авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

В.И. ЕРЫГИНА

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ

КАК ИНСТИТУТ

ПАРЛАМЕНТАРИЗМА

(из истории политико-правовой мысли

России конца XIX – начала XX вв.)

Белгород 2013

УДК 342

ББК 67.400-1

Е 80

Автор:

Ерыгина В.И. - кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и

истории государства и права ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный

национальный исследовательский университет»

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта подготовки научно-популярных изданий 2013 г. № 13-43-93015.

Ерыгина В.И.

Политические партии как институт парламентаризма (из истории политико-правовой мысли России конца XIX – начала XX вв.):

монография. – Белгород, 2013. – 318 с.

Теория политических партий и парламентаризма зародилась и получила свое научное обоснование в России в конце XIX – начале XX вв. благодаря крупным исследованиям выдающихся ученых-юристов в области государствоведения и конституционного права А.А. Алексеева, А.И. Елистратова, А.А. Жилина, М.М.

Ковалевского, С.А. Котляревского, Н.И. Лазаревского, К.Н. Соколова и др. В работе проведен теоретико-правовой анализ различных моделей парламентаризма в России и выявлен вклад российских мыслителей в формирование теории парламентаризма. Эти ученые разработали понятийный аппарат, раскрыли сущность данного явления, его характерные признаки и черты. На примере западноевропейских стран они оценили факторы, определяющие эффективность деятельности парламента и правительства, сделали выводы о том, что от расстановки политических партий в стране зависит вид парламента, а от взаимоотношений последнего с правительством – тип политического режима.

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………… Историография и источники ………………………………………………….. Глава 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ В ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКЕ………………… 1.1. Политические партии как юридический феномен……………………….60.

1.2. Политические партии как объект исследования отечественной юридической науки……………………………………………………………... 1.3. Методология юридического исследования политических партий…… Глава 2. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В ИСТОРИИ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ МЫСЛИ РОССИИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВВ. …………………………………………………………….. 2.1. Теория парламентаризма в трудах российских мыслителей ………….. 2.2. Б.Н. Чичерин о многопартийности……………………………………... 2.3. Концепция М.М. Ковалевского о парламентской форме правления…. 2.4. Взгляды С.А. Котляревского на парламентаризм……………………... 2.5. Трактовка парламентарной формы правления в произведениях А.А.

Алексеева……………………………………………………………………… 2.6. Понятие парламентаризма в работе К.Н. Соколова…………………… 2.7. Теоретическая концепция А.А. Жилина………………………………… 2.8. П.А. Кропоткин об избирательном праве……………………………….. ГЛАВА 3. ЛИБЕРАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ МЫСЛИ РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА……… 3.1. Правовые основы парламентаризма в России………………………….. 3.2. Оценка в научной литературе Основных государственных законов Российской империи 1906 г………………………………………………….. 3.3. Условия существования парламентарного режима в либеральной политико-правовой мысли……………………………………………………. ГЛАВА 4. КОНСЕРВАТИВНАЯ МОДЕЛЬ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В РОССИИ……………………………………………………………………..… 4.1. Критика парламентаризма………………………………………………. 4.2. Анализ парламентаризма в произведениях К.П. Победоносцева…..… 4.3. Отношение Л.А. Тихомирова к парламентаризму……………………… ГЛАВА 5. МАРКСИСТСКАЯ МОДЕЛЬ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В РОССИИ……………………………………………………………………..…215.

5.1. К. Каутский на защите парламентаризма……………………………… 5.2. В.И. Ленин об уничтожении парламентаризма………………………… 5.3. Достоинства и недостатки режима парламентской демократии в оценках отечественных мыслителей конца XIX- начала XX вв…………………….. Глава 6. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ МЫСЛЬ РОССИИ КОНЦА XIX НАЧАЛА XX ВВ. О ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЯХ КАК ИНСТИТУТАХ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА……………………………………………………….. 6.1. Определение понятия «политическая партия» в политико-правовой мысли России второй половины XIX-начала XX вв.……………………… 6.2. Концептуальное обоснование функций политических партий как институтов парламентаризма………………………………………………… 6.3. Оппозиционные политические партии как необходимое условие развития парламентаризма………………………………………………………………. 6.4. Модели выборного партийного представительства в парламенте в правовой теории и практике ………………………………………………….. 6.5. Идеи пропорционального представительства в России…………………………………………………………………………..283.

6.6. Влияние зарубежных идей и международных стандартов на становление и развитие теории парламентаризма и политических партий в России……. ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………… СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………..…. ВВЕДЕНИЕ «…Политические партии сами по себе являются не только полезным, но и совершенно неизбежным учреждением».

В.М. Хвостов Судьба парламентаризма в России была весьма сложной, неоднозначной и даже трагической. Здесь под парламентаризмом в широком смысле слова понимается система взаимоотношений между обществом (в лице представительных учреждений, общественных организаций и политических партий) и исполнительных органов государственной власти, обусловленная конкретно-историческими факторами и основанная на принципах: разделения и сотрудничества властей, идеологического и политического плюрализма, многопартийности, политической конкуренции и народного представительства. Особенностью российской цивилизации и одновременно трагедией российского парламентаризма является то обстоятельство, что государство всегда играло большую роль и подчиняло себе любые ростки гражданского общества, зачатки демократии и народного представительства.

Государственная власть, с одной стороны, нуждалась в советчиках, в представительных органах, а, с другой стороны, она боялась их, не доверяла им, поэтому периоды компромиссов между государством и обществом сменялись «вспышками ожесточенных конфликтов, случаями паралича власти и открытого насилия»1. Если представительные учреждения, хотя бы номинально ограничивали исполнительную власть, мешали власти или главе государства править по своему усмотрению, от них бесцеремонно избавлялись. Государство за редкими исключениями, не уступало своих позиций обществу. На протяжении существования российского государства господствовала сильная монархическая власть, которая нетерпимо относилась к проявлениям демократии в лице представительных органов.

Кин Дж. Демократия и гражданское общество / Пер. с англ.;

послесл. М.А. Абрамова. – М., 2001. – С. 253.

Колыбелью демократии в России считается Новгородская республика, в которой сформировались выборные органы и должностные лица, ответственные перед народом, а точнее вечем. Здесь зародились первые политические «партии» в значении группировок, представлявших часть общества. Они оказывали поддержку тому или иному должностному лицу, отправлявшему политические функции. Например, между собой соперничали «партии» князя, посадника, тысяцкого, которые искали поддержки у избиравшего их народного собрания, а также у народного ополчения. Б.А.

Исаев называет народное собрание главным центром партийной борьбы в Новгородской республике1. Согласно точке зрения указанного исследователя, в Новгороде партии образовывались по территориальному и сословному принципам, в данном случае борющиеся группировки назывались «сторонами», на которые естественным образом делился город (Софийская сторона по одну сторону реки Волхов и Торговая сторона – по другую). Итак, зарождению политических партий способствовала, во-первых, дифференциация интересов и, во-вторых, конкуренция, межпартийная борьба. Однако формирующееся централизованное государство не могло мириться с такими вольностями и демократическими порядками, как в Новгороде. Поэтому путем грубого насилия расправились с независимыми новгородцами и уничтожили их республиканский строй вначале Иван III, а затем Иван IV, и даже символ новгородской демократии – вечевой колокол был снят и отправлен в Москву.

Затем, как писали летописцы XVI века, было «полное пренебрежение к мнению народа, который лишен в их представлении исторической самостоятельности и способен действовать только по указке вождей или наущению знати»2. Краткий период правления Избранной рады (1549- гг.) закончился опалой ее руководителей и опричниной, которая окончательно продемонстрировала установление зависимости русского Исаев Б.А. Практическая партология: генезис партий и партийно-политических систем. – СПб., 2010. – С.

102.

Абакумов С.А. Авторская серия «На пути к гражданскому обществу». Книга IV. «Гражданское общество в России (от Древней Руси до наших дней)». – М.: «Галерея», 2005. – С. 22.

общества от царя. Однако для получения народной поддержки, легитимации власти государство нуждалось в создании представительного учреждения, органа, который «поддерживал бы политику власти, через который власть узнавала бы об общественных запросах и обращалась бы к обществу»1. В результате в середине XVI века были созданы земские соборы, хотя, по выражению дореволюционного исследователя А.И. Заозерского, первые соборы были похожи скорее на «парламент чиновников», чем на представительные учреждения в обычном понимании2. В это время также складываются религиозно-политические группировки, например, нестяжатели и иосифляне, вынашивавшие разные планы на дальнейшее взаимодействие церкви и государства, а по сути расходящиеся во взглядах на дальнейшую судьбу страны. Иосифляне стали на сторону официальной курса централизации государства при поддержки церкви, а сторонники «нестяжательства» категорически отрицали возможность вмешательства со стороны церкви в политическую деятельность государства. Идеолог доктрины нестяжания Нил Сорский (1433-1508) категорически отрицал возможность насилия над свободной волей человека. Нил одним из первых в истории русской политической мысли прямо поставил вопрос о недопустимости преследования людей за их убеждения и образ мысли3.

