авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Красноярский государственный медицинский университет имени ...»

-- [ Страница 3 ] --

Желчеистечение 1-й степени в 5 случаях было обусловлено доба вочным протоком ложа желчного пузыря (ход Люшка у 4 пациентов, до полнительный проток квадратной доли печени – у 1), в 2 наблюдениях несостоятельностью культи пузырного протока, в 14 – источник желче истечения не установлен. Источниками желчеистечения 2-й степени в случаях были дополнительные протоки ложа желчного пузыря, в 2 – ятро генное повреждение МЖП (пристеночное краевое ранение), в 3 – несо стоятельность культи пузырного протока, в 2-х случаях выпал дренаж из культи пузырного протока. В 12 случаях желчеистечения 3 степени было обусловлено повреждением магистральных желчных протоков (краевое повреждение – 3, пересечение – 5 и иссечение – 4) (табл. 4).

Таблица Распределение больных по степени желчеистечения Количество наблюдений, абс.

Степень Дополнитель- Несостоятель- Самопроизвольное Источ Повреж желчеи- ный проток в ность культи выпадение дре- ник не Все дение стечения ложе желчного пузырного нажа пузырного установ- го МЖП пузыря протока протока лен 1 5 - 2 - 14 2 10 2 3 2 2 3 - 12 - - - Итого 15 14 5 2 16 Из 52 больных наружное желчеистечение отмечалось у 39 (%) боль ных, у 10 больных – желчеистечение в брюшную полость и у 3 больных отмечалось желчеистечение через дренаж и в брюшную полость.

При истечении желчи 1 степени по дренажу или отграниченных скоплениях жидкости в проекции ложа желчного пузыря не более 5 см по данным УЗИ, а также при удовлетворительном состоянии больного, отсутствии симптомов раздражения брюшины и изменений в анализе крови у 14 больных придерживались тактики активного динамическо го наблюдения с обязательным ультразвуковым контролем. Инвазивных вмешательств в таких ситуациях, как правило, не требовалось. Желчеи стечение прекращалось самостоятельно на 2-5-е сутки после операции.

У 7 больных по данным УЗИ отмечалось наличие биломы в подпече ночной области более 5 см, боли в правом подреберье, отсутствие при знаков разлитого перитонита, производили пункцию под контролем УЗИ с аспирацией содержимого.

При истечении желчи по дренажу 2 степени выполняли ЭРХПГ, при которой у 10 пациентов источником желчеистечения были допол нительные протоки ложа желчного пузыря. 6 больным с адекватным наружным дренированием желчи с целью декомпрессии произведена ЭПСТ. 1 больному, у которого желчеистечение не прекратилось, и 2-м больным, у которых ЭПСТ представляло трудности, произвели биллиоду оденальное стентирование. Желчеистечение прекратилось на 5-7-е сутки.

2-м больным, у которых имелись боли в животе, симптомы интоксикации и раздражения брюшины, производили лапароскопию, клипирование доба вочных протоков 1-2 клипсами, санирование брюшной полости, к ложу пу зыря устанавливали дренаж. Несостоятельность культи пузырного протока была обнаружена у 5 больных. Причиной желчеистечения явился резиду альный холедохолитиаз, выявленный во время ЭРПХГ. Произведено ЭПСТ с холедохолитоэкстракцией. У 1 пациента причиной явился острый панкре атит. Произведена лапаротомия, дренирование холедоха по Вишневскому.

У 2 больных во время ЭРХПГ источник желчеистечения не установ лен. Произведена релапароскопия, санация брюшной полости и дрениро вание подпеченочного пространства.

2 больным, у которых отмечалось самостоятельное выпадение дре нажа из пузырного протока, произведена лапаротомия с дренированием холедоха по Вишневскому.

2 больным, у которых во время ЭРХПГ было выявлено повреждение МЖП, и 12 пациентам, у которых отмечалось желчеистечение 3-й сте пени, производили лапаротомию. Во время лапаротомии у 11 больных выявлено пересечение и иссечение МЖП, у 3 больных – пристеночное краевое ранение холедоха. При проведении операций на МЖП мы об ращали внимание на ряд факторов: характер повреждения, локализация повреждения, наличие перитонита в послеоперационном периоде, со стояние пересеченного протока. Пациентам с краевым повреждением на проток наложены 2-3 шва (пролен 5/0) на дренаже Кера. 2 больным с пересечением МЖП на уровне +2 наложен ББА на дренаже Кера, на уровне +1 - ГепДА. 1 больному с пересечением гепатикохоледоха на уровне +1 - дренирование проксимальной части гепатикохоледоха, кото рому через 3 месяца выполнена реконструктивная операция ГепЕА по Ру на СТД. Всем больным с иссечением МЖП первым этапом производи лись дренирование проксимальной культи желчного протока, после чего 2-м больным с иссечением на уровне -2 наложен БиГепЕА по Ру на СТД, 2 на уровне +1 - ГепЕА по Ру без каркасного дренирования.

Таблица Виды лечения желчеистечений Вид лечения Количество Консервативное лечение ЭПСТ, холедохолитоэкстракция ЭПСТ, стентирование общего печеночного протока Дренирование скоплений желчи под контролем УЗИ Релапароскопия Лапаротомия, холедохолитотомия Лапаротомия, дренирование холедоха, санация и дренирование брюшной полости.

Лапаротомия, гепатикоеюностомия по Ру Лапаротомия пластика гепатикохоледоха Всего Таким образом, при послеоперационном желчеистечении перво очередным методом диагностики считаем УЗИ. Если в желчном протоке установлен дренаж, можно выполнить фистулохолангиографию. При от сутствии дренажей, клинических признаках желчеистечения и наличии свободной жидкости в брюшной полости по данным УЗИ необходимо произвести лапароскопию, позволяющую установить источник желчеи стечения и выполнить лечебные манипуляции. При повреждении маги стральных желчных протоков необходима лапаротомия.

Заключение. Частота желчеистечения после холецистэктомий со ставляет 0,74 % (после ТХЭ – 2,44 %, после ЛХЭ – 1,08 %, после МХЭ – 2,47 %). Источниками послеоперационного желчеистечения в 54,72 % на блюдений были «малые» повреждения желчных протоков и 25,26 % слу чаях – повреждение магистральных желчных протоков. В 20,02 % случа ях источник не установлен.

Лечение послеоперационного желчеистечения следует начинать кон сервативно, ориентируясь на данные динамического ультразвукового ис следования. Необходимо определить объем желчных потерь, выполнить УЗИ брюшной полости для выявления билиарной гипертензии, недрени руемых желчных затеков, признаков внутрибрюшных инфекционных ос ложнений. Только после этого следует решать вопрос о дальнейшей ле чебной тактике. При наружном желчеистечении 1-й степени, отсутствии перитонита, билиарной гипертензии целесообразно динамическое на блюдение. В случае определения ограниченного скопления желчи в под печеночном пространстве считаем необходимо провести дренирование билом под контролем УЗИ. При желчеистечении 2-й степени необходимо проведение лапароскопии с целью определения источника желчеистече ния и его устранения. Вмешательство следует выполнять при четкой ви зуализации источника желчеистечения и технической возможности кор рекции. Сочетание желчеистечения с билиарной гипертензией требует выполнения рентгеноконтрастного исследования и последующей эндо скопической коррекции. При диагностике повреждения магистральных желчных протоков и наличии перитонита необходима лапаротомия.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Борисов А. Е., Левин Л. А., Кубачев К. Г. Желчеистечение после лапароскопиче ской холецистэктомии // Эндоскопическая хирургия. 2005. – № 3. – С. 32-33.

2. Ильченко А. А. Постхолецистэктомический синдром // Ежегодный сборник из бранных научно-медицинских статей. М.: Издательство «Бионика». 2007. – С. 121 129.

3. Кригер А. Г. и др. Внутрибрюшное желчеистечение после холецистэктомии // Хи рургия. 2001. – № 11. – С. 44-46.

4. Третьяков А. А. и др. Хирургическое лечение интраоперационных повреждений и рубцовых стриктур внепе-ченочных желчных протоков // Хирургия. 1998. – № 10. – С. 46-50.

5. Agarwal N., Sharma B.C., Garg S., Kumar R., Sarin S.K. Endoscopic management of postoperative bile leaks. Hepatobiliary Pancreat. Dis. Int. 2006 May. V. 5. – N. 2. – P. 273-277.

6. Elmi F., Silverman W. B. Nasobiliary tube management of postcholecystectomy bile leaks // J. Clin. Gastroenterol. 2005 May-Jun. V. 39. – N. 5. – P. 441-444.

УДК 577. ПЕРСПЕКТИВЫ ПОЛУЧЕНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ В МЕДИЦИНЕ ДЕФЕНЗИНОВ В. Ю. Деркач, В. О. Красинько Национальный университет пищевых технологий Кафедра биотехнологии и микробиологии Научный руководитель: к. т. н., доц. В. О. Красинько Скорость развития антибиотикорезистентности у микроорганизмов превышает скорость создания и исследования новых антибиотических веществ, поэтому сегодня существует острая необходимость поиска аль тернативных антибиотиков. Перспективным в этом направлении являет ся исследование эндогенных антимикробных пептидов, синтезируемых иммунными клетками человека.

На сегодняшний день открыто 1393 антимикробных, 103 противо вирусных, 553 противогрибковых пептидов. У млекопитающих иденти фицировано более 500 различных антимикробных пептидов (АМП) [1, 2, 4]. У человека описано три семейства АМП – дефензины, кателици дины, гистатины. Дефензины, в свою очередь, делятся на группы в за висимости от типа клеток-продуцентов на -дефензины (HNP1-4, HD5 6), -дефензины (hBD) и q-дефензины. Обнаруженные - и -дефензины человека различаются между собой месторасположением дисульфидных связей в молекуле и клетками [4, 9].

