авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ АГЕНТСТВО ПО ТУРИЗМУ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН ...»

-- [ Страница 3 ] --

Также приятно было князю Барятинскому и мое генерал-адьютанство. Первым движением его было – своеручно прицепить мне свой собственный эксельбант. Первое, искренно-сочувственное по здравление с этой наградой получил я от А.П. Карцова, который в письме своем писал мне: "В тот же день мы все узнали о назначении вашем генерал-адьютантом до самых молодых офицеров, бывших в Ропше и знавших вас только по имени, все этому обрадовались, обрадовались непритворно и переда вали эту весть друг другу с таким же удовольствием, как и известие об одержанном успехе".

Князь Барятинский крайне досадовал на то, что из-за безрассудного упрямства Шамиля прихо дилось отказаться от заветной мечты – поднести Государю к торжественному дню 30-го августа ра достную весть об окончательной развязке войны в восточной половине Кавказа. День этот уже бли зок, – а предстоящая осада Гуниба может затянуться надолго. Поэтому Князь Барятинский решился 22-го августа отправить с поручиком князем Витгенштейном (Фердинандом) на Симферопольскую телеграфную станцию поздравительную телеграмму Государю такого содержания: "Имею счастье поздравить Ваше Императорское Величество с августейшим тезоименитством. От моря Каспийского до военно-грузинской дороги Кавказ покорен державе Вашей. Сорок восемь пушек, все крепости и укрепления неприятельские в руках наших. Я лично был в Карате, Тлохке, Игали, Ахульго, Гимрах, Унцукуле, Цатаных, Хунзахе, Тилитли, Ругдже и Чохе. Теперь осаждаю Гуниб, где заперся Шамиль с 400 мюридами".

От того же числа в отзыве к Военному Министру князь Барятинский писал: " И так полувеко вая кровавая борьба в этой половине Кавказа кончилась;

неприступные теснины, укрепленные при родой и искусством аулы, крепости замечательной постройки, взятие которых потребовало бы ог ромных пожертвований, 48 орудий, огромное число снарядов, значков и разного оружия – сданы нам в течение нескольких дней, без выстрела, силою нравственного поражения. Все это последствие дей ствий предыдущих лет и предпринятого теперь наступательного движения с трех сторон"...

Очертив далее всю свою торжественную поездку, от укрепления Преображенского до высот Кегерских, Князь Барятинский прибавил: "Теперь, когда все эти горы, ущелья и долины, огражден ные природой и искусством, – в наших руках;

когда воинственное, фанатическое население их, так долго не выпускавшее из рук оружия, вдруг нам покорилось – теперь настала пора бесчисленных за бот и усиленной деятельности для проложения путей сообщения, для учреждения правильной, сооб разной с духом народа администрации, для избрания и занятия стратегических пунктов – одним сло вом, для приобретения такого положения, которое избавило бы нас в будущем от всяких случайно стей и вторичной кровавой борьбы. С помощью Бога, с содействием моих отличных помощников, с теми несравненными войсками и средствами, которые Государь Император предоставил в мое распо ряжение до исхода 1861 года, я могу надеяться достигнуть и этой цели, для славы возлюбленного Монарха"...

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Счастливый переворот, совершившийся так быстро, почти внезапно, во всей восточной поло вине Кавказа, превзошел все наши ожидания;

но на местную администрацию выпадали отныне но вые, серьезные заботы о будущем устройстве новопокоренного края, об упрочении в нем нашей вла сти так, чтобы сделать невозможными какие-либо попытки нарушения только что установившегося мирного положения. Князь Барятинский счел нужным, не теряя времени, обменяться мыслями по этому предмету с тремя Главными Начальниками сопредельных отделов края;

необходимо было об судить по крайней мере некоторые главные вопросы, требовавшие соглашения на первых же порах.

Граф Евдокимов и барон Врангель были на лице;

оставалось вызвать третьего – князя Меликова, ко торый в то время находился не в дальнем расстоянии от Гуниба.

Князь Меликов, – как было прежде сказано, – еще 8-го августа, распростившись с Главноко мандующим в лагере при Конхидатле, в тот же день уехал с прежним конным конвоем обратно в Тиндо, где ожидал его отряд генерал-майора Корганова. Следуя далее с этим отрядом в Кварши и установив управление в новопокорившихся обществах Ункратля, князь Меликов возвратился преж ним трудным путем в лагерь, оставленный им на горе Бешо, а 10-го числа весь Лезгинский отряд стя нулся на горе Мичитль. Между тем подполковник Генерального штаба Комаров и майор князь Ратиев произвели подробную рекогносцировку совершенно неизвестных дотоле путей по долине Андийско го Койсу до Дидойского селения Шаури и к селению Хушети, пограничному с Тушетией. Получив благоприятные известия от князя Шаликова о положении дел в Анкратле, князь Меликов не счел нужным держать долее все свои силы в горах: часть войск и тяжести спустил он на равнину, а с ос тальным отрядом (6 батальонов, 3 роты стрелков, 1 сотня казаков, 4 сотни милиции при 4 горных орудиях) двинулся 13-го августа в верховья Аварского Койсу, к Черельскому мосту (у селения Тлара та). Здесь, в лагере князя Шаликова, назначено было сборное место наибов, старшин и почетных представителей новопокорившихся обществ верхних долин Аварского Койсу и его притоков. Во всех этих обществах установлено новое управление, назначены наибы;

всем, ранее выселившимся на рав нину горцам разрешено возвратиться в прежние аулы. Затем князь Меликов с 3 батальонами, сотней казаков и 2 горными орудиями двинулся в верхнюю долину Кара-Койсу, в общество Кейсерух (или Тлесерух) и прибыл 19-го августа в Ириб.

Получив здесь от Главнокомандующего приглашение прибыть в лагерь на Кегерские высоты, князь Меликов отправился туда 21-го числа, с конвоем из 2 сотен конной милиции. Остановленные в Ирибе войска под начальством генерал-майора Корганова приступили к разрушению нагроможден ных в Ирибе Даниель-беком укреплений, к вывозу находившихся там орудий и военных запасов.

Князь Меликов после совещаний у Главнокомандующего возвратился 24-го числа в Ириб.

Начатые с 23-го августа осадные работы против Гуниба велись генералом Кеслером энергично:

устраивались батареи, ложементы для пехоты, подступы (где было возможно). В распределении бло кирующих войск сделаны некоторые изменения. Из расположенного на Кегерских высотах резерва выдвинуты вперед все четыре батальона Ширванского полка;

два из них заняли позицию против вос точной оконечности Гуниба, в самой долине Койсу, под начальством командира этого полка полков ника Кононовича;

другие два, а также бывший прежде у Кононовича Самурский батальон и 5 сотен Дагестанского конно-иррегулярного полка поступили на северный фронт блокады, под начальство генерал-майора князя Тархан-Моуравова. По указанию генерала Кеслера в ночь с 22 на 23 число пол ковник Кононович выдвинул передовые свои части на самый скат восточной оконечности Гуниба, по которому вела единственная тропа на верхнюю площадку горы. Траншейные работы велись здесь непосредственно инженер-капитаном Фалькенгагеном. Передовые посты, прикрываясь камнями и скалами, отстреливались против живого огня с неприятельских завалов. По временам раздавался вы стрел с неприятельского орудия, поставленного на скале, над тропинкой. По близости этой непри ятельской батареи виднелась палатка: как потом оказалось, это был наблюдательный пункт самого Шамиля. По всему было заметно, что с этой именно стороны неприятель ожидал нападения;

сюда обращены было все внимание и силы обороняющегося.

Со всех остальных сторон Гуниб казался совсем недоступным. При расположении наших войск кругом горы, первоначально имелось ввиду только стеречь Шамиля, чтобы не дать ему уйти и в этот раз подобно тому, как удалось ему вышмыгнуть из Ахульго;

однако ж блокирующие войска, – как уже сказано, – получили приказание высматривать местность и по возможности выдвигаться вперед, все ближе к отрывистой крутизне горы. На всякий случай припасены были лестницы, веревки с Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, крючьями. Солдаты вместо сапог обуты были в поршни или посталы, чтобы вернее карабкаться по скалам и каменьям. Команды "охотников" мало-помалу взбирались все выше и выше, и залегали ме жду камнями на едва заметных издали уступах крутизны.

Так прошло два дня, 23-е и 24-е августа. В лагере нашем начинали свыкаться с мыслью о про должительной стоянке. Главнокомандующий был в озабоченном расположении духа. По временам подходил он к поставленному пред его ставкой телескопу, на пригорке, с которого открывался вид на верхнюю поверхность Гуниба. Перестрелка не прекращалась и ночью. Каждый раз, когда непри ятельские караулы замечали движение наших передовых частей, или когда чья-либо голова высовы валась из-за камней – возобновлялась трескотня.

На рассвете 25-го августа послышалась более обыкновенного усиленная стрельба. Часов в 6 ут ра, состоявший неотлучно при Главнокомандующем урядник из туземцев Казбей (обыкновенно ез дивший за князем Барятинским с его значком) – случайно подошел к зрительной трубе и к удивле нию своему увидел на вершине Гуниба в нескольких местах белые шапки наших солдат. Казбей бро сился к палатке Главнокомандующего, чтобы возвестить ему свое изумительное открытие, и мгно венно весь лагерь всполошился. Кучки любопытных высыпали на переднюю площадку, откуда виден Гуниб;

не менее других был изумлен и сам Главнокомандующий. Какая радостная для него неожи данность! С нетерпением ожидали мы известий от генерала Кеслера. Недоумение наше длилось до вольно долго, по трудности сообщения между нашим лагерем и передовыми войсками, раскинутыми кругом Гуниба. Наконец появился желанный вестник: мы узнали, что действительно удалось нашим передовым войскам взобраться на вершины горы как с южной стороны, так и с северной;

что полков ник Кононович с Ширванцами двинулся также на приступ с восточной стороны;

что вслед за ними и генерал Кеслер поехал на Гуниб. Немедленно же решился отправиться туда и сам князь Барятинский.

