авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГБОУ ВПО «КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. ПРОФ. В.Ф. ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКОГО» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Наличие жажды, частых ночных мочеиспусканий отмечают 34,1%-46,7% пациентов, при этом если в группе сравнения данные жалобы преобладают у женщин (46,9% и 34,1% соответственно), то с возрастом происходит нарастание данной симптоматики у мужчин (45,5% и 46,7% против 41,0% и 35,5%). Подавляющее большинство пациентов всех возрастных и гендерных группах отмечают наличие болей в грудной клетки, одышки, приступов сердцебиения в покое или при физической нагрузке за последний месяц 70,5% 88,9%, отмечены достоверные различия между мужчинами старческого возраста (88,9%) и группы сравнения (70,5%, р=0,030), выявлена тенденция близкая к достоверной между мужчинами пожилого возраста (84,4%) и группы сравнения (р=0,068).

51,9%-60,0% пациентов в группах отмечают нарушение чувствительности в конечностях, нарушение двигательных функций конечностей в течение последнего месяца.

Таким образом, у пациентов старших возрастных групп отмечены, в среднем, максимальные цифры подъема систолического АД свыше 180 мм. рт. ст., а у женщин старческого свыше 190 мм. рт. ст Выявлено закономерное увеличение количества гипертонических кризов с возрастом, а также большее количество гипертонических кризов в старческом возрасте среди женщин, чем у мужчин своего возраста.

Клинические проявления АГ у пациентов старших возрастных групп традиционны характеризуются эпизодами головных болей различного характера и головокружением, мельканием мушек и пятен перед глазами, снижением остроты зрения, бессонницей и раздражительностью.

Для пациентов пожилого и старческого возрастов характерны периодические эпизоды непроизвольной тревоги, депрессии, не связанные с происходящей вокруг ситуацией, что подтверждается данными исследования тревожно-депрессивного статуса пациентов (см. гл. 5.1.).

Кроме этого, для больных старших возрастных групп с АГ характерны эпизоды сердцебиений, не связанные с физической нагрузкой, наличие болей в грудной клетки, одышки в покое или при физической нагрузке.

ГЛАВА 5.

ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ У ПАЦИЕНТОВ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП 5.1. Проблемы качества жизни Снижение КЖ до умеренных показателей нами было отмечено во всех группах (табл. Рис 5.1.), достоверности различий между группами получено не было, минимальный показатель снижения КЖ зарегистрирован у женщин старческого возраста (-5,56 баллов), максимальный показатель зарегистрирован у мужчин этой же группы (-6,49 баллов).

- -5, -5, -5, -5, -5, -6 -5,89 -5, -6, -6, -6, -6,6 -6,49 -6, Муж чины пож илого возраста Женщины пож илого возраста Муж чины старческ ого возраста Женщины старческ ого возраста Муж чины группы сравнения Женщины группы сравнения Рис. 5.1. Показатели качества жизни (баллы) Примечание: см. рис. 2.1. Данные представлены как средние (95% ДИ).

Снижение качества жизни не выявлено только у 17,1% (13 человек) мужчин и 19,3% женщин (26 больных) пожилого возраста (табл. 5.2), у 13,3% мужчин и 17,7% женщин старческого возраста (6 и 11 пациентов соответственно) и 18,2% и 23,4% больных группы сравнения (8 и 15 человек), однако различия не достоверны (рис. 5.2).

В легкой степени КЖ было снижено у 16 мужчин и 30 женщин пожилого возраста (21,1% и 22,2% соответственно), у 17,8% и 17,% (8 и 11 человек) лиц старческой группы, у лиц контрольной группы легкое снижение КЖ было недостоверно выше по сравнению с другими группами 27,3% и 23,4% (12 и 15 больных). У женщин старческого возраста были обнаружены достоверные различия при умеренном снижении КЖ по сравнению с женщинами пожилого возраста (р0,05) – 35,6% и 20,0% соответственно (22 и 27 пациенток соответственно). В других подгруппах достоверных различий получено не было как между возрастными категориями, так по гендерным критериям внутри возрастной группы (рис.

5.2).

По нашим данным – около трети всех обследованных пациентов имеют значительное снижение КЖ, от 29,0% у женщин старческого возраста (18 больных) до 38,5% у пожилых женщин (52 пациентки). Однако достоверности между показателями между группами выявлено не было. Такой высокий уровень снижения КЖ во всех возрастных группах обусловлен, по нашему мнению, влияниям как факторов риска АГ, так и течения самого заболевания. Почти у всех (свыше 93%) обследованных больных был высокий риск АГ (риск IV), более чем у 70% ассоциированные клинические состояния (III стадия АГ) (рис. 5.2).

* % Мж и ы Жн и ы о и оо с а ч с оо с а ч с оо ор с а п ж л го Жн и ы ор с а Мж и ы с ання с ання Жн и ы Мж и ы у чн п жлг трек г трек г взат ор с а ор с а е щн рвеи рвеи рпы рпы взат е щн о ио у чн е щн у чн взат взат гуп гуп Норма Легкое снижение Умеренное сниж ение Значит ельное сниж ение Рис. 5.2. Показатели качества жизни (%) Примечание: см. рис. 2.1.

Нами также был проведен анализ причин снижения КЖ, при этом были выявлены следующие особенности (табл. 5.1 и 5.2).

Снижение КЖ у пациентов в большей степени обусловлено: а/ необходимостью ограничивать физическую нагрузку – от 72,7% у мужчин в контрольной группе до 82% у женщин старческого возраста, б/ необходимостью лечиться – от 52.3% у мужчин в контрольной группе до 75,5% у мужчин старческого возраста;

в/ снижение активности в быту – от 40,0% у мужчин в контрольной группе до 75,6% у мужчин старческого возраста;

до 75,6%;

г/ ограничение досуга – от 29,5% у мужчин в контрольной группе до 60,0% у мужчин старческого возраста;

е/ ограничением в питании - от 26,6% у женщин в контрольной группе до 47,6% у женщин старческого возраста;

ж/ снижением контактов с друзьями - от 31,3% у женщин в контрольной группе до 45,2% у женщин пожилого возраста;

з/ изменение взаимоотношений с близкими В меньшей степени мы отметили снижение дохода (9,8%-38,6%);

снижением в должности (11,5% - 20,4%), а также отказом от курения (3,2% - 15,9%) и изменениями в половой жизни (11,1% - 34,1%).

При анализе причин снижения КЖ между группами пациентов в баллах (табл. 5.2), было выявлено, что у мужчин пожилого возраста наиболее низкие баллы были по таким показателям как: а/ необходимость лечиться - -1,07 баллов;

б/ необходимость ограничить физическую нагрузку - -0,76;

в/ ограничение досуга - -0,61 баллов;

г/ снижение активности в быту - -0,72 баллов.

Таблица 5. Причины снижения качества жизни у больных АГ (%) ГРУППА П (n=211) С (n=107) К (n=108) Причины М (n=76) Ж (n=134) М (n=45) Ж(n=62) М (n=44) Ж(n=64) снижения Необходимост 73,7 69,6 75,5 70,5 52,3 73, ь лечиться Необходимост 76,3 74,1 80,0 82,0 72,7 75, ь ограничить физическую нагрузку Изменение 31,6 40,0 46,7 32,7 25,0 34, взаимоотноше ний с близкими Изменение 30,3 27,4 42,3 27,8 29,6 26, взаимоотноше ний с друзьями Ограничения 21,1 19,3 17,8 18,1 27,2 34, рабочей деятельности Снижение 28,8 21,4 15,5 9,8 38,6 29, дохода Понижение в 18,4 17,9 20,0 11,5 20,4 18, должности Ограничение 38,7 45,9 60,0 44,2 29,5 40, досуга Снижение 27,6 45,2 37,8 37,7 20,4 31, контактов с друзьями Снижение 38,2 28,1 24,4 19,6 40,9 20, физической активности Снижение 59,3 66,6 75,6 67,3 40,0 42, активности в быту Ограничение в 30,3 43,7 26,6 47,6 36,3 26, питании Отказ от 9,2 6,7 11,1 8,2 15,9 3, курения Изменение в 30,3 11,1 17,7 13,1 34,1 13, половой жизни Выявлены достоверные различия между мужчинами данной возрастной группы и старческого возраста по показателю изменение в половой жизни - --0,45 и -0,18 баллов соответственно (p=0,049), достоверная разница внутри группы с женщинами своего возраста выявлена по изменению в половой жизни (-0,45 и -0,13 баллов соответственно, р=0,0001), снижению контактов с друзьями (-0,38 и -0,59 баллов соответственно, р=0,023) (табл. 5.2). У женщин пожилого возраста наиболее низкие баллы были по таким показателям как: а/ необходимость лечиться - -1,02;

б/ необходимость ограничить физическую нагрузку - -0,74;

в/ снижение активности в быту - -0,90;

г/ снижение контактов с друзьями - -0,58. У женщин этой возрастной группы и женщин старческого возраста выявлена достоверная разница по показателям: снижение дохода (-0,28 и -0,11 баллов соответственно, р=0,046), снижению контактов с друзьями (-0,59 и -0,39 баллов соответственно, р=0,023). Между женщинами пожилого возраста и контрольной группы выявлены достоверные различия по показателям КЖ: снижение активности в быту (-0,90 и 0,52 баллов соответственно, р=0,004), ограничение в питании (-0,38 и -0,17 баллов соответственно, р=0,010) (табл. 5.2).

У мужчин старческого возраста наиболее низкие баллы были по таким показателям как: а/ необходимость лечиться - -1,20 баллов;

б/ необходимость ограничить физическую нагрузку - -0,80 баллов;

в/ ограничение досуга - -0,76;

г/ снижение активности в быту - -0, (табл. 5.2).

При этом были выявлены достоверные различия между мужчинами данного возраста и контрольной группы по показателям КЖ: необходимость лечиться (-1,20 и -0, баллов соответственно, р=0,025);

изменение взаимоотношений с близкими (-0,58 и -0, баллов соответственно, р=0,041);

снижение дохода (-0,18 и -0,45 баллов соответственно, р=0,015);

ограничение досуга (-0,76 и -0,36 баллов соответственно, р=0,005);

снижение активности в быту (-0,91 и –0,64 баллов соответственно, р=0,040). Достоверной разницы внутри группы с женщинами своего возраста по показателям КЖ выявлено не было (ри.5.2).

У женщин старческого возраста наиболее низкие баллы были по таким показателям как: а/ необходимость лечиться - -1,03;

б/ необходимость ограничить физическую нагрузку - -0,82;

в/ снижение активности в быту - -0,82;

г/ понижение в должности - -0,76. У женщин этого возраста и женщин контрольной группы выявлена достоверная разница в показателях КЖ: ограничение рабочей деятельности (-0,21 и -0,46 баллов соответственно, р=0,040);

снижение дохода (-0,11 и -0,41 соответственно, р=0,005);

понижение в должности (-0,76 и 0,32 соответственно, р=0,044);

снижение активности в быту (-0,82 и -0,52 баллов соответственно, р=0,029);

ограничение в питании (-0,49 и -0,17 баллов соответственно, р=0,012);

отказ от курения (-0,08 и -0,02 баллов соответственно, р=0,036) (рис. 5.2).

