И.Вернадский, А.И.Субетто, и Экософия Живого знания).

На основании этого синтеза чувства и мысли и возникает новый взлет поэзии заключающийся в том, что она становится сферой жизнетворчества – творчества человеком нового уровня и форм Живой природы, Творчества Ноосферы. Поэтика осмысливает этот переход, обосновывает и предсказыва ет его, осуществляет его на личностном уровне поэта-мудреца. Этот прогноз реализует Поэзия, поднимающаяся на уровень еще и Экософии Ноосферы, включая и Живую социологию Ноосферы. Поэзия, породив по этику-Экософию, начинает общаться с ними на-равных и тем достигает мощ ного импульса в своем дальнейшем развитии. Поэтичные чувства не исчеза ют, не становятся сухими-рациональными, но чувство обогащается мудрою и ДОБРОЙ мыслью. Так, кстати говоря, происходит и порождение эко социального общения био-общением. Изначально-Живая социология выво дит себя из Поэзии Природы.

Этот же процесс имеет еще и более глубокое основание: возвращение чувства к самому себе, но обогащенному мыслью, что есть всего лишь аспект гораздо более фундаментального процесса сближения «с первоисточником всего», с Природой. Некоторой крайностью, хотя и оправданной, звучат сло ва: аналитичная поэтика – это «болезнь» поэзии, ее временное, исторически ограниченное отступление от своей исконной и вечной близости к Природе, ее рационализированно-ущербная форма (каковой является и современная наука социология). Недаром многие поэты отвергают такую поэтику, такую науку и философию – в пользу их Живых, эко-гармонизирующих аналогов.

Живая Природа выступает в традиционной поэзии северян-японцев в каче стве основного автора не только языка поэзии, труда и самого человека, но и его общества, а значит, и его, Живой социологии. Затем в качестве сил Приро ды более непосредственно выступают язык, поэзия, труд и сам северянин. По этому, чтобы все эти био-феномены, природные по своему генезису и изна чальному содержанию, обрели социальное содержание, последнее должно раз виться в их лоне, должно пройти ту начальную стадию, когда оно порождается и развивается ими. Обретение человеком своего социального измерения отнюдь не перечеркивает, но лишь дополняет его универсальную био-природу.

И в этом отношении Север однотипен с Востоком и Югом, – но качест венно отличен от Запада, пошедшего путем опаснейшего отрицания изначаль ных поэтично-художественных традиций. И в частности, отрицания основопо лагающего принципа традиционных, эко-гармоничных культур определения характера и темпов развития межчеловечески=социального общения общением Живой Природы с индивидом и индивидуальностью. Особенно четко виден этот принцип при рассмотрении традиционной культуры северян, – у них нет развитой экономики, а та, что имелась, – сливалась с био-производством самой Природы, являясь ее моментом и аспектом, было подобно ей, а потому не могло быть основанием каких-то социальных отношений, которые отличались бы – от био-гармоничной Природы и ее творений, включая северян. Иное понимание соотношения природы, человека, общества, производства – продукт культур экологически иного, экофобно=опасного, антиноосферного типа. Это крайне важное различие особенно значимо для построения прогноза мировой культу ры, определения путей ее перехода на уровень эко-гармонии Ноосферы.

Именно эти традиции подлежат ныне возрождению во имя качественно го развития – с особым акцентом на том, что может быть названо естествен ной безопасностью. Она дает фундаментальное основание для ее развития в безопасно=гармолнизирующее творчество Человеком всей системы Жизни.

В этом плане особый интерес вызывает сопоставление Севера с Востоком.

Эко-параллели: Север и Восток Чтобы по-настоящему постичь ту или иную культуру, очевидно, нужно ее рассмотреть в более широком, эко-культурном контексте. Высшим уров нем такого контекста является мировая культура, ее история и будущее = Ноосфера. Наиболее близким контекстом для традиционной поэтичной куль туры Северного сияния является изначально-первобытная, языческая культу ра. А в ней наиболее развитой ее формой - индийско-дальневосточная (осо бенно японская) художественно-поэтичная культура. В ней те черты, кото рые только начали возникать в поэзии северян, приобрели более четко сло жившийся характер -- не потеряв, однако, однотипности и родственности своей с изначально-языческой культурой.

Структура нашего сравнительного рассмотрения будет та же, что и структура книги (в целом), ибо любая подлинная поэзия несет в себе все свое прошлое, настоящее и будущее. Для нас это означает выявление в китайско японской поэзии все тех же трех основных форм эко-гармонии, характерной и для северян: 1) внутри Природы, 2) с нею на-равных и 3) с нею как со сво им творением. Естественно, наиболее характерна для поэзии Севера и Вос тока гармония человека с Природой внутри нее, или био-гармония -- исход ная, наиболее простая и фундаментальная форма эко-гармонии.

Китайская и японская лирика показываю то же самое основное направ ление, основную тенденцию развития традиционной поэзии Северного сия ния - на тех же, био-гармоничных основаниях.

При сопоставлении поэзии Севера и Востока выявляется не только их бли зость между собою, но и их общая контрастность по отношению к Западу. Го воря о различии Востока и Запада, известный советский востоковед Н.Т.Федоренко справедливо отмечает: «На первый план нами обычно выдвига ется требование -изучать литературу прежде всего в аспектах ее общественного содержания и исторической обусловленности. Однако, прилагая к японской ли тературе критерий европейской, мы поставили бы ее в невыгодное положение, ибо ее ценность часто не в том, в чем ценность европейской. У японской лите ратуры свои критерии. Это не значит, что нет общих законов мирового литера турного развития. Это значит, что эти законы богаче, чем нам кажется, и что нам еще предстоит их открыть... Вне всякого сомнения, давно уже настал час объединения духовных ценностей и ресурсов Запада и Востока во имя единой цели - служения человечеству».''(Николай Т.Федоренко. Кавабата Яоунари.