Механизм действия АМП обусловлен образованием пор и каналов в цитоплазматической мембране, нарушением функционирования ДНК и РНК. Взаимодействие АМП с бактериальной мембраной происходит путем кумуляции молекул на внешней поверхности бактериальной мем браны (за счет электростатических взаимодействий), проникновения в липидный бислой мембраны и дестабилизации мембраны с нарушением ее целостности [1].

Дефензины человека представляют собой семейство амфифильных катионных, богатых цистеиновыми остатками пептидов с молекулярной массой 3-4 кДа, молекулы которых состоят из 29-47 аминокислотных остатков [1, 4]. Молекулы дефензинов отличаются высоким содержани ем положительно заряженных аргининовых, лизинових остатков амино кислот с гидрофобными боковыми группами и обязательным наличием шести цистеиновых остатков, образующих три внутримолекулярных дисульфидных мостика, которые функционально стабилизируют моле кулу, защищая её от деградации протеазами.

Дефензины проявляют выраженную бактерицидную активность в отношении грамотрицательных и грамположительных бактерий. Бакте рицидное действие дефензинов включает в себя непосредственное вза имодействие с инфекционным агентом, порообразования в клеточной мембране бактерий. Отмечена зависимость бактерицидного эффекта дефензинов от концентрации хлорида натрия: при концентрации NaCl выше 150 мкмоль/л происходит резкое снижение бактерицидной актив ности. Максимальный бактерицидный эффект у -дефензинов отмеча ется при значениях pH среды от 7 до 8. Вероятно, что pH среды влияет на взаимодействие пептида с клеткой-мишенью, изменяя конформацию молекулы пептида или молекулярных структур поверхности клеточной стенки бактерии [9, 13].

Дефензины обладают выраженной противовирусной активностью в отношении ДНК- и РНК-вирусов. Пептиды во внеклеточном простран стве могут индуцировать агрегацию вирусов, например, вируса гриппа, и увеличивать активность их поглощения нейтрофилами [10, 11]. Дефен зины нейтрализуют действие вирусных агентов, непосредственно связы ваясь с белками капсида, или блокируют проникновение вируса в клетки (вирус СПИДа или простого герпеса), взаимодействуя со специфически ми клеточными рецепторами.

Обнаружено, что пептиды HNP-1, HNP-2, HNP-3, аминокислотные последовательности которых отличаются только одним аминокислотным остатком, существенно отличаются по уровню противовирусной актив ности в отношении вируса гриппа. Так, HNP-1, HNP-2 обладают более выраженным противовирусным действием в отличие от HNP-3, а пептид HNP-4, аминокислотная последовательность которого существенно от личается от других миелоидных -дефензинов, проявляет менее выра женное нейтрализующее действие в отношении гриппа А по сравнению с HNP-1, HNP-2, HNP-3 [10, 11].

Миелоидные -дефензины и -дефензины HBD-2, HBD-3 обладают достаточно выраженной противогрибковой активностью. Обнаружено, что рекомбинантный HBD-2 обладает в 10 раз большей фунгицидно стью, чем HBD-3. Механизм фунгицидной активности также обусловлен образованием пор в мембране [1].

Особый интерес вызывают данные, в которых прослеживается кор реляция снижения уровня выработки дефензинов с развитием онколо гических заболеваний. Согласно проведенным исследованиям, в 82 % образцов клеток злокачественной опухоли простаты и 90 % образцов светлоклеточной карциномы почек уменьшена или полностью отсутству ет экспрессия гена DEFB1, ответственного за синтез -дефензина. Ис следования вируса папилломы человека (ВПЧ), вызывающего рак шейки матки, показали, что экспрессия другого -дефензина HBD-2 (кодируется геном DEFB4) значительно уменьшается при злокачественном плоско клеточном интраэпителиальном поражении и плоскоклеточном раке по сравнению с незлокачественными плоскоклеточным интраэпителиаль ным поражением и нормальным цервикальным эпителием. Предполага ют, что отсутствие или недостаток дефензинов способствует уклонению раковых клеток шейки матки от иммунного надзора. Вероятно, что вве дение дефензинов может восстановить нормальный противоопухолевый иммунитет. Кроме этого, -дефензины способны взаимодействовать с неиммуногенним фрагментом антигена атипичной клетки и превращать его в иммуногенный [8, 7].

Несмотря на то, что для дефензинов характерна довольно низкая се лективность, они имеют ряд преимуществ: способность быстро и эффек тивно убивать клетки патогенных микроорганизмов, обладают широким спектром действия, активны в отношении штаммов, резистентных к клас сическим антибиотикам, а также характеризуются медленным развитием механизмов устойчивости у микроорганизмов. Лекарственные средства на основе дефензинов (исходя из известных на настоящий момент их функций) могут использоваться для лечения различных бактериальных, грибковых и вирусных инфекций, поскольку, теоретически, дефензины обладают низкой иммуногенностью, высокой биодоступностью и мини мальным токсическим действием даже в высоких концентрациях [1, 7, 9].

Имеются сообщения о получении синтетических и рекомбинантных дефензинов. При разработке лекарственных средств на основе HBD воз можно использование комбинаций различных представителей этого под семейства.

На сегодняшный день на фармацевтическом рынке нет препаратов, содержащих дефензины в своем составе, что связано с новизной темы и недостаточным количеством проведенных доклинических и клиниче ских исследований. Однако за рубежом существуют препараты, которые стимулируют синтез собственных дефензинов в организме. В Германии разработан пробиотический препарат, содержащий микроорганизмы – продуценты -дефензинов ( hBD-5). Данный препарат действует только в кишечнике [10, 11, 13].

Для лечения хронических инфекций и для терапии злокачественных новообразований разрабатывают препарат «Пропес», содержащий био логически активные - и -дефензины, полученные из эмбриональной ткани животных путем контролируемого протеолиза [9]. Клиническими исследованиями было подтверждено стимулирующее влияние на синтез дефензинов иммунокорректорного препарата «Ликопид» у больных пи одермией [5]. Рассматривается эффективность наружного применения препаратов с дефензинами для заживления ран.

Исходя из вышеизложенного, актуальным является вопрос о разра ботке методов промышленного получения дефензинов. Одним из вариан тов получения дефензинов является химический синтез. Искусственные последовательности молекулы дефензина были разработаны на основе 84 расшифрованных аминокислотных последовательностей, принад лежащих человеку, а также с учетом соответствующего распределения заряда [13]. Синтез антимикробных пептидов с заданной аминокислот ной последовательностью был осуществлён посредством биосистемы Pioneer. В результате химический способ синтеза обеспечил синтез гото вых пептидов дефензинов, однако для применения в медицине они долж ны быть в предформе с последующим протеолитическим расщеплением в организме человека. Таким образом, химический синтез может рассма триваться как метод получения дефензинов в небольшом количестве для проведения лабораторных исследований [13].

В природе дефензины синтезируются только клетками высших эука риотических организмов. Поэтому существует необходимость получения генно-инженерных культур микроорганизмов, содержащих гены синтеза человеческих дефензинов для биотехнологического получения послед них. Растения также продуцируют дефензины, которые отличаются от человеческих расположением нескольких аминокислот. Растительные де фензины в перспективе могут найти применение в медицине и сельском хозяйстве, например, для обработки мяса с целью его лучшего хранения.

На сегодняшний день уже получены генно-инженерные штаммы микромицетов: Aspergillus niger, Aspergillus oryzae, Neurospora crassa, Penicillium purpurogenum, Trichoderma harzianum, бактерий Escherichia coli, дрожжей: Candida, Kluyveromyces, Pichia и др. для получения - и -дефензинов [14, 15].

Подводя итог вышеизложенному, необходимо отметить, что даль нейшее исследование и разработка лекарственных препаратов на ос нове дефензинов является перспективным направлением современной биотехнологии. И хотя путем химического и микробного синтеза уже получены некоторые представители семейства дефензинов, остаются малоисследованными вопросы, касающиеся влияния самих дефензинов на штамм-продуцент в процессе его культивирования, а также неясны механизмы образования резистентности к АМП у микроорганизмов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абатуров А. Е. Катионные антимикробные пептиды системы неспецифической защиты респираторного тракта: дефензины и кателиидины / А. Е. Абатуров // Те оретична медицина. – 2011. – № 7. – С. 161-170.

2. Антимикробные пептиды – первая линия антиинфекционной защиты женских половых путей / О. П. Лебедева, Н. A. Рудых, И. С. Полякова и др. // Научные ведомости БелГУ. Сер. Медицина. Фармация. – 2010. – № 22, вып. 12. – С. 25-30.

3. Будихина А. С. -дефензины – антимикробные пептиды нейтрофилов: свойства и функции / А. С. Будихина, Б. В. Пинегин // Иммунология. – 2008. – № 5. – С. 317-320.

4. Будихина А. С. Дефензины – мультифункциональные катионные пептиды чело века / А. С. Будихина, Б. В. Пинегин // Имунопатология, аллергология, инфекто логия. – 2008. – № 2. – С. 31-40.

5. Влияние имунотропной терапии на уровень -дефензинов у больных пиодермией / Е. А. Цывкина, Е. С. Феденко, А. С. Будихина, Б. В. Пинегин // Российский аллер гологический Журнал. – 2010. – № 6. – С. 22-26.

6. Егоров Ц. А. Защитные пептиды иммунитета растений / Ц. А. Егоров, Т. И. Один цова // Биоорганическая химия. – 2012. – № 38. – С. 7-17.

7. Ильяшенко М. Г. / Эндогенные антимикробные пептиды и их клинико-патогене тическая значимость при воспалительных заболеваниях кишечника / М. Г. Илья шенко, Г. Н. Тарасова, А. И. Гусева // Медицинские науки. – 2012. – № 2. – Режим доступа: http://www.science-education.ru/102-5922.

8. Лебедева О. П. Врожденный иммунитет женских половых путей и его гормональ ная регуляция / О. П. Лебедева, Н. A. Рудых // Научные Ведомости БелГУ. Меди цина. Фармация. – 2009. – № 12 (67). – С. 25-30.

