авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«В.И. ЕРЫГИНА ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ КАК ИНСТИТУТ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА (из истории политико-правовой мысли России конца XIX – начала XX вв.) ...»

-- [ Страница 6 ] --

отсюда – 2) зависимость их от нации, а следовательно, и ответственность перед нею в том, как они применили порученную им власть»2. Отсутствие поддержки стоящего у власти кабинета со стороны парламента проявляется в следующих формах: во-первых, прямое Алексеев А.А. К учению о парламентаризме. – СПб., 1908. – С. 15.

Гессен В.М. Основы конституционного права. – 2-е изд. – Пг., 1918. – С. 171.

Гессен В.М. Основы конституционного права. – 2-е изд. – Пг., 1918. – С. 171.

Алексеев А.А. К учению о парламентаризме. – СПб., 1908. – С. 58.

выражение недоверия правительству или порицание его деятельности;

во вторых, отклонение внесенного кабинетом законопроекта или же в форме принятия законопроекта, предложенного оппозицией;

в-третьих, выбор парламентом президента, не принадлежащего к правительственной партии;

в четвертых, сложение с себя полномочий кабинетом вследствие неблагоприятных для него выборов в парламент, дающих перевес его противникам.

Четвертое условие, составляющее основу парламентарного режима как разновидности конституционного государства, заключается в «обособлении властей (функций)», т.е. в реализации основного принципа правового государства – теории разделения властей, основоположниками которой считаются Локк, Монтескье, Блэкстон. Вот как трактует этот принцип А.А. Алексеев применительно к парламентарному режиму:

«Кабинет, составленный из представителей доминирующей в данный момент партии, служит связующим звеном между главой государства и народом в лице его представителей, сглаживает неровности и шероховатости между правительством и законодательным собранием и умеряет возможные между ними глубокие конфликты». «Служа проводником политических взглядов парламента, принимая на себя задачу их осуществления, кабинет находится в постоянной от него зависимости, хотя в то же время вовсе не играет роли только послушного исполнителя его велений… Ему принадлежит руководительство политикой страны, он идет, так сказать, впереди парламента и, зная настроение поддерживающей его партии, он сам берет на себя инициативу изыскания тех средств, которые могли бы удовлетворить насущные нужды страны»1. «В основе парламентаризма лежит именно дружное сотрудничество, полная гармония взглядов между кабинетом и палатой»2.

поддерживающей его Подобные идеи о солидарности Алексеев А.А. К учению о парламентаризме. – СПб., 1908. – С. 38.

Там же. – С.40.

исполнительной и законодательной властей при парламентарном режиме высказывали С.А. Котляревский, В.М. Гессен и др. Тем не менее обе власти взаимно контролируют друг друга. Парламент следит за деятельностью правительства, посредством запросов, интерпелляций и назначения следственных комитетов контролирует его и выражает недоверие, хотя кабинет не всегда обязан выйти в отставку вследствие вотума недоверия парламента.

Из всех партий, существующих в России в начале XX века, только либеральные партии желали установления парламентского режима и реально добивались его установления на практике. На основе конкретной информации, содержащейся как в текстах документов, так и в практике деятельности политических партий, с помощью формально-догматического метода и дедуктивно-номологического подхода можно раскрыть содержание проектов будущего переустройства государственного строя России и найти объяснение природе и содержанию идеологических настроений и концептуальных воззрений представителей либеральной политико-правовой мысли. Документы и материалы политических партий позволяют осмыслить их вклад в разработку доктрины о политических партиях и парламентаризме.

Особенно подробно данные концепции разработаны руководителями конституционно-демократической партии и «Союза 17 октября». Свои идеи они воплотили и в партийных программах, чтобы материализовать свои проекты и претворить их в действие.

Конституционно-демократическая партия считала себя «партией народовластия, признающей власть народа высшей силой». Поэтому ее идеалом было представительное народное правление. Основным вопросом программы кадетов, принятой на первой учредительном съезде в октябре 1905 года, явилось народовластие, «народное устроительство». Из семи пунктов второго раздела программы «Государственный строй» пять посвящены организации и деятельности института народных представителей, определены его функции, среди которых выделялись три основные:

осуществление законодательной власти, утверждение бюджета, контроль «за законностью и целесообразностью действий высшей и низшей администрации», проявляющийся в виде запросов и интерпелляций к членам правительства со стороны народных избранников. Парламент, согласно воззрениям кадетов, формируется на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования, без различия вероисповедания, национальности и пола1. Таким образом, конституционно-демократическая партия выступала за ограничение власти монарха органом народного представительства, за введение в стране конституционной монархии с парламентским режимом.

Согласно программе октябристов в России предусматривается замена самодержавия конституционной монархией с народным представительством, формируемым на основе «общего» избирательного права, развитие и укрепление «незыблемых основ гражданских свободы», дарованных Манифестом 17 октября;

неотложный созыв Государственной Думы2.

В сложной политической ситуации Первой российской революции лидерам кадетов приходилось приспосабливать свои теоретические разработки к практическим условиям переустройства и обновления во всех областях жизни российского общества. Одним из таких вопросов, подвергшихся корректировке временем, было разграничение органов государственной власти по их функциям на учредительные и законодательные, а законов по их юридической силе на конституционные и органические. Не всем планам кадетов суждено было реализоваться. Их план реформирования государственного строя в России предусматривал следующую последовательность: начало переустройству государства должно было положить Учредительное Собрание, избранное на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования для выработки Основного закона, затем должно следовать образование «нормального законодательного Программа конституционно-демократической партии, выработанная учредительным съездом партии 12- октября 1905 года // Cъезды и конференции конституционно-демократической партии. В 3-х тт. / Т.1. 1905 1907 гг. – М.: РОССПЭН, 1997. – С. 36.

Программа «Союза 17 октября» [1906 г.] // Программы политических партий России. Конец XIX - начало XX вв. – М., 1995. – 341-345.

учреждения для дальнейших органических реформ», т.е. Государственной Думы. Далее Дума должна принять неотложные законы, необходимые для успокоения страны и мирного перехода к правильному народному представительству: о всеобщих, прямых, равных выборах, о правах и свободах граждан, установлении ответственности должностных лиц за нарушение закона в общем порядке гражданского и уголовного судопроизводства и ответственности министров перед законодательным собранием, назначении парламентского министерства, пользующегося доверием большинства Думы, осуществлении земельной реформы.

Однако жизненная ситуация заставила кадетов отступить от своих теоретических концепций, в сложившейся революционной ситуации они приняли решение участвовать в выборах в Государственную Думу и, несмотря на ее недемократический характер, взять на себя ответственность на правах парламентской партии, имеющей относительное большинство, за все ее решения. Таким образом, практическая деятельность данной партии показала ее «гибкость», т.е. способность соотносить желаемое с реальной действительностью и возможностями его осуществления. Член ЦК партии Ф.Ф. Кокошкин, видя невозможность принятия конституции, сделал следующий вывод: «Как известно, парламентарная система управления устанавливается повсюду не законом, а обычаем, и едва ли она может быть установлена иным путем и в России»1.

По мнению кадетов, в российском парламенте обязательно должны быть оппозиционные партии2. «Слабая оппозиция не ослабляет, а усиливает правительство»3. Партия народной свободы большое внимание уделяла взаимоотношениям с другими партиями, поскольку считала, что Доклад Ф.Ф. Кокошкина на втором съезде конституционно-демократической партии 5-11 января 1906 года // Cъезды и конференции конституционно-демократической партии. В 3-х тт. / Т.1. 1905-1907 гг. – М.:

РОССПЭН, 1997. – С. 76.

Прения по докладам на втором съезде конституционно-демократической партии 5-11 января 1906 года // Там же. – С. 85-86.

Отчет о дневном заседании 6 января второго съезда конституционно-демократической партии 5-11 января 1906 года // Там же. – С. 88.

многопартийность является неотъемлемым элементом парламентаризма.

Анализ партийных документов кадетов позволяет выявить основные функции политических партий как институтов парламентаризма, причем все они актуальны для нашего времени и выражают саму суть партий. Первая важнейшая функция – участие в избирательной кампании. Одним из самых сложных вопросов, стоящих перед любой партией в период выборов, является выдвижение кандидатов, поскольку от их правильного выбора зависит отношение к партии в целом со стороны электората. Поэтому интересно сравнить, как происходило это выдвижение кандидатов в начале XX века в Российской империи и в 2010 году на примере выборов депутатов и иных должностных лиц в органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления. Вопрос о выставлении кандидатов в выборщики от конституционно-демократической партии в 1906 году обсуждался на партийных собраниях;

при этом могла производиться предварительная баллотировка кандидатов. Окончательное установление кандидатур было делом уездных и городских комитетов. В.М.

Гессен, член ЦК партии кадетов, так разъяснял порядок выдвижения кандидатур: «До избрания выборщиков губернские комитеты при участии членов уездных и городских комитетов подвергают предварительному обсуждению вопрос о желательных кандидатах в члены Государственной Думы. Списки депутатских кандидатов подлежат обнародованию губернскими (и городскими) комитетами вслед за избранием выборщиков.