Краски времени. М., Сов. писатель, 1982, с. 295,296. Аналогичные мысли вы сказывал и В.Шкловский, на которого ссылается Н.Т.Федоренко.) При сопоставлении Севера и Востока обнаруживается прежде всего, что оба они суть «труднопостижимый мир» (слова Н.Т. Федоренко о мире «японской самобытности»). Но если для Востока - это еще не всеми при знанный факт, то для Крайнего Севера это тем более. Утонченность эстети ческого мира японской культуры - гораздо более признанный факт, чем вы сокая эстетичность поэтично-художественной культуры Северного сияния. А ведь они - в своих исходных, био-экологических корнях однотипны... У них очень близкие критерии, различающиеся, пожалуй, лишь 1) степенью их осознанности японцами, а также 2) мерой гуманистичности северян, разви той ими преимущественно в контактах с русской культурой.

Традиционная любовь к Природе Карабкаюсь в гору вершины ее не достичь.

СеДаоюнь. Пер. Л.Е. Бежина.

Я устроил ночлег в облаках.

Вся природа открыта душе восхищенной моей.

СеЛинъюнь. Пер. Л.Е. Бежина Одной из основных общих черт Севера и Востока является та непосредст венная слитность с природой, которая в японской художественной культуре приобрела силу жесткой эстетической традиции. Так, по мнению одного из крупнейших японских артистов и знатоков театра Кабуки Итикава Энноскэ, «само сценическое действие в театре Кабуки эстетически было изначально рас считано на включение его в живую природу. Это вызывало совершенно иной художественный эффект театрального действия. В этом как бы проявился свое образный синтез искусства и реальной жизни, что придавало всему зрелищу неповторимую естественность, неподдельную живость, убедительность».(Цит.

по: Н.Т.Федоренко. КавабатаЯоунари.Краски времени, с. 327.) И этот принцип верен для всей художественной культуры, включая по эзию Востока и Севера, - хотя и в разной мере.

Заметим, что в приведенном высказывании указаны по существу два эта па в развития художественной культуры Востока: 1) включение человека в Живую Природу, 2) взаимовключение Природы и художественной Жизни человека друг в друга.

Самое главное в сопоставлении Севера с Востоком - это то, что Восток имеет поэтику, глубоко разработанную на основе поэзии, искусства, практиче ски тождественных Но зачем это нужно всему эстетическому общению чэлове ка-с-Природой в целом? Эта поэтика однотипна и близкородственна с той по этикой =эстетикой=Экософией Северного сияния, создание которых лишь только началось. Они, конечно, тождественны не буквально, но лишь структур но хотя бы потому, что современные формы и уровни их развитая довольно существенно отличаются друг от друга. Это различие во многом объясняется тем, что поэтичные культуры северян находятся в теснейшем взаимодействии с русской, российской многонациональной культурами, - а зарубежные культуры находятся, естественно, в менее тесном контакте с русской и евразийскими культурами, хотя бы в силу сохранения языкового барьера.

Современная поэтика Опав, листва становится трухой.

И в мусор превращаются цветы, Но собранный заботливой рукой, И мусор сей - частица красоты!

Оуян Сю. Пер. И. С. Голубева Для современности очевидна ситуация эко-кризиса. Ситуация эта созда на, на наш взгляд, ориентацией общества на товарное производство и иные формы борьбы с природой. Но это, как уже говорилось, характерно для сфер экономики, техники, науки, политики и т.п., но не для поэзии и прочих видов искусства. Особенно - не для поэзии Севера и Востока. Им присуща ориента ция на гармонию-с-природой, ныне главным образом на эко-гармонию на равных и неприятие отношений борьбы с природой, а значит - и тех социаль но-экономических опасных отношений, которым свойственны эти эко социальные антагонизмы.

Гармония-с-природой на-равных естественным образом выросла из ис торически изначальной био-гармонии. В поэзии эти две формы эко-гармонии довольно тесно соприкасаются и переходят одна в другую.

1) Отметим и то, что межчеловеческое, - затем социальное -общение естественным образом вырастает из био-гармонии, -- что также находит свое выражение и утверждение в поэзии народов Севера и Востока. Естест венно, это социальное общение – того же, дружественного, безопас но=гармоничного типа, что и его порождающая био-гармония. Но дружест венная, общечеловечная форма эко-социального общения в западном обще стве сохраняется и развивается главным образом поэзией, искусством. По этому-то они и оказываются в оппозиции к обществу зла в целом: «В поэзии существует даже специальное образное выражение «закрыть калитку за со бой», то есть уйти, удалиться от мира зла и насилия, стать отшельником. Ра зумеется, это было пассивное сопротивление или уход от активной борьбы с общественным злом.. Однако в ту далекую эпоху феодализма подобное уе динение и отшельничество рассматривалось как проявление могучего чело веческого разума в поисках лучшего, счастливого существования» -- в безо пасной гармонии-с-Природой. (Н.Т.Федоренко. Кавабата Ясунари. Краски времени, с. 334.) Особо стоит подчеркнуть сохранение Востоком непосредственности, неопосредствованности поэтичного эко-социального общения даже на соци альном уровне. Никакой предмет не «заслоняет» ни человека, ни природу, не выступает в качестве носителя таких социальных отношений, которые пре вращали бы их в некое подобие предмета, т.е. наполняли бы не просто соци альным, но экофобным содержанием. В лирике Востока и Севера предмет сливается с Природой:

Долгий вешний день!

Лодка с берегом неспешно Разговор ведет.