В средневековой России зародились соперничающие между собой на протяжении многих веков группировки: сторонников западного пути развития и традиционного «почвеннического» курса. Одним из лидеров западнической партии считается князь Андрей Михайлович Курбский (1528 1583), который осудил деспотическое правления Ивана Грозного, открыто критиковал его политику, создал вокруг себя группировку оппозиционно настроенных людей в эмиграции.. Его последователями можно считать Симеона Полоцкого (1629-1680) и Юрия Крижанича (1618-1683), которые Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв. – М., 1978. – С. 61-62.

См.: Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие / Под ред. Ю.А. Веденеева и Н.А. Богодаровой;

Центр. избират. комис. Российской Федерации, Рос. Центр обучения избират.

технологиям при Центр. избират. комис. Российской Федерации, Калужский обл. фонд возрождения историко-культурных и духовных традиций «Символ». – Калуга, 2002. – С.423.

История политических и правовых учений. Учебник для вузов / Под общей ред. В.С. Нерсесянца. – М., 1995. – 190-192.

выступали за развитие образования и просвещения, против средневекового догматизма и начётничества. Группировка грекофилов или староверов, во главе с протопопом Аввакумом Петровым (1621-1682) придерживалась курса на укрепление «веры отцов», роли традиций, выступала за преобладание веры над разумом, за ограничение образования рамками религиозной необходимости, ограничения западноевропейского рационализма. В целом, можно согласиться с мнением Б.А. Исаева, что в это время регулярных, т.е.

постоянно действующих, организованных партий со своими программами и идеологией не было.1 Во второй половине XVII века отпадает и потребность власти в созыве земских учреждений в связи со складыванием централизованного государства и формированием абсолютной монархии в России.

Вплоть до начала XX века в России отсутствовали общенациональные представительные органы, способные не только ограничивать власть монарха, но и вести с ним диалог. Уступкой обществу можно считать создание Государственной думы в 1906 году, которая хотя и номинально, но все-таки ограничивала власть монарха, избиралась населением всей страны и представляла интересы разных слоев населения и политических партий. Но партии были настолько маловлиятельны в обществе, а Дума так слаба, что даже страх революции не помешал царю дважды досрочно распустить представительный орган власти. Сущность власти не изменилась, так как она по прежнему во всей полноте принадлежала императору. В феврале года вопреки воле монарха Дума не только не приостановила свою деятельность, а наоборот взяла на себя ответственность за формирование новых органов власти и на короткое время оказалась во главе государства.

Именно депутаты Государственной думы добились отставки Николая II, сформировали вначале Временный комитет, а затем и Временное правительство, которое и распустило Государственную думу IV созыва в октябре 1917 года. Благоприятные условия, созданные после февральской Исаев Б.А. Практическая партология: генезис партий и партийно-политических систем. – СПб., 2010. – С.

105-106.

революции для становления парламентаризма, не были использованы парламентскими партиями, образовавшими Временное правительство. Они вначале потерпели поражение в конкурентной борьбе с крайне левыми, радикально настроенными большевиками за массы, а затем и за власть1. С приходом к власти большевиков, установлением нового советского строя ростки зарождавшегося парламентаризма и демократии были уничтожены.

Под напором различных оппозиционных сил правящая партия дала свое согласие на проведение выборов в Учредительное собрание, которое должно было провозгласить Россию республикой, сформировать новые органы власти и решить основные общегосударственные задачи: о власти, о мире, о земле. Но разочаровавшись в результатах выборов, получив лишь 24 % голосов, большевики разогнали Учредительное собрание, расстреляли демонстрацию в его поддержку, а затем был ликвидирован необходимый элемент парламентаризма – многопартийная система путем запрета на деятельность всех политических партий, кроме коммунистической партии большевиков.

В советский период российской истории единственная коммунистическая партия монополизирует власть, т.е. фактически управляет и государством, и обществом. Происходит сращивание государственного и партийного аппарата, унификация всей общественной жизни, которая контролируется единым государственно-партийным центром. Особо тяжелый удар тоталитарный режим нанес парламентаризму, так как были искажены основные принципы демократии, представительства, выборности.

Выборы фактически были превращены в назначение, так как они были безальтернативными, явка избирателей обеспечивалась за счет широко применявшегося административного ресурса, отсутствовало разделение властей.

В период «перестройки» активизирующиеся общественные движения заставили КПСС отказаться от своей «руководящей и направляющей силы»

Пляйс Я.А. Представительная власть в России в контексте общемировой практики парламентаризма // Парламентаризм в России и Германии: история и современность / Отв. ред. Я.А. Пляйс, О.В. Гаман Голутвина. – М., 2004. – С. 51.

советского общества. В начале 1990-х годов возникает огромная масса политических и общественных организаций, политических партий, которым с нуля пришлось овладевать навыками борьбы за власть, за парламентские мандаты. Были сформированы на основе новой избирательной системы с альтернативными кандидатами, реальной конкуренцией новые представительные законодательные органы власти, как на общесоюзном, так и на республиканском уровнях. Однако новый этап парламентаризма завершился «расстрелом» «Белого дома» и роспуском Верховного Совета РСФСР по указанию президента России Б.Н. Ельцина.

Таким образом, в отличие от развитых зарубежных стран, где институты демократии и парламентаризма постепенно вызревали и накапливались в общественном сознании, в России элементы демократии как внезапно возникали, так и внезапно уходили, не накапливаясь, так как периоды гражданской активности были весьма коротки в нашей истории и, как привило, они насильственно прерывались государством, не оставляя следов преемственности.

Российская Федерация на современном этапе развития претерпевает существенную модернизацию основополагающих государственно-правовых институтов, изменение ценностных приоритетов в ходе конституционного строительства. За последние несколько лет неоднократно менялись парадигмы формирования политической системы нашего государства: от выстраивания «вертикали власти» до суверенной демократии и консерватизма. Вопросы нынешнего состояния российского общества и перспективы его развития вызывают значительный интерес и требуют своего научного осмысления, а также определяют потребность в обращении к истории отечественной политико-правовой мысли.

Слабость современного российского парламента обусловлена историческими причинами, порожденными постоянным стремлением власти к доминированию над обществом. Совершенствование политической системы, укрепление демократических институтов, повышение роли политических партий являются актуальными проблемами российского общества и государства. Планы по созданию в России парламентского режима с ответственными политическими партиями и правительством перед народом, служение которому является основой демократического устройства государства неоднократно высказывались главой российского государства, однако они не получили своей реализации, отошли на второй план и уступили дорогу концепции построения единого стабильного государства, выстроенного по вертикали власти.

Важную роль в формировании парламентаризма, в функционировании демократической организации общества играют политические партии и многопартийная система в целом. «Зрелые партии и устойчивые, развитые партийные системы - залог эффективной демократии и гражданского общества»1. По словам Я.А. Пляйс, «формирование таких партий и таких систем – дело длительное и сложное»2. Для того, чтобы понять роль политических партий в становлении и развитии парламентаризма необходимо научное обоснование изучаемого объекта. Проблемы парламентаризма и многопартийности как государственно-правовых явлений представляют значительный интерес для современной юридической науки.

Однако фундамент нынешней науки зиждется на столпах, заложивших прочные основы всей юридической науки, в частности, имеются в виду труды классиков отечественного государствоведения, специалистов в области государственного права. Вопросы научного обоснования будущего государственного устройства России, оптимальной формы правления и режима, избирательной и партийной систем возникали перед отечественными учеными более ста лет назад в переходный период от абсолютизма к конституционной монархии. Концепции, сформулированные в трудах российских ученых конца XIX-начала XX веков, не потеряли своей актуальности сегодня и необходимы для понимания и научного решения Пляйс Я.А. Представительная власть в России в контексте общемировой практики парламентаризма // Парламентаризм в России и Германии: история и современность / Отв. ред. Я.А. Пляйс, О.В. Гаман Голутвина. – М., 2004. – С. 47.

Там же.

современных задач преодоления недоверия и отчуждения между гражданским обществом и государством, посредническое место между которыми отводится политическим партиям.