9. Мамчур В. И. Дефензины – эндогенные пептиды с антиинфекционными и проти воопухолевыми свойствами / В. И. Мамчур, А. Э. Левых // Таврический медико биологический вестник. – 2012. – Т. 15. – № 2. – С. 315-321.

10. Human defensins 5 and 6 enhance HIV-1infectivity through promoting HIV attachment / A. Rapista, J. Ding, B. Benito, Y. Lo, M. Neiditch, W. Lu, Th. L Chang // Retrovirology. – 2011. – Р. 67-77.

11. Mammalian defensins in immunity: more than just microbicidal / D. Yang, A. Biragyn, L. W. Kwak, J. J. Oppenheim // Trends Immunol. – 2002. – № 23. – Р. 291-296.

12. Paneth cell trypsin is the processing enzyme for human defensin-5 / D. Ghosh, E.

Porter, B. Shen, S. K. Lee1, D. Wilk, J./ Drazba, S. P. Yadav, J. W. Crabb, T. Ganz // Nature immunology. – 2002. – Vol. 2. – P. 583-590.

13. Patent WO 2001092309 A2, PCT/US2001/018057/ Human beta-defensin-3 (hbd-3), a highly cationic beta-defensin antimicrobial peptide / Hong Peng Jia, Paul B Mccray Jr, Brian C Schutte, Brian Tack;

Applicant Univ Iowa Res Found – №6809181;

Declared 06.12.2000;

Publ. 06.12.2001.

14. Patent WO 2005007861 A2, PCT/DE2004/001516 / Method for the production and use of antimicrobial protein-inducing factors obtained from gram-negative bacteria / Jens Michael Schroeder, Lars Schwichtenberg;

Applicant Uni Klinikum Schleswig Holstei, Jens-Michael Schroeder, Lars Schwichtenberg – № 2005007;

Declared 27.02.2007;

Publ. 10.12.2008.

15. Patent WO 2006097464 A1, PCT/EP2006/060695/ Recombinant expression of defensins in lamentous fungi / Mogens Trier Hansen, Hans-Henrik Kristen Hoegenhaug, Kirk Matthew Schnorr;

Applicant Novozymes As – № 060695;

Declared 10.12.2007;

Publ. 10.12.2008.

УДК 615. РАЗРАБОТКА ПОДХОДОВ К ОПТИМИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АПТЕЧНЫХ РАБОТНИКОВ С ПОМОЩЬЮ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ А. С. Дудина, М. А. Журавель Белгородский государственный национальный исследовательский университет Кафедра управления и экономики фармации медицинского института Научный руководитель: д. фарм. н., проф. И. В. Спичак По данным доклада ООН «О человеческом развитии в России», представленном в Аналитическом центре при правительстве РФ в году, общая заболеваемость населения страны имеет устойчивую тен денцию к росту, начиная с 1990-х годов. Данный факт приводит к росту количества обращений населения за медицинской и фармацевтической помощью (ФП), и, как следствие, росту числа пациентов аптечных орга низаций (АО). В результате этого у аптечных работников возникает по требность в достоверной фармацевтической информации (ФИ), которую они могли бы получить на рабочем месте из одного источника.

Цель исследования: разработка подходов к оптимизации информа ционно-консультационной деятельности аптечных работников первого стола на основе применения современных информационных технологий.

Задачи: разработать концепции исследования;

изучить основные способы получения ФИ и современное состояние услуг, оказываемых в данной области;

разработать модель формирования потребности населе ния в ФП;

провести анализ заболеваемости населения Белгородской об ласти и причин обращаемости в аптечные организации города Белгорода.

Материалы исследования: материалы, посвященные проблеме информационного обеспечения аптечных работника и автоматизации их деятельности;

данные Управления Роспотребнадзора по Белгородской области об общей заболеваемости населения за 2008-2012 годы.

Методы исследования: экономико-математические (сравнение, группировка, ранжирование), социологические (анкетирование) методы, метод наблюдения.

Для реализации цели разработана концепция, включающая 3 блока:

теоретическое изучение современного состояния услуг в области фарма цевтической информации;

разработка модели формирования потребности населения в фармацевтической помощи;

анализ структуры заболеваемо сти населения Белгородской области;

анализ причин обращаемости в ап течные организации города Белгорода.

В результате первого этапа выявлено, что в настоящее время раз виваются несколько основных направлений услуг в области фармацевти ческой информации: наличие в аптеках провизора-информатора;

созда ние специализированных справочников, интернет-сайтов и баз данных;

разработка программных продуктов для установки на компьютеры и мобильные устройства. В то же время на российском рынке нет ИС, по священных обучению и проверке знаний аптечных работников [1].

На втором этапе исследования разработана концептуальная мо дель формирования потребности населения в ФП. Основным фактором внешней среды, оказывающим опосредованное влияние на ФП, являет ся заболеваемость населения. Она определяет величину потребности в ФП, которую испытывает пациент, а также структуру предложений фар мацевтического рынка как по лекарственным средствам, так и по другим группам товаров аптечного ассортимента (ТАА). На желание приобре тения ТАА помимо заболеваемости оказывает влияние платежеспособ ность и качество жизни населения. Обращаемость населения в аптеку является вторым основным фактором, оказывающим влияние на ФП.

Также от её структуры зависит набор профессиональных компетенций медицинских и фармацевтических специалистов и их информационная потребность.

Таким образом, для оценки качества оказания ФП в аптечных орга низациях необходимо оценить показатели и структуру заболеваемости, а также причины обращаемости населения Белгородской области в АО как факторы внешней среды ФП. Также для оценки качества оказания ФП в АО и выявления разделов ФИ, в которых нуждаются аптечные работни ки, необходимо провести анализ их как источников ФИ.

В ходе следующего этапа проведено сравнение общей заболеваемо сти населения РФ и субъектов Центрально-Чернозёмного экономическо го района. Выявлено, что в Белгородской области данный показатель в среднем почти в 1,5 раза выше, чем в Курской области, и на 10 % превы шает данные по РФ. При анализе заболеваемости населения Белгород ской области в разрезе возрастных категорий определено, что средний темп прироста общей заболеваемости среди всех категорий составил 0,66 %. Это обуславливает возрастающую потребность пациентов в ка чественной ФП и рост числа обращений в АО.

Далее составлена структура заболеваемости согласно МКБ-10 по данным Управления Роспотребнадзора по Белгородской области. Лиди рующее положение в структуре занимают следующие группы: болезни органов дыхания (33 %), болезни системы кровообращения (8,5 %), бо лезни костно-мышечной системы (7,5 %).

С целью определения потребности аптечных работников в ФИ вы явлены причины обращаемости 500 жителей Белгородской области в АО Белгорода. В их структуре большая доля приходится на пациентов с вы явленными заболеваниями (64 %), остальная часть обращаются с симпто мами невыявленных заболеваний (27 %), а также с косметологическими и дерматологическими проблемами (9 %). Среди обращений с выявлен ными нозологиями преобладают группы: болезни системы кровообраще ния (12 %), инфекционные и паразитарные болезни (12 %), болезни орга нов пищеварения (10 %).

Далее проведено анкетирование 62 аптечных работников для выяв ления областей ФИ, в которых аптечные работники испытывают потреб ность. Большинство «первостольников» заинтересовано в получении информации о фармакологии новых ЛС (26,5 %) и о навыках эффектив ных продаж (25,7 %) и при этом затрачивают 1-2 часа в неделю на полу чение новой ФИ (51,2 % респондентов). По мнению заведующих апте ками, работники в первую очередь должны быть компетентны в знании клинической фармакологии (34,4 %) и предложений фармацевтического рынка (32,8 %). Обращает на себя внимание низкая заинтересованность заведующих в знании «первостольниками» вопросов взаимодействия ЛС (2,8 %).

На заключительном этапе исследования предложен подход к опти мизации информационно-консультационной деятельности «первостоль ников». С этой целью разработан автоматизированный программный комплекс для обучения и мониторинга профессиональных компетенций аптечных работников первого стола. Контент программы содержит обу чающую систему, включающую особые аспекты и алгоритмы оказания ФП при различных заболеваниях и симптомах;

систему оценки профес сиональной компетентности работников аптек и кандидатов на работу в АО;

многофункциональную базу по ЛС с возможностью поиска и срав нения препаратов по 10 параметрам.

Преимущества применения разработанного комплекса в аптечных организациях: формирование высокопрофессионального кадрового со става АО;

рост числа постоянных лояльных пациентов, что ведет к росту товарооборота и прибыли.

Разработанный АПК позволяет оптимизировать информационно консультационную деятельность аптечных работников и улучшить каче ство оказываемой ФП населению.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Мошкова Л. В. Развитие информационных технологий в системе организации ле карственного обеспечения / Л. В. Мошкова // Фармация. – 2000. – № 5-6. – С. 12-14.

2. Светлицкая Т.Г. Структура рынка фармацевтических товаров / Т. Г. Светлицкая // Экономический вестник фармации. – 2003. – № 5. – С. 16-17.

УДК 614.2:658.8:613. МАРКЕТИНГ ДЕРМАТОКОСМЕТОЛОГИЧЕСКИХ УСЛУГ СРЕДИ ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ Л. В. Ерашова, Е. Э. Дмитриева Ижевская государственная медицинская академия Кафедра общественного здоровья и здравоохранения Научный руководитель: асс. М. М. Каменских Актуальность проблемы. Дерматокосметология, как направление медицинской деятельности, существует с незапамятных времен, по скольку ее предмет отражает постоянное и естественное стремление че ловека к красоте и здоровью тела. Несмотря на то, что большинство за болеваний кожи и косметических недостатков не являются летальными и не приводят к потере трудоспособности, они довольно часто становятся причиной изменения поведения человека, его характера.

Цель исследования: изучить востребованность дерматокосметоло гии и пластической хирургии среди населения.