Рёкан вводит себя, человека в поэтичную Природу, переводя био гармонию на уровень гармонии человека-с-Природой, осознанно сливая себя с нею, развивая тем самым уровни безопасности, и не думая, конечно же, ни в малой мере об их противопоставлении. Здесь Природа выступает также и в качестве прекрасного посредника между людьми, в особенности - между друзьями и возлюбленными:

Знаю, до зари, Ты с нее не сводишь глаз И еще милее мне Ясная луна.

Итак, сопоставление современных поэтичных культур Севера и Даль него Востока (классических китайской и японской) по критериям безопас ности=экологичности дает возможность сформулировать вывод об одно типности их при различии форм эко-гармонии: в первом случае человек есть частный, хотя и необходимый момент гармонии Жизни, во втором — он выступает как организующее начало этой гармонии. Наиболее точно это соотношение передает образ человека, соединяющего Небо и Землю в еди ную, безопасно целостную гармонию. Символом этой связи может быть цифра 8, у которой обрезаны верхняя и нижняя горизонтальные линии, т.е.

человек с расставленными ногами и поднятыми вверх руками, через кото рые идут токи и вверх и вниз, и в Небо и в Землю. Здесь закодирован тот смысл, что гармонию Земли и Неба опосредствует их творение -- Человек.

В нем их тайна, их сокровенный смысл. Все вместе они составляют Гармо ничную эко-систему – основание Ноосферы. Роль человека приближается к роли Земли и Неба, если не равна каждой из них. Северянин, даже совре менный, на эту роль в отношении Природы Северного сияния не дерзает.

Хотя фактически современный человек поставил в значимую зависимость от себя Природу всей Земли, включая, увы, и Север. И для северян совер шенно необходимо движение в этом направлении, -- но при непременном сохранении гармоничного общения со своею Природою, как и с Природою всей Земли. Когда же мы говорим о зависимости природы Севера от чело века, то под ним уже нельзя иметь ввиду только северянина, но и человека вообще. Тогда встает вопрос о синтезе культур и о будущей поэти ке=Экософии-социологии Северного сияния и Японии, которая станет ито гом синтеза культур, о социологии творческой индивидуальности, ответст венной не только перед Природой, но и за ее существование и дальнейшее совершенствование, за ее безопасное будущее.

Поэт– творец(хозяин)Природы Поэт -- над ветром и луной хозяин.

Японская народная поговорка Ныне происходит довольно трудноуловимый переход от той эко гармонии, когда человек равен Природе (современность) к будущему, когда он начинает помогать Природе уже как второму, младшему своему соавтору, -- но при непременном сохранении их безопасной для обеих сторон гармо нии. Этот переход важен, пожалуй, при сопоставлении двух стихов: Сюнтаро Таникава Солнце и тучи своей красоты не видят и Тацудзи Миёси:

Сердце стучит так громко, Что пробуждает море.

Цит. по: Н.Т.Федоренко.

КавабатаЯсунари. Краски времени, с. 387.) Эко-социологическое осмысление лирики Севера и Востока позволяет выделить следующие основания для необходимого ныне взятия человеком на себя ответственности за дальнейшее, но уже безопасное творчество Жизни на Земле, а потом - и качественного повышения уровня его развития, превраще ния его в творческую индивидуальность высшего уровня:

1) Человек всегда был и останется универсальным био-существом, изна чально способным творить себе подобные живые существа, реализуя тенден ции их собственного развития.

2) Язык человека -- это по генезису и первоначальному содержа-нию язык самой Живой Природы, а потому он может(!) стать также и языком творчества человеком новых уровней общей безопасности.

3) Поэзия есть изначально способ его общения со всею остальною Жи вою Природою, а также их сотворчества.

4) Поэтичный труд изначально и инвариантно есть «выражение жизни и утверждение жизни» (Маркс) Природы человеком, Её безопасности, Её кра соты. Но он может быть превращен в средство и сферу созидания красоты Природы Человеком, а также - более безопасно-мудрой ее организации.

5) Сам Человек изначально биологически уникален уже потому, что он порожден Природою как поэт и художник, но он также и био-начало новых уровней Ёе безопасного творчества.

6) Свои социальные отношения такой Человек сможет объединить в од ну эко-социальную гармонию с гармонией уже творимой им Природы, а свою будущую гармонию - сделать началом эко-гармонии дальнейших уров ней безопасного творчества.

В целом же грядущая ситуация может быть выражена словами Сюнта ро Таникава:

Человеческий мозг, // Несущий за все ответственность -Небольшую, // Но все-таки бесконечную.

Или словами Симпэй Кусано:

Солнце, букашка и я. // Все собрались на одной ладони.

(«Божья коровка»).

Для некоторых современных японских поэтов Живая Природа - это и мать и дитя человека одновременно, смысл его жизни и цель дальнейшего развития. Не этот ли смысл вкладывает Сюнтаро Таникава в следующие свои строки:


А это - даль, та самая, что вдруг Любого превращает в человека.

Но если человек когда-нибудь Не устремится в даль, забыв о дали, Штрихом пейзажа станет человек.

(«Так бесконечна даль, и потому...») Здесь под «далью» понимается, конечно же, Природа (а не познание ее, по Канту). Человек в этом контексте воплощает в себе целостную гармонию Природы, ее будущее. Не устремленный в «даль», о ней забывший, становит ся «штрихом пейзажа», всего лишь количественной (механической) частью Природы. А на Западе – ещё и враждебной остальной природе, что ведёт уже к явной, понимаемой многими опасности эко-катастрофы.

Итак, сопоставление Севера и Востока с Западом позволяет увидеть под линную перспективу развитию человечества - на путях его развития как Поэта и Художника, творящего себя, свое, безопасное общество и свою Природу.

