авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Красноярский государственный медицинский университет имени ...»

-- [ Страница 11 ] --

97% 100% 47% 80% 30% 60% 55% 20% 45% 7% 40% 2 группа 13% 20% 8% 1 группа 0% срыгивание кишечные диарея запор чередование колики запоров и диареи Рис. 1. Частота функциональных расстройств пищеварительной системы у детей первого года жизни в сравнительном аспекте Кишечные колики являются частыми проявлениями функциональ ных нарушений пищеварительной системы, проявляются чаще после месяца, сопровождаются выраженным беспокойством ребенка, плачем, чаще проявляется вечером и в ночное время. Кишечные колики наруша ют сон ребенка, часто сопровождаются метеоризмом, отхождением газов, после чего состояние улучшается. У детей 1-й группы кишечные колики отмечались в 21 случае (55 %), исчезали к 7-8 месяцам жизни. Во 2-й группе кишечные колики отмечались со второго месяца, исчезали на 4- месяце у 14 детей (47 %). У детей обоих групп проявлению кишечных ко лик способствовали такие факторы, как несоблюдение диеты кормящей матери, ранний перевод на смешанное и искусственное вскармливание, наличие нарушений биоценоза кишечника. У детей с перинатальным по ражением центральной нервной системы кишечные колики проявлялись при нарастании неврологического синдрома, повышенной нервно-реф лекторной возбудимости, что вызывало необходимость коррекции тера пии гипоксически-ишемического поражения ЦНС.

Функциональная диарея проявлялась в виде учащения стула, изме нения консистенции при отсутствии патологических примесей в копро грамме, наблюдалась в большинстве случаев в первые 6 месяцев жизни у детей обоих групп, зависела от вида вскармливания, наличия дисбакте риоза. Частота функциональной диареи у детей 1-й группы отмечалась у 17 детей (45 %), во 2-й группе – у 6 детей (20 %).

Функциональные запоры выявлялись у детей после 6-7 месяцев.

Большую роль в развитии запоров играли алиментарные нарушения с применением цельного молока, отсутствием в питании достаточного количества овощей и фруктов. При увеличении интервалами между де фекациями появлялись симптомы затруднения дефекации, усиленного натуживания, изменялась консистенция кала. У детей 1-й группы функ циональные запоры отмечались в 5 случаях (13 %), у 3 детей (8 %) на блюдались чередование запоров и поносов. Во 2-й группе функциональ ные запоры были выявлены у 2 детей (7 %).

Соблюдение диеты и режима питания матерью, коррекция диеты в зависимости от вида функциональных расстройств (при срыгиваниях – загустители в виде рисового крахмала, при запорах – овощные пюре, смеси с пребиотиками, достаточное содержание фруктов и овощей), при менение лекарственных средств (при срыгиваниях – антациды, прокине тики;

при коликах – пеногасители, симетикон;

при запорах – лактулоза, дюфалак и др.) способствовали уменьшению клинической симптоматики.

Детям с установленным гипоксически-ишемическим поражением центральной нервной системы одновременно проводилась терапия по назначению невропатолога для улучшения метаболических процессов и нормализации микроциркуляции на уровне центральной нервной си стемы.

Выводы.

У детей первого года жизни функциональные расстройства пищева рительной системы проявляются в виде срыгиваний, кишечных колик, метеоризма, диареи и запоров.

У детей с признаками перинатального гипоксически-травматическо го поражения центральной нервной системы функциональные расстрой ства желудочно-кишечного тракта отмечаются с большей частотой.

Функциональные расстройства пищеварительного тракта у детей с поражением центральной системы носят более длительный и разноо бразный характер.

Проведение диетической коррекции и медикаментозная терапия в зависимости от вида функциональных нарушений способствуют клини ческому улучшению.

Дети с перинатальным поражением центральной нервной системы при функциональных расстройствах пищеварительного тракта помимо диетической коррекции и лечения функциональных расстройств нужда ются в терапии основной патологии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Беляева И. А. Комплексные подходы к коррекции дисфункций желудочно-ки шечного тракта у новорожденных и детей грудного возраста / И. А. Беляева, Г. В. Яцык, Т. Э. Боровик., В. А. Скворцова // Вопросы современной педиатрии. – 2006. – № 5. – С. 78-82.

2. Конь И. Я. Диетотерапия функциональных нарушений ЖКТ у детей первого года жизни /И. Я. Конь., Т. Н. Сорвачева // Лечащий врач. – 2004. – № 2. – С. 55-59.

3. Коровина Н. А. Запоры у детей первых лет жизни / И. Н. Захарова, Г. Е. Зайденварг, Н. Е. Малова // Вопросы современной педиатрии. – 2004. – № 1. – С. 2-7.

4. Самсыгина Г. А. Алгоритм лечения детских кишечных колик / Г. А Самсыгина // Педиатрия. – 2009. – № 3. – С. 55-67.

5. Drossman D. A. AGA technical review on irritabl bowel syndrome / D. A. Drossman, M. Camilleri, W.E. Whitehead // Gastroenterology. – 2002. – 123. – Р. 2108-2131.

УДК 611.716. ПРИМЕНЕНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ЦИФРОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ СИММЕТРИЧНОСТИ СТРОЕНИЯ АЛЬВЕОЛЯРНЫХ ОТРОСТКОВ ВЕРХНЕЙ ЧЕЛЮСТИ П. С. Федосов Южно-Уральский государственный медицинский университет Кафедра анатомии человека Научный руководитель: д. м. н., проф. Е. Л. Куренков В морфологических исследованиях большое значение имеет раз граничение двух разновидностей асимметрии – флуктуирующей и на правленной. Флуктуирующей асимметрией называют незначительные ненаправленные отклонения от строгой симметрии в строении морфо логических структур, в норме обладающих билатеральной симметрией [2]. Направленная асимметрия отличается от флуктуирующей тем, что значения признака на одной из сторон в среднем больше, чем на другой.

Статистически это выражается в достоверном отличии от нуля среднего различия между сторонами.

За последние десятилетия было накоплено множество сведений от носительно асимметрии лицевого черепа, а также зубочелюстной систе мы. В подавляющем большинстве случаев у клинически здоровых лиц выявлялось статистически достоверное преобладание морфометриче ских показателей правых отделов лица над левыми [1]. Вопрос об асим метрии зубочелюстной системы на сегодня является дискуссионным.

В некоторых работах есть сведения о том, что зубные дуги обеих челю стей симметричны [8], однако, по данным других авторов, напротив, имеет место выраженная левосторонняя асимметрия [3]. Во всех изучен ных нами работах асимметрия выявлялась путём сравнивания линейных измерений, выполненных на каждой из сторон. Таким образом, иссле довалась только одна из двух составляющих изменчивости живого объ екта – изменчивость его размеров. Вторая составляющая, изменчивость формы, в данных исследованиях не учитывалась.

В настоящее время активно развивается новый подход к изучению формы морфологических объектов при помощи цифровых технологий – геометрическая морфометрия. Геометрическая морфометрия – это сово купность математических и статистических алгоритмов, позволяющих охарактеризовать изменчивость формы как количественным образом при помощи вычисления переменных формы и их многомерного анализа, так и качественным образом при помощи построения наглядных и лег ко интерпретируемых графиков. Исходными данными в геометрической морфометрии являются значения координат точек, размещенных на циф ровом изображении объекта вдоль исследуемого контура. С помощью специальных вычислений удаётся полностью исключить различия объ ектов по размерам, таким образом, геометрическая морфометрия даёт возможность анализировать изменчивость формы в «чистом виде» [4].

Целью исследования было изучить показатели симметричности альвеолярных отростков верхней челюсти при помощи метода геометри ческой морфометрии.

Для исследования было отобрано 20 сухих препаратов черепа без нижних челюстей из коллекции кафедры анатомии человека Южно Уральского государственного медицинского университета. Вначале с верхних челюстей препаратов снимали однослойный оттиск из альги натной оттискной массы, затем по данным оттискам отливали гипсо вые модели верхних челюстей. После этого модели укладывали на лист миллиметровой бумаги в плоскости, параллельной фокальной плоско сти объектива и фотографировали при помощи цифровой фотокамеры Canon EOS 5D MarkII с разрешением 21 мегапиксель. Для характеристи ки формы альвеолярных отростков верхней челюсти было использовано 14 меток. Метками в геометрической морфометрии называют точки на цифровых изображениях объектов, которые привязаны к определённым анатомическим образованиям и могут быть однозначно соотнесены у всех исследуемых образцов. Каждая метка устанавливалась по медиаль ному краю зубной альвеолы в месте наибольшей кривизны её контура, от второго моляра слева до второго моляра справа. Координаты меток сни мали с цифровых изображений и записывали в файл данных при помощи экранного дигитайзера tpsDig2 [6]. После этого файл данных с координа тами всех меток с каждого из образцов загружался в программу MorphoJ, осуществляющую как сами процедуры геометрической морфометрии, так и статистическую обработку её результатов [5]. Полученные нами координаты меток содержат информацию не только о форме образцов, но и об их размерах. С точки зрения геометрической морфометрии, такие данные являются избыточными и поэтому должны быть предварительно обработаны. Для этого выполнялось Прокрустово наложение (Procrustes t) – центральная процедура в геометрической морфометрии, в ходе ко торой вся информация о размере, взаимном расположении и ориентации образцов удалялась, а сами образцы приводились к стандартному цен троидному размеру. Координаты образцов, выровненных Прокрустовым наложением, рассматривались как особые переменные формы – прокру стовы остатки. Для статистической обработки этих переменных был ис пользован факторный анализ, реализованный в MorphoJ в виде анализа главных компонент (Principal Component Analysis) и прокрустов диспер сионный анализ формы (Procrustes ANOVA), в котором в качестве пере менного фактора использовалась сторона образца – левая, правая. Анализ главных компонент – это метод многомерного статистического анализа, который позволяет, во-первых, выделять главные и второстепенные со ставляющие изменчивости, во-вторых, устанавливать согласованные и несогласованные изменения разных отделов изучаемой структуры [4].