Списки впоследствии могут быть изменяемы по соглашению с другими партиями. Кандидатами в депутаты Думы должны быть назначаемы по возможности члены партии. Выставленные партийными органами кандидатуры лиц, не принадлежащих к партии, требуют санкции Центрального Комитета»1.

Доклад В.М. Гессена «О технических приемах избирательной кампании» на втором съезде конституционно-демократической партии 5-11 января 1906 года // Cъезды и конференции конституционно демократической партии. В 3-х тт. / Т.1. 1905-1907 гг. – М.: РОССПЭН, 1997. – С. 124-125.

Аналогичная процедура выдвижения кандидатур закреплена решением Президиума Генерального совета Всероссийской политической партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ», принятым 7 апреля 2010 года. Партийное голосование проводится в преддверии избирательных кампаний, является тайным и организуется в местах проведения встреч в первичных и местных отделениях Партии. Подсчет голосов осуществляется Счетной комиссией в местах проведения встреч путем суммирования общего количества голосов членов Партии, поданного за того или иного участника партийного голосования, внесенного в бюллетень для тайного голосования. Утвержденные протоколы Счетной комиссии направляются в течение 3 дней с момента их утверждения в Местный политический совет (Президиум Регионального политического совета) для составления единого рейтингового списка участников партийного голосования в привязке к соответствующим избирательным округам.

Утвержденные результаты участников партийного голосования подлежат обязательному учету соответствующими органами структурных подразделений Партии при принятии ими решений, касающихся выдвижения кандидатов (списков кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в законодательных (представительных) органах государственной власти субъектов Российской федерации и органах местного самоуправления1.

Таким образом, выдвижение кандидатов и спустя 100 лет осуществляется на партийных собраниях, на которых происходит обсуждение предлагаемых кандидатур, причем в партийных списках могут быть и лица, не являющиеся членами партии. Отличие же состоит в том, что предварительное внутрипартийное голосование, предусмотренное Уставом «ЕДИНОЙ РОССИИ», не является процедурой выдвижения кандидатов (списка кандидатов) в депутаты или на иные выборные должности, это Решение Президиума Генерального совета Всероссийской политической партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ» от апреля 2010 года «О Положении о порядке проведения предварительного внутрипартийного голосования по определению кандидатур для последующего их выдвижения кандидатами в депутаты или иные выборные должности в органах государственной власти субъектов Российской федерации и органах местного самоуправления» // Официальный сайт партии http://www.edinros.ru/text.shtml?13/3409, своего рода формирование резерва партии.

Большое внимание кадеты уделяли партийной агитации для привлечения возможно большего числа членов в ряды партии. Главной своей задачей в области пропаганды и организации конституционно демократическая партия ставила политическое просвещение и политическую организацию народных масс. Для решения этой задачи кадеты использовали различные средства пропаганды: распространение партийной литературы, издание партийных органов, печатание объявлений, воззваний от имени партии, рассылка программы и расклейка партийных афиш, устройство партийных собраний, народных митингов, собраний избирателей. Для этого местные комитеты должны подготовить хорошо обученные кадры партийных ораторов, которые могли бы разъяснять избирательную платформу, выявлять отношение конституционно-демократической партии к другим партиям и группам с указанием недостатков и программ других партий и подвергать критике выставляемые ими кандидатуры1. И по сей день даже в правящей партии остро стоит вопрос об участии в предвыборных дебатах, дискуссиях, о подготовке для этой цели ораторов.

Следующая функция партии – это соглашения с другими партиями.

Так, конституционные демократы активно искали себе союзников в борьбе с бюрократией, они легко соглашались с близкими им политическими силами, чтобы договориться о продвижении совместных депутатов в Государственную Думу, например, с октябристами. П.Н. Милюков считал «… возможным и даже необходимым сотрудничество с умеренными социалистами и в деле демократизации страны»2.

Третьей важнейшей функцией парламентской партии является законотворчество. Пакет законопроектов, составленный конституционными демократами, среди которых были видные ученые конца XIX-начала XX вв.В.М. Гессен, С.А. Котляревский, Н.М. Коркунов, Н.И. Лазаревский, Б.Э.

Доклад В.М. Гессена «О технических приемах избирательной кампании» на втором съезде конституционно-демократической партии 5-11 января 1906 года // Cъезды и конференции конституционно демократической партии. В 3-х тт. / Т.1. 1905-1907 гг. – М.: РОССПЭН, 1997. – С. 123-124.

Государственная дума России (1906-1917 года) / под общ. Ред. В.А. Петхина. – М., 2006. – С. 12.

Нольде, Ф.Ф. Кокошкин, В.А. Маклаков, П.Н. Милюков и др., был нацелен на расширение полномочий народного представительства. Кадеты старались занять ведущие места в комиссиях руководящих органов Думы.

Общественный деятель, публицист, член ЦК конституционно демократической партии А.А. Кизеветтер высоко ценил работу кадетов в таких комиссиях. По его признанию, «… во всех думских комиссиях кадеты играли значительную роль, точно такую же, как на общих собраниях Они обладали ораторской силой». Все выступления замечательных ораторов таких, как Маклаков, Родичев, оба Гессена, Струве, Челноков, Булгаков и др., были направлены на укрепление авторитета народного представительства 1.

Во всех своих законопроектах кадеты стремились ограничить верховную власть и возможности проявления деспотизма в отношении российского общества. Сходные позиции занимали и ближайшие союзники кадетов по либеральному лагерю. Представители партии Демократических реформ, Мирного обновления, а впоследствии прогрессистов занимали сходные позиции, хотя и расходились с кадетами в оценке темпов и степени интенсивности воздействия на верховную власть. Однако только в рамках парламентской деятельности конституционно-демократической партии был осуществлен перевод программатики на язык практического законодательства2.

Гораздо правее в Думе находилась фракция партии «Союз 17 октября», чьи представления о государственном переустройстве России носили либерально-консервативный характер и в значительной мере противопоставлялись идеям парламентаризма. Основная задача фракции «Союза 17 октября» заключалась «в создании в Думе конституционного центра, не стремящегося к захвату власти и в то же время намеренного твердо отстаивать права народного представительства в пределах, отведенных ему Основными законами…». Своей обязанностью Кизеветтер А.А. На рубеже столетий: воспоминания: 1881-1914. – М., 1996. – С. 306-312.

Аронов Д.В. Законотворческая деятельность российских либералов в Государственной Думе (1906-1917 гг.).

– М., 2005. - С.325.

парламентская фракция октябристов считала противодействие всяким посягательствам на права монарха и народного представительства и охрану их посредством укрепления начал конституционной монархии в России.

Октябристы выступали «за расширение и углубление бюджетных прав Думы и ее права надзора за закономерностью действий поставленных от Государя властей…». По их мнению, «народное представительство должно предварительно успокоить брожение в стране и завоевать себе авторитет проведением неотложных реформ, ибо при существующей борьбе страстей и классовых инстинктов никакая избирательная система не может действовать правильно»1.

«Союз 17 октября» стремился к конституционно-монархическому устройству русского государства с законодательной Думой, избираемой на началах всеобщего, но не прямого голосования и с наследственным монархом во главе. Монарх должен был «не только царствовать, но и управлять государством при посредстве ответственных перед государственной палатой, но им свободно назначаемых министров и на основании твердых законов, выработанных палатой и им утвержденных»2.

Работа конституционно-демократической партии строилась на идеях либерализма. Их программа способствовала утверждению в России основных прав граждан, которые составляли первооснову правового статуса человека и гражданина. Опираясь на теоретические разработки западноевропейского и американского либерализма, русские либералы сконструировали национальную модель новой политической системы, основанную на идеях разделения властей, всестороннего обеспечения прав личности. И как раз законотворческую деятельность они считали средством преобразования социально-политического строя России. Конституционные демократы сыграли огромную роль в развитии русской политико-правовой культуры, потому что «революционное движение масс партия конституционных Законотворчество думских фракций. 1906-1917 гг.: Документы и материалы. – М., 2006. – С.93.

«Союз 17 октября», его задачи и цели, его положение среди других политических партий. Речь В. Петрово Соловово, произнесенная 30 декабря 1905 года на общем собрании Тамбовского отделения «Союза» // Российские либералы: кадеты и октябристы (документы, воспоминания, публисцистика). – М., 1996. – С.

119.

демократов стремилась направить в парламентское русло»3. Они разработали законопроекты, основанные на таких базовых принципах, как верховенство закона, разделение властей, всеобщее, равное, прямое, тайное голосование, ответственность правительства перед парламентом, заложив таким образом основы построения в России правового государства.

Теоретическая модель парламентаризма, представленная в концепциях отдельных представителей либеральной политико-правовой мысли начала XX века, подразумевает развитую партийную систему, активное участие политических партий во власти от образования и завладения вначале большинством мест в парламенте до формирования кабинета министров и претворения в жизнь партийной программы, выражающей интересы граждан или конкретной группы избирателей. Вся конструкция парламентаризма держится на одной партийной идеологии или соглашении представителей разных партийных платформ. Отсюда проистекает единомыслие и солидарная ответственность членов правительства, реализующих принятые парламентом законы. Концепция парламентаризма, разработанная российскими либералами, была строго логически выстроена, сверена с зарубежными аналогами в теории и практике. Однако ей не суждено было реализоваться в начале XX века в условиях самодержавия, низкой политико правовой культуры населения и ряда других причин.