Еще более значим тот вывод, что Север и Восток демонстрируют нам иной, экологично-эстетичный, поэтичио-художественный, безопасный способ раз вития, обходящийся без ставших опасными антагонизмов: социальных и эко логических, качественно отличный от антично-западного способа развития, выдающего себя за всеобщий путь и принимаемый большинством за таковой.

Восточный, эко-гармоничный путь развития становится ныне равным вопро су: быть или не быть жизни на Земле? Дальнейшее движение человечества по антагонистичному пути грозит ему катастрофой. На Крайнем Севере это ощу тимо особенно явно. Он может быть понят ныне как огромная и крайне необ ходимая для человечества экологическая лаборатория по созданию новых форм эко-гармонии Ноосферного будущего. Опыт северян дает также воз можность и основание для иного, более критично-глубокого осмысления со временной культуры, выявляющего ее эко-ограничения.

Литература:

1. К.И.Шилин. Экософия Северного сияния. М.—1998. – 336 с.

2. К.И.Шилин. Экологичность японокой лирики. //Человек и мир в японской культуре. М.: Наука, 1985.

3. К.И.Шилин. Японцы + Русские = Гении будущего. Киев. 1999. 102 с.

4. И.В.Алекандров, К.И.Шилин. Русско-Японское чудо. 200 с.

5. А.И.Субетто.

6. А.И.Субетто.

6.6. Северяне + Японцы + Русские – Снятие ограничений гражданского общества И.В.Александров, К.И.Шилин Работа основана на осмыслении поэзии и прозы народов Крайнего Се вера Евразии и Японии. В ней даются контуры Стратегии перехода челове ка и человечества на уровень Ноосферы (творимой в процессе перехода гражданского общества в постгражданское) при опоре на очень специфич ный опыт народов, бережно сохранивших и развивших гармонию со своей любимою Природою. Опыт бесценен для всех народов мира. Но он особенно ценен для определения нашего пути в Ноосферу, которая, на наш взгляд, и должна возродить – во имя развития – изначальную эко-гармонию. Данная статья есть краткое резюме и аспект большой монографии «Экософия Северно го сияния» (М.: «Очаг», 1998;

336 с.). На этом основании делается попытка по казать специфику мудрости = Экософии северян и японцев, в том числе и как теоретической основы Живой, или эко-социологии Ноосферы.

1.Преамбула Культуры северян-японцев-русских развивают самые фундаментальные творческие способности человека, необходимые во все последующие време на и во всех регионах Земли. Мы типологически близки, но находимся на каче ственно разных этапах развития культуры. Такое наше типологическое сближе ние важно для всех культур, ибо показывает реальную всеобщность этого типа эко-общения, необходимо сохраняемого и в процессе перехода к постграждан скому обществу и Ноосфере.

Но современная цивилизация Запада перечеркивает эту перспективу, ибо строит всю сферу рацио-знания по принципу противоречия, но не гар монии. А это значит, что совершается совсем не очевидное насилие над че ловеком (Востоком-миром) и Природой в форме подчинения их цельности гармонии расчленяюще = аналитично = предметно-деятельному характеру философии-социологии (Запада).

К тому же – о, грустная ирония — это насилие над собою совершает сам че ловек, в том числе русские-северяне и японцы, своею волею, хотя и под давлени ем предметно-структурированной цивилизации Запада. Совершают потому, что не видят, не знают иного пути. А выход есть. Но он еще не понят, не осмыслен.

Еще не построен нормативный прогноз ноосферного будущего мира, выводимого из того типа культур, который характерен для северян и японцев.

Но беда всех нас еще и в том, что мы «недобираем», недоразвиваем себя, а потому недополучаем, получая много меньше того, что мы можем — при мак симальном развитии наших духовно-творческих способностей.

Эти «перекосы» и искажения Живой реальности и ее выражающей утверждающей духовной культуры снимаются при непременном условии пе реосмысления философии-социологии-науки в Экософию, Живую социологию, а науки – в Живое знание.

Это развитие заключается в сдвиге акцента на процесс само- и социального совершенствования Человека как духовно-творчески-экологичной индивидуаль ности высшего уровня, то есть уровня Лао-цзы–Будды–Конфуция–Христа– Магомета... Этот уровень развития в прошлом достигался интуитивно. Ныне у нас имеется довольно фундаментальный опыт Евразии и Запада, концен трируемый в концепциях Живого знания–Живой логики–Экософии, Живой со циологии. Для всего Востока эта Программа дальнейшего, ускоренно гармоничного прогресса особо важна потому, что она строится на традиционной для него основе.

Открытие заключается здесь в том, что новую, более адекватную задачам построения гармоничного будущего структуру можно заложить в структуру Экософии: Живых логики–социологии–знания и затем получить на выходе дей ствительно гармоничную личностно–био-социальную, или экологичную реаль ность Ноосферы, нежели та система скрытого насилия и недоразвития– недораскрытия творческого потенциала, которые существуют на Западе и навя зывается миру Жизни, уродуя и губя-умерщвляя ее.

Экософия–эко-социология Востока-России-мира, снимая это насилие, ведет мир к качественно новой ситуации: через гармоничное развитие муд рости в Экософию Ноосферы.

2. Специфика Живой социологии северян и японцев Поэзия - особая сфера культуры Востока,- включая северян-японцев. Осо бость эта – во всеобщности, в поэтичности (=экософности) этого типа культуры.

Поэтому и Живая, или эко-социология Востока, северян-японцев особенно — поэтична тоже.