Материалы и методы: проведен социологический опрос населения города Ижевска в 2013 году.

Результаты и их обсуждение: В результате анкетирования опрошен ные разделились на следующие возрастные категории: до 25 лет – 42 %, с 26-44 лет – 38 %, с 45 лет – 20 % (рис. 1).

Рис. 1. Возрастные категории лиц Среди них мужчины составили 21 %, и женщины – 79 %. За услу гами дерматокосметолога обращались – 29, не обращались – 71 на опрошенных (рис. 2).

Рис. 2. Обращаемость к дерматокосметологу на 100 опрошенных Были выделены основные причины посещения дерматокосметолога:

морщины – 31%, целлюлит – 23 %, угревая сыпь – 19 %, избыточный вес – 10 %, сосудистые сеточки – 7 % (рис. 3).

Рис. 3. Причины обращаемости Частота обращения составила: 1 раз в 6 месяцев – 17,3 %, 1 раз в год – 34,5 %, 1 раз в 5 лет – 48,2 %.

Использовались такие виды вмешательств, как наружная косметика в 82,7 %, инъекции (ботокс, диспорт) в 6,9 %, лазерное лечение в 10,4 %, опе ративное вмешательство среди опрошенных не использовалось (рис. 4).

Рис. 4. Виды вмешательств Данные виды вмешательств применялись в области головы в 62 %, шеи – 6,9 %, груди – 10,3 %, живота – 17,2 % (рис. 5).

Рис. 5. Области применения Возраст первичного обращения к дерматокосметологу составил: с лет – 31,0 %, с 30 лет – 34,5 %, с 40 лет – 24,2 %, с 50 лет – 10,3 %. Достиг ли желаемого результата 75,8 % обращавшихся к дерматокосметологам, не достигли 6,9 %, не полностью достигли 17,3 %. Полученный результат поддерживают с помощью повторных процедур 89,7 %. Впервые плани руют обратиться к дерматокосметологу 40 % людей из тех, кто еще не обращались. Планируют обратиться с 30 лет – 20 %, с 40 лет – 67,5 %, с 50 лет – 12,5 %;

из них хотят применить определенный вид вмешательств в области головы - 62,5 %, шеи – 5 %, груди – 10%, живота – 17,5 %, ниж ние конечности – 5 %. Причины, по которым до сих пор не обращались к дерматокосметологу: нет денег – 42,5 %, нет времени – 48,5 %, не до веряют специалистам – 10 %. (рис. 6).

Рис. 6. Причины не обращения к дерматокосметологу В основном население предпочитает проверенные временем методы в 92 случаях, современные технологии в 8 случаях на 100 опрошенных.

Из 100 опрошенных лиц никто не обращался к методам пластической хирургии, но 3 человека хотели бы обратиться. Если бы услуги дерма токосметологии стали дешевле, 56 из 100 опрошенных лиц стали бы пользоваться чаще. Ознакомленность населения с основными группа ми препаратов в косметологии составила 25 %. Дерматокосметологию и пластическую хирургию перспективными в будущем считают 78 % опрошенных респондентов, сомневаются в этом 20 %, считают не пер спективными всего 2 %.

Выводы: исходя из полученных результатов исследования, востре бованность дерматокосметологих услуг не достаточна среди населения.

Основными причинами этого являются такие факторы, как нехватка вре мени и денег. Также небольшой процент тех, кто задумывается о посеще нии дерматокосметолога в будущем, значительный процент опрошенных считают дерматокосметологию и пластическую хирургию перспектив ными областями медицины, что может сыграть значительную роль в раз витии этих специальностей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Аравийская Е. Р., Соколовский Е. В. Руководство по дерматокосметологии. – 2008. – С. 316-380.

УДК 613.8:614. ПРОФИЛАКТИЧЕСКАЯ И МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ ГОРОДСКИХ ЖИТЕЛЕЙ С УЧЕТОМ ОСОБЕННОСТЕЙ МЕДИЦИНСКОЙ ИНФОРМИРОВАННОСТИ А. В. Зелионко Северо-Западный государственный медицинский университет им. И. И. Мечникова Кафедра общественного здоровья и здравоохранения Научный руководитель: д. м. н., проф. В. С. Лучкевич Актуальность. Федеральным законом от 01.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлен приоритет профилактики в сфере охраны здоровья. В настоящее время уровень медицинской информированности определяется с учетом совре менных характеристик здорового образа жизни, как активной деятельно сти, направленной на сохранение и укрепление здоровья и на обеспечение условий жизнеобеспечения, способствующих формированию защитных сил организма. Здоровьесберегающей политикой здравоохранения на государственном уровне предусматривается необходимость повышения уровня медицинской информированности, гигиенической грамотности, оптимизации профилактической и медико-социальной активности раз личных групп населения.

Целью данной работы является оценка уровня медицинской инфор мированности населения, его влияния на оценку состояния здоровья и показателей качества жизни, а также обоснование мероприятий по повы шению медико-социальной активности и комплексному оздоровлению городского населения.

Материалы и методы. В исследовании приняли участие 730 жи телей Санкт-Петербурга различных возрастно-половых и социально профессиональных групп, имеющих разные характеристики состояния здоровья. У каждого обследуемого было взято информированное согла сие на исследование. В процессе исследования применялись следующие методы: медико-социологического и клинико-статистического анализа, оценки качества жизни, методы параметрической и непараметрической статистики. Исследование проводилось по специально разработанной программе медико-социологического исследования медицинской ин формированности, профилактической деятельности, здоровья и качества жизни населения. Программа исследования содержала вопросы, направ ленные на выяснение медико-социальных и организационных особен ностей, влияющих на уровень медицинской информированности, гиги енических знаний, профилактической и медико-социальной активности городских жителей с учетом состояния их здоровья. Проведена процеду ра валидизации программы исследования при помощи расчета коэффи циентов Фергюсона и -Кронбаха. Изучались медико-социальные факто ры риска, влияющие на формирование различных заболеваний, а также особенности жизнедеятельности, направленные на укрепление здоровья.

Для изучения качества жизни, связанного со здоровьем, был использо ван специальный универсальный многомерный опросник, разработанный на кафедре общественного здоровья и здравоохранения (В. С. Лучкевич, 2012). Анализ основных характеристик здоровья городского населения проводился на основе изучения первичной учетно-отчетной медицинской документации территориальных поликлиник, данных медико-социоло гического анализа, с субъективной оценкой клинико-функциональных и донозологических состояний. Изучена доступность, качество и эф фективность медицинской помощи и лечебно-оздоровительных услуг в городских амбулаторно-поликлинических учреждениях. Оценка уровня медицинской информированности производилась в порядковой шкале по вопросам, касающимся информированности о здоровье, факторах риска, условиях и методах профилактики различных заболеваний и ме роприятиях по укреплению своего здоровья, а также целенаправленной деятельности по повышению контроля над собственным здоровьем.

Статистическая обработка материалов исследования проводилась при помощи программ MS Excel 2010 и Statistica 6.0 с расчетом относитель ных и средних величин, выявлением корреляционных связей и оценкой достоверности различий, при этом критический уровень значимости (p) при проверке статистических гипотез в данном исследовании принимали равным 0,05. В возрастной структуре обследуемого населения преобла дала группа моложе 29 лет (73,6 %). Наибольший удельный вес (66,0 %) среди всех обследованных жителей принадлежал женщинам. Высшим образованием обладали больше половины (59,4 %) обследуемых, сред ним специальным – 38,8 %.

Результаты. В ходе исследования была выстроена порядковая шкала уровней медицинской информированности: половина городских жителей имела высокий уровень медицинской информированности (50,8 %), в то время как средним уровнем обладали 30,8 %, низким – 18,4 % обследу емых. Менее благоприятные показатели медицинской информирован ности отмечены у мужчин (53,3 %). Женщины имели высокий (63,1 %) и средний (74,8 %) уровень медицинской информированности. Отме чена большая доля городских жителей с высоким уровнем медицинской информированности в возрастной группе 30-49 лет (61,8 %). Более высо кий уровень медицинской информированности был выявлен среди горо жан с высшим образованием по сравнению с обследуемыми со средним специальным и начальным образованием. В процессе изучения качества жизни городских жителей было выявлено, что лица с высоким уровнем медицинской информированности обладали более благоприятными ха рактеристиками по всем видам жизнедеятельности и социально-гигие нического функционирования в структуре качества жизни по сравнению с обследуемыми, обладающими низким уровнем медицинской информи рованности (значимость достоверности различий p0,05 по критерию c2). В процессе исследования было выявлено, что информацию о здоро вом образе жизни и медицинских услугах большинство городских жите лей получили от родителей (43,3 %) и из средств массовой информации (26,6 %), и лишь небольшая часть (18,8 %) – из специальной литературы.

При этом обследуемые со средним специальным образованием пред почитали использовать информацию о факторах, влияющих на здоровье, полученную от медицинских работников, а с высшим – полученную в результате поиска в Интернете. Было установлено, что большинство го рожан получили основной объем информации о здоровом образе жизни, о факторах, влияющих на здоровье и формирование заболеваний, в процессе обучения в школе. Первые знания о соблюдении гигиенических правил большинство обследуемых получили от родителей. В то же время 45,0 % обследованных имели знания о вреде курения, алкоголя, наркотических и психотропных веществ еще до школы. Было обнаружено, что большин ство горожан (68,3 %) считают неполными свои знания о способах и ме тодах поддержания и укрепления здоровья. Большинство обследуемых (72,3 %) знают о пользе для здоровья средств первичной профилактики, но постоянно их используют менее половины (32,4 %) жителей. В ка честве причин редкого использования средств первичной профилактики наряду с недостатком времени обследуемыми была отмечена низкая ин формированность об эффективных средствах и способах профилактики.

Было выявлено, что горожане в основном (62,7 %) не проводят меро приятия по восстановлению сил и укреплению здоровья в течение дня и лишь небольшая часть из них делают специальные физические упражне ния (11,9%) или соблюдают специальную диету (18,6 %).