Вначале был выполнен анализ главных компонент для симметричной составляющей формы (рисунок 1, а). Этот анализ позволил выявить наи более общие тенденции изменчивости формы альвеолярных отростков без учёта асимметрии их строения. Нами было установлено, что 100 % из менчивости формы альвеолярного отростка верхней челюсти можно объ яснить при помощи 10 главных компонент, при этом на долю первых двух из них приходится приблизительно 85 % всей объясненной изменчиво сти. Наибольший вклад в формирование первой и второй главных компо нент вносят метки, которые соответствуют первому и второму молярам, а также латеральным резцам. Графики, построенные в MorphoJ, наглядно показывают, какие именно преобразования происходят с формой альвео лярного отростка согласно первым двум главным компонентам. Линией серого цвета на графиках обозначен эталонный объект – усреднённый симметричный контур, построенный на основе координат всех выров ненных объектов и имеющий минимальные отличия от каждого из них.

Линией чёрного цвета показано преобразование формы альвеолярных отростков в соответствии с той или иной главной компонентой. Первая главная компонента (ГК1) объясняет 70 % всей изменчивости формы и определяет преобладающую тенденцию её изменчивости. Она заключа ется в равномерном сужении-расширении, которое сочетается с равно мерным удлинением-укорочением. Вторая главная компонента (ГК2) объясняет 15 % всей изменчивости. С ней связано расширение-сужение во фронтальном отделе альвеолярной дуги и реципрокное сужение-рас ширение в дистальном её отделе.

После этого был выполнен анализ главных компонент для асимме тричной составляющей формы (рисунок 1, б). Этот анализ позволил оха рактеризовать основные тенденции флуктуирующей асимметрии, то есть индивидуальные ненаправленные отклонения от идеальной билатераль ной симметрии. 100 % всей асимметричной изменчивости можно объяс нить при помощи 10 главных компонент, при этом первые две из них объ ясняют почти 66 % всей изменчивости. С первой главной компонентой (ГК1) связано удлинение альвеолярного отростка с одной стороны, и его укорочение – с другой. Наибольший вклад в это преобразование вносят метки, связанные с латеральным резцом и клыком, а также со вторым моляром. Вторая главная компонента (ГК2) показывает смещение меток, расположенных во фронтальном отделе обоих альвеолярных отростков в одну сторону и реципрокное смещение меток дистального отдела обо их альвеолярных отростков в другую. Это преобразование происходит в большей степени за счёт смещения меток, связанных с медиальным рез цом, клыком, первым премоляром, а также первым и вторым молярами.

Рис. 1. а) Анализ главных компонент для симметричной составляющей формы;

б) Анализ главных компонент для асимметричной составляющей формы Рис. 2. Направленная асимметрия альвеолярных отростков Прокрустов дисперсионный анализ формы показал наличие до стоверных различий (p=0,0017) по форме альвеолярных отростков справа и слева, то есть наличие направленной асимметрии. Кроме того, в MorphoJ был рассчитан вектор направленной асимметрии, и на его основе был построен график, показывающий смещение меток образца относительно симметричного эталона в соответствии с на правлением данного вектора (рисунок 2). Метки, расположенные во фронтальном отделе обоих альвеолярных отростков, смещены вправо.

Метки, расположенные в дистальном отделе обоих альвеолярных от ростков, напротив, смещены относительно оси симметрии влево.

Таким образом, при помощи метода геометрической морфометрии нам удалось получить качественно новые данные о характере асимме трии альвеолярных отростков верхней челюсти. Мы установили, что флуктуирующая асимметрия проявляется, во-первых, неодинаковой дли ной правого и левого альвеолярных отростков и, во-вторых, реципрокны ми отклонениями от оси симметрии меток фронтального и дистального отделов. Также была выявлена достоверная направленная асимметрия, которая характеризуется отклонением обоих альвеолярных отростков от носительно симметричного эталона во фронтальном отделе вправо, а в дистальном отделе – влево.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Гайворонский И. В. Асимметрия лицевых черепов / И. В. Гайворонский, Е. И. Ду бовик, И. В. Крайник // Морфология. – 2009. – Т. 135, № 2. – С. 76-79.

2. Захаров В. М. Асимметрия животных / В. М. Захаров. М.: Наука, 1987. – 216 с.

3. Николаева Е. Ю. Влияние асимметрии лицевого скелета на степень тяжести анома лий зубочелюстной системы и ее ортодонтическая коррекция / Е. Ю. Николаева // XI Международная конференция челюстно-лицевых хирургов и стоматологов. – СПб.: – 2006. – С. 132-133.

4. Павлинов И. Я. Принципы и методы геометрической морфометрии / И. Я. Павли нов, Н. Г. Микешина // Журнал общей биологии. – 2002. – Т. 63, № 6. – С. 473-493.

5. Klingenberg C. P. 2011. MorphoJ: an integrated software package for geometric morphometrics. Molecular Ecology Resources 11: 353-357.

6. Rohlf F. J. 2005. tpsDig, digitize landmarks and outlines, version 2.05. Department of Ecology and Evolution, State University of New York at Stony Brook (program).

7. Shah M. S., Joshi M. R. An assessment of asymmetry in the normal craniofacial complex.

Angle Orthod. 1978;

48(2):141-8.

611.716. УДК ПРИМЕНЕНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ЦИФРОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ МОРФОЛОГИИ СРЕДИННОГО НЁБНОГО ШВА П. С. Федосов Южно-Уральский государственный медицинский университет Кафедра анатомии человека Научный руководитель: д. м. н., проф. Е. Л. Куренков Для устранения сужения верхнего зубного ряда существует множе ство методов. В ортодонтической практике с этой целью применяют как съемные механические аппараты, так и несъемные. В ряде клинических случаев целесообразнее проводить расширение верхней челюсти при помощи несъёмных аппаратов с разрывом срединного нёбного шва. Ко стеобразование в области раскрытого нёбного шва в этих случаях про исходит вслед за его расширением, путем напластования, как результат адекватного раздражения [1]. Успех лечения с разрывом нёбного шва за висит как от силы ортодонтического аппарата и частоты его активации, так и от морфологии самого шва. По имеющимся в литературе данным, начальная часть нёбного шва – гладкая с некоторой извилистостью, сред няя – гладкая и прямая, что не создаёт значительных трудностей для рас ширения, дистальная – обладает зубчатым строением и может создавать препятствие для расширения за счёт большой связывающей поверхности [1]. Для ортодонтической практики наибольший интерес представляют данные о вариантах строения срединного нёбного шва. Получение таких данных прежде было связано с техническими трудностями, поскольку шов обладает достаточно сложным контуром. В настоящее время в прак тике морфологических исследований активно применяются цифровые технологии. Одной из таких технологий является геометрическая мор фометрия. Геометрическая морфометрия – это совокупность математи ческих и статистических алгоритмов, позволяющих охарактеризовать изменчивость формы как количественным образом при помощи вычис ления переменных формы и их многомерного анализа, так и качествен ным образом при помощи построения наглядных и легко интерпретируе мых графиков [2]. Исходными данными в геометрической морфометрии являются значения координат точек, размещенных на цифровом изобра жении объекта вдоль исследуемого контура. Помимо изучения измен чивости формы геометрическая морфометрия позволяет устанавливать взаимосвязь между изменчивостью различных структур одного и того же морфологического объекта. Для этого используется модульный анализ.

Модулем называют часть органа, которая характеризуется определенной независимостью от других его частей. Структуры, которые составляют модуль, наиболее близки между собой по эмбриогенезу и по функцио нальной нагрузке. При этом ковариация изменчивости структур внутри одного модуля достоверно выше, чем ковариация изменчивости струк тур, входящих в состав разных модулей [3]. Исходя из данных литерату ры о том, что срединный нёбный шов имеет разное строение в началь ной, средней и дистальной частях, мы предположили, что в строении шва можно выделить три модуля. Кроме того, известно, что в составе зубных рядов человека также принято выделить три функциональные группы, которые могут являться модулями: фронтальную группу зубов, вклю чающую резцы и клыки, группы премоляров и моляров. На основании этого можно предположить, что существует взаимосвязь между функци ональными группами зубных рядов (или альвеолярными отростками в области данных групп зубов) и тремя отделами срединного нёбного шва.

Целью настоящего исследования было изучить изменчивость фор мы срединного нёбного шва при помощи метода геометрической морфо метрии и проверить гипотезу о взаимосвязи формы шва и формы альвео лярных отростков верхней челюсти.

Для исследования было отобрано 20 сухих препаратов черепа без нижних челюстей из коллекции кафедры анатомии человека Южно Уральского государственного медицинского университета. Вначале с верхних челюстей препаратов снимали однослойный оттиск из альги натной оттискной массы Hydrogum, затем по данным оттискам отливали гипсовые модели верхних челюстей. После этого модели укладывали на лист миллиметровой бумаги в плоскости, параллельной фокальной пло скости объектива и фотографировали при помощи цифровой фотокаме ры Canon EOS 5D MarkII с разрешением 21 мегапиксель. Для описания формы срединного нёбного шва были использованы так называемые по луметки. В геометрической морфометрии полуметками называют после довательность точек, характеризующих изучаемый контур. Первая и по следняя точки этой последовательности являются истинными метками, то есть они привязаны к определённым анатомическим образованиям и могут быть однозначно соотнесены у всех исследуемых образцов. Пер вую метку мы поместили в наиболее дистальной точке края резцового отверстия.