Подробности дела выяснились только позже. Оказалось, что еще с вечера 24-го числа, по рас поряжению генерала Кеслера, была произведена фальшивая тревога: передовые наши войска со всех сторон открыли сильный ружейный огонь, забили барабаны, раздались крики "ура";

потом все утих ли, и защитники Гуниба успокоились;

но передовые наши посты воспользовались произведенной су матохой, чтобы взобраться сколь возможно ближе к вершине горы. А пред самым рассветом охотни ки расположенного с южной стороны Гуниба Апшеронского полка в числе 130 человек с двумя храб рыми офицерами (капитаном Скворцовым и прапорщиком Кушнеревым) умудрились, подсаживая друг друга, с помощью лестницы, веревок, пользуясь всякими уступами и трещинами в скалах, взо браться под самый верхний обрыв горы. По следам их ползли и роты одна за другой, а правее также охотники и роты 21-го стрелкового батальона. Стоявший на вершине неприятельский караул заметил угрожавшую опасность и открыл огонь по нашим смельчакам тогда только, когда им оставалось взо браться на последний уступ скал. Не обращая внимание на выстрелы, Апшеронские охотники быстро очутились на верхней площадке горы, так что неприятельский пост был охвачен в завалах: 7 человек легли на месте (в том числе оказались три вооруженные женщины), а 10 взяты в плен. Произошло это около 6 часов утра, а немного спустя, когда к верхней площадке подтянулось несколько рот, сам пол ковник Тергукасов повел их вперед к селению Гунибскому. Остальные роты Апшеронского полка и 21-й стрелковый батальон двинулись в том же направлении.

В это время и с северной стороны также полезли на крутизны Гуниба охотники Грузинского гренадерского и Дагестанского конно-иррегулярного полков. Взобравшись на вершину, они овладели неприятельским завалом;

мюриды бежали. Князь Тархан-Моуравов, дав подтянуться стрелковой роте Грузинского гренадерского полка и сотне конно-иррегулярного, двинул их в тыл другим завалам, за щищавшим Гуниб с северо-восточной стороны. Все это совершилось так быстро и неожиданно, что Шамиль и ближайшие его наперстники совсем потеряли голову и, боясь быть отрезанными от селе ния, поспешно бежали туда. Около сотни мюридов, абреков и беглых солдат засели за камни и зава лы, защищавшие Гуниб с восточной стороны. В то время двинулись уже на приступ и Ширванские батальоны полковника Кононовича. Они были встречены сильным огнем, который однако ж не оста новил их. Им удалось даже втащить на один из уступов горы 4 горных орудия. Мюриды, окруженные со всех сторон, бились отчаянно;

расстреляв все заряды, бросились в шашки и кинжалы и почти все легли на месте. Однако ж эта встреча и нам не обошлась без потерь.

Последними взобрались на Гуниб с западной стороны батальоны Дагестанского полка, полков ника Радецкого, когда на поле битвы прибыл уже и генерал Кеслер, а вскоре потом и барон Врангель.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Со всех сторон войска стремились к селению;

рвались вперед, чтобы разгромить последний притон Шамиля. Но барон Врангель, имея в виду желание Главнокомандующего взять Шамиля живым, ос тановил наступление и послал к Имаму парламентера с предложением сдаться, дабы избегнуть на прасного кровопролития и не подвергать неминуемой гибели себя, свою семью, женщин и детей.

Между тем Главнокомандующий со штабом и свитою, в сопровождении графа Евдокимова уже поднимался на Гуниб. Мы ехали по солдатам Ширванских батальонов, по сторонам крутой тропы валялись обезображенные трупы мюридов;

на камнях, по берегам речки – лужи крови. Попадались нам навстречу раненые солдаты;

некоторым из них князь Барятинский навешивал Георгиевские кре сты. Не доезжая с версту до селения Гунибского, Главнокомандующий остановился на опушке пре лестной березовой рощи, сошел с коня и сел на лежавший близ дороги камень. (Вся потеря наша при взятии Гуниба, по официальным сведениям, была следующая: убитых – 19 нижних чинов и 2 ми лиционера;

раненых – 7 офицеров, 114 нижних чинов и 7 милиционеров;

контуженых – 2 офицера и 19 нижних чинов).

Было около 5 часов по полудни. Подъехавшие к князю Барятинскому барон Врангель и генерал Кеслер доложили о положении дела: бой приостановлен;

все тихо;

14 батальонов грозно стоят вокруг аула, ружья у ноги;

ждут ответа Шамиля. Но Имам медлит, колеблется. Отправляется новый парла ментер от имени самого Наместника Царского с требованием, чтобы Шамиль сдался немедленно, и с угрозою в противном случае разгромить аул. Барон Врангель с князем Мирским, полковником Ла заревым, Даниель-беком и несколькими другими лицами, выезжают вперед к самому входу в аул.

Шамиль высылает знакомого уже нам Юнуса для переговоров об условиях. Ему объявляют, что ни о каких условиях теперь не может быть и речи, что Шамиль должен немедленно выйти к Главнокоман дующему, предоставив его великодушию участь свою и семьи. Несколько спустя опять является Юнус с просьбою о дозволении ему предварительно представиться Сардарю. Просьба эта удовле творена. Его ведут к князю Барятинскому, который подтверждает настойчиво требование с обеща нием полной безопасности Шамилю и его семье. Но и после того Шамиль под гнетом страха, со мнения, недоверия, продолжает колебаться;

еще несколько раз появляется Юнус с разными новыми заявлениями. То предлагает Шамиль вместо себя выдать младшего сына;

то просит отвести не сколько подальше войска, когда Шамиль будет выходить. Неуместные эти требования отвергнуты наотрез;

Имаму отвечают угрозою неотлагательного штурма. Так проходит более двух часов;

князь Барятинский начинает терять терпение;

притом день уже на склоне. По желанию Главнокомандую щего, отправляюсь и я ко входу в аул, чтобы положить конец крайне невыгодной для нас проволочке переговоров. Необходимо было так или иначе порешить дело до заката солнца.

Когда подъехал я к площадке пред селением, где находился барон Врангель с окружавшими его лицами, в ауле была замечена большая суета. Еще раз появился Юнус с последнею убедительною просьбой – отдалить назад по крайней мере милиции, дабы мусульмане не были свидетелями униже ния Имама. Просьбу эту мы признали возможным уважить;

всем милиционерам приказано отойти за линию пехоты, и вслед за тем увидели мы выдвигавшуюся из аула толпу чалмоносцев. Между ними выдавался сам Шамиль на коне. Появление его из-за крайних саклей аула вызвало невольный возглас "ура" по всему фронту стоявших по близости войск. Восторженный этот взрыв испугал было Шамиля и окружавшую его толпу;

на мгновение движение приостановилось. Между тем я возвратился к Главнокомандующему, чтобы предварить его о желанной развязке. По приказанию его, следовавшая за Шамилем кучка вооруженных мюридов (числом от 40 до 50 человек) была остановлена в некото ром расстоянии от того места, где находился Главнокомандующий;

при Шамиле остались только трое из самых преданных ему клевретов, и в числе их Юнус. Оружие было оставлено лишь одному Шамилю. Князь Барятинский принял пленного Имама, сидя на камне, окруженный всеми нашими генералами, многочисленною свитой, ординарцами, конвойными казаками и даже милиционерами.

Всякому хотелось быть свидетелем достопамятного исторического события. Шамиль, сойдя с коня, подошел к Начальнику почтительно, но с достоинством. На бледном его лице выражались и крайнее смущение, и страх, и горе. Стоявшие позади его мюриды были совсем растеряны, удручены, а более всех Юнус, который был в таком волнении, что не мог даже сохранить приличную позу: все время нервно засучивал он рукава своей чухи, как будто готовясь к кулачному бою.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, "Пленение имама Шамиля" (из коллекции зарисовок Д.А. Милютина) Князь Барятинский, приняв строгий вид, обратился к пленнику с укором в том, что он упорст вовал в отказе на благосклонных условиях, которые прежде предлагали ему, и предпочел подверг нуть судьбу свою и семьи решению оружия;

теперь ни о каких подобных условиях и речи быть не может;

решение его участи будет вполне зависеть от милосердия Царя;

одно только оставляется в силе – обещание безопасности для жизни его и семьи. Шамиль произнес несколько нескладных фраз в оправдание своего недоверия к прежним русским предложениям, о своем пресыщении многолетней борьбой и желании закончить жизнь в мире и молитвах. Все высказанное им было как-то бессвязно и не кстати;

так по крайней мере выходило в передаче слов Шамиля нашим официальным переводчи ком. Объяснение было очень непродолжительно: минуты две, много три. Начальник объявил Шами лю, что он должен ехать в Петербург и там ожидать Высочайшего решения. С этими словами князь Барятинский встал;

обратившись к графу Евдокимову, поручил ему принять на себя все распоряже ния относительно препровождения Шамиля в лагерь на Кегерские высоты, а барону Врангелю прика зал назначить часть войск для конвоирования пленника и сделать все нужные распоряжения для под держания порядка на Гунибе, для охраны остававшихся в ауле семейств, имущества и для препрово ждения на другой день пленных, которых набралось более сотни. Затем князь Барятинский сел вер хом и со всею свитой отправился в свой лагерь.