В настоящее время, хотя либеральные идеи в России не имеют верной опоры в политико-правовой традиции, в национальной этике, тем не менее, на конституционном уровне закреплено, что современная Россия – это демократическое правовое государство, власть в котором основана на принципе разделения властей, политического и идеологического многообразия, многопартийности, а двухпалатный парламент является представительным и законодательным органом Российской Федерации.

Следует отметить, что и сегодня идеи либеральных мыслителей не потеряли своей актуальности, они служат своеобразным ориентиром в научном Милюков П.Н. Воспоминания. Т.1. – Нью-Йорк, 1956. – С. 255.

исследовании проблем повышения роли парламента, его легитимности и доверия среди населения и позволяют сделать следующие выводы:

Во-первых, для того, чтобы парламент играл ведущую роль в механизме государственной власти, он должен наделяться доверием со стороны избравшего его населения.

Во-вторых, доверие парламента во многом зависит от того, а доверяют ли избиратели тем политическим партиям, за которые они голосуют на выборах в парламент и которые будут представлять интересы граждан при разработке, обсуждении и принятии законов.

В-третьих, политические партии должны функционировать в правовом пространстве, позволяющем свободно реализовывать гражданам свои права на объединение и участие в управлении делами государства.

В-четвертых, политические партии должны действовать в условиях конкуренции, так как они сами представляют собой явления, порожденные электорально-парламентской средой и производные от выборов.

ГЛАВА 4. КОНСЕРВАТИВНАЯ МОДЕЛЬ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В РОССИИ 4.1. Критика парламентаризма В последние годы весьма актуальной не только для историков, социологов, политологов, но и юристов стала тема российского консерватизма. Именно консерватизм выбрала правящая партия «ЕДИНАЯ РОССИЯ» в качестве своей официальной идеологии, о чем было подтверждено на ее XI съезде 21 ноября 2009 г. И это событие имеет и будет иметь политические последствия не только для самой партии, но и для дальнейшего государственно-правового строительства в Российской Федерации.

В данном разделе книги рассматривается консервативная идеология, которая опирается на традиционное мировосприятие сложившихся в обществе стереотипов и отвергает искусственные, порожденные новыми условиями убеждения и привнесенные извне идеи, новации. Как направление политической мысли консерватизм таит в себе ряд опасностей: с одной стороны, он отстаивает стабильность, преемственность, а с другой обезличивает народ, представляет его как некую общую массу, которой присущи изначально «соборность, патриотизм, вера в доброго царя батюшку». Эта идеология возвращает нас назад в состояние господства принципов коллективизма, подчиненности личности обществу, государству.

Однако за годы перехода от советской модели строительства социализма и коммунизма к либеральным ценностям демократии и парламентаризма в российском общественном сознании прижились многие западноевропейские общественно-политические институты: политические партии, альтернативные выборы, механизм защиты прав и свобод граждан, двухпалатный парламент. Возникает вопрос: что будет с ними? И не приведет ли консервативная модернизация страны к дальнейшему свертыванию многих завоеваний демократии, часть из которых были уже утрачены в период выстраивания «вертикали власти», а именно выборы высших должностных лиц субъектов Федерации, резкое сокращение количества политических партий, ограничение пассивного избирательного права граждан, сужение сферы деятельности общественных организаций и т.

д.? Ответ на этот вопрос с позиций общенаучной и юридической методологии можно найти в трудах классиков консерватизма.

Процесс приобретения и накопления знаний обусловлен уровнем интеллектуального потенциала исследователей и представляет собой постепенное историческое развитие науки, восходящей от одного уровня абстрактности к другому. Для его приращения и предвидения будущего необходимо опираться на достижения предшественников и критически оценивать их вклад в познание общества, государства, человека, природы.

Уважение к старине, к опыту предыдущих поколений, следование традициям и признание наличного бытия как данности характерно для консервативного мировоззрения и идеологии, в рамках которой в большей степени нежели в иных типах идеологий возможна реализация духовных ценностей, накопленных культурой. Консерватизм придерживается концепции преемственности, а также согласия между властью и народом.

Подобные идеи о единении царя с народом были известны русской политико-правовой мысли достаточно давно, еще в период образования вначале Древнерусского государства, а затем и единого русского централизованного государства в XV-XVI вв. Эти же идеи были сохранены и в смутные времена начала XVII в., и в начале XX в. в период Первой российской революции. Многие лидеры монархического движения и руководители консервативных политических партий обращались к русскому народу с призывом сохранить для блага народного Самодержавную власть и не отождествляли Царское самодержавие с Правительством, ибо именно последнее несет на себе ответственность за всякую политику, вредную Православию, царскому самодержавию и русскому народу. Однако вопреки их желаниям в начале XX века Россия вступила на путь конституционной монархии, создания органа народного представительства в лице Государственной Думы, принятия законов, ограничивавших законодательные полномочия императора. В связи с этим особый интерес вызывает оценка консерваторами этих новых политико-правовых институтов. Эти оценки актуальны во многом и сегодня, поскольку взгляды консерваторов мало подвержены изменениям, а их идеи вновь получили распространение и даже стали «модными» в среде политиков, руководителей всех эшелонов власти.

Еще в XIX в. в странах Западной Европы, познавших все прелести парламентского режима, зародилось критическое отношение к нему. Целый ряд выдающихся мыслителей открыто выступили с обличениями парламентаризма, ведущего, по их мнению, государства к упадку и разложению. К их числу относятся: П. Лабанд, Э. фон-Гартман, Э. Макар, А.

Каут, Г. Ибсен, И. Тэн, П. Бурже, М. Прево, В. Маргерит, П. Леруа Болье, Г.

Спенсер, Ф. Ницше и т.д. Среди противников парламентаризма в России в начале XX века можно назвать сторонников монархического движения, выступавших за сохранение самодержавия: А.П. Липранди (А. Волынец), К.П. Победоносцева, Л.А. Тихомирова, В.А. Захарова, П.Е. Казанского, М.Н.

Каткова, Б.Н. Чичерина, К.Н. Леонтьева и даже известного ученого в области естественных наук Д.И. Менделеева и др. По словам А.П. Липранди (А.

Волынец), «парламентаризм, построенный на выборном представительстве, является лишь фикцией народного представительства, оптическим обманом, открывающим при помощи «предвыборной агитации» и «выборных расходов», доступ в законодательство всяким проходимцам, иго которых приходится нести народу. В этом глубокая, основная ложь парламентаризма, делающая его великим народным и государственным злом…»1.

На основе идеологии консерватизма были созданы, участвовали в выборах в Государственную думу и даже сумели договориться между собой о будущей парламентской деятельности ряд монархических партий и Липранди А.П. (Волынец А.) Нужен-ли России парламентаризм? Дополнение к брошюре «Возможен-ли в России парламентаризм?». - Харьков: Типография «Мирный труд», 1910. - С. 68.

организаций: Русское собрание, Союз русского народа, Партия Правового порядка, хотя лучшей формой правления они признавали неограниченную монархию и идея представительного правления оставалась для них чуждой.

Черносотенцы, сидя в Думе, боролись с ней изнутри как с общенародным представительным учреждением, настаивая на несовместимости законодательного собрания с самодержавием3.

Проанализировав взгляды русских теоретиков самодержавия начала XX века на парламентаризм, можно утверждать, что идея представительного правления и партийности оставалась чуждой для российского консерватизма рассматриваемого периода. Правые определяли Думу как инструмент стимулирования правительственной политики и, в первую очередь, как поле для борьбы с крамолой. Поскольку устои самодержавия были уже нарушены, а революционный путь монархисты считали преступлением, восстановить поврежденный строй представлялось им возможным только путем борьбы с «разлагателями государства» в обстановке партийного парламентаризма34.

Развитие консервативной идеологии в начале XX в. продолжил кандидат права С.Н. Сыромятников, в работах которого резкой критике подверглись идеи и институты западной демократии и звучали призывы прекратить «процесс насильственного переодевания 130-миллионного народа в не им и не для него сшитое платье западных конституций», сблизиться с «Востоком как естественным духовно-политическим союзником России»1.

Интересен тезис Сыромятникова о демократизме самодержавия: «Россия – свободная демократия со свободным царем во главе, ответственным лишь перед Богом и совестью», царь рассматривается им как «народный трибун, поставленный»2.

народом На вопрос, какими же путями пойдет восстановление России, П.Б. Струве ответил следующее: «Два лозунга Ромов Р.Б. На «совете нечестивых»: Государственная дума в оценках правых депутатов (1907-1912) // Консерватизм в России и мире: в 3 ч. / редкол.: А.Ю. Минаков (отв. Ред.) и др. – Воронеж, 2004. – Ч. II. – С.

104.

Там же. – С.120-121.