ИСТОРИОГРАФИЯ И ИСТОЧНИКИ «…Природа и развитие политических партий составляют один из интереснейших и важнейших предметов изучения для всех, кого занимают вопросы государственной жизни и политической философии нашего времени».

Ю.С. Гамбаров Правовая политика государства в отношении политических партий невозможна без теоретико-методологических исследований их места и роли в механизме формирования и осуществления публичной власти. Для того чтобы понять, в каком направлении должно развиваться российское законодательство, регулирующее деятельность политических партий, нужно четко представлять правовую природу, признаки данного института, его цели, задачи, функции.

Изучение политических партий как государственно-правовых институтов и элементов парламентской формы правления имеет достаточно долгую историю. Первое упоминание о партиях в научной литературе можно найти еще в произведениях древнегреческого философа IV в. до н.э.

Аристотеля (384-322 гг. до н. э.), который этим понятием определял, скорее всего, враждующие группировки периода государственного переворота.

Данное понимание партии было достаточно устойчиво, и спустя двадцать веков оно вновь было возрождено в творчестве итальянского юриста Никколо Макиавелли (1469-1527), который рассматривает партии как политические группировки, борющиеся за власть.

Образцом научной смелости можно назвать труды выдающихся мыслителей XVII-XVIII вв. Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш. Монтескье, Б. Спинозы, и других ученых, которые в период абсолютизма и господства теологических представлений впервые высказали идеи об общественном договоре, о естественных неотъемлемых правах человека, разделении властей. Именно в это время началось изучение политических партий как правовых институтов, деятельность которых ограничена рамками, установленными государством. Только будучи санкционированной государством партия получает легальные права и несет публично-правовую ответственность. Именно право выводит партии из общественной среды господства частных групповых интересов на уровень публично-властных отношений, превращает их в посредников между обществом и государством и допускает к участию во власти.

Поскольку родиной парламента и политических партий является Англия, здесь и зародились первые учения об этих государственно-правовых институтах. Представителями английской историографии являются Т. Гоббс, Дж. Локк, Г. Болингброк, Э. Бёрк, Г. Спенсер, Н. Самуэли, Д. Юм и др.

Проблеме законности деятельности общественных институтов много внимания уделял известный английский мыслитель XVII в. Т. Гоббс (1588 1679). На основе личных наблюдений за борьбой партий в Англии в период революции он сделал ряд теоретических обобщений, которые не потеряли своей актуальности и по сей день. Прежде всего, философ показывает, что государство неоднородно, оно делится на части или группы людей, «которые сопоставимы со сходными частями, или мускулами, естественного тела». Он сформулировал понятия «законная» и «противозаконная» группы населения.

В его определении «группы людей» по сути, раскрывается понятие политической партии, которая является частью общества и «известным числом людей, объединенных общим интересом или общим делом»1.

Используя классификацию Гоббса, можно отнести легальные партии к упорядоченным политическим группам, которые зависимы, «подвластны Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Избранные произведения в двух томах. Т.2. М., 1964. – С. 244.

какой-нибудь верховной власти». По определению Гоббса, «политическими (иначе называемыми политическими телами и юридическими лицами) являются те группы людей, которые образованы на основании полномочий, данных им верховной властью государства»2. Деятельность политических партий всегда ограничена, и эти границы предписываются верховной властью, и предначертаны законом. Современно звучат слова Гоббса для сегодняшнего этапа развития политической системы в России, так как политические партии без их государственной регистрации в качестве юридических лиц не обладают всеми правами, предоставляемыми ими по закону: участвовать в выборах, в распределении депутатских мандатов, получать государственное финансирование, создавать свой избирательный фонд и т.д. Те же группы людей, которые не зарегистрированы, Гоббс называет противозаконными. В известном труде Гоббса «Левиафан»

содержится объяснение необходимости для политических организаций специальных писаных грамот, содержащих разнообразные ограничения в отношении круга задач, решаемых партией. В настоящее время под этими грамотами подразумеваются уставы. Таким образом, нормативную основу деятельности партий, по предположению Т. Гоббса составляют уставы (грамоты), акты регистрации (жалованная грамота), законы верховной власти.

В своем сочинении Гоббс затрагивает проблему ответственности политических тел (партий). Он разграничивает ответственность отдельных представителей партии и организации в целом. Если представитель «политического тела», партии совершит противоправное действие, запрещенное и уставом организации, и законами, то он несет персональную ответственность. Если же партийное собрание примет решение, противоречащее уставу или законам, если его постановление преступно, то ответственность ложится на всю организацию. Она подвергается следующим наказаниям: роспуск (ликвидация), лишение грамоты (регистрации), Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Избранные произведения в двух томах. Т.2. М., 1964. – С. 245.

денежный штраф.

Гоббс проанализировал с позиций сравнительно-правового метода достоинства и недостатки демократической формы правления, в которой вся власть принадлежит верховному собранию. Он сопоставляет ее с верховной властью монарха, не отдавая предпочтения только одной их них, и наделяет верховное собрание или парламент законодательными и контролирующими полномочиями. Таким образом, Гоббс положил начало исследованию политических партий как государственно-правовых институтов и парламентских учреждений с позиций философии права.

Родоначальник теории разделения властей английский философ и государственный деятель Джон Локк (1632-1704) внес огромный вклад в разработку учения о политических правах человека, в частности, о праве на создание новых объединений и выборе представителей во власть. Локк утверждал, что именно народ создает законодательный орган власти для того, чтобы осуществлять власть «либо в определенное время, либо тогда, когда в этом есть необходимость, а когда ему мешает какая-либо сила делать то, что необходимо для общества и от чего зависит безопасность или сохранение народа, народ вправе устранить эту силу силой же»1.

Рассуждения Гоббса и Локка о правовых рамках политического поля, на котором борются партии, были продолжены и развиты английским политическим философом, государственным деятелем и писателем Генри Сент Джон, лорд Болингброком (1678-1751) в начале XVIII в. Он считал партии частью английской конституции, т.е. государственного устройства. В произведении «Рассуждение о партиях» Болингброк рассуждает о том, что именно конституция определяет рамки политического поля и создает условия партийной борьбы. «Ныне же основной заслугой партий является противодействие тем, кто превозносит коррупцию, разоблачение средств, которыми ее можно усовершенствовать на погибель нашей конституции и, Локк Дж. Два трактата о правлении. Книга вторая. // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века: Хрестоматия / Отв. ред. А.А.

Вешняков. – Калуга, 2003. – С. 142.

следовательно, нашей свободы»1. Болингброк признает реальность и неизбежность партий в обществе, указывает их полезность и необходимость в критических ситуациях. Партия, по его мнению, столь же необходима для политики, как необходима церковь для религии. Ее предназначение заключается в критике власти и друг друга, в противостоянии коррупции и сохранении стабильности и позитивных качеств государственного устройства. Определение же партии он давал схожее с уже известным определением Гоббса – «это группа лиц, объединенных общностью интересов и мнений»2. В работе «Идея о короле-патриоте» Болингброк высказал мысль об отношениях между руководителем государства и парламентскими фракциями, которые преследуют более узкие, частные, личные, корыстные интересы, поэтому «фракция – худший вариант партии»3.

Болингброк одним из первых в английской политико-правовой мысли четко разграничил понятия «партия» и «фракция». Исследователь творчества Болингброка Е.Б. Рубинштейн приходит к выводу о том, что концепции партии предстают в его творчестве в двух взаимосвязанных аспектах:

абстрактно-теоретическом и конкретно-историческом. Нас интересует первый аспект, согласно которому партии признаются политическим злом, так как они используются «преступным государем и его министрами для узурпации власти, когда враждующие партии покушаются на основы существующей конституции, когда правящая партия с помощью коррупции вопреки всем конституционным нормам установила зависимость парламента от правительства». По его мнению, глава государства должен занимать надпартийную политическую позицию, «лишь ощущающий себя вне партий, вставший над партийными распрями, он сможет увидеть и осознать не партийные, а общенациональные интересы»4. Болингброк считается одним из Болингброк Г. С. Д. Рассуждение о партиях // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века: Хрестоматия / Отв. ред. А.А. Вешняков. – Калуга, 2003. – С. 184.

См.: Федоров Ю.В. Буржуазные партии в политической организации капиталистического общества (Критика концепций политических партий в современной буржуазной социологии). – Л., 1969. – С.32.

Рубинштейн Е.Б. Проблемы оппозиции, партии и правительства в политическом учении Болингброка:

депонированная рукопись. – М., 1989. – С. 27.