Художественная культура северян-японцев дает, в том числе и благо даря своей социологичности, и принимается нами за исходное основание для построения нормативного прогноза развития экологичной культуры Ноосфе ры Будущего1. В литературе Севера и Японии эта эко-культура обретает свой «краеугольный камень», исходное: историческое и логическое основания. В этой культуре в «зародышевом» виде, в форме тенденций заложены последую щие этапы развития гармоничной культуры вообще.

Общая гипотеза, излагаемая нами, заключается в том, что северяне японцы не «догоняют» цивилизацию (как принято считать и как они сами считали), а идут путем своей традиционной культуры, «перешагивая» через рыночные эко-антагонизмы, непосредственно в будущее Ноосферы с его эко социальной гармонией.

Особая проблема: что отобрать для освоения при создании будущей Ноосферы?

Художественно-эстетичное воспитание всех народов мира - это са мый прямой путь в будущее, имеющий огромное и чисто практически экономическое превосходство над рынком. «Ключ» к более высокому уровню социально-экологического развития человека, -- в углублении и расширении нравственно-экологочески-эстетического совершенстования главным образом (хотя не исключительно) средствами искусства, поэзии и даже науки, развивае мой в Живое знание.

Человек Северного сияния и Японии к этому предрасположены. Такое воспитание должно послужить также и решению острейших современных эко проблем, начиная с России и Японии. Для примера сошлемся на глубоко по этичные произведения о восточной пейзажной лирике И.С.Лисевича, Т.П.Григорьевой, Е.Завадской, Н.С.Николаевой и т.д.

Итак, само появление Экософии Живых знания и особенно социологии Северного сияния и Японии должно, думается, ознаменовать новый этап в духовном развитии этих народов.

Ныне наступает, на наш взгляд, качественно новый этап в развитии всей культуры северян-японцев, их поэзии и прозы, когда начинает определяться их «Ноосфера Будущего» как категория раскрывается в коллективной монографии: «Вер надскианская революция в системе научного мирjвоззрения – поиск ноосферной модели будущего»/ Под ред. А.И.Субетто. – СПб.: 2003. – 598с.

специфика, их качественная определенность, общий переход ее на уровень по этичной мудрости, их особый вклад в сокровищницу мировой культуры, что, разумеется, не только не «перечеркивает» их общности с этой мировой культурой, но только и возможно на базе понимания этой общности путем дальнейшего развития специфики этой общности, понимания общности, как единства (многообразного), но и как (единства) многообразного (при сдвиге акцента с единства на многообразие).

Этот перелом глубоко связан с глобальным процессом созревания жесткой экологической и социальной необходимости перехода непосред ственно к эко-гармонии. А этот переход только и возможен на основе соб ственных традиций каждого народа. Перефразируя известные слова В.И.Ленина, об этом процессе можно сказать: каждый народ придет в будущее Ноосферы по-своему, опираясь на традиции своей культуры (но, разумеется, поднимая их на новый уровень).

Эта «этнически-культурная консолидация» (назовем так этот процесс, характерный для всех народов мира) связана еще и с тем, что гармонизация общения человека со своею родною Природой, осуществляемая прежде всего и главным образом национальной поэзией, возможна, очевидно, прежде все го как гармонизация отношений со своей регионально специфической при родой.

Для северян она особенно специфична. Необходимость гармонии с нею как раз и создает для северян необходимость понимания специфики своей поэзии, своей поэтичной культуры. А это возможно лишь в форме и на уров не поэтики-Экософии-социологии. Одной поэзии здесь уже недостаточно.


Нечто аналогичное можно сказать и о поэзии-поэтике-социологии японцев.

Выполнение поэтами-северянами-японцами этих исторически экологических функций человечества дает всем нам шанс на выживание, на сохранение и дальнейшее развитие своей жизни в сотрудничестве со всеми остальными формами жизни на Земле (и в космосе), со всеми осталь ными народами, особенно с народами России (ибо именно здесь родилась в данном случае и теория биосферы, развиваемой в Ноосферу (В.И.Вернадский, А.И.Субетто) и Экософия Живого знания.

На основании этого синтеза чувства и мысли и возникает новый взлет поэзии, заключающийся в том, что она становится сферой жизнетворчества - творчества человеком нового уровня и форм Живой природы, Творчества Ноосферы. Поэтика осмысливает этот переход, обосновывает и предсказыва ет его, осуществляет его на личностном уровне поэта-мудреца.

Этот прогноз реализует Поэзия, поднимающаяся на уровень еще и Эко софии Ноосферы, включая и Живую социологию Ноосферы. Поэзия, поро див поэтику-Экософию, начинает общаться с ними на-равных и тем достига ет мощного импульса в своем дальнейшем развитии. Поэтичные чувства не исчезают, не становятся сухими-рациональными, но чувство обогащается мудрой и ДОБРОЙ мыслью. Так, кстати говоря, происходит и порождение эко-социального общения био-общением. Изначально-Живая социология выводит себя из Поэзии Природы.

Этот же процесс имеет еще и более глубокое основание: возвращение чувства к самому себе, но обогащенному мыслью, что есть всего лишь ас пект гораздо более фундаментального процесса сближения «с первоис точником всего», с Природой. Некоторой крайностью, хотя и оправданной, звучат слова: аналитичная поэтика – это «болезнь» поэзии, ее временное, ис торически ограниченное отступление от своей исконной и вечной близости к Природе, ее рационализированно-ущербная форма (каковой является и со временная наука социология). Недаром многие поэты отвергают такую по этику, такую науку и философию – в пользу их Живых, эко гармонизирующих аналогов.

Живая Природа выступает в традиционной поэзии северян-японцев в качестве основного автора не только языка поэзии, труда и самого чело века, но и его общества, а значит, и его, Живой социологии. Затем в каче стве сил Природы более непосредственно выступают язык, поэзия, труд и сам северянин. Поэтому, чтобы все эти био-феномены, природные по своему генезису и изначальному содержанию, обрели социальное содержание, по следнее должно развиться в их лоне, должно пройти ту начальную стадию, когда оно порождается и развивается ими.