Около трети обследуемых (28,8 %) с целью профилактики и общего оздоровления обращаются за лечебно-оздоровительными и восстанови тельными процедурами в медицинские учреждения, при этом с возрас том обращаемость увеличивается. В ходе исследования было выявлено, что большинство обследуемых (64,7 %) оценили состояние собственного здоровья как «хорошее» и «очень хорошее», при этом достоверных раз личий в субъективной оценке своего здоровья у лиц с высоким и низким уровнем медицинской информированности не отмечалось (значимость достоверности различий p0,05 по критерию хи-квадрат). Острыми фор мами заболеваний ежегодно болеют 92,3 % обследуемых. Выявлено, что лица, имеющие низкий уровень медицинской информированности, за болевали острыми формами заболеваний в среднем 3,2±0,51 раза в год, а обследуемые с высоким уровнем медицинской информированности 1,3±0,36 раз в год. При этом были обнаружены более высокие показа тели заболеваемости в группе горожан с низким уровнем медицинской информированности по сравнению с группой с высоким уровнем ме дицинской информированности (значимость достоверности различий p0,05 по критерию Стьюдента). Было установлено, что большинство обследуемых предпочитает не обращаться за медицинской помощью или обращаются только при крайней необходимости. Около трети горожан обращаются в медицинские учреждения только за консультацией. Среди пациентов, обращавшихся в поликлинику с жалобами больший удель ный вес (70,0 %) составляли городские жители с высоким уровнем ме дицинской информированности. Значительная часть жителей с низким уровнем медицинской информированности предпочитали не обращаться за медицинской помощью, а лечиться самостоятельно (36,4 %). При этом причинами редкого обращения в поликлинику в данной группе обсле дуемых в большинстве случаев являлись трудность попасть на прием к врачу из-за длительного ожидания очереди приема, а также занятость работой и отсутствие понимания важности своевременного обращения за медицинской помощью. Также большинство (57,6 %) обследованных отметили, что иногда сами назначаю себе лекарства, а треть (33,9 %) го рожан всегда лечат себя сами. В основном практикуют самолечение го родские жители с низким уровнем медицинской информированности и социально-экономического благополучия.

Платные услуги для восстановления здоровья использовали боль ше половины обследуемых (68,3 %). Установлен более высокий удель ный вес горожан, пользующихся платными медицинскими услугами для восстановления здоровья, среди лиц с высоким уровнем медицинской информированности (75,4 %) по сравнению с обследуемыми с низким уровнем медицинской информированности (56,2 %). В качестве причи ны использования платных медицинских услуг наиболее часто указыва лись невозможность получения услуги из-за ее отсутствия (26,7 %) или отсутствия соответствующего специалиста в государственной системе (20,0 %), а также длительное ожидание получения медицинских услуг в государственном учреждении (35,5 %). В целом доступность и качество медицинской помощи в большинстве случаев были оценены положи тельно, но были отмечены недостаточное качество и эффективность ле чения (47,2 %). При этом жители с низким уровнем медицинской инфор мированности чаще не удовлетворены полнотой обследования (48,5 %) и эффективностью лечения (39,3 %) в поликлинике. Лица, обладающие высоким уровнем медицинской информированности, при обращении в поликлинику в основном остаются удовлетворены качеством проведен ного лечения (61,6 %).

Выводы. Установлено, что городское население обладает различ ным уровнем медицинской информированности, при этом наиболее вы сокий уровень наблюдался у женщин, в возрастной группе 30-49 лет и среди горожан с высшим образованием. Высокому уровню медицинской информированности сопутствовали благоприятные характеристики по всем видам жизнедеятельности и социально-гигиенического функцио нирования. Было выявлено влияние уровня медицинской информирован ности на показатели заболеваемости населения, при этом достоверно бо лее высокие показатели заболеваемости наблюдались в группе горожан с низким уровнем медицинской информированности. При этом форми рование представлений о здоровом образе жизни и получение основных медицинских знаний у городского населения происходит в основном в школьном возрасте. Выявлена взаимосвязь между уровнем медицинской информированности и уровнем медико-социальной активности город ского населения. При высоком уровне медицинской информированности жителями активнее использовались доступные лечебно-диагностиче ские и оздоровительные услуги. В связи с этим необходимо совершен ствовать профилактическую деятельность медицинских работников по формированию системы медицинской информированности у населения.

Мероприятия по формированию системы медицинской информирован ности у населения способны привести к снижению заболеваемости, инва лидности и смертности населения, что соответствует современной здоро вьесберегающей политике здравоохранения на государственном уровне.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Алексеева Н. Ю. Исследование удовлетворенности населения качеством меди цинской помощи в условиях реформирования здравоохранения / Н. Ю. Алексее ва, Л. П. Пчела, С. В. Макаров // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. – 2011. – № 1(77). – Часть 1. – С. 259-261.

2. Здоровье населения региона и приоритеты здравоохранения / Под ред. О. П. Ще пина, В. А. Медика. – М.: Гэотар-Медиа, 2010. – 384 с.

3. Концепция развития системы здравоохранения в Российской Федерации до года.

4. Кучеренко В. З. Кризис здравоохранения – диалектика решений: от «бизнеса на болезнях» и «медицинского коммунизма» к рентабельной экономике обществен ного здоровья / В. З. Кучеренко, Н. А. Кравченко, А. В. Рагозин // Экономика здра воохранения. – 2010. – № 3. – С. 5-15.

5. Лучкевич В. С. Качество жизни как объект системного исследования и интеграль ный критерий здоровья и эффективности медико-профилактических и лечебно реабилитационных программ / В. С. Лучкевич. – СПб., 2011. – 87 с.

6. Резолюция первого национального съезда врачей Российской Федерации.

7. Улумбекова Г. Э. Здравоохранение России. Что надо делать. Научное обоснование «Стратегии развития здравоохранения РФ до 2020 года». Краткая версия / Г. Э.

Улумбекова. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 96 с.

8. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 25.06.2012) «Об основах охра ны здоровья граждан в Российской Федерации».

9. Martin L., Schonlau M., Haas A., Rosenfeld L., Derose K., Buka S., Rudd R. Patient activation and advocacy: which literacy skills matter most? // J. Health Commun. – 2011. – 16 (Suppl 3). – Р. 177-190.

УДК 616-082-07-035-08-039. СОЦИАЛЬНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ В ЛПУ ПОЛИКЛИНИЧЕСКОГО И СТАЦИОНАРНОГО ПРОФИЛЯ З. А. Зиганшина, О. В. Коновалова, А. Ф. Хасибулина Ижевская государственная медицинская академия Кафедра общественного здоровья и здравоохранения Научный руководитель: д. м. н., проф. В. Н. Савельев Актуальность. В сегодняшнее время реализуется и разрабатывается множество проектов в сфере здравоохранения, для контроля качества их реализации важно учитывать мнение самих пациентов, что достигается путем социологических опросов. В сфере здравоохранения социологиче ский опрос населения является основным инструментом получения ин формации о соответствии ожиданий пациентов действительности, удов летворенности пациентов уровнем услуг.

Цель исследования. Определение показателей социальной эффек тивности медицинской помощи в поликлиниках, стационарах Удмурт ской Республики.

Материалы и методы. Опрошено 300 пациентов стационара: отде лений хирургического и терапевтического профиля РКБ № 1 (132 муж чины, 168 женщин), 100 посетителей городских поликлиник (38 мужчин, 63 женщины) в возрасте от 20 до 80 лет (из них 30 % пенсионного возрас та). Производилось анонимное анкетирование пациентов с дальнейшей статистической обработкой данных. Оценивались степень удовлетворен ности работой регистратуры поликлиники, оформлением и чистотой по мещений, возможностью получения информации об услугах учреждения по телефону, сети Интернет, отношением персонала, наличием инфор мации о предоставляемых услугах в учреждении, а также кратность по сещения лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ), степень удов летворенности качеством оказания медицинской помощи в стационарах и поликлиниках.

Результаты исследования. 51 % пациентов посещают ЛПУ 1 раз в год и реже, 27 % – 1 раз в 0,5 года, 18 % – 1-2 раза в месяц, 3 % – 1 раз в неделю и чаще, из них пациентов в возрасте до 55 лет и старше 55 лет, посе щающих ЛПУ 1 раз в месяц и чаще, – 38 и 92 % соответственно. 47 % опро шенных полностью удовлетворены работой регистратуры поликлиники, 22 % остались ею недовольны. Полностью удовлетворены наличием информации об услугах поликлиники 66 % пациентов, 43 % и 64 % – оформлением и чистотой помещений, 45 % отмечают удобство мест ожи дания для посетителей. Только 55 % опрошенных имеют возможность получения полной информации об услугах ЛПУ по телефону, 32 % на ходят удобной возможность нахождения информации посредством сети Интернет. 54 % пациентов отмечают, что с ними обсуждали вопросы про филактики, 46 % – данный факт отрицают. 33 % опрошенных ожидают приема менее 20 мин., 23 % – от 20 до 40 мин., 9 % – более 40 мин. 69 % опрошенных отмечают внимательность врача к пациенту, 33 % считают, что врачи внимательны к ним не в полной мере. 87 % пациентов предпо читают приходить в поликлинику к точно назначенному времени или за 10-20 мин. до назначенного времени, 15 % за 40 мин и более. Удовлет воренность уровнем медицинской помощи в стационаре составила 95 %, в поликлинике – 72 %. Самыми частыми причинами недовольства посе тителей поликлиник явились длинные очереди (22 %), невнимательное и недоброжелательное отношение персонала (9 %), качество лечения (9 %), невозможность получения информации по телефону (5 %), дефицит ка дров (недостаточное количество узких специалистов, необходимость по сещения других ЛПУ) – 5 %, отсутствие номерков к специалистам (3 %), несогласованность работы специалистов и необходимость посещения большого количества кабинетов (2 %). Пациенты стационаров недоволь ны необходимостью приобретения лекарственных препаратов, отсут ствующих в отделении (9 %), недоброжелательным отношением персо нала (4 %), неправильным, на их взгляд, выбором тактики обследования и лечения больных (3 %). Из числа опрошенных полностью не удовлет воренных качеством медицинской помощи в ЛПУ, преобладают женщи ны (71 %), пациенты младше 55 лет (57 %).