Вторая метка была установлена в стандартной краниометрической точке стафилион, расположенной в задней части костного нёба на пере сечении срединно-сагиттальной плоскости с линией, соединяющей края задних вырезок нёба. Между этими метками мы расположили последо вательность из 18 полуметок, помещённых на равном расстоянии друг от друга. Для характеристики формы альвеолярных отростков верхней челюсти было использовано 14 меток. Эти метки устанавливались по ме диальному краю каждой зубной альвеолы в месте наибольшей кривизны её контура, по часовой стрелке от второго моляра слева до второго моля ра справа. Координаты меток и полуметок снимали с цифровых изобра жений и записывали в файл данных при помощи экранного дигитайзера tpsDig2 [5].

Для предварительной обработки полуметок по технологии совмеще ния со скольжением была использована программа tpsRelw1.41, совме щение выполнялось по критерию наименьшей дистанции [6]. В процессе выполнения этого алгоритма полуметки занимали гомологичные пози ции на образцах и могли использоваться в последующем анализе так же, как и истинные метки. После этого файл данных загружался в MorphoJ – универсальное приложение, выполняющее как сами процедуры геоме трической морфометрии, так и статистическую обработку её результатов [3]. Вначале выполнялось Прокрустово наложение – центральная про цедура в геометрической морфометрии, в ходе которой вся информация о размере, взаимном расположении и ориентации образцов удалялась, а сами образцы приводились к стандартному центроидному размеру. Ко ординаты образцов, выровненных Прокрустовым наложением, рассма тривались как особые переменные формы – прокрустовы остатки. Для статистической обработки этих переменных мы использовали фактор ный анализ, реализованный в MorphoJ в виде анализа главных компонент и модульный анализ.

Вначале мы изучили график, построенный в MorphoJ для эталон ного объекта – усреднённого контура срединного нёбного шва, вычис ленного на основе прокрустовых остатков (рисунок 1). В начальной и средней частях контур шва ровный, гладкий. В месте перехода началь ной части в среднюю регистрируется небольшое отклонение контура вправо. В дистальной части контур шва отклонён влево.

Изменчивость формы шва была изучена при помощи анализа глав ных компонент. Анализ главных компонент – это метод многомерного статистического анализа, который позволяет перейти от значительного количества переменных, полученных при геометрической морфометрии, к существенно меньшему количеству новых переменных, называемых главными компонентами. Нами было установлено, что 100 % изменчи вости формы шва можно объяснить при помощи 10 главных компонент, при этом на долю первых трёх из них приходится приблизительно 80 % всей объясненной изменчивости. Графики, построенные в MorphoJ, доста точно наглядно показывают, что конкретно происходит с формой шва по градиентам первых трёх главных компонент (рисунок 1). Первая главная компонента (ГК1) объясняет 44 % всей изменчивости формы и описывает преобладающую тенденцию изменчивости формы. Она заключается в формировании реципрокных отклонений от оси симметрии в начальной и средней частях, а также в формировании трёх зубцов в дистальной части.

Следующего порядка тенденция, описанная второй главной компо нентой, ГК2 (23 % объяснённой изменчивости) представляет собой фор мирование одного крупного и одного мелкого зубцов в начальной части, двух мелких – в средней части и двух крупных – в дистальной. Третья главная компонента (ГК3) объясняет 11 % изменчивости и описывает формирование двух крупных зубцов в начальной и дистальной частях и двух мелких – в средней части.

Рис. 1. Анализ главных компонент Рис. 2. Проверка гипотезы о структуре модулей Для модульного анализа использовался блок «Modularity: Evaluate Hypothesis», предназначенный для создания и проверки гипотез о ко личестве и структуре модулей. Качество разбиения меток по модулям характеризует RV-коэффициент, который принимает значения от 0 до 1 и показывает, насколько сильна ковариация между модулями. Если значения RV стремятся к нулю, модули являются практически полно стью независимыми. Вначале вычислялся RV-коэффициент для a priori заданной комбинации меток, затем автоматически проверялись все аль тернативные комбинации. Согласно нашей гипотезе, в первый модуль вошла часть альвеолярного отростка, связанная с резцами и клыками, а также начальная часть шва;

во второй – альвеолярный отросток в об ласти премоляров и средняя часть шва, в третий – альвеолярный от росток в области моляров и дистальная часть шва (рисунок 2, справа).

RV-коэффициент для данной комбинации составил 0,7. При проверке альтернативных комбинаций в 97 % случаев были получены меньшие значения коэффициента (рисунок 2, центр). Это означает, что наша гипо теза о структуре модулей неверна. Наименьший RV-коэффициент (0,32) был вычислен для комбинации, изображенной на рисунке 2 слева: пер вый модуль составили альвеолярные отростки и средняя часть шва, вто рой и третий, соответственно, начальная и дистальная части шва.

Таким образом, анализ формы срединного нёбного шва при помо щи геометрической морфометрии позволил получить качественно новые данные как об изменчивости шва, так и о взаимосвязи его изменчивости с формой альвеолярных отростков верхней челюсти. Мы установили, что основным источником изменчивости является формирование реци прокных отклонений от оси симметрии в начальной и средней частях шва и образование трёх зубцов в дистальной. Зубцы могут появляться во всех отделах шва, при этом в средней части они будут наименее вы раженными. Также нами была установлена ковариация между формой альвеолярных отростков и средней частью шва, эти структуры образуют один модуль. Изменчивость шва в начальной и дистальной частях прак тически не связана с формой альвеолярных отростков и, вероятнее всего, определяется другими факторами.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Куцевляк В. И. Ортодонтия: Учебное пособие для студентов стоматологического факультета, врачей-интернов / Под ред. В. И. Куцевляка. – Харьков: ХГМУ, 2005.

– 464 с.

2. Павлинов И. Я. Принципы и методы геометрической морфометрии / И. Я. Павли нов, Н. Г. Микешина // Журнал общей биологии. – 2002. – Т. 63, № 6. – С 473-493.

3. Klingenberg, C. P. 2009. Morphometric integration and modularity in congurations of landmarks: Tools for evaluating a-priori hypotheses. Evolution & Development 11:405-421.

4. Klingenberg C. P. 2011. MorphoJ: an integrated software package for geometric morphometrics. Molecular Ecology Resources 11: 353-357.

5. Rohlf, F. J. 2005. tpsDig, digitize landmarks and outlines, version 2.05. Department of Ecology and Evolution, State University of New York at Stony Brook (program).

6. Rohlf, F. J., TpsRelw, Relative Warps Analysis, Version 1.49, Stony Brook, NY:

Department of Ecology and Evolution, State University of New York, 2010a. (program).

УДК 378.184:616. ОРГАНИЗАЦИЯ СТУДЕНЧЕСКОГО НАУЧНОГО ОБЩЕСТВА НА КАФЕДРЕ-КЛИНИКЕ ХИРУРГИЧЕСКОЙ СТОМАТОЛОГИИ В. В. Федотов, Е. С. Загородних Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого Кафедра-клиника хирургической стоматологии Научный руководитель: к. м. н., доц. Т. Л. Маругина Процесс профессионального обучения студентов предполагает не только приобретение и обновление теоретических знаний, но и пои ски новых путей решений. Эта задача во многом решается через орга низацию научно-исследовательской работы студентов. Актуальность и важность данной формы внеаудиторной деятельности студентов меди цинского профиля заключается еще и в том, что через работу в СНО на кафедрах студенты расширяют свое клиническое мышление, знакомят ся с новыми технологиями и совершенствуют свои мануальные навыки.

Создание благоприятных условий для научно-исследовательской работы студентов позволяет значительно повысить уровень подготовки кадров высшей квалификации, а одного усвоения учебного процесса здесь не достаточно [1, 2].

Основными задачами СНО на кафедре являются:

1. Раскрытие научно-исследовательского потенциала членов студен ческого научного общества;

2. Популяризация исследовательской работы среди студентов;

3. Повышение качества подготовки студентов-медиков;

4. Приспособление к деятельности в условиях конкуренции, спо собных творчески и эффективно применять в своей практической деятельности достижения современной науки;

5. Практическое освоение методологии научного исследования и на выков выполнения научно-исследовательских работ.

Основными целями работы СНО являются повышение уровня про фессиональной подготовки студентов на основе их аналитических способ ностей, формирование научного системного мышления, а также выявление талантливых и одаренных студентов, способных и желающих заниматься научно-исследовательской деятельностью с последующим переходом их на более высокие ступени образования (аспирантура, докторантура).

Работа в научном обществе может проводиться как индивидуально, так и в составе постоянных или временных коллективов. Объединяющим началом такого коллектива может быть большая проблема, общая тема или форма работы.

Деятельность членов СНО над научно-практической работой можно разбить на следующие этапы:

1. Освоение навыков работы с научной литературой;

2. Освоение методов лабораторного исследования, оперативных вмешательств, что имеет практический подход;

3. Анализ полученных результатов;

4. Написание статьи;

5. Доклад на студенческой научно-практической конференции.

Анализируя деятельность студенческого научного общества кафе дры, пришли к выводам, что большинство членов общества уже имели опыт работы в данной сфере. Как правило, у студентов, занимающихся в СНО, прослеживаются лидерские качества, они обладают организатор скими способностями, помимо науки они являются участниками культур но-массовых мероприятий, а также успевающими студентами, средний балл зачетной книжки 4,3. Чаще прослеживается коллективная работа над выбранной тематикой, нежели одиночные исследования. Основной кон тингент общества – это студенты старших курсов (4-й, 5-й курсы).

Следует отметить, что не только студент углубляет свои знания по хирургической стоматологии, но и преподаватель, который руководит студенческой научной работой, повышает свою профессиональную ква лификацию (подбор литературы, анализ выбранной тематики).

Вовлекаются в образовательный процесс не только члены СНО, на учный руководитель, но и студенты. Это, в свою очередь, ведет к по вышению научного потенциала студентов вуза. На кафедре-клинике хирургической стоматологии практикуется использование результатов студенческих исследований в учебном процессе рядовых студентов. Чле ны СНО выступают на семинарских занятиях с сообщениями по моно графической литературе и справочным материалам.

Студенты, занимающиеся в СНО, участвуют во внутривузовских, краевых, региональных научно-практических конференциях. Результаты исследования публикуются в сборниках научных трудов согласно уста новленным редакционным требованиям печатной продукции. По резуль татам исследования, проведенных в рамках СНО, студенты совместно с преподавателями публикуются в печатных изданиях Сибирского стома тологического форума и в печатных изданиях ВАК.

Студент расширяет свой кругозор знаний не только в области хи рургической стоматологии, зачастую в ходе исследовательских работ студенты сталкиваются со смежными дисциплинами (микробиология, лучевая диагностика). В процесс исследования вовлекаются СНО и дру гих кафедр, изучается организация научно-исследовательской работы с целью совместных проектов и внедрения новых форм и методов в ра боту СНО.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Брюховский З. Г. Деятельность студенческого научного общества в Волгоградском государственном университете / З. Г. Брюховский, Т. А. Фолиева // Вестник Вол ГУ: Исследования молодых ученых. – Волгоград, 2007. – С. 229-231.

2. Сергеева И. В. Организация студенческого научного общества на кафедре инфек ционных болезней и эпидемиологии / И. В. Сергеева // Молодой организатор здра воохранения: Сборник научных статей студентов и молодых ученых посвященных памяти профессора В. К. Сологуба. – Красноярск, 2011. – С. 184-185.

УДК 614.8. ОЦЕНКА ТЕОРЕТИЧЕСКОГО УРОВНЯ ЗНАНИЙ СТУДЕНТОВ, ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО РАЗНЫМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫМ СТАНДАРТАМ, В ВОПРОСАХ СЕРДЕЧНО-ЛЁГОЧНОЙ РЕАНИМАЦИИ А. А. Филатова, М. А. Черных, А. С. Чуркина, А. А. Якимец, О. В. Берсенёва, В. П. Новикова, В. В. Самылов Южно-Уральский государственный медицинский университет Кафедра безопасности жизнедеятельности, медицины катастроф, скорой и неотложной медицинской помощи и топографической анатомии и оперативной хирургии Научные руководители: асс. И. В. Вождаева, к. м. н., доц. О. В. Пешиков Актуальность проблемы. Внезапная сердечная смерть (ВСС) в на стоящее время остается одной из наиболее серьезных проблем медици ны. Один из ведущих специалистов по изучению этой проблемы Bernard Lown писал: «Каждые девяносто секунд в течение суток от кардиологи ческого заболевания внезапно и неожиданно умирает один человек. Вне запная смерть – наиболее катастрофическое проявление болезни сердца – приходит без предупреждения, как тать в ночи. Смерть является первым и последним признаком наличия болезни сердца у 25 % жертв. В случаях, когда пациенты страдают сердечными заболеваниями, смерть наступает у 60 %» [7]. В настоящее время ВСС составляет 15-20 % всех случаев ненасильственной смерти среди жителей экономически развитых стран.

Расчетные данные, составленные с учетом коэффициентов, полученных в ходе эпидемиологических исследований в США и Европе, свидетель ствуют о широком диапазоне возможной частоты ВСС в России – от до 460 тыс. человек в год. Однако более реальными представляются зна чения 200-250 тыс. человек в год [1, 6].

Поэтому не оставляет сомнений, что неотложная помощь людям с остановкой сердца остается актуальной [4, 5]. Базовая сердечно-легоч ная реанимация (СЛР) является начальным этапом оживления, когда спасатель нередко оказывается один на один с пострадавшим и вынуж ден проводить реанимационные мероприятия «пустыми руками». Зна чимость СЛР на раннем этапе развития внезапной остановки сердца трудно переоценить. Известно, что при прочих равных условиях жерт вы внезапной остановки сердца, которым проводилась СЛР любого качества до прибытия профессиональных медиков, имеют в два раза больше шансов на выживание [3].

Статистика свидетельствует, что более 20 % жизней могли бы быть спасены, если человек, оказавшийся на месте происшествия, владел бы приемами СЛР. От качества подготовки обученных людей прямо зави сит результативность реанимации [2].

Одним из критериев эффективности проведения комплекса СЛР яв ляется оценка возобновления сердечной деятельности, которая наиболее достоверно определяется по пульсации сонной артерии [2].

Цель исследования. Оценить уровень знаний студентов по некото рым вопросам смежных дисциплин при реализации основных образо вательных программ высшего профессионального образования в Юж но-Уральском государственном медицинском университете (ЮУГМУ) в зависимости от образовательного стандарта, курса обучения и пройден ных предметов.

Материалы и методы. В сентябре 2013 года нами было проведено анонимное анкетирование 2000 студентов лечебного (1430 (71,5%)) и педиатрического 570 (28,5 %) факультетов 2-го, 3-го, 4-го и 6-го кур сов ЮУГМУ (табл.). Выборка курсов была обусловлена прохождени ем обучения на кафедрах безопасности жизнедеятельности, медицины катастроф, скорой и неотложной медицинской помощи (БЖД) и топо графической анатомии и оперативной хирургии (ТАиОХ). Было решено оценить уровень знаний студентов в части применения вопросов СЛР.

По стандарту третьего поколения (ФГОС 3) студенты 2-го курса не про ходили обучение на кафедрах БЖД и ТАиОХ, студенты 3-го курса в зимнюю сессию V семестра сдают экзамены на указанных кафедрах, при этом вопросы проведения СЛР были изучены ими на 2-м курсе, как и темы «Топографическая анатомия верхней и нижней конечности, головы, шеи, органов грудной клетки».

По стандарту второго поколения (ГОС 2) студентами 4-го курса на кафедре БЖД тема СЛР еще не изучалась, а темы «Топографическая анатомия верхней и нижней конечности, головы, шеи, органов грудной клетки» на кафедре ТАиОХ изучены в VI семестре. Студенты 6-го курса обучаются по стандарту второго поколения, но прошли обучение на ка федре анестезиологии и реаниматологии, где осваивали СЛР.

Респондентам необходимо было выбрать один из вариантов ответов на вопрос «Как правильно оценить сердечную деятельность при прове дении СЛР?»: по пульсации на сонной артерии;

по пульсации на лучевой артерии;

по пульсации на любом сосуде, значения не имеет. Вычислялось соотношение студентов, давших правильные и неправильные ответы на одном курсе, и сравнение между курсами. Полученный материал был об работан с помощью пакета статистических программ.

Полученные результаты. Количество студентов, обучающихся на ле чебном факультете варьировало от 68,99 до 72,97 %, а на педиатрическом – 28,27-31,01 %. Возраст учащихся оценивался в виде медианы и кванти лей (1 и 3) и составил на 2-м курсе – 19 (18;

19), на 3-м – 19 (19;

20), на 4-м – 20 (20;

21) и на 6-м – 22 (22;

23) года.

Таблица Соотношение количества студентов по курсам и факультетам Курс 2 3 4 Факультет леч пед леч пед леч пед леч пед Общее число опрошенных 485 518 516 Абс. 351 134 378 140 356 160 345 % от курса 72,37 27,63 72,97 27,03 68,99 31,01 71,73 28, Согласно результатам анкетирования, большинство студентов (52,78 80,87 %) всех курсов готовы провести оценку сердечной деятельности по пульсации сонной артерии. При сравнении соотношения правильных от ветов с неправильными среди студентов, проходящих обучение по ФГОС 3 количество студентов 3-го курса, ответивших верно, составляет 77,2 %, что достоверно больше по сравнению со студентами 2-го курса – 52,78 % еще не проходившими СЛР (рис. 1).

Среди студентов 4-го курса, обучающихся по ГОС 2 и не проходив ших тему СЛР на кафедре БЖД, но уже накопивших знания по медицине, верно отвечают в 67,64 % случаев, что достоверно больше количества правильных ответов среди студентов 2-го курса. Среди студентов 6-го курса процент правильных ответов (80,87 %) достоверно больше, чем у студентов 2-го курса. Можно предположить, что это связано с накопле нием опыта во всех областях медицины и с прохождением обучения на кафедре анестезиологии и реаниматологии.

а б в а б в а б в а б в 2 3 4 52,78 22,68 24,54 77,22 4,83 17,95 67,64 8,72 23,64 80,87 6,24 12, Ряд Рис. 1. Соотношение количества правильных и неправильных ответов, полученных при анкетировании студентов, на вопрос о месте определения сердечной деятельности (в %).

а) по пульсации на сонной артерии;

б) по пульсации на лучевой артерии;

в) по пульсации на любом сосуде, значения не имеет Нами не выявлено достоверной разницы среди всех неправильных ответов на всех курсах.

Выводы. Проанализировав полученные данные, можно сделать вывод, что знаниями об оценке сердечной деятельности владеет около половины студентов 2-го курса. Наблюдается тенденция к улучшению показателей на 3-м курсе (увеличивается почти на 20 %) и к 6-му курсу увеличивается примерно на 30 %. Снижение показателя 4-го курса по отношению к 3-му связано с разным временем изучения материала по сердечно-легочной реанимации (ГОС 2 и ФГОС 3). Несмотря на это ди намика положительная, и большинство будущих врачей (студенты 6-го курса) умеют правильно оценивать сердечную деятельность.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бокерия Л. А. Внезапная сердечная смерть / Л. А. Бокерия, А. Ш. Ревишвили. – М.:

ГЭОТАР-Медиа, 2011. – 272 с.