Чернавский М.Ю. Консервативные идеи в воззрениях С.Н. Сыромятникова // Консерватизм в России и мире: в 3 ч. / редкол.: А.Ю. Минаков (отв. Ред.) и др. – Воронеж, 2004. – Ч. II. – С. 149-150.

Там же. – С. 152.

должны стать руководящими для стремлений и действий русских патриотов в их отношении к прошлому и будущему Родины. И эти лозунги: новая жизнь и старая мощь»3.

Опыт развития российского консерватизма в переломную эпоху нашей истории конца XIX-начала XX вв. свидетельствует о том, что его сторонники боялись радикальных перемен, а в условиях начавшейся революции и последующего перехода к конституционной монархии его активные представители вынуждены были приспосабливаться к новым политическим институтам народного представительства и даже заниматься парламентской деятельностью в критикуемой ими Государственной Думе. Однако их тактика не отличалась гибкостью, они в основном до конца отстаивали традиционные ценности: православие, самодержавие, народность.

Консерваторы всегда были и остаются государственниками.

Какой же режим является наиболее оптимальным для России? Если следовать традициям столетней давности, у нас должна быть монархия. Эта форма правления подходит русским и по психологическим критериям, о чем писал Теодор Ромер в середине XIX в. следующее: «Русский, ребенок по своей сущности, должен управляться абсолютистски».1 По словам отечественного представителя либерального консерватизма А.Д. Градовского, «консерватизм есть важный регулятор в процессе общественного обновления и является могущественным средством сохранить за правящими классами и правительством руководящую роль в преобразованиях»2.

4.2. Анализ парламентаризма в произведениях К.П. Победоносцева Ярким представителем правого, традиционалистско-монархического Смагина С.М. Петр Бернгардович Струве в эмиграции: либерал-консерватор или консерватор-либерал? // Консерватизм в России и мире: в 3 ч. / редкол.: А.Ю. Минаков (отв. Ред.) и др. – Воронеж, 2004. – Ч. II. – С.

250.

Учение Теодора Ромера о политических партиях // Теория партий и партийных систем: Хрестоматия / Сост. Б.А. Исаев. – М., 2008. – С. 65.

Градовский А.Д. Что такое консерватизм? // Градовский А.Д. Собрание сочинений. СПб., 1899. Т. 3. С. Цит. по: Консервативный проект для России // Библиотека Единой России. Книга первая. Идеи. – М., 2003.

– С.15.

крыла русского консерватизма и непримиримым критиком теории и практики парламентаризма являлся К.П. Победоносцев.

Константин Петрович Победоносцев (1827-1907) – ординарный профессор, видный государственный деятель, член Государственного совета, исследователь проблем правовой науки. Родился в Москве. В 1846 г. окончил Училище правоведения. В 1859 г. защитил магистерскую диссертацию на тему: «К реформе гражданского судопроизводства». С 1846 г. Победоносцев находился на государственной службе в канцелярии 8-го (московского) департамента Сената в чине титулярного советника. В 1860-1865 гг. – профессор Московского университета по кафедре гражданского права.

С1868 г. – сенатор, а с1872 г. – член Государственного совета. В 1880 1905 гг. – обер-прокурор Синода. Был также членом Комитета министров, статс-секретарем Канцелярии Е.И.В., преподавал законоведение великим князьям, в том числе будущим императорам Александру III и Николаю II.

В октябре 1905 года Победоносцев был освобожден от должности обер прокурора Синода с оставлением в должности члена Государственного совета, Комитета министров, статс-секретаря и сенатора1.

Свои взгляды Победоносцев изложил в следующих трудах:

«Гражданское судопроизводство. Лекции» (М., 1863), «Исторические исследования и статьи (СПб., 1876), «История православной церкви до начала разделения церкви» ( СПб., 1891, 1905), «Победа, победившая мир»

(СПб., 1895), «Россия. Законы и постановления» (СПб., 1895), «Курс гражданского права», Т. 1-3 (СПб., 1896) и др.

Используя убедительные аргументы, взятые из практики, К.П.

Победоносцев сумел показать ложность теории парламентаризма в своей известной статье «Великая ложь нашего времени», опубликованной в году и специально посвященной этому вопросу. Основные его доводы против распространения этой концепции состоят в следующем. Во-первых, «выборы никоим образом не выражают волю избирателей. Представители народные не Сырых В.М. Победоносцев Константин Петрович // Правовая наука и юридическая идеология России.

Энциклопедический словарь биографий / Отв. ред. В.М. Сырых. – М., 2009. – С.571-572.

стесняются нисколько взглядами и мнениями избирателей, но руководятся собственным произвольным усмотрением или расчетом, соображаемым с тактикою противной партии». Поэтому, делает вывод Победоносцев, «парламентаризм есть торжество эгоизма, высшее его выражение»1. Во вторых, руководящей силой в парламенте обладают «предводители партий», отличающиеся сильной волей и красноречием. Вокруг них формируются большие, значимые в парламенте партии. Согласно Победоносцеву, парламентская партия - «это союз людей, одинаково мыслящих и соединяющих свои силы для совокупного осуществления своих воззрений в законодательстве и в направлении государственной жизни». Итак, делает еще один вывод мыслитель, «все существенные действия парламентаризма отправляются вождями партий: они ставят решения, они ведут борьбу и празднуют победу». В-третьих, многие депутаты парламента равнодушны к обсуждаемым в нем вопросам и «теряют привычку присутствовать во всех заседаниях». Отсюда следует вывод: «Дело законодательства и общего направления политики, самое важное для государства, превращается в игру, состоящую из условных формальностей, сделок и фикций. Система представительства сама себя оболживила на деле»2. В-четвертых, по мнению Победоносцева, «величайшее зло конституционного порядка состоит в образовании министерства на парламентских или партийных началах». Такая система власти обладает неустойчивостью и зависит от результатов борьбы между партиями, и она никак не может быть одобрена Победоносцевым.

4.3. Отношение Л.А. Тихомирова к парламентаризму Один из крупнейших идеологов русского монархического конституционализма был Л. А. Тихомиров.

Лев Александрович Тихомиров (1852-1923) – русский философ, Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени // Традиция и русская цивилизация / Д. Володихин, С.

Алексеев, К. Бенедиктов, Н. Иртенина. - М.: Астрель: АСТ: Транзиткнига, 2006. - С. 263.

Там же. – С. 274.

публицист, исследователь проблем правовой науки.

Родился в военном поселении Геленджик. Обучался в Московском университете. В процессе учебы состоял в «Народной воле2 – был членом исполнительного комитета партии. После организации убийства Александра II был арестован и более четырех лет пробыл в Петропавловской крепости. В 1882 г. эмигрировал в Швейцарии, затем жил в Париже. В 1888 г. после помилования его Александром III ему разрешили жить в России, и он возвращается сначала в Новороссийск, а затем в переезжает в Москву.

В России на новом этапе совей жизни Тихомиров полностью порывает с революционным прошлым и переходит в ряды апологетов самодержавия, становится последовательным его сторонником и идеологом.

Им написаны философские, публицистические работы, значительная часть из которых посвящена вопросам государства и права:

«Конституционалисты в эпоху 1881 года» (М., 1895), «Чего ожидать от революции» (М., 1895), «Демократия либеральная и социальная» (М., 1896), «Единоличная власть, как принцип государственного строения» (М., 1897),»Монархическая государственность» Ч. 104 (М., 1905), «Апология веры и монархии» ( М., 1899), «Гражданин и пролетарий. Очерк 1» (М., 1907), «О недостатках Конституции 1906 г.» ( М., 1907), «Что такое монархия» )(М., 1911), «К реформе обновленной Росси» ( М., 1912).

Л.А. Тихомиров резко отрицательно относился к парламентаризму, при котором господство партий приводит к разъединению страны, к управлению государством политиканами, к порабощению народа профессионалами политики, устрашающими, обманывающими избирателей, наконец, просто покупающими их голоса на выборах2.

Мыслитель также негативно высказывался о демократии. «Свойства демократического принципа власти, при многих достоинствах и выгодных сторонах, точно так же мало пригодны для организации Верховной власти».

Тихомиров Л.А. Социальные миражи современности // Традиция и русская цивилизация / Д. Володихин, С.

Алексеев, К. Бенедиктов, Н. Иртенина. М.: Астрель: АСТ: Транзиткнига, 2006. С. 200-259;

Его же.

Руководящие идеи русской жизни / Отв. ред. О. Платонов. М.: Институт русской цивилизации, 2008. С. 201 204, 334-336.

Демократии, по мнению Тихомирова, возможна только в малых республиках.

Демократия по природным свойствам более пригодна к действию в некоторых отраслях управительной области, где государство и может с выгодой применять этот принцип. К числу полезных свойств демократии Тихомиров относил способность к некоторым задачам контроля.

«Всенародное наблюдение за действиями чиновников или вообще всяких агентов власти, если не отличается тонкостью, то чрезвычайно широко. От массы труднее всего спрятаться». «Прислушиваясь к мнению народа, власть может очень многим воспользоваться для своих оценок и учреждений. А не слыша голоса народа, невозможно иметь хорошего государственного контроля»1.