Солнце было уже довольно низко, когда мы спустились с Гуниба по крутой тропинке, к пере праве на Койсу. Нужно ли говорить, что должен был чувствовать в то время сам победитель и каково было настроение духа каждого из нас, его сопровождавших. Ехал я рядом с Главнокомандующим, и оба мы несколько минут молчали от избытка сильных ощущений, от теснившихся в голове мыслей.

Трудно было сразу отдать себе полный отчет в историческом значении события, только что совер шавшегося на глазах наших, при нашем участии. Более тридцати лет должны мы были вести крова вую борьбу с мюридизмом. Сколько жизней и миллионов рублей поглощала эта борьба! И вот сего дня – конец этой войне;

последний предсмертный вздох мюридизма... С нынешнего дня уже нет Имама, нет мюридов;

вся восточная половина Кавказа – умиротворена, и тем подготовлено умиротво Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, рение остальной, западной половины!.. Вспомнил я, что ровно двадцать лет назад, почти день в день, посчастливилось Шамилю, можно сказать, чудесным образом выскользнуть из наших рук. Князь Ба рятинский также вспомнил, что сегодня годовщина назначения его Наместником и Главнокоман дующим. Ровно через три года удалось ему достигнуть такого полного успеха, такого блестящего ре зультата, о каком можно было только мечтать.

Приведу одну забавную анекдотическую подробность, характеризующую князя Барятинского.

На пути нашем еще на Гуниб, после первого обмена мыслей и впечатлений, вдруг обращается он ко мне: "Знаете ли Дмитрий Алексеевич, о чем думал я теперь? – Я вообразил себе, как со временем, лет чрез 50, чрез 100, будет представляться то, что произошло сегодня;

какой это богатый сюжет для ис торического романа, для драмы, даже для оперы! Нас всех выведут на сцену в блестящих костюмах;

я буду, конечно, главным героем пьесы, – первый тенор, в латах, в золотой каске с красным плюмажем;

вы будете моим наперстником, вторым тенором;

Шамиль – basso profundo;

позади его неотлучно три верных мюрида – баритоны, а Юнус... это будет buffo cantante"... и так далее.

Шутка эта развеселила нас обоих;

серьезное настроение, навеянное потрясающими перипетия ми этого дня, видом трупов и крови – вдруг уступило место более светлому расположению духа, чув ству удовольствия. Заговорили мы о предстоящих распоряжениях относительно Шамиля и его семьи, об устройстве его на ночь. Об отправлении в Петербург и так далее. Впрочем все было уже заранее обдумано князем: в лагерях разбита палатка для пленника, с возможным комфортом;

адьютанту Тромповскому обещано было давно полушутя, полусерьезно поручить ему препровождение Шамиля в Петербург;

из Тифлиса вытребована карета дорожная, ожидавшая в Темир-Хан-Шуре.

Добрались мы до своего лагеря, когда уже смеркалось, а пленного Шамиля привезли гораздо позже, уже в совершенную темноту. К пленному приставлен был, в качестве переводчика, один из служащих туземцев подполковник Алибек-Пензулаев. По прибытии в лагерь Шамиль был в таком нервном состоянии, что дрожал как в лихорадке, конечно, не столько от свежего вечернего воздуха на значительной высоте нашего лагеря, сколько от душевного волнения. Он все еще не доверял по ложительному обещанию Наместника и ожидал неминуемого возмездия за все зло, которое он на своем веку причинил русским. Тщетно Алибек старался успокоить его убеждениями в ненарушении слова Сардаря, в великодушии Русского Государя. Крайне удивило пленника, когда подан был ему чай в роскошном сервизе Главнокомандующего, когда прислана была ему собственная дорогая шуба Князя Барятинского, чтобы старик мог согреться. Все было сделано для успокоения пленника;

ему объявлено, что оставшаяся в Гунибе семья его прибудет завтра в лагерь;

даже предложено ему напи сать к семейству записку, дабы оно не тревожилось на его счет. Между тем на Гуниб приняты были бароном Врангелем все меры к охранению порядка и спокойствия в течение ночи;

а на другой день, ранним утром, уже отправлены с Гуниба под конвоем как пленные, так и семейства.

На 26-е августа, день коронации, назначено на Кегерских высотах благодарственное молебст вие и смотр войскам. За исключением нескольких батальонов, оставленных на Гунибе, и необходи мого караула при пленных, остальные войска Дагестанского отряда стянулись на небольшой площад ке. Позади лагеря, ближе к аулу Кегер. Выстроенные покоем по трем сторонам аналоя, войска при ветствовали Главнокомандующего с неподдельным восторгом;

со своей стороны князь Барятинский поблагодарил войска в нескольких теплых словах, которые снова вызвали восторженные "ура". После молебствия и окропления освященной водой, войска, по команде барона Врангеля, прошли "церемо ниальным маршем" мимо Главнокомандующего. Но что это был за "церемониальный марш"! Думаю, что находившихся при этом гвардейцев он должен был сильно поразить. Большая часть солдат в поршнях (посталах);

обмундировка пестрая, в лохмотьях, даже на большей части офицеров;

некото рые части войск, при всем желании, не могли попасть в ногу. Но зато какое выражение загорелых, почерневших лиц! Какая самоуверенность и твердость поступи! Какое одушевление в глазах! Таким войскам действительно "нет ничего невозможного", как выразился о них сам Государь в одном из писем к князю Барятинскому. Каждый солдат чувствовал себя участником совершенных геройских подвигов!

В тот же день, 26-го августа, отдан следующий лаконический Приказ по армии: "Шамиль взят.

Поздравляю Кавказскую армию"! Столь же лаконическая телеграмма на имя Государя отправлена на Симферопольскую станцию с подполковником Граббе: "Гуниб взят, Шамиль в плену и отправлен в Петербург". В дополнение к этой краткой телеграмме, князь Барятинский писал в отзыве к Военному Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Министру от 27-го августа: "Итак, мюридизму нанесен последний удар. Судьба восточного Кавказа решена окончательно. После 50 лет кровавой борьбы настал в этой стране день мира". Отписав затем в сжатом объеме взятие Гуниба и пленение Шамиля, Главнокомандующий закончил свою реляцию следующими строками:

"Геройский подвиг овладения Гунибом блистательно закончил ряд беспримерных подвигов, совершенных в последнее время славными войсками Его Императорского Величества, которыми я имею счастье командовать. Я не нахожу достаточно слов, чтобы достойно оценить заслуги всех чи нов, от генерала до солдата. Они все исполняли свой долг с мужеством и самоотвержением, ставя щими их выше всякой похвалы.

Теперь еще раз могу повторить: полувековая война на восточном Кавказе окончена;

народы, населяющие страну от моря Каспийского до военно-грузинской дороги, пали к стопам Его Импера торского Величества.

Я сделал распоряжение о немедленном устройстве во всех новопокоренных обществах нашего управления и 28-го числа возвращаюсь в Тифлис. С сердечным счастьем поспешаю сообщить обо всем этом В.В-ву для всеподданнейшего доклада Его Императорскому Величеству".

27-го августа Шамиль и семейство его отправлены из лагеря. Под конвоем одного батальона пехоты и дивизиона драгун, в сопровождении полковника Тромповского и переводчика Алибека Пензулаева, чрез Ходжал-махи, Кутиши, Дженгутай в Темир-Хан-Шуру, откуда он должен был ехать далее в карете, со старшим сыном Казы-Магома. Остальная семья осталась в Темир-Хан-Шуре впредь до нового распоряжения. В продолжение того же дня, 27-го числа, заканчивались наши сборы в дорогу, происходили последние совещания с графом Евдокимовым и бароном Врангелем, отдава лись окончательные приказания относительно устройства вновь покоренного края. На другой день, 28-го числа, Главнокомандующий оставил лагерь. Вместе с ним выехал и я, а также небольшая часть свиты и походного штаба.

В тот же день выехал из лагеря и граф Евдокимов, на Левое Крыло. Чеченский отряд, остав ленный на Андийском Койсу, при укреплении Преображенском, под начальством генерал-майора Кемпферта, продолжал еще до 6-го сентября постройку укрепления и разработку дорог на сообщении с Веденем. Князь Меликов, после своего отъезда с Кегерских высот, 24-го числа, пробыл в лагере у Ириба четыре дня и, установив там управление, отпраздновав день 26-го августа, также уехал 28-го числа в Закатали, взяв с собой и семейство Даниель-бека.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ЦАРИЗМА В ДАГЕСТАНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

© 2009. Гасанов М.М.

Дагестанский государственный университет Вторая половина XIX в. в истории Российской империи была отмечена существенным обостре нием противоречий: социальных, политических, национальных. По сравнению с рядом других стран, где переходный период от феодализма к капитализму был менее взрывным, вторая половина XIX в. в России была особенно конфликтной. Присоединение новых территорий, находившихся на разных уровнях экономического и политического развития, к России означало включение инонациональных феодальных структур в общую структуру российского общества. Такое включение происходило не равномерно и неоднозначно в различных регионах Российской империи, что отражалось на ходе ко лонизаторской политики самодержавия. К примеру, активно осуществлялась политика предоставле ния прав российского дворянства нерусским феодалам, на государственную службу принимались ли ца вне зависимости от их национальной принадлежности. В списках чиновников не было графы о на циональном происхождении. Часть нерусских крестьян находилась в более выгодном положении, чем их русские собратья.