См.: Исаев Б.А. Теория партий и партийных систем: Учеб. Пособие для студентов вузов / Б.А. Исаев. – М., основателей теории оппозиции, которая является синонимом «партии страны», являющейся представительницей народа, осуществляющей связь между ним и правительством через парламент и ставящей своей целью завоевание власти и формирование правительства. Развивая эту теорию, он приходит к идее создания ответственного партийного парламентского правительства1.

Проблему взаимодействия партий и законодательной власти затронул в своем трактате «О партиях вообще» Давид Юм (1711-1776), крупнейший представитель шотландского Просвещения, философ, историк и экономист.

По мнению Т.Б. Бекназар-Юзбашева, Юм выделяет две стороны данного взаимодействия: во-первых, партии, воздействуя на законодательную власть, оказывают определяющее влияние на ход законодательного процесса и на характер самого права;

во-вторых, законодательство, в свою очередь является средством юридического воздействия на партийную динамику, представляет тот политико-правовой фактор, который в состоянии видоизменять и регулировать политическую жизнь партий»2. Негативно оценивая роль партий, Юм считает, что право и законодательство должно сдерживать их рост и развитие, контролировать методы политической борьбы партий, прекращать межпартийные междоусобицы. Английский теоретик главной причиной возникновения партий считал природу самого человека, его естественные страсти. Вместе с тем, в партиях он видел важный и неизбежный институт формы правления, которую можно обозначить как ограниченную монархию.

Еще одно оригинальное определение политической партии дает исследователь деятельности политических партий, член английского парламента Эдмунд Бёрк (1729-1797): «Партия – это группа людей, объединенных общими стремлениями к достижению их общими усилиями национального интереса на основе некоторых особых принципов, которые 2008. – С. 10.

Рубинштейн Е.Б. Проблемы оппозиции, партии и правительства в политическом учении Болингброка:

депонированная рукопись. – М., 1989. – С. 40.

Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. –М., 1988. – С. 25.

ими одобряются»1. В работе «Мысли о причине нынешнего недовольства»

(1770) в качестве рецепта свободного и благоустроенного правления Э. Бёрк выдвигает идею партийного правительства, согласно которой партии, победившие на выборах, формируют правительство, которое несет ответственность перед парламентом. Будучи сам активным партийным деятелем, парламентарием, он подробно описывает деятельность ведущих партий Великобритании, парламента, проводит сравнительный анализ порядка формирования и деятельности представительных органов в Англии и во Франции и на основе фактического материала формулирует основные постулаты парламентаризма, составляющие его суть. Благодаря творчеству Бёрка в англо-саксонских странах появилось новое положительное отношение к партиям как политическим институтам в условиях функционирования современных ему форм английского парламентаризма2.

Основу теории парламентаризма по праву составляет книга английского юриста, социолога, крупнейшего теоретика политического либерализма Иеремия Бентама «Опыт политической тактики», написанная в 1791 году, впоследствии переработанная Дюмоном и изданная под новым названием «Тактика законодательных собраний» в 1815 году. Она была написана в то время, когда парламент существовал только в Англии и зарождался во Франции, поэтому он обогатил науку государственного права и оказал практическую пользу тем народам и странам, которые переходили к представительным формам правления. Идеи Бентама легли в основу законодательных собраний всего мира, и он по справедливости провозглашен отцом парламентаризма. По мнению Бентама, требуется четыре условия, чтобы внушить нации постоянное доверие к ее представительному собранию:

1) прямые выборы, 2) сменяемость членов, 3) известные условия для избирателей и избираемых и 4) количество депутатов, пропорциональное территории. Еще одной гарантией доверия народа является гласность при См.: Федоров Ю.В. Буржуазные партии в политической организации капиталистического общества (Критика концепций политических партий в современной буржуазной социологии). – Л., 1969. – С.33.

Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. –М., 1988. – С. 25.

обсуждении и принятии законов. Ученый в защиту всех своих положений приводит много доводов, которые и сегодня весьма убедительно показывают, как должна быть выстроена деятельность парламента для того, чтобы быть максимально эффективной, несмотря на имеющиеся недостатки1.

Большой вклад в развитие теории парламентаризма и политических партий внес английский философ и общественный деятель Джон Стюарт Милль (1806-1873). В работе «Представительное правление» мыслитель предостерегает от тех опасностей, которые грозят государственной власти при представительной форме правления. Одна их них – это подчинение представительного правления преобладающему влиянию частных узкопартийных интересов, несовместимых с общим благополучием. Вторая – это использование административного ресурса на выборах. Милль писал в связи с этим: «Партия, слабейшая в отношении ко всем другим элементам силы, может преобладать, если ко всему этому к ней на весы брошена правительственная сила и вследствие этого одного может долго удерживать верх»2. По сути, Милль здесь рассматривает такую разновидность организации как партию власти, которая долго находится у власти не благодаря своей программе, политической силе, а лишь благодаря близости к органам правительской власти.

Большое внимание Милль уделяет представительной природе «равноправной демократии», предполагая, что народные представители выражают собою мнения своих партий, а большинство народа посредством своих представителей побеждает меньшинство. Ученый рассуждает, как сделать так, чтобы «в равноправной демократии всякая партия имела пропорциональное число своих представителей» в парламенте для принятия законов в интересах большинства населения, так как избиратели, не принадлежащие к партии местного большинства, не имеют представителей.

А ведь сущностью принципа демократии является представительство, Бентам И. Тактика законодательных собраний. Перевод М. К. Издание Л. А. Велихова. - СПб., 1907.

Милль Д.С. Размышления о представительном правлении // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века: Хрестоматия / Отв. ред. А.А.

Вешняков. – Калуга, 2003. – С. 619.

пропорциональное числу избирателей, «представительство всех партий. Без него нет настоящей демократии, а есть только ее вывеска»1. Данная задача разрешилась с помощью избирательной системы, предложенной Томасом Гэром. Эта система предусматривает, во-первых, пропорциональность представительства за всеми партиями массы избирателей в целой стране, а, во-вторых, каждый член парламента будет представителем какой-нибудь однородной партии. Поскольку успехов на выборах добивается только тот кандидат, который или пользуется местным влиянием, или тратит большие деньги, поэтому избиратели могут проголосовать за кандидата, пользующегося авторитетом во всей стране и имеющего схожие убеждения.

В результате применения данной системы прекратится «рабская подчиненность партии большинства», и вперед выдвинутся по преимуществу лучшие и наиболее способные из местных членов общества и по возможности такие, которые известны вне пределов своего округа2.

Таким образом, Милль признает необходимость партийной борьбы в представительных органах, способствующей назначению на государственную должность более-менее достойных лиц, и одновременно он считал, что партийные интриги приводят к власти малопригодных и случайных людей, особенно при отсутствии прямых выборов. В целом, английский мыслитель придавал большое значение политическим партиям в контексте обеспечения нормального функционирования парламента.

Противостояние же партий до такой степени определяет всю работу представительного органа, что при возникновении между партийными группировками взаимонейтрализующего равновесия в политической силе механизма3. Поэтому, по может произойти сбой представительного признанию Милля, необходима партийная конкуренция, активная деятельность политических партий для дальнейшего развития общества и Милль Д.С. Размышления о представительном правлении // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века: Хрестоматия / Отв. ред. А.А.

Вешняков. – Калуга, 2003. – С. 629.

Там же. – С. 632.

Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. –М., 1988. – С. 109.

государства.

Выдающийся английский философ и социолог Герберт Спенсер (1820 1903) дал критическую оценку органу представительного правления, так как парламент всегда стоит ниже среднего уровня страны, как в нравственном, так и в умственном отношении. Неэффективность деятельности представительной власти он объясняет недостатками избирательной системы, способствующей избранию лиц, не выделяющихся своими знаниями, здравым суждением и деловитостью, а политически благонадежных, дружески относящихся к господствующей партии. Таким образом, главным критерием выдвижения кандидатов является их партийная принадлежность. Предпочтения отдаются тем, на кого легко можно повлиять, кто готов подчинить свои личные взгляды политике партии, поэтому лучшие люди не входят в состав представительных органов. Низкий уровень развития представителей, а поэтому и назначаемых ими лиц в совокупности с преследованием личных интересов и постоянным давлением со стороны партий, с разделенной ответственностью, препятствуют удовлетворительному выполнению обязанностей членами избираемых органов власти. Несмотря на все недостатки представительной власти, Спенсер всё же утверждает, что это лучшая форма правления, так как она является лучшим способом обеспечения справедливых общественных отношений, издания и поддержки справедливых законов1.

Одним из ярких представителей французской историографии является философ, писатель, историк Шарль Луи Монтескье (1689-1755). Развивая идею разделения властей, он на примере исторического прошлого разных стран вывел основной закон республики, заключающийся в разделении населения на классы, имеющие право голоса, показал разницу между аристократией и демократией. Они отличаются способом подачи голосов: в аристократии назначение происходит на основе выборов, в демократии - на основе жребия. Также Монтескье охарактеризовал такие законы демократии, Спенсер Г. Представительное правление и к чему оно пригодно? // Опыты научные, политические и философские / Пер. с англ. под ред. Н.А. Рубакина. – Минск, 1999. – С. 1204-1244.

как открытое голосование народа, принадлежность законодательной власти народу, дух равенства. А одну из слабейших сторон демократии он видел в том, что народ «не пригоден обсуждать дела», поэтому данная функция принадлежит избранным его представителям1.

Монтескье считает, что своеобразным показателем демократичности общественного строя являются возникновение, формирование, развитие и активная деятельность партий. Качество и степень свободы в стране он ставит в зависимость от наличия партий в государстве. По мнению Бекназар Юзбашева, данные принципиальные положения свидетельствуют о прогрессивном содержании «концепции партий» Монтескье и новом подходе к изучению партий2. В понимании Монтескье партии неизбежны, ибо «взаимная ненависть обеих партий там никогда не прекратится, потому что она всегда будет бессильна»3. Но здесь важно понять, что Монтескье понимает под термином «партия». Анализ его работы «О духе законов» и его концепции разделения властей свидетельствует о том, что партиями он считает группировки сторонников законодательной и исполнительной властей. Об образовании двухпартийной системы мыслитель рассуждал следующим образом, «так как исполнительная власть, располагающая всеми должностями, может там возбуждать большие надежды народа, не внушая страха, то на ее стороне окажутся все, кого она удовлетворила, и против нее выступят все те, кому нечего от нее ожидать…. Эти партии состоят из людей свободных : поэтому если бы одна из них слишком взяла верх над другой, то свобода стала бы действовать для понижения первой, а граждане подобно рукам, помогающим телу, старались бы приподнять другую»4. Однако, необходимо разумное ограничение партий и борьбы между ними, поскольку слишком широкая свобода партий, ведет, как считал мыслитель, к отрицанию Монтескье Ш. О духе законов // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века: Хрестоматия / Отв. ред. А.А. Вешняков. – Калуга, 2003. – С. 191-203.

Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. – М., 1988. – С. 46.

Монтескье Ш. О духе законов // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века: Хрестоматия / Отв. ред. А.А. Вешняков. – Калуга, 2003. – С. 209.

Там же.

свободы вообще, потере независимого положения.

Противоположное понимание природы представительства интересов народа можно выявить во взглядах еще одного французского философа Ж. Ж. Руссо. Он считает, что суверенитет народа не может быть представляем.

Следовательно, «депутаты народа» «не являются и не могут являться его представителями;

они лишь его уполномоченные;

они ничего не могут постановлять окончательно». Руссо разграничивает власть представительную от власти законодательной, которая принадлежит народу: «Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен;

это вообще не закон». Народ свободен только во время выборов членов Парламента, когда они избраны, он становится рабом, по словам Руссо, «он ничто». Руссо перечисляет предпосылки, приведшие к мысли о депутатах или представителях народа в собраниях нации «охлаждение любви к отечеству, непрерывное действие частных интересов, огромность Государств, завоевания, злоупотребление Властью», сюда же он относит лень граждан, наличие у них в избытке денег1. Но, тем не менее, общая воля неразрушима, неизвратима, она может быть подчинена другим волеизъявлениям, которые берут над нею верх. «Даже продавая свой голос за деньги, каждый гражданин не заглушает в себе общей воли, он только уклоняется от нее. Его вина заключается в том, что он подменяет поставленный перед ним вопрос и отвечает не на то, что у него спрашивают», что выгодно государству, а то, что выгодно какому-либо человеку или «партии, чтобы прошло то или иное мнение»2. Руссо делает вывод, что лучшее государственное устройство будет такое, в котором граждане больше заботятся об обществе, нежели о своих личных интересах. И если народ не может быть представляем в законодательной власти, то он может и должен быть представлен в исполнительной власти, которая по самой своей сущности отличается от первой, отделена от нее и является силой, Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или принципы политического права // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века:

Хрестоматия / Отв. ред. А.А. Вешняков. – Калуга, 2003. – С. 248.

Там же. - С. 253.

приложенной к Закону1. Таким образом, Руссо не является противником разделения властей, как считают многие современные интерпретаторы его концепции, он четко разделяет законодательную власть народа от власти Правительства.

Хотя партии Руссо считал инородным элементом в государстве, тем не менее, их возникновение неизбежно, как результат достижения определенного уровня развития общественных отношений. Партии Руссо рассматривает как определенных носителей общественного мнения, как фактор формирования политической воли граждан2.

Французский политический деятель Бенжамен Констан (1767-1830) сформулировал понятие партии как общности «лиц, публично исповедующих одну и ту же политическую доктрину»3.

Другой французский ученый, историк и политик Франсуа Гизо (1787 1874) считал партии, а не классы главными движущими силами гражданского общества. В каждом обществе существуют прогрессивные партии, способствующие ускоренному развитию и движению общественного организма, и регрессивные, консервативные партии, тормозящие его развитие. Во Франции эти партии представлены, по его мнению, партиями старого и нового порядка;

в Англии – охранителями и прогрессистами или тори и вигами. Кроме того, в парламентах обязательно существуют правящая и оппозиционная (оппозиционные) фракции4.

На примере американского опыта создания и деятельности парламента, политических партий французский историк и государственный деятель Алексис де Токвиль (1805-1859) сумел сформулировать принцип разделения законодательной власти на две палаты, понятие политической партии, различие между великими и малыми партиями, политическими объединениями. В его знаменитой работе «Демократия в Америке» ученый Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или принципы политического права // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века:

Хрестоматия / Отв. ред. А.А. Вешняков. – Калуга, 2003. – С. 248.

Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. – М., 1988. – С. 50.

См.: Исаев Б.А. Теория партий и партийных систем: Учеб. пособие для студентов вузов / Б.А. Исаев. – М., 2008. – С. 13.

Там же. – С. 13-14.

раскрывает правовую природу создания партий в США. Американцы широко используют предоставленное им право на объединения путем активной совместной деятельности, высказывания различных мнений. Как следствие пользования этим правом он называет систему представительства внутри одной партии, когда члены одного объединения при необходимости становятся группой избирателей и выбирают из своих рядов представителей внутри одной партии. Токвиль выделяет три этапа создания партий: «вначале людей объединяют общие взгляды, общее мировоззрение, между ними возникают чисто духовные связи. Затем, на втором этапе, эти же люди образуют небольшие объединения, представляющие собой фракцию партии.

И наконец, на третьем этапе они как бы формируют отдельную нацию внутри всей нации, свое правление внутри государственного правления»1, которые ученый называет партиями. Итак, Токвиль под партиями подразумевает группировки, которые объединяют людей, имеющих общие «взгляды на проблемы, интересующие в равной степени все регионы страны, такие, как, например, общие принципы государственного правления». Тем не менее, по признанию ученого, «партии – это зло, свойственное демократическому правлению, однако характер их в разные периоды неодинаков, и в основе их деятельности лежат различные побуждения2. …Великие партии потрясают общество, малые его будоражат;

первые раздирают его на части, вторые его развращают;

великие партии, потрясая общество, тем самым нередко его спасают, а малые без видимой пользы сеют смуту»3. Токвиль связывает возрастание активности партий и общественного возбуждения с выборами, в ходе которых «партии чрезвычайно заинтересованы в избрании своего кандидата», чтобы доказать, что их доктрины сумели завладеть большинством4.

Таким образом, французский мыслитель сформулировал естественно политическую сущность партий и их происхождение, классифицировал их на Токвиль А. Демократия в Америке: пер. с франц. / Предисл. Г.Дж. Ласки. – М., 1992. – С. 156.

Там же. – С. 144.

Там же. – С. 145.

Там же. – С. 118.

«большие» и «малые», ввел понятие «политическая ассоциация». Ценным является признание Токвилем наличия партий как неотъемлемого элемента демократического общества. Право на образование партии он считал столь же естественным и неотъемлемым, как и право личной свободы. Но одновременно признание закономерности факта существования партий и их влияния на общество сопровождается у Токвиля негативным отношением к ним. Он прямо призывает избегать пагубного влияния партий на судебные органы и на государственную власть в целом.