Таблица 5. Причины снижения качества жизни у больных АГ (баллы) ГРУППА П (n=211) С (n=107) К (n=108) Причины снижения М (n=76) Ж (n=134) М (n=45) Ж(n=62) М (n=44) Ж(n=64) Необходимость -1,07 (-1,24 – - -1,02 (-1,16 – - -1,20 (-1,44 – -1,03 (-1,24 - - -0,80 (-1,05 - - -1,06 (-1,25 – 0,89) 0,89) -0,96) 0,83) 0,54) 0,87) лечиться p1,2=0,340 p1,2=0,982 p 2,3=0,025* p2,3=0,927 P1,3=0,074 P1,3=0, p=0,759 p=0,278 p=0, Необходимость -0,76 (-0,86 – - -0,74 (-0,81 – - -0,80 (-0,92 – -0,82 (-0,92 – - -0,73 (-0,86 - - -0,76 (-0,87 – 0,67) 0,66) -0,68) 0,72) 0,59) 0,66) ограничить p1,2=0,639 p1,2=0,229 p 2,3=0,422 p2,3=0,346 P1,3=0,683 P1,3=0, физическую p=0,719 p=0,799 p=0, нагрузку Изменение -0,39 (-0,54 – - -0,50 (-0,62 – - -0,58 (-0,79 – -0,34 (-0,48 – -0,32 (-0,50 - - -0,41 (-0,57 – 0,25) 0,38) -0,37) 0,21) 0,14) 0,26) взаимоотношений с p1,2=0,109 p1,2=0,192 p 2,3=0,041* p2,3=0,720 P1,3=0,464 P1,3=0, близкими p=0,228 p=0,086 p=0, Изменение -0,39 (-0,54 – - -0,34 (-0,44 – - -0,49 (-0,68 – -0,30 (-0,42 – -0,41 (-0,62 - - -0,33 (-0,48 – 0,25) 0,24) -0,36) 0,17) 0,20) 0,18) взаимоотношений с p1,2=0,270 p1,2=0,915 p 2,3=0,345 p2,3=1,000 P1,3=1,000 P1,3=0, друзьями p=0,584 p=0,100 p=0, Ограничения -0,26 (-0,41 – - -0,22 (-0,33 – - -0,20 (-0,34 – -0,21 (-0,34 – -0,30 (-0,48 - - -0,46 (-0,65 – 0,12) 0,12) -0,06) 0,09) 0,11) 0,27) рабочей p1,2=0,793 p1,2=0,846 p 2,3=0,390 p2,3=0,040* P1,3=0,541 P1,3=0, деятельности p=0,658 p=0,954 p=0, Снижение дохода -0,42 (-0,59 – - -0,28 (-0,37 – - -0,18 (-0,31 – -0,11 (-0,21 – -0,45 (-0,65 - - -0,41 (-0,59 – 0,25) 0,18) -0,05) 0,02) 0,26) 0,24) p1,2=0,088 p1,2=0,046* p 2,3=0,015* p2,3=0,005* P1,3=0,417 P1,3=0, p=0,216 p=0,381 p=0, Понижение в -0,21 (-0,35 – - -0,21 (-0,31 – - -0,33 (-0,55 – -0,76 (-0,97 – - -0,25 (-0,41 - - -0,32 (-0,47 – 0,07) 0,10) -0,12) 0,54) 0,09) 0,16) должности p1,2=0,452 p1,2=0,445 p 2,3=0,874 p2,3=0,044* P1,3=0,555 P1,3=0, p=0,966 p=0,141 p=0, Ограничение досуга -0,61 (-0,77 – - -0,58 (-0,71 – - -0,76 (-0,97 – -0,52 (-0,70 – -0,36 (-0,55 - - -0,51 (-0,69 – 0,44) 0,45) -0,54) 0,35) 0,18) 0,33) p1,2=0,249 p1,2=0,678 p 2,3=0,005* p2,3=0,771 P1,3=0,053 P1,3=0, p=0,789 p=0,094 p=0, Снижение -0,38 (-0,54 – - -0,59 (-0,72 – - -0,40 (-0,64 – -0,39 (-0,56 – -0,27 (-0,45 - - -0,46 (-0,67 – 0,22) 0,46) -0,16) 0,23) 0,09) 0,25) контактов с p1,2=0,736 p1,2=0,023* p 2,3=0,334 p2,3=0,893 P1,3=0,428 P1,3=0, друзьями p=0,023* p=0,914 p=0, Снижение -0,49 (-0,66 – - -0,36 (-0,47 – - -0,24 (-0,43 – -0,20 (-0,32 – -0,48 (-0,67 - - -0,24 (-0,38 – 0,31) 0,25) -0,06) 0,07) 0,29) 0,10) физической p1,2=0,086 p1,2=0,139 p 2,3=0,067 p2,3=0,863 P1,3=0,874 P1,3=0, активности p=0,183 p=0,733 p=0,021* Снижение -0,72 (-0,88 – - -0,90 (-1,03 – - -0,91 (-1,10 – -0,82 (-0,99 – -0,64 (-0,85 - - -0,52 (-0,78 – 0,57) 0,76) -0,72) 0,65) 0,42) 0,40) активности в быту p1,2=0,114 p1,2=0,503 p 2,3=0,040* p2,3=0,029* P1,3=0,442 P1,3=0,004* p=0,104 p=0,453 p=0, Ограничение в -0,32 (-0,48 – - -0,38 (-0,61 – - -0,29 (-0,47 – -0,49 (-0,67 – -0,41 (-0,59 - - -0,17 (-0,37 – 0,15) 0,34) -0,11) 0,31) 0,23) 0,03) питании p1,2=0,906 p1,2=0,793 p 2,3=0,289 p2,3=0,012* P1,3=0,348 P1,3=0,010* p=0,097 p=0,071 p=0, Отказ от курения 0,05 (-0,09 – 0,20) -0,07 (-0,14 – -- 0,02 (-0,13 – -0,08 (-0,15 - - 0,05 (-0,16 - 0,02 (-0,08 – p1,2=0,496 0,01) -0,17) 0,01) 0,25) 0,11) p1,2=0,370 p 2,3=0,696 p2,3=0,036* P1,3=0,900 P1,3=0, p=0,0,024* p=0,188 p=0, Изменение в -0,45 (-0,62 – - -0,13 (-0,21 – - -0,18 (-0,35 – -0,15 (-0,29 – -0,50 (-0,75 - - -0,27 (-0,42 – 0,28) 0,06) -0,00) 0,00) 0,025) 0,12) половой жизни p1,2=0,049*p=0,00 p1,2=0,183 p 2,3=0,053 p2,3=0,222 P1,3=0,757 P1,3=0, 01* p=0,680 p=0, Примечание: см. рис. 2.1. Данные представлены как средние (95% ДИ).

У мужчин группы сравнения наиболее низкие баллы были по таким показателям как:

а/ необходимость лечиться - -0,80;

б/ необходимость ограничить физическую нагрузку - 0,73;

в/ изменение в половой жизни- -0,50;

г/ снижение активности в быту - -0,64.

Достоверной разницы внутри группы с женщинами своего возраста по показателям КЖ выявлена по показателю КЖ – снижение физической активности (-0,48 и -0,24 баллов соответственно, р=0,021) (рис. 5.2).

У женщин группы сравнения наиболее низкие баллы были по таким показателям как: а/ необходимость лечиться - -1,06;

б/ необходимость ограничить физическую нагрузку - -0,76;

в/ ограничение досуга - -0,51;

г/ снижение активности в быту - -0,52 (рис. 5.2.).

Таким образом, можно говорить, что у большинства пациентов всех возрастных групп, независимо от гендерных различий наблюдается умеренное снижение КЖ. Около трети всех пациентов имеют значительное снижение КЖ.

Снижение КЖ во всех возрастных группах обусловлено: необходимостью ограничивать физическую нагрузку, необходимостью лечиться, снижением активности в быту, ограничением досуга;

ограничением в питании, снижением контактов с друзьями, изменение взаимоотношений с близкими.

Значимые различия между группами отмечаются по следующим показателям:

необходимость лечиться (женщины старческого возраста и группы сравнения), изменение взаимоотношений с близкими (мужчины старческого возраста и группы сравнения), ограничения рабочей деятельности (женщины старческого возраста и группы сравнения), снижение дохода (мужчины пожилого и старческого возрастов;

женщины старческого возраста и группы сравнения), понижение в должности (женщины старческого возраста и группы сравнения), ограничение досуга (мужчины старческого возраста и группы сравнения), снижение контактов с друзьями (женщины пожилого и старческого возрастов), снижение активности в быту (мужчины и женщины старческого возраста по сравнению с группы сравнения), ограничение в питании (женщины старческого возраста по сравнению с женщинами пожилого возраста), отказ от курения (женщины старческого возраста и группы сравнения), изменения в половой жизни (мужчины пожилого и старческого возрастов), значимы различия внутри группы по гендерным различиям выявлены по следующим показателям: снижение контактов с друзьями (у мужчин и женщин пожилого возраста), снижение физической активности (у мужчин и женщин контрольной группы), отказ от курения (у мужчин и женщин пожилого возраста), изменения в половой жизни (у мужчин и женщин пожилого возраста).

5.2. Значение тревожных и депрессивных состояний у больных старших возрастных групп Анализ тревожности (рис. 5.3) по шкале СТ выявил, что у мужчин старческого возраста отмечается низкий уровень этого показателя (33,71 балла), во всех остальных группах уровень СТ был нормальным (35,42 – 37,35 балла). Выявлены достоверные различия в уровне тревожности между мужчинами старческого возраста и группы сравнения (р=0,010), а также между мужчинами и женщинами данной возрастной группы (р=0,013). По шкале ЛТ отмечается повышенный уровень тревожности у женщин пожилого возраста и группы сравнения (51,01 и 51,69 баллов соответственно), в остальных группах пациентов уровень ЛТ был нормальным (45, 24 – 48,95 баллов). Выявлены достоверные различия в показателях ЛТ между женщинами старческого возраста и женщинами других возрастных групп (р=0,045 и р=0,005 соответственно), а также достоверные гендерные различия во всех возрастных группах (р=0,003;

р=0,017;

р=0,0001 соответственно) у женщин по сравнению с мужчинами (рис. 5.3).

60 *** ** 51, 50, **** 48,95 **** 47,82 **** 46, 50 45, **** *** 37,08 37, ** 36, 35, 40 35, 33, ины ужчины пожилого пожилого ины старческого старческого возраста возраста сравнения сравнения ины ужчины ужчины возраста возраста группы группы енщ енщ енщ М Ж М Ж М Ж СТ ЛТ Рис. 5.3. Уровень тревожности (по данным теста Спилбергера-Ханина) (баллы) Примечание: см. рис. 2.1. Данные представлены как средние (95% ДИ).

При оценке уровня тревожности по шкале СТ внутри групп выявлено, что большинство пациентов независимо от возраста имеют низкий уровень тревожности, кроме мужчин старческого возраста и группы сравнения (от 48,9% до 71,1%, рис. 5.4). Отмечен достоверно низкий уровень таких пациентов в группе мужчин старческого возраста по сравнению с группой сравнения (р=0,004) (рис. 5.4).