Специфические проявления колонизаторской политики самодержавия России были характерны и для Дагестана. В работе хронологически рассматриваются в основном те годы внутренней полити ки царизма, когда взаимосвязь между переселенческим вопросом и аграрным курсом правительства стала очевидной. Если в годы Кавказской войны и первое десятилетие после покорения Дагестана основной упор делался на колонизацию горских земель военными и казачеством, то к 80-м годам XIX в. относятся формирование переселенческой политики царского правительства и первые шаги по ее реализации. Данная политика отражала в основном дворянско-крепостнические интересы царизма и местной феодальной верхушки. Уже в первые пореформенные десятилетия сформировался приток значительных масс крестьянского населения из различных губерний России на Северный Кавказ. Пе реселенческое движение становится одним из основных каналов формирования и развития среди многонационального населения Дагестана русской национальной группы, сыгравшей значительную роль в хозяйственной, социально-экономической, политической и культурной жизни края.

Употребляя термин "колонизация", необходимо сопровождать его указанием на социальный и экономический признаки (крестьянская, казацкая и пр.). При этом необходимо иметь в виду, что при покорении Северного Кавказа царизм главное внимание направлял на захват земель как основы су ществования горцев. Освоение горских земель проводилось прежде всего методами военной коло низации. В результате часть земель плоскости и предгорий была занята укреплениями и казачьими станицами, которые появились в этих районах Кавказа задолго до присоединения Дагестана к России.

Так, казачество Кизлярского и Тарумовского районов Дагестана исторически представляло собой од но из звеньев Терского казачьего войска.

Вполне естественно, что казачество имело тесные экономические и социальные связи с горца ми. Их регулярные контакты между собой привели к зарождению особого вида дружеских отноше ний – куначества. Кунаки были взаимно связаны долгом гостеприимства. Они часто приезжали друг к другу в гости, дарили подарки, в случае надобности оказывали взаимную помощь во время сельско хозяйственных работ. Кунаки гордились своей дружбой и передавали ее детям как священный завет из поколения в поколение.

В свое время специфические условия жизни зарождавшегося казачества оказали существенное влияние на процесс его этногенеза и на особенности отношений между казаками и горцами. Перво начально на Терек шли "волны" преимущественно представителей мужского пола. Жены казаков в основном были горского происхождения, причем большей частью женщины попадали в станицы не по добровольному согласию, а путем хищения. "Русская казачья вольница на Тереке и отчасти на До ну в первые времена своего существования буквально-таки добывала жен на Кавказе". Эти браки, по мнению экспертов, специально изучавших антропологические особенности терского казачества, "со Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, ставляли в стародавние времена самое заурядное явление, и путем смешения образовался особый мо гучий тип гребенского казака и казачки, остатки которого и по сей час встречаются изредка. Порази тельная физическая красота и крепость этого типа... общеизвестны". С другой стороны, заселение горцами казачьих станиц приводило к большому сближению казаков с соседями и к "переимчивости полезных особенностей у них", придавало им своеобразный колорит, особенно в укладе жизни, в об рядах, в песнях и танцах.

С усвоением материальной и духовной культуры появляется настоятельная потребность в изу чении языка своих соседей. В каждой странице встречались казаки, свободно владевшие языком гор цев. Под влиянием постоянного общения с соседями в разговорной речи казаков стали появляться слова и целые выражения, заимствованные из местного лексикона. Это придало русской речи осо бенности в построении предложений, в произношении слов. Взаимопроникновение и взаимосвязь горцев и казачества продолжались в основном до той поры, пока казачество не было вовлечено в ре шительное наступление Российской империи на Северо-Восточный Кавказ, которое привело к созда нию кавказской укрепленной линии.

С созданием Кавказской укрепленной линии военно-стратегические задачи заставили россий ское командование пойти на свертывание демократических начал в войсковой жизни казаков. В г. генерал А.П. Ермолов в кизлярском и гребенском войсках отменил выборные должности войсково го и станичных атаманов. Они стали назначаться из числа офицеров, представляющих регулярные войска. В офицеры производилась и часть казачьих старшин.

Таким образом, терское казачье войско уже к первой половине XIX века окончательно потеря ло остатки внутреннего самоуправления и превратилось в военно-служилое сословие. Основным за нятием терско-гребенского казачества, требующим каждодневных усилий и жертв, стало несение во енной службы непосредственно на Кавказе. Несение военной службы многие десятилетия определяло жизнь и быт терского казачества. Казачьи станицы соединялись между собой кордонной линией, где через 2-2,5 версты располагались сторожевые посты. На казаках лежала обязанность нести службу на постах, чинить дороги, строить мосты, поддерживать укрепления крепостей, заготовлять лес для строительства, проводить земельные работы. По словам исследователя И.П. Попко, "с захождением солнца и люди, и четвероногие – все убираются под защиту станичной ограды... Но вот уже прошла ночь, наступил день, однако ж никто из станицы не выедет и скота не выгонит, пока не прибудут ут ренние разъезды и объявят, что опасности не предвидится. Но предвидеть ее так же трудно, как и пе ремену погоды... В силу такого правила казак ни в какую поездку не отправлялся без оружия".

Пик противостояния между казаками и горцами пришелся на Кавказскую войну. Война подор вала мощь кизлярского казачества, обезлюдила Нижний Терек (еще в начале XX века в гребенских станицах женщин было значительно больше, чем казаков). Тем не менее процесс казачьей колониза ции на территории, присоединенной в результате покорения Северо-Восточного Кавказа, был явле нием распространенным. Царское правительство отдавало предпочтение военно-казачьей колониза ции. Крестьянскую же иммиграцию правительство сначала пыталось всячески регламентировать, хо тя уже к середине XIX в. поток крестьян-переселенцев (главным образом, государственных) на Кав каз постепенно возрастал.

Переселение казачества и строительство новых станиц было делом дорогостоящим. Все затра ты и усилия царского правительства направлялись на достижение главной цели – окончательного ус мирения непокорных горцев. "...Пока цель эта не достигнута, только силою мы можем сдерживать вражду. Дороги, которые мы прокладываем, укрепления, станицы и штаб-квартиры, которые строим, – все это служит только для удобнейшего приложения силы к месту действий", – писал в Военное министерство России начальник Главного штаба Кавказской Армии в 1862 г.

В системе Кавказской укрепленной линии большое значение имел г. Кизляр. Возникший в г., он стал пограничной крепостью со статусом города. Этот старейший русский город на Кавказе в течение длительного времени являлся главным военно-политическим центром в регионе. Уже в нача ле XIX века в Кизляре насчитывалось более 100 предприятий, в том числе два казенных шелковых завода, 11 сафьяновых, 2 красильных, 72 виноградно-водочных, 8 кожевенных предприятий. Кизляр был крупным центром торговли. Здесь для "всегдашней продажи" было три больших рынка: армян ский, татарский и русский. Постоянная (ежедневная) торговля производилась также в лавках и мага зинах, которых только в 1803 г. в Кизляре насчитывалось 250.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Со второй половины XVIII в. значительное развитие на Тереке получило виноградарство.

Большой спрос на кизлярские виноградную водку и вино, высокая доходность от их продажи в усло виях покровительственной политики правительства (Указом Александра I от 1803 г. кизлярские вино водочные изделия не облагались налогами) вызвали настоящую виноградную "лихорадку". В 1815 г.

общая площадь виноградников Кизляра составила 4500 десятин земли. В том же году в Кизляре было выработано около 1600000 ведер вина и выкурено 160000 ведер спирта. Только одна станица Черв ленная производила в год до 148000 ведер вина. От виноградарства и виноделия каждый хозяин по лучал от 400 до 800 руб. годового дохода. В начале 80-х годов XIX в. (не позднее 1885 года) в Кизля ре впервые в России было налажено производство отечественных коньяков. Кизлярский коньяк выво зился в Москву, Варшаву, Петербург и другие города.

Что же касается других сельскохозяйственных культур, то казаки возделывали озимые рожь и пшеницу, а из яровых – ячмень, овес, просо, горох и чечевицу. Из других культур – подсолнух и бах чевые. Земледелие у казаков носило экстенсивный характер. Почва никогда не удобрялась. Источни ки середины XIX века отмечают, что гребенские и терские казаки "хлебопашеством занимаются не радиво" и что у них "хлеб производится весьма в малом количестве". Отношение же казачества к зе мельной собственности основывалось на принципах казачьей общины. Этот порядок землепользова ния сохранялся вплоть до 1919 г. Указанные принципы землепользования получили законодательное подтверждение в Положении о землепользовании казаков Терского казачьего войска 1845 г. и в Указе императора Александра II 1869 года по земельному устройству казачьих войск.

Территория Кизлярского отдела охватывала Средний и Нижний Терек. Эта зона была наиболее благоприятной для рыболовства, которое стало одной из основных форм деятельности кизлярского казачества. В этой связи отметим, что в конце XIX в. рыбный промысел на Тереке приобрел крупно масштабный товарный характер: количество выловленной рыбы в 1891-1899 гг. увеличилось с до 169636 пудов;

добываемой икры – с 145 до 1368 пудов. Это уже в те времена вызывало тревогу ученых за судьбу Терека и Каспийского моря. "Каждая новая рыболовная путина, – писал исследова тель Кузнецов И. Д. в 1901 году, – приносит в настоящих условиях новую каплю зла, – а капля за ка плей, мы знаем, точит камень".

