авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«В.И. ЕРЫГИНА ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ КАК ИНСТИТУТ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА (из истории политико-правовой мысли России конца XIX – начала XX вв.) ...»

-- [ Страница 3 ] --

в-третьих, существуют пробелы в изучении такого многогранного явления как политические партии, в частности, недостаточно внимания в юридической науке уделено роли политических партий в развитии парламентаризма, ответственности политических партий, партийному праву, партийному нормотворчеству, его месту в системе других социальных норм и влиянию на законодательство.

Хотя «партийное право» является сравнительно новым явлением в конституционном праве, однако оно имеет свою историю. Рассмотрим становление этого института хронологически по трем периодам развития конституционного права России: дореволюционному, советскому и современному. Отправной точкой рождения государственного (конституционного) права и оформления «партийного права» в России можно считать издание Высочайшего Манифеста от 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка». Впервые в истории Российского государства в этом конституционном акте провозглашалась свобода союзов, что способствовало легализации уже созданных партий и формированию системы самых разных политических партий: от социалистических до консервативных1. Для конкретизации положений Манифеста 4 марта 1906 г. император подписал документ под названием «Временные правила об обществах и союзах», в котором политические Кризис самодержавия в России. 1895-1917.–Л.:«Наука». Ленингр. отд-ние, 1984.– С. 245.

партии рассматриваются как разновидность обществ, перечисляются условия их регистрации и закрытия2. Хотя этот акт носил временный характер, однако, на практике им руководствовались вплоть до падения самодержавия.

Следующий шаг в оформлении «партийного права» был сделан 23 апреля 1906 г. с принятием Основных государственных законов, названный некоторыми современными исследователями «первой российской конституцией»3. В ст. 80 говорилось о том, что «российские подданные имеют право образовывать общества и союзы в целях не противных законам.

Условия образования обществ и союзов, порядок их действий, условия и порядок сообщения им прав юридического лица, равно как порядок закрытия обществ и союзов, определяются законом»4. Различные партии прилагали немало усилий для утверждения такого «общего закона», принятого в соответствии с законодательной процедурой, предусмотренной Манифестом 17 октября, а затем и Основными законами 1906г. Однако все их старания не увенчались успехом. Только после свержения самодержавия 12 апреля г. Временное правительство приняло постановление о союзах и собраниях, отменившее все ограничения свободы в этой сфере. А позже, 21 июня 1917 г., постановлением Временного правительства «О регистрации товариществ, обществ и союзов» был установлен судебный порядок регистрации и ликвидации союзов. Таким образом, до октябрьской революции начался процесс формирования «партийного права» как института конституционного права России, который был прерван после октября 1917 года.

В советский период развития отечественного конституционного права происходило сращивание партии с государством, присвоение ею государственно-властных полномочий. Все правовые акты органов власти Именной Высочайший Указ Правительствующему Сенату о Временных правилах об обществах и союзах // Российское законодательство X-XX веков. – В 5 т. – Т.9. Законодательство эпохи буржуазно демократических революций. – М. : Юрид. лит., 1994. – С.206.

Безуглов А. А. Конституционное право России. В 3 т. – Т.1. – М :ООО «Профобразование», ЦПЛ, 2001. – 797 с.;

Кудинов О. А. Основные государственные законы Российской империи в редакции от 23 апреля г. (история принятия и юридическая классификация). К 95-летию издания // Право и политика. – 2001. - №8.

С.121-128;

Миронов Б. Н. Социальная история России: В 2-х т. – СПб.,1999. – Т.2.-С.154-157.

Высочайше утвержденные Основные государственные законы // Российское законодательство X-XX веков.

– В 5 т. – Т.9. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. – М. : Юрид. лит., 1994. – С.

48.

любого уровня обязательно принимались под контролем со стороны соответствующих партийных органов РКП (б) – ВКП (б) – КПСС. Этот контроль обеспечивался тем, что все руководители административных органов обязательно должны были членами партии, т.е. подчинялись партийной дисциплине. Также по решению партийных органов производились назначения на должности, перемещения и снятия с должности.

В результате государство и партия поменялись местами, если до революции государство жестко регулировало деятельность партий, то в советский период с установлением монополии одной партии стало практиковаться принятие партийных решений, одобряющих те или иные государственные мероприятия или утверждающих соответствующие документы. Помимо общих политических директив (призывы, решения партийных съездов и пленумов, постановления центральных органов, прямые указания секретарей ЦК и др.) руководящая роль партийных инстанций проявлялась в том, что они рассматривали, согласовывали и утверждали те нормативные документы, которые затем принимались (а по сути дела, дублировались) государственными органами: ЦИК СССР, Верховным Советом СССР и его Президиумом, наркоматами и ведомствами. Такой порядок грубо противоречил Конституции страны, но он существовал в течение всей истории Советского государства. Монополия Коммунистической партии на политическую власть предусматривалась Конституцией СССР 1936 г. В ст. 126 впервые была закреплена однопартийная система в стране, в которой «наиболее активные и сознательные граждане из рядов рабочего класса и других слоев трудящихся объединяются во Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков),… представляющую руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных»1.

Это означало признание ВКП (б) единственной правящей партией. В целом ее отношения с другими государственными органами и Хрестоматия по истории отечественного государства и права. 1917-1991 гг. – М. : Зерцало, 1997. – С. 244.

общественными организациями регламентировались не правовыми, а партийными нормами, закреплявшими конкретные формы осуществления руководящей роли в обществе и государстве.. В 1970-е гг. роль Коммунистической партии еще более усиливалась, происходило огосударствление единственной правящей партии, но, тем не менее, законодательно эта монополия не была закреплена, за исключением статьи Конституции СССР 1977 г. о КПСС как «руководящей и направляющей силы советского общества, ядре его политической системы, государственных и общественных организаций»2. Таким образом, включение в Основной закон положения о партии в годы Советской власти свидетельствовало о признании той роли, которую она играла в организации и осуществлении государственной власти. Это была последняя конституция, в которой содержалась норма о партии.

Советский государственный строй был основан на примате партии по отношению к государству. Этот факт отмечали не только отечественные, но и зарубежные исследователи, в частности, профессор Страсбургского университета Ж.-П. Жакке. Он отмечал, что организованная на иерархической основе и строящаяся на принципе демократического централизма партия, в которой запрещались внутренние течения, осуществляла не только идеологическую диктатуру, но и контролировала деятельность государства, для которого подбирала руководителей. Такой симбиоз партии и руководства государства отмечался одновременным осуществлением одних и тех же функций партией и в государством на самом высшем уровне;

совмещались функции Генерального секретаря партии и Председателя Совета Министров или Председателя Верховного Совета1.

Партийные нормы подменяли собой правовые нормы, выполняя их функции.

Решения партийных органов ВКП(б)-КПСС были обязательны для всех членов партии, беспартийных, для государства и общества.

Там же. – С. 447.

Жакке Ж. - П. Конституционное право и политические институты: Учебное пособие / Пер. с франц. – М. :

Юристъ, 2002. – С. 205.

Таким образом, в советский период нашей истории партия наделялась правотворческими и властными полномочиями, что приводило к произволу властей и беззаконию. Постепенно коммунистическая партия фактически превратилась в орган государства и поэтому перестала быть «партией» в традиционном значении этого слова, лишь внешне сохраняя атрибуты общественной организации. «КПСС, - согласно Указу Президента РСФСР от 6 ноября 1991 г., - никогда не была партией. Это был особый механизм формирования и реализации политической власти путем сращивания с государственными структурами или их прямым подчинением КПСС»2.

В советский период развития государственного права научная мысль не была объективной в интерпретации деятельности партий. Будучи под прессом принципа «партийности» и марксистско-ленинской методологии интеллектуальные силы государствоведов были направлены на формулирование шаблонных оценок и ярлыков на все партии, кроме партий коммунистической ориентации. Советская юридическая наука много внимания уделяла критическому анализу буржуазных концепций политических партий и регулированию партийной деятельности в зарубежных странах, поскольку собственной партийной системы в нашей стране не было до начала 1990 гг. К числу работ названного направления можно причислить монографии Кейзерова Н.М. «Власть и авторитет» М., 1973), Даниленко В.Н. «Политические партии и буржуазное государство»

(М., 1984), Бекназар-Юзбашева Т.Б. «Партии в буржуазных политико правовых учениях» (М., 1988), Евдокимова В.Б. «Правовое регулирование политических партий в буржуазных странах» (Свердловск, 1990), Стародубского Б.А. «Политические режимы европейских буржуазных стран» (Свердловск, 1989), коллективную монографию «Классы, партии и политика в развивающихся странах Востока», статьи Чиркина В.Е., Юдина Ю.А., Сюкияйнена Л.Р., Комиссарова С.В., Троицкого С.В., Энтина Л.М., Супатаева М.А., Онана Э.С., Рябова С.В., Тихонова А.А., Александрова А.А., Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 1990. - № 42. – Ст.839.