При оценке уровня тревожности внутри каждой возрастной и гендерной групп установлено (рис.5.4), что по шкале СТ у мужчин пожилого возраста достоверно преобладали лица с низким уровнем тревожности по сравнению с лицами имеющими нормальный и повышенный уровень тревожности (р=0,035 и р=0,0001 соответственно), у мужчин старческого возраста также достоверно преобладали лица с низким уровнем тревожности по сравнению с лицами имеющими нормальный уровень тревожности (р=0,0001). У женщин во всех возрастных группах достоверной разницы между низким и нормальным уровнем тревожности по шкале СТ получено не было (р=0,808;

р=0,150 и р=0,724).

При оценке уровня тревожности по шкале СТ внутри подгрупп выявлено, что у мужчин во всех возрастных группах преобладали лица с нормальным уровнем тревожности, который был достоверно выше во всех подгруппах по сравнению с низким и повышенным уровнем тревожности (от р=0,034 до р=0,0001). У женщин по шкале СТ в контрольной группе и группе пожилого возраста выше количество лиц с повышенным уровнем тревожности, этот показатель достоверно выше по сравнению с лицами с низкой и нормальной тревожностью (р=0,0001 и р=0,013) в контрольной группе, и достоверно выше по сравнению с низким показателем тревожности у пожилых (р=0,0001). У женщин старческого возраста достоверно преобладают лица с нормальным уровнем тревожности (р=0,0001 и р=0,0001 соответственно) (рис. 5.4)..

СТ ** *** % ** Жн и ы Мж и ы с а ч с оо с а ч с оо Жн и ы о и оо ор са о и оо ор са Жн и ы с ан н я с ан н я Мж и ы Мж и ы ор са ор са т рек г т рек г е щн п жлг вз ат у чн п жл г вз ат рп ы рп ы рвеи рвеи е щн е щн у чн вз ат вз ат у чн гуп гуп Низк ий Норм аль ный Повышенный Выраж енный Высок ий.

Рис. 5.4. Уровень тревожности по шкале ситуативной тревоги (%) Примечание: см. рис. 2.1.

Уровень тревожности по шкале ЛТ внутри групп показывает, что в большинстве подгрупп, кроме женщин пожилого возраста и группы сравнения отмечается нормальный уровень тревожности (от 60,5% до 72,5%) (рис. 5.5). У женщин вышеуказанных групп этот показатель достоверно ниже по сравнению с женщинами старческого возраста (р=0,005 и р=0,004 соответственно), а также по сравнению с мужчинами своего возраста (р=0,004 и р=0,0001). В тоже время у женщин этих подгрупп отмечается повышенный уровень тревожности, он достоверно выше по сравнению с женщинами старческого возраста (р=0,023 и р=0,001), и в сравнении с мужчинами своего возраста (р=0,016 и р=0,0001), а у женщин старческого возраста уровень ЛТ достоверно выше по сравнению с мужчинами своего возраста (р=0,011) (рис. 5.5). Выраженный уровень тревожности по шкале ЛТ достоверно выше у женщин пожилого возраста по сравнению с контрольной группой однако из-за небольшого количества респондентов с таким уровнем (р=0,001), тревожности, эти данные нельзя назвать ревалентными. Таким образом, можно говорить о гендерных отличиях в уровне личностной тревожности у пациентов. Отмечено снижение с возрастом уровня тревожности по шкале ЛТ у женщин (57,%, 44,4% и 27,4% соответственно), что вероятно связано с уменьшением стрессирующих факторов, модификацией своего поведения (рис. 5.5).

В то же время среди пациентов этой когорты преобладают лица с нормальным показателем тревожности (59,1%), который достоверно выше по сравнению с мужчинами старших возрастных групп (р=0,038 и р=0,004 соответственно) (рис. 5.5). Более высокий уровень тревожности по этой шкале у пациентов контрольной группы можно объяснить наличием большего количества стресирующих факторов – на работе и в семье (так совместно с детьми проживают 51,2% пациентов - мужчин контрольной группы и только 31,5% и 16,7% пациентов старших возрастных групп соответственно).

ЛТ **** **** ** % **** 30 ** **** **** пожилого старческого старческого Мужчины Женщины пожилого возраста возраста Женщины сравнения сравнения Мужчины Женщины Мужчины возраста возраста группы группы Низкий Нормальный Повышенный Выраженный Рис. 5.5. Уровень тревожности по шкале личностной тревоги (%) Примечание: см. рис. 2.1.

При оценке депрессивного статуса у пациентов (рис. 5.6) отмечается, что во всех возрастных и гендерных группах, за исключением мужчин из группы сравнения, средний показатель в группах соответствует уровню расстройств депрессивного спектра (РДС).

Имеются достоверные различия в уровне депрессивного состояния у мужчин и женщин старческого возраста по сравнению с теми же гендерными подгруппами из группы сравнения (р=0,0001 и р=0,043 соответственно), а также различия внутри групп сравнения и пожилого возраста по полу (р=0,002 и р=0,004).

У мужчин группы сравнения группы по результатам исследования наблюдается тенденция к достоверности (р=0,051) по сравнению с лицами пожилого возраста, у мужчин пожилого возраста наблюдается такая же тенденция (р=0,062) по сравнению с результатами у мужчин старческого возраста (рис. 5.6).

** 21,23 ** 20, 19,69 18, 18, 20 **** ** 15, БАЛЛЫ Муж чины Женщины Муж чины Женщины Мужчины Женщины пожилого пожилого старческого старческого группы группы возраста возраста возраста возраста сравнения сравнения CES-D Рис. 5.6 Уровень депрессивного состояния (по данным теста CES-D) (баллы) Примечание: см. рис. 2.1. Данные представлены как средние (95% ДИ).

При сравнительной оценке уровня депрессивного статуса (рис.. 5.7) выявлено, что у женщин пожилого и старческого возрастов, а также у мужчин старческого возраста преобладали расстройства депрессивного спектра (от 42,2% до 56,5%), при этом данный показатель в группе женщин старческого возраста был достоверно выше по сравнению с группой контроля (р=0,008).

В остальных группах преобладали показатели в пределах нормы (от 34,1% до 70,5%), отмечено достоверное преобладание мужчин пожилого возраста и группы сравнения, по сравнению мужчинами старческого возраста (р=0,001 и р=0, соответственно) и женщин группы сравнения, имеющих достоверно более высокие показатели. по сравнению с другими подгруппами (р=0,0001 и р=0,0001 соответственно) (рис. 5.7).

Также в своих возрастных подгруппах отмечено значимое преобладание мужчин пожилого возраста и группы сравнения при сравнении с женщинами (р=0,001 и р=0, соответственно). Во всех возрастных и гендерных подгруппах отмечается умеренное число пациентов с выраженным депрессивным синдромом (набравших свыше 24 баллов), причем этот показатель недостоверно выше у женщин старших возрастных групп по сравнению с мужчинами этого возраста и достоверно выше (р=0,06) у женщин группы сравнения. У мужчин отмечается достоверно высокий показатель выраженного ДС в пожилом возрасте по сравнению с группой сравнения (р=0,032), и тенденция к достоверности в старческом возрасте (р=0,053) по сравнению с этой же группой. Как видно из табл. 5.8 - с возрастом повышается количество расстройств депрессивного спектра (27,3% и 32,8% у мужчин и женщин группы сравнения и 53,6 и 56,5% в старческом возрасте соответственно), однако распространение ДС сопоставимо во всех возрастных и гендерных группах (15,5-23,3%), кроме мужчин группы сравнения – у которых этот показатель достоверно ниже (2,2%) (рис.

5.7.).

**** 80 70, **** ** 70 * ** 56, 55, 60 53, 46, 50 ** 41, * 34, % 33, 40 32, 29,9 ** 27, 24, 23, 20, 19, 14, 20 13,3 **** *** 10 2, Мужчины Женщ ины Мужчины Женщ ины Мужчины Женщ ины пожилого пожилого старческого старческого группы группы возраста возраста возраста возраста сравнения сравнения Норма Расстройства депрессивного спектра Депрессия Рис. 5.7. Уровень депрессивного состояния (по данным теста CES-D) (%) Примечание: см. рис. 2.1.

При оценке уровня депрессивного состояния внутри подгрупп выявлено (рис. 5.7), что у мужчин и женщин группы сравнения, а также мужчин пожилого возраста преобладали когорта лиц с нормальными показателями, при этом у мужчин обеих возрастных групп эти показатели были достоверно выше по сравнению с когортами лиц с расстройствами депрессивного спектра ((р=0,001 и р=0,0001) и депрессией (р=0,0001 и р=0,0001 соответственно). У женщин группы сравнения имеются достоверные различия с пациентами этой же подгруппы с депрессией ((р=0,001). В обеих гендерных подгруппах старческого возраста отмечается преобладание пациентов депрессивного спектра, которое достоверно выше у женщин этой подгруппы по сравнению с лицами с нормальными показателями и депрессий (р=0,0001 и р=0,0001 соответственно), у мужчин этот показатель достоверно выше у лиц с депрессией (р=0,0001) и имеет тенденцию к достоверности по сравнению с пациентами с имеющими нормальные показатели (р=0,056). Среди женщин пожилого возраста, пациентов с депрессивными расстройствами достоверно больше, чем лиц с депрессией (р=0,001) (рис. 5.7).

Как видно из представленных результатов прослеживается тенденция к нарастанию с возрастом депрессивных расстройств, с определенными гендерными различиями, если у женщин нарастают расстройства депрессивного спектра (32,8% в группе сравнения и 56,5% в старческом возрасте), в то время как уровень депрессии оставался без значительных динамических колебаний (20,3%;

23,3% и 19,3% соответственно), то у мужчин с возрастом нарастают как расстройства депрессивного спектра (27,3% в контрольной группе, 53,3% в старческом возрасте), так и депрессии (2,2%;

15,5% и 13,4% соответственно) (рис. 5.7).

Наши данные несколько отличаются от результатов С.Ю. Штарик и соавт. [??], где было показано, что уровень тревожности у пациентов с АГ, особенно по шкале СТ был выше, чем в нашей работе. Вполне возможно, что это связано с тем, что в данное исследование были включены пациенты трудоспособного возраста - от 18 до 64 лет – без разделения на возрастные группы. Наши данные совпадают с данными полученными Р.Г.

Огановым и соавт. в исследовании КОМПАС [??], где при использовании опросника CES D установлено, что женщины чаще, чем мужчины страдают ДС и РДС, с возрастом распространенность и уровень депрессивных расстройств увеличиваются, по данным авторов, таких пациентов к 80 годам в 2 раза больше, чем у лиц в возрасте 50 лет.

Таким образом, пациенты с артериальной гипертонией, как старших возрастных групп, так и группы сравнения имеют нормальный уровень тревожности по шкале ситуативной тревоги. Однако, женщины пожилого возраста и группы сравнения имеют повышенный уровень тревожности по шкале личностной тревожности.

Выявлено, что по шкале личностной тревожности имеются гендерные отличия, с возрастом происходит снижение уровня тревожности по данной шкале у женщин с артериальной гипертонией.

При оценке депрессивного статуса во всех возрастных и гендерных группах, (кроме мужчин группы сравнения) средний показатель соответствует уровню расстройств депрессивного спектра.

По данным теста CES-D с возрастом у мужчин отмечается нарастание расстройств депрессивного спектра и депрессии, у женщин нарастают расстройства депрессивного спектра, уровень депрессии с возрастом остается без динамики.