Обретение человеком своего социального измерения отнюдь не пере черкивает, но лишь дополняет его универсальную био-природу.

И в этом отношении Север однотипен с Востоком и Югом, -- но ка чественно отличен от Запада, пошедшего путем опаснейшего отрица ния изначальных поэтично-художественных традиций. И в частности, отрицания основополагающего принципа традиционных, эко-гармоничных культур определения характера и темпов развития межчеловече ски=социального общения общением Живой Природы с индивидом и инди видуальностью.

Особенно четко виден этот принцип при рассмотрении традици онной культуры северян, - у них нет развитой экономики, а та, что име лась, - сливалась с био-производством самой Природы, являясь ее мо ментом и аспектом, было подобно ей, а потому не могло быть основа нием каких-то социальных отношений, которые отличались бы - от био-гармоничной Природы и ее творений, включая северян. Иное пони мание соотношения природы, человека, общества, производства - продукт культур экологически иного, экофобно=опасного, антиноосферного типа.

Это крайне важное различие особенно значимо для построения прогноза мировой культуры, определения путей ее перехода на уровень эко-гармонии Ноосферы.

Именно эти традиции подлежат ныне возрождению во имя качествен ного развития -- с особым акцентом на том, что может быть названо есте ственной безопасностью. Она дает фундаментальное основание для ее раз вития в безопасно=гармонизирующее творчество Человеком всей системы Жизни. В этом плане особый интерес вызывает сопоставление Севера с Востоком.

3. Эко- параллели: Север и Восток Чтобы по-настоящему постичь ту или иную культуру, очевидно, нужно ее рассмотреть в более широком, эко-культурном контексте.

Высшим уровнем такого контекста является мировая культура, ее ис тория и будущее = Ноосфера.

Наиболее близким контекстом для традиционной поэтичной культуры Северного сияния является изначально-первобытная, языческая культура. А в ней наиболее развитой ее формой - индийско-дальневосточная (особенно японская) художественно-поэтичная культура. В ней те черты, которые толь ко начали возникать в поэзии северян, приобрели более четко сложившийся характер, -- не потеряв, однако, однотипности и родственности своей с изна чально-языческой культурой.

Структура нашего сравнительного рассмотрения будет та же, что и структура книги (в целом), ибо любая подлинная поэзия несет в себе все свое прошлое, настоящее и будущее.

Для нас это означает выявление в китайско-японской поэзии все тех же трех основных форм эко-гармонии, характерной и для северян:

1) внутри Природы, 2) с нею на-равных и, 3) с нею как со своим творением.

Естественно, наиболее характерна для поэзии Севера и Востока гармо ния человека с Природой внутри нее, или био-гармония -- исходная, наибо лее простая и фундаментальная форма эко-гармонии.

Китайская и японская лирика показываю то же самое основное направ ление, основную тенденцию развития традиционной поэзии Северного сия ния - на тех же, био-гармоничных основаниях.

При сопоставлении поэзии Севера и Востока выявляется не толь ко их близость между собою, но и их общая контрастность по отно шению к Западу. Говоря о различии Востока и Запада, известный совет ский востоковед Н.Т.Федоренко справедливо отмечает: «На первый план нами обычно выдвигается требование -изучать литературу прежде всего в аспектах ее общественного содержания и исторической обусловленно сти. Однако, прилагая к японской литературе критерий европейской, мы поставили бы ее в невыгодное положение, ибо ее ценность часто не в том, в чем ценность европейской. У японской литературы свои критерии.

Это не значит, что нет общих законов мирового литературного разви тия. Это значит, что эти законы богаче, чем нам кажется, и что нам еще предстоит их открыть... Вне всякого сомнения, давно уже настал час объединения духовных ценностей и ресурсов Запада и Востока во имя единой цели - служения человечеству»1.

'Николай Т.Федоренко. Кавабата Яоунари. Краски времени. М., Сов. писатель, 1982, с.

295,296. Аналогичные мысли высказывал и В.Шкловский, на которого ссылается Н.Т.Федоренко.

При сопоставлении Севера и Востока обнаруживается прежде всего, что оба они суть «труднопостижимый мир» (слова Н.Т. Федоренко о мире «японской самобытности»). Но если для Востока - это еще не всеми признан ный факт, то для Крайнего Севера это тем более. Утонченность эстетиче ского мира японской культуры - гораздо более признанный факт, чем вы сокая эстетичность поэтично-художественной культуры Северного сияния. А ведь они - в своих исходных, био-экологических корнях однотип ны... У них - очень близкие критерии, различающиеся, пожалуй, лишь 1) сте пенью их осознанности японцами, а также 2) мерой гуманистичности севе рян, развитой ими преимущественно в контактах с русской культурой.

4. Традиционная любовь к Природе Карабкаюсь в гору – Вершины ее не достичь СеДаоюнь. Пер. Л.Е.БежинаЯ Я устроил ночлег в облаках.

Вся природа открыта душе восхищенной моей.

СеЛинъюнь. Пер. Л.Е. Бежина Одной нз основных общих черт Севера-Востока-Евразии является та не посредственная слитность с природой, которая в японской художественной культуре приобрела силу жесткой эстетической традиции. Так, по мнению одного из крупнейших японских артистов и знатоков театра Кабуки Итикава Энноскэ, «само сценическое действие в театре Кабуки эстетически было из начально рассчитано на включение его в живую природу. Это вызывало со вершенно иной художественный эффект театрального действия. В этом как бы проявился своеобразный синтез искусства и реальной жизни, что придавало всему зрелищу неповторимую естественность, неподдельную жи вость, убедительность»1.