2. Малышев В. Д. Интенсивная терапия. Реанимация. Первая помощь: Учебное по собие / В. Д. Малышев. – М.: Медицина, 2000. – 464 с.

3. Сайер М. Р. Внезапная остановка сердца: системы спасения жизни / М. Р. Сайер // Тихоокеанский медицинский журнал. – 2007. – № 1. – С. 72-74.

4. Морозов С. Н. Сердечно-легочная реанимация - изменения в рекомендациях ев ропейского реанимационного совета 2010 года / С. Н. Морозов, А. А. Донская, Л. А. Морозова // Якутский медицинский журнал. – 2012. – № 1. – С. 91-94.

5. Сулимов В. А. Сердечно-легочная реанимация: новые перспективы / В. А. Сули мов, Ю. В. Гаврилов, Е. А. Окишева // Рациональная фармакотерапия в кардиоло гии. – 2012. – Т. 8, № 2. – С. 220-225.

6. Филиппов Е. В. Внезапная сердечная смерть: проблема стратификации риска и выбора лекарственного препарата / Е. В. Филиппов, С. С. Якушин // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. – 2011. – Т. 7. № 2. – С. 212-218.

7. Lown B. The lost art of healing / B. Lown. - Boston: Ballantine Books, 1999. – 344 р.

УДК 614.253+616-08-039.57]:331.101:612. ОСОБЕННОСТИ ЭТИКИ И ДЕОНТОЛОГИИ В АМБУЛАТОРНО-ПОЛИКЛИНИЧЕСКОМ УЧРЕЖДЕНИИ С УЧЁТОМ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ МЕДИЦИНСКОГО ПЕРСОНАЛА ПЕРВИЧНОГО ЗВЕНА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ Е. Н. Фролихина Воронежская государственная медицинская академия им. Н. Н. Бурденко Кафедра поликлинической терапии и общей врачебной практики Научный руководитель: к. м. н., асс. Н. В. Страхова Актуальность исследования. В современном здравоохранении по нятия уважения личности, самостоятельности пациента и самоопреде ления являются первостепенно важными, они находятся в центре любых отношений между медицинским работником и пациентом. Очень важ ным этическим принципом, на котором базируются отношения между медицинским работником и пациентом, является непричинение вреда.

В основе медицинской профессии лежит и уважение к жизни, включа ющее принцип священности человеческой жизни и принцип качества (осмысленности) жизни. Медицинская этика требует от специалиста не только непричинения зла, но и свершения благодеяний. «В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного», – говорится в Клятве Гиппократа.

Однако врачу амбулаторно-поликлинического учреждения трудно отвечать всем требованиям этики и деонтологии. С одной стороны это связано со спецификой профессии врача, который постоянно сталкива ется с проблемами и горем своих пациентов, их психологическими стра хами потери здоровья и трудоспособности. С другой стороны, несоблю дение правил этики и деонтологии порой определяется особенностями организации оказания медицинской помощи населению на амбулаторно поликлиническом этапе. Недостаточность времени на одного пациента в первичном звене здравоохранения, дефицит кадров в амбулаторно-по ликлинических и особенно районных и сельских учреждениях, издержки инструментального оснащения поликлиник обуславливают тот факт, что далеко не все врачи с должным уровнем внимания, уважения и участия относятся к своим пациентам и коллегам.

Для решения данной проблемы особое внимание необходимо уде лить профилактике нарушений процесса адаптации врача, а именно син дрому «эмоционального выгорания».

В данном контексте выгорание – это реакция на продолжительные стрессы, возникающие чаще всего в процессе межличностных комму никаций и приобретаемые в сфере профессиональной деятельности.

К группе риска относят «помогающие», альтруистические профессии врача, медицинской сестры, педагога. С целью выявления закономерно стей формирования и проявления синдрома эмоционального выгорания, поиска возможных путей коррекции ситуации и минимизации стрессо вых состояний на рабочем месте возникает необходимость проведения массовых обследований данной группы.

В большинстве случаев это является трудоемким процессом, тре бующим затрат времени и сил организаторов здравоохранения, поэтому редко учитывается в практической работе лечебно-профилактических учреждений. С этой целью предлагается использование специализиро ванной компьютерной программы, включающей комплекс методик по определению степени подверженности стрессу и выраженности адапта ции, которая была применена при проведении настоящего исследования.

Цель исследования. Исследование проводилось с целью выявления степени дезадаптации врачей и медицинских сестер центральной район ной поликлиники для донозологической диагностики и разработки про филактических рекомендаций по организации труда и снижения уровня стресса с учетом индивидуальных психофизиологических особенностей личности.

Задачи исследования:

1. выявить уровень сформированности синдрома эмоционально го выгорания у медицинских сестер и врачей и провести сравнение в группах;

2. определить степень влияния трудового стажа медицинских сестер и врачей на выраженность фаз синдрома эмоционального выгорания;

3. проанализировать роль личностных особенностей, адаптивной стратегии, специфики трудовой деятельности личности в развитии син дрома эмоционального выгорания;

4. на основе полученных данных разработать рекомендации по оп тимальной организации мер по профилактике и психокоррекции стрес са в работе медицинского персонала амбулаторно-поликлинического учреждения.

Материал и методы. Экспериментальной базой исследования вы ступили врачи и средний медицинский персонал бюджетного учрежде ния здравоохранения Воронежской области «Новоусманская централь ная районная больница». Тестирование проводилось на 24 врачах и медицинских сестрах центральной районной поликлиники «Новоусман ской ЦРБ». Возраст испытуемых в выборке врачей составил от 27 до лет (средний возраст 44±8,7 лет), медсестер – от 21 до 44 лет (средний возраст 37±5,6 лет). Для определения выраженности СЭВ использова лась методика В. В. Бойко, представленная в созданном нами электрон ном варианте, что в значительной степени упростило и ускорило процесс проведения исследования, а также обработку результатов. Также во всех обследуемых группах проводилось исследование копинг-стратегий для выявления индивидуального стиля совладания со стрессом по методике определения индивидуальных копинг-стратегий Э. Хайма.

Результаты. При тщательном анализе полученных результатов было выявлено, что имеются достоверные различия в степени выраженности СЭВ у медицинских сестер и врачей (табл. 1).

Таблица Степень выраженности синдрома эмоционального выгорания у врачей и медицинских сестёр первичного звена здравоохранения Оценка степени выраженно- Врачи со стажем Врачи со стажем Медицинские более 5 лет менее 5 лет сестры сти синдрома сумма баллов по 12 показателям n X±x n X±x n X±x 57,2±7, Низкая (110) 8 65,4±9,6 9 67±6,3 125,5±9, Средняя ( от 110 до 180) 2 128 ± 9,5 3 139,6 ±9,2 Высокая (180) 2 188,3 ±9,5 0 0 0 Как видно на рисунке 1, среди врачей со стажем менее 5 лет и ме дицинских сестер не выявлено лиц с высокой выраженностью СЭВ. В то же время получены свидетельства большей склонности к развитию синдрома у врачей со стажем более 5 лет. Число обследуемых с низкой и средней степенью развития синдрома максимальное у медицинских се стер, что характеризует более высокую степень адаптированности меди цинского персонала.

Рис. 1. Степень выраженности синдрома эмоционального выгорания в зависимости от должности и стажа работы медицинского персонала центральной районной больницы Таблица Степень выраженности синдрома эмоционального выгорания по фазам у медицинского персонала центральной районной больницы Фазы СЭВ (среднее значение Врачи со стажем Врачи со стажем Медицинские по выборке в баллах) более 5 лет менее 5 лет сестры Напряжение 25,0±20,8 26,8±16,4 23,0±12, Резистенция 48,5±22,6 38,4±15,7 27,2±11, Истощение 32,0±19,4 31,6±14,1 21,8±12, Из приведенных данных видно, что преобладающей фазой синдрома и у врачей, и у медицинских сестер является фаза резистенции (табл. 2).

Рис. 2. Степень выраженности синдрома эмоционального выгорания по фазам Во всех группах обследуемых наиболее выраженной фазой синдрома эмоционального выгорания является фаза резистенции (рис. 2). Наиболь шие показатели по выраженности фазы выявлены у врачей. Снижение подверженности стрессу наблюдается с увеличением стажа, что может быть связано с совершенствованием стратегий борьбы со стрессом и ме ханизмов адаптации, организационными факторами (табл. 3).

Таблица Влияние трудового стажа на выраженность синдрома эмоционального выгорания у медицинских работников в первичном звене здравоохранения Категория медицинских Оценка степени выраженности n Стаж работников СЭВ (средняя сумма баллов) 0 - 3-5 лет Медицинские сестры 3 58,3±29,2 5-15 лет 2 52,0±31,3 15-25 лет 2 39,4±7,0 3-5 лет Врачи 4 78,2±81,8 5-15 лет 1 75,5±0,0 15-25 лет По результатам исследования копинг-стратегий были выявлены раз личия в выраженности преобладающей стратегии у медицинских сестер и врачей. И у врачей, и у медицинских сестер преобладают когнитивные стратегии, но у медицинских сестер они более развиты. Максимальная выраженность использования поведенческих стратегий наблюдается у врачей с опытом менее 5 лет (табл. 4).