5.3. Особенности представлений о проблемах жизни с артериальной гипертонией По нашим данным, у большинства обследованных лиц старших возрастных групп основной проблемой жизни с АГ (рис. 5.8) является необходимость регулярного приема лекарственных средств, так больные четырех из шести подгрупп поставили эту причину на первое место, мужчины контрольной подгруппы на второе и на женщины пожилого возраста на третье. На втором месте, по мнению большинства опрошенных (в 4-х подгруппах), проблема самостоятельного измерения АД, при этом женщины старческого возраста поставили ее на шестое место, что, видимо, связано со стажем заболевания и с систематическим измерением АД, что перестало быть для этой фокус-группы проблемой, в то же время поставившие на четвертое место эту проблему мужчины из группы сравнения вероятно не до конца осознают необходимость выполнения этой манипуляции (рис. 5.8).

Также высок удельный вес, отметивших проблему «понимание причин АГ и ее осложнений» - три подгруппы респондентов – мужчин разных возрастов поставили ее на третье место. Возможные осложнения АГ беспокоят лиц группы сравнения (первое и третье место в рейтинге соответственно) и женщин старческого возраста – второе место, в остальных подгруппах эта проблема так же значима но занимает более низкие места в рейтинге – четвертое место у мужчин пожилого и старческого возраста и пятое у женщин пожилого возраста.

11 11 11 11 12 10 10 10 10 9 9 999 10 8 87,5 8 8 7 77, 7 7 8 6 6 6 6 6 5 5 5 5 5 6 4 4 444 33 3 3 3 4 222 2 2 1 111 1 Психологические Необходимость Необходимость Необходимость Необходимость физической Экономические причин АГ и ее Увеличение осложнения АГ Гипертонически е измерение АД Самостоятельно активности употребления осложнений Понимание регулярного регулярного ограничения Возможные препаратов избыточной посещения массы тела снижения проблемы аспекты приема е кризы врача соли дома Мужчины пожилого возраста Женщины пожилого возраста Мужчины старческого возраста Женщины старческого возраста Мужчины группы сравнения Женщины группы сравнения Рис. 5.8. Представления пациентов о проблемах жизни с АГ (ранг) Интересна динамика в зависимости от возраста такого показателя, как «необходимость регулярного посещения врача» - если в группе сравнения этот показатель был на девятом и четвертом месте в рейтинге (у мужчин и женщин соответственно), то в пожилом возрасте рейтинг по этому показателю был пятом и третьем местах соответственно, а у женщин старческого возраста он вышел на первое место (у мужчин этой подгруппы он не изменился и ранжирован пятым), что говорит о снижении мобильности пациентов этой возрастной группы, в связи с чем возникают проблемы в регулярных посещениях, в то время как врач не всегда может, по мнению пациентов (и это вполне обоснованно), регулярно совершать визиты на дом к больному (рис. 5.8).

В то же время большинство пациентов считают незначительными психологические проблемы (пять когорт респондентов поставили ее на предпоследнее место, а мужчины пожилого возраста на последнее). Экономические проблемы на последнее место поставили четыре подгруппы из шести, а мужчины пожилого возраста на предпоследнее (рис. 5.8).

Таким образом, складывается впечатление о недопонимании пациентами с АГ всех возрастных групп психологических проблем жизни с АГ (таких как депрессия, ипохондрические и тревожные состояния). При этом, как видно, из таблицы, общественное мнение, и врачи, в частности, преувеличивают материальную зависимость при лечении АГ во всех возрастных группах – ни в одной из подгрупп этот фактор не являлся превалирующим, а наоборот занимал последние места в проблемах жизни с АГ.

Также низки показатели в рейтинге таких важных проблем, активно влияющих на течение и прогноз АГ, как необходимость «снижения избыточной массы тела» (причем, с возрастом место этого показателя в рейтинге снижается – что, вероятно, связано не только с серьезностью оценки этого фактора – как развития осложнений АГ, но и с визуальным отношением к излишнему весу, как не к медицинской, а к косметической проблеме), «снижение потребления поваренной соли», «увеличение физической активности». Только среднее место в рейтинге – с четвертого по седьмое (из них три шестых ранга) занимает такое грозное осложнение АГ как гипертонические кризы, что говорит о недопонимании этого состояния пациентами.

При бальной оценке показателей отмечается, что понимание (табл. 5.3) необходимости снижения массы тела достоверно выше у мужчин и женщин пожилого возраста по сравнению с этими группами в старческом возрасте - p=0,026 и р=0, соответственно, и женщин контрольной группы по сравнению с женщинами старческого возраста (p=0,001), что вероятно связано с появлением в этом возрасте осложнений АГ, вызванных этим состоянием (сахарный диабет, метаболический синдром и т.д.). Понимание «необходимости ограничения потребления поваренной соли» достоверно выше у женщин группы сравнения как в отношении женщин старческого возраста, так и мужчин своей группы p=0,044,и р=0,028.

Необходимость регулярного посещения врача выше в абсолютных баллах у женщин во всех группах, что вероятно связано с более ответственным и регулярным посещением ими врачей, достоверно выше этот показатель в группе контроля и пожилом возрасте (р=0,006 и р=0,010 соответственно) по сравнению с мужчинами своей возрастной группы, значимой разницы между возрастными группами одного пола не выявлено (табл. 5.3).

Значимость проблемы «необходимость регулярного измерения АД в домашних условиях» отмечена достоверно выше у женщин пожилого возраста и женщин группы контроля, по сравнению с подгруппой женщин старческого возраста (р=0,024 и р=0, соответственно), и у женщин группы сравнения с мужчинами данной группы – р=0,023.

Низкая значимость проблемы в этой группе связана с небольшим стажем АГ, в связи с чем, навыки систематического измерения АД для достижения целевого АД еще не сформировался, у мужчин во всех возрастных группах этот показатель достаточно значим (6,46 – 7,14 балла), однако достоверной разницы между группами выявлено не было (табл.

5.3).

Необходимость регулярного приема лекарственных средств был достоверно выше у женщин пожилого возраста и контрольной группы по сравнению с женщинами старческого возраста (р=0,003 и р=0,006), отмечена достоверное преобладание этого фактора у женщин пожилого возраста и группы сравнения по сравнению с мужчинами своих возрастных групп (р=0,020 и р=0,045 соответственно) (табл. 5.3)..

Вероятно, это связанно с тем, что стаж заболевания у пациентов старческого возраста весьма высок и постоянный прием АГП уже стал для них не проблемой, а будничной необходимостью. Достаточно высокую разницу между показателями у мужчин и женщин старческого возраста можно объяснить тем, что женщины этой группы достоверно выше проживают совместно с детьми по сравнению с мужчинами (36,7% и 16,7% соответственно, р=0,024), которые напоминают родителям о приеме лекарственных средств, либо сами следят за этим (табл. 5.3).

Проблема «возможные осложнения АГ» была достоверно выше у мужчин группы контроля по сравнению с другими возрастными подгруппами (р=0,021 и р=0, соответственно), что связано вероятно с тем, что на момент опроса осложнений у пациентов данной группы меньше, чем у пациентов более старших возрастных групп, и они к ним тем или иным образом приспособились и не считают их высокозначимыми (табл.

5.3).

Показатель «увеличение физической активности» был достоверно ниже в группе женщин старческого возраста по сравнению с женщинами других возрастных подгрупп (р=0,007 и р=0,017 соответственно), а также у мужчин старческого возраста по сравнению с группой контроля (р=0,005), что закономерно связано, по нашему мнению, с уменьшением общей физической активности в этом возрасте.

Таблица 5. Представления пациентов о проблемах жизни с АГ (баллы) ГРУППА П (n=165) С (n=92) Ср (n=99) ПОЛ М (n=58) Ж (n=107) М (n=37) Ж (n=55) М (n=41) Ж(n=58) Понимание 6,84 (6,17 – 7,23 (6,72 – 6,62 (5,68 – 6,53 (5,77 – 6,68 (5,63 – 6,62 (5,88 – причин АГ и ее 7,50) 7,74) 7,56) 7,30) 7,74) 7,36) p1,2=0,876 p1,2=0,200 p 2,3=0,830 p2,3=0,979 P1,3=0,846 P1,3=0, осложнений p=0,306 p=0,922 p=0, Необходимость 6,07 (5,25 - 6,10 (5,45 – 4,62 (3,59 – 4,96 (4,12 – 5,88 (4,74 – 7,10 (6,20 – снижения 6,89) 6,75) 5,65) 5,81) 7,02) 8,00) p1,2=0,026* P1,2=0,046* P2,3=0,107 p2,3=0,001* P1,3=0,827 P1,3=0, избыточной массы тела p=0,857 p=0,520 p=0, Необходимость 5,02 (4,31 – 5,68 (5,08 – 4,38 (3,48 – 4,96 (4,17 – 4,63 (3,65 – 5,98 (5,18 – ограничения 5,72) 6,28) 5,35) 5,74) 5,62) 6,79) p1,2=0,159 p1,2=0,094 p 2,3=0,696 p2,3=0,044* P1,3=0,358 P1,3=0, употребления соли p=0,158 p=0,319 p=0,028* Необходимость 6,22 (5,52 - 7.27 (6,75 – 6,19 (5,21 – 7,31 (6,52 – 5,54 (4,58 – 7,17 (6,44 – регулярного 6,93) 7,79) 7,17) 8,09) 6,49) 7,90) p1,2=0,788 P1,2=0,863 P2,3=0,257 p2,3=0,759 P1,3=0,225 P1,3=0, посещения врача p=0,010* p=0,075 p=0,006* Самостоятельное 6,95 (6,18 – 7,63 (7,05 – 7,14 (6,23 – 6,44 (5,556 6,46 (5,53 – 7,74 (6,96 – измерение АД 7,72) 8,20) 8,04) – 7,32) 7,39) 8,46) p1,2=0,852 p1,2=0,024* p 2,3=0,297 p2,3=0,030* P1,3=0,384 P1,3=0, дома p=0,082 p=0,351 p=0,023* Необходимость 7,38 (6,60 - 8,32 (7,84 – 7,86 (7,02 – 6,90 (6,05 – 7,46 (6,57 – 8,36 (7,68 – регулярного 8,16) 8,80) 8,71) 7,74) 8,36) 9,05) p1,2=0,541 P1,2=0,003 P2,3=0,558 p2,3=0,006* P1,3=0,965 P1,3=0, приема препаратов p=0,020* p=0,166 p=0,045* Возможные 6,48 (5,70 – 7,00 (6,48 – 6,38 (5,48 – 6,98 (6,24 – 7,66 (6,82 – 7,43 (6,68 – осложнения АГ 7,27) 7,53) 7,28) 7,72) 8,50) 8,19) p1,2=0,634 p1,2=0,843 p 2,3=0,021* p2,3=0,167 P1,3=0,044* P1,3=0, p=0,330 p=0,207 p=0, Увеличение 4,97 (4,15 - 5,68 (5,12 – 3,95 (3,06 – 4,47 (3,73 – 5,85 (4,91 – 5,69 (4,92 – физической 5,78) 6,24) 4,83) 5,22) 6,80) 6,46) p1,2=0,105 P1,2=0,007* P2,3=0,005* p2,3=0,017* P1,3=0,171 P1,3=0, активности p=0,153 p=0,514 p=0, Гипертонические 5,31 (4,46 – 6,56 (5,99 – 5,32 (4,40 – 6,55 (5,78 – 6,12 (5,14 – 6,72 (5,86 – кризы 6,16) 7,13) 6,25) 7,32) 7,11) 7,59) p1,2=0,937 p1,2=0,855 p 2,3=0,199 p2,3=0,660 P1,3=0,216 P1,3=0, p=0,016* p=0,023* p=0, Психологические 3,62 (2,77 - 5,52 (4,87 – 3,27 (2,32 – 4,46 (3,62 – 5,12 (3,99 – 5,60 (4,65 – проблемы 4,47) 6,17) 4,22) 5,30) 6,25) 6,55) p1,2=0,762 P1,2=0,078 P2,3=0,023* p2,3=0,093 P1,3=0,048* P1,3=0, p=0,001* p=0,045* p=0, Экономические 4,10 (3,19 - 5,30 (4,64 – 3,11 (2,16 – 4,05 (3,20 – 5,59 (4,44 – 5,24 (4,34 – аспекты 5,02) 5,96) 4,05) 4,89) 6,73) 6,14) p1,2=0,179 P1,2=0,013* P2,3=0,002* p2,3=0,045* P1,3=0,048* P1,3=0, p=0,033* p=0,188 p=0, Примечание: см. рис. 2.1. Данные представлены как средние (95% ДИ).