Можно с полным основанием заключить, что осуществляемые нижнетерским казачеством сельскохозяйственное производство и промысел носили ярко выраженный товарный характер, в ос нове которого находился индивидуальный производитель-собственник, осуществлявший свою дея тельность с ориентацией как на региональный, так и на российский рынок. При этом следует отме тить, что товарный характер производства не находился в противоречии с общинной формой земле пользования. Терское казачье войско осуществляло лишь общий контроль и не подавляло развитие капиталистических отношений.

Однако развитие буржуазных отношений в пореформенный период привело к резкому уве личению переселенческого потока на Терек со всех концов России. Этот поток особенно усилился в 70-х годах XIX века, когда помещикам было разрешено распоряжаться своими имениями, а лицам невойскового сословия – приобретать в собственность усадебные места в казачьих станицах. Особен но большое распространение получила сдача земли в аренду. Так, по Кизлярскому отделу Терского казачьего войска сдавалось до 188058 десятин земли;

из них: казаками станиц Александрийской – 35636 десятин, Дубовской – 7750, Курдюковской – 11200. К 1914 г. в Терской области оказалось 521240 переселенцев, а казаков вместе с горцами – 975600. Казачество пыталось противодействовать переселенческой политике правительства, видя в этом угрозу своим интересам в регионе, предотвра тить разрушение казачьего самоуправления и самобытности и сокращение казачьих земельных наде лов. Тем не менее остановить переселенческий процесс оно было уже не в состоянии. Переселенцы стали активно заниматься хлебопашеством, что привело на рубеже ХIХ-ХХ вв. к новому внутриреги ональному разделению труда, когда вместо казачьей садово-огородной и виноградарской формы сельхозпроизводства утвердилась хлеборобная. Уже в 1902-1903 гг. здесь проживало 1738 семей пе реселенцев с численностью 10370 человек, или 14,3% от всего населения.

Наряду с образованием поселков здесь создавались хутора русских переселенцев, состоявшие из нескольких семей. Так сложились хутора Измайлово, Дубовка, Татьяновка, Кордоновка и другие.

На хуторе Татьяновка проживало 28 семей с числом жителей 191 человек;

на хуторе Яковчуков – Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, семьи из 30 человек;

на хуторе Новопетряковский – 117 человек;

на хуторе Прянишникова – 115 че ловек;

на хуторе Бессарабский – 61 человек и т.д.

К концу XIX века казачество на Нижнем Тереке представляло собой сложившуюся спе цифическую этническую группу, живущую на своей достаточно четко обозначенной территории, об ладавшую собственным социально-экономическим укладом, обычаями и традициями. Говоря о воен но-казачьей колонизации, нельзя не отметить активно проводимую царским правительством, особен но в первое десятилетие после Кавказской войны, раздачу так называемых казенных земель воинским чинам Кавказской армии и чиновникам областной администрации, которая, безусловно, ухудшала положение крестьян Дагестана. Так, граф Воронцов-Дашков имел в Дагестане 2314 десятин земли, генерал Лазарев – 1765 десятин, помещик Пыльцов – 2175, статский советник Кривенко – 973 деся тины. Как отмечалось в приказе военного министра России от 11 сентября 1863 г.: "Государь Им ператор, вследствие представления Его Императорского Высочества Командующего Кавказскою Ар миею... Высочайше соизволил повелеть:

1. Предоставить Его Высочеству, по званию командующего Кавказскою Армиею, право раз дачи частным лицам свободных казенных участков земли в Терской и Дагестанской областях.

2. Дозволить русским офицерам и лицам гражданского ведомства приобретать в собствен ность у туземцев означенных областей земли.

3. В штаб-квартирах войск Терской и Дагестанской областей (которые в будущем сохраняют значение населенных пунктов) независимо от военных обстоятельств отделить некоторое про странство земли для продажи в частные руки".

Указанный приказ привел к практике повсеместной конфискации лучших земель в пользу каз ны и штаб-квартир. Наиболее обширные площади пахотных и пастбищных земель принадлежали казне в Кайтаге и Табасаране. Из этих земель правительство впоследствии выделяло крупные участки в собственность не только русским офицерам, но и местным правителям при отстранении их от вла сти. При этом колонизация обусловливалась необходимостью ускоренного развития края. Так, в от ношении Департамента Генерального штаба от 7 июля 1863 г. "О предоставлении частным лицам ка зенных земель в Терской и Дагестанской областях" говорится: "В видах развития земледельческой промышленности в Закавказском крае Наместнику Кавказскому предоставлено право раздачи част ным лицам свободных участков земель... с целью разведения огородов, садов и даже плантаций раз ных полезных растений, свойственных кавказскому климату. Распространение права и на ту часть Кавказской территории, которая непосредственно состоит под военным управлением... принесло бы в будущем несомненную пользу. Право получения земель в окрестностях штаб-квартир непосредст венно под прикрытием наших войск привлекло бы в эти места деятельных промышленников и тем положило бы основание правильному хозяйству, столь необходимому для будущего экономического развития этой части Кавказа".

Право и механизм передачи земель на Кавказе в частную собственность были регламен тированы в 12 томе Свода Законов Российской империи, в статьях 142-148. Законы Российской импе рии представляли право отвода земель на Кавказе "не только всякого звания (кроме крепостных) рос сийским подданным,... но и иностранцам, не требуя вступления их в подданство в течение 10 лет".

Одновременно закон требовал использование определенной земли под посевы технических сельско хозяйственных культур: сахарного тростника, хлопчатника, индиго, оливковых и тутовых деревьев, виноградников и др., столь необходимых для развития российской промышленности.

Установление в Дагестане военного управления сопровождалось созданием широкой сети во енных укреплений и штаб-квартир, которые нуждались, естественно, в отводе на их содержание па хотных и пастбищных земель, выделяемых за счет земель местного населения.

Особое распространение получила болезненная для горцев-скотоводов система урезывания общественных пастбищных участков для травяного довольствия расквартированных в крае войск.

Так, в 1875 году для Дагестанского конно-иррегулярного полка начальник Дагестанской области рас порядился отвести лучшие пастбища в различных округах Дагестана:

Захват и перераспределение земель проводилось за счет ущемления интересов местных корен ных жителей. На стеснение жителей военными укреплениями указывают многочисленные жалобы, поданные отдельными селениями Александру II в 1871 г. во время приезда его на Кавказ. К примеру, в жалобе жителей селения Ханджи говорилось: "Когда военное начальство основало на нашей земле Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, крепость и поставило в ней гарнизон, мы все еще не чувствовали стеснения, но через несколько вре мени некоторые чины гарнизона вызывали к себе своих жен, расплодились, умножились и нашли нужным основать деревню пред крепостью, обзавелись рогатым скотом, курицами, гусями, свиньями и захватили себе нашу землю, из которой в руках наших не осталось ни одного вершка". В прошении "от всего андийского джамаата", адресованном Александру II, говорилось: "Мы, живущие в бедной тесноте, не допускающей ни земледелия, ни садоводства, лишены единственного средства существо вания – гор Кесен, Джалал, Заргу, Талитаб, Рахушу и Зани. Поэтому не лишай нас нашего права над нашими горами, возврати их и позволь владеть ими по примеру наших предков". В прошении жите лей селения Цудахар обращалось внимание императора на тяжелые условия материального сущест вования: "Мы не имеем земли для хлебопашества, не имеем гор для содержания наших стад, не име ем зимовников для скотоводства, не имеем леса для вырубки из него дров", подчеркивается тем са мым безысходность своего положения.

Вскоре после политического захвата началось экономическое освоение Восточного Кавказа русским капитализмом. Оно имело целью прежде всего превратить Кавказ в сырьевой придаток мет рополии. Русские колонисты заселяли в основном плоскостные и предгорные земли, на которых раз водились ценные культуры полеводства, виноградарства, табаководства и мареноводства. С наи большей силой колонизационный процесс развернулся к концу XIX в., после соединения Кавказа с внутренними губерниями России железными дорогами.

С начала пореформенного периода Кавказ становится одним из основных районов переселения крестьян из внутренних губерний России, хотя в русском законодательстве вплоть до 1881 г. не было общих правил, определяющих порядок переселения крестьян. Исключение составляло "Положение" от 19 февраля 1861 г., но и оно признавало право на переселение лишь за незначительной частью кре стьян, которые не получали надела по реформе 1861 г. Тем не менее в пореформенный период на Кавказ устремилось большое количество крестьян. Быстрому освоению этого региона способствовала политика государства, заинтересованного в скорейшем заселении Северного Кавказа в связи с окон чанием Кавказской войны. Более того, задачи окончательного присоединения районов Кавказа, ох ваченных освободительным движением горцев, вынуждали правительство следовать традиционной политике заселения края, отдавая предпочтение лицам казачьего сословия. Вместе с тем в целях ско рейшего освоения этих территорий правительство пошло на то, чтобы привлечь к этому и крестьян ское население. Частичное ограничение казачьего землевладения в пользу крестьянских переселенцев в совокупности с предоставлением последним ряда льгот по существу открывало путь для крестьян ской колонизации. Закон 29 апреля 1868 г. о разрешении лицам невойскового сословия поселяться и приобретать собственность на казачьих землях еще более расширил права переселенцев. Основной контингент переселенцев составляли крестьяне, прибывшие, главным образом, из близлежащих гу берний: Харьковской, Полтавской, Курской и Воронежской. По данным Камерального описания г., процент русского населения Дагестанской области (без Нижнего Терека) составлял лишь 2,1% по отношению ко всему населению.