Выводы. Большинство пациентов обращаются за медицинской по мощью 1-2 раза в полгода и реже, доля пациентов, посещающих ЛПУ чаще 1-2 раза в месяц, больше среди лиц старше 55 лет. Менее 1/2 па циентов довольны работой регистратуры, оформлением помещений ЛПУ. 32 % посетителей поликлиник получают информацию об услугах учреждения посредством сети Интернет. Удовлетворенность уровнем медицинской помощи выше в стационаре (95 % против 72 %). Самы ми частыми причинами недовольства посетителей поликлиник являются длинные очереди (22 %), невнимательное и недоброжелательное отно шение персонала (9 %).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Динамика здоровья и здравоохранения за годы реформ. Информационно-аналити ческий сборник // Республиканский медицинский информационно-аналитический центр МЗ УР. – Ижевск: 2009. –75 с.


2. Государственный доклад о состоянии здоровья населения Удмуртской Республики в 2010 году. – Ижевск: 2011. – 285 с.

3. Лисицын Ю. П. Общественное здоровье и здравоохранение // Учебник – М.:

ГЭОТАР-Мед, 2002. – 93 с.

4. Медив В. А., Токмачёв В. С., Фишман Б. Б. Статистика в медицине и биологии:

руководство в 2 т. / Под ред. Ю. М. Комарова. – Т. 1. – М.: Медицина, 2000. – 412 с.

УДК 615.15:331.101.3 (045) МОТИВАЦИЯ РАБОТНИКОВ АПТЕЧНЫХ КОЛЛЕКТИВОВ И МЕТОДЫ СТИМУЛИРОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТИВНОГО ТРУДА Е. П. Иванова Саратовский государственный медицинский университет им. В. И. Разумовского Кафедра экономики и управления здравоохранением и фармацией Научный руководитель: к. п. н., доц. И. В. Новокрещенов Мотивация сотрудников занимает одно из центральных мест в управлении персоналом, поскольку она выступает непосредственной причиной его поведения. Она позволяет в полной мере осуществлять индивидуальный подход к персоналу и реализовывать личностный по тенциал как руководителя, так и всех остальных сотрудников для дости жения текущих и стратегических целей организации [3].

Актуальность проблемы мотивирования не вызывает сомнений, так как современный уровень экономического развития выделяет чело веческие ресурсы как ключевой элемент и ресурс эффективной организа ции. Важнейшей составляющей процесса управления человеческими ре сурсами в организации является мотивация и стимулирование труда [4].

Цель исследования заключается в анализе применения теории моти вирования сотрудников в деятельности фармацевтических организаций.

Поставленная цель предполагала решение следующих задач:

изучить теоретические основы и современные тенденции моти вации труда и ее роли в повышении эффективности деятельности предприятия;

изучить конкретные примеры мотивирования персонала в фар мацевтической организации путем проведения социологического опроса.

Предмет исследования – система мотивации фармацевтического персонала.

Для изучения структуры трудовой мотивации персонала аптечных организаций был использован метод анкетирования персонала и руко водителей. Для проведения анкетирования были разработаны два типа анкет – для работников и руководителей аптечных организаций. Данные анкет носят конфиденциальный характер, что позволило получить более честные и искренние ответы.

Было опрошено 70 человек, среди которых работников фармацевти ческих организаций – 50 человек (71,4 %), руководителей – 20 человек (28,6 %). Абсолютно все опрошенные сотрудники – женщины. 35,7 % опрошенных относятся к возрастной группе 31-40 лет, примерно такую же долю занимают сотрудники в возрасте от 41 до 50 лет (32,9 %). Ра ботники с высшим фармацевтическим образованием занимают 15,7 %, 84,3 % приходится на долю сотрудников со средним специальным обра зованием. Из общего числа работников с высшим образованием на долю руководителей приходится 27,3 %.

Объектами исследования явились аптечные организации города Са ратова («Имплозия», «Хорошая аптека», «Лекарь», «Медуница», Аптека № 288, «Провизор аптека», «Кардио», «Будьте Здоровы», пптека на Мо сковской).

Результаты исследования. Управление персоналом в аптечных ор ганизациях осуществляется с помощью сочетания административных, экономических и социально-психологических методов управления. Как показывают многочисленные исследования в области мотивации, мате риальное поощрение является самым универсальным, эффективным и наиболее часто предпочитаемым методом мотивирования [2]. Данный факт подтверждают результаты нашего исследования – большинство опрошенных работников аптечных организаций (98 % сотрудников, 100 % руководителей) считают, что материальное стимулирование очень суще ственно повышает их трудовую активность, а другие методы: возмож ность принятия участия в управлении компанией, моральные стимулы и психологическое воздействие влияют менее существенно.

Установленное соответствие при выборе руководителями и сотруд никами фармацевтических организаций материальных форм мотивации, как наиболее действенных, способствующих повышению эффективно сти деятельности и достижению максимальных результатов при осу ществлении целей организации, приводит к существенному усилению мотивации к трудовой деятельности.

По мнению сотрудников, наиболее частыми формами поощрений, применяемыми в аптечных организациях, являются проценты к заработ ной плате (64 % респондентов), индивидуальные премии (32 %) и коллек тивные мероприятия за счет организации (18 %). Руководителями были указаны: проценты к заработной плате (75 % опрошенных), индивиду альные премии (30 %), коллективные мероприятия за счет организации (30 %) и моральное поощрение (35 %). Мнения сотрудников и руково дителей по применяемым первым трем формам мотивации практически совпадают, однако работники аптек, в отличие от руководящего состава, не указали морального поощрения, что, возможно, показывает неэффек тивность применения данного метода мотивирования для персонала.

В большинстве компаний присутствуют нематериальные формы мо тивации, так ответило 78 % работников и 80 % руководителей. Среди наиболее часто применяемых моральных поощрений работники выде ляют: предоставление возможности обучения и повышения квалифика ции (53,8 %), объявление благодарности (38,5 %), присвоение категории по итогам оценки персонала (23,1 %), предоставление дополнительных дней к отпуску (17,9 %). Руководители отметили: предоставление воз можности обучения и повышения квалификации (75 %), объявление бла годарности (37,5 %), присвоение категории по итогам оценки персонала (25 %) и предоставление дополнительных дней к отпуску (15 %).

При выборе предпочтений в различных инструментах мотивации баллы распределились следующим образом. Для 100 % сотрудников на первом месте при выборе формы мотивации стоит материальное воз награждение, заработная плата, премии (высший средний балл по ше стибалльной шкале). Продвижение по службе и отношения с коллегами имеют равные баллы (3,6). Немаловажную роль в мотивации работников играет также участие в управлении организации (2,9). Меньшее количе ство баллов набрали такие формы мотивации как самостоятельность в работе (2,5) и режим и условия труда (2,4).

При выборе предпочтений к различным инструментам мотивации руководители отдали приоритет заработной плате и премии (средний балл по шестибалльной шкале составил 5,65), как и сотрудники их орга низаций. Второе место по предпочтениям занимает авторитет в органи зации (4,2). Престиж профессии и продвижение по службе также имеют высокие баллы (3,8 и 3,55 соответственно). Незначительным по сравне нию с другими формами мотивации, по мнению руководителей, являют ся отношения с сотрудниками (2,25) и режим и условия труда (1,55).

Мнения опрашиваемых работников об эффективности внедрения штрафов и материальных взысканий для повышения мотивации раздели лись поровну: 46 % считают, что штрафы стимулируют к более результа тивной деятельности, столько же ответили на этот вопрос отрицательно.

Мнения сотрудников и руководителей по данному вопросу соответству ют друг другу. Большинство опрашиваемых руководителей считают, что штрафы и материальные взыскания являются эффективным методом для мотивации персонала (60 %) и способны стимулировать работников к улучшению показателей труда, но 40 % респондентов считают, что систе ма штрафов является элементом негативной мотивации, для сотрудников она может служить демотиватором.

Уверенность в обеспечении социальными гарантиями занимает зна чительное место в стимулировании фармацевтических специалистов к эффективной трудовой деятельности. Наиболее часто сотрудниками отмечались: оплата больничного листа (100 %), обеспечение спецодеж дой (94 %) и повышение квалификации за счет компании (72 %). Также фармацевтические работники указывали, что в число социальных поощ рений входят дополнительное медицинское страхование (34 %) и льгот ные путевки для сотрудников или их детей (18 %).

Среди социальных благ, которые получают сотрудники от организа ции, руководители указывают оплату больничного листа (90 %), обеспе чение спецодеждой (90 %), дополнительное медицинское страхование (45 %), повышение квалификации за счет организации (40 %) и льготные путевки для сотрудников или их детей (15 %).

Мнения сотрудников и руководителей организации по данному во просу подтверждают сведения о проблемах реализации в реальной прак тике социальных обязательств работодателя и важную роль в мотивации сотрудников уверенности в обеспечении социальными гарантиями в кон кретной организации.

По итогам анкетирования было выявлено, что значительное большин ство опрашиваемых специалистов удовлетворены своей работой (78 %), большая часть сотрудников (82 %) не намерена в ближайшее время сме нить место работы, что демонстрирует, в том числе, эффективность форм и методов мотивации, используемых в исследованных фармацевтических организациях. Действенность мотивации подтверждается также тем, что 96 % опрашиваемых фармацевтических работников видят возможность карьерного роста в данной организации и высокой оценкой общего уров ня морально-психологического климата в коллективе, все респонденты указали, что атмосфера в коллективе хорошая и нет необходимости в действиях для ее улучшения.