Важность понимания проблемы гипертонических кризов была выше у женщин пожилого и старческого возраста, по сравнению с мужчинами своих групп (р=0,016 и р=0,023 соответственно), что соответствует литературным данным о лучшем контроле АГ женщинами, их более ответственном подходе к приему АГП и реже встречающемся по сравнению с мужчинами развитии данного осложнения (табл. 5.3).

Психологические проблемы жизни с АГ достоверно выше волнуют мужчин контрольной группы по сравнению с мужчинами других групп (р=0,023 и р=0,048). Это можно объяснить наличием активной профессиональной деятельности в этом возрасте, которая из-за постановки диагноза АГ может быть ограничена, в то время, как в более старших группах эта деятельность менее активна, а также изменением определенного семейного образа жизни и отказа от ряда вредных привычек. В то же время, в группах пожилого и старческого возраста женщин эта проблема волнует значимо выше чем мужчин этих групп (р=0,001 и р=0,045 соответственно), что связано с различным гендерным психологическим отношением к АГ (табл. 5.3).

Экономические проблемы жизни с АГ достоверно выше волнуют мужчин группы сравнения по сравнению с другими группами (р=0,002 и р=0,048), что,как уже было сказано выше, связано с возможностью снижения профессиональной активности и снижением в связи с этим своего экономического потенциала, женщин старческого возраста эта проблема волнует достоверно ниже - по сравнению с женщинами других групп (р=0,013 и р=0,045 соответственно). По нашему мнению, такие показатели у женщин данной возрастной группы связаны с более частым проживанием вместе с семьями детей и внуков, которые берут на себя часть бремени экономических проблем пациентов, в группе пожилого возраста – женщин эта проблема волнует значимо выше чем мужчин (р=0,033), На наш взгляд это связано с тем, что почти половина женщин данной возрастной группы являются вдовами (47,8%), но только треть из них (33,7%) проживают совместно с детьми, и вынуждены самостоятельно справляться с финансовыми проблемами, которые накладывает на больного его заболевание (приобретение АГП, изменение характера питания и т.д.) (табл. 5.3).

Результаты нашего исследования несколько отличаются от данных, которые были представлены в исследовании АРГУС-2 [?] (табл. 5.4).

Пациенты, включенные в это исследование наиболее важными проблемами считали возможные осложнения АГ и ГК. Также сложной для пациентов была проблема снижения массы тела как метода немедикаментозного лечения АГ. Следующими по значимости были:

необходимость регулярного приема АГТ, экономические проблемы и необходимость посещения врача. Вероятно, это связано с тем, что в данное исследование включались лица более молодого возраста (одним из критериев включения был возраст старше 18 лет – средний возраст 57,3 года), а также то, что 75,1% пациентов покупали АГП за полную стоимость в то время как по в нашем исследовании 64,3% получают данные лекарственные средства бесплатно или со скидкой до 50%.

Таблица 5. Сравнительная характеристика представлений пациентов о проблемах жизни с АГ Проблема Пациенты Пациенты (n=356) (собств. данные) (n=1298) (Кобалава Ж.Д.

и соавт., 2007) ранг ранг Понимание причин АГ и ее осложнений 8 Необходимость снижения избыточной 3 массы тела Необходимость ограничения 6 употребления соли Необходимость регулярного посещения 7 врача Самостоятельное измерение АД дома 10 Необходимость регулярного приема 4 препаратов Возможные осложнения АГ 1 Увеличение физической активности 11 Гипертонические кризы 2 Психологические проблемы 9 Экономические аспекты 5 Как видно из таблицы 5.4., в обоих исследованиях, пациенты не считали выраженной проблемой психологические аспекты жизни с АГ (9 и 10 ранг соответственно), что говорит также о слабом акцентировании врачей на этом аспекте, отсутствии взаимодействия таких пациентов с медицинским психологом, не включении данных пациентов в группы «Школы пациентов с АГ».

Таким образом, основными проблемами пациентов с артериальной гипертонией старших возрастных групп являются: необходимость приема лекарственных средств, самостоятельное измерение АД в домашних условиях, возможные осложнения АГ, понимание ее причин и осложнений. Психологические и экономические аспекты жизни с АГ не являются значимыми проблемами для лиц пожилого и старческого возраста.

Выявлены достоверные различия у пациентов старших возрастных групп в отношении проблем жизни с АГ: необходимости снижения массы тела, самостоятельного измерения АД в домашних условиях, увеличение физической активности, экономических аспектов (у женщин);

необходимости снижения массы тела (у мужчин). Имеются достоверные внутригендерные отличия у пациентов старших возрастных групп в подходах к таким проблемам жизни с АГ как: психологические проблемы, отношение к гипертоническим кризам, а также необходимость регулярного посещения врача и приема препаратов, экономические проблемы (в пожилом возрасте).

5.4. Особенности приверженности к лечению По данным теста Мориски-Грина пациенты всех возрастных и гендерных групп оказались некомплаентными (средние оценки составили от 1,82 до 2,17 баллов).

Достоверной разницы между группами выявлено не было (р 0,05).

При оценке ПКЛ внутри групп выявлено, что большинство пациентов во всех возрастных и гендерных группах являются некомплаентными (от 51,1% до 64,1%, рис.5.9).

Их количество достоверно выше по сравнению с полностью и частично приверженными к лечению (р 0,05). Достоверных различий как внутри так и между возрастными и гендерными группами по рассматриваемым градациям не отмечено (р 0,05). Такие данные, характеризующие низкую ПКЛ во всех возрастных и гендерных группах вероятно связаны с длительным стажем АГ у пациентов, необходимостью постоянного приема медикаментозной терапии.

Не приверженные к лечению Частично приверженные к лечению Приверженные к лечению 100% 80% 60% 40% 20% 0% Мужчины Женщины Мужчины Женщины Мужчины Женщины Пожилые Старческий возраст Группа сравнения Рис. 5.9. Сравнительный анализ уровня приверженности к лечению (по данным теста Мориске-Грина) (%)) Примечание: см. рис. 2.1.

Были проанализированы особенности ПКЛ в зависимости от образовательного статуса пациентов. В структуре образовательного статуса во всех возрастных группах преобладали лица со средне-специальным (27% - пожилого возраста, 39% - старческого и 39% - контрольной группы) и высшим (37%, 27% и 34% соответственно) образованием (рис. 5.10).

При анализе всех возрастных и гендерных групп больных со средне-специальным и высшим образованием было выявлено, что показатели ПКЛ характеризовались некомплаентностью (табл. 5.5). Только в группе мужчин старческого возраста со средне специальным образованием (это наиболее часто отмеченный образовательный ценз в этой когорте) отмечается тенденция к частичной приверженности – 2,94 (2,23 – 3,66) балла. В этой подгруппе уровень ПКЛ превышает этот показатель у мужчин пожилого возраста (1, балла;

р=0,019).и достоверно выше у мужчин группы сравнения, имеющих такой же образовательный ценз (1,43 балла;

р=0,006).

2% Группа сравнения Пожилые 3% 13% 0% 21% 34% 37% 17% 4% 3% 39% 27% Старческий возраст Начальное 11% Незаконченное 27% среднее 14% Среднее Средне 1% 8% специальное Незаконченное высшее 39% Высшее Рис. 5.10. Уровень образовательного статуса в группах (%) Примечание: см. рис. 2.1.

Таблица 5. Оценка приверженности к лечению в зависимости от уровня образования (по данным теста Мориске-Грина) (баллы) ГРУППА П С Ср 1 2 Уровень М Ж М Ж М Ж образования / Пол Средне- n=17 n=40 n=17 n=24 n=14 n= специальное 1,82 (1,14 – 1,78 (1,26 – 2,94 (2,23 – 2,21 (1,59 – 1,43 (0,65 – 1,86 (1,38 – 2,34) p1,3=0, 2,51) 2,29) 3,66) 2,83) 2,20) p1,2=0,019 p1,2=0,264 p 2,3=0,006* p2,3= 0,363 p1,3=0, p=0,823 p=0,111 p=0, Высшее n=29 n=48 n=13 n=16 n=16 n= 2,10 (1,51 – 2,10 (1,67 – 1,69 (0,66 – 1,63 (0,73 – 2,38 (1,73 – 1,81 (1,12 – 2,49) p1,3=0, 2,69) 2,54) 2,72) 2,51) 3,02) p1,2=0,459 p1,2=0,313 p 2,3=0,244 p2,3= 0,729 p1,3=0, p=0,991 p=0,964 p=0, Примечание: см. табл.2.1. Данные представлены как средние (95% ДИ).

При оценке ПКЛ внутри каждой образовательной группы (вне зависимости от гендернх различий) установлено, также установлено преобладание лиц с низкой ПКЛ (табл.

5.6). Только в когорте лиц старческого возраста со средне-специальным образованием преобладают полностью комплаентные пациенты (39,0%), количество которых достоверно выше, чем в двух других группах (19,3%, p1,2=0,010 и 9,5%;

p1,3=0,007 соответственно)..

Таблица 5. Анализ уровня приверженности к лечению в зависимости от уровня образования (по данным теста Мориске-Грина) (количество больных (%)) ГРУППА П (n=57) С (n=41) Ср (n=42) П (n=77) С (n=29) Ср (n=37) 1 2 3 1 2 Уровень при- Образование верженности Средне-специальное Высшее Приверженные 11 (19,3%) 16 (39,0%) 4 (9,5%) 19 (24,7%) 7 (2,1%) 6 (16,2%) p1,2= 0,031* p2,3= 0,002* p1,3= 0,180 p1,2= 0,954 p2,3= 0,422 p1,3= 0, к лечению p4,5=0,809 p4,5=0,013* p4,5=0,212 p4,5=0,850 p4,5=0,164 p4,5=0, Частично 10 (17,5%) 6 (14,6%) 8 (19,0%) 18 (23,4%) 3 (10,3%) 11 (29,7%) p1,2=0,702 p2,3=0,591 p1,3=0,848 p1,2=0,133 p2,3=0,056 p1,3=0, приверженные p5,6=0,0001* p5,6=0,002* p5,6==0,0001* p5,6==0,0001* p5,6=0,0001* p5,6=0,034* к лечению Непривержен- 36 (63,2%) 19 (46,3%) 30 (71,4%) 40 (51,9%) 19 (65,5%) 20 (54,1%) p1,2= 0,098 p2,3= 0,020* p1,3= 0,388 p1,2= 0,210 p2,3= 0,347 p1,3= 0, ные к лечению p4,6=0,0001* p4,6=0,503 p4,6=0,0001* p4,6=0,0001* p4,6=0,002* p4,6=0,001* Примечание: см. рис.2. В то же время лица с низким ПКЛ составляют лишь 46,3% в этой когорте, что достоверно ниже, чем у пациентов группы сравнения (71,4%, р=0,020) и меньше, чем у больных пожилого возраста (63,2%;


р=0,098) (табл. 5.6).