Таблица Используемые копинг-стратегии Копинг стратегии Врачи со стажем Врачи со стажем Медицинские более 5 лет менее 5 лет сестры когнитивные 29,1±3,8 26,5±4,16 32,8±4, поведенческие 15,9±3,0 21,2±2,4 24,3±3, эмоциональные 19,7±3,5 20,7±3,6 25,0±2, Выводы. Таким образом, исследование показало, что у врачей и ме дицинских сестер наблюдается выраженный синдром эмоционального выгорания, что свидетельствует о напряжении регуляторных систем и определенной степени стресса. Причем у врачей степень дезадаптации более значительная, что можно связать со спецификой профессии. С це лью снижения степени подверженности врачей и медицинских сестер в условиях амбулаторно-поликлинического учреждения и улучшения эти ко-деонтологического аспекта следует снизить нагрузку на медицинский персонал, организовать систему электронной очереди в поликлиниках, разделить потоки пациентов (бюджет, ОМС, платные услуги, осмотр по заболеваниям, профосмотры), организовать комнаты отдыха и релакса ции в ЛПУ.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Исаева Е. Р. Синдром эмоционального выгорания и его влияние на копинг-пове дение у медицинских работников / Е. Р. Исаева, И. Л. Гуреева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2010. – Т. 64, № 6. – С. 26-30.

2. Скугаревская М. Н. Синдром эмоционального выгорания / М. Н. Скугаревская // Медицинские новости. – 2002. – № 7. – С. 17.

УДК МЕДИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ВЕРИФИКАЦИИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДОРОВЬЯ И. Ю. Худоногов, Ш. Г. Айвозян, Л. А. Якименко Ростовский государственный медицинский университет Кафедра общественного здоровья и здравоохранения № с курсом истории медицины Научный руководитель: д. м. н., проф. Ю. Г. Элланский Актуальность. Развитие экономики РФ привело к увеличению фи нансирования социальной сферы. В том числе это относится и к системе охраны здоровья граждан. Например, с 2009 по 2012 годы произошел рост фактического тарифа на 1 застрахованного в рамках региональной программы государственных гарантий (ПГГ) с 3 237 до 6 515 рублей в год и двукратное увеличение расходов территориального фонда ОМС Ростовской области на приобретение медицинских услуг [8]. Поступа ющие ежегодно денежные средства из федерального и местного бюдже тов на развитие здравоохранения Ростовской области (РО) планируют повысить в несколько раз. Губернатор РО Василий Голубев заявил, что около 400 млрд рублей будет направлено на развитие донского здраво охранения до 2020 года. В первую очередь планируется сделать акцент на диспансеризации населения [11]. Практически на всех территориях РФ отмечаются признаки реального укрепления вертикали власти. Это реализуется, прежде всего, за счет стабилизации и наращивания финан сового потока в регионы.

Однако за прошедшие 20 лет практической деятельности системы финансирования здравоохранения из различных незапрещенных законом источников в нестабильных экономических условиях о развитии отрасли говорить не приходилось. Значительное сокращение штатов и матери ально-технической базы здравоохранения, выполненное под лозунгом «Модернизация!», было весьма неоднозначно воспринято населением и медицинскими работниками. Но все-таки благодаря модернизации все меньше остается лечебно-профилактических учреждений, которые не отвечают современным требованиям к качеству медицинской помощи, к медицинским технологиям и оборудованию. В связи с переходом на од ноканальное финансирование медицинских организаций под эгидой Фе дерального фонда обязательного медицинского страхования можно го ворить о появлении в сфере распределения финансов мощной властной вертикали, которая существовала в нашей стране при наличии единого союзного государства. Хорошие перспективы, начертанные в Концепции развития системы здравоохранения РФ до 2025 года, кажутся вполне реалистичными на фоне увеличения инвестиций в отечественную меди цину. Высокотехнологичная медицинская помощь на сегодняшний день становится все более доступной для широких слоев населения. При этом основные функции здравоохранения остаются прежними.

Во-первых, оно должно осуществлять социальную профилактику, которая включает систему мер по охране здоровья населения, т. е. меро приятия по оптимизации среды обитания человека, оздоровлению окру жающей природной среды и, другими словами, обеспечение санитарно эпидемиологического благополучия. К этой же функции можно отнести меры по уменьшению или устранению многочисленных социальных факторов, неблагоприятно влияющих на здоровье населения, значимость которых возрастает в условиях повышения уровня, а также качества жиз ни россиян. Кроме того, система здравоохранения обязана содействовать улучшению правовой и социальной защищенности человека;

получению необходимого медицинского компонента образования;

планированию се мьи;

формированию идеологии и навыков здорового образа жизни;

им мунизации населения и др.

Во-вторых, все возможности здравоохранения должны быть со средоточены на оказании населению квалифицированной медицинской помощи, на удовлетворение потребности населения в амбулаторно-по ликлинической, скорой, неотложной и стационарной медицинской по мощи, на определении стратегии и тактики развития национальных, региональных и муниципальных систем здравоохранения;

разработке и внедрении современных эффективных технологий диагностики, лече ния и реабилитации больных;

на адекватном лекарственном обеспече нии населения;

на рациональном использовании имеющихся в здраво охранении ресурсов.

В-третьих, ответственность за организацию и оказание населению медико-социальной помощи, в которую входят наряду с врачебно-трудо вой экспертизой и такие виды услуг, как социально-бытовые, юридиче ские, психологические и воспитательно-педагогические, также берет на себя здравоохранение. Мониторинг общественного здоровья населения – это четвертая информационная (сигнальная) функция здравоохранения, на которой необходимо остановиться более подробно. На территории на шей страны с момента организации земской медицины каждый медицин ский работник обязан обеспечивать корректное ведение учетно-отчетной документации. Первичные документы являются основой динамического наблюдения за здоровьем населения. Важное значение в статистике здо ровья населения играют органы Госсанэпиднадзора, которые в рамках социально-гигиенического мониторинга предоставляют информацию о влиянии различных потенциально опасных факторов. Состояние ре сурсной базы объектов системы здравоохранения определяет политику властных структур в части принятия соответствующих правовых, эко номических, организационных и других мер по развитию системы ох раны здоровья и самого сектора здравоохранения с учетом медико-со циальных приоритетов в показателях заболеваемости, инвалидности и смертности населения. Вместе с тем возникающая потребность в созда нии единой информационной системы (ЕИС) здравоохранения все чаще сталкивается с так называемым человеческим фактором. Дело в том, что выступая генераторами социально-значимой медико-социальной информации, медицинские работники не всегда справляются с посто янно возрастающими требованиями к качеству информационного пото ка. Теоретическая основа такой ЕИС была разработана Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации во ис полнение пункта 1.з) перечня поручений Президента Российской Феде рации по итогам заседания президиума Государственного совета Рос сийской Федерации 17 июля 2008 г. (от 1 августа 2008 г. № Пр-1572ГС) и пункта 6 поручения Правительства Российской Федерации от 13 авгу ста 2008 г. № СС-П44-4981. Эта система кроме сбора информации при звана предоставить медикам возможность качественного образования, непрерывного обучения, активного профессионального взаимодействия медицинских и фармацевтических специалистов, проведения эффектив ных научных исследований.

Вместе с тем отсутствие возможности проверить медицинскую ин формацию на предмет достоверности является одной из главных про блем информатизации здравоохранения. Значимость разработки на учного подхода к определению достоверности исходной информации для запуска управленческого цикла не вызывает сомнения. При оценке общественного здоровья (ОЗ) особое значение имеет объективное от ражение действительности. Заболеваемость населения является одним из важнейших критериев ОЗ, на котором базируется стратегия развития здравоохранения как отрасли народного хозяйства. При этом долгосроч ные тенденции изменения различных показателей ОЗ должны совпа дать, тем более не противоречить друг другу. Именно на это и опиралась рабочая гипотеза нашего исследования. В работе были использованы статистические данные, находящиеся в открытой печати и свободном доступе в Интернете, метод системного и контент-анализа, а также исто рический метод.

Результаты исследования. С 1994 по 2008 годы общая заболевае мость населения РО увеличилась с 866,6 до 1477,6 % (почти в 2 раза). [5, 1]. Среднегодовой прирост заболеваемости, выраженный в процентах, за рассматриваемый период составил +2,8 %. При этом за 14 лет в сторону уменьшения на 3,2 % изменился тесно связанный с заболеваемостью по казатель смертности, что в среднегодовом масштабе составляет -0,2 %.

Двукратное снижение показателя (с 9,9 до 3,8 %) первичной инвалидно сти [6, 1] за тот же период позволяет утверждать, что общественное здо ровье улучшается. Такая ситуация характерна для большинства регионов РФ. Например, долговременные исследования заболеваемости с времен ной утратой трудоспособности (ВУТ) среди жителей Калужской области показали [2], что в большинстве своем абсолютное число случаев вре менной нетрудоспособности за 2011 год снизилось по сравнению с годом на 4,2 %, относительный показатель также снизился – 36,1 случаев на 100 человек трудоспособного возраста против 37,8 в 2010 году и 39, случаев в 2009 году (-4,5 %). Показатель на 100 жителей трудоспособ ного возраста всей области составил 479,0 (в 2010 году – 508,1;

в году – 514,7), а число дней с ВУТ уменьшилось на 5,3 %. По сравнению с 2010 годом средняя продолжительность одного случая заболевания с ВУТ снизилась на 1,2 % и составила 13,3 дня.

На данных исследования, выполненного в Таганроге (2001), посвя щенного сравнению результатов самооценки здоровья и медицинских за ключений, было установлено, что самооценка здоровья респондентами может являться устойчивым показателем не только их субъективного, но и объективного состояния здоровья [3]. Вместе с показателями офици альной статистики социология медицины приняла на себя функцию ве рификации показателей ОЗ. Работы И. Б. Назаровой [10, 9, 7, 4], которая, используя социологический инструментарий, показала на достоверной выборке, что у населения РФ в целом отмечается положительная дина мика удовлетворенности жизнью (рис. 1, 2).