Выводы. Проведенный в работе анализ системы мотивации труда в аптечных организациях показал, что управление персоналом предприя тия осуществляется с помощью сочетания административных, экономи ческих и социально-психологических методов управления. Но большин ство работников аптечных организаций (98 % опрошенных сотрудников, 100 % руководителей) считают, что материальное стимулирование очень существенно повышает их трудовую активность, а другие методы – воз можность принятия участия в управлении компанией, моральные стиму лы и психологическое воздействие – влияют менее существенно.

В результате исследования мотивов было выявлено, что для сотруд ников аптек важны высокая заработная плата (92 %), возможности про фессионального роста (46 %), благоприятный психологический климат в коллективе, самостоятельность в работе, благоприятные условия труда, гарантия социальной защищенности и уверенности в будущем.

По результатам сравнительного анализа полученных данных можно от метить, что для руководителей аптечных организаций среди предложенных видов поощрений на первом месте стоят уровень материального возна граждения (100 % опрошенных), престиж профессии, авторитет среди сотрудников.

На основе анализа поощрений установлено соответствие при выборе руководителями и сотрудниками фармацевтических организаций мате риальных форм мотивации, как наиболее действенных, способствующих повышению эффективности деятельности и достижению максимальных результатов при осуществлении целей организации. Соответствие между мнениями и предпочтениями фармацевтических специалистов и руково дителей организаций приводит к существенному усилению мотивации к трудовой деятельности.

Несмотря на однозначный выбор всеми респондентами материаль ного вознаграждения как самого эффективного метода мотивации, ру ководителями, в силу специфики деятельности, были указаны мотиви рующие инструменты, играющие значительную роль в мотивационном комплексе – авторитет и престиж профессии, и являющиеся неотъемле мой составляющей профессиональной деятельности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Глембоцкая Г. Т. В лабиринтах фармацевтического менеджмента. – Литтерра, 2007. – 256 с.

2. Неволина Е. В. Системный подход к мотивации персонала аптечной организации // Новая Аптека. Эффективное управление. – 2011. – № 11. – С.73- 3. Шарахова Е. Ф. Разработка системы оплаты и стимулирования труда в аптечных организациях // Журнал «Экономический вестник фармации» № 10, 2003 // [Элек тронный ресурс] Режим доступа: http://rudoctor.net/medicine2009/bz-jw/med-kmzui.

htm – Дата доступа: 3.05.2013.

4. Шаргородский А. П. Принципы психологической мотивации аптечного персо нала // Журнал «Провизор» // [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.

provisor.com.ua/archive/2010/N21/pmaptp_2110.php Дата доступа: 25.04.2013.

УДК 616-089- БОЛЕЗНЬ ОПЕРИРОВАННОГО ЖЕЛУДКА.

АНАСТОМОЗИТ И. Н. Илларионова, Д. А. Автаева, Е. С. Катанов Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова Кафедра общей хирургии Научный руководитель: д. м. н., проф. Е. С. Катанов Введение. Болезни оперированного желудка (БОЖ) – патологические состояния в организме человека, развивающиеся после резекции желудка.

Болезни оперированного желудка по своей сути – ятрогенные заболевания и зачастую требуют повторного оперативного вмешательства. Абсолютное число больных с постгастрорезекционными и постгастроэктомическими синдромами ежегодно неуклонно возрастает за счет увеличения числа опе рированных больных по поводу рака желудка, особенно в связи с увеличе нием процента 5-летней выживаемости больных. Большое число нетрудо способных в связи с развитием послеоперационных синдромов придают патологии медицинское и важное социальное значение. Правильная про филактика способствует сокращению затрат госбюджета МЗСР ЧР в связи с ежегодной диспансеризацией больных с данной патологией.

Актуальность. В настоящее время резекция желудка, несмотря на недостатки, остается одной из самых распространенных операций в же лудочной хирургии. Только в России и США ежегодно выполняют более 100 тысяч операций по поводу язвенной болезни, из них около полови ны – резекция желудка. Болезнь оперированного желудка развивается в сроки от нескольких месяцев до нескольких лет после операции. Ранние послеоперационные осложнения возникают у 10-30 % оперированных, летальность все еще составляет от 2 до 15 %. Анализ материалов пока зывает, что в последние годы хирургическое лечение язвенной болезни характеризуется уменьшением числа плановых (прежде всего органосбе регающих) операций, увеличением доли больных с осложнениями пеп тической язвой на 40-80 %, необоснованным расширением показаний к резекции желудка. По-видимому, сочетание этих факторов привело к ро сту частоты болезней оперированного желудка в 1,8 раза [1].

Цель исследования: изучение патологии «болезнь оперированного желудка» и непосредственно анастомозита.

Поставленная цель реализована через решение следующих задач:

1) определить основные жалобы больных, частоту встречаемости постгастрорезекционных расстройств;

2) выяснить сроки возникновения патологии «болезнь оперирован ного желудка»;

3) рассчитать частоту инвалидизации после резекции желудка по Б-1 и по Б-2 в различных модификациях и соотношение выполняемых операций;

4) разработать собственную классификацию анастомозита на основе эндоскопических данных;

5) в результате исследования историй пациентов на протяжении вы явить причину развития анастомозита и методы его профилактики.

Материалы и методы. В нашей работе мы провели исследование историй болезни в период времени с 1988 по 2009 годы в архивах Город ской клинической больницы № 1;

Республиканской клинической боль ницы. Было исследовано 140 историй болезни с патологией «болезнь оперированного желудка», средний возраст больных составляет 53 года, средний рост – 1,66 м, средний вес – 60, 5 кг. Мужчин – 105 человек, женщин – 35 человек. Средний возраст мужчин составляет – 52,15±0,7;

средний возраст женщин – 55,94±0,5. В зависимости от места прожи вания число городских жителей составило 82,3 %, а сельских 17,7 %.

Индекс массы тела у 54 % пациентов находился в пределах нормы, лишь у 28 % он был выше нормы и у 18 % ниже нормы.

Результаты. У всех пациентов при поступлении наблюдались ха рактерные жалобы: общая слабость, утомляемость – 58 %, боли в эпи гастрии – 56,50 %, отрыжка 34 %, тошнота 31,5 % и др. Постгастро резекционные расстройства наблюдались у всех пациентов. Причем характерным оказалось то, что многие пациенты имели 1-3 синдрома.

Наиболее часто синдром возникает в первые 5 лет после операции, и этот процент уменьшается при увеличении временного промежутка между годом проведения операции и годом возникновения синдрома оперированного желудка.

Исследование показало, что количество операций, выполняемых по Бильрот-II, лишь незначительно превышает количество операций по Бильрот-I. Также было выявлено, что резекция желудка нередко приводит к инвалидизации – 28 % от общего числа. Из них 7,2 % – II группа инва лидности, 6,3 % – III группа инвалидности после резекции по Бильрот-I;

10,4 % – II группа и 3,1 % – III группа после резекции по Бильрот-II.

Учитывая сроки операций, было проведено соотношение между пла новыми и экстренными операциями. За период времени с 1966 по годы наблюдалось преобладание количества плановых операций над экс тренными в связи с большим количеством операций по поводу язвенной бо лезни желудка и луковицы двенадцатиперстной кишки (115:25). За послед ние годы (2008-2010 гг.) тенденция приобрела обратный характер, так как значительно сократилось количество операций по поводу язвенной болез ни желудка и луковицы двенадцатиперстной кишки в связи с высокой эф фективностью консервативного лечения и увеличилось число экстренных операций по поводу перфорации язвы, рака, пептической язвы анастомоза (19:29). Процент инвалидизации, однако, сохраняется: при плановых опе рациях равен 15,6 %, а при экстренных – 28,0 % от общего числа больных.

Дальнейшая работа шла непосредственно по изучению одного из постгастрорезекционных расстройств – анастомозита, частота встреча емости которого составляет 24,30 %, что явилось достоверным осно ванием для изучения данной патологии. К тому же в настоящее время анастомозиты являются частой причиной повторных оперативных вме шательств на органах брюшной полости.

Анастомозит – это воспаление, затрагивающее ткани искусственно наложенного анастомоза. Этиология анастомозита до настоящего вре мени остается недостаточно выясненной. К факторам, влияющим на возникновение этого осложнения, относят грубую технику наложения анастомоза, применение непрерывного кетгутового шва, сквозные про колы иглой при наложении перитонизирующих швов. На развитие ана стомоза влияет состояние реактивности организма и характер шовного материала, аллергическая реакция на шовные нити, изготовленные из чужеродного белка, инфекционные осложнения в области наложенных швов, сдавление анастомоза извне, нарушения электролитного и белко вого баланса в послеоперационном периоде [2, 3, 4]. В первые 3-4 дня после операции проходит воспаление зоны анастомоза травматической этиологии. Следствием воспаления является отек слизистого и подсли зистого слоев культи желудка и кишки в зоне наложенных швов. Отек анастомотической губы приводит к сужению анастомоза иногда до пол ной непроходимости. На 5-7-е сутки отек анастомоза значительно умень шается и проходимость его восстанавливается [7].

Из 140 изученных историй 30 имело в своем составе диагноз «ана стомозит». На основе данных фиброгастроскопии 30 пациентов была разработана классификация, включающая в себя три аспекта: функци ональную характеристику, морфологическую картину и стадию заболе вания.

По функциональной характеристике анастомоз может быть 1) функционально-состоятельным, то есть выполнять клапанную функцию (исключение заброса желудочного или кишечного содержимо го в пищевод) и сфинктерную функцию (координация пассажа пищи) 2) функционально-несостоятельным.

2а) полностью, когда имеются признаки нарушения обеих функ ций одновременно;

2б) частично, когда имеются признаки нарушения одной из функ ций. Частично функционально-несостоятельный анастомоз подразумевает: отсутствие сфинктерной функции – анастомоз зияет;

снижение сфинктерной функции – анастомоз не полно стью смыкается;

отсутствие/снижение клапанной функции – рефлюкс.