Наши данные согласуются с материалами А.О. Конради и Е.В. Полуничевой, которые отмечают, что пол, уровень образования и социально-экономический фактор, не являются предикторами приверженности к лечению [?]. По их мнению, больные пожилого и старческого возраста, как правило, лучше соблюдают рекомендации по лечению, но это нивелируется количеством прописанных препаратов, что всегда ухудшает комплаентность Таким образом можно сделать выводы, что пациенты с артериальной гипертонией как старших возрастных групп, так и группы сравнения независимо от возраста имеют низкий уровень приверженности к лечению. Уровень приверженности к лечению не зависит от пола больных с артериальной гипертонией. Комплайнс больных у лиц с высшим и средне-специальным образовательным статусом не зависит от их образовательного статуса, за исключением мужчин старческого возраста со средне-специальным образованием.

5.5. Проблемы использования пациентами старших возрастных групп современных средств связи и коммуникации Подавляющее большинство пациентов пожилого и старческого возраста умеют пользоваться сотовым телефоном, при этом прослеживается четкая тенденция, что с возрастом таких лиц становится меньше, так если среди пациентов группы сравнения сотовой связью пользуются 95,0% (n=38) и 98,3% (n=57) респондентов, то среди пожилых больных уже 83,1% (n=49) и 88,9% (n=96) соответственно, а среди мужчин и женщин старческого возраста – 69,2% (n=39) и 69,8% (n=53). Как видно – достоверно чаще пациенты группы сравнения умеют пользоваться сотовой связью, чем пациенты старческого возраста (р=0,003 и 0,001 соответственно) и женщины группы сравнения, чем женщины пожилого возраста (р=0,032).

Пациенты, которые умеют пользоваться мобильным телефоном могли одномоментно указать несколько манипуляций, при которых они использовали данный гаджет (табл. 5.7). Абсолютное большинство пациентов, которые используют сотовую связь могут только звонить по телефону – 96,3%-100,0%. Могут писать sms-сообщения 5,3%-63,2% пациентов (мужчины старческого возраста не указали данный вариант ответа) – при этом прослеживается четкая тенденция, что в возрастом количество пациентов владеющих этой манипуляцией значительно уменьшается, так пациенты группы сравнения достоверно чаще (63,2%, n=24 и 61,4% n=35) умеют писать sms-сообщения, чем пациенты пожилого (26,5% (n=13), р=0,001 и 33,3% (n=32), р=0,001) и старческого возрастов (0% (n=0), р=0,0001 и 5,3% (n=2), р=0,0001 соответственно), а также достоверно чаще пациенты пожилого возраста владеют этой манипуляцией, чем больные старческого (р=0,003 и р=0,001) возраста (табл. 5.7). Крайне незначительная часть пациентов старших возрастных групп может выйти с сотового телефона в сеть Интернет (1,0%-4,1%, а мужчины старческого возраста не указали данный вариант ответа), в то время как количество лиц из группы сравнения составило 28,9%, n=11 и 10,5%, n=6 соответственно, при этом пациенты этой группы достоверно чаще могут делать такую интерактивную манипуляцию, чем пациенты пожилого возраста (4,1% (n=2), р=0,001 и 1,0% (n=1), р=0,007) и мужчины старческого возраста (0%, (n=0), р=0,002), а также внутри самой группы сравнения мужчины владеют данной манипуляцией достоверно чаще, чем женщины этой возрастной группы (р=0,022) (табл. 5.7).

Таблица 5. Объем использования сотового телефона (n (%)) ГРУППА П (n=145) С (n=64) Ср (n=95) ПОЛ М (n=49) Ж (n=96) М (n=27) Ж(n=37) М (n=38) Ж(n=57) могу звонить 49 (100,0) 95 (99,0) 26 (96,3) 38 (100,0) 37 (97,4) 57 (100,0) p1,2=0,175 p1,2=0,528 p2,3=0,805 p2,3=1,000 p1,3=0,253 p1,3=0, p=0,473 p=0,232 p=0, могу писать смс- 13 (26,5) 32 (33,3) 0 (0) 2 (5,3) 24 (63,2) 35 (61,4) p1,2=0,003* p1,2=0,001* p2,3=0,0001* p2,3=0,0001* p1,3=0,001* p1,3=0,001* сообщения, p=0,402 p=0,26 p=0, могу выйти в 2 (4,1) 1 (1,0) 0 (0) 1 (2,6) 11 (28,9) 6 (10,5) p1,2=0,287 p1,2=0,494 p2,3=0,002* p2,3=0,149 p1,3=0,001* p1,3=0,007* Интернет p=0,224 p=0,396 p=0,022* могу скачивать 3 (6,1) 1 (1,0) 0 (0) 0 (0) 7 (18,4) 3 (5,3) p1,2=0,190 p1,2=0,526 p2,3=0,018 p2,3=0,151 p1,3=0,874 p1,3=0, файлы p=0,077 p=1,000 p=0,041* могу 11 (22,4) 24 (25,0) 2 (7,4) 1 (5,3) 18 (47,4) 24 (42,1) p1,2=0,096 p1,2=0,009* p2,3=0,001* p2,3=0,0001* p1,3=0,019* p1,3=0,027* пользоваться телефонной p=0,732 p=0,723 p=0, книгой затрудняюсь 0 (0) 1 (1,0) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0) p1,2=1,000 p1,2=0,528 p2,3=1,000 p2,3=1,000 p1,3=1,000 p1,3=0, ответить p=0,473 p=1,000 p=1, Примечание: см. рис.2.1.

Могут скачивать с помощью телефона различные файлы (рисунки, музыкальные файлы, видеоизображения, игры и т.д.) 1,0% - 18,4% (пациенты старческого возраста не указали данный вариант ответа) – при наличии навыков к этой манипуляции также прослеживается четкая возрастная зависимость, если среди пациентов пожилого возраста ей владеют 6,1% (n=3) и 1,0% (n=1) пациентов, то среди группы сравнения – 18,4% (n=7) и (n=3) соответственно, при этом в данной группе имеется достоверное 5,3% внутригендерное различие (р=0.041) (табл. 5.7).

Знают, как пользоваться телефонной книгой, находящейся в мобильном телефоне и умеют это делать 5,3%-47,4% пациентов с АГ (табл. 5.7). Прослеживается достоверная возрастная тенденция увеличение числа лиц владеющих этой манипуляцией в более молодом возрасте, так мужчины и женщины группы сравнения (47,4% (n=18) и 42,1% (n=24) соответственно) достоверно чаще пользуются телефонной книгой, чем пациенты пожилого (22,4% (n=11), р=0,019 и 25,0% (n=24), р=0,027) и старческого возрастов (7,4% (n=2), р=0,001 и 5,3% (n=1), р=0,0001), также достоверно чаще этим пользуются женщины пожилого возраста, чем старческого (р=0,009) и с тенденцией близкой к достоверной мужчины пожилого в сравнении со старческим возрастами (р=0,096).

Отмечена четкая возрастная дифференциация при умении пользоваться персональным компьютером (ПК), с возрастом, такие навыки имеют небольшое количество больных АГ старших возрастных групп. Так мужчины и женщины группы сравнения 53,7% (n=22) и 53,4% (n=31) достоверно чаще пользуются ПК, чем пациенты пожилого (30,5% (n=18), р=0,020 и 24,1% (n=26), р=0,0001) и старческого (5,3% (n=2), р=0,0001 и 1,8% (n=1), р=0,0001) возрастов, такая же тенденция между пациентами пожилого и старческого возрастов (р=0,003 и р=0,0001 соответственно).

Среди тех, кто продолжает свою трудовую деятельность, только 46,7% (n=14) и 50,0% (n=21) пациентов группы сравнения используют ПК на своем рабочем месте, пациенты пожилого возраста используют ПК на работе в 41,2% (n=7) и 39,1% (n=9) случаев, среди 2 женщин старческого возраста, которые еще продолжают свою трудовую деятельность никто не использует в своей работе ПК.

Отмечена четкая возрастная тенденция с наличием персональных компьютеров в домашних условиях (часть пациентов, ответивших положительно на этот вопрос самостоятельно не умеют пользоваться ПК, но им пользуются совместно проживающие с ними дети, внуки и другие родственники), с возрастом наличие домашних ПК снижается, в связи с чем, достаточно сложно планировать с такими больными дистанционные и интерактивные обучающие программы с помощью ПК. Достоверно чаще имеют дома ПК пациенты группы сравнения (62,5% (n=25) и 65,5% (n=38)), чем пожилого (39,0% (n=23), р=0,022 и 20,6% (n=22), р=0,001) и старческого (10,5% (n=4), р=0,0001 и 7,1% (n=4), р=0,0001) возрастов, в свою очередь и пациенты пожилого возраста достоверно чаще, чем старческого имеют домашние ПК (р=0,002 и р=0,026), среди пациентов пожилого возраста отмечены внутригендерные различия в наличии домашнего ПК (р=0,011).

Среди пользователей ПК различных возрастных групп отмечены значительные отличия в умении пользоваться Интернетом и электронной почтой. Вполне закономерно, что достоверно чаще такими навыками обладают пациенты группы сравнения (76,9% (n=20) и 64,9% (n=24)), чем пациенты старческого возраста (25,0% (n=1), р=0,035 и 0% (n=0), р=0,012) и мужчины пожилого возраста (47,8% (n=11), р=0,035), необходимо отметить, что женщины пожилого возраста (54,5% (n=12)) достоверно чаще, чем старческого умеют пользоваться данными программами (р=0,044).

Среди пациентов, умеющих пользоваться ПК, либо работающих на нем с помощью родственников, соседей и друзей также прослеживается четкая возрастная дифференциация, с возрастом, больные АГ, которые умеют пользоваться или когда либо работали с обучающими компьютерными программами имеют значительно меньше больных АГ. Достоверно такими программами умеют пользоваться пациенты группы сравнения (39,0% (n=16) и 33,3% (n=19)), чем пожилого (13,8% (n=8), р=0,004 и 14,6% (n=15), р=0,005) и старческого (5,3% (n=2), р=0,0001 и 0% (n=0), р=0,0001) возрастов, в свою очередь и женщины пожилого возраста достоверно чаще, чем старческого умеют пользоваться данным компьютерным контентом (р=0,004), среди пациентов пожилого возраста отмечены внутригендерные различия в навыках пользования данными программами (р=0,001). Это создает значительные затруднения при интерактивном и дистанционном обучении пациентов, при этом очное участие пациентов старших возрастных групп в таких мероприятиях проблематично из-за состояния здоровья.