И этот принцип верен для всей художественной культуры, включая по эзию Востока и Севера, - хотя и в разной мере.

Заметим, что в приведенном высказывании указаны по существу два эта па в развития художественной культуры Востока:

1) включение человека в Живую Природу, 2) взаимовключение Природы и художественной Жизни человека друг в друга.

Самое главное в сопоставлении Севера с Востоком - это то, что Восток имеет поэтику, глубоко разработанную на основе поэзии, искусства, практи чески тождественных Но зачем это нужно всему эстетическому общению чэ ловека-с-Природой в целом? Эта поэтика однотипна и близкородственна с той поэтикой =эстетикой=Экософией Северного сияния, создание которых лишь только началось. Они, конечно, тождественны не буквально, но лишь струк турно, хотя бы потому, что современные формы и уровни их развитая до Цит. по: Н.Т.Федоренко. Кавабата Яоунари. Краски времени, с. 327.

вольно существенно отличаются друг от друга. Это различие во многом объ ясняется тем, что поэтичные культуры северян находятся в теснейшем взаи модействии с русской, российской многонациональной культурами, - а зару бежные культуры находятся, естественно, в менее тесном контакте с русской и евразийскими культурами, хотя бы в силу сохранения языкового барьера.

5. Современная поэтика Опав, листва становится трухой.

И в мусор превращаются цветы, Но собранный заботливой рукой, И мусор сей - частица красоты!

Оуян Сю. Пер. И. С. Голубева Для современности очевидна ситуация эко-кризиса. Ситуация эта создана, на наш взгляд, ориентацией общества на товарное производство и иные формы борьбы с природой. Но это, как уже говорилось, характерно для сфер экономики, техники, науки, политики и т.п., но не для поэзии и прочих видов искусства. Особенно - не для поэзии Севера и Востока. Им присуща ориентация на гармонию-с-природой, ныне главным образом на эко-гармонию на-равных и неприятие отношений борьбы с природой, а значит - и тех социально-экономических опасных отношений, которым свойствен ны эти эко-социальные антагонизмы.

Гармония-с-природой на-равных естественным образом выросла из исторически изначальной био-гармонии.

В поэзии эти две формы эко-гармонии довольно тесно соприкасаются и переходят одна в другую.

Отметим и то, что межчеловеческое, затем социальное, общение естест венным образом вырастает из био-гармонии, что также находит свое выраже ние и утверждение в поэзии народов Севера и Востока. Естественно, это со циальное общение того же, дружественного, безопасно=гармоничного типа, что и его порождающая био-гармония. Но дружественная, общечеловечная форма эко-социального общения в западном обществе сохраняется и развива ется главным образом поэзией, искусством. Поэтому-то они и оказываются в оппозиции к обществу зла в целом: «В поэзии существует даже специальное образное выражение «закрыть калитку за собой», то есть уйти, удалиться от мира зла и насилия, стать отшельником. Разумеется, это было пассивное сопротивление или уход от активной борьбы с общественным злом.. Однако в ту далекую эпоху феодализма подобное уединение и отшельничество рас сматривалось как проявление могучего человеческого разума в поисках луч шего, счастливого существования»1 – в безопасной гармонии-с-Природой.

Особо стоит подчеркнуть сохранение Востоком непосредственности, не опосредствованности поэтичного эко-социального общения даже на социаль ном уровне. Никакой предмет не «заслоняет» ни человека, ни природу, не вы Н.Т.Федоренко. Кавабата Ясунари. Краски времени, с. 334.

ступает в качестве носителя таких социальных отношений, которые превра щали бы их в некое подобие предмета, т.е. наполняли бы не просто социаль ным, но экофобным содержанием. В лирике Востока и Севера предмет сливается с Природой:

Долгий вешний день!

Лодка с берегом неспешно Разговор ведет.

Рёкан вводит себя, человека в поэтичную Природу, переводя био-гармонию на уровень гармонии человека-с-Природой, осознанно сливая себя с нею, развивая тем самым уровни безопасности, и не думая, конечно же, ни в малой мере об их противопоставлении. Здесь Природа выступает также и в качестве прекрасного посредника между людьми, в особенности - между друзьями и возлюбленными:

Знаю, до зари, Ты с нее не сводишь глаз И еще милее мне Ясная луна.

Итак, сопоставление современных поэтичных культур Севера и Дальнего Востока (классических китайской и японской) по критериям безопасно сти=экологичности дает возможность сформулировать вывод об однотипности их при различии форм эко-гармонии: в первом случае человек есть частный, хотя и необходимый момент гармонии Жизни, во втором — он выступает как органи зующее начало этой гармонии.

Наиболее точно это соотношение передает образ человека, соединяю щего Небо и Землю в единую, безопасно целостную гармонию. Символом этой связи может быть цифра 8, у которой обрезаны верхняя и нижняя горизонтальные линии, т.е. человек с расставленными ногами и поднятыми вверх руками, через которые идут токи и вверх и вниз, и в Небо и в Землю. Здесь закодирован тот смысл, что гармонию Земли и Неба опосредствует их творение -- Человек. В нем их тайна, их сокровенный смысл.

Все вместе они составляют Гармоничную эко-систему – основание Ноо сферы.

Роль человека приближается к роли Земли и Неба, если не равна каждой из них. Северянин, даже современный, на эту роль в отношении Природы Северного сияния не дерзает. Хотя фактически современный человек поставил в значимую зависимость от себя Природу всей Земли, включая, увы, и Север. И для северян совершенно необходимо движение в этом направлении, -- но при непременном сохранении гармоничного общения со своею Природою, как и с Природою всей Земли. Когда же мы говорим о зависимости природы Севера от человека, то под ним уже нельзя иметь ввиду только северянина, но и человека вообще. Тогда встает вопрос о синтезе культур и о будущей поэтике=Экософии-социологии Северного сияния и Японии, которая станет итогом синтеза культур, о социо логии творческой индивидуальности, ответственной не только перед Приро дой, но и за ее существование и дальнейшее совершенствование, за ее безо пасное будущее.

6. Поэт – творец (хозяин) Природы Поэт – над ветром и луной хозяин.

Японская народная поговорка Ныне происходит довольно трудноуловимый переход от той эко гармонии, когда человек равен Природе (современность), к будущему, ко гда он начинает помогать Природе уже как второму, младшему своему соавтору, – но при непременном сохранении их безопасной для обеих сто рон гармонии.

Этот переход важен, пожалуй, при сопоставлении двух стихов1: Сюнта ро Таникава Солнце и тучи своей красоты не видят и Тацудзи Миёси:

Сердце стучит так громко, Что пробуждает море.

Эко-социологическое осмысление лирики Севера и Востока позволяет выделить следующие основания для необходимого ныне взятия человеком на себя ответственности за дальнейшее, но уже безопасное творчество Жизни на Земле, а потом - и качественного повышения уровня его развития, пре вращения его в творческую индивидуальность высшего уровня:

• Человек всегда был и останется универсальным био-существом, из начально способным творить себе подобные живые существа, реали зуя тенденции их собственного развития.

• Язык человека – это по генезису и первоначальному содержанию язык самой Живой Природы, а потому он может(!) стать также и языком творчества человеком новых уровней общей безопасности.

• Поэзия есть изначально способ его общения со всею остальною Жи вою Природою, а также их сотворчества.

• Поэтичный труд изначально и инвариантно есть «выражение жизни и утверждение жизни» (Маркс) Природы человеком, Её безопасности, Её красоты. Но он может быть превращен в средство и сферу созида ния красоты Природы Человеком, а также – более безопасно-мудрой ее организации.

• Сам Человек изначально биологически уникален уже потому, что он порожден Природою как поэт и художник, но он также и био-начало новых уровней Ёе безопасного творчества.

• Свои социальные отношения такой Человек сможет объединить в одну эко-социальную гармонию с гармонией уже творимой им При роды, а свою будущую гармонию - сделать началом эко-гармонии дальнейших уровней безопасного творчества.

Цит. по: Н.Т.Федоренко. Кавабата Ясунари. Краски времени, с. 387.

В целом же грядущая ситуация может быть выражена словами Сюнта ро Таникава:

Человеческий мозг, Несущий за все ответственность Небольшую, Но все-таки бесконечную.

Или словами Симпэй Кусано:

Солнце, букашка и я.

Все собрались на одной ладони.

(«Божья коровка»).

Для некоторых современных японских поэтов Живая Природа - это и мать, и дитя человека одновременно, смысл его жизни и цель дальнейшего развития. Не этот ли смысл вкладывает Сюнтаро Таникава в следующие свои строки:

А это - даль, та самая, что вдруг Любого превращает в человека.

Но если человек когда-нибудь Не устремится в даль, забыв о дали, Штрихом пейзажа станет человек.

(«Так бесконечна даль, и потому...») Здесь под «далью» понимается, конечно же, Природа (а не познание ее, по Канту). Человек в этом контексте воплощает в себе целостную гармонию Природы, ее будущее. Не устремленный в «даль», о ней забывший, становит ся «штрихом пейзажа», всего лишь количественной (механической) частью Природы. А на Западе – ещё и враждебной остальной природе, что ведёт уже к явной, понимаемой многими опасности эко-катастрофы.

Итак, сопоставление Севера и Востока с Западом позволяет уви деть подлинную перспективу развитию человечества - на путях его раз вития как Поэта и Художника, творящего себя, свое, безопасное обще ство и свою Природу. Еще более значим тот вывод, что Север и Восток де монстрируют нам иной, экологично-эстетичный, поэтичио-художественный, безопасный способ развития, обходящийся без ставших опасными антаго низмов: социальных и экологических, качественно отличный от антично западного способа развития, выдающего себя за всеобщий путь и принимае мый большинством за таковой.

Восточный, эко-гармоничный путь развития становится ныне равным вопросу: быть или не быть жизни на Земле? Дальнейшее движение человече ства по антагонистичному пути грозит ему катастрофой. На Крайнем Севере это ощутимо особенно явно. Он может быть понят ныне как огромная и крайне не обходимая для человечества экологическая лаборатория по созданию новых форм эко-гармонии Ноосферного будущего. Опыт северян дает также возмож ность и основание для иного, более критично-глубокого осмысления современной культуры, выявляющего ее эко-ограничения.

Литература:

1. К.И.Шилин. Экософия Северного сияния. М.—1998. – 336 с.

2. К.И.Шилин. Экологичность японской лирики. //Человек и мир в японской 8. культуре. М.: Наука, 1985.

3. К.И.Шилин. Японцы + Русские = Гении будущего. Киев. 1999. 102 с.

4. И.В.Алекандров, К.И.Шилин. Русско-Японское чудо. М., 2007. 200 с. (В работе).

5. Shilin K.I. INDO-RUSSIA: Spiritual Decolonization of India 9. (+ Russia). New Delhi – 2005. 40 p.

6. Энциклопедия Живого знания. Т. 1-12. М.: 2000-2006.

7. Шилин К.И. Живая математика Востокотворчества: Экософско социологическая аксиоматика. М.—2006.—236 с.

10. А.И.Субетто Сочинения. Ноосферизм. Том I-IV. – СПб. – Кострома: 2006.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.