опубликованные в сборнике «Партии в политической системе»1 и др.

Начиная с 1970-х гг. в трудах зарубежных юристов, в частности М.

Соболевского, П. Авриля, А. Потшалек, К. Вуйтович рассматривается проблема правового регулирования политических партий1. Это было связано с тем, что в большинстве зарубежных стран в 60-70-х гг. прошлого столетия были приняты специальные законы о политических партиях, подчеркивающие и подтверждающие их специфику по отношению к другим общественным организациям. Именно с этого времени, по мнению отечественного исследователя В.Н. Даниленко, политические партии в зарубежных странах получили признание де-юре, стали конституционно правовым институтом2.

Отмена 6 статьи Конституции СССР подорвала монопольную руководящую роль КПСС в обществе и положила начало современному этапу развития конституционного права России. Другие политические партии получили официальное право на существование лишь с 1 января 1991 года, когда вступил в силу Закон «Об общественных объединениях». После октября 1993 года были предприняты меры по стимулированию многопартийности. Главная из них – это введение смешанной мажоритарно пропорциональной избирательной системы со значительной долей пропорционального представительства, закрепленная в Положении о выборах депутатов Государственной Думы и введенным в действие Указом Президента от 1 октября 1993 года.

Следующий этап правовой институционализации политических партий в России связан с принятием Конституции РФ 1993 года, которая закрепила право на свободу объединений (ст.30), а, следовательно, и политических Кейзерова Н.М. Власть и авторитет. – М.: Юрид. лит., 1973. – 264 с., Даниленко В.Н. Политические партии и буржуазное государство. – М.: Юрид. лит., 1984. – 192 с.;

Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. – М: Наука, 1988. – 176 с.;

. Евдокимов В.Б. Правовое регулирование политических партий в буржуазных странах. - Свердловск, 1990;

Стародубский Б.А. Политические режимы европейских буржуазных стран. - Свердловск, 1989;

Классы, партии и политика в развивающихся странах Востока/ [В.Ф. Ли, Л.А. Фридман, В.М. Мазуров и др.;

Отв. ред. В.Ф. Ли;

АН СССР, Ин-т востоковедения].

– М.: Главная редакция восточной литературы, 1988. – 391 с.;

Партии в политической системе. Сборник статей. – М.: Издательство «Наук», Главная редакция восточной литературы, 1983. – 249 с.

Юдин Ю.А. Политические партии и право в современном государстве. – М., 1998. – С. 6-7.

Даниленко В.Н. Политические партии и буржуазное государство. – М., 1984. – С. 122-141.

партий. Основу для формирования и деятельности политических партий в нашей стране создают нормы российской Конституции, закрепившие в ст. такие принципы российской политической системы, как идеологическое многообразие, отказ от одной идеологии, запрет на существования в обществе государственной или иной обязательной идеологии;

гарантии от принуждения к вступлению в общественное объединение и пребыванию в нем;

необходимость соблюдения объединениями граждан Конституции РФ и законов (ч.2 ст.15).

Конституция РФ 1993 г. в отличие от предыдущих не содержит идеологических штампов, однако и она не стала результатом общественного согласия между различными политическими силами и социальными слоями, если вспомнить момент ее принятия. Если сравнить эту Конституцию с советскими конституциями, например, с Конституцией 1918 года, то можно утверждать, что она не стремится политически уничтожить оппонентов или ликвидировать их как социальный слой. Конституция РФ 1993 г. в ч.3 ст. закрепляет такие важнейшие принципы демократического государства, как «политическое многообразие, многопартийность».

Конституция является одной их форм или источником «партийного права». Ее положения являются только основой правового статуса политических партий, который детально должен регламентироваться иными нормативными актами. Среди них важнейшим является Федеральный закон «О политических партиях», принятый Государственной Думой 21 июня г. Это специальный общий закон, который детально регламентирует правовой статус партий, выделяет их среди других видов общественных объединений. До этого времени почти пять лет действовал Закон «Об общественных объединениях», впервые принятый 9 октября 1990 г. Этот Закон не выделял политические партии в качестве самостоятельного объекта правового регулирования. Они имели почти тот же правовой статус, что и иные общественные объединения. В мае 1995 г. был принят новый Федеральный закон «Об общественных объединениях», который определил, с одной стороны, общий правовой статус всех общественных объединений, а с другой – предусмотрел возможность принятия специальных законов, отражающих специфику отдельных их видов. Этот закон регламентировал деятельность партий до принятия специального закона «О политических партиях». Закон РФ о партиях вступил в силу 14 июля 2001 года. Ю.А.Юдин высоко оценивает значение этого документа, называя его своего рода «конституцией» для политических партий1. И не напрасно, так как закон регламентирует широкий круг общественных отношений, связанных с образованием и деятельностью политических партий. Закон дает юридическое определение самого понятия политической партии, устанавливает порядок образования, приостановления и прекращения деятельности партий, их права и обязанности, основные принципы их организационного строения, формы участия в политической жизни, источники финансирования и т.д. Положения Закона о политических партиях являются исходными для других нормативно-правовых актов, регулирующих те или иные стороны их деятельности. В ст.4 этого Закона определяются следующие источники «партийного права»: Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, Федеральный закон «О политических партиях» и иные федеральные законы. К федеральным конституционным законам, регламентирующим деятельность партий, относятся ФКЗ от 21.07.1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации», согласно которому судья Конституционного суда не может принадлежать к политической партии;

ФКЗ от 10.09.1995 г. «О референдуме Российской Федерации», в котором предусматривается создание политической партией инициативной группы для сбора подписей в поддержку инициативы о проведении референдума Российской Федерации»;

ФКЗ от 31.12.1996 г. «О судебной системе Российской Федерации», где подчеркивается принцип беспристрастности судей в отношении участников процесса, относящихся к общественным объединениям;

ФКЗ от 26.02.1997 г.

Юдин, Ю. А. Политические партии и право в современном государстве. – М. : Изд. группа ФОРУМ ИНФРА-М, 1998. – С. 29.

«Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», который запрещает Уполномоченным по правам человека быть членом политической партии;

ФКЗ от 30.05.2001 г. «О чрезвычайном положении в Российской Федерации», в котором предусматривается возможность приостановления деятельности политических партий в условиях чрезвычайного положения.

Как разновидность общественного объединения политические партии регулируются федеральными законами: «Об общественных объединениях», «О некоммерческих организациях», Гражданским кодексом РФ. ФЗ от 2507.2002 г. «О противодействии экстремистской деятельности»

устанавливает ответственность за совершение политическими партиями действий, направленных на изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ. Отдельные аспекты деятельности политических партиях регламентируются в целом ряде федеральных законов: «Об основах государственной службы Российской Федерации» и «Об основах государственной службы Российской Федерации», в которых закрепляется принцип внепартийности государственной и муниципальной службы. В ФЗ от 25.02.1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации»

запрещено ограничение прав граждан на основе использования информации об их партийной принадлежности.

В соответствии с п.1 ст.36 Федерального закона «О политических партиях» политическая партия является единственным видом общественного объединения, которое обладает правом самостоятельно выдвигать кандидатов (списки кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти. Таким образом, закон признает политические партии основными субъектами избирательного процесса в отличие от предыдущего избирательного законодательства Российской Федерации, допускавшего к участию в нем практически все общественные объединения. В связи с принятием нового закона о политических партиях изменились и законы, регламентирующие правила и формы участия партий в выборах. На данный момент таковыми являются: Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», принятый Государственной Думой РФ мая 2002 года;

Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации», принятый Государственной думой РФ 1 декабря 1999 года (в редакции ФЗ от 21.03.2002 №31-ФЗ);

Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации», принятый Государственной Думой РФ 20 ноября 2002 года, а также избирательные кодексы субъектов федерации, например, «Избирательный кодекс Белгородской области», принятый областной Думой 28 ноября 2002 года (первая редакция - в 1997 году). В соответствии с новым законодательством политические партии играют решающую роль в федеральных, региональных и муниципальных выборах. Была введена пропорциональная система выборов депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации в отношении замещения не менее половины депутатских мандатов, которые распределяются между списками кандидатов, выдвинутыми избирательными объединениями (то есть политическими партиями). В состав избирательных комиссий в субъектах Российской Федерации в обязательном порядке теперь должно быть назначено не менее половины членов комиссии по предложениям политических партий, представленных фракциями в Государственной Думе или региональном парламенте, в отличие от прежде установленной квоты в одну треть. Участие партий в выборах представляет собой основное концентрированное выражение их социальной сущности и политико-правовой роли в механизме осуществления народовластия. Закон «О политических партиях»

предусматривает ликвидацию политической партии, если она не принимает участия в выборах в течение семи лет подряд.

Наряду с участием в избирательном процессе важнейшим видом деятельности политических партий является их парламентская деятельность.

Современный парламент партиен по своему составу и, следовательно, его функционирование во многом зависит от деятельности в нем политических партий. Это обусловливает необходимость ее правового регулирования, которое должно осуществляться рядом нормативных актов, относящихся к парламентскому праву. В отличие от зарубежных стран данная сторона правового регулирования российских партий фактически отсутствует. На наш взгляд, парламентские фракции в Государственной Думе Российской Федерации должны быть юридически признаны организационно коллективными субъектами и объектами парламентского права, т. е. их правовой статус должен определяться соответствующими законами.

Другими формами (источниками) «партийного права», наряду с законодательством, являются решения органов конституционного правосудия. Конституционный Суд Российской Федерации проверяет конституционность решений о приостановлении деятельности или роспуске политической партии, а также об ее имуществе. Например, Конституционный суд РФ принял постановление от 30 ноября 1992 года по делу о проверке конституционности указов Президента РФ от 23.08.1991 «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР», «Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР», «О деятельности КПСС и КП РСФСР» и «О проверке конституционности КПСС и КП РСФСР». В качестве высшего судебного органа конституционного контроля суд наделялся широкими полномочиями: проверка соответствия Конституции законов, указов президента, постановлений правительства, их отмена в случае признания неконституционными, запрет антиконституционных политических партий и общественных объединений и т.д. В настоящее время Конституционный Суд РФ функционирует на основе Закона «О Конституционном суде», принятом в 1994 г., который несколько ограничил его полномочия. Так, суд лишен права рассматривать вопросы по собственной инициативе, что должно гарантировать его объективность и беспристрастность, в целях деполитизации деятельности суда из его ведения изъято рассмотрение вопросов о конституционности политических партий и общественных организаций (правосудие должно быть вне политики). Таким образом, при анализе правовой регламентации политических партий необходимо учитывать и такую ее форму, какой является судебно прецедентная.

Следует констатировать, что становление «партийного права» как комплексного правового института конституционного права завершилось, и сейчас он находится на стадии его перерастания в подотрасль. Основы его уже прочно заложены действующим законодательством Российской Федерации. Понятие «партийное право» можно рассматривать как совокупность норм, санкционированных государством (законы, судебные решения) и регулирующих порядок формирования, внутренней организации и функционирования политических партий. Нормы эти различны по своей юридической силе, по происхождению, сфере регулирования. Их условно можно разделить на следующие формы или источники: Конституция РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, в частности специальный Федеральный закон «О политических партиях», решения органов конституционного правосудия.

Политические партии стали, по определению многих российских и зарубежных исследователей, органической, т.е. неотъемлемой, частью политической системы общества, государственного механизма, т.е. без партий становится невозможным функционирование современного демократического государства, полное и эффективное осуществление им своих функций.

М.В. Баглай утверждает, что в демократическом государстве политические партии выражают интересы основных социальных групп населения. Партии разрабатывают и представляют избирателям альтернативные варианты наиболее оптимальных, по их мнению, решений проблем общественного развития. «Многопартийность, следовательно, выступает как форма политической демократии и важнейшая предпосылка формирования органов государственной власти»3.

Становление многопартийности в современной России способствовало Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов.- 3-е изд., изм. и доп. – М., 2001. – С. 151.

развитию политико-правовой мысли, юридическому обоснованию необходимости правового регулирования новых институтов общественно политической жизни общества, каковыми являлись политические партии.

Длительное время шли принципиальные дискуссии среди юристов по вопросам определения законодательных рамок деятельности политических партий, принципов их взаимоотношения с государством. В частности, обсуждался вопрос о том, кто должен регистрировать политические партии и контролировать их деятельность. Разброс мнений среди законодателей был достаточно широк – от органов внутренних дел, иных административных органов – до представительных учреждений и их комиссий и комитетов.

Победила точка зрения, согласно которой органом, регистрирующим политические партии, должно быть министерство юстиции, имевшее у себя специальную для этого службу2. Впервые определялись сроки для рассмотрения документов, представленных на регистрацию, требования к ним. По мнению С.А. Боголюбова, «главное заключалось в том, что отказ или задержка в регистрации партийных документов могли обжаловаться в суд и рассматривались в порядке гражданского судопроизводства»1. Одним из первых ученый поставил вопрос о финансировании политических партий, в том числе за счет федерального бюджета. По словам автора, проблема правового регулирования и контроля за субсидированием партии является наиболее болезненной и волнующей население. Поэтому в вопросах финансирования политических партий должны обязательно соблюдаться принципы гласности, свобода партий в распределении финансовых средств и т.п. Тем самым устанавливались гарантии нарождавшейся многопартийности, обеспечивался политический плюрализм.

Постепенно складывается доктрина взаимоотношений партий и государства, согласно которой партии способствуют согласию и миру в обществе, формируют общественное мнение, конструктивно участвуют в реформировании как общественного сознания, так и экономики, политики, Боголюбов С.А. Развитие законодательства о партиях в России // Право и многопартийность в России.

Сборник статей и материалов. – М., 1994. – С. 23.

Там же.

права, государство обеспечивает партиям равный доступ к государственным средствам массовой информации, предоставляет партиям помещения и др.

Подробно проблема государственной регистрации общественных объединений рассматривалась в работе С.А. Авакьяна «Политический плюрализм и общественные объединения в Российской Федерации:

конституционно-правовые основы». С философских позиций ученый рассматривает вопросы о целях регистрации для общественных объединений, включая политические партии, с одной стороны, и государства, с другой стороны. При этом аргументами в его теоретических рассуждениях являются ссылки на широкий круг источников, в частности, законы, подзаконные акты, уставы. В работе Авакьяна заложены принципиально важные основы юридического анализа многих новых для российской науки понятий таких, как «политический плюрализм», «самостоятельность и независимость общественных объединений», «территориальная структура общественных объединений» и др3.

Широко используя знания зарубежного законодательства о политических партиях, Ю.А. Юдин в работе «Политические партии и право в современном государстве», исследует правовое положение и законодательное регулирование политических партий в Российской Федерации, тем самым значительно обогащает науку конституционного права, в частности, включает в нее новые понятия, такие как «партийное право», «правовая институционализация политических партий»4.

Одной из первых специальных монографий, посвященных проблемам правового регулирования процессов становления многопартийности в постсоциалистической России, явилась работа В.В. Лапаевой «Право и 1999)1.

многопартийность в современной России» (М., В работе рассматриваются этапы формирования многопартийности в России, раскрывается роль права в этом процессе, разбираются особенности участия Авакьян С.А. Политический плюрализм и общественные объединения в российской Федерации:

конституционно-правовые основы. – М., 1996. – 359 с.

Юдин Ю.А. Политические партии и право в современном государстве. – М.: Форум-Инфра, 1998. – 285 с.

Лапаева В.В. Право и многопартийность в современной России. – М.: Издательство НОРМА, 1999. - 304 с.

политических партий в выборах и парламентском процессе.

Есть целое направление в юридической науке, которое изучает политические партии как институт гражданского общества, как общественную организацию. Среди авторов, занимающихся данной проблемой, следует назвать Л.Ю. Грудцыну, О.В. Орлову, З.М. Зотову, С.А.

Абакумова, В.А. Максимова, А.П. Мясникова и др. Весомый вклад в научное осмысление реальной роли и места политических партий в современных условиях развивающегося гражданского общества в России был внесен в ходе российско-германской научно-практической конференции, состоявшейся в мае 2004 года в Ростове-на-Дону, на тему: «Проблемы соответствия партийной системы интересам гражданского общества современной России»2.