Можно говорить об определенной тенденции, когда, несмотря на наличие родственников (детей и внуков), соседей, друзей, которые имеют ПК и могут помочь в работе с ними, только пациенты группы сравнения регулярно обращаются к ним с этой проблемой. Объем их обращений за такой помощью достоверно выше (28,6% (n=6) и 28,1% (n=9)), чем у больных старческого возраста (2,8% (n=1), р=0,004 и 1,9% (n=1), р=0,0001) и мужчин пожилого (7,5% (n=3), р=0,002). В то же время и женщины пожилого возраста достоверно чаще, чем старческого обращаются за такой помощью (17,6% (n=16), р=0,005).

Возможно это связано с тем, что пациенты старческого возраста, наряду с отсутствием компьютерных навыков, проживают с детьми, которые являются лицами пред- и пенсионного возраста, и которые в силу отсутствия у самих наличия компьютерных навыков, не могут оказать квалифицированную помощь по этому вопросу.


Таким образом, большинство пациентов старших возрастных групп с АГ не владеют навыками работы на персональном компьютере, и не обращаются за помощью для работы на нем к родственникам и друзьям. Это затрудняет возможность записи пациентов на прием к врачу через Интернет или по электронной почте (система «электронной регистратуры», терминалы «Платежка» и т.д.), а также проведение интерактивной дистанционной работы с пациентами. В то же время большинство пациентов геронтов умеют пользоваться мобильным телефоном, что может быть использовано при записи пациентов к специалистам через систему городского «единого call-центра» (например, геронтологического центра), когда информация фиксируется и передается по защищенному каналу webnet (для защиты персональных данных) в гериатрические отделения районных поликлиник или в медико-социальные отделения, находящиеся на базе органов социальной защиты населения. В то же время учитывая то, что только 26,5% и 33,3% пациентов пожилого и 5,3% женщин старческого возраста умеют писать и передавать sms-сообщения, что затрудняет возможности записи пациентов на прием к специалистам, данным доступным способом.

ГЛАВА 6.

ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ АНТИГИПЕРТЕНЗИВНОЙ ТЕРАПИИ У ПАЦИЕНТОВ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП 6.1. Фармакоэпидемиологический анализ Выявлено, что только от 1,6 до 7,8% больных мужского и женского пола различного возраста систематически не принимают АГП. Регулярно принимают препараты для лечения АГ от 50 до 62,5% пациентов, курсовой прием осуществляют 7,8-15,9% больных, достаточно высок удельный вес пациентов, которые принимают АГТ только при повышении АД 22,2-34,1%. Наши данные совпадают с результатами данным С.А.

Шальновой и соавт., она указывает, что регулярное лечение по поводу АГ в России получают только 59,4 % больных [??].

Chan P.S., и соавт. [?], отмечают, что уровень приверженности к назначениям врача у 8132 пациентов составил 72,4% в отношении применения ингибиторов АПФ и АРА II, столь часто назначаемых при АГ Какой была интенсивность терапии АГ в нашем исследовании? Наиболее часто больные (от 34,1% женщин пожилого возраста до 44,4% мужчин старческого возраста) принимали по два АГП (табл. 6.1). Реже использовался прием одного АГП – от 21,0% женщин старческого возраста до 34,1% у мужчин группы сравнения. Три АГП принимали от 11,1% мужчин до 29,0% женщин старческого возраста (различия между группами р=0,041), при приеме этого количества АГП также отмечены различия между женщинами старческого возраста и группой сравнения (р=0,026). Весьма редко больные принимали четыре или пять АГП, и только 0,7% женщин пожилого возраста систематически использовали в лечение АГ свыше 5 АГП (рис. 6.1).

2, ** * 1, **** 0, Муж чины Женщины Муж чины Женщины Мужчины Женщины пож илого пож илого старческого старческого группы группы * возраста возраста возраста возраста сравнения сравнения Антинипертензивные ЛС Прочие ЛС Рис. 6.1. Количество АГП и прочих ЛС, принимаемых регулярно (шт.) Примечание: см. рис. 2.1. Данные представлены как средние (95% ДИ).

Наряду с АГП, ряд больных получали другие лекарственные средства, а именно нитраты, цитопротекторы, антиагреганты, сердечные гликозиды, калийсберегающие диуретики, антациды, сахароснижающие препараты. Это обусловлено высоким процентом ассоциированных состояний у больных с АГ пожилого и старческого возраста (рис. 6.1). В то же время от 8,9% мужчин старческого возраста до 23,4% мужчин пожилого возраста не получали никаких дополнительных лекарств, кроме АГП.

Только 42,9% мужчин пожилого возраста систематически принимали антиагреганты и 22,1% - липидснижающие препараты (статины) (рис. 6.2), а среди мужчин старческого возраста этот показатель еще более низок – 37,8% и 13,3% соответственно. При этом применение статинов у женщин пожилого (29,1%) и старческого (32,3%) возрастов достоверно выше, чем у женщин в группе сравнения (р=0,044 и р=0.024 соответственно).

Мужчины пожилого возраста достоверно чаще используют в лечении антиагреганты, чем женщины этой группы (11,9%, р=0,043) **** **** ** *** Мужчины Женщины Мужчины Женщины Муж чины Женщины пож илого пожилого старческого старческого группы группы возраста возраста возраста возраста сравнения сравнения Антиагреганты Статины Рис. 6.2. Объем получаемой антиагрегантной и липидснижающей терапии (%) Примечание: см. рис. 2.1.

Наиболее серьезным, в отношении прогноза ассоциированным состоянием является ИБС, приводящая к назначению препаратов из группы бета-адреноблокаторов (рис. 6.3).

Частота назначения БАБ составляла от 34,4% до 48,1% в группах больных включенных в исследование (рис. 6.3). В целом, назначение БАБ представляется явно недостаточным, так как у 82,1% женщин и 83,1% мужчин пожилого возраста, а также 90,3% женщин и 97,8% мужчин старческого возраста наряду с АГ диагностировалась стенокардия напряжения разных функциональных классов.

БАБ являются препаратами первого ряда у больных с разными формами ИБС, в том числе после перенесенного инфаркта миокарда (рис. 6.3). Доля больных с АГ после ОИМ, была весьма значительной и составляла у мужчин пожилого и старческого возраста от 41,6% до 51,6%. Отсутствие терапии бета-адреноблокаторами у данной категории больных неоправданно ибо влечет увеличения риска фатальных сердечно-сосудистых событий и является грубым нарушением национальных рекомендаций по ведению больных со стабильной стенокардией и ОИМ [?, ?].

Таблица 6. Количество регулярно принимаемых антигипертензивных препаратов для лечения АГ у пациентов пожилого и старческого возраста (%) ГРУППА П (n=211) С (n=107) Ср (n=108) ПОЛ М (n=77) Ж (n=134) М (n=45) Ж(n=62) М (n=44) Ж(n=64) Не принимают 3,9 3,0 2,2 1,6 2,3 7, p1,2=0,608 p1,2=0,702 p2,3=0,987 p2,3=0,818 р1,3=0,622 р1,3=0, АГП р=0, p=0,576 p=0, Принимают 31,6 31,9 31,1 21,0 34,1 28, p1,2=0,957 p1,2=0,967 p2,3=0,764 p2,3=0,233 р1,3=0,777 р1,3=0, 1 АГП p=0,116 p=0,351 p=0, Принимают 36,8 34,1 44,4 40,3 38,6 37, p1,2=0,409 p1,2=0,686 p2,3=0,578 p2,3=0,670 р1,3=0,845 р1,3=0, 2 АГП p=0,396 p=0,745 p=0, Принимают 21,1 21,5 11,1 29,0 22,7 14, p1,2=0,163 p1,2=0,942 p2,3=0,143 p2,3=0,026* р1,3=0,830 р1,3=0, 3 АГП p=0,243 p=0,041* p=0, Принимают 3,9 8,1 11,1 6,5 2,3 9, p1,2=0,125 p1,2=0,239 p2,3=0,096 p2,3=0,331 р1,3=0,622 р1,3=0, 4 АГП p=0,677 p=0,544 p=0, Принимают 2,6 0,7 0 1,6 0 3, p1,2=0,272 p1,2=0,265 p2,3=1,000 p2,3=0,392 р1,3=0,278 р1,3=0, 5 АГП p=0,571 p=0,578 p=0, Принимают 0 0,7 0 0 0 p1,2=1,000 p1,2=0,452 p2,3=1,000 p2,3=1,000 р1,3=1,000 р1,3=0, свыше 5 АГП p=0,497 p=1,000 p=1, Примечание: см. рис. 2.1.

Какие же группы АГП наиболее часто назначались больным пожилого и старческого возраста? В основе лечения АГ, у пациентов всех возрастных и гендерных групп лежит применение ИАПФ и БАБ – их доля составляет около половины от всех АГП (рис. 6.3).

Реже назначались диуретики и АК, которые согласно российских и международных рекомендаций являются препаратами выбора у пожилых пациентов с АГ [?, ?].

Частота назначения ИАПФ составляла от 46,9% у женщин группы сравнения до 67,7% у женщин старческого возраста (рис. 6.3). Установлено, что женщины старческого возраста достоверно чаще получали ИАПФ, чем женщины пожилого возраста (р=0,012) и женщины группы сравнения (р=0,018). Мужчины пожилого возраста получали достоверно чаще ИАПФ (63,5%), чем женщины этой группы (48,5%, р=0,034). Сходные с нашими результаты были получены в исследовании ПИФАГОР III, показавшем что в реальной клинической практике ИАПФ и бета-адреноблокаторы преобладают в лечении АГ. Авторы подчеркивали высокую частоту назначения и удельный вес комбинированных форм АГП и АРА II (по сравнению с исследованиями ПИФАГОР I и II) [?]. В работе В.В. Гребенниковой и соавт., в лечении АГ превалировали ИАПФ (55,4%) и диуретики (18%), а бета адреноблокаторы и АК использовали реже (9,1% и 8,5% соответственно) [?]. Вместе с тем, учитывая высокую частоту больных со стенокардией (98,5%) и ХСН (96,2%) в данном исследовании назначение бета-адреноблокаторов нам кажется несколько заниженным.

Весьма редко больным АГ пожилого и старческого возраста назначались АРА II (рис.

6.3, рис. 6.4). Удельный вес применения АРА II лежит в диапазоне от 4,82% у мужчин старческого возраста до 9,06% у женщин пожилого возраста. Частота применения АРА II составляла от 8,9% у мужчин до 19,4% у женщин старческого возраста. Представленные нами результаты существенно отличаются, от проведенного в 2000 г. исследования АРГУС, где препараты АРА II получали только 0,23% пожилых пациентов с АГ, в исследование АРГУС-2 удельный вес АРА II вырос до 5,4%, однако оставался невысоким, также невысоким был уровень назначения фиксированных комбинаций АГП – 4,9% [?, ?]. Низкий удельный вес назначения АРА II и комбинированных АГП был также отмечен А.Л.

Хохловым [?]. Редкие назначения антагонистов к рецепторам ангиотензина II объясняются экономическими причинами, а именно высокой стоимостью данных лекарственных средств, недостаточным представительством в списке льготных лекарств на момент исследования. Сейчас ситуация изменяется к лучшему в связи с появлением на фармацевтическом рынке генерических форм лозартана и вальсартана.