Глубокий кризис крестьянского хозяйства, усиливший тягу крестьян к переселению на сво бодные казенные земли, привел к тому, что к началу 80-х годов переселенческий вопрос занял видное место в аграрной политике царизма. Правительство было поставлено перед необходимостью законо дательного оформления правил для переселения крестьян. С этой целью были разработаны и введены в действие "Временные правила" от 10 июля 1881 г., дополненные законом от 13 июля 1889 г. Прак тически переселение на Кавказ оформлялось Министерством внутренних дел (в отдельных случаях по соглашению с Министерством государственных имуществ) через Кабинет министров. Обустрой ство переселенцев проводилось в соответствии с законом о переселении 1889 г. Такое положение со хранялось вплоть до 1897 г. Проникновение в край переселенцев облегчилось строительством Влади кавказской железной дороги (с 1875 г.) и железнодорожных станций в Петровске, Темир-Хан-Шуре и Дербенте.


С проникновением капиталистических отношений на Северный Кавказ казачья колонизация быстро сменилась широким потоком переселенцев, которые хозяйственно приобщали Предкавказье к пореформенной капиталистической России. При этом собственно территории предгорного и низмен ного Дагестана не были объектами активного переселенческого процесса в связи с отсутствием сво бодных и удобных для земледелия земель. Здесь процесс переселения, по сравнению с Кубанской и Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Терской областями и Ставропольской губернией, был малозначительным. Зато соотношение русского городского и сельского населения Дагестанской области в сравнении с теми же регионами Северного Кавказа имело свою специфику. Здесь русское городское население преобладало над русским сель ским населением. Так, в Дагестане удельный вес русского городского населения составлял 72,7%, а в Предкавказье – всего лишь 13,7%. Это объяснялось, прежде всего, тем, что при подсчете русского населения не учитывался Нижний Терек. Кизлярский, Хасавюртовский и Кумыкский округа террито риально относились к Терской области, которая намного раньше и интенсивнее подвергалась кресть янскому переселению. Собственно в Дагестане среди русского населения превалировали лица некре стьянских сословий, связанные с деятельностью в городах (железная дорога, порт и пр.). Кроме того, в Дагестане, в условиях военно-народного управления царизма, был значителен контингент военных, относившихся к временно пребывавшим.

В конце XIX века начался новый этап в переселенческой политике царского правительства на Кавказе. По указанию министра внутренних дел России И.Л. Горемыкина главноначальствующий гражданской частью на Кавказе князь Г.С. Голицын в 1897 г. разослал всем губернаторам Кавказско го края циркуляр о выявлении свободных казенных земель и "излишков" земельных участков местно го населения. При этом царское правительство не скрывало колонизаторской сущности своей поли тики. Как писал тот же Голицин: "как бы ни был ограничен существующий на Кавказе запас свобод ных земель, его надлежит целесообразно использовать для водворения русского населения". С этой целью администрация самодержавия форсировала решение вопроса о предоставлении земель рус ским переселенцам, исходя из того, что "переселенческое дело на Кавказе составляет неотложную потребность настоящего времени". Она разработала временные правила, регулировавшие переселен ческое движение на Кавказ. Основные положения этих правил сводились к следующему: 1) в качест ве временной меры предполагалось использовать арендную форму наделения переселенцев путем предоставления им казенных земель сроком от 6 до 12 лет, после чего они могли быть оставлены в бессрочное надельное пользование;

2) пригодность сдаваемых в аренду участков должна была опре деляться с учетом прежде всего интересов переселенцев и независимо от земельного положения "ту земных поселений";

3) право аренды могло быть предоставлено только русским исключительно пра вославного вероисповедания;

4) переселенцам, прибывшим с целью постоянного жительства, предос тавить право на пониженный железнодорожный тариф, на ссуду и т.п. Однако для нового потока пе реселенцев из краевой администрации были выработаны более жесткие условия переселения. В част ности, они предусматривали:

1) самостоятельное ведение земледельческого хозяйства, хотя бы на арендных землях;

2) достаточное количество рабочих рук в семье переселенца;

3) известная зажиточность переселенца: имущественный ценз не менее 300 руб.

Переселенцы создали свои поселки и хутора как на казенных, так и на частновладельческих землях. Наиболее крупные села переселенцев создавались, как правило, на казенных землях, а хутора – на частновладельческих землях, купленных или арендованных переселенцами. Как писал начальник Хасавюртовского округа: "Пришлое русское и немецкое население, приобретая земли князей и узде ней плоскости, образовало на своих землях отдельные сельские и хуторские хозяйства;

число домов в некоторых поселках достигает 60, особенно много хуторов с меньшим количеством домов... Созда лись довольно большие русские селения на казенных землях: Ново-Владимирское и Колюбакинское, кроме поселившихся на приобретение через банки". Еще в 1889 г. 60 семей из России в количестве 380 человек купили в "собственность от землевладельца Клычева участок земли, поселились на оном и образовали таким образом поселок в 60 дворов с наименованием поселка Ново-Георгиевск". На участке земли, приобретенном переселенцами у князя Хамзаева, был образован поселок Покровское.

По данным переписи 1916 г., в этом поселке проживало около 400 переселенцев. Многие русские пе реселенцы поселились на казенных участках Ямансуевском, Ладыженском, Аксаевском, Бавтугаевс ком, Аркабашевском и других. Так, например, Ямансуевский казенный участок площадью в 1468 де сятин был арендован с 1 января 1898 г. двумя крестьянскими товариществами сроком на 12 лет.

Русские переселенцы не только создавали отдельные населенные пункты, но и поселялись не посредственно в селениях, где проживало местное население. В журнале Присутствия областного правления Терской области говорилось: "Одна часть переселенцев селилась на купленных землях, другая же часть их, не найдя подходящей земли, стала селиться в туземных селениях, преимущест Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, венно в Хасавюртовском округе, арендуя необходимую для хлебопашества землю у жителей тех се лений". В селение Карланюрт переселилось 61 хозяйство;

в селение Муцалаул – 76 хозяйств. "Жите ли этих селений, – говорилось в официальных материалах местной администрации, – стали продавать переселенцам свои усадебные места и обещали им принять их в число коренных жителей с предос тавлением им права пользования землей и другими угодьями. Вообще, как можно было полагать, взаимные отношения между крестьянами и туземцами (кумыками) складывались довольно благопри ятно".

Однако и центральные правительственные органы, и кавказская администрация не огра ничивали программу размещения русских переселенцев на Кавказ лишь землеустройством пе реселенцев-крестьян. Практически деятельность всех ведомств, причастных к переселенческому де лу, была направлена на создание колонизаторского фонда для всех потоков переселенческого движе ния.

Большое значение для учета переселенческого движения имело создание в 1903-1904 гг. Пере селенческого пункта на железнодорожной станции Тихорецкая (Владикавказская железная дорога) и железнодорожной станции Баладжары (Закавказская железная дорога). Согласно данным регистра ции, в 1904 г. в Дагестанскую область только через станцию Баладжары переселился 391 человек.

При этом количество самовольных переселенцев (до 1 января 1905 года), проследовавших на терри торию Закавказья и Дагестанской области, по сведениям Регистрационного пункта станции Баладжа ры, составляло 1400 из 7040 человек (19,7%).

Таковы в общих чертах масштабы колонизаторской и переселенческой политики царского пра вительства во второй половине XIX века – начале XX века. В начале пореформенного периода основ ное место в политике самодержавия занимали колонизаторские вопросы, которые решались путем военно-казачьей колонизации. Вопросы же переселения крестьян из внутренних губерний России имели соподчиненное значение. Начиная с 80-х годов правительство было вынуждено открыть доро гу для переселенческого движения в направлении Кавказа. В эти годы переселенческая проблема ста ла выступать в качестве генеральной. Переселение становилось исключительно крестьянским. Пере селение на Кавказ разрешалось преимущественно лицам только русского происхождения и право славного вероисповедания. Как отмечал В.И. Ленин, переселенческий фонд на Кавказе создавался путем вопиющего нарушения земельных прав туземцев. Тем не менее самодержавие в переселенчес кой политике видело выход из аграрного кризиса России. Именно поэтому в начале XX в. переселе ние русских крестьян на территорию Кавказа, в том числе и Дагестана, начинает принимать широкий размах.

Изучение того, как происходили взаимосвязи и взаимовлияния переселенцев и местного даге станского населения составляют тему специального исследования. В нашей же работе рассматрива ются наиболее тенденции формирования русской диаспоры в Дагестане в рассматриваемый период.

При этом нельзя не замечать те позитивные сдвиги в развитии народов Дагестана, которые произош ли под влиянием этой диаспоры. Владея более передовыми методами ведения хозяйства, русские пе реселенцы внесли известную культуру в земледельческое хозяйство Дагестана. Они начали выращи вать, наряду с традиционными для местного населения сельскохозяйственными культурами, новые, до той поры не особенно популярные здесь культуры – картофель, овощи, лен и др. Под влиянием русских переселенцев в Дагестане значительно расширились посевные площади под зерновыми куль турами, увеличилась их урожайность. Плоскостная часть Дагестана к концу XIX в. стала районом товарного земледелия. Производство зерна выросло с 113250 четвертей в 1879 году до 301628 чет вертей в 1905 году, то есть увеличилось в 2,7 раза. Соответственно вырос и объем вывоза сельскохо зяйственной продукции. Только за 1895-1900 гг. со станции Хасавюрт по железной дороге было вы везено 1 млн 268 тыс. пудов товарного хлеба. Насколько была полезна деятельность русских пересе ленцев для местного населения, свидетельствует один из отчетных документов местной администра ции: "Там, где попадаются русские поселения, окрестные кумыки довольно быстро убеждаются в по лезности железного плуга, веялки, разведения новых злаков, льна и более интенсивной обработки полей и следуют примеру переселенцев".