Тихомиров считает, что «в делах сколь-нибудь общегосударственных и в государствах сколько-нибудь обширных демократия совершенно не способна к прямому действию и принуждена прибегать к «представительству», которое создает политиканов, концентрирующих в себе все развратное, что только есть порознь в массе народа, в чиновничестве и единоличной диктатуре»2. «Демократические учреждения дополняются представительством и партиями. Представительство само по себе, конечно, есть фикция. Нельзя представлять того, чего нет. Но оно облегчает для народа «неудобоносимые бремена» теории и ограничивает выражение «народной воли», заставляя высказываться лишь в отношении лиц и программ. Это уже лучше. Но и лицами, и программами способно интересоваться лишь меньшинство, по страсти, выгоде или убеждению более занимающееся политикой. Из этого маленького меньшинства возникают партии, одним концом коренящиеся в правительстве, а другим разжигающие народ и собирающие голоса. Так является правящее сословие»3.

Критически Тихомиров анализирует деятельность партий при парламентаризме. «Вместо народоправства мы имеем тут парламентаризм и Тихомиров Л.А. Монархическая государственность // Российская политическая наука в 5т. / под. общ. ред.

А.И. Соловьева. – М., 2008. – С. 782.

Там же. – С. 783.

Тихомиров Л.А. Демократия либеральная и социальная // Антология мировой политической мысли. В 5 т.

Т.IV Политическая мысль в России. Вторая половина XIX-XX в. – М., 1997. – С. 248.

господство партий. С формальной стороны народом правят якобы его представители, якобы осуществляющие его волю, которой на самом деле и не было бы даже в том случае, если бы народ был предоставлен в решении вопросов свободному внутреннему самоуглублению. … Выдвигаются поэтому партии, правдами и неправдами внушая народу волю. Тут народ теряет уже всякую возможность самоуглубления. Он в лучшем случае обсуждает лишь те аргументы, которые ему подставляются партиями, и ставит решения, ими подсказанные»1.

Свое отношение к выборам Тихомиров выразил в следующих словах:

«на выборах нужно было хоть считаться с народом, по крайней мере обещать, ослеплять, обманывать, увлекать. В правлении – народ совершенно исчезает. Правительство зависит не от него, а от той партии, которую представляет. Его обязанность, под страхом немедленного низвержения, служить партии, делать то, чего требует она, не делать того, чего она не желает. … Долг, честь, нравственная связь правительства – все это понимается лишь в отношении партии, а не в отношении народа.

Правительство от народа безусловно отрезывается, оно не только не обязано, но инее смеет соображаться с народными желаниями или потребностями.

Оно обязано слепо, беспрекословно служить своей партии. Такова не только практика, но и самый принцип. Только партия имеет отношение к народу, но не правительство». Тихомиров делает вывод о том, что «нет ни одной формы правления, в которой воздействие народных желаний на текущие дела было бы так безнадежно пресечено, как в этом создании теории, пытавшейся все построить на народной воле»2.

****** Усиление авторитарных тенденций в управления обществом руководители современного российского государства пытаются оправдать концепциями «управляемой демократии», «суверенной демократии», а Тихомиров Л.А. Демократия либеральная и социальная // Антология мировой политической мысли. В 5 т.

Т.IV Политическая мысль в России. Вторая половина XIX-XX в. – М., 1997. – С. 249.

Там же.

Тихомиров Л.А. Демократия либеральная и социальная // Антология мировой политической мысли. В 5 т.

Т.IV Политическая мысль в России. Вторая половина XIX-XX в. – М., 1997. – С. 248-249.

теперь идеологией «консервативной модернизации» страны. Эта идеология очень удобна для объяснения самобытности нашей «демократии», которая выстраивается «сверху», авторитарными методами3 и непохожа ни на уже известные зарубежные аналоги, ни на теоретические модели, получившие обоснование в научной литературе. Консервативная идеология не учитывает демократические начала, включающие в себя различные формы политической активности населения, вплоть до протестных выступлений против правительства, или непредсказуемую трансформацию существующего режима. Вероятно, именно страхом роста недовольства населения своим положением и его выступлениями обусловлено признание правящей партией своим кредо консерватизма. Консерватизм отрицает политический риск, а такая политика, «вне риска, по словам Шпака В.Ю. и Беляева С.О., – обычное занятие политиков при тоталитаризме»4. При таком режиме легче управлять обществом, держа его под постоянным контролем, ограничивая его свободы, отрицая межгрупповую конкуренцию и соперничество за обладание властью.

При переходе от тоталитаризма советского типа к демократии появился риск преобразований государственного и общественно-политического строя, поскольку при данном режиме происходит заимствование многих политико правовых институтов, порой не соответствующих традициям и ментальности россиян, в частности, многопартийности, соревновательных выборов и парламентаризма. Можно согласиться с высказыванием К.В. Арановского о том, что «партийность с вероятностью останется не востребованной, когда традиционные предпочтения не позволят обществу ее усвоить»1. В результате увлечение освоением избирательных технологий при формировании представительных органов власти и партийным строительством, интерес к разнообразию и переменам сменяются некоторым скепсисом, неверием в прогрессивную роль соревновательных выборов и Лапаева В.В. К дискуссии о концепции российской демократии // Российское правосудие. – 2006. - № 6. – С.35.

Шпак В.Ю. Политический риск / В.Ю. Шпак, С.О. Беляев. – Ростов-на-Дону, 1997. - С. 45.

Арановский К.В. Политические партии в электоральном контексте и в российской перспективе // Правоведение. – 2004. - № 8. – С.37.

многопартийности, вызывают неоднозначную оценку в научной литературе.

В.В. Лапаева считает, что если мы как нация всерьез поддадимся успокаивающим иллюзиям о том, что бывают разные демократии и разное право, и следовательно Россия идет своим путем, не вписывающимся в модели цивилизационного развития Запада и Востока, и «сойдем со своего трудного пути догоняющей модернизации, то окажемся на обочине главного вектора движения Истории»2. В этом смысле для судеб нашей страны принципиально важно при всей ее самобытности не отстать в своем развитии от передовых стран, в которых прочно утвердились общечеловеческие принципы свободы, равенства, справедливости и законности.

Лапаева В.В. К дискуссии о концепциях российской демократии // Российское правосудие. – 2006. - № 6.

С.39.

ГЛАВА 5. МАРКСИСТСКАЯ МОДЕЛЬ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В РОССИИ Инновационное развитие современной России невозможно без дальнейшего совершенствования политической системы российского общества, свободы реализации творческого потенциала ученых, плюрализма теоретических и методологических подходов к исследованию социально политических явлений и процессов. Современная наука и, в частности, юриспруденция является преемницей советской правовой науки, в которой господствовал один идеологический взгляд на многие объекты реальной действительности, в том числе на политические партии и парламентаризм.

Инновационное же развитие немыслимо без достаточно высокого уровня интеллектуального развития общества, конкуренции политико-правовых теорий, единства и борьбы различных точек зрения.

Современному представлению о роли политических партий в становлении и развитии парламентаризма предшествовало марксистское учение. Среди социал-демократов, стоящих на позициях марксизма, не было единства взглядов по вопросу о необходимости представительного правления. Противники парламентаризма считали, что парламенты по своей природе предназначены для того, чтобы быть средством господства класса капиталистов. Условием же торжества пролетариата, по их мнению, является переход от парламентского законодательства к народному1. К числу последних принадлежит немецкий демократ Риттингаузен. Представительное правление он считал виновным во «всей общественной неурядице».

Риттенгаузен писал о том, что «логика запрещает предоставлять право издавать законы и поручать попечение об общественном благе группе в несколько сот представителей частных интересов, хотя эти интересы большей частью и сводятся к классовым интересам буржуазии».

Каутский К. Парламентаризм и народное законодательство. – Полн. перевод с нем. М. Цейнера. – Одесса, 1905. – С. 126-127.

Риттенгаузен предлагает представительное правление заменить «прямым народным законодательством». Вместо одного единственного в стране законодательного собрания он предлагает создать тысячи законодательных собраний, заседающих одновременно, но без всякой связи между собой1.

Предусматривается следующий порядок принятия законов: если определенное, установленное законом число людей потребует введения нового закона или реформы или отмены старого закона, правительство обязано в течение установленного срока предложить народу собраться в определенный день для того, чтобы принять свое решение и соответсвующий законодательный акт. «…Для выполнения своего законодательного права народ должен быть разделен на секции», состоящие из 1000 граждан.

Каждый гражданин вправе высказать свои соображения, участвовать в прениях и голосовать по обсуждаемым вопросам. Результаты голосования направляются председателем секции представителю общины, а он в свою очередь, – в высшую инстанцию страны, в министерство, которое устанавливает итоги голосования по всей стране, после чего следует обнародование его в официальном органе печати.