Проблема участия политических партий в избирательном процессе получила развитие в работах И.Б. Борисова, О.Е. Кутафина, М.В. Баглая, Ю.А. Веденеева, В.И. Лысенко, А.Е. Постникова, С.В. Большакова, А.А.

Вешнякова, А.Г. Головина, А.В. Зиновьева, З.М. Зотовой, А.В. Иванченко, С.Д. Князева, М.С. Матейковича, Е.П. Дубровиной, М.А. Котеговой, В.А.

Лебедева, П.М. Кандалова, Н.Н. Неровной, Е.Е. Скосаренко и др. Среди большого количества научной литературы, посвященной федеральным и региональным аспектам избирательных кампаний политических партий, значительный удельный вес составляют научные статьи, которые более оперативно откликаются на все изменения избирательного законодательства и публикуются в специальных журналах («Журнал о выборах», «Вестник Центральной избирательной комиссии Российской Федерации» и др.).

О возрастании интереса ученых-юристов к исследованию политических партий свидетельствует и наличие большого количества диссертационных работ, раскрывающих политико-правовые аспекты деятельности политических партий. Среди них большая часть защищена по специальности «конституционное право», так как именно эта отрасль права в наиболее Проблемы соответствия партийной системы интересам гражданского общества современной России (тезисы докладов и сообщений на российско-германской научно-практической конференции). Май 2004 г. / Отв. ред. В.Г. Игнатов. Вып. 1, 2. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2004.

широком объеме регулирует отношения, связанные с образованием, организацией и деятельностью политических партий, с их участием в формировании и функционировании государственного механизма1. Можно с уверенностью сказать, что политические партии являются, прежде всего, важнейшим институтом конституционного права. Вместе с тем, учитывая сложный многоплановый характер политических партий, они стали объектом исследования и общей теории государства и права2. С помощью формально догматического, сравнительно-правового, конкретно-исторических методов научного исследования теоретикам государства и права удалось показать роль и место партий в политической системе общества, в современной российской государственности.

В юридической литературе по общей теории права и конституционному праву были даны различные понятия и выявлены признаки политических партий. Политические партии признаются в качестве коллективных Анчуткина Т.А. Правовой статус депутатских объединений в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. – М., 2003;

Байкова Т.К.

Конституционно-правовой статус политических партий в Российской Федерации : дис….канд. юрид. наук. – М., 2002;

Блинкова Н.Ю. Правовое положение политических партий на современном этапе: сравнительный анализ законодательства Российской Федерации и Федеративной Республики Германии: дис. … канд. юрид.

наук. 12.00.02. – М.,2009;

Дорофеев С.Н. Эволюция правового статуса политических партий в Российской Федерации и Германии: сравнительно-правовое исследование: дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. – М., 2007;

Дубровина Е.П. Политические партии как субъекты избирательного процесса в Российской Федерации: дис.

… канд. юрид. наук. 12.00.02 – М., 2003;

Ермаков Е.Д. Политические партии – институт конституционного строя Российской Федерации. дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. – Саратов, 2004;

Заславский С.Е.

Политические партии России: процесс правовой институционализации. дис. … д-ра юрид. наук. 12.00.02. – М., 2004;

Заикин С.С. Соглашения политических партий в конституционном праве России: дис. … канд.

юрид. наук. 12.00.02. – М.,2013;

Казаченко А.А. Конституционно-правое регулирование организации и деятельности политических партий в современном демократическом государстве. Сравнительно-правовой анализ: дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. – М., 2005;

Курочкин А.В. Политические партии и движения в современной российской государственности : политико-правовое исследование. дис. … канд. юрид. наук.

12.00.02. – М., 2003;

Джалилов Э.А. Юридическая ответственность политических партий в Российской Федерации. – Тольятти, 2012;

Меликян А.Б. Правовое регулирование государственного финансирования деятельности политических партий. дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. – М., 2011;

Моисеев А.М.

Конституционное право граждан на объединение в политические партии и судебная практика его защиты:

дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. –М., 2009;

Неровная Н.Н. Конституционно-правовые основы участия российских политических партий в выборах: дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. – Челябинск, 2003;

Николаев А.С. Конституционно-правовые основы участия политических партий в формировании органов государственной власти в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. – Тюмень, 2007;

Олькова О.Н. Информационная деятельность политических партий в Российской Федерации:

конституционно-правовые проблемы: дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. – М., 2009;

Романенко О.В.

Финансирование политических партий в России: конституционно-правовые проблемы: дис. … канд. юрид.

наук. 12.00.02. – М., 2002;

Сологуб С.В. Конституционно-правовое регулирование статуса политических партий в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. –С., 2006;

Узунян Т.Т. Политические партии в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. 12.00.02. – М., 2001.

Резников Е.В. Социально-правовое развитие и правовой статус политических партий в России: дис. … канд. юрид. наук 12.00.01. – Волгоград, 2004;

Пономарев Е.Г. Политико-правовые основы многопартийности в российской империи и особенности перехода к однопартийной системе (историко правовой анализ): дис. … д-ра. юрид. наук 12.00.01.- Н. Новгород, 2000.

субъектов права, наделенных правосубъектностью1. К тому же они имеют свой правовой статус, то есть юридически закрепленное место партии в системе государственных и общественных организаций, а также обусловленный этим положением комплекс юридически значимых взаимоотношений2.

Правовой статус политических партий явился объектом исследования многих ученых-юристов сравнительно недавно, что свидетельствовало о повышении значимости партий для общества. И большинство исследователей едины во мнении, что правовой статус партии означает ее юридически закрепленное положение в обществе и государстве и состоит из нескольких составляющих: партии как общественные объединения граждан, как юридические лица, как субъекты властеотношений, наделенные определенными правами, обязанностями и мерой ответственности. Однако существуют иные точки зрения некоторых авторов, которые дают свои оригинальные трактовки правового статуса политических партий. Одни из них расширяют число составляющих его элементов, другие сужают, тем самым раскрывая его содержание. Так, Т.К. Байкова выявила тройную сущность партии, которая определяет следующие элементы ее правового статуса: «политическая партия во власти», «политическая партия как особая организация», «политическая партия как форма реализации прав индивида»3.

В.И. Русинов, В.В. Токмаков подошли к рассмотрению статуса партий с точки зрения реализации права граждан на объединение в политические партии. Используя данный подход, Русинов дал следующее определение политической партии: «это свободное общественное объединение граждан, возникающее в процессе реализации ими права на объединение на основе общих взглядов и идей, имеющее целью совместную реализацию последних в ходе достижения объединившимися гражданами политической, государственной власти посредством выборов либо иным законным Резников Е.В. Социально-правовое развитие и правовой статус политических партий в России : дис.

…канд. юрид. наук: 12.00.01. – Волгоград, 2004. – С.73.

Основы теории политических партий: Учебное пособие / под ред. С.Е. Заславского. – М., 2007. - С. 140.

Байкова Т.К. Конституционно-правовой статус политических партий в Российской Федерации :

дис….канд. юрид. наук. – М., 2002.

способом»1.

Противоположный взгляд содержится в тех работах, которые на первое место ставят не интересы личности, а государства, и соответственно политические партии рассматривают как инструменты государственной власти. По-разному оцениваются и взаимоотношения государства и политических партий. Так, В.Б. Евдокимов выделил три вида статуса партий в зависимости от признания их государством: легальный, полулегальный и нелегальный3. Если статус партий легальный, то по инициативе государства создается комплекс норм, регулирующих ее правовое положение.

Профессор С.А. Авакьян так сформулировал конституционно-правовой статус политических партий – «это закрепленное посредством норм конституции, законов и иных нормативных правовых актов политическое и социальное предназначение партий, основы положения в обществе и государстве, права и обязанности, организационные, структурные и материально-финансовые возможности их реализации, гарантии и ограничения существования и деятельности». По мнению ученого, целесообразнее использовать именно понятие «конституционно-правовой статус» вместо институционализации политических партий1. Многие ученые юристы в качестве своего объекта исследования выбрали проблему нормативного регулирования деятельности политических партий (А.А.

Казаченко, С.Е. Заславский, А. Байрамов, А.Е. Григорьев, А.Н. Волобуева). В отечественной научной литературе прослеживается терминологическое расхождение в определении понятия «институционализация» политических партий (в работах В.И. Даниленко, Ю.А. Тихомирова, Ю.А. Юдина, С.Е.