Под непосредственным влиянием русских переселенцев в Дагестане стали развиваться садо водство и огородничество. Так, в 1893 г. только в одном Хасавюртовском округе насчитывалось фруктовых садов. В отчете Крестьянского поземельного банка за 1897 г. говорилось, что в Дагестане:

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, "Плодовые деревья всех сортов, до персиков включительно, и тутовые деревья разводятся с успе хом". На огородах выращивали арбузы, дыни, капусту, огурцы, горох, картофель и др. Известно, что местное население мало потребляло овощей, но, несмотря на это, в 1900 г. площадь под огородами достигала 120 десятин.

Русские переселенцы внесли свой вклад и в такую традиционную для Дагестана отрасль хозяй ства, как скотоводство, особенно в плане улучшения породности скота. Переселенцы положили нача ло здесь тонкорунному овцеводству, которое получило в последующем широкое развитие. Отдель ные переселенцы владели несколькими тысячами овец этой породы. В селении Эндирей, например, переселенцы П.Ф. Месяцев и И.В. Месяцев имели: первый – 14, а второй – 18 наемных пастухов.

Таким образом, русские переселенцы способствовали росту посевных площадей и поголовья скота, улучшению орошения, повышению культуры сельскохозяйственного производства, служили примером для местного населения в использовании прогрессивных методов хозяйствования. Пересе ление русских крестьян по своим социально-экономическим последствиям имело объективно про грессивное значение, поскольку в экономику и социальную сферу Дагестана стали более активно проникать атрибуты индустриального общества.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, ОБОДА – ДРЕВНЯЯ СОЛНЕЧНАЯ ОБСЕРВАТОРИЯ ХУНЗАХСКОГО НАГОРЬЯ © 2009. Шигабудинов Д.М., Исрапилов М.И., Сефербеков Р.И.

Дагестанский государственный педагогический университет, Ин-т проблем геотермии ДНЦ РАН, Ин-т истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН К настоящему времени в Дагестане выявлено более 250 древних Солнечных и Лунных кален дарей, часов и приспособлений для расчета затмений светил. Они представлены рядами, кругами и отдельными установленными вертикально высокими валунами, а большинство в виде выполненных охрой или гравировкой наскальных рисунков: животных, солярных знаков, крестов, эллипсов, квад ратов, треугольников на горизонтальных и вертикальных скалах, на одиночных камнях, в пещерах, гротах и т.п.

Возраст этих календарей достигает 62-65 тыс. лет, часов – 14 тыс. лет, а приспособлений для расчета затмений Луны 11-12 тыс. лет. Большинство наскальных рисунков занесены в археологиче скую карту Дагестана [1]. Фрагменты отдельных из них описаны в работах [2-5]. Полное описание выявленных на сегодняшний день древних календарей и часов дано в работах [6;

7]. Укажем также, что большинство их было заброшено еще в глубокой древности. Однако отдельные находились в обиходе в горных селениях вплоть до 1920-1930-х гг.

Недавно была выявлена еще одна древняя солнечная обсерватория на Хунзахском нагорье. На звали мы ее "Обода". В состав ее входят 8 последовательно созданных начиная с 62 тыс. гг. до н.э.

солнечных календарей. Впервые на грубо обработанные огромные стоячие камни возле селения Обо да обратил внимание д.и.н. Шигабудинов Д.М. Обсерватория расположена в 300 м к с.-з. от с. Обода, на с.ш. 420441 и в.д. 460101, на склоне Танусского хребта, на высоте около 1800 м над уровнем моря (рис. 1).

Окружающие нагорье хребты, имея примерно одинаковые высотные отметки с ним, образуют для наблюдателя геометрически правильный горизонт. На их профилях резко очерчиваются конусы расположенных за ними дальних гор, а также выступы, впадины, узкие каньоны (рис. 2). Они и ис пользованы в качестве ориентиров для фиксации на календарях точек восхода, захода Солнца в году.

Место для обсерватории выбрано не случайно. Если обсерваторию расположить в другой точ ке нагорья, например, ниже, в самом селении Обода, или в окружающих селениях: Хунзахе, Цада, Генечутль или Гонох, то естественные ориентиры укрываются за гребнями хребтов.

Если же обсерваторию перенести выше, например, в селения Тануси, Ахалчи, Чондотль, то ориентиры восхода Солнца на горизонте не очерчиваются.

Хунзахское нагорье отличается благоприятными природно-климатическими условиями для развития ранней производящей экономики. Оно представлено замкнутой котловиной, а в геологиче ском отношении компактной синклиналью, бронированной сверху мощным (толщиной 350-400 м) пластом трещинных известняков и пористых доломитов нижнемелово-верхнеюрского возраста, обра зованных 160-130 млн лет назад на дне мелкого теплого моря.

С северной, восточной и западной сторон борта котловины плавно переходят в высокие гор ные хребты. Они не только защищают нагорье от ветров и влажных воздушных течений, но и усили вают процессы аккумуляции больших запасов воды атмосферных осадков в самой котловине, прежде всего, в ее бронирующем карбонатном пласте.

Такое благоприятное сочетание природно-геологических факторов, наличие густой сети речек и родников воды, плодородной почвы в сочетании с удобным рельефом и мягким, сухим климатом, несомненно, способствовали развитию здесь раннего земледелия и животноводства. Свидетельством тому являются занимающие тысячи гектаров, поднимающиеся до 1900-2000 м, заброшенные теперь земледельческие террасы с мощными почвенными слоями континентальных отложений. Поэтому Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, наличие здесь древней солнечной обсерватории представляется естественным. Солнечные календари и часы являются спутниками древнего земледелия и животноводства, они позволяли многократно повысить производительность труда древнего человека.

Рисунок 1. Карта местности (А) и схема размещения естественных ориентиров (Б) древней солнечной обсерватории "Обода". М = 1: Позднее выявление обсерватории "Обода" можно объяснить неординарностью, некоторым от личием ее от традиционных дагестанских солнечных календарей.

Обсерватория (рис. 3) включает 14 больших стоячих камня размерами от 1 х 0,9 х 0,8 до 4,2 х 1,5 х 1,3 м3 и 11 утопленных камня размерами 0,5 х 0,7 х 0,3 м3. Вес самого большого из них, №4, бо лее 15 т. Большинство камней подвергнуто лишь грубой обработке, в основном выравниванию боко вых стенок. Более обработаны 2 камня №7 и 14. Им приданы формы треугольных призм, вершины которых направлены по линиям захода Солнца или по зенитному его углу в полдень, в особо важные дни. На камне №1 устроен V-образный визир типа ружейного прицела для наблюдения за точками восхода, захода Солнца.

Все камни привезены из расположенного в 150-250 м карьера. Большинство их укреплены подпорами, которыми отрегулированы направления боковых стенок для наблюдения точек восхода, захода светила и уклоны передних и задних стенок для фиксирования его зенитных углов в полдень в дни солнцеворотов и равноденствий.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Селение Обода Ориентиры восхода Солнца на хребте Тануси Ориентиры восхода Солнца №№4-9 Восход солнца 22.09 через ориентир № Естественные ориентиры восхода-захода Солнца на Хунзахском нагорье Толщи известняков, бронирующие нагорье Ориентиры восхода Солнца №№1-4 и (водопад Тобот) камень № Рис.2. Объекты Хунзахского нагорья Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, На камне №4 (рис. 3, 7), например, с помощью подпоров поднята задняя часть и таким образом увеличен наклон передней, частично обработанной стенки до 76-770. Очевидно, что в полдень лучи Солнца падали в подошву камня и фиксировали древний, (когда угол наклона оси Земли был Е=330) зимний солнцеворот (географическая широта 430+330=760). На камнях №8, 10, 14 (рис. 3, 7, 8), кроме подпорных камней на северной стороне, установлены еще утопленные камни для фиксации зенитным способом (по попаданию в полдень теней стоячих камней на их концы) дней равноденствий, солнце воротов и наиболее важных сезонов в году.

Кроме одного, №8, на камнях нет искусственных насечек или ямок. На этом камне, служившем "Алтарем" на позднем, последнем этапе функционирования обсерватории, от 3-3,5 тыс. лет назад до Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, современности, т.е. появления бронзовых и железных инструментов, вырублены традиционные гори зонтальные щели (рис. 3, 11) глубиной 7-10 см. Самая длинная из них направлена по линии С-Ю.

Очевидно, что лучи Солнца на ее дно проникали в полдень.

На камне сохранился след и более ранней фиксации этого важного момента дня. Для этого первая щель была выполнена на правом окончании левой половины камня (если смотреть с юга на север). На ней, не представляет сомнений, полдень фиксировался, когда северный полюс Земли нахо дился не там, где находится сейчас, а на широте 82-830.

После того как Северный полюс полностью встал под современные координаты, участок камня с края аккуратно откололи, образовался уступ и от вырубленной щели остался лишь небольшой ост роконечный кусок длиной 18 см. Теперь следы работы металлическими инструментами можно раз личить с большим трудом. За тысячелетия открытая Солнцу, дождям и снегу поверхность камня по крылась слоем пустынного загара. Прямую длинную щель на камне пересекают три косые щели. Они направлены по различным азимутам. В них, не трудно представить, ставились плоские гномоны из дерева или камня, которые фиксировали по восходу, заходу Солнца в различные сезоны года.

Обсерватории со стоячими камнями – "Стоунхендж" (каменный забор, – по-английски) в Даге стане наиболее распространены у табасаранцев. В работе [7] описаны 4 из них. Еще 4 такие же обсер ватории в 2004 г. найдены краеведом М.А. Ахмеднабиевым, реконструированы нами, но не описаны.

Это "Карата – 1, 2, 3" с одиночными календарями возраста 12, 8 и 4 тыс. лет и более древняя "Ботлих" с четырьмя древними календарями возраста 25, 12 и 8 и 4 тыс. лет.

Традиционно в таких обсерваториях Дагестана точки восхода Солнца фиксировались стоячими камнями, установленными на самих площадках. В отличие от них в обсерватории "Обода" широко использован метод фиксации восхода и захода Солнца с помощью естественных, рельефных ориен тиров. Такое положение может быть объяснено удобным для этого рельефом окружающих горных хребтов Хунзахского нагорья. Пожалуй, нигде в Дагестане нет такого большого количества удобных фиксаторов точек восхода, захода Солнца на окружающих горных хребтах в виде выделяющихся пи ков горных вершин, уступов, каньонов и т.п. Стоячие камни на обсерватории "Обода" использованы в качестве "Алтарей", т.е. точек наблюдения. При вековых смещениях точек восхода Солнца на гори зонте из-за тектонических разворотов Кавказа, а также из-за изменений полюсов или наклона оси Земли древние астрономы вынуждены были менять точки наблюдения путем установки новых стоя чих камней. Так в обсерватории, последовательно сменяя друг друга, с 65-63 тыс. лет до н.э. до на ших дней были созданы 8 солнечных календарей.

Реконструкция и оценка возраста календарей были проведены по методике, изложенной в ра боте [7] и защищенной патентом на изобретение [9]. Она базируется на известном положении, что солнечные календари (древние и современные) консервируют координаты полюсов и угол наклона оси Земли, имевшие место при их создании. Зафиксированные на календарях азимуты линий восхода, захода Солнца (А), а также зенитные углы Солнца (В) в полдень в дни солнцеворотов и равноденст вий зависят только от угла наклона оси Земли (Е) и географической широты местности (F).

Угол между точками восхода или захода Солнца в дни равноденствий и солнцеворотов (G) связан с F и углом наклона оси Земли к нормали эклиптики (Е) формулами [8]:

SinG = SinE/CosF, T = 24ArcCos(TgF. TgE)/180.

Зенитный угол (В) Солнца (угол между лучом Солнца и нормалью) в полдень:

22.03 и 22.09 – В = F. 22.06 – B = F-E, 22.12 – B=F+E.

Кроме того, известно, что линия восхода или захода Солнца в дни равноденствий проходит строго по линии Восток-Запад, т.е. фиксирует географическую широту (F) местности, значит и коор динаты Северного полюса Земли (КСП) на северном полушарии.

Нетрудно представить, что если древние календари и часы не разрушаемые, не передвигаемые, если они навечно связаны с массивом Земли, то в них консервируются и доходят до нас в первоздан ном виде: углы наклона оси Земли и координаты ее полюсов, которые имели место при их сооруже нии. Впервые угол Е был измерен древнекитайскими астрономами 3300 лет назад и равнялся Е=23, [10]. С тех пор он снижается примерно на полсекунды угловых в год (рис. 4). Известно также, что угол Е целиком определяет глобальный климат Земли [10]: чем больше угол Е, тем теплее климат планеты.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Возраст солнечных календарей, часов определяется, в первом приближении, по законсервиро ванному на Солнечных календарях или часах углу Е и по климатическим кривым Земли [12,13,14] за последние 100 тыс. лет (рис.5). В дальнейшем он уточняется сравнением смещения древних линий восхода Солнца в дни равноденствий от современных (Fд-Fс) Оно, в свою очередь, может быть обу словлено исключительно и только двумя причинами: смещением полюсов Земли и вековыми текто ническими разворотами региона. Средние скорости тектонического разворота региона, как правило имеют небольшие величины, даже для Кавказа колеблются в пределах: 0,2-2,50 за 1000 лет. Величины (Fд-Fс), зарегистрированные на большом массиве календарей Дагестана приведены в работе [7]. Зная их, определяют древние координаты Северного полюса (СП) и уточняют возраст календаря.

В таблице 1 приведены полученные в работе [7]: углы G, Е, КСП,.Fд-Fс и Главные азимуты года (А), зафиксированные на древних солнечных календарях Дагестана в отдельные периоды: до голоцена и в голоцене.

Как видно из таблицы 1, в течение последних 14 тыс. лет, вопреки бытующему мнению о веко вой стабильности, полюса и наклон оси Земли менялись и притом резко и сильно. До 14 тыс. лет на зад СП находился примерно в центре Гренландии и угол Е =19-200. 14 тыс. лет назад угол Е возрос до 32-330. Климат Земли стал теплым.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Таблица 1. Углы G, Е, КСП,.Fд-Fс и Главные азимуты года (А), в град., зафиксированные на древних Солнечных календарях Дагестана Коли- Воз чество раст, А А А № кален- тыс. Е КСП G Fд-Fс 22. 22.06 22. дарей, лет 23. часов назад 44-48W F=67,5 =40W 1 18 63-65 26-27 19-20 14-16 42-43 68- 44-46W F=67,5 =40W 2 12 30-40 26-27 20-21 17-18 44-46 72- F=67,5 =40W 3 6 14-30 28-29 21-22 38-44 18-19 50-52 76- F=67,5 =40W 4 3 14 46-48 32-33 36-38 6-8 52-56 102- 5 34 11-13 46-48 32-33 F=90 10-30 14-24 60-70 108- 6 66 8-11 46-48 32-33 F=90 0-10 34-44 80-90 130- F=67,5 =110Е 22,5Е 7 76 8-4 46-48 32-33 65 112,5 30-25 F=67,5-90 =65- 8 13 4-3,5 44-34 0-20 70-60 105-90 140- 9 8 3,5-0 32-34 24-23,5 F=90 0 58 90 Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Теплый климат Земли и "климатический оптимум" голоцена, в течение которого наблюдались наиболее удобные условия жизни на планете, продолжался до 4000 лет назад. Северный полюс за этот же период менялся трижды: сначала 12-13 тыс. лет назад перешел из центра Гренландии под примерно современные координаты, затем 8000 лет назад перешел в Восточную Сибирь под коорди наты: с.ш. 67,50 и в.д. 106-1100 и в 3600-4000 лет назад вернулся под современные координаты.

Теперь, на основе массива данных по древним календарям и часам, реконструкция и оценка возраста обсерватории "Обода" сводится к сопоставлению главных азимутов е календарей с приве денными в таблице 1. Однако при этом зафиксированные в каждом календаре главные азимуты точек восхода Солнца в году должны совпадать не для отдельных его сезонов, а для всего года в целом. Не совпадающие азимуты при этом отбрасываются.

С "Алтаря" №1 выделяющиеся ориентиры, расположенные в северном секторе горизонта, фик сируют по восходу Солнца смену астрономических сезонов года, сезоны сева яровых культур в нача ле февраля месяца, начало уборки урожая озимых в начале мая месяца, завершения сева озимых в начале ноября месяца и т.п. (рис. 6). Главные азимуты хорошо укладываются в комплекс наиболее древних солнечных календарей таблицы 1.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Зафиксированный на нем угол наклона оси Земли Е=19-200. Скорость тектонического разворо та Дагестана до голоцена оценивается в 0,2 градуса за 1000 лет. Уточненный возраст календаря со ставляет 59 тыс. лет (рис. 6).

Возникает вопрос: если угол Е был небольшим и глобальный климат на Земле был холодным (рис. 5), то как сроки сева яровых, уборки озимых опережали современные почти на 1,5 месяца?

Объясняется это тем, что в период создания этого календаря СП находился примерно в центре Грен ландии и поэтому территория Дагестана тогда располагалась на 2,5-3 градуса ниже, примерно на со временных широтах северного Ирана.

Также на низких широтах находились и холодные теперь север Евразии, Аляска, острова Врангеля и Жохова. Последние территории, согласно исследованиям, в т.ч. совместной Российско Американской экспедиции, по данным бурения донных осадков северных озер и болот [14;

15], были покрыты широколиственными лесами, заселены шерстистыми носорогами, слонами и львами. Одно временно Кавказ в целом и Дагестан тогда, как и сейчас, претерпевали медленный вековой тектони ческий разворот против часовой стрелки из-за наступления Аравийской плиты на Скифскую.

Из-за тектонического разворота календарь "Обода-1" постепенно начал давать искажения. Это привело к созданию календаря №2, после того как календарь №1 развернулся на 4 градуса против часовой стрелки. Произошло это примерно – 39-40 тыс. лет назад.

Примерно 14 тыс. лет назад угол наклона оси Земли резко возрос до 32-330. Хотя координаты Северного полюса не изменились, сильно изменились точки восхода, захода Солнца на горизонте.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.