5.1. К. Каутский на защите парламентаризма Карл Каутский (1854 — 1938) - один из лидеров и теоретиков германской социал-демократии и 2-го Интернационала, идеолог центризма;

в идейном развитии эволюционировал от домарксистских взглядов к марксизму и от него к центризму и оппортунизму. В 1874 г., будучи студентом Венского университета, примкнул к социалистическому движению, в первое время был близок к лассальянству. С конца 1870-х гг., а особенно после знакомства в 1881 г. с К. Марксом и Ф. Энгельсом, начал переходить на позиции марксизма. В 1883—1917 гг. Каутский — редактор теоретического журнала германских социал-демократов «Нойе цайт» («Die Каутский К. Парламентаризм и народное законодательство. – Полн. перевод с нем. М. Цейнера. – Одесса, 1905. – С. 54.

Neue Zeit»). В 1885—1888 гг. жил в Лондоне, где общался с Энгельсом. С 1890 г. — в Германии. В 1880—1890-е гг. написал ряд работ и статей, пропагандировавших марксистские идеи: «Экономическое учение Карла Маркса» (1887;

рус. пер. 1956), «Томас Мор и его утопия» (1888;

рус. пер.

1905), «Комментарии к Эрфуртской программе» (1892;

рус. пер. 1959), «Предшественники новейшего социализма» (т. 1—2, 1895, рус. пер., т. 1—2, 1924—25) и др. После 2-го съезда РСДРП (1903) поддерживал меньшевиков.

В годы, предшествовавшие 1-й мировой войне 1914—1918, Каутский всё более отходит от революционного рабочего движения. С началом войны Каутский окончательно порвал с революционным марксизмом, оправдывал союз с открытыми социал-шовинистами.

В 1917 Каутский участвовал в создании Независимой социал демократической партии Германии. В период Ноябрьской революции выступал против установления дружественных отношений с Советской Россией. Возглавляя комиссию по социализации, Каутский на деле проводил линию на сохранение в Германии капиталистического строя. Выступал против установления единого рабочего фронта в борьбе с фашизмом. С жил в Вене. После захвата Австрии фашистской Германией (март 1938) переехал в Прагу, затем в Амстердам1.

Представитель немецкой социал-демократии К. Каутский, проанализировав метод народного законодательства Риттенгаузена, пришел к выводу о том, что он не упрощает процесс законодательства, а приводит к непоправимой путанице. Однако Каутский не отрицает важности для развития демократии прямого народного законодательства, но оно возможно там, где «политическая жизнь бьет ключом», и там, где «политически зрелые граждане общества не могут целиком передоверить свои права на участие в законодательной деятельности выборному представительству»2. Но в отличие от Риттенгаузена, Каутский считал, что прямое народное Тартаковский Б.Г. Каутский Карл // Большая советская энциклопедия // http://slovari.yandex.ru Каутский К., Шенланк Б. Основные положения и требования социал-демократии. Комментарии к Эрфуртской программе. Перевод с нем. / Под ред. О. Аносовой. – М., 1906. – С.60.

законодательство является естественным следствием представительного государственного устройства.

К. Каутский считает, что промышленный пролетариат может завоевать необходимые условия для своего полного развития, удовлетворения насущных потребностей путем парламентской борьбы. Всеобщее избирательное право для рабочего класса Германии так же необходимо для защиты его интересов, как свобода собраний, союзов и печати. И «рабочий класс стремится к тому, чтобы достигнуть политического влияния и получить фактическое право голоса в вопросах законодательства»1, используя парламент. По мнению К. Каутского, такие демократические институты, как референдум и право законодательной инициативы народа «не принадлежат к тем демократическим учреждениям, которых пролетариат должен добиваться всегда и повсюду в интересах своей освободительной борьбы. Это – учреждения, иногда весьма полезные, а иногда… могущие принести и большой вред»2. Исходя из интересов класса пролетариев, защищаемых социал-демократией, Каутский ставил вопрос следующим образом:

«Необходимо и полезно ли пролетариату принимать участие в парламентской борьбе - … или это участие может только деморализовать пролетариат и повредить ему?». Этот вопрос получил важное значение в конце XIX-начале XX вв. во многих странах Европы: в России стремление к народному представительству составляло основное требование программы социал-демократов, в Швеции и Австрии рабочие партии вели борьбу за всеобщее избирательное право, в Бельгии этот принцип уже получил свое практическое применение, в Германии, напротив, из-за конфликта между парламентом и правительством нависла опасность ограничения всеобщего Каутский К. Программа германской рабочей партии Перевод с нем. – Одесса: Книгоиздательство М.С.

Козмана, 1905. – С. 28.

Каутский К. Парламентаризм и народное законодательство. – Полн. Перевод с нем. М. Цейнера. – Одесса, 1905. – С. 126-127.

избирательного права, в Англии был поставлен вопрос о расширении избирательных прав граждан.

Каутский понимал, что парламентская деятельность не сводится только к голосованию за законопроекты, она предполагает точную формулировку законов, осуществление контроля за их исполнением. «В основе закона лежит обыкновенно компромисс различных воззрений»1.

Каутский понимал, что выработка законов представляет собой «в высшей степени важное дело, требующее и серьезных знаний и большой тщательности», поэтому в большинстве парламентов ведутся ожесточенные прения из-за текстов законов и регламентируется особый порядок их обсуждения. Заняться выработкой законопроектов для оппозиционной партии имеет смысл только тогда, когда партия надеется этим путем добиться практического успеха2.

В защиту парламентаризма Каутский приводит следующие доводы. Во первых, он оспаривает высказываемую многими демократами мысль о том, что представительная система власти подразумевает господство буржуазии и, опираясь на метод историзма, доказывает, что парламентаризм имеет различное социальное происхождение, а зародился он в Англии при господстве дворянства. Во-вторых, Каутский опровергает утверждение, что подкуп при избрании свойственен исключительно парламентаризму, и приводит примеры того, что еще при избрании должностных лиц в народные собрания Афин и Рима большую роль играл подкуп избирателей. «Подкуп при избрании случался и в сельских общинах честных швейцарцев, что доказывают изданные против этого законы»3. В-третьих, «нет ничего нелепее утверждения, делаемого с целью дискредитировать парламентаризм в глазах Каутский К. Парламентаризм и народное законодательство. – Полн. перевод с нем. М. Цейнера. – Одесса, 1905. – С. 65.

Там же. – С. 66.

Каутский К. Представительное правление. Перевод с нем. – СПб., 1905. – С. 65.

борющегося пролетариата, будто партия, имеющая представителей в парламенте и принимающая участие в парламентской борьбе, тем самым отказывается от всех других форм политической борьбы». Каутский на примере Англии показывает, что «нигде парламентские партии не апеллировали чаще к массам, находящимся вне парламентской жизни, чем в отечестве парламентаризма;

нигде не изощрены в такой мере, как в Англии, приемы для давления на парламент и правительство посредством широкого движения в народных массах»1.

В комментарии к Эрфуртской программе К.Каутский и Б. Шенланк отстаивали идею о том, что пропорциональная система представительства партий в рейхстаге будет более правильной, так как при ней партии получают столько депутатских мандатов, сколько избирателей за них проголосовали. Эта идея прозвучала как требование, так как при этой системе собрание народных представителей более точно будет выражать взгляды, желания и политические настроения избирателей, меньшинство будет иметь возможность высказать свое мнение при обсуждении и решении политических вопросов, сила парламентских фракций будет соответствовать силе партий, сама процедура выборов упростится2. Во время предвыборной агитации социал-демократия имеет возможность соприкасаться с самыми широкими слоями населения, ее учение проникает во все отдаленные уголки страны.

Разнообразие и сложность функций, выполняемых парламентом, предполагают наличие в нем депутатов, обладающих определенными знаниями, имеющих соответствующую подготовку, «известную степень юридического, экономического, исторического образования», обладающих ораторскими способностями, обширным кругозором, «могущих охватить вопросы всеобщего национального и интернационального значения». Они должны быть «чем то большим, чем просто голосующим стадом»3. В связи с Каутский К. Представительное правление. Перевод с нем. – СПб., 1905. – С. 68.

Каутский К., Шенланк Б. Основные положения и требования социал-демократии. Комментарии к Эрфуртской программе. Перевод с нем. / Под ред. О. Аносовой. – М., 1906. – С. 51-52.

Там же. – С. 74.

этим Каутский ставит вопрос, может ли пролетарий стать полноценным парламентарием? И в целом утвердительно на него отвечает, поскольку считает, что все необходимые качества для депутатской деятельности рабочий приобретает по мере развития рабочего движения, капиталистических отношений, способствующих росту национального сознания, интереса к государственным делам. Условия труда рабочих на крупных предприятиях создают естественные предпосылки для роста их организованности и сплоченности, для понимания административных вопросов и появления юридических знаний. Поэтому среди рабочих выдвигаются ораторы и политики, которые ни в чем не уступают буржуазным парламентским деятелям и которые смогут постоять и за свои рабочие интересы, и за интересы всего общества. Еще одним условием, благоприятствующим парламентской деятельности рабочих, является факт наличия парламентов в основном в крупных городах, в частности в столицах, там, где больше всего организованного пролетариата.


Партия, образованная пролетариатом и принимающая участие в борьбе за парламент и в самом парламенте, отличается высокой организованностью и дисциплиной, перенося эти же качества на отношения между партийной организацией и рабочими депутатами. Парламентаризм обусловливает наличие больших государственных сплоченных партий. «Все население, пользующееся избирательным правом, во время выборов очень живо вовлекается в партийную борьбу. Кандидаты выступают перед своими избирателями не как индивиды, а как представители определенных партий;

они развивают перед ними свои партийную программу и приглашают их принять решение»1. Выборы способствуют разделению народа на партии, которые становятся могучим рычагом для его организации и «дисциплинирования, для просвещения и пропаганды»2.

Когда рабочие начинают заниматься политикой, они тоже примыкают к Каутский К. Представительное правление. Перевод с нем. – СПб., 1905. – С. 88.

Там же. – С. 89.

одной из партий, защищающей их интересы. Партией, отстаивающей интересы пролетариата и находящейся в непримиримом противоречии со всеми другими партиями, является социал-демократическая партия.

«Коллективистская партия, - как назвал ее К. Каутский, - может приобрести значение только при помощи соединенных сил всей массы борющегося пролетариата»1. Сила рабочих в их единении. «Совместная работа на фабриках и сходство условий жизни и труда заблаговременно пробуждают в пролетариях чувство общности интересов, их солидарности»1.

5.2. В.И. Ленин об уничтожении парламентаризма Владимир Ильич Ульянов (псевдоним Ленин;

1870 - 1924) — российский и советский политический и государственный деятель мирового масштаба, революционер, создатель Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков), один из организаторов и руководителей Октябрьской революции 1917 года в России, председатель Совета Народных Комиссаров (правительства) РСФСР, создатель первого в мировой истории социалистического государства2.

Для Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) первый российский парламент (Государственная дума) являлась организационным центром революции, а не высшим государственным законодательным (представительным) органом власти. Эта партия отвергала всякую парламентскую борьбу, все ее способы, всякую законодательную работу и видела в парламенте лишь трибуну, могущественное орудие пропаганды, агитации и организации революционных сил для осуществления полного социального переворота. Ее идеолог В.И. Ленин в работе «Государство и революция» выдвигает тезис об уничтожении парламентаризма. Вслед за К. Марксом он видит в нем только Каутский К. Программа германской рабочей партии Перевод с нем. – Одесса: Книгоиздательство М.С.

Козмана, 1905. – С. 26.

Ленин Владимир Ильич // http:ru.wikipedia.org классовую сущность как орудия подавления народных масс со стороны господствующего класса. Вместо парламентаризма, т.е. «…вместо того, чтобы один раз в три или в шесть лет решать, какой член господствующего класса должен представлять и подавлять народ в парламенте»2, Маркс, а затем и Ленин предлагают превратить представительные учреждения из «говорилен в работающие учреждения». Под этими учреждениями они понимают коммуны, являющиеся не парламентарными, а работающими корпорациями, в одно и то же время и законодательствующими, и исполняющими законы3, в которых «свобода суждения и обсуждения не вырождается в обман, ибо парламентарии должны сами работать, сами исполнять свои законы, сами проверять то, что получается в жизни, сами отвечать непосредственно перед своими избирателями» 1.

Ленин признавал, что на определенном этапе развития общества, на стадии перехода к капитализму парламент, всеобщее избирательное право, с точки зрения всемирного развития общества, представляли собой громадный прогресс. «Без парламентаризма, без выборности это развитие рабочего класса было бы невозможно»2. Высоко оценивал значение всеобщего избирательного права как прекрасное средство борьбы, организации и пропаганды Ф. Энгельс3.

При новом строе представительные учреждения Ленин предлагает оставить, но парламентаризма, как особой системы разделения труда законодательного и исполнительного, как привилегированного положения для депутатов, не должно быть. «Без представительных учреждений мы не можем себе представить демократии…, без парламентаризма можем и должны»4. В трудах В.И. Ленина содержится аналогичное классовое восприятие и парламента – это «есть машина для подавления миллионов Маркс К., Энгельс Ф. Гражданская война во Франции // Сочинения. – 2-е изд. – Т. 17. –М., 1960. - С. 344.

Там же. – С. 342;

См.: Ленин В.И. Государство и революция // Полн. собр. соч. – 5-е изд. – Т. 33. – М., 1986.

- С. 46.

Ленин В.И. Государство и революция // Полн. собр. соч. – 5-е изд. – Т. 33. – М., 1986. - С. 47-48.

Ленин В.И. Из лекции «О государстве» // Полн. собр. соч. - 5-е изд. – Т. 39. – М., 1986. - С. 80-84.

Энгельс Ф. Испанскому Федеральному совету Международного товарищества рабочих // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. – 2-е изд. – Т. 17. - М.,1960. – С. 291.

Там же. – С. 48.

трудящихся кучками эксплуататоров»5. Поэтому, стоя на методологических позициях марксизма, им отрицаются и парламент, и демократия, и всеобщее избирательное право как орудия буржуазного государства. Тем не менее, Ленин указывает: «Мы не утописты. Мы не «мечтаем» о том, как бы сразу обойтись без всякого управления, без всякого подчинения…. Но подчиняться надо вооруженному авангарду всех эксплуатируемых и трудящихся – пролетариату»6. Пока же «в буржуазном парламенте обманывают рабочих, прикрывая фразами о «демократии» финансовые мошенничества и всяческие виды подкупа, - до тех пор мы, коммунисты, обязаны именно в этом учреждении, которое якобы выражает волю народа, а на деле прикрывает обман народа богачами, неуклонно разоблачать обман…»1. В работе «Марксизм и ревизионизм» Ленин писал о том, что «парламентаризм не устраняет, а обнажает сущность самых демократических буржуазных республик как органа классового угнетения. Помогая просветить и организовать неизмеримо более широкие массы населения, чем те, которые прежде участвовали активно в политических событиях, парламентаризм подготовляет этим не устранение кризисов и политических революций, а наибольшее обострение гражданской войны во время этих революций»2.

Взамен буржуазного парламента Ленин предлагает создать Советы, в которых будут «слиты» законодательная и исполнительная власти и государственный аппарат будет приближен к трудящимся массам3.

Исходя из данных теоретических предпосылок марксистско ленинского учения о парламентаризме и была составлена программа и основополагающие документы Российской социал-демократической рабочей партии. В программе РСДРП, принятой на II съезде, в качестве первоочередных были указаны задачи: «1. самодержавие народа, т.е.

сосредоточение всей верховной власти в руках законодательного собрания, Ленин В.И. Из письма к рабочим Европы и Америки // Полн. собр. соч. – Т. 37. – С. 457-458.

Ленин В.И. Государство и революция // Полн. собр. соч. – 5-е изд. – Т. 33. - С. 49.

Ленин В.И. Из письма к австрийским коммунистам // Полн. собр. соч. – Т. 41. –М., 1986. – С. 271-272.

Ленин В.И. Из письма к австрийским коммунистам // Полн. собр. соч. – Т. 17. –М., 1986. – С. 22-23.

Ленин В.И. Из проекта Программы РКП (б) // Полн. собр. соч. – Т. 38. –М., 1986. – С.89-95.

составленного из представителей народа, 2. всеобщее, равное и прямое избирательное право при выборах как в законодательное собрание, так и во все местные органы самоуправления для всякого гражданина, достигшего года;

тайная подача голосов при всех выборах;

право каждого избирателя быть избранным во все представительные собрания;

жалованье народным представителям».

ЦК РСДРП, избранный III съездом партии, разрабатывал по инициативе большевиков проект резолюции о необходимости бойкота Думы.

Этот проект был рекомендован для обсуждения и принятия на собраниях трудящихся. «Мы будем считать, - говорилось в проекте ЦК, - изменником и врагом свободы и народа всякого, кто примет сознательное участие в царской комедии выборов и представительства, как избиратель, выборщик или член Государственной думы»1.

Непонимание значения парламентских форм воздействия на власть путем принятия законов в рамках существующей конституции проявилось и в деятельности крестьянской думской Трудовой группы. Никакого представления о юридическом положении Думы как законодательного учреждения, об ее обязанностях и правах, о приемах и условиях законодательной работы крестьяне, входившие в эту группу, не имели. По мнению трудовика В.Р. Якубсона, «сила думы – не в согласованности с теми или другими законными путями, которые указаны для ее деятельности, - сила думы заключается в сочувствии страны»2. Трудовики выступали за революционный путь принятия законов.

Отношение к законотворчеству у трудовиков было следующее: для того, чтобы издать закон, не требуется ни согласия Государственного совета, ни санкции монарха. Законопроекты «будут приняты, они будут утверждены его величеством русским народом, и он не только утвердит их, но и приведет Государственная дума в России в документах и материалах. Составитель, автор вступительной статьи и вводных материалов канд. юрид. наук Ф.И. Калинычев. - М., 1957 – С. 58.

Гессен В.М. Тактика партий в первой государственной думе // Первая государственная дума. Изд. А.А.

Муханова и В.Д. Набокова. Вып. 1. Политическое значение первой думы. Сб. статей Н.А. Бородина, И.И.

Петрункевича, В.М. Гессена, А.Р. Ледницкого, В.Д. Набокова, С.А. Муромцева, М.М. Винавера. СПб.:

Типография т-ва «Общественная польза», 1907. С. 142.

в исполнение»3.

В первые дни работы российского парламента среди его депутатов сложились различные представления об этом органе власти. Трудовики его представляли как бесправную революционную трибуну, а кадеты как полномочное законодательное собрание.

К сожалению, марксистское учение о парламентаризме было господствующим в российской юридической науке в XX в. более семидесяти лет советского этапа ее развития, когда отрицался принцип разделения властей, принижалась роль законодательных органов власти, отрицалась многопартийность. В настоящее время, учитывая советский опыт, в том числе и в отношении парламентаризма, Российская Федерация должна неуклонно идти по пути демократизации политической системы общества, развивая сферы сотрудничества власти с народом, расширяя права и свободы граждан, в том числе их участие в управлении делами государства посредством выборов и референдумов, используя различные институты гражданского общества, политические партии для выражения коллективных интересов.

5.3. Достоинства и недостатки режима парламентской демократии в оценках отечественных мыслителей конца XIX- начала XX вв.

В отечественной и зарубежной научной литературе выделяется отдельно парламентский режим скорее как разновидность формы правления в зарубежных странах. В России такая разновидность режима никогда не существовала на практике. Однако в отечественной литературе как дореволюционной, так и современной данное понятие достаточно хорошо разработано, выделены его основные признаки, отмечены как положительные, так и негативные его стороны, показана возможность перерождения данной формы в наиболее худшие варианты. Для того чтобы предотвратить возможность перерождения парламентского режима в Там же. С. 130.

тиранический и хотя бы на теоретическом уровне понять возможные угрозы демократии, необходимо проанализировать имеющиеся научные гипотезы и выводы, позволяющие постоянно критически оценивать складывающиеся политико-правовые отношения, находить оптимальные способы их совершенствования.

Парламентский режим имеет свои разновидности, часто зависящие от вида партийной системы, складывающейся в том или ином государстве. Так, по мнению Й. Благож, парламентский режим бывает с двухпартийной (Великобритания) и с многопартийной системой по типу стран континентальной Европы1. Киреева С.А. в своей диссертации приводит примеры как парламентских режимов в странах Арабского Востока, так и в европейских странах2. Ссылаясь на Б.А. Стародубского, в ее работе выделяются три вида парламентарных режимов. Первая группа охватывает страны с «биполяризованными» парламентарными режимами (Великобритания, Австрия, Греция и Испания). Вторая группа объединяет страны, в которых переплетены консервативные и либеральные методы государственного управления.

Стародубский их назвал «центрированные» парламентарные режимы (Италия, Нидерланды, Бельгия, Люксембург). В третью группу входят страны, в которых государственное управление ориентировано на метод либерализма (Швеция, Норвегия, Дания)3.

Применяя аксеологический метод исследования, можно выделить как достоинства, так и недостатки парламентского режима. Положительно оценивают режим парламентаризма либералы, которые считают его идеалом общественно-политического устройства, при котором важнейшим центром консолидации общества и власти является парламент, где идет постоянный диалог между представителями общества (политическими партиями) и Благож Йозеф. Формы правления и права человека в буржуазных государствах. – М., 1985. – С. 23.

Киреева С.А. Политический режим как элемент формы государства: Теоретико-правовое исследование:

дис. … канд. юрид. наук. – М., 1997. – С. 101-102.

Там же.

государственной властью (правительством, администрацией)4. Ставя своей целью демократизацию государственного устройства, кадеты следовали принципу, сформулированному С.А. Котляревским: «В линии демократизации мы должны стремиться не к фантастическому и опасному призраку республики, а к действительному господству народного представительства – к демократическому парламентаризму»53. При этом лидеры конституционно-демократической партии говорили о постепенном эволюционном переходе к парламентаризму и допускали его реализацию при монархической форме правления. Котляревский пророчески писал еще в 1906 году о том, что «республика в России, противореча идеям и чувствам огромной массы русского народа, менее всего могла бы быть демократической в истинном смысле слова. Это была бы республика с характером диктатуры, и для сохранения государственного порядка ей, не облеченной никаким наследственным, историческим авторитетом, пришлось бы править, постоянно затрачивая огромную сумму принуждения и насилия…. Произошел бы во всяком случае опаснейший эксперимент для всей политической свободы нации»1.

По мнению либералов, парламентаризм возможен и при монархии, и при республике. Пророчески предвидя худший вариант развития парламентского режима при демократии, Котляревский считал, что парламентаризм нельзя учредить сверху, провозгласив его в конституции, он должен постепенно вызревать в недрах народного духа.

Ф.Ф. Кокошкин так объяснял программное требование конституционно-демократической партии о конституционной и парламентарной монархии: там, где «ни одна партия не может считаться господствующей, как в Германии, или там, где большинство организовавшихся партий относится отрицательно к новому См.: Модели общественного переустройства России. XX век / Отв. ред. В.В. Шелохаев. – М., 2004. – С.16.

Котляревский С.А. Проблема демократизации государства // Журнал о выборах. – 2006. –№ 5. – С. 65.

Котляревский С.А. Проблема демократизации государства // Журнал о выборах. – 2006. –№ 5. – С. 65.

конституционному порядку, как в России, - там правительство не должно быть орудием партии, где оно должно стоять выше партий. Ввиду этого нужно сохранить в России монархию … потому, что высокое призвание монархии заключается именно в том, что она должна стоять выше интересов и увлечений партий и руководствоваться более объективно благом страны»2.

На вопрос: «Возможен ли в России парламентаризм?» Липранди отвечает отрицательно и приводит аргументы в подтверждение своей позиции. Одним из главных аргументов, по его мнению, является отсутствие в России вражды между народом и властью, отсутствие борьбы из-за власти в противоположность западноевропейским странам, весь конституционный строй которых представляет собой договор между двумя тайно враждебными, не доверяющими друг другу сторонами, «обставленный разнообразными условиями, обходить которые и составляет искусство правителей и управляемых». Интересно, на каком основании, по мнению Липранди, строились отношения между народом и властью в России? Исходя из его рассуждений и ссылок на авторитеты И.С. Аксакова, К.Д.Кавелина, Л.Н. Толстого, можно сделать следующий вывод о позиции данного мыслителя: русский народ никогда не стремился и не стремится к государственной власти, не желает политических прав, он находится в состоянии раболепия, покорности, подчинения власти. Путь же парламентаризма чужд России, так как у нее нет соответствующей почвы для его развития, исходя из ее исторического развития. Липранди привел еще два аргумента против парламентаризма, во-первых, он несовместим с психологией и политическим мировоззрением русского народа, ибо в глазах народа Царь остался Самодержавным, т.е. полновластным и неограниченным;

во-вторых, Россия государство, состоящее из многочисленных племен и народов, которые образуют революционные партии, состоящие «из уличных оборванцев и всякого хулиганья», Ответ на статью г. Ф. Кокошкина «Конституционно-Демократическая партия перед судом Союза 17-го Октября» // Русские Ведомости. - № 44, 45. – М., 1906. – С.8.

руководимых инородцами1.

В свою очередь изменения в государственном строе России привели к кризису в общественном сознании, о чем свидетельствуют многочисленные статьи и сочинения. Английский социолог Герберт Спенсер по этому поводу в своем произведении «Опыты научные, политические и философские» писал о том, что некогда распространенная в обществе доктрина «божественных прав королей» превратилась в доктрину «божественных прав парламента» 2.

И хотя у Спенсера было противоречивое отношение к парламентаризму (с одной стороны, он его критиковал, а с другой -, считал его лучшей формой правления), тем не менее некоторые российские мыслители, в частности Н.А.

Захаров, воспринимал только негативные оценки данного явления. По словам Захарова, в чрезмерной, непостоянной власти парламента Спенсер видел «угрозы общественной свободе» и утверждал, что «обязанности истинного либерализма в будущем должны сводиться к ограничению власти парламентов»1. Спенсер критиковал систему выборов за то, что в это время наибольшее внимание обращается не на нравственные и интеллектуальные качества кандидатов, а на их политические взгляды, на принадлежность их к той или иной партии. Вслед за Спенсером и другими зарубежными авторами (М. Нордау, П. Бурже) Захаров также негативно рассматривал значение парламентаризма, прежде всего потому, что «чрезмерное развитие власти парламента в руках отдельных партий сопровождается … прогрессирующим развитием абсентеизма при парламентских выборах».

Таким образом, как видно из перечисленных точек зрения, многие мыслители возмущались не наличием парламента как такового, а господством партий, которые узурпируют власть в руках сплоченного Липранди А.П. (Волынец А.) Возможен ли в России парламентаризм? Харьков: Типография «Мирный Труд», 1910.

Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. – Минск: Современный литератор, 1999. – С.1407.

Захаров Н.А. Система русской государственной власти. – М.: Москва, 2002. – С.298.

меньшинства и выражают интересы лишь части населения, а воля большинства же общества не находит своего выражения во власти.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.