По морфологической картине мы выделяем: Катаральный (простой) – слизистая оболочка утолщена, отечна, гиперемирована, поверхность обильно покрыта слизистыми массами, видны множественные мелкие кровоизлияния, эрозии. При микроскопическом исследовании выявля ются дистрофия, некробиоз и слущивание поверхностного эпителия, клетки которого отличаются повышенным слизеобразованием. Эрозив ный – слущивание клеток ведет к эрозии. Язвенный – образование язвы.

Язвенно-перфоративный – происходит перфорация язвы. Лигатурный – выделен отдельно, поскольку в данной ситуации развитие воспалитель ной реакции идет непосредственно в зоне лигатур.

Язвенный, язвенно-перфоративный и лигатурный анастомозит вы деляется либо на передней губе анастомоза, либо на задней.

По стадиям анастомозит может быть острым или хроническим.

Из изученных 30 историй в настоящее время удалось найти и обрабо тать 10 первичных хирургических, на основе которых были выделены сле дующие данные. Первичный диагноз в 40 % – язвенная болезнь желудка (из них 10 % в стадии обострения);

в 50 % – язвенная болезнь двенадцатиперст ной кишки (из них 20 % с субкомпенсированным стенозом, у 10 % – де компенсированный стеноз);

в 10 % – хронический гастрит. Оперативные данные: доступ – 100 % верхнесрединная лапаротомия. Вид операции:

50 % – Бильрот I, 20 % – Бильрот II по Гофмейстеру-Финстереру, 10 % – Бильрот II по Ру, 10 % – Бильрот II по Витебскому, 10 % – Бильрот II по Бальфуру. Объем оперативного вмешательства: 3/4 – 20 %, 2/3 – 70 %, 1/2 – 10 %. Исходя из этих данных, можно сказать, что анастомозит чаще развивается после выполнения резекции по Бильрот I, реже – после ре зекции по Бильрот II в модификациях. Основной причиной считается на ложение более узкого анастомоза при использовании метода Бильрот I [7].

В 10 % случаях острый анастомозит переходит в хроническую форму.

Профилактикой острого анастомозита является тщательность опера тивной техники (выполнение операции хирургом с опытом) и наложение анастомоза между функционирующими органами (перистальтика долж на сохраняться, чтобы не было застоя желудочного, кишечного содержи мого). В наших наблюдениях также прослеживается достаточно четкая зависимость частоты развития анастомозита от вида кишечного шва.

Применение отдельных узловатых швов, особенно в стадии освоения, значительно увеличило частоту анастомозитов. Накладывание первого ряда анастомоза непрерывным швом с двумя узлами, располагаемыми по диаметру окружности анастомоза, резко сократило возникновение ана стомозита [5]. Постоянная аспирация желудочного содержимого через тонкий зонд в течение 3-4 суток после операции снижает частоту анато мозита с 7 до 4,5 % [8]. Снижает частоту анастомозита после резекции желудка подготовка пациентов к операции, направленная на снижение воспалительного процесса в слизистой оболочке зоны операции, умень шение выраженности перигастрита и перидуоденита [6].

Выводы. Болезнью оперированного желудка страдают в основном мужчины. Постгастрорезекционный синдром возникает в большинстве случае в первые пять лет после резекции желудка. Тяжесть инвалидиза ции после резекции желудка по Бильрот II выше, чем по Бильрот I. Ана стомозит встречается в 24,3 % случаев. В 10 % случаев острый анастомо зит переходит в хроническую форму. Анастомозит возникает в основном после резекции 2/3 желудка по поводу язвенной болезни по Б-I. До года преобладало количество плановых операций (115:25), однако в на стоящее время преобладает число экстренных операций (19:29).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Афанасьев А. Н. Возможность фармакотерапии в лечении острых гастродуоденаль ных кровотечений / А. Н. Афанасьев, М. А. Евсеев // Успенские чтения. Материалы научно-практической конференции врачей России. – Тверь, 2003. – С. 113-115.

2. Гервазиев В. Б., Лубянский В. Г., Макаров В. А. Анастомозит после резекции желуд ка по Бильрот-II с поперечным гастроэнтеростенозом // Вестн. хирургии. – 1992. – Т. 148. – № 2. – С.221-225.

3. Глиенко Ю. А. К вопросу об анастомозитах // Клинческая хирургия. –1974. – № 1. – С. 49-53.

4. Годиевский А. И., Шапринский В. А. Анастомозит после резекции желудка и его лечение // Вестн. хирургии. –1995. – Т154. – № 2. – С. 110-111.

5. Катанов Е. С. Острый послеоперационный панкреатит – Чебоксары: Чувашия, 2000. – С. 206-223.

6. Нагаев Н. Р. Эндоскопические методы в профилактике и лечении постгастрорезек ционного анастомозита: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – Уфа, 1996. – 23 с.

7. Черноусов А. Ф., Богопольский П. М., Курбанов Ф. С. Хирургия язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки: Руководство для врачей. – М.: Медицина, 1996. – 250 с.

8. Шкроб О. С. Систематическая аспирация желудочно-кишечного содержимого как метод профилактики атонии после резекции: Дис. – М., 1953.

УДК 616. ДИНАМИКА СТАФИЛОКОККОВОГО НОСИТЕЛЬСТВА У СТУДЕНТОВ-МЕДИКОВ II КУРСА КГМУ Д. К. Ильяшева, Ю. Ю. Кизина Карагандинский государственный медицинский университет Кафедра микробиологии Научный руководитель: ст. преп. Н. А. Шамбилова Золотистый стафилококк продолжает оставаться этиологически значимым в развитии постоперационных осложнений у пациентов, на ходящихся на стационарном лечении [1, 3]. Источниками инфекции в лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) являются медицинский персонал, сами пациенты и посетители пациентов [2, 3]. Чаще всего Staphylococcus aureus передается воздушно-капельным путем. Определе ние носительства S. aureus среди медицинского персонала имеет эпиде мически важное значение в развитии госпитальных инфекций и проведе нии превентивных мер по борьбе с ними [3, 5]. Не стоит снимать с весов значения и необходимость смены специализации врачей при невозмож ности продолжения своей профессиональной деятельности вследствие обнаружения постоянного носительства S. aureus. Раннее выявление па разитоносительства решает обе проблемы. Процесс обсеменения золоти стым стафилококком может произойти на разных этапах нахождения в ЛПУ [2, 3, 5]. На кафедре микробиологии КГМУ в рамках работы НИРС проводятся обследование студентов-медиков на всех курсах обучения.

Целью данной работы является: сравнить динамику носительства S. аureus среди студентов II курса КГМУ и антибиотикограммы выделен ных штаммов за 2 года исследования.

Задачи:

1. Определить процент носительства S. аureus в верхних дыхатель ных путях студентов-медиков.

2. Определить чувствительность штаммов S. аureus к 8 антибио тикам.

Методы и материалы. Были обследованы 288 студентов в 2012 2013 уч. г. и 212 студентов в 2013-2014 уч. г. Исследуемым материалом являлось отделяемое из носа и (или) зева студентов, взятое при помощи стерильных тампонов. В ходе исследования были выделены 187 штам мов S. аureus. Культивирование проводилось на среде желточно-соле вой агар при t 37 0С в течение 24-48 часов. Идентификация выполнялась при помощи масс-спектрометра Maldi-Tof. Определение чувствитель ности к антибиотикам осуществлялось стандартным диско-диффузион ным методом.

Полученные результаты:

Полученные нами данные перекликаются с результатами других ис следователей [3, 4]. Так, носительство S. аureus в 2012-2013 учебном году было обнаружено у 108 студентов из 288 студентов, что соответствует 37,5 %, а в 2013-2014 учебном году из 212 студентов носителями S. aureus стали 79 студентов (37,2 %).

Результаты антибиотикограммы выделенных штаммов S. аureus представлены в таблице 1.

Таблица Определение чувствительности штаммов S. aureus, выделенных от студентов со слизистой носа к антибиотикам диско-диффузионным методом Количество штаммов (абс/%) S (чувствительные) I (умеренно-устойчивые) R (устойчивые) Антибиотики 2012-2013 2013-2014 2012-2013 2013-2014 2012-2013 2013- Оксациллин 108 (100 %) 79 (100 %) - - - Ампициллин 45 (41,7 %) 32 (40,5 %) 31 (28,7 %) 22 (17,4 %) 32 (29,6 %) 25 (29,9 %) Амоксициллин 101(93,5 %) 73 (92,4 %) - - 6 (6,5 %) 6 (7,6 %) Цефазолин 95 (88 %) 69 (87,3 %) 13 (12 %) 10 (22,7 %) - Эритромицин 82 (76 %) 60 (76 %) 13 (12 %) 9 (11,4 %) 13 (12 %) 10 (12,6 %) Доксициклин 64 (59,3 %) 47 (59,5 %) 12 (11,1 %) 9 (11,4 %) 32 (29,6 %) 23 (29,1 %) Гентамицин 102(94,4 %) 71 (90 %) 7 (5,6 %) 8 (10 %) - Ципрофлоксацин 108 (100 %) 70 (88,6 %) - 9 (11,4 %) - Выделенные штаммы S. aureus чувствительны в своем большинстве ко многим антибиотикам, резистентность наблюдалась к ампициллину 29,6 и 29,9 %;

доксициклину 29,6 и 29,1 %;

эритромицину 12 и 12,6 %.

При анализе сравнительных данных наблюдаются незначительное сни жение чувствительности штаммов S. аureus к ципрофлоксацину с до 88,6 %. Метициллинрезистентных штаммов S. aureus, полученных от студентов-медиков за 2 года, не обнаружено.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. J. Kluytmans et al. Nasal carriage of Staphylococcus aureus: epidemiology, underlying mechanisms, and associated risks. Clin Microbiol Rev. 1997 July;

10(3): 505–520.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.