Заславского). Ю.А. Юдин под правовой институционализацией политических партий понимает «процесс превращения их в правовой институт путем все более широкого регулирования правом комплекса Русинов В.И. Конституционное право граждан на объединение в политические партии в Российской Федерации (проблемы теории и практики) : дис. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 1997. - С.30.

Евдокимов В.Б. Правовое регулирование политических партий в буржуазных странах. – Свердловск, 1990.

– С. 63-64.

Авакьян С.А. Конституционно-правовой статус политических партий в России: учебное пособие / С.А.

Авакьян. – М., 2011. – 15-16.

отношений, связанных с образованием, организацией и деятельностью партий»2.

С.Е. Заславский считает, что правовая институционализация партий не тождественна правовому регулированию их деятельности вследствие следующих причин: во-первых, правовая институционализация партий не исчерпывается вопросами правового регулирования, она «охватывает также вопросы правового воздействия на политические отношения, не реализуемые непосредственно через установление конкретных прав и обязанностей политических партий и связанных с ними субъектов права». Во-вторых, «правовая институционализация – это процесс юридического оформления и согласования разноплановых общественных интересов и вместе с тем один из векторов правовой политики государства, включающий помимо разработки правовых норм и принципов также и «нулевой цикл» правотворчества – выявление потребности в необходимости правового регулирования, а также его завершающий этап – воплощение правовых норм в действительность, их апробацию в практике и даже возможную коррекцию законодателем ранее принятых им правовых норм как факультативную стадию этого процесса. В третьих, институционализация представляет собой процесс правового признания партий, то правовое регулирование является не чем иным, как способом ее реализации за счет использования государством совокупности имеющихся в его распоряжении юридических средств (законов и подзаконных актов), обеспечивающих динамику и развитие указанного процесса»1. Заславский сформулировал также предмет правового регулирования политических партий, которым являются «общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами права на объединения, порядок создания, деятельности, ликвидации и реорганизации партий»2.

политических В качестве основного метода правового регулирования ученый называет императивный, проявляющийся в Юдин Ю.А. Политические партии и право в современном государстве. – М., 1998. – С. 5.

Заславский С.Е. Политические партии России: Проблемы правовой институционализации. – М., 2003. – С.16.

Там же. – С. 17.

установлении обязывающих и запрещающих норм, помимо этого применяются методы дозволения, автономии и равноправия сторон, поощрительный, рекомендательный3. Заславский называет закрепление их статуса партий и порядка их деятельности в различных нормативно-правовых актах формами институционализации. Одна из них «конституционализация» (определение статуса политических партий в основном законе страны). Другая форма институционализации определяется закреплением статуса политических партий в нормативно-правовых актах различного уровня: в федеральных конституционных законах, в федеральных законах «О политических партиях», «Об общественных объединениях» и др.

Третья форма – определение статуса партий в подзаконных актах, четвертая в правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации, пятая – в локальных правовых нормах политических партий – положениях их уставов4.

Зарубежные юристы, изучающие проблему правовой институционализации политических партий в рамках науки конституционного права зарубежных стран, выделяют две ее формы:

конституционную и законодательную. Хотя более точной представляется позиция Ю.А. Юдина, считающего названное различие искусственным и утверждающего, что происходящее «расширение объема правового регулирования отношений, связанных с порядком образования, организацией и деятельностью политических партий», позволяет говорить о формировании особого «партийного права» или «права партий»3.

Принятие Федерального закона «О политических партиях» в 2001 г.

явилось новым рубежом в научном исследовании политических партий в качестве особого правового института конституционного права. Однако следует отметить, что не только указанный закон составляет правовую основу функционирования политических партий, но и целый комплекс нормативных актов различных отраслей права (конституционного, Там же. – С. 19-22.

Там же. – С. 22-25.

Юдин Ю.А. Политические партии и право в современном государстве. – М., 1998. – С. 18.

административного, финансового, судебного) регулирует многообразные направления деятельности этого сложного субъекта права. Поэтому в научной литературе появился специальный термин для обозначения системы норм, определяющих правовой статус политических партий, – «партийное право».

Некоторые зарубежные авторы считают, что «партийное право»

представляет собой самостоятельную отрасль национального права.

Известный польский конституционалист М.Соболевский еще в конце 70-х гг.

XX века выразил сомнение: «Существует ли право партий, как, например, трудовое право, или ту же роль выполняют фрагментарно, от случая к случаю правовые нормы, касающиеся партий и их деятельности?». Сам он считает, что право политических партий существует, но оно лишь недавно появилось в немногих буржуазных государствах, и развито слабо4. Таким образом, уже в 70-х годах прошлого века понятие «партийное право»

признавалось в принципе.

Можно согласиться с доводами Ю.А. Юдина, который высказал предположение, что для выделения «партийного права» в самостоятельную отрасль все же нет достаточных оснований, поскольку правовое регулирование отношений, связанных с образованием, организацией и функционированием политических партий осуществляется преимущественно нормами конституционного права. В результате проведенного анализа зарубежного законодательства о политических партиях, он приходит к выводу о том, что «партийное право» наряду с избирательным и парламентским правом является подотраслью конституционного права, специфика, которой заключается в комплексном характере, так как отношения, составляющие предмет регулирования, регламентируются не только конституционно-правовыми, но и иными нормами.

В учебной литературе по «Конституционному праву зарубежных стран» чаще встречается понятие юридическая или правовая институционализация политических партий, под которым понимается процесс превращения политических партий в правовой институт путем Там же.

широкого регулирования правом комплекса отношений, связанных с образованием, организацией и деятельностью партий1. «Партийное право»

как правовой институт представляет собой совокупность норм права, регулирующих определенную группу общественных отношений, связанных с формированием, организацией и функционированием политических партий.

«Партийное право» является в основном институтом конституционного права, поскольку последнее включает в себя не только государственное право в единстве с муниципальным правом, но и гражданско-публичное право, состоящее из норм, регламентирующих различные формы негосударственного гражданского бытия индивидов и общественных объединений. Вместе с тем правовая регламентация политических партий не ограничивается лишь конституционно-правовыми нормами, она носит комплексный характер, в ней участвуют и другие отрасли публичного права (административное, финансовое, судебное). В этом, более широком плане политические партии выступают как институт публичного права. Тем не менее, не следует забывать о двойственном характере политических партий.

Они всегда имели как частные, так и публичные цели. Поэтому их можно рассматривать одновременно как публичные и частные институты, регулируемые правовыми и корпоративными партийными нормами. Но если политические партии урегулированы правом, они становятся публично правовым институтом. Таким образом, начиная с 2001 года и теоретически, и практически оформляется «партийное право» как институт конституционного права Российской Федерации.

В отличие от зарубежного конституционное право Российской Федерации фактически не рассматривает проблему «партийного права», юридической институционализации политических партий, ограничиваясь в основном характеристикой конституционно-правового статуса партий. По Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник / Под ред. А.С.Автономова. – М. :

Юриспруденция, 2001. – 396 с.;

Конституционное право зарубежных стран. Учебник для вузов / Под общей ред. М. В.Баглая. – М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – 819 с.;

Мальцев В. А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебно-методическое пособие. – Воронеж : Изд-во Воронежского государственного университета, 1998. – 384 с.

словам профессора А.Н. Кокотова, в рамках конституционного права России государственное право представлено рядом таких «мощных подотраслей», как парламентское право, избирательное право и право референдумов, конституционно-судебное право, право верхнего управления, прокурорско надзорное право, тогда как гражданско-публичное право состоит главным образом из слабо систематизированных, разрозненных, требующих детализации институтов и подотраслей1. В учебнике «Конституционное право России» под редакцией А.Н. Кокотова и М.И. Кукушкина впервые в отечественной науке встречается понятие «право общественных объединений и политических партий», которое оценивается как комплексный правовой институт, тесно соприкасающийся с внутриорганизационным правом общественных объединений2.

Рассматривая членство в политической партии как реализацию конституционного права граждан на объединение, Авакьян считает, что взаимоотношения между партией и ее членом основаны на внутрипартийных нормах и нормах морали. Однако достаточно спорно утверждение, что «отказ принять в партию гражданин не может обжаловать в суде», так как имеется судебная практика на основе обращений граждан по поводу их исключения из партии, по мнению бывших членов партии, нарушено их конституционное право на объединение в политические организации. В своей работе «Конституционно-правовой статус политических партий в России» Сурен Адибекович заострил внимание на проблемах индивидуального членства в политической партии, равноправия членов партии, безопасность пребывания в политической партии. Подробно им рассмотрены конституционно правовые требования к наименованию, символике, принципам деятельности, уставным документам политических партий3.