Исследованием американских политических партий занимался также английский правовед, историк, государственный деятель, Почетный доктор Оксфордского университета Джеймс Брайс (1838-1922), который совершив неоднократные поездки в Соединенные Штаты и собрав огромный материл, в 1888 году издал трехтомник «Американская республика». Он утверждает, что «в Америке главными движущими силами являются политические партии;

там правительство играет менее важную роль, чем в Европе, а партии более важную, и по мере того, как партии все реже придерживаются основных принципов, а их привязанность к этим принципам слабеет, их организация становится все более и более совершенной»1. Брайс сравнивает партии с двигательной силой нервов для мускулов, жил и костей человеческого тела, та как они вносят свою двигательную силу в сферу управления и определяют направление, в котором действуют органы правительственной власти 2.

Рассмотрев историю возникновения партий в Европе и Америке, Брайс пришел к выводу о том, что причинами их появления в Европе являлись:

введение представительной формы правления, вражда между богатыми и бедными, споры по вопросам о землевладении и религии, о преимуществах монархической или республиканской формы правления, а в Америке:

вопросы централизации или федеральной системы, противоположности между воззрением на индивидуальную свободу, как на самое ценное из всех общественных благ, и желанием сдерживать и регулировать проявления этой Брайс Дж. Американская республика. В 3 ч. Ч. II. – М., 1890. – С. 269.

Там же. – С. 267.

свободы. В Америке основа для создания партий очень проста, так как «всякая группа избирателей, назначающая своего собственного кандидата на должность президента или вице-президента Соединенных Штатов, считается политической партией»1. Брайс также выделяет функции партий, которые он называет целями их создания: 1) поддержание единодушия между членами партии;

2) вербовка новых членов;

3) агитация избирателей за партию;

4) информирование избирателей о политических вопросах;

5) выбор кандидатов – главная цель их существования. Затрагивает Брайс и вопросы партийной организации. Она состоит из двух частей: первая образована партийными комитетами в каждом избирательном округе и заведует политической деятельностью, а вторая отвечает за выдвижение кандидатов, которое осуществляется на собраниях, митингах. Дальнейшая часть работы Брайса, посвящена описанию процедуры назначения кандидатов и производству выборов, т.е. практической деятельности политических партий, как главных субъектов избирательного процесса2.

Продолжил изучение причин многопартийности американский ученый, профессор государственного права и президент Гарвардского университета Аббот Лоуренс Лоуэлл (1856-1943). В специальных работах «Партийное влияние на законодательство в Англии и в Америке» (1902) и «Правительство и политические партии в государствах Западной Европы»

(1896) он выделяет следующие причины появления партий или скорее факторы, влияющие на партийную систему: политическое несогласие во взглядах на форму правления;

вера избирателей в государственные учреждения вообще и правящую партию в частности;

черты национального характера, включая нелюбовь ко всякого рода организациям, в том числе к политическим партиям;

пропорциональная избирательная система;

обычай депутатских запросов – интерпелляций, который дробит парламентские фракции и ведет к многопартийности3. Итак, одним из решающих факторов, Брайс Дж. Американская республика // Теория партий и партийных систем: Хрестоматия / Сост. Б.А.

Исаев. – М., 2008. – С.19.

Брайс Дж. Американская республика. В 3 ч. Ч. II. – М., 1890. – С. 354-502.

Лоуэлл А. Правительства и политические партии в государствах Западной Европы // Теория партий и повлиявших на увеличение количества партий, многие зарубежные исследователи называют развитие избирательного процесса и переход на пропорциональную систему выборов.

В Германии в контексте учения о государстве понятие и сущность партий раскрыл выдающий философ Георг Вильгельм Фридрих. Гегель (1770-1831). Давая партиям в целом негативную оценку, тем не менее он не отрицает их политическую роль в качестве посредников между гражданами и органами государства, но при этом они должны выражать не единичные, особенные интересы, а ориентироваться на сохранение единства государства, «неделимость абсолютного суверенитета государя» и т.п. В работе «Английский билль о реформе 1831 г.» Гегелем высказаны соображения по вопросу формирования парламента и системы представительства. В частности, он считал несправедливым, что значительное количество мест в парламенте занимают знатные и богатые люди, что места в парламенте покупаются, и таким образом парламентское представительство превращается в предмет торговли и денежную сделку. Вместе с тем он признает, что благодаря поддержке друзей из партии, в парламент избирается целый ряд талантливых депутатов, считающих политическую деятельность делом своей жизни, обладающих для этого и достаточной независимостью в имущественном отношении. «Как ни резко разъединен на партии парламент и с какой бы резкостью эти партии ни обрушивались друг на друга, они тем не менее не являются противоположными фракциями, их интересы находятся в одной сфере»1. Представляется, что данные высказывания Гегеля свидетельствуют о том, что он оценивает партии как объективную реальность, как инструмент политики, хотя внутренне отвергает их самостоятельную роль и значение в системе управления государством.

Одним из первых ученых, кто выявил диалектический характер формирования и трансформации партий был немецкий философ, ученик партийных систем: Хрестоматия / Сост. Б.А. Исаев. – М., 2008. – С. 33-36.

Гегель Г. Английский билль о реформе 1831 года // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века: Хрестоматия / Отв. ред. А.А.

Вешняков. – Калуга, 2003. – С. 558.

Гегеля Иозеф Розенкранц (1805-1879). В работе «Происхождение понятия политической партии» (1843) он рассматривал политическую партию как процесс непрерывного развития под воздействием внутренних противоположностей, которые представляют собой разногласия между группами и отдельными членами партии. Он положительно оценивает внутрипартийные дискуссии при условии сохранения единства рядов партии, так как они выполняют позитивную функцию, служат дальнейшему развитию партийной идеологии и партийной организации1.

Впервые вопрос о необходимости анализа партий в рамках общего учения о государстве поставил известный немецкий юрист, правовед, политик Роберт фон Моль (1799-1873). Этот ученый ввел понятие «правовое государство», разделил на теоретическом уровне понятие государства от общества, развитие которого двигается борьбой различных партий за господство и осуществление своих убеждений. Он писан, что если партии «существуют, и там, где они существуют, они имеют огромное значение, в частности, в отношении устойчивости и действенности конституции: и поэтому правильное рассмотрение этого предмета является важной задачей учения о государстве»2.

Еще один выдающийся немецкий философ, экономист, автор «Манифеста коммунистической партии» (1848) Карл Маркс (1818-1893) обосновывал необходимость партии как политического центра революции.

Мыслитель научно обосновал концепцию революционной деятельности политической партии, тем самым сделав переворот в науке, выбрав объектом исследования не абстрактно существующие теории, а практику.

Член австро-венгерского парламента с 30-ти летним стажем Шоффель в работе «Парламентаризм» (1902), рассматривая парламентский образ правления во Франции, Италии, Германии и Австро-Венгрии, высказывает разочарование деятельностью парламента, так как он не представляет народ, а его самую малую часть. Он восклицает: «австрийский парламентаризм сам См.: Исаев Б.А. Теория партий и партийных систем: Учеб. пособие для студентов вузов / Б.А. Исаев. – М., 2008. – С. 15.

Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. – М., 1988. – С. 69.

по себе – невероятная ложь!», поскольку «меньшинство, представляющее в действительности семь восьмых населения, безгласно и должно безмолвно давать затирать себя искусственно составленным большинством в законодательных учреждениях». Чтобы положить конец «парламентскому обману», Шоффель предлагает создание парламента, основанного на всеобщем избирательном праве с пропорциональным представительством меньшинства»1, т.е. формируемого из кандидатов, выдвинутых политическими партиями.

Большой вклад в развитие науки конституционного права внес итальянский политик, юрист, профессор Римского университета Витторио Эмануэле Орландо (1860-1952). С позиций юридического метода он раскрывает основные теории правительственных форм, представительной формы правления, разделения властей, дает понятие представительства, рассматривает условия избираемости, функции парламента и др. Тем не менее, он не исключает из сферы конституционного права ни политических соображений, ни оценок с точки зрения идеала и целесообразности. В понятии и признаках представительства он находит вечную антиномию, существующую между рациональным, идеальным и теоретическим элементами и историческим, социальным и человеческим элементами. Для Орландо представительная форма правления кажется естественным продуктом, сообразным современным ему историческим условиям цивилизованного человечества, и она составляет громадный прогресс по сравнению с прежними политическими формами, но она далека от идеального юридического государства, так как никогда не устранит недостатки людей и незрелость исторического развития2.


Но далеко не многие ученые так позитивно относились к парламентарной форме правления, так как видели ее недостатки на практике в тех странах, где уже сложилась такая система организации власти. Недаром выдающийся ученый, основоположник немецкой социологии права Шоффель. Парламентаризм. Перевод с нем. Н. Памирской / под. ред., с введением и примечаниями Ю.Бартенева. – М., 1907. –С. 29-31.

Орландо В. Принципы конституционного права. – М., 1907. – С. 41-45.

профессор Гейдельбергского университета Георг Еллинек (1851-1911) предостерегал о том, что если государственно-правовая теория не желает уклониться от правильного пути, она должна постоянно иметь в виду реальную политическую жизнь. В свою очередь учение о государственном праве имеет большое значение для политики, которая без его помощи не может выполнить своей задачи. «Критика институтов публичного права есть политическая задача, к решению которой призвано учение о государственном праве»1. В отношении политических партий Еллинек считал, что они могут быть рассматриваемы с разных точек зрения и представляют обильный материал для научного исследования. Всестороннее познание существа их возможно, однако, лишь при том условии, если рассматривать их как общественные образования. Еллинек дает следующее определение политическим партиям – это группы, «которые объединены общими, направленными на определенные государственные цели, убеждениями и стремятся к проведению этих убеждений в жизнь»2. Принципиально важный вопрос, который поставил Еллинек, это анализ партий в качестве объекта научного исследования. В работе «Общее учение о государстве» ученый вывел партии за пределы собственно государственного строя и объекта государствоведения. Однако, хотя партийная организация и не имеет государственного характера, вместе с тем, по признанию Еллинека, она оказывает влияние на государство, тесно с ним взаимодействует, и поэтому появляется необходимость соответствующего теоретического отражения партий в учении о государстве. Так как каждая партия стремится попасть во власть или сохранить свое господствующее положение, Еллинек вынужден был признать, что в исследовании партий и их деятельности должен обязательно присутствовать государствоведческий элемент3.

В исторической перспективе на основе социологического метода исследовал развитие власти парламента и партий еще один крупный немецкий ученый конца XIX – начала XX вв. Макс Вебер (1864-1920). В Еллинек Г. Общее учение о государстве. Пер. под ред. В.М. Гессена и Л.В. Шаланда. – СПб., 2004. – С. 55.

Там же – С. 138.

Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. – М., 1988. – С. 112-113.

работе «Политика как призвание и профессия» (1918) он высоко оценивал роль господствующей партии в Англии, которая, по его словам, являлась единственной решающей политической силой. Она для утверждения своей власти в государстве нуждалась в «боеспособном совещающемся органе», т.е. в кабинете, состоящем из сведущих в делах деятелей, а по отношению к парламентской общественности – в ответственном за все решения вожде – главе кабинета. Так была создана английская система парламентских министерств, перенятая впоследствии в других европейских странах.

Постепенно партия превратилась из сети локальных партийных клубов и союзов в современное политическое «предприятие», в партийную машину.

Появились люди, профессионально организующие избирательные кампании, возник постоянный партийный аппарат, партийные чиновники, получающие заработную плату из партийной кассы, пополняемую за счет членских взносов1. Партийные организации начала XX века Вебер называет детищем демократии, избирательного права для масс, необходимости массовой вербовки сторонников и массовой организации, развития полнейшего единства руководства и строжайшей дисциплины. Со временем «предприятие» как политика остается, но оно переходит в руки профессиональных политиков, находящихся вне парламентов. И тогда не парламентская фракция создает основные программы и не уважаемые граждане занимаются выдвижением кандидатов на местах, а собрания организованных членов партии. Фактически же власть находится в руках партийных функционеров или же тех, от кого функционирование партии находится в финансовой или личной зависимости. И эта «машина»

навязывает свою волю парламентариям. Создание же таких машин, по мнению Вебера, означает наступление плебисцитарной демократии2.

Помимо Вебера почти в одно и то же время целый ряд ученых в разных странах уделяли внимание в своих исследованиях особенностям организационной структуры партий и влиянию этой структуры на Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения: Пер. с нем. /Сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н. Давыдова. - М., 1990. – С. 659-673.

Там же. – С. 675.

деятельность самих партий, а также на всю систему общественных отношений, на форму правления государства. К числу таких ученых относились Р. Михельс и М.Я. Острогорский.

Немецкий ученый Роберт Михельс (1876-1936) в книге «Социология политической партии в условиях демократии» (1911) раскрыл механизм перехода демократических отношений в олигархические в связи с усилением любой организации, разветвлением ее структуры, формализации ее функций.

«Организация завершает окончательное разделение любой партии или профсоюза на руководящее меньшинство и руководимое большинство», и таким образом демократия заменяется всесилием исполнительных органов.

Обнаруженная Михельсом закономерность имеет универсальный характер, так как его выводы можно применить не только к партиям, но и ко всему государству. Возрастание численности организации приводит к потере действенного контроля за действиями вождей со стороны масс, он становится фиктивным и передоверяется платным функционерам или ревизорам.

Согласно взглядам Михельса, «начало формирования профессиональных вождей означает начало конца демократии. Главным образом в силу логической невозможности самой «представительной» системы речь может только идти о парламентаризме или партийном делегировании»1. Партийные массы настолько привыкли считать парламент главным местом сражения за их интересы, что прилагают все усилия, чтобы облегчить дело своих стратегов, находящихся там. Массы старательно избегают любой резкой критики, способной каким-то образом ослабить позиции парламентской фракции, даже если эта критика носит принципиальный характер. Вожди делают ставку на безмолвие масс, когда отстраняют их от дел. Прямые выборы в партии заменяются косвенными. «Крайности конституированной партийной власти воспринимаются партией, выступающей против государственной власти, как естественная необходимость»2. Таким образом, критический анализ партийной организации, в частности, ее отступления от Михельс Р. Социология политической партии в условиях демократии (Лейпциг, 1911). Глава из книги «Необходимость организации» // Диалог. – 1990.- № 3. – С.58-59.

Там же.– 1990.- № 5. – С. 81-85.

демократических принципов привели к сближению взглядов Михельса на партии с позицией Ж.-Ж. Руссо, считавшего, что воля народа неотчуждаема, его суверенитет не представляем и не передаваем.

Таким образом, на протяжении XVII-XIX вв. политико-правовая мысль прошла путь от отрицания и резкой критики партий до их признания, определения их места в системе отношений между обществом и государством. Анализ английской, французской, американской, немецкой историографии по проблемам политических партий как институтов парламентаризма свидетельствует о развитии общественной науки в целом и ее вкладе в познание реальных объективных процессов политического размежевания общества, выделения групп профессиональных политиков, которые заручаясь поддержкой своего ближайшего окружения и единомышленников, идут во власть. Ученые данного периода внесли вклад в развитие теории о влиянии партий на процесс законотворчества, о механизме формирования представительных органов власти на выборной основе по предложениям политических партий, о наличии парламентских фракций в законодательных органах власти и т.п. Вместе с тем, мыслители видели и опасность в наличии сильных партий, способных узурпировать власть в государстве, привести к расшатыванию непрочного государственного строя и даже его краху.

В начале XX века критическое отношение к представительной системе правления, к парламентаризму и партиям было весьма распространено не только среди представителей зарубежной социальной науки, политиков, но и среди правоведов, ученых-юристов России (особенно во взглядах консерваторов). Совокупность зарубежных концепций о сущности и роли политических партий в государстве в формировании парламентской формы правления составила теоретико-методологическую базу для становления и развития российской государственно-правовой науки и, в частности, ее раздела, изучающего политические партии, их участие в выборах и в деятельности представительных органов власти.

Знакомство с зарубежным опытом функционирования парламента в европейских государствах и изучение трудов прогрессивных мыслителей способствовало появлению первых исследований в России, посвященных проблемам разделения властей, парламентаризму еще в XVIII-XIX вв.1 Так, уже в работах С.Е. Десницкого, М.М. Сперанского, Н.С. Мордвинова, С.А.

Куницына, декабристов П.И. Пестеля, Н.М. Муравьева, Н.И. Тургенева, М.П.

Бестужева-Рюмина и других признается теория ограничения власти монарха органом народного представительства, который хотя имеет отличия в разных концепциях по форме, но, по сути, является выборным учреждением, наделенным законодательными полномочиями. В середине XIX века в идеях славянофилов высказываются противоположные критические взгляды на парламентаризм, который сложился в Англии, США и других странах.

Недостатками данной формы правления они считали чрезмерную власть политических партий, устанавливающих буквально тираническую власть над народом, некомпетентность избранных депутатов парламента, механическое принятие решений по важнейшим вопросам жизни.

В России идеи перехода к парламентской форме правления, режиму конституционализма появились на рубеже XIX-XX вв. и разрабатывались в рамках либеральной теоретической модели переустройства общества.

Либерально настроенные ученые считали идеалом общественно политического устройства режим парламентаризма, при котором важнейшим центром консолидации общества и власти является парламент, в котором идет постоянный диалог между представителями общества (политическими партиями) и государственной властью (правительством, администрацией) 2.

Они и заложили первые традиции изучения теории политических партий в России. К либеральному направлению отечественной историографии можно отнести труды Б.Н. Чичерина, М.М. Ковалевского, Ю.С. Гамбарова, В.М.

Гессена, Н.А. Бердяева, П.Н. Милюкова, М.Я. Острогорского и др3. Они Онишко Н.В. Идеи и институты парламентаризма в политико-правовой мысли дореволюционной России :

дис. … д-ра юрид. наук. – СПб., 2003. – 322 с.: Кудинов О.А. Российские ученые XIX – начала XX вв. о народном представительстве // Право и политика. – 2003. - № 9.

См.: Модели общественного переустройства России. XX век / Отв. ред. В.В. Шелохаев. – М., 2004. – С.16.

Чичерин Б.Н. О народном представительстве. – М., 1899;

Ковалевский М.М. Происхождение современной демократии. – Т.2. – М., 1895. -810 с.;

Гамбаров Ю.С. Политические партии в их прошлом и настоящем. – разрабатывали методологию анализа партий как посредников между гражданским обществом и государством и рассматривали партии в контексте перехода к парламентаризму в классических его формах. Причем до создания политических партий и появления парламента в России отечественные исследователи могли изучать эти общественные институты чисто теоретически, беспристрастно, проводя сравнительный анализ их исторического развития в разных странах и делая объективные всесторонние выводы. В начале XX века многие ученые становились политическими деятелями, вступая в партии и рассчитывая на то, что их учения будут иметь широкую общественную поддержку и реализацию на практике.

Политическая идеология оказала значительное влияние на становление и дальнейшее развитие российской доктрины о политических партиях как институтах парламентаризма. Поэтому она представляет собой не единую стройную теорию, а совокупность разнообразных, порой прямо противоположных воззрений, которые можно сгруппировать в теоретические модели, соответствующие направлениям идеологии.

Идеология является одним из важных механизмов развития общества и сознательного переустройства государства. Идеология сплачивает людей с похожими взглядами как конкурентов в сфере государственной власти и стимулирует постепенное вызревание гражданского общества и парламентской демократии. Большинство ученых трактуют политическую идеологию как определенную доктрину, оправдывающую притязания той или иной группы лиц на власть (или ее использование) и добивающуюся в соответствии с этими целями подчинения общественного мнения собственным идеям. Выделяются различные виды идеологий и типы политических партий, их разделяющие: консервативные, либеральные, демократические.

Критерием разграничения политико-правовых идеологий можно СПб.,1904;

Бердяев Н.А. Россия и Запад // Антология мировой политической мысли. В 5т. – Т.4.-М.:Мысль, 1997. – С.593-599;

Милюков П.Н. Главные течения русской исторической мысли // Антология мировой политической мысли. В 5 т. – Т.4.- М.: Мысль,1997. – С.344-347;

Острогорский М.Я. Демократия и политические партии. – М.: РОССПЭН,1997. – 640с.

считать отношение к правам человека, к вопросу о соотношении личности и государства. Отличие либеральной идеологии от других заключается в том, что она не подавляет индивидуальную свободу и основана на принципе добровольности, т.е. свободном выражении воли ее сторонников. Высшей ценностью в этой доктрине является человек, его права и свободы.

Государство не перевоспитывает его, а воспринимает его таким, каков он есть, и наоборот занимается самоограничением собственной власти, создавая условия для развития человека.

В отличие от либерализма существуют идеологии, которые или отказываются от защиты и гарантии прав личности, или, теоретически их декларируя, сознательно игнорируют, заменяя их для достижения какой-либо высшей цели комплексом законодательных норм, не обязательно соответствующих демократическому идеалу, и усмотрениями администрации. Эти идеологии определяются в научной литературе по разному. Помимо традиционного их деления на либеральную, консервативную, демократическую, А.Н. Медушевский предлагает классификацию идеологий по типу политических режимов: на демократические, тоталитарные и авторитарные. Демократические идеологии отстаивают принцип интеллектуальной свободы и творческого развития индивида, тоталитарные ориентированы на поглощение личности1.

В переходные периоды истории появляются неординарно мыслящие ученые, делающие попытки обоснования необходимости совершенствования существующего общественно-политического строя и предлагающие свое видение будущего страны, программы развития общества. Таким периодом, в чем-то аналогичным современному, был переход России к буржуазному типу государства во второй половине XIX в., во время которого была существенно Медушевский А.Н. Идеологии как явления мировой истории // Модели общественного переустройства России. XX век / Отв. ред. В.В. Шелохаев. – М., 2004. – С. 100.

обогащена российская наука и практика новыми концепциями парламентаризма, политических партий, конституционализма и другими идеями, как правило, заимствованными в тех зарубежных странах, где уже давно развивались капиталистические отношения. Обширная научная литература, появившаяся в России в конце XIX – начале XX вв., была посвящена вопросам сущности государственной власти и возможности изменения ее форм, формирования и функционирования органов народного представительства, создания и деятельности политических партий и другим проблемам, которые не потеряли своей актуальности и научной значимости в настоящее время и будет являться объектом исследования в данной работе.

Одним из первых русских ученых, кто еще до появления политических партий в России исследовал их сущность, роль и место в государстве и обществе, был Борис Николаевич Чичерин (1828-1904). В контексте исследования политической свободы, народного представительства, государственного механизма он изучает политические партии как их естественную и непременную составляющую. В ряде работ («О народном представительстве», «Курс государственной науки») целые книги, главы и параграфы посвящены теории партий. Чичерин в качестве источников происхождения партий наряду с сущностью государственной власти, разнородным составом общества, особенностями человеческого развития называет наличие представительных собраний, в которых противоположные интересы уравновешиваются при решении общих дел и рождают потребность в тесном соединении «одномыслящих людей» в одну дисциплинированную организацию или партию. По его мнению, партии возникают на основе политической свободы, зрелого общественного мнения, дисциплины и организации. И пока они не сложатся, не докажут свою способность управления государством, невозможно парламентское правление.

Мыслитель подметил еще одну особенность существования политических партий – это наличие борьбы, конкуренции между разными оттенками политической мысли, развитие вместе с обществом. Чичерин выводит правило общественного развития о наличии и борьбе в государстве двух противоположных начал: охранительном и прогрессивном. Каждое из этих начал «воплощается в известной партии, из которых одна держится, по преимуществу, начала порядка, другая начала свободы, ибо свобода есть главное орудие прогресса»1. Убедительно, аргументировано Чичерин доказал необходимость сосуществования партий двух направлений: консервативного и либерального. Однако ученый не останавливается на анализе лишь двух главных партий, он видит и другие, более крайние, радикальные и реакционные, «которые также принимают деятельное участие в политической борьбе и нередко решают победу той или иной стороны» 2.

Самой опасными для представительных учреждений являются партии, имеющие религиозный оттенок, поскольку они становятся нетерпимыми по отношению к другим партиям до исступления, проявляют крайний экстремизм, выражаясь современным языком, не приемлют компромисс и уступчивость в политической деятельности.

Таким образом, именно Чичерин положил начало анализу политических партий как институтов представительного образа правления, многопартийности как элемента парламентаризма в российской государственно-правовой науке. Применив социологический подход, он сформулировал законы функционирования представительных учреждений, сущность, свойства и назначение политических партий.

Развитие данный подход получил у профессора права Московского университета Вениамина Михайловича Хвостова (1868-1920), который в работе «Общественное мнение и политические партии» (М., 1906) показал положительную роль партий в государстве и системе парламентаризма3.

Несомненно, огромный вклад не только в российскую, но и в мировую науку в сфере исследования парламентаризма и политических партий внес депутат I Государственной думы, правовед М.Я. Острогорский (1854-1919).

Свой фундаментальный труд «Демократия и политические партии» (1898 г.) Чичерин Б.Н. О народном представительстве. – М., 1899. – С. 683-684.

Там же. – С. 687.

Хвостов В.М. Общественное мнение и политические партии. – М., 1906. - 63 с.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.