Рис. 1. Уровень удовлетворенности жизнью в группах с различной социальной мобильностью Рис. 2. Уровень удовлетворенности жизнью в группах с различной производственной нагрузкой По данным И. Б. Назаровой, оценка обращаемости взрослого на селения в медицинские учреждения по поводу проблем со здоровьем и для профилактического осмотра может быть интерпретирована как перманентное снижение интенсивности потребности населения в ле чебной помощи и стабильный уровень потребности в профилактиче ской помощи (рис. 3).


Рис. 3. Обращаемость в медицинские учреждения или просто к медицинским работникам в случае проблем со здоровьем и для профилактического осмотра (18 лет и старше) Та же закономерность повторилась при анализе обращаемости в груп пах респондентов, имеющих 1 или 2 места работы (рис. 4).

Рис. 4. Обращаемость в медицинские учреждения или просто к медицинским работникам в случае заболевания в группах респондентов, имеющих 1 или 2 места работы Рис. 5. Самооценка здоровья «хорошее и очень хорошее»

занятых на одной или двух работах В группах респондентов, имеющих 1 или 2 места работы, самооценка здоровья (рис. 5) характеризовалась стабильностью, а у женщин и муж чин, работающих на одном месте работы, отмечался рост самооценки здоровья «хорошее и очень хорошее» на 8-12 % за период наблюдений с 1994 по 2005 гг. Нужно отметить, что страховые компании, работаю щие в системе обязательного медицинского страхования, на сегодняшний день наиболее детально подходят к анализу достоверности медицинской информации. По результатам проверки отчетных форм «Права Граждан»

(ПГ) Ростовского филиала компании Макс-М было установлено, что с 2005 по 2011 гг. доля дефектов, связанных с нарушениями ведения ме дицинской документации (включая случаи завышения объема оказанной медицинской помощи) возросла с 14,6 до 51,6 %, т. е. выявляется более чем пятипроцентный ежегодный прирост несоответствий между реаль ной клинической ситуацией, первичной медицинской документацией и ее электронным отображением, наполняющим все каналы и уровни в неда леком будущем единой информационной системы здравоохранения РФ.

Выводы:

1. Страховая система финансирования, решившая в свое время мно гие проблемы советского здравоохранения, сегодня требует коренных преобразований, в том числе в части объективного отражения существу ющей медико-социальной реальности.

2. До тех пор, пока оплата труда врача будет жестко увязана с количе ством талонов амбулаторного пациента (статистических карт выбывшего из стационара), заполненных в течение месяца, не имеет смысла ожидать приемлемой достоверности официальных данных о заболеваемости и посещаемости населения и использовать их для разработки управленче ских решений.

3. Счет за оказанные медицинские услуги должен являться самостоя тельным финансовым документом, не имеющим никаких иных функций кроме экономических, а статистический талон должен быть деперсони фицированым источником информации о необходимых характеристиках случая конкретного заболевания.

4. В системе здравоохранения сформировалась потребность в разде лении лечебно-профилактических и сигнальных функций, врач должен заниматься пациентом, а специалист по мониторингу – учетом реальных показателей общественного здоровья.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Анализ основных показателей здоровья и деятельности учреждений здравоохра нения Ростовской области в 2007-2008 годах // Статистический сборник. № 6. – Ростов-на-Дону, 2009. – 26 с.

2. Горбатин В. А. О показателях здоровья населения Калужской области. URL: http:// www.gorbatin.info/2011/03/1-1.html (дата обращения 12.06.2013 г.).

3. Корхова И. В. Методы оценки здоровья // Женщина, мужчина, семья в России:

последняя треть ХХ века. Проект «Таганрог» / Под ред. Н. М. Римашевской. М.:

ИСЭПН, 2001. – С. 224-252.

4. Назарова И. Б. Субъективные и объективные оценки здоровья населения // Социо логический журнал. – № 3/4. – 1998. С. 246-249.

5. Пакус И. А. Статистические показатели, характеризующие состояние здравоохра нения и здоровья населения г. Ростова-на-Дону за 1994-1998 гг. Справочно-инфор мационный материал для врачей и студентов / Под ред. проф. Ю. Г. Элланского.

– Ростов-на-Дону, 1999. – 22 с.

6. Элланский Ю. Г. и соавт. Организация медико-социальной помощи населению. – Ростов-на-Дону, 1997. – 181 с.

7. Nazarova I. Self-Related Health and Occupational Conditions in Russia // Social Science & Medicine. – 2000. – Vol. 51. – № 9.

8. URL: http://www.rostov-tfoms.ru/oms-na-donu/oms-v-cifrah (дата обращения 12.06.2013 г.).

9. URL: http://ecsocman.hse.ru›data/078/077/1217/Nazarova.doc (дата обращения 12.06.2013 г.).

10. URL: http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=114885 (дата обращения 12.06.2013 г.).

11. URL: http://www.rostov.aif.ru/health/news/54599 (дата обращения 12.06.2013 г.).

УДК АНТАГОНИЗМ МОТИВОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ (ИСТОРИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) И. Ю. Худоногов, О. В. Александров Ростовский государственный медицинский университет Кафедра общественного здоровья и здравоохранения № с курсом истории медицины Научный руководитель: д. м. н., проф. Ю. Г. Элланский Актуальность. В отличие от глобальной энтропии материального мира, которая нарастает с течением времени, ноосфера, являющаяся био социально-информационной субстанцией, постоянно усложняет свою структуру (иными словами информация – это упорядочивание, жизнь;

энтропия – это разупорядочивание, смерть;

болезнь – сражение между порядком и разупорядоченностью). Исходя из общефилософского пони мания окружающей действительности, мы видим, что всякое развитие начинается с простейших форм. Очевидно, что социальные структуры эволюционируют и усложняются с течением времени также как биологи ческие объекты. Следовательно, все элементы Вселенной, объединенные понятием «био» – органические, неорганические и «надорганические»

(социальные) – эволюционируют в единстве. Остальное пространство, очевидно, деградирует. Несмотря на это, накапливающиеся и усложня ющиеся надорганические продукты (вещественные и информационные) формируют новый класс факторов, которые становятся все более и бо лее влиятельными по отношению к базовым социальным структурам, и надстройка начинает управлять базисом. Первыми признаками организа ции и совершенствования живой материи можно считать возникновение многоклеточности, затем следуют биосоциальные объединения среди насекомых или животных. Общество в целом повторяет данную законо мерность усложняющегося структурирования. Сформировавшееся 40- тысяч лет назад разделение труда, которое постепенно подвело черту под однородным доклассовым обществом, породило социальные институ ты, в том числе и государство, распределило семейные микросоциумы (СМС) по различным профессиональным нишам (ПН), что является важ нейшим этапом в становлении и развитии организационных форм чело веческого бытия. В связи с наличием неповторимости и специфичности СМС из разных ПН между ними была затруднена передача информации, общение между ними сводилось только к обмену товарами или услугами, при этом строго засекречивались способы и приемы профессиональной деятельности. В результате обзора научной литературы было установлено, что семья является наименьшей, неделимой и естественной единицей в процессе эволюции социальных структур (СС), наделенной функцией обучения. Сравнивая развитие образовательных учреждений (ОУ), яв ляющихся наиболее значимыми элементами социальной надстройки, с некоторой условной шкалой, необходимо определить минимальное зна чение. Семья, как точка отсчета на шкале усложнения (развития) СС, подтверждает свое функционирование в социологическом смысле благо даря наличию устойчивой внутрисемейной коммуникации (ВСК). Учи тывая время хранения информации, можно оценить качественную сторо ну наполнения ВСК. По данному критерию выделяем два основных вида информации, циркулирующей по каналам ВСК: бытовая (повседневная, текущая) и информация-знания, подлежащая долгосрочному хранению и передаче последующим поколениям. Исходя из этого, появляется воз можность дать определение понятию «знание» с социологической точки зрения. «Знание» – это накопленная информация, которая используется при коммуникации в течение времени, превышающего жизнь одного по коления. Гипотетически, обычная информация может преобразоваться в знание благодаря ее высокой полезности. Особый интерес с историче ской точки зрения представляет процесс происхождения знания вообще и медицинского знания в особенности. Многие исследователи [1, 2, 3] считают, что природа первичного (оригинального) знания была эмпири ческой. Периодически сталкивался с болезнью, травмой или несчастным случаем каждый член семейного микросоциума (СМС), приобретая бес ценный опыт исцеления, который передавался наследникам по каналам ВСК. На протяжении длительного времени клан, род, семья являлись наименьшей неделимой социальной структурой, которая обеспечивала генерацию, хранение, обработку и передачу профессионально значимой информации. Накопление универсальной или протопрофессиональной информации (ППИ) приходится на начальные этапы существования СМС. В структуре ППИ стали выделяться главные направления, по кото рым и шло основное накопление эмпирического материала. У всех древ них народов врачевание основывалось на навыках, полученных в СМС, которые в свою очередь, являлись единственными хранителями профес сионально значимой информации (ПЗИ). В ходе нашего исследования появилась необходимость разработки условной шкалы развития медико педагогических социальных структур (ШРМПСС). Первым делением на ШРМПСС был СМС, а следующим целесообразно признать расширен ные СМС, в которых к ПЗИ допускались коммуниканты из других СМС.

В процессе развития общества за подобными социальными об разованиями закрепилось название «Семейные медицинские школы», которые и являлись первыми частными учреждениями профессиональ ного медицинского образования. При переходе на следующее деление ШРМПСС необходимо рассмотреть эволюционирование духовных практик и их медицинскую составляющую. С социологической точ ки зрения главным отличием культового врачевания от эмпирического явилось расширение его коммуникативного поля далеко за рамки СМС.

Отбор представителей для передачи ПЗИ осуществлялся не по прин ципу кровного родства, а на основании жесткого объективного анали за качеств, имеющихся у претендента и необходимых для дальнейшей профессиональной деятельности (ПД). Немаловажной особенностью культового врачевания являлось отсутствие среди мотивов ПД прагма тических компонент. Для жрецов бескорыстная помощь нуждающимся была основой служения божественным покровителям. Обеспечение их жизнедеятельности решалось автоматически за счет общих пожертвова ний храму. Храмовые медицинские школы (ХМШ) с полным основани ем можно считать следующей ступенью ШРМПСС. При этом основные отличия данного уровня от нижележащих заключаются в укрупнении СС до размеров нескольких микросоциумов, также сформированных без учета родственных отношений, которые вытесняются всеобщей лю бовью и поклонением перед Богом. В наше время типичным примером ХМШ являются многочисленные буддийские храмы и монастыри Шао Линь. Появление института государства и его укрепление ставит завер шающую точку на шкале развития медико-профессиональных социаль ных структур в древнем мире.

С позиций социального устройства государственные медицинские школы Древней Ассирии, Вавилона и Древнего Рима практически не отличались от российских медицинских институтов периода развитого социализма. Соблюдались такие условия, как бесплатное обучение, га рантия трудоустройства и строгое наказание за нарушение трудовой дис циплины.

Мотивационная и идеологическая основа профессиональной дея тельности медицинских работников (МР) разных эпох и народов состоит из одних и тех же элементов, несмотря на все внешние различия. В совре менной России в основе профессиональной деятельности МР находятся две альтернативные парадигмы, одна из которых базируется на альтруи стических началах, другая всецело посвящена прагматическому целепо ложению. Достаточно очевидно, что медицинское образование, как все отрасли народного хозяйства РФ, будет постепенно приватизировано, и компетентный собственник добьется необходимой ему рентабельности и решит все внутренние проблемы за счет введения системы платного обу чения. В настоящее время обучение на платной (коммерческой) основе распространяется все шире, в том числе и в медицинских вузах. Однако практически нет работ, посвященных сравнительному анализу качества образовательного процесса, эффективности ранней профессиональной социализации медицинских работников при различной форме оплаты за обучение. Разработанная в ходе исследования индикаторная система позволила оценить образовательную активность студентов-медиков, а также предоставила возможность выделения критериев продуктивно сти ранней профессиональной социализации при платной и бюджетной системах финансирования обучения. Методика исследования включала использование исторического, социологического, статистического мето дов, расчет коэффициентов ранговой корреляции (КРК) между степенью выраженности указанного индикатора и уровнем профессионально-об разовательной активности (ПОА) и оценку t-критерия Стьюдента, ха рактеризующего достоверность разности показателей 1-й и 3-й групп. В качестве основного индикатора образовательной активности рассматри валось количество опубликованных печатных работ за время обучения в вузе. В соответствии с разработанной шкалой ПОА была осуществлена следующая группировка. 1-я группа – 1 балл ПОА или полное отсутствие публикаций;

2-я группа – 2 балла или 1-6 печатных работ;

3-я группа – балла или 7 и более печатных работ. В соответствии с индикатором, учи тывающим платный или бюджетный характер финансирования обучения, группам присваивались следующие определения: 1-я группа – «смешан ная» (соотношение бюджетной/платной формы обучения 57,1/42,9 %);

2-я группа – «преимущественно бюджетная» (84,2/15,8 %), 3-я группа – «пол ностью бюджетная» (100/0 %). В опросе приняло участие 60 врачей-вы пускников РостГМУ со стажем врачебной работы до 5 лет (27 мужчин и 33 женщины). Полученные данные позволили установить, что к 1-й груп пе относятся 35,0 % респондентов, 31,7 % составили 2-ю группу и 33,3 % выборки сформировали 3-ю группу.

Средний возраст участников опроса составил 27,1±0,3 лет, при этом не отмечалось достоверных различий среднего возраста респондентов в исследуемых группах. Гендерная структура групп характеризовалась пре обладанием женщин в 1-й и 2-й группах, а мужчин в 3-й – соотношения соответствовали 38,1/61,9 %;

21,1/78,9 % и 75,0/25,0 %. Анализ семейного окружения респондентов позволил обнаружить следующую особенность – респонденты 1-й группы достоверно (р0,01) реже заключают браки по сравнению с 3-й группой, чаще живут вместе с родителями. Относитель но официального стажа работы по специальности можно сказать, что указанный среднегрупповой показатель не имел достоверных различий и равнялся 2,7±0,3;

2,4±0,3 и 2,8±0,3 лет в 1-й, 2-й и 3-й группах соответ ственно. Оценивая неофициальную раннюю профессиональную социа лизацию, мы использовали индикатор «Работали ли Вы в студенческие годы?». Было установлено, что 70,0±10,2 % представителей 3-й группы работали в медицинской сфере, 25,0±9,7 % – в немедицинской сфере и 5,0±4,9 % только учились. В 1-й группе напротив, неработавшие в студен честве респонденты преобладали – 66,7±10,3 %;

работавших по специаль ности было 23,8±9,3 %;

не по специальности – 9,5±6,4 %. 2-я группа за нимает промежуточное положение по приведенным критериям. Оценивая свой творческий потенциал, респонденты 3-й группы чаще других при знавали наличие у них задатков творческой личности (до 85,0±8,0 % от группы). В соответствии с индикатором «Во мне нет творческого потен циала» лидировали участники опроса из 1-й группы (19,0±8,6 %). Уровень адаптации молодых специалистов мы оценивали при помощи индикаторов, характеризующих психологический настрой, объем выполняемой работы и экономическую эффективность профессиональной деятельности. Первое направление анализировалось при помощи индикатора: «Трудности в адап тации меня не пугают». С этим высказыванием согласились 38,1±10,6 % респондентов 1-й группы, 36,8±11,1 % 2-й и 85,0±8,0 % 3-й группы. По индикатору «Я редко испытываю затруднения при назначении больному лечения» распределение было следующим: 1-я группа – 33,3±10,1 %;

2-я – 63,2±11,1 %;

3-я – 70,0±10,2 %. Наибольший официально выполняемый объем работы, соответствующий среднему по группе количеству занима емых ставок на 1 респондента, отмечался в 1-й группе и равнялся 1,7±0, ставки, во 2-й и 3-й соответственно 1,4±0,1 и 1,3±0,1 ставки. 1-я группа лидировала также в количестве коек, одновременно закрепленных за представителем группы – 25,1±1,8;

во 2-й и 3-й соответственно 25,0±1, и 18,1±0,7 коек. Экономическое выражение адаптации на рабочем месте характеризовалось следующим индикатором «Укажите Ваш ежемесячный доход с учетом всех источников, связанных с профессиональной деятель ностью»: 1-я группа указала сумму 8430,0±886,1 руб.;

2-я – 9675,0±1643, руб. и 3-я – 15715,8±1768,2 руб. Немаловажным фактором в выборе про фессии является ее престижность. Респонденты из 3-й группы чаще скло нялись к мнению о высоком престиже медицинской специальности (до 75,0 % от группы), а участники опроса из 1-й группы в 49,9 % случаев считают, что у медиков низкий социальный престиж.

Выводы:

1. Существовавшая в обществе потребность во врачевании окончатель но трансформировалась в профессиональное занятие, требующее опреде ленной подготовки, обучения, профессиональной морали и этики, лишь с появлением социальных институтов, таких как церковь и государство.

2. Если государство уходит из сферы подготовки медицинских ка дров и передает ее в частные руки, то культовая (этическая, альтруисти ческая) составляющая образования уступает место прагматической.

3. Студенты, обучавшиеся в РостГМУ на бюджетной основе, прини мали более активное участие в работе студенческого научного общества, чем их однокурсники, обучавшиеся на коммерческой основе.

4. Респонденты, получавшие платное медицинское образование, ха рактеризовались большей инфантильностью в семейно-брачных отноше ниях, предпочитали жить с родителями, реже принимали участие в рабо те студенческих научных кружков, а также почти не работали в лечебных учреждениях в студенческие годы.

5. Профессиональная адаптация молодых специалистов, обучавших ся в РостГМУ на бюджетной основе, значительно превосходит аналогич ные показатели их коллег, получавших платное образование.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Заблудовский П. Е., Крючок Г. Р., Кузьмин М. К., Левит М. М. История медици ны. – М.: Медицина, 1981. – 352 с.

2. Лисицын Ю. П. История медицины. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. – 403 с.

3. Сорокина Т. С. История медицины. – М.: Академия, 2009. – 560 с.

УДК СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ЕДИНОГО СОЦИАЛЬНО ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА И. Ю. Худоногов, Е. И. Куц Ростовский государственный медицинский университет Кафедра общественного здоровья и здравоохранения № с курсом истории медицины Научный руководитель: д. м. н., проф. Ю. Г. Элланский Актуальность. Представления о важной роли информации в обще ственной жизни встречаются в научных трудах достаточно часто. Не возможно переоценить роль информации в эволюции живой материи, в появлении царств, родов и видов. Информация, являясь видовым «ге нотипом» человека [6], наравне с генотипом биохимическим управляет человечеством, и эти управляющие воздействия ощущаются все сильнее.

Говорить об общественной природе информации кажется нам вполне це лесообразным, поскольку именно то, что появляется в результате мыш ления и коммуникаций людей, то, что составляет суть рефлексии на все элементы окружающей нас действительности, и является информацией.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.