Таким образом, юридической наукой заложены основы теории политических партий как правового института. Вырисовывается Конституционное право России: Учебник / Отв. ред. А. Н.Кокотов, М. И.Кукушкин. – Екатеринбург: Изд во УрГЮА, 2001. – С. 28-29.

Там же. – С. 29.

Авакьян С.А. Конституционно-правовой статус политических партий в России: учеб. пособие / С.А.

Авакьян. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. – 190-247.

юридическая концепция, согласно которой деятельность политических партий в России ограничена законодательством, которое, с одной стороны, устанавливает государственные барьеры, препятствующие формированию фашистских, экстремистских организаций, а, с другой стороны, обеспечивает свободу союзов и ассоциаций, ограждения общества от конфликтности и беззакония. В дальнейшем считаем необходимым развитие теоретико правовой концепции политических партий в рамках теории государства и права, а не только конституционного права.

1.3. Методология юридического исследования политических партий Юридическая наука как составная часть общей системы знаний при исследовании своего специфического предмета, а именно политико-правовой реальности, использует многоуровневую методологическую базу, выработанную всеми общественными науками. Первый уровень научного правового исследования опирается на философские методы и принципы, среди которых важнейшими являются диалектико-материалистический метод и принципы объективности, всесторонности. Для того чтобы получить более реальную научную картину мира, необходимо рассмотреть изучаемый объект с разных сторон в разных плоскостях, во взаимосвязях с другими явлениями и в развитии. Например, чтобы познать правовую природу политических партий, необходимо рассмотреть их и как форму реализации права граждан на объединение, и как политическое объединение, и как юридическое лицо, имеющее свой правовой статус. Это постоянно изменяющийся и тесно связанный с органами государственной власти, другими общественными организациями, избирателями институт, имеющий свой творческий интеллектуальный потенциал для саморазвития и самоорганизации, который нельзя рассматривать изолированно от всех внутригосударственных явлений и процессов (экономических, социальных, социально-психологических, политических), а также от мирового политико-правового развития.

Анализ эволюции человеческой мысли, в том числе в политико правовой сфере, представляет собой процесс познания, в ходе которого исследуются ступени и формы научного знания. Совокупность методов и приемов, используемых современной наукой (анализ, синтез, моделирование, индукция, дедукция, восхождение от абстрактному к конкретному и от конкретного к абстрактному, метод абстрагирования) образует ее теоретико методологическую основу. Эпистемологический подход позволяет переосмыслить вклад в научное знание видных ученых-юристов и выделить в самостоятельную науку историю политических и правовых учений. Сама же мысль наших предшественников рождает новую мысль, обогащает юридическую науку новыми идеями и концепциями, вдохновляет ученых.

Однако для более глубокого изучения политико-правовых явлений недостаточно знания всеобщих принципов и приемов исследования, необходимо переходить на второй уровень научного познания, предусматривающий использование специальных методов, разрабатываемых различными общественными, гуманитарными, естественными и техническими науками. К ним относятся метод историзма, конкретно социологический, статистический, принцип социокультурного анализа (понимание правовой системы общества на фоне исторических, общесоциальных и культурных процессов), принципы единства исторического и логического, сочетания социально-институциональных и эпистемологических аспектов исследования. Данные методы необходимы для обоснования теоретических рассуждений в области юридической науки, для конкретизации выдвинутых теорий и подтверждения гипотез. Отдельные выводы будут более аргументированными и убедительными при наличии определенной эмпирической базы в виде ссылок на нормативно-правовые акты, цитат из произведений классиков юриспруденции, статистических данных, экспертных оценок и т.п. При этом один и тот же результат Степин В.С. Философия науки. – М., 2006. – С. 8.

эмпирического изучения политико-правовых явлений или факт принятия нового нормативно-правового акта может быть интерпретирован по разному1. Проверка полученных результатов исследования практикой именуется верификацией. Так, например, только знание реальной деятельности политических партий, а также нормативно-правовых актов, регулирующих их создание и функционирование, позволили Пухкаловой М.О. сделать вывод о том, что из «всех элементов западной цивилизации, именно политические партии, наименее юридически концептуализированы, хотя в политологических концепциях и дефинициях никогда не было недостатка»2. Исследователь объясняет это зависимостью правовой концептуализации от динамизма юридической аксиологии.

В отечественной юридической науке политические партии изучаются с помощью различных подходов и методов. Одним их них является исторический метод. Без знания истории, накапливающей и использующей опыт предшествующих поколений, невозможно понять, как и почему возникли политические партии, какие этапы они прошли в своем развитии, какой статус имеют в настоящий момент и перспективы их развития.

Важность политических партий как основы парламентарных государств весьма неоднозначно оценивалась в научной литературе и до сих пор вызывает сомнения и споры в современных исследованиях.

Можно согласиться с мнением И.Л. Честнова, который считает, что методы науки, в том числе и юридической, обусловлены историческим и социокультурным контекстом и их выбор предопределен «господствующим в данную эпоху в конкретной культуре-цивилизации мировоззрением»1. Так, одним их важнейших методологических принципов марксистской юридической науки, как и всякой другой общественной науки, советскими Честнов И.Л. Методология и методика юридического исследования: учебное пособие. – СПб., 2004. – С.

67-68.

Пухкалова М.О. Юридическая дефиниция политической партии в контексте правовой институционализации // Концептуальные основы диссертационных исследований докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов. – Ростов-на-Дону, 2003. – С. 156.

Честнов И.Л. Методология и методика юридического исследования: учебное пособие. – СПб., 2004. – С.

28.

учеными был назван принцип партийности, классовости, суть которого состояла в характеристике классовой сущности государства и права всех исторических типов и в оценке их служебной роли и назначения с позиции тех или иных классов. В настоящее время юридическая наука, освободившись от тотальной власти абсолютного логоса-центра, ориентирована на интеграцию различных методов и подходов к изучению политико-правовых явлений, активное заимствование западной правовой культуры, поиск новых методологических направлений, среди которых можно назвать феноменологию права, герменевтику, синергетику и др.

В отечественной юридической литературе долгое время, с 1920-х годов исторический метод рассматривался и продолжает оцениваться как метод эмпирических исследований, как средство для углубления знаний по теории государства и права и другим правовым наукам. Однако мы разделяем мнение тех ученых, которые считают, что исторический метод способствует получению теоретических знаний уровнем не ниже, чем знания, приобретенные логическим методом. В современном состоянии исследуемого, его структуре сохраняются всеобщие закономерности функционирования, действовавшие на предшествующих этапах, стадиях.

Результаты познания в форме новых теоретических положений, выводов, понятий, абстракций являются характерными для исторических исследований в той же мере, в какой они присущи теоретическим исследованиям. Историческому методу присущи такие приемы, как восхождение от конкретного к абстрактному, системно-структурный подход, восхождение от абстрактного к конкретному, метод генетического расчленения, системно-структурный подход, необходимый для изучения статических состояний в развитии исследуемого, их элементов, связей, отношений. Таким образом, исторический метод представляет собой способ изучения закономерностей функционирования и развития исследуемого путем воспроизведения его истории, генезиса во всем многообразии фактов, событий, сменяющих друг друга в хронологически последовательной форме и являющихся выражением внутреннего закономерного хода развития 1.

Данный метод активно применяется как в истории государства и права, так и в истории политических и правовых учений. В первом случае результатом познания будут являться институциональные формы научного знания, выражающиеся в исследованиях политико-правовых явлений и процессов, например, законодательных актов, государственной власти, структурных элементов политической системы, конкретных организаций, включая политические партии. Вторая из указанных наук применяет этот метод с целью получения качественно нового знания, выражающегося в форме теоретических конструкций человеческого мышления, здесь исторический анализ направлен на выявление особенностей человеческого познания, его обогащение и углубление. Именно данная наука соединяет два подхода в познании государства и права - исторический и логический и поэтому играет методологическую роль в изучении политико-правовых явлений наряду с философией права.

Историческая методология обогащает юридическую науку такими частнонаучными методами, как критика источников права, документов, исторических памятников, суждений, концепций, применяемые с целью получения знаний о событиях, явлениях, законодательных установлениях, юридической практике, существовавших в различные периоды жизни человеческого общества. Любое исследование в юридической науке следует начинать с анализа исторического развития исследуемого объекта, а также степени его изученности в научной литературе. Совершенно прав Д.А.


Керимов, который заявляет о необходимости соблюдения единства логического и исторического в исследовании любого правового объекта1.

Долгое время в европейских государствах политическая мысль в Сырых В.М. Метод правовой науки (основные элементы, структура). – М.: Юрид. лит., 1980. – С. 173-174.

Керимов Д.А. Методология права: Предмет, функции, проблемы философии права. – 4-е изд. – М., 2008. – С. 112.

вопросах изучения политических партий опережала правовую, и они развивались автономно друг от друга. И сейчас еще не прекратилась полемика о целесообразности исследования политических партий в рамках юридической науки, так как они являются политическими институтами, элементами гражданского общества. Но поскольку партии являются одновременно и частным, и публичным институтом, и политическим, и правовым феноменом и включены в сферу государственности, в публичную власть, в область публичного права, следовательно, на наш взгляд, они и должны изучаться не только политической наукой, но и юридической наукой только в определенном срезе, как субъекты права.

Против излишней «юридизации» познания политико-правовых явлений, т.е. их изучения только юристами можно привести следующие аргументы: во-первых, история политических и правовых учений свидетельствует о том, что исследованием государства и права занимались ученые различных областей знаний: философы, историки, политики, социологи и др.;

во-вторых, в качестве аргумента можно привести слова известного отечественного философа И.А. Ильина, который писал: «Право – могучий корень общественной, личной и духовно-культурной жизни всякого народа, поэтому те, кто числит право по ведомству лишь юриспруденции, не заглядывают в сущностные глубины правового бытия… Ни один философ, размышляющий о человеке, обществе, истории, не мог обойти темы права, и ни один вдумчивый теоретик права не минул стези философствования»2.

Если объектом исследования в юридической науке являются политические партии, то следует вначале проанализировать эволюцию идей об этом институте в истории политико-правовой мысли, а затем перейти к изучению современной теории о политических партиях. Познать правовую природу политических партий возможно только с позиций социальной философии, которая позволяет понять цели создания партий, характер их Керимов Д.А. О предмете и методологии всеобщей теории права // Методология юридической науки:

состояние, проблемы, перспективы. Вып. 1. Сборник / под ред. М.Н. Марченко. – М., 2006. – С. 11-12.

взаимоотношений между собой, гражданами и государством. Именно под влиянием философии ученые-правоведы рассматривают партию как закономерный процесс развития демократического государства и режима парламентаризма, как посредника между обществом и государством, как организацию, выражающую общественное мнение и групповые интересы граждан.

Тем не менее, юридическая доктрина о политических партиях требует использовать в научных исследованиях частнонаучные методы, которые формируются и применяются в рамках правоведения. В научной литературе к специфическим юридическим методам относят формально-догматический метод, метод толкования права и метод сравнительного правоведения.

Однако все они относятся к числу общенаучных, так как в их основе лежит логика, грамматика, системный и функциональный анализ. Существует, по мнению И.Л. Честнова, «некоторая специфика в применении логики, грамматики или сравнения в отношении правовых явлений»1.

Большинство же современных российских правоведов для изучения политических партий используют формально-догматический метод исследования, так как стоят на мировоззренческих позициях позитивистского правопонимания, ограниченного только познанием содержания действующего законодательства о политических партиях. Они считают, что подлинно научное знание о политических партиях может быть получено только лишь в рамках специальных юридических наук, в частности, конституционного права. Тогда как другие (философские, социологические, исторические) трактовки политических партий не имеют права на существование в рамках юридической науки. Поэтому многие конституционалисты занимаются лишь описанием и систематизацией явлений, в частности, изучают правовую регламентацию деятельности политических партий. Рассуждения позитивистов, стоящих на позициях формальной логики, сводятся к такому выводу, что отсутствие в Честнов И.Л. Методология и методика юридического исследования: учебное пособие. – СПб., 2004. – С.

103.

законодательстве какого-либо правового института исключает его из поля зрения ученых и даже из реальной действительности.

С помощью формально-догматического метода изучаются также уставы и программные документы политических партий, содержащие проекты будущего переустройства государственного строя России, а также нормативно-правовые акты, регулирующие порядок образования и деятельности партий. Дедуктивно-номологический подход к исследованию искомого объекта способствует научному объяснению, выведению гипотез и умозаключений на основе получения конкретной информации, содержащейся как в текстах документов, так и в практике деятельности политических партий.

Уяснение подлинного правового смысла политических партий как объектов научного исследования в рамках юридической науки возможно как эмпирически, в контексте реальных социальных и политико-правовых условий их функционирования, так и теоретически, абстрагируясь от практики их деятельности в конкретной ситуации, определенном месте и времени. Такие обобщения позволят выявить определенные закономерности в развитии партийной системы, ее влиянии на право и государство и сделать прогноз об оптимальной модели взаимоотношений политических партий и государства в условиях парламентаризма. Сделать такие выводы позволит анализ как дореволюционной, так и современной правоведческой мысли.

Значительная часть современных исследователей истории отечественной политико-правовой мысли признают методологический плюрализм, то есть по своему усмотрению они выбирают приемлемые для их мировоззрения методы исследования, которые наиболее оптимальным способом приведут их к цели получения достоверных знаний. Если в советский период в основном изучалась марксистская политико-правовая мысль во взглядах на все объекты государственно-правовой действительности, в том числе на политические партии, то в настоящее время, как правило, изучают либеральные и консервативные учения о государстве и праве и наоборот обходят стороной марксистские, демократические воззрения.

Сосуществование примерно в одно и то же время противоположных методологических подходов к исследованию одного и того же явления, можно объяснить наличием в данное время идеологического плюрализма. По нашему мнению, именно идеология, или идейно-политическое мировоззрение ученых играет ключевую роль в формировании и развитии методологических подходов, включающих в свою структуру как научные объективные методы познания, так и навязываемые общественному сознанию идеалы. Идеология как часть методологии наиболее изменчива, подвержена влиянию различных политических, экономических, социальных факторов. Познание права и правовых явлений на протяжении всей истории было подчинено интересам определенных социальных и политических сил.

Как справедливо отмечает В.М. Сырых, методология права носит конкретно исторических характер1. Доминирование определенных идеологических установок в ту или иную эпоху приводило к вытеснению методологического плюрализма и навязыванию всему обществу, в том числе и ученым, как субъектам познания, определенной системы ценностей. Так, например, В.В.

Балахонский выделяет следующие типы философско-правовой методологии в соответствии с доминированием определенных форм познания:

«метафизическую методологию, базирующуюся на умозрительных, интуитивно постигаемых представлениях о субстанциональных основах бытия и трактующую с этих позиций правовые реалии, например, Г. Гегель;

мифологическую методологию, фундаментом которой выступают идеологические установки, ориентированные главным образом на желательное определенным политическим силам восприятие права широкими слоями общества;

религиозную методологию, строящуюся по принципам религиозного познания и обосновывающую правовые явления догматами тех или иных религий;

позитивную методологию, исходящую из общенаучных принципов исследования и осмысления правовых аспектов Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т.1. Элементный состав. – 2-еизд., стер. – М., 2004. – 362.

социума»2. Каждая из этих методологий была преобладающей в определенный период времени.

Современная интерпретация конституционного принципа идеологического многообразия подразумевает сосуществование политико правовых доктрин, имеющих как разное содержание, так и разную форму их выражения. Формами политико-правовых доктрин могут быть высказывания и статьи политических лидеров, оппозиции, научные трактаты, программы политических партий. При парламентском режиме у партий, победивших на выборах в парламент и занявших там значительное количество депутатских мест, есть шанс превратить свои доктрины в нормы законов. В условиях президентской республики большое значение в правовой системе занимает доктрина главы государства, который сам возглавляет или поддерживает партию власти, фактически превратившуюся в часть государственного механизма. «Ее представители составляют большинство почти всех представительных органов государства, возглавляют исполнительные органы государственной власти», что, по мнению С.А. Денисова, приводит к тому, «что нормативные предписания (письменные и устные), исходящие от высших органов власти этого партеобразного объединения, становятся обязательными для должностных лиц государственных и муниципальных органов, являются, по сути, правовыми актами»2. По сути, доктрина главы государства – это официальная идеология, которая делит людей на два лагеря: сторонников и противников партии власти, так как концепция развития страны, предлагаемая Президентом РФ и Правительством РФ, находит свое воплощение в программе партии власти. Именно эта партия обеспечивает им победу и затем претворяет программу в жизнь.

Политическая партия, особенно если она становится правящей, участвует в разработке политического курса страны и его осуществлении, Особенно это наглядно проявлялось на выборах в законодательные органы власти субъектов федерации, на выборах Президента РФ, депутатов Балахонский В.В. Философские проблемы методологии права // Философия права. – 2011. - № 5. – С. 12.

Денисов С.А. Источники реального права // Конституционное и муниципальное право. – 2011. - № 4. – С.8.

Государственной Думы ФС РФ, когда избиратели из второго лагеря голосовали лишь бы за кого-нибудь, только не за партию власти. После же выступления оппозиции в декабре 2011 года, ее сторонники получили ярлык «люди с Болотной площади», и приравнивались почти к «врагам народа», так как мешали деятельности публичной власти. Партия «Единая Россия»

больше других подвергается критике, так как ее длительное нахождение во власти обращает на нее недовольство общества деятельностью всего государственного аппарата в целом.

В условиях многополярного мира, политического и идеологического многообразия управлять страной, населением очень сложно, так как, с одной стороны, нужно, учитывать интересы разных слоев населения, индивидуальные права граждан, а с другой стороны, нельзя допустить раскола общества, розни, агрессии и насилия. Идеологии, с одной стороны, сплачивают в одну организацию единомышленников, а, с другой стороны, разъединяют людей, деля их на своих сторонников и противников. Общество должно толерантно относиться к существованию разных даже полярных точек зрения, лишь бы они не выходили за рамки закона. Реализацией идеологического плюрализма можно назвать создание политических партий и иных общественных объединений, выражающих и воплощающих различные политические идеи и взгляды на государство, общество, законы.

В современную эпоху постиндустриального развития идеология является одним из важных механизмов развития общества и сознательного переустройства государства. Идеология сплачивает людей с похожими взглядами как конкурентов в сфере государственной власти и стимулирует постепенное вызревание гражданского общества и парламентской демократии. Большинство ученых трактуют политическую идеологию как определенную доктрину, оправдывающую притязания той или иной группы лиц на власть (или ее использование) и добивающуюся в соответствии с этими целями подчинения общественного мнения собственным идеям.

Выделяются различные виды идеологий: консервативные, либеральные, демократические (социалистические), в соответствии с которыми с определенной долей условности можно классифицировать политико-правовые теории. В данной работе будут проанализированы все три вида учений: либеральные, консервативные и марксистские. Каждая их этих теорий складывалась в конкретно-исторических условиях, и по-разному воспринималась обществом и руководством страны. В имперский период российской истории власть опиралась на консервативную идеологию, следовательно, поддерживала взгляды консерваторов на политические партии и парламентаризм. В советский период безраздельно господствовала марксистская идеология и официальная марксистско-ленинская трактовка политических партий. Либеральная же теория постоянно находилась в оппозиции официальной идеологии, и лишь в короткие промежутки времени она преобладала над остальными, например, с февраля по октябрь 1917 года, в конце 1980-х – начале 1990 гг.

Итак, с одной стороны, официальная идеология навязывает свою концепцию обществу, которое разнородно, и уже в современных условиях отвыкло от диктата какого-то единственно верного курса развития, единого взгляда на те или иные процессы, течения, организации, тем более она не приемлема учеными, отстаивающими свои точки зрения и по-своему прогнозирующими будущее нашего государства. Но, с другой стороны, государство должно выполнять идеологическую функцию, т.е. отстаивать определенные ценности и в некоторой степени руководить идеологическим процессом на государственно уровне. Иначе, по словам С.Ю. Пояркова, «никто толком не знает, для чего живет, живет просто так, без цели, без смысла, лишь бы выжить – и все»6. Закрепленные надпартийные ценности в Конституции РФ, как основном законе страны, такие, как приоритет прав и свобод человека, демократическое федеративное, правовое государство, не являются достаточными средствами, руководящими принципами для жизнедеятельности отдельных граждан и их объединений. Ту же свободу каждый трактует по своему: кто как ответственность за свой образ жизни, а Поярков С.А. Ценностные основания идеологии российского конституционализма // Конституционное и муниципальное право.- 2013. - № 6. – С. 19.

кто как вседозволенность. Поэтому мы наблюдаем тенденцию отказа людей от общих ценностей, причастности к интересам общества, коллектива, государства, их отстранение от общих проблем и выстраивание собственной системы ценностей, основанной на индивидуализме, эгоцентризме и гедонизме. На наш взгляд, самое важное не мифологизировать основной закон страны, официальную идеологию, а способствовать реальному ее действию, воплощению в повседневную жизнь. При этом важно придерживаться конституционного правила, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Глава ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В ИСТОРИИ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ МЫСЛИ РОССИИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВВ.

2.1. Теория парламентаризма в трудах российских мыслителей Парламентаризм нельзя учредить сверху, провозгласив его в конституции, он должен постепенно вызревать в недрах народного духа.

С.А. Котляревский Хотя в Конституции Российской Федерации 1993 года не употребляется термин «парламентаризм», тем не менее, в ней закреплены его основные принципы такие, как народовластие, разделение властей, федерализм, верховенство закона, законность, идеологическое и политическое многообразие, многопартийность, выборность, соблюдение прав и свобод человека и гражданина, коллегиальность принятия решений законодательными органами, гласность. Однако в практике деятельности органов государственной власти Российской Федерации и в отношениях их с населением перечисленные принципы не нашли должного отражения. Для того чтобы сформулировать понятие, выявить признаки парламентаризма, а также ответить на современные вопросы о наличии парламентаризма в России, о необходимости и возможности его установления в нашей стране, следует рассмотреть концептуальные подходы к анализу сущности данного явления.

Труды русских мыслителей конца XIX – начала XX вв. составляют теоретико-методологическую базу научного анализа концепций политических партий и парламентаризма, познание которых возможно только через глубокое параллельное исследование. Чтобы понять сущность политических партий, необходимо, используя дедуктивный метод, исследовать более широкое понятие, каковым является парламентаризм, а уже затем рассматривать многопартийность как один из его признаков.

На основе научных исследований видных ученых, трудов политиков и писателей складывались различные теоретические модели парламентаризма в России, в каждой из которых существенная роль отводилась политическим партиям, определявшим облик представительного органа, характер взаимоотношений с правительством, содержание законов и выражавшим политическую волю избирателей. Одни, чаще всего представители либерально настроенной интеллигенции, считали парламентаризм тем перспективным режимом, в сторону которого развивается современное государство1.

конституционное Другие, консерваторы, поддерживали движение против парламентаризма, являвшегося, по их мнению, источником политического и социального кризиса, злом, заключающим в себе начала деморализации и разложения2.

Котляревский С.А. Власть и право. Проблема правового государства.- СПб.: Изд-во «Лань», 2001. - C. 269 270.

Липранди А.П. (Волынец А.) Нужен-ли России парламентаризм? Дополнение к брошюре «Возможен-ли в Для того чтобы четко определить понятие парламентаризма, необходимо обратиться к трудам классиков отечественной юриспруденции, которые ввиду отсутствия собственного опыта развития парламентских учреждений в России глубоко исследовали зарубежные государственно правовые институты народного представительства и идеи иностранных авторов о зарождении и развитии парламентаризма. Этим во многом и обусловлено одно из существенных отличий воззрений дореволюционных авторов, находящихся под влиянием западноевропейской политико-правовой мысли, от современных учений о парламентаризме.

В России период становления и расцвета юриспруденции как науки приходится на XIX век, в эпоху господства позитивной методологии. Но уже в середине-второй половине данного столетия с появлением новых научных знаний, часто заимствованных из-за рубежа, на смену формальной догматике приходят новые методологические подходы к исследованию государственно правовых явлений: социологический, психологический, сравнительно исторический и др. С появлением юридических школ («официальной народности», славянофильской, государственной), общественных и научных организаций умозрения ученых стали носить политико-идеологическую окраску.

На рубеже XIX-XX веков сложилось три главных направления политико-правовой мысли: либеральное, консервативное, марксистское.

Расширилась область предмета и объекта исследования в правоведении.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.