70 ** * % **** 10 **** **** С С ки II Ф Б Б К Л Л А А А П А ти е е А Р Б А ы ы ре А И нн ьн иу ва ал Д ро тр ни ен би Ц м Ко Мужчины пожилого возраста Женщ ины пожилого возраста Мужчины старческого возраста Женщ ины старческого возраста Мужчины группы сравнения Женщ ины группы сравнения Рис. 6.3. Частота применения различных классов АГП (%) Примечание: см. рис. 2.1.

Достаточно высокий процент назначения ИАПФ в пожилом и старческом возрасте не противоречит современным подходам к ведению больных с АГ.

Вместе с тем, в ряде рекомендаций подчеркивается целесообразность более широкого применения у пациентов старше 55 лет диуретиков и АК в качестве препаратов первого выбора [??]. В нашем исследовании частота назначения диуретиков составляла от 22,7% у мужчин старческого возраста и группы сравнения, до 40,6% у женщин группы сравнения (рис. 6.3). Удельный вес этой группы лекарственных средств составил от 12,05% у мужчин старческого возраста до 21,85% в группе сравнения у женщин (рис. 6.4). Представляется парадоксальным более частое назначение диуретиков в группе сравнения состоящей из больных АГ среднего возраста (45-59 лет), чем у больных пожилого и старческого возраста, где наряду с АГ в два раза чаще диагностируется сердечная недостаточность, требующая терапии диуретиками.

Частота назначения АК составляла от 15,1% у мужчин группы сравнения до 35,5% в группе старческого возраста у женщин (рис. 6.3), удельный вес этой группы ЛС составлял от 8,75% у мужчин группы сравнения до 16,87% у мужчин старческого возраста (рис. 6.4).

Низкий процент назначения АК не оправдан как с позиции эффективного контроля АД у пациентов старших возрастных групп, так и ввиду частого сочетания АГ с ИБС, где АК также являются препаратами первого ряда.

Удельный вес комбинированных АГП составлял от 4,8% в группе мужчин старческого возраста до 15,1% у женщин группы сравнения, частота назначения этой группы препаратов лежит в диапазоне от 8,9% до 28,1% в этих группах (рис. 6.4).

Достоверно чаще (р=0,023) женщины пожилого возраста использовали данную группу АГП по сравнению с мужчинами сопоставимого возраста Среди (24,6%) (11,7%).

комбинированных АГП лидирует сочетание АРА II с диуретиком во всех группах кроме мужчин группы сравнения, где преобладала комбинация ИАПФ и диуретика (табл. 6.2). На эти две группы АГП приходится около 80-90% всех комбинированных форм. К сожалению, в реальной клинической практике около 10% больных АГ получали комбинированные формы содержащие «старые» препараты центрального действия (резерпин в сочетании с вазодилататором и диуретиком). Трое пациентов в качестве плановой терапии АГ применяли лекарственные формы содержащие дибазол и папаверина гидрохлорид в сочетании с анальгином и фенобарбиталом.

Данные препараты использовались как пациентами старших возрастных групп, так и группы сравнения. При этом в амбулаторных картах пациентов не было данных о назначении этих АГП - они самостоятельно использовались больными как в качестве монотерапии, так и в комбинации с другими АГП. У этих пациентов была низкая приверженность к лечению, а также проблемы во взаимоотношениях со своим лечащим врачом, что и приводило к самолечению.

Таблица 6. Частота применения комбинированных антигипертензивных средств для лечения АГ у пациентов пожилого и старческого возраста (%) ГРУППА П (n=42) С (n=13) Ср (n=27) ПОЛ М (n=9) Ж (n=33) М (n=4) Ж (n=9) М (n=9) Ж (n=18) ИАПФ+Диуретики 3 (33,3) 10 (30,3) 1 (25,0) 1 (11,1) 4 (44,4) 6 (33,3) p1,2=0,764 p1,2=0,417 p2,3=0,506 p2,3=0,214 р1,3=0,629 р1,3=0, p=0,193 p=0,522 p=0, АРА II +Диуретики 4 (44,4) 17 (51,5) 3 (75,0) 5 (55,6) 3 (33,3) 9 (50,0) p1,2=0,308 p1,2=0,830 p2,3=0,164 p2,3=0,785 р1,3=0,629 р1,3=0, p=0,707 p=0,506 p=0, Бета-адреноблокат. 1 (11,1) 3 (9,1) 0 (0) 1 (11,1) 0 (0) 0 (0) p1,2=0,488 p1,2=0, 855 p2,3=1,000 p2,3=0,150 р1,3=0,303 р1,3=0, + Диуретики p=0,855 p=0,488 p=1, АГП центрального 1 (11,1) 2 (6,1) 0 (0) 1 (11,1) 2 (22,2) 2 (11,1) p1,2=0,488 p1,2=0,602 p2,3=0,305 p2,3=1,000 р1,3=0,527 р1,3=0, действия + Д p=0,602 p=0,488 p=0, Другие группы 0 (0) 1 (3,0) 0 (0) 1 (11,1) 0 (0) 1 (5,6) p1,2=1,000 p1,2=0,313 p2,3=1,000 p2,3=0,603 р1,3=1,000 р1,3=0, лекарственных средств p=0,597 p=0,488 p=0, Примечание: см. рис. 2. Кроме пяти основных групп АГП первого ряда пациенты использовали еще две группы лекарственных средств - альфа-адреноблокаторы и агонисты имидазолиновых рецепторов. В нашем исследовании на долю альфа-адреноблокаторов (ААБ) приходился незначительный удельный вес (2,69% - 3,61%) и частота назначения составляла 5,2% – 6,7% (рис. 6.3, рис. 6.4). Альфа-адреноблокаторы назначались только мужчинам пожилого и старческого возраста страдающим доброкачественной гиперплазией предстательной железы (ДГПЖ). Причем в основном альфа-адреноблокаторы назначались врачом урологом ввиду ДГПЖ. Согласно нашего скрининга ДГПЖ диагностирована у 45,5% мужчин пожилого, 73,3% старческого возрастов и 11,9% в группе сравнения. Взаимодействие терапевта (кардиолога) с урологом реализовалось в выборе альфа-адреноблокатаров, в качестве препаратов двойного действия, обладающих выраженным гипотензивным эффектом и лечебным действием при ДГПЖ. Таким образом, при совместном ведении больных АГ и ДГПЖ на терапии тамсулозином из лечения аденомы простаты исключались препараты не влияющие на уровень снижения АД (ингибиторы 5- редуктазы, препараты растительного происхождения: экстракты коры пальмы ползучей, коры пальмы африканской и т.д.).

В то же время, при обследовании пациентов было выявлено, что 11,7% женщин и 14,2% мужчин пожилого, а также 26,7% женщин и 24,2% мужчин старческого возраста страдают гиперактивностью мочевого пузыря (ГАМП) – недержанием мочи. В данной ситуации альфа-адреноблокаторы наряду с М-холиноблокаторами являются препаратами первой линии – однако никому из пациентов с данной патологией они назначены не были.

Весьма низок удельный вес АГП, оказывающих центральное действие - диапазон составляет от 0,76% у женщин пожилого возраста до 2,41% у мужчин старческого возраста, частота назначения ЛС этой группы лежит в диапазоне от 1,5% у женщин пожилого до 4,8% женщин старческого возрастов (рис. 6.3, рис. 6.4). Отрадным фактом является отсутствие «старых» препаратов (клонидина, резерпина), все получаемые препараты центрального действия относились к новому поколению – агонистов имидазолиновых рецепторов и представлены моксонидином. Однако следует помнить, что несмотря на хороший гипотензивный эффект эти лекарственные средства не влияют на прогноз.

АРА II ИАПФ АК БАБ ААБ Диуретики Комбинирован Центральные ные ЛС ЛС Мужчины пожилого возраста Женщины пожилого возраста Мужчины старческого возраста Женщины старческого возраста Мужчины группы сравнения Женщины группы сравнения Рис. 6.4. Удельный вес применения различных классов АГП (%) Диуретики для постоянного приема у больных АГ были представлены двумя международными непатентованными названиями гидрохлотиазидом и (МНН):

индапамидом (как ретардированным (1,5 мг.), так и неретадированным (2,5 мг.). При этом мужчины (66,7%) и женщины (52,1%) группы сравнения и женщины пожилого возраста (52,1%) чаще используют неретардированные формы, в то время как в остальных подгруппах преобладает использование индаапмида в дозе 1,5 мг. Отмечено, что женщины старческого возраста достоверно ниже (11,1%, р=0,033) используют неретардированные формы по сравнению с женщинами пожилого возраста. Кроме вышеуказанных препаратов, часть пациентов непостоянно использовала другие диуретики (фуросемид, спиронолактон, триампур) для лечения сопутствующих заболеваний – сердечная недостаточность, заболевания печени и почек, поэтому их использование не было учтено в нашем исследовании. Доля оригинального препарата - индапамид 1,5 мг находится в диапазоне от 37,5% у мужчин пожилого возраста до 100% в группе сравнения у мужчин. Иная ситуация в структуре потребления инадапамидов 2,5 мг, где на долю генерических препаратов приходится во всех группах (кроме женщин контрольной группы – 87,5%) – 100%.

Гидрохлортиазид во всех возрастных и гендерных группах представлен единственным коммерческим названием «Гипотиазид».

Среди МНН ИАПФ наибольший удельный вес приходится на эналаприл (от 51% у мужчин пожилого до 82,1% у мужчин старческого возрастов, между этими группами имеются достоверные различия, р=0,007), значительно меньший объем среди ЛС приходится на периндоприл (от 3,3% среди женщин группы сравнения до 28,6% у мужчин пожилого возраста), при этом женщины группы сравнения достоверно реже используют данное МНН по сравнению с женщинами пожилого возраста (р=0,033) и мужчинами своей группы (р=0,035). Остальные МНН – зофеноприл, каптоприл, квинаприл, лизиноприл, рамиприл, фозиноприл, спираприл из класса ИАПФ используются больными достаточно редко. Эналаприл представлен 9 торговыми наименованиями, на долю оригинального ЛС приходится до 7% в различных группах, основной объем потребления среди пациентов всех возрастных и гендерных групп составляет (65,1-80%) небрендированный генерик различных производителей с коммерческим названием «Эналаприл». Среди других торговых наименований данного МНН от 5% до 17,4% приходится на долю брендированого генерика «Энап», доля других коммерческих названий эналаприла (берлиприл, рениприл, эналаприл-гексал, энам, эналаприл-акри, эналаприл ФПО) суммарно составляет менее 5%.

Среди МНН – квинаприл, зофеноприл, спираприл, периндоприл торговые наименования представлены только оригинальными препаратами, причем в структуре приема периндоприла у мужчин пожилого возраста преобладает препарат «Престариум А»

(64,3%) в остальных подгруппах чаще назначается ЛС «Престариум» как в дозе 4, так и мг. Среди препаратов лизиноприла выделяют торговое наименование «Диротон» (66,7% у мужчин пожилого, 100% мужчин старческого возрастов, 50% у женщин группы сравнения), и небрендированные генерические препараты разных производителей выпускаемы под общим названием «Лизиноприл» (33,3% у мужчин пожилого возраста, 100% у женщин пожилого и старческого возрастов, 50% у женщин группы сравнения). В структуре потребления фозиноприла во всех группах, кроме женщин группы сравнения используют оригинальный препарат, у женщин группы сравнения в равной мере используют как оригинальный ЛС, так и брендированный генерик «Фозикард» и небрендированное торговое наименование «Фозиноприл».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.