авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ АГЕНТСТВО ПО ТУРИЗМУ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН ...»

-- [ Страница 4 ] --

Старый календарь "Обода-2", естественно, стал давать сильные искажения. Взамен был создан новый "Обода-3" (рис. 7). Климат в Дагестане стал еще теплее На рис. 7 приведены расчетные даты начала и окончания основных сельхозработ в году. Несо мненно, количество зафиксированных сезонов работ на календаре должно быть больше. Это и со держание овец и коз на Альпийских лугах, и периоды стрижки, дойки овец, заготовки кормов для до машних животных, различных приемов разведения овец и коз, лошадей, быков и коров и т.п. Их бо лее 30 операций в сельском хозяйстве. Для этого имеется и достаточное количество естественных ориентиров (около 10) на вершине Танусского хребта между ориентирами №3 и №10. Они не нанесе ны, т.к. сильно усложняют рисунок 7.

12-12,5 тыс. лет назад СП перешел примерно под современные координаты. Одновременно, как признают палеотектонисты, резко усилились тектонические процессы на Кавказе. Теперь он развора чивался против часовой стрелки со скоростью 1,5-20 за 1000 лет вместо прежних, доголоценовых 0, за 1000 лет. В результате этого относительно быстро и непрерывно смещались точки восхода, захода Солнца на календарях Дагестана и на обсерватории "Обода". Естественно, Солнечные календари об серватории стали давать ошибки.

Из-за этого древние астрономы "Ободы" за относительно небольшой срок, за 4-4,5 тыс. лет бы ли вынуждены трижды менять "Алтари" – камни, откуда велись наблюдения. Так были созданы ка лендари "Обода-4", "Обода-5", "Обода-6" (рис. 8, 9). Календари, разумеется, со временем совершен ствовались. На этих календарях сроки смены астрономических сезонов года и важные сезоны сель хозработ уже дублировались. Их фиксировали при восходе Солнца азимутальным методом с помо щью естественных ориентиров и в полдень зенитным методом. Для этого использовались подпорные камни и обработка передних стенок камней, которые регулировали углы наклонов камней с тем, что бы в полдень лучи Солнца накрывали определенные точки. На этих этапах для фиксации сезонов го да и начала сельхозработ гораздо шире стали применятся стоячие и утопленные камни самой обсер ватории.

Сроки основных, наиболее важных операций в древнем земледелии приведены на рис. 8, 9.

Сроки сева, уборки озимых и т.п. опережают современные на 1,5 месяца, а полевой сезон земледель цев и животноводов длиннее на 2 месяца.

Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Можно отметить, что в Дагестане в период "климатического оптимума" существовали идеаль ные условия для земледелия и выращивания домашних животных. Климат был теплее на +3 – +50С, а летние дни были на 2 часа длиннее, чем сейчас. Осадков выпадало примерно в 3 раза больше. Про должительность солнечного сияния в течение вегетационного срока злаков была почти на 200 часов длиннее, чем в настоящее время.

8000 лет назад, а по работам [13;

14] 7700 лет назад, СП перешел в Восточную Сибирь под ко ординаты 67,5 с.ш. и 106-1100 з.д. Это фиксирует календарь "Обода-7" (рис. 10), в дни смены астро номических сезонов года, а также сезонов сельскохозяйственных работ. При этом параллельно ис пользовался и камень №1 (рис. 10), его прицельный визир.

В течение примерно 3500-4000 лет назад СП вернулся под современные координаты. Естествен но вернулся и "Алтарь" в центр обсерватории. Именно после стабилизации СП под современными ко ординатами был создан календарь "Обода-8". На нем, одновременно с рельефными ориентирами и Историческая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Historical geography Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, стоячими камнями для фиксации полуденного стояния Солнца, использован метод вырезки щелей (рис.

11). Такой метод наиболее широко распространен в Предгорном Дагестане. А метод установки гномо нов более распространен в Горном Дагестане. Как видим, на этом этапе при создании календаря "Обо да-8" хунзахцы использовали методы астрономов, живших как в предгорной, так и горной зонах.

Этот календарь, естественно, функционирует и сейчас, т.к. не изменились координаты СП, а угол Е уменьшился всего на 0,2-0,3 градуса. Он точно фиксирует наступление астрономических сезо нов года. Фиксатор зимнего солнцеворота – это хорошо выделяющаяся вершина на хребте Акаро при заходе Солнца. Летний солнцеворот зафиксирован с помощью древнего камня №2. В дни равноден ствий Солнце восходит через узкий, глубокий каньон на Танусском хребте (рис. 2).

Однако, в отличие от астрономических сезонов, фиксация сезонов сельхозработ на календаре теперь не без ошибок: сроки сева яровых, начала уборки озимых, завершения сева озимых и т.п. на этом календаре передвинулись на 1-1,5 месяца по сравнению с зафиксированными на более древних календарях, Явно ошибочным представляется теперь начало сева яровых – 1 апреля, начало уборки озимых – 1 июня. Полевой сезон животноводов также теперь сократился на 20-30 дней. Климат рай она теперь стал еще холоднее, чем во время создания этого последнего календаря.

Такое положение сложилось не только в Дагестане, но и во всех горных странах мира. Климат Земли за последние 4 тыс. лет стал холоднее и суше. Меньше стало атмосферных осадков. Продол жающееся охлаждение климата Земли, естественно, в первую очередь, обусловлено постепенным уменьшением угла Е начиная с 2000 г. до н.э. (рис 3). Высохли озера в Сахаре, и она превратилась в ве личайшую пустыню мира. Стали опустыниваться зеленые поля Каракумов и Кызылкумов. 2000 лет на зад высохла река Узбой – впадавший в Каспий рукав реки Амударьи. Уменьшился сток рек, высохли многие ручьи и родники в нагорьях Дагестана. Только за последние 70 лет более чем в два раза сокра тились площади горных ледников. Посевы на горных террасах спустились с 2100-2200 м до 1300- м над уровнем мирового океана.

Теперь обсерватория "Обода" и ее последний, восьмой, календарь оказались ненужными для местных жителей. И не потому, что они дает ошибки при определении сезонов сева, сбора урожая и других сельхозкультур, а потому, что сама сезонная агротехническая деятельность стала здесь не нужной. В нагорьях Дагестана теперь крайне редко сеют пшеницу и рожь, их сеют лишь в тех низи нах и на тех террасах, где проходит трактор. Там же сеют картофель и кукурузу.

Тем не менее, древняя обсерватория "Обода" – это памятник древнейшей цивилизации Даге стана. Он говорит нам о весьма развитой древней экономике на Хунзахском нагорье в период "кли матического оптимума" – голоцена. Этот памятник древней культуры напоминает нам, что климат – основа жизнедеятельности людей – за человеческую историю претерпевал на нашей планете сущест венные изменения.

ЛИТЕРАТУРА 1. Абакаров А.И., Давудов О.А. Археологическая карта Дагестана. М.: Наука, 1986. 325 с. 2. Дебиров П.М. Резь ба по камню в Дагестане. М.: Наука, 1993. 130 с. 3. Котович В.М. Древние наскальные писаницы Дагестана. М.:

Наука, 1976. 150 с. 4. Исаков М.И. Археологические памятники Дагестана. Махачкала, 1966. 160 с. 5. Канивец В.И., Марковин В.И. Наскальные изображения в долине р. Сулак. Махачкала, 1977. 110 с. 6. Исрапилов М.И. От Кегера до Стоунхенджа. Махачкала, 1992. 220 с. 7. Исрапилов М.И. Наскальные рисунки Дагестана и изменения полюсов и наклона оси Земли в голоцене. Махачкала: Юпитер, 2003. 430 с. 8. Кононович Э.В., Бакулин П.И., Мороз В.И. Курс общей астрономии. М.: Наука, 1984. 566 с. 9. Исрапилов М.И. Способ оценки возраста древних наскальных рисунков и культовых сооружений. Патент на изобретение №2175141 от 22.11.1999 г. 10. Лаплас П.С. Изложение системы мира. Л.: Наука, 1984. 240 с. 11. Имбри Дж., Имбри К.П. Тайны ледниковых эпох. М.:

Прогресс, 1988. 12. Боуэн Д.С. Четвертичная геология. М.: Мысль, 1986. 320 с. 13. Величко А.А. Структура тер мического изменения палеоклимата в мезо-кайнозое по материалам Восточной Европы // Климаты Земли в гео логическом прошлом. М.: Наука,1987. С.38. 14. Хотинский Н.А. Следы прошлого ведут в будущее. М.: Мысль, 1981. 121 с. 15. Бурлаков Ю., Смирнов А. Российское Заполярье: ископаемая кость мамонта // Наука в России.

2007. №1. С.101. 16. Шило Н.А., Ложкин А.В., Андерсон П.М. и др. Ледниковый рефугиум Pinys Pumia (Pall.) Regel на Северо-Востоке Сибири // Доклады Академии наук. Т. 412. 2007. №3. С.401-403.

Этнография Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Ethnography ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК БЕЛОКАНСКОГО РАЙОНА © 2009. Хапизов Ш.М.

Газета "Новое дело" Белоканский район Азербайджанской Республики (АР) расположен между рекой Алазани на юге и Главным Кавказским хребтом на севере. С востока по реке Катех к району примыкает Зака тальский район Азербайджана, а с запада – Лагодехский район Грузии. Площадь района составляет 924,87 кв. км, из которых 165,6 заняты Закатальским заповедником. Из общей территории района 46,4 тыс. га составляют леса и 5,8 тыс. га – сады. Вся северная часть района покрыта лесистыми гор ными отрогами Большого Кавказского хребта. 65% территории района входит в зону субтропиков.

Этнография Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Ethnography Как административная единица Белоканский район был образован 8 августа 1930 г. в ходе раз укрупнения Закатальского округа АзССР. В 1963 г. район был ликвидирован, с одновременной пере дачей территории в состав Закатальского района, но в 1965 г. был снова восстановлен. С тех пор в статусе района изменений не было. Райцентр – город Белоканы – до 1954 г. имел статус селения, по сле – поселка городского типа, а в 1968 г. получил статус города. Расстояние от него до Баку 394 км.

По последним официальным данным в 59 населенных пунктах района (1 город – Белоканы, 1 – рабочий поселок Кабахчолиб и 57 селений) сосредоточено 20803 хозяйства. В районе находится представительств исполнительной власти и 24 баладията (земельных комитета). Из 87644 жителей района в городах и поселках городского типа живут 10461(12%) человек, в сельских населенных пунктах – 77183 (88%). Половой состав населения района: мужчин – 42245 (48,2%) и женщин – (51,8%). Кроме местного населения на территории района проживают также около 350 беженцев из Армении и Карабаха. Плотность населения Белоканского района – 95 чел. на 1 кв. км.

Таблица 1. Численность населения Белоканского района Азербайджана, 2007 г.

Основные национальности Количество Количество человек В процентах Муниципалитеты жителей Азербай- Азербай Аварцы Грузины Аварцы Грузины джанцы джанцы Билкан 9294 5669 3346 93 61 36 Кабахчолиб 1005 995 10 0 99 1 Кех-росу 3595 3595 0 0 100 0 Рохоб 3438 3438 0 0 100 0 Шарип 3231 3166 65 0 98 2 Умалиб 3086 3086 0 0 100 0 Шумбул 2796 2796 0 0 100 0 Халатала 2731 2731 0 0 100 0 Мачаб-иц 1543 1142 401 0 74 26 Чедерабтала 846 838 8 0 99 1 Катих 7432 6392 892 0 86 12 Кортала 2996 2157 839 0 72 28 Пуштатала 2292 1879 413 0 82 18 Оциязух 2115 63 42 2009 3 2 Махамал-росу 4572 4435 137 0 97 3 Кациб 2110 1583 528 0 75 25 Гарагиб 3672 3525 147 0 96 4 Поштбина 1246 885 361 0 71 29 Колоб 5794 5041 753 0 87 13 Толиб 5719 1659 4060 0 29 71 Ханапи 5571 4401 1170 0 79 21 Рочахмад 428 394 34 0 92 8 Тулуял 5028 3017 2011 0 60 40 Рогноб 6639 1593 5046 0 24 76 ИТОГО 87179 64479 20263 2102 74,0 23,2 2, Рассчитано на основе официальных данных и оценок автора.

На численность и половозрастную структуру населения района повлияло участие жителей района в различных войнах. Самые крупные потери населения были связаны с военными действиями в ХIХ в.

Так, только в 1803 г. в ходе сражения и при разрушении Белокан царскими войсками было убито более 500 аварцев [2]. Во Второй мировой войне на фронт ушло 6882 жителя, из них погибли на полях сраже ний 2315 белоканца. На Карабахском фронте в начале 1990-х гг. погибли 152 белоканца, 82 жителя района вернулись оттуда инвалидами [1].

В районе проживают представители 14 народов. По итогам переписи 1999 г. азербайджанцев в районе насчитывается – 56674 (67,7%), аварцев – 24415 (29,2%), грузин – 1731 (2,1%), русских – 237, Этнография Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Ethnography лезгин – 219, турок-месхетинцев – 43, татар – 39, украинцев – 34, а также представителей других эт носов (курды, лакцы, фарсы и другие) – 337. Всего в районе проживало 83 732 жителей [37].

По последней переписи 2009 г., результаты которой по Белоканскому району опубликованы на официальном сайте администрации района, численность населения в нем составила 89 406 человек.

Процент азербайджанского населения повысился при одновременном уменьшении аварского. Азер байджанцев согласно переписи-2009 в районе 61 170 человек (68,4%), аварцев – 25 370 (28,4%), гру зин – 23, а ингилойцев (местный грузинский субэтнос) – 2 145 (2,4%), в районе также насчитали "фарсов" (ираноязычные цыгане) [38]. Однако эти данные не соответствуют реальности, что мы по стараемся показать ниже.

Коренное население данного региона представлено аварцами, которые упоминаются Плинием под именами лпинов и сильвов еще в I века н.э.: "...С другой стороны, начиная от границ Албании, по всему челу гор (живут) дикие племена сильвов, а ниже лупении – затем дидуры и соды (... ruzsus ab Albaniae confinio tota monfium fronte gentes Silvorum ferae et infra Lupeniorum (Lubienorum) mox Diduri et Sodi)" [33, р.28]. Вообще аварское население Цора (Алазанской долины) по своему происхождению в основном делится на две группы – в прошлом племена, которые сейчас у аварцев называются "лъе белал" (тлебелы) и "хьванал" (хваны). Следы этих пелмен прослеживаются в преданиях, топонимике и языковых особенностях разных групп аварцев Цора и т.д. С тлебелами, скорее всего, следует иден тифицировать племя лпинов. О возможности такого отождествления утверждает М.С. Гаджиев – ав тор специального исследования, посвященного истории, локализации и этнической принадлежности лпинов [6]. Этот автор указывает на связь аварских этнонимов гьалби, гьалбал и лъебел с этнонимом лпины, "учитывая их географическую близость при предложенной локализации, тесные и древние горно-равнинные хозяйственные и иные контакты, древний аварский топонимический пласт в долине Алазани" [6]. Переход "лъебел" – "лпин" вполне объясним при допущении, что конечная "н" или "ни" – часто встречаемый суффикс места в аварской топонимике (к примеру: Балахьуни, Рихьуни, ГьаракIуни и т.д.). "Этот этноним в древнеармянских источниках имеет форму "лбин" и "лпин". По мнению ряда исследователей, "лбины" жили на левобережье реки Алазань – в Албании… Однако эт ническая принадлежность лбин до сих пор не определена. По нашему мнению, носителями этого эт нонима являлись предки части современных аварцев северо-западного Азербайджана, а этноним лбин следует считать фонетической разновидностью этнонима hалби, которым аварцы именуются среди некоторых соседних народов Дагестанской АССР. Следует учесть, что этнонимы лбуен, лбин, лпин и hалби – это инонаименования в различных языковых передачах, и нам неизвестно, как звучал этот этноним среди его носителей. Кроме того, во-первых, лбины, как сказано выше, обитали в до лине реки Алазань, там, где и в настоящее время живут аварцы..." [7, с. 84-85].

Второе племы, участвовавшее в формировании современных аварцев Цора, – это "хьваны" или бежтинцы, известные в античных источниках как "цIилбал", т.е. "цилбы". Опять же процитируем Г.

Гейбуллаева: "Племя силв упоминает Плиний (I в.). По его сообщению "силвы живут за пределами Албании по всему челу гор". Однако, судя по древнеармянским источникам, силвы входили в число ал банских племен. В этих источниках данный этноним зафиксирован в различных фонетических фор мах: шилб, шил (вариант шиб) и чилб. Что касается этнической принадлежности носителей этого этнонима, то, по-нашему мнению, их следует считать предками части современных аварцев. Это мнение подтверждается тем, что чечены и ингуши называют аварцев Южного Дагестана сули или соли, а точнее население верховьев реки Андийского Койсу называют "сулийн мохк" – "земли страны сули". Жители одного из аварских обществ в Дагестане назывались Сул. С ними, по мнению В.И.

Абаева, следует связывать осетинское солу – аварцы. Таким образом, силв, солу, сули, сул следует считать фонетическим вариантом одного этнонима, правильная форма которого, по нашим поле вым данным, собранным среди аварцев северо-западного Азербайджана – это цилб" [7, с. 84]. В свя зи с высказыванием Гейбуллаева следует учесть и то, что арчинцы, живущие в Чародинском районе Дагестана, джарских аварцев называют "цилиш-тту" [14, с. 204]. "Тту" – есть показатель множест венного числа, а "цилиш" – корень названия, аналогия которого с сильвами и "цилбом" Гейбулаева очевидна.

На наш взгляд, в одном ряду со многими другими топонимами, этимологизируемыми из "цилб ского" (из которого возможно произошли современные бежтинский, гунзибский и гинухский языки), можно поставить и название "Алазани". В бежтинском языке "алазан" означает озеро, в родственных Этнография Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Ethnography гинухском – гIалазан, в цезском – гIалзан, в асахском диалекте – гIалазан [27, c.105]. М. Халилов по лагает, что эти слова образовались от названия реки Алазани [26, c.77], однако нельзя исключать и обратного, по примеру образования названия реки Алазани в закатальском диалекте аварского языка (рахьад – т.е. "море").

С. Сулейманова, ссылаясь на исследования Г. Гейбуллаева, Ю. Юсифова, Н. Марра, Н. Трубец кого и У. ехерта, также приходит к выводу, что лпины и сильвы (halbi, solu) являлись предками авар цев Алазанской долины [36, с.59]. Правда "ихоельцев" средневековых источников, упоминаемых вместе с дидойцами, С. Сулейманова там же отождествляет с предками ингилойцев, тогда как, на наш взгляд, более уместно увязывать их с тушинами, называемыми в Цунтинском и Тляратинском рай онах "ихал".

Подводя итог некоторым отсылкам в историческое прошлое, нельзя не согласиться с выводом Г.Гейбуллаева, что "предки современных аварцев – силвы, лубены (лбины) являлись коренными кав казоязычными племенами Кавказской Албании" [7, с.85]. В вопросах локализации этих двух племен исследователи не пришли пока еще к единому мнению. Однако общепринято, что лпины жили ниже по течению реки Алазани, а сильвы в верховьях этой реки. С.Т. Еремян, локализуя лпинов в долине реки Алазани, помещает чилбов (сильвов) к северу от них, вплоть до долины реки Тушетская Алаза ни [9, с. 137].

Соответственно, нельзя никак согласиться с мнением, насаждавшимся со времен Российской империи, что аварцы являются в этой зоне пришлым элементом. Абсурдными в этой связи выглядят утверждения, подобные нижеприведенному: "в условиях крайнего малоземелья в Хунзахе, как и во обще в горном Дагестане, аварцы еще в XVIII веке стали переселяться в соседний Северный Азер байджан. На новом месте аварцы…" [8].

Можно предположить, что белоканские аварцы в основной массе представлены потомками лпинов. По крайне мере самые крупные, коренные тухумы – роды Белокан: ХIалажал, Горгиял и ГьарагIалилал имели общее название – "лъебелал", а старая часть Белокан, в которой они были рассе лены, находилось на правом берегу реки Билкан-ор. Напротив, через реку Билкан-ор, чуть выше по течению, располагалось древнее селение Цалбан, название которого наводит на мысль о возможности аналогии с названием племени "сильвов". Кроме коренного аварского населения в Белоканском районе живут и представители аварских родов, образовавшихся в результате переселения из Дагестана. В большинстве селений выходцы из Дагестана составляют не более 10% жителей, однако в одном селе нии (Мазумкарануб) они образуют большинство. Данное селение до 1740-х гг. было населено также джарскими аварцами, но оказалось опустошенным в результате нашествия Надир-шаха [5, с.115-118]. В конце ХIХ в. оно снова было заселено в основном выходцами из аварских сел Салда и Чорода [16, с.27].

В массе своей мигранты из Дагестана были представлены выходцами из Тляратинского и Чародинского районов, наряду с которыми в незначительном количестве в районе осели и потомки уроженцев Ахвах ского и Лакского районов, а также цудахарцы, хаджалмахинцы и акушинцы.

Надо учитывать, что миграция аварцев была взаимонаправленной. Во время нашествия Надир шаха и других завоевателей, как более раннего так и позднего периода, аварцы из Алазанской долины вынуждены были отходить в укрепленные селения и хутора в Дагестане. Миграция из Белоканского района была отмечена и в ХIХ в. Например, в ходе завоевания царскими войсками Джарской "респуб лики" в 1830 г. в Дагестан бежало "много белоканцев" [24, с.325]. Факты миграции из Белоканского района в Дагестан подтверждаются многочисленными данными этнографического характера. К приме ру, самый многочисленный тухум аварского селения Кусур в Рутульском районе происходит из насе ленного пункта "Тене-Али" (под таким названием зафиксирован по итогам переписи 1926 г.) [28, с.347].

В селении Камилух Тляратинского района имеется тухум Габсал (насчитывают более 200 человек), ко торый основан переселенцами из Кабахчолиба. Генеалогия рода позволяет проследить имена своих предков до середины ХVII века (1650-е гг.), когда и произошло переселение [18, с.330].

В результате постоянных войн и неоднократного нашествия орд Надир-шаха к концу ХVIII в.

населенные пункты в Белоканском районе в целях повышения обороноспособности "прижались" к отрогам Главного Кавказского хребта. В то время равнинная часть была в основном занята сезонны ми хуторами земледельческого и скотоводческого направления. К началу ХIХ в. население совре менного Белоканского района было сосредоточено в двух "обществах" (Белоканское и Катехское), входивших в состав Джарской "республики". Главным населенным пунктом здесь было селение Бе Этнография Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Ethnography локаны, о котором источники говорят как об одном из самых крупных аварских селений в Алазан ской долине ("селение Белоканы – одно из самых крупных у лезгинцев"1) [29, с.406]. Белоканское общество включало селения Билкан, Цалбан, Рехутала и Чедерхев, а Катехское – Катех, Кабла-уба, Кудабкара и "Тонгуручи" [22, с.324]. К 1817 г. в Билкане фиксируется 900 "семейств" [10, с.282]. В Катехском обществе – более 400 дымов, но в Катехское общество входило также селение Горахажи ял, в котором по камеральному описанию 1859 г. числилось 67 дымов [17]. То есть в целом на терри тории Белоканского района в начале ХIХ в., до покорения царской Россией в 1830 г. насчитывалось около 1400 хозяйств, живущих в 9 населенных пунктах. В ходе подавления 1830 г. царские войска принудительно переселили значительную часть населения на равнину, ближе к реке Алазани. В ре зультате была заново заселена Кабахчолибская зона, но опустела горная часть, в частности исчезли селения Чедерхев и Реху-тала. К примеру, самое крупное селение в Кабахчолибской зоне – Шарип образовано выходцами из села Реху-тала, Шумбул – из села Буцрах, Рохоб – из села Цилбан и т.д. В дополнение к ним сюда переселились выходцы из Дагестана (из Кахиба в Кех-росу) и из Кварельской зоны (из села Аршиб, ныне Мтисдзири, в Халатала).

По всем имеющимся данным, вплоть до 1863 г., когда было образовано селение Оциязух (Ити тала) путем переселения 50 семей из села Алиабад Закатальского района, на территории Белоканско го района жили только аварцы. Переселение грузин на территорию Белоканского района было орга низовано уроженцем Алиабада Иби-кевха, по предварительному предложению ему представителями джарского тухума Оциял (авар. "Быковы") [30]. По имени первопоселенца селение стало также назы ваться Иби-тала, т.е. "поляна Иби". Название это позже было переделано в письменной форме в "Ититала" (азерб. "собачья поляна") из-за сильного влияния тюркского языка в административном аппарате Закатальского округа, представленного в значительном степени "кавказскими татарами", т.е. азербайджанцами.

После 1830 г. Джарская республика была преобразована в административно-территориальную единицу Российской империи, а территория Белоканского района стала Белоканским наибством, на селенным "почти исключительно аварами" [3, с.12]. По данным 1886 г. на территории Белоканского района жили 13272 чел., из которых 97,3% (12910 чел.) – аварцы и 2,7% (362 чел.) – вышеуказанные грузины, переселенцы из Алиабада [21].

Мирные годы второй половины ХIХ в. и примерно полтора десятилетия ХХ в. сопровождались быстрым ростом населения. В этот период наблюдался обратный процесс переселения жителей боль ших предгорных селений на низменность в свои хутора или развалины старых населенных пунктов. В ходе такого процесса выходцами из аварского села Катех было образовано 9 населенных пунктов, вхо дящих в муниципалитеты Кортала и Пуштатала. Одновременно и белоканцы начали расселяться по своим хуторам, а сами белоканские кварталы стали разрастаться вширь. Таким образом возникло селе ние Ханапи, первопоселенцами которого были представители аварского тухума Ханапиял. Последние, наряду с Халажевыми обладали правом выдвигать руководителей Белоканского общества из своей сре ды ("Список фамилиям старшин, имеющим право наследственные в пяти главных обществах... 2. В Белоканах две фамилии: Аладжали, Анапеяне") [12, с.258]. Аналогичным образом возникло селение Хетазулросу (авар. "село рыжих), бывшее в прошлом хутором белоканского тухума "ХIетал", т.е. "ры жие". Рядом поселились переселенцы из села Эхеди Тала Закатальского района, образовавшие селение Тулуял. Позже, в 1930-40-х гг. в Тулуял переселились и выходцы из села Лагич Закатальского района, которое на рубеже ХVIII-ХIХ вв. было образовано переселенцами из татского селения Лагич в Исмаил линском районе [23, с.50]. Они образовали в селении квартал Татазул-уба (азер. "Татлар-оба"). Голод 1930-х гг., репрессии и кровная месть вытолкнули в 1930-50-х гг. значительное количество населения многолюдных селений Баш-Гейнюк и Ашагы-Гейнюк Шекинского района на пропитание в Закаталь ский округ. Расселившись в некоторых селениях Белоканского района, они способствовали переходу на тюркский язык аварского населения этих населенных пунктов. К таковым относится селение Мачабхим (Сарыбулак), в котором в 1947 г. поселились несколько десятков семей гейнюкцев. В их числе был и нынешний директор института истории НАН АР Якуб Микаил оглы Махмудов, родившийся 10 февра В Закавказье горские народы Дагестана исстари именовались общими терминами: "леки", "авары", "лезги", "лезгинцы" и др. В XIX в. русскими эти же народы отждествлялись с "татарами", "чеченами" и др.

Этнография Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Ethnography ля 1939 г. в селе Баш Гейнюк Шекинского района и закончивший среднюю школу в 1956 г. в селе Са рыбулак Белоканского района.

В 1940-50-е гг. в Белоканском районе появились первые азербайджанские семьи из Грузии – "таркамаял" (терекеменцы). Более массовый приток их в район начался в конце 1960-х – начале 1970 х гг., в бытность Гейдара Алиева 1-м секретарем компартии АзССР. Миграция терекеменцев в район продолжается и по сей день, хотя за последние 2-3 года их поток несколько сократился. Среди тере кеменцев сохраняется и родовое деление. Одним из наиболее крупных родов терекеменцев в Бело канском районе являются "караджаловы", или караджалар, основная масса которых прибыла из од ноименного селения в Телавском районе. По словам местного краеведа Акифа Мамедли, "караджа лар" – это название крупного рода в селениях Толиб и Тулуял, а также "большое тюркское селение в Грузии" [33, s.122]. Во многом из-за "караджалар" перешло на тюркский язык аварское население этих двух крупных селений Белоканского района. Караджалар также живут в муниципалитете Кациб и особенно в небольшом селении Чеэрчиязух (азер. "Гараджа-бина"), в котором они составляют большинство населения. Терекеменская миграция в Рогноб (Казма) также способствовала тюркиза ции этого населенного пункта. В свою очередь терекеменцы были переселены в Кахети в 1750-х гг.

царем Ираклием II. Как отмечает академик А.Гильденштедт, в селах Муганлер, Карагелер, Кепеналчи и Кизилхадгил проживало 250 семей тюркменских татар, "которых царь Ерекле около 20 лет тому назад переселил сюда как колонистов из Муганской степи, где они жили между Арасом и Курой" [11, с.90]. В конце 1980-х начале 1990-х гг. терекеменцы из Сагареджойского района (азер. Гарачоп) начали пересе ляться в город Белоканы, а также в пока еще преимущественно аварские по составу населения муници палитеты Кациб, Поштбина, а также доприселяться к более ранним мигрантам в муниципалитете Рог ноб.

В числе 20 тыс. жителей Белоканского района, азербайджанцев по самосознанию и языку, око ло 60% являются ассимилированными аварцами;

около 25 % – терекеменцами, выходцами из Грузии;

от 7 до 10% уроженцами Шекинского района;

около 3% – фарсоязычные цыгане;

остальные выход цами из различных регионов Азербайджана и Армении.

Теперь несколько слов о названии Белоканы. Коренное аварское население называет город Билкан [20, с.18]. Данное название зафиксировано и в местной хронике ХVIII в. [31, c.17]. Наряду с этим иногда встречается и форма "Биликан", как например в следующей исторической записи: "Умер Уммахан в Городе Белоканы (Биликан) в усадьбе Абдуллы – сына Халаджа, в 1215/1800-1801 гг. По хоронен он был также в Джарском вилаяте" [32, c.40].

Название Билкан, скорее всего, образовалось по схеме, аналогичной с формированием аварско го "годекан" – "площадь, место собраний" (в южных диалектах аварского "гудей" – "разговор", "кIан" – "место"). Тогда корневое "били" следует увязать с аварским названием черешни. Дело в том, что в закатальском диалекте аварского языка наблюдаются случаи утраты исконной фарингализации:

"багIли" (литературный аварский) "били" (закатальский диалект) "черешня" [4, c.136]. В.Ф. Минор ский связывает название села с племенем "бел" гилянского происхождения с суффиксом "-кан" [15, с.33]. Однако коренное население тут аварское, соответственно данная этимология тут вряд ли уме стна.

Никакой критики не выдерживают попытки превратить название Белокан в Балакенд (азер. ба ла "маленький" + кенд "село, деревня"), а тем более тезис о том, что "возникновение в ХI веке названия Балакен (д) ("Маленькое село") следует признать естественным для рассматриваемой зоны, еще в VIII-IХ вв. ставшей местом обитания тюрок и называвшейся в грузинских источниках "Диди Турко ба" [16, с.30-31]. Между тем восточно-иранский термин кенд – "город, селение", по мнению В. Ми норского, был перенесен в Закавказье огузами [34, р.78]. Впервые же в Закавказье топоним с компо нентом "кенд" (село Котуркенд в равнинном Карабахе) упоминается в источнике ХIV века (Шараф ад-Дин Йезди, сочинение "Зафарнаме"). Идея о наличии тюркоязычного населения в долине Алазани еще в VIII в. настолько нелепа, что не заслуживает даже комментария.

Вышеназванная теория была озвучена в 1970-х гг. Однако "новая азербайджанская наука" в лице директора Института истории Академии наук Азербайджана Якуба Махмудлу считает, что название Билкан "связано с именем огузского полководца Белякана" [13, с.14]. Вслед за ним эту версию без тени сомнения начинают повторять и другие азербайджанские авторы, такие как Акиф Мамедли [32, с.7].

Что интересно, А. Мамедли пишет о раскопанном скифском кургане близ реки Алазани, а далее о том, Этнография Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Ethnography что Якуб Махмудов раскопал там могилу того самого огузского военоначальника Белакана (???) [32, с.28]. То, что между миграцией на Кавказ этих двух народов прошло около двух тысяч лет, краеведа никак не смущает. Впрочем, "краеведа" утверждающего, что название Сакартвело (Грузия) произошло от названия тюркского (?!) племени саков, слова "ер" (мужчина, на азербайджанском языке) и "вело" (поле;

не уточняется, правда, на каком языке), мало что может смутить [33, с.43].

В принципе, история любого этноса полна противоречивыми суждениями тех, кто е описывает.

Однако это не означает, что научные идеи при этом можно подменять профанацией и провокационны ми заявлениями.

ЛИТЕРАТУРА 1. Административно-территориальное деление Азербайджана (Президентская библиотека). Баку, 2007. 2.

АКАК. Т. II, № 1390, Рескрипт Александра I Цицианову от 23 мая 1803 г. 3. Алескеров Ю.Ю. Очерк социально экономических отношений в Закатальском округе в ХIХ в. (до 1870 г.): Автореф. дисс. на соиск. учен. степ.

к.и.н. М., 1953. 4. Асланов А.М. Азербайджанский язык в орбите языкового взаимодействия (социально лингвистическое исследование). Баку, 1989. 5. Вахушти. География Грузии (Введ., пер. и примеч. М.Г. Джана швили) // Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического общества. Кн. ХХIV. Вып.5.

Тифлис, 1904. 6. Гаджиев М.С. Лпиния (исторические факты, локализация, этническая принадлежность) // Да гестан в эпоху Великого переселения народов (этногенетические исследования). Махачкала, 1998. 7. Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана. Баку, 1986. 8. Гусейн-заде Р. Аварцы в Азербайджане // Журнал "Ирс", Баку, № 30, 2007. 9. Еремян С.Т. Моисей Каланкатуйский о посольстве албанского князя Вараз-Трдата к хазарскому ха кану Алп-Илитверу // ЗИВ АН СССР, т. VII, 1939. 10. Ермолов А.П. Записки: 1798-1826 гг. М., 1991. 11. Иоганн Антон Гильденштедт. Путешествие по Кавказу в 1770-1773 гг. / Комм. и ред. Ю. Карпова. СПб. 2002. 12. Ко цебу М.А. Сведения о джарских владениях. 1826 г. // ИГЭД. 13. Махмудлу Якуб. Илисуйское султанство – жем чужина из сокровищницы нашей истории (вступительная статья главного редактора) // Э.М. Летифова. Северо западный Азербайджан: Илисуйское султанство. Баку, 1999. 14. Микаилов К.Ш. Арчинский язык. Махачкала, 1967. 15. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербента. М., 1963. 16. Молла-заде С.М. Топонимия северных районов Азербайджана. Баку, 1979. 17. Население Закатальского округа по народной переписи 1871 года // Сборник сведений о кавказских горцах. Вып. VI. Тифлис, 1872, Отд. III. 18. Омаров М.М. Анкьракь (Семиземе лье). Махачкала, 2006. 19. Саидова П.А. Диалектологический словарь аварского языка. М., 2008. 20. Саидова П.А. Закатальский диалект аварского языка. Махачкала, 2007. 21. Свод статистических данных о населении За кавказского края, извлеченных из посемейных списков 1886 г., издан по распоряжению главноначальствующе го гражданской частью на Кавказе Закавказским статистическим комитетом. VIII. Закатальский округ. Тифлис, 1893. 22. Фон-Климан Ф. Война на Восточном Кавказе с 1829 по 1834 год в связи с мюридизмом // Кавказский сборник. Том ХVII. Тифлис, 1896. С.325 23. Фон-Плотто А.И. Природа и люди Закатальскаго округа // Сбор ник сведений о кавказских горцах. Вып. IV. Тифлис, 1869. 24. Фон-Климан Ф. Война на Восточном Кавказе с 1829 по 1834 год в связи с мюридизмом // Кавказский сборник. Том ХVII. Тифлис, 1896. 25. Хайдарбек Гени чутлинский. Историко-биографические и исторические очерки / Пер. с араб. Т.М. Айтберова, вступ. и комм.

В.Г. Гаджиева. Махачкала, 1992. 26. Халилов М.Ш. Грузинско-дагестанские языковые контакты. М., 2004. 27.

Халилов М.Ш. Цезско-русский словарь. М., 1999. 28. Хапизов Ш.М. Тлейсерух (Кьессер): историко этнографический очерк. Махачкала, 2008. 29. Хуан Ван-Гален. Два года в России. Кавказская война: истоки и начало. 1770-1820 годы. СПб., 2002. 30. ЦГИА Груз. ССР, ф. 236, оп. 2, д. 4, л. 11-19. 31. ЦIоралъул аваразул рагъазул тарих. ХIадур гьабуна Т.М. Айтберовас. МахIачхъала, 1996, Гь. 17 (на авар. яз.). 32. Akif Mmmdli.

Balakn-Zaqatala bolgesinin tarixin dair. Baki, 2007. 33. Mmmdli Akif. Balakn-Zaqatala bolgesinin tarixin dair.

Baki, 2007. 34. Minorsky W. Mongol place names in Mycri Kurdistan (Mongolika-4) // Bulleten of the oriental and african studies. ХХ-I. London, 1957. 35. Plinii Naturalis Historia, Liber VI, XI, London, 1969. 36. Sleymanova S..

Albaniyann imal-qerb srhd blgsi Lpiniya-Ereti // AMEA Tarix Institutu Elmi srlri. 20-ci cild, Bak, 2007 (на азерб. яз.). 37. Официальный сайт Госкомстата АР www.azstat.org. 38. Официальный сайт администрации Бело канского района www.balakn.az.

Культурная география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Cultural geography ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ ГОРЦЕВ ДАГЕСТАНА © 2009. Дамаданова С.Р.

Дагестанский государственный педагогический университет Для горного Дагестана характерны исключительная расчлененность рельефа и многообразие природных ландшафтов, что сказалось на территориальной разобщенности, этнографической изоля ции и языковых трудностях общения его жителей, стилевом многообразии и локальных различиях в традиционной архитектуре, фольклоре, изобразительном и декоративно-прикладном искусстве, ху дожественных промыслах. Несомненно и то, что тесные торговые и политические связи, а также общность конфессиональной ориентации, нравственно-этических и художественно-эстетических ценностей способствовали взаимообогащению материальной и духовной культуры дагестанских на родов, формированию их как единой нации. По свидетельству видных ученых, материальная и ду ховная культура горцев Дагестана имеет глубочайшие местные корни [10;

14;

17 и др.].

На различные стороны духовно-религиозной, социальной и политической жизни, проявления ху дожественной культуры значительное виляние оказали сопредельные страны, с которыми Дагестан, в силу своего географического положения на перекрестке цивилизаций, поддерживал тесные контакты.

Культурные связи с народами Северного Кавказа, Закавказья, исламского Востока, позднее России и стран Европы существенно обогатили стилистику традиционных формообразующих и орнаментальных мотивов, приемы художественной обработки изделий, переосмысленные умельцами на основе локаль ных традиций. Испытав значительное иноэтническое влияние, искусство Дагестана в свою очередь ока зало существенное воздействие на культуру соседних стран и регионов [1;

6;

8;

9;

12;

14 и др.].

Самобытная система художественных образов, обусловленная мифотворчеством и религиоз ными представлениями, обнаруживает ярко выраженную связь с древнейшими традициями язычест ва, христианского и мусульманского периодов, являющихся основным источником вдохновения мас теров. Специфика местной флоры и фауны, предметного ми ра, выразительных речевых оборотов, а также этикетные нормы межличностных и общественных отношений, имев ших как рационально-оправданное, религиозно-магическое, так и нравственно-эстетическое значение, нашли отражение в колоритных художественных образах произведений умель цев, получивших известность далеко за пределами Дагестана.

Географическими, историческими и социально экономическими условиями обусловлены художественно эстетические, этнографические подробности самобытной архи тектуры Дагестана. В зодчестве явственно проступают принци пы народной эстетики, основанной на представлениях о красоте природных явлений: симметрии, ритме, гармоничных пропор ций в соотношениях частей и целого и др.

Традиционное жилище дагестанцев создавалось и обу страивалось в соответствии с представлениями об окружаю щем мире, воплощая уменьшенную модель космоса, вселен ной. Все части этой модели – форма, внешний вид сооруже ния, его декор, организация интерьера – образуют единый Рисунок 1. Архитектурный ансамбль (рис. 1), являющийся пространственным воплоще комплекс в селении Согратль нием строения мироздания: четырехгранный план символи Культурная география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Cultural geography зирует стороны света, крыша – небесный свод [8;

13;

15 и др.]. Архитектурные особенности традици онных построек, продиктованные стремлением целесообразного и эстетически выразительного обу стройства жилища, всегда служили надежным средством защиты от чужеземцев и нежелательных природных явлений. В своих конструкциях, формах, декоративном оформлении памятники архитек туры, являющиеся уникальным лицом любого селения, несут важную информацию о культуре, исто рии, традициях и нравах, эстетических предпочтениях горцев.

Одной из ведущих форм народного художественного творчества является традиционное деко ративно-прикладное искусство, с древнейших времен органически связанное с бытовым укладом и повседневной деятельностью народов Дагестана, их мировосприятием и пониманием прекрасного.

Утилитарная целесообразность произведений гармонично сочетается с самобытным художественным образом, являющимся своеобразной формой постижения и отображения мира, информацией о фило софии, эстетических предпочтениях эпохи, об этническом своеобразии национальной художествен ной культуры [14]. По свидетельству Гольдштейна, характер искусства кавказских горцев определял ся условиями окружающей природы: "Ее сверхчеловеческая мощь, ее облик несокрушимо вечного внушали человеку ощущение суетности житейских мелочей. Суровые условия обитания в горах дают почувствовать цену жизни, а это побуждает задумываться над ней, осознавать разницу между пус тячным и существенным..." [7]. Орнамент, подчеркивающий форму предмета и выступающий в каче стве первоосновы эстетической выразительности изделия, заключает в себе глубокий символический смысл, отображая представления людей об устройстве Вселенной, различных явлениях природы. Ор наментация произведений, не являясь случайным сочетанием стилизованных форм, имеет опреде ленное смысловое значение, связанное с традиционно культовыми, религиозно-магическими, эстетическими представлениями.

В дагестанском орнаменте распространены компо зиции, содержащие изображения стилизованных цветов, причудливо закручивающихся веток, переплетающихся в декоративные заросли. К числу наиболее древних расти тельных изображений относится архетип "Древо жизни", имеющий огромное число вариаций. Его композиция по многовековому правилу состоит из вертикально симметричного, двухстороннего, четырехстороннего или многосторонне го растительного Рисунок 2. Архетип "Древо жизни" декора, по краям которого конфронтально располагаются стилизованные изо бражения птиц и животных (рис. 2).

Истоками народного орнамента, проявившимися во всех видах декоративно-прикладного искусства Дагестана, являют ся древние представления о сущности пространства, наглядно воплотившиеся в традиционном растительном и геометриче ском орнаменте в замкнутые центрированные формы круга – кривой, не имеющей ни конца, ни начала. Образ "Солнца" вы ступал не только в качестве оберега, но и отображал наблюде ния горцев циклических явлений природы: смены дня и ночи, времен года. Так, например, широко распространенная трие диная розеточная композиция вероятнее всего являлась свое образной орнаментальной схемой трехфазного хода светила:

восход – полдень – закат (рис. 3), причем, полуденное "Солн Рисунок 3. Фрагмент стенки це", как правило, трактуется особенно тщательно, занимая подвижного ларя, XVIII в.

центральное место в композиции [15].

Культурная география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Cultural geography В качестве орнаментальной символи ки, олицетворяющей постоянное возрож дение к жизни и обеспечивающей сохран ность рода, повсеместно выступает змея – свастико-спиралевидные композиции в ви де разворачивающихся клубков (рис. 4).

Очевидна генетическая связь большинства аграрных обрядов с древнейшими пред ставлениями об умирающих и воскресаю щих божествах, об умирании и возрожде нии природы [16]. Смена времен года оп ределяла последовательность проведения сельскохозяйственных работ, окончание и Рисунок 4. Фрагмент мемориальной плиты, XIV в.

начало которых неизменно отмечалось об рядовыми действиями и коллективными празднествами (в т.ч. и ритуальными), призванными задобрить силы природы, обеспечивающие бла гополучие всего джамаата.

Неизменной составляющей праздничных ритуалов являлся народный фольклор, формы и жан ры которого также во многом предопределены географическими особенностями проживания горцев.

Так, например, ритмический строй народных пословиц и поговорок, лирических песен, героического эпоса в известном смысле соответствует ритмическим проявлениям характерных природных явле ний: шуму водопада, журчанию родника, отзвукам горного эха и др. Для аналогии обратимся к опыту мировой литературы: по К. Паустовскому, ритмический строй гомеровского стихотворного размера, "гекзаметра", по законам которого в середине длинной строки следует делать небольшую облегчаю щую паузу – "цезуру", совпадает с протяженностью звучания наката и отката морских волн: слепой Гомер, воспевая осаду Трои и поход Одиссея, подчинил торжественный слог привычному для слуха размеренному шуму прибоя [2].

В фольклорном наследии народов Дагестана в жанрах преданий и легенд широко представлены комогонические и космологические воззрения горцев, звучат древние мотивы поклонения силам при роды ("небесным оленям", символизирующим Солнце), нередко заимствованные у народов Северно го Кавказа, Закавказья, Средней Азии, Поволжья и др., что исторически обусловлено близостью эт носов и вековыми контактами. Причем, по свидетельству видных ученых, общность или схожесть произведений фольклора в значительно большей степени определяется географическим положением носителей культуры, чем этноязыковыми признаками [3].

Мотивы борьбы "Солнца" с пожирающим его чудовищем – "Мраком", нашли отражение в де коративном оформлении художественных изделий традиционных ремесленных промыслов Дагеста на: художественной обработке дерева, камня, металла, шерсти, глины и др., получивших широкое распространение благодаря обилию местного природного материала. Так, например, наличие множе ства различных древесных пород (бук, граб, реже дуб, плодовые, осина, липа, в высокогорных рай онах – сосна, ель, береза, в равнинной части и предгорьях – грецкий орех, боярышник и др.) обусло вило использование в традиционном обиходе высокохудожественных резных деревянных изделий, различающихся по форме, декору и назначению:

– архитектурные (дверные и оконные проемы, створки ворот, дверей, лоджии, веранды и бал коны, столбы, перила, карнизы;

богато орнаментируются деревянные опорные столбы внутри жилищ и мечетей, а также балки перекрытий и т.д.);

– мебель (лежанки, кресла, стулья, сундуки и лари, кафедры-мимбары, пюпитры для Корана и др.);

– сосуды и предметы быта (мерки, кадушки, ковши, тазы, корыта, ступки и т.д.).

Специфика художественной культуры народов Дагестана отражается и в искусстве художест венного текстиля, получившего с древнейших времен широкое распространение в традиционно бытовом обиходе горцев благодаря обилию природных натуральных красителей, шерсти и др. Искус но декорированные текстильные изделия повседневного использования и ритуально-праздничного назначения на протяжении длительного исторического периода выполняли как утилитарную, так и Культурная география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Cultural geography художественно-эстетическую функцию.

Текстиль, выступавший в качестве оформления художественного облика традиционного ин терьера, различают по следующим разновидностям:

– тканые ковровые изделия (ворсовые и безворсовые ковры, паласы, дорожки;

утварь: хурджи ны, ремни для водоносных сосудов);

– войлочные изделия (ковры, подушки);

– золотое шитье, изделия, вышитые шелком (занавеси, покрывала, скатерти;

аксессуары: чехлы для подушек, полотенца, сумочки для рукоделия, футляры для Корана) и др.

Производство текстильных изделий, входящих в оформление традиционного жилища, характеризуется единством стиля, гармоничным сочетанием изящества, утилитарной целесообразности и художественно-образной цельности, отвечающей духовно-эстетическим потребно стям горцев Дагестана.

Исследуя особенности производства художественно го текстиля, следует подробнее остановиться на одной из наиболее утонченных и повсеместно распространенных разновидностей традиционного ремесла, являющегося не отъемлемой частью декоративно-прикладного искусства Дагестана – древнем промысле художественной вышивки, золотого и серебряного шитья. Исследование особенностей "светского" рукоделия, которым предпочитали заниматься представительницы феодальной знати, раскрывает само бытность и эстетическую значимость уникальных изделий, позволяет проследить взаимодействие национальных и иноэтнических художественных традиций, выявляет спе Рисунок 5. Лакская вышивка.

цифику декорировки кожи и всевозможных тканей изы Селение Кули сканными орнаментальными композициями, органически связанными с представлениями о прекрас ном, мировосприятием горцев (рис. 5).

Различают следующие разновидности художественной вышивки:

– изделия в традиционном хозяйственно-бытовом обиходе (занавеси, покрывала, подушки, по поны, седла);

– декоративная отделка традиционной одежды (мужской, женской, детской – повседневной, ритуально-праздничной);

– аксессуары (кисеты, пояса, сумочки, футляры);

– продукция подарочно-экспозиционного назначения и др.

Орнаментальная вышивка дагестанцев, как и многих других народов мира, придавала горскому костюму неповторимую самобытность, имея не только эстетическое значение, но служившая обере гом: "золотым шитьем" украшались края одежды, сквозь которые могли бы проникнуть вредоносные силы. Тщательно продумывались орнаментальные мотивы головных уборов, в частности, разновид ностей покрывал, носивших у различных народностей специфические особенности, характерные для конкретного селения.

Домашние промыслы по изготовлению одежды, особенно женской, отличавшейся многообра зием материалов, форм покроев, цветовой гаммы, отделок, украшений, имели в хозяйстве горцев большое значение и представляли собой важную часть самобытной культуры народов Дагестана.


Функционально оправданные особенности традиционной одежды, отличающейся национально этническим своеобразием, так же предопределены природно-климатическими условиями, особенно стями хозяйственно-бытового уклада и художественно-эстетическими предпочтениями, поверьями в апотропейную символику орнаментальных композиций. Для традиционного костюма характерны всевозможные дополнения в виде серебряных ювелирных украшений, среди которых преобладали стилизованные зооморфные мотивы, служившие своеобразным оберегом [5]. Не удивительно, что самобытные наряды горянок вызывали восторг известных художников – исследователей культуры Дагестана, таких как Г. Гагарин, Т. Горшельдт, Е. Лансере, оставивших ценнейшие зарисовки костю Культурная география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Cultural geography мов, обуви, украшений, головных уборов женщин ряда обществ Дагестана, имеющие огромное эсте тическое и научное значение [4].

Таким образом, многовековые художественные традиции Дагестана, в значительной степени обусловленные геополитическими, природно-климатическими условиями проживания, являются не отъемлемой частью мировой культуры. Питаясь на местной почве, творчество дагестанских мастеров испытало на себе благотворное влияние соседних народов и стран, оказывая в свою очередь воздей ствие на их материальную и духовную культуру высокими образцами художественных произведе ний.

ЛИТЕРАТУРА 1. Алиханов Р. Кубачинский орнамент. М., 1963. 2. Богоявленская Д. Б. Психология творческих способностей.

М., 2002. 3. Булатов Б.Б., Лугуев С.А. Духовная культура народов Дагестана в XVIII-IX веках. (Аварцы, дар гинцы, лакцы). Махачкала, 2003. 4. Булатова А.Г., Гаджиева С.Ш., Сергеева Г.А. Одежда народов Дагестана:

Историко-этнографический атлас. Пущино, 2001. 5. Гаджиев Г.А. Верования и обряды: Доисламский период.

Махачкала, 1993. 6. Гаджимурадов С.М. Основы художественной керамики. Махачкала, 1987. 7. Гольдштейн А.Ф. Башни в горах. М., 1977. 8. Дебиров П.М. Архитектурная резьба Дагестана. М., 1996. 9. Дебиров П.М. Ис тория орнамента Дагестана: Возникновение и развитие основных мотивов. М., 2001. 10. Ильчук Н.М. Художе ственная обработка металла в лакском селении Кумух в XIX-XX вв. // Советская этнография. №3. М., 1958. 11.

Кильчевская Э.В. Декоративное искусство аула Кубачи. М., 1962. 12. Лавров Л.И. Из эпиграфических находок Дагестанской экспедиции. Вып. 17. М.-Л., 1957. 13. Любимова Г.Н., Хан-Магомедов С.О. Народная архитектура Южного Дагестана. М., 1956. 14. Маммаев М. М. Декоративно-прикладное искусство Дагестана: Истоки и ста новление. Махачкала, 1989. 15. Рашидов О.К. Основы композиции: народные орнаменты и декоративно прикладное искусство. Махачкала, 2002. 16. Фрезер Д.Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. М., 1986. 17. Шефов А.Н. Народные мастера Дагестана. Л., 1982.

Лингвистическая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Linguistic geography ТОПОНИМИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О ДРЕВНИХ ТЮРКСКИХ ПЛЕМЕНАХ В ДАГЕСТАНЕ © 2009. Ханмагомедов Х.Л., Гебекова А.А.

Дагестанский государственный педагогический университет, Дагестанский ин-т повышения квалификации педагогических кадров Топонимы являются уникальными памятники истории и культуры народов, а вместе с тем и надежными индикаторами этноязыковой истории и экологческого развития ландшафтов. Их возник новение связано с былым расселением и миграцией этносов, производственными отношениями, ис торическими контактами тех или иных народов, укладом жизни населения, а также многими процес сами, происходящими в природной среде. В этом отношении Дагестан может служить топонимиче ской моделью территорий со сложной географической средой и этноязыковым составом населения.

Одним из ранних тюркских племен, заселившимся в Дагестане и оставившие след в топони мике этого региона, являются древние гунны. Первые упоминания о них в Прикаспии относятся ко II в.н.э. [2] Основной зоной их кочевания были степные районы Западного Прикаспия вплоть до Дер бентского прохода. Нами обнаружена гуннская топонимия (с этнонимом гунн) в Табасаранском и Хивском районах. Это такие как Гъунарин-хутил ("пашня гуннов" – местность вблизи сел Ляхля и Уртиль Хивского района, а также у с. Ханаг Табасаранского района), Гъунарии-йагъаг (букв. "котел гуннов" – местность у с. Ляхля Хивского района). Гунарин-рагъвар ("мельница гуннов" – местность недалеко от с. Хилипенджик Табасаранского района) [4]. Гунны заселяли не только низменную, но также предгорную и даже горную части Дагестана. Во II в. н.э. гунны из-за своей малочисленности стали ассимилироваться с кумыками, азербайджанцами, лакцами, лезгинами, даргинцами, рутульца ми, табасаранцами, приняв язык, традиции и обычаи последних.

Оставили след о своем пребывании в Дагестане огузские племена падар, баят, карадаглы. С этнонимом падар связано одноименное название села Дербентского района, перенесенное из Азер байджана. Падарцы [2, с.9] переселены в Азербайджан в XIII веке из Средней Азии эльханидами. По всей видимости, именно в этот исторический период они переселялись и в Дагестан. С этим же пе риодом можно связать расселение в Дагестане племени баят, название которого связано с названиями бывшего хутора Дербентского района, Баятларкутан ("хутор баятов"), колодца Ногайского района Баятакую ("колодец баятов"), также Дербентских ворот Баятлар-капы ("ворота баятов").

Расселения кадараглинцев в Дагестане можно датировать XIV-XV веками. Именно этим на родам обязаны надгробные памятники села Карадаглы Дербентского района. Указанное племя оста вило след в данном ойкониме. Предшествующие XIII-XIV века связаны, по-видимому, с расселением в Дагестане тюркских племен кабар, анджи, сухты, балта, тама, чуни. Племя кабар нашло отражение в названии села Курахского района Кабир. Это племя было широко расселено в Армении, в Бейла ганском и Тертерском районах и Нагорном Карабахе Азербайджана.

Название племени анжи, по нашему мнению, со сременем приобрело несколько вариантов:

онджа, анча, инджи, инча, инчхе. Кумыки и другие народы город Махачкалу исстари именуют Анжи калой ("городом анджийцев"). Сохранилось историческое название возвышенности в приморской части столицы Дагестана – "Анжи-арка". Топоним "инчхе" нашел отражение в топонимах Инчхео зенъ ("река инчхинцев", река в Сергокалинском и Каякентском районах), поселок Инчхе Каякентско го района), Инча (село Казбековского района). Название племени тама запечатлено в ойкониме Тама (село Акушинского района), сухты – в названии села Табасаранского района Цухты, чуни – в назва нии села Левашинского района Чуни.

Лингвистическая география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Linguistic geography В результате контактов кумыков, азербайджанцев, древних гуннов с аварцами, даргинцами, лакцами, лезгинами, табасаранцами, агулами, рутульцами, цахурами в топонимии этих народов воз никли тюркские элементы. Так, из кумыкского и азербайджанского языков в топонимию дагестан ских языков вошел термин къараул ("сторож, сторожевой", у аварцев – хъарааул, даргинцев – хъараа ул, къарал, лезгин – къаравул, табасаранцев – гъаравул).

Из азербайджанского языка в дагестанские языки вошли топонимические лексемы хан ("хан, вождь племени, властитель, правитель, верховный правитель"), ханум ("ханша, барыня, госпожа", имя личное женское). Азербайджанское слово бек ("феодальная знать") вошло в кумыкскую лексику в форме бий, лакскую – баг, аварскую, даргинскую, лезгинскую, табасаранскую, рутульскую, цахур скую, агульскую – в форме бег [3, с.133]. В лезгинскую и табасаранскую топонимию из азербайджан ского языка проникли слова багъ ("сад"), бахча ("сад, садик, цветник"), баш ("вершина горы, кургана, холма, букв. голова"), булах ("родник, источник, ключ"), гирве ("переход, перевал"), гуьне ("солнеч ный склон, косогор, сторона"), гуьней ("косогор, солнечная сторона, подъем"), даг ("гора"), дере и дара ("долина, ущелье"), даш ("камень, гора") демир ("железо", имя личное мужское), гышлагъ ("зи мовье, зимнее пастбище"), къазма ("хутар,виселок"), къарасу ("черная вода, родниковая вода, вода пригодная для питья"), кент ("село, квартал"), къуру ("сухой, высохший, засохший"), майдан ("пло щадь, открытое место, ровное место"), орта ("средний"), тала ("поляна"), оба ("отселок, село"), хандак ("ров"), шиш ("остроконечный"), юхары ("верхний"), яйлах ("летнее пастбище") и др. Из этого списка характерными для агульской, рутульской, цахурской топонимии являются: баш, орта, юхары, къуру, къазма, дере, даг, тала, для аварской – тала [4].

Таким образом, топонимические свидетельства расселения и взаимовлияния культур тюрк ских народов в Прикаспии можно рассматривать как историко-географический, этногеографический и лингвогеографический факты, которые должны найти свое дальнейшее научное обощение в исто рических и геогрфических исследованиях народонаселения Страны гор.

ЛИТЕРАТУРА 1. Бандалиев Н.С. Топонимия Горного Ширвана Азербайджанской ССР: Автореф. дис. … канд. геогр. наук. – Баку, 1986. 2. Гмыря Л.Б. Страна гуннов у Каспийских ворот: Прикаспийский Дагестан в эпоху Великого пере селения народов. – Махачкала, 1995. 3. Джидалаев Н.С. Тюркизмы в дагестанских языках. Опыт историко этимологического анализа. – М., 1990. 4. Ханмагомедов Х.Л. Топонимия территории со сложной географиче ской средой и этноязыковым составом населения (на материале Дагестана): Автореф. дис. … д-ра геогр. наук. – Баку, 1996.

Рекреационная география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Recreational geography О ПЕРСПЕКТИВАХ ТУРИЗМА В ДАГЕСТАНЕ © 2009. Карибов А.Ш.

Агентство по туризму РД Море, прекрасные песчаные пляжи, горы, многочисленные памятники истории, культуры, при роды и архитектуры... Все это окружает нас с вами, жителей Дагестана. Казалось бы, обладая всеми этими богатствами, наш край просто обязан был превратиться в самый южный "курортный уголок" России. Но он почему-то не спешит занимать свое место в перечне мест туристического паломниче ства. Попытаемся разобраться, в чем тому причина.


Еще с советских времен поднимался вопрос о широкомасштабном развитии туризма в Дагеста не. Ставилась конкретная задача: приблизиться по объему обслуживания отдыхающих к курортам Краснодарского края. Однако сама по себе эта задача была мало обоснованной. Дело в том, что не верно однозначно сравнивать Краснодарский край с Дагестаном в плане развития индустрии отдыха и оздоровления. Ведь туризм в Краснодарском крае начал развиваться еще в начале прошлого века, тогда как в Дагестане ему всего-то 35-40 лет. Отсюда и соответствующие вложения капитала на раз витие отрасли. За эти годы на черноморском побережье края построено более 1500 объектов только санаторно-курортного типа. У нас такой показатель значительно ниже. Чтобы увеличить объмы приема отдыхающих, нужно наращивать темпы строительства объектов их размещения. Благо для этого есть незанятые территории: на берегу моря, в дельте Терека, в предгорьях и горах. Летом, ко нечно, туристов и курортников в Дагестане предпочтительно располагать поближе к Каспийскому побережью, зимой же целесообразно делать ставку на горно-лыжные курорты. Горы притягивают к себе и большинство экскурсионных маршрутов: слишком велик здесь потенциал природного и куль турного наследия нашей республики.

На побережье сейчас находятся три инвестиционные площадки, где в рамках федеральной це левой программы "Юг России" ведется строительство инженерной инфраструктуры для будущих ту ристско-рекреационных комплексов. Они расположены на рекреационных землях Карабудахкентско го (135 гектаров), Дербентского (60 гектаров) и Каякентского (47 гектаров) районов. Четвертая инве стиционная площадка – это горнолыжная база "Чиндирчеро" в Акушинском районе. Там тоже ведут ся работы: уже подведены газ и дорога, сейчас решается вопрос с электроснабжением. Правда, в Чиндирчеро были проблемы с оформлением документов на землю. На их решение ушло много вре мени, но все уже позади...

На эти участки за счет средств федерального и республиканского бюджетов подводятся инже нерные сети: дорога, газ, линии электропередач и вода. В 2008 г. три из указанных площадок были профинансированы на 100%. Вот график выделения средств в прошлом году: Дербентский район – млн руб., Каякентский район – 18,5 млн руб., Акушинский район (база "Чиндирчеро") – 10 млн руб.

Денег, конечно, не хватает. При этом речь идет о средствах не только из республиканского, но и фе дерального бюджета. Правда, в 2009 г. в связи с кризисом финансирование из федерального центра уменьшено примерно на 30 процентов.

Туризму и курортам уделяется серьезное внимание в республиканской Стратегии развития до 2020 г. Среди территорий опережающего развития нашей республики в Стратегии–2020 под первым номером названы "Туристско-рекреационные зоны (ТРЗ)". Развитие сферы курортного и лечебно Рекреационная география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Recreational geography оздоровительного туризма поставили своей задачей 22 муниципальных образования. Туристско рекреационные зоны собираются обустраивать и расширять в 17 муниципальных образованиях. На деемся, что в рамках этой Стратегии сыграет свою роль и Федеральная целевая программа по разви тию туристско-рекреационных комплексов на побережье Каспийского и Азовского морей. Тогда можно будет со временем увеличить количество принимаемых туристов в Дагестан в два раза, доведя их число до 500 тысяч.

Теперь дело за инвесторами, среди которых есть как местные, так и приезжие. Различны и ве домственные инициативы такого строительства. Например, в приморской курортной зоне Дарвагчай Дербентского района рекреационное освоение в основном намечается сферой высшего образования.

Дагестанские вузы и некоторые университеты из других регионов России здесь собираются создавать собственные студенческие городки. В этой зоне уже находится молодежный лагерь "Золотые пески", а рядом с ним – наша инвестиционная площадка, где вузы продолжат обустройство территорий для отдыха молодежи, студентов, преподавателей.

Что касается богатого лесными массивами, песчаными пляжами и уникальными бальнеологи ческими ресурсами побережья Каякентского района, то по нему еще продолжаются переговоры. Сю да приезжают много инвесторов, смотрят, изучают ситуацию. Недавно фирма ООО "Развитие" реши ла подготовить все необходимые документы, представить бизнес-план. Эта компания готова участво вать в конкурсе на 25,5 га и инвестировать в эту землю более 500 млн руб.

Перспективы туризма в Дагестане, как уже было отмечено, связаны не только с Каспийским побережьем, намечено возводить туристические объекты также в горах. В Хунзахском районе, на пример, уже начато строительство горнолыжной базы, и здесь еще много работы впереди.

Конечно, земельные проблемы решаются не легко. Эти проблемы свойственны сейчас и для других сфер строительства в Дагестане. Так, определяются территории для конкретных инвесторов, готовых начать стройку, но тут местное население, считающее эти земли своими, вдруг начинает ми тинговать. И этих проблем трудно избежать, хотя речь идет о площадках, находящихся в федераль ной собственности. На наш взгляд, не следует ограничиваться только федеральной землей, объекты туризма должны располагаться и на соседних участках. Подобные вопросы следует согласовывать с местной общественностью. Все надо решать заранее, чтобы не создавать проблем людям в дальней шем. Здесь главное – чтобы местных жителей не беспокоили перспективы, т.е. они должны осозна вать конкретные выгоды для себя и своих детей. Например, жители села Гинта Акушинского района сейчас хорошо понимают, что газ и нормальные дороги к ним не пришли бы в ближайшее время, ес ли бы рядом не стала возводиться горнолыжная база "Чиндирчеро".

Строительство подобных объектов рекреации ускоряет социально-экономическое развитие сельских территорий. Поэтому очень важны усилия по объяснению людям того, какие блага они бу дут иметь от соседства с туристическим объектом. Ведь совершенно очевидно, что их жизнь может существенно улучшиться за счет создания инженерной инфраструктуры, возможности трудоустрой ства на этих объектах, поступления налогов в местный бюджет и т.д. При этом нужно учесть все воз можные последствия от развития индустрии туризма, в том числе нравственные и социально психологические, учитывая, что она будет формироваться в регионе с нормами и традициями ислам ской културы.

С другой стороны, нужно постоянно думать и о том, как привлечь инвесторов. Здесь могут по мочь выставки разного уровня. На них бывают турагенты и туроператоры, просто потенциальные туристы, представители органов исполнительной власти, те, кто работает в сфере туризма в том или ином субъекте России. Есть еще различные экономические и инвестиционные форумы. Например, на таком форуме в Сочи выставлялись наши макеты, буклеты. В результате мы приобретаем потенци альных инвесторов, которые с интересом приезжают смотреть Дагестан, знакомиться с нашей рес публикой.

Недавно в Центральном доме журналистов в Москве проводилась презентация туристско рекреационной отрасли нашей республики и ее инвестиционного потенциала. Присутствовало около 35 ведущих СМИ России. После презентации шестнадцать журналистов различных изданий приехали в Дагестан, чтобы на месте познакомиться с состоянием туризма, объектами размещения гостей.

Подготовка соответствующих материалов, их публикация в специализированных сборниках, участие Рекреационная география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Recreational geography в форумах, выставках, организация пресс-конференций, встреч с журналистами – из всего этого и складывается механизм привлечения инвесторов.

Важно отметить и то обстоятельство, что дагестанские руководители местного и районного уровня весьма заинтересованы в сотрудничестве с нашим Агентством. Так, глава муниципального образования "Дахадаевский район" М. Алиев активно участвовал в той самой презентации в Москве:

им была представлена выставка своего района. Пропаганду своих туристических возможностей ведет глава муниципального образования "Гунибский район" А. Мачаев. Многие понимают, что сейчас трудно построить большие заводы, которые дадут новые рабочие места, а вот туризм и санаторно курортную сферу развить вполне реально. Ведь у нас есть что предложить отдыхающим: прекрасные пляжи, уникальные памятники природы, истории, архитектуры, разнообразные лечебные ресурсы и т.д. и т.п.

Вопрос об увеличении возможных объемов курортно-туристического строительства в Примор ском Дагестане уже обсуждался на коллегии Министерства спорта, молодежной политики и туризма РФ, на совещании в Федеральном агентстве по туризму. К приезду в нашу республику в 2009 г. Пре зидента РФ Дмитрия Медведева была подготовлена записка о дополнительных мерах по поддержке республики в социально-экономическом развитии. Среди вопросов, с которыми обращалось руково дство нашей республики к Президенту нашей страны, был и вопрос об ускоренном освоении Каспий ского побережья Дагестана. И Медведев с нашими планами согласился.

Теперь несколько слов о наших горных турбазах. Все они раньше были профсоюзными. К на стоящему времени большинство из них акционировано, а некоторые выведены из эксплуатации. Се годня продолжают функционировать такие турбазы, как "Чайка" в Дербентском районе, "Прибой" в Избербаше, "Терменлик" в Буйнакском районе. Состояние турбаз "Прибой" и "Чайка" вполне при личное. Многие согласны с нашим мнением о том, что лучше строить новые объекты, чем вклады вать деньги в реконструкцию имеющихся.

Что касается рынка туроператоров, то в Дагестане имеются восемь туроператоров, которые внесены в единый федеральный реестр и имеют финансовые гарантии по 10 млн руб. Эти деньги предназначены для того, чтобы в случае каких-либо проблем с туристами гарантировать их решение.

Однако федеральным законом от 28 июня 2009 г. значительно увеличивается размер такого обяза тельного финансового обеспечения (внутренний, въездной, международный туризм): установлен размер от 500 тысяч до 100 млн руб. Теперь, если туроператоры не будут иметь финансового обеспе чения соответствующего уровня, они будут исключены из реестра.

В связи с этим нам представляется, что количество туроператоров уменьшится. Известно, что для получения гарантии в 10 млн руб., надо потратить где-то 100 тыс. руб. Но не все фирмы могут позволить себе заплатить такую сумму. Тем не менее туроператоров в Дагестане хватает, чтобы обеспечить прибытие туристов и организацию их обслуживания.

К сожалению, у нас нет пока так называемых "звездных" гостиниц, прошедших соответствую щую классификацию. Система классификации является добровольной, поэтому нельзя принуждать гостиницы проходить ее. Но мы знаем, что сейчас большинство новых гостиниц в республике тянут на 3, а то и на 4 звезды. Прохождение классификации – это профессиональная экспертиза гостиниц, что в конечном итоге содействует увеличению туристского потока. Мы готовы предоставлять доку менты, необходимые для прохождения классификации, чтобы достойно представлять Дагестан на международном уровне.

Серьезным тормозом в развитии туризма остаются соображения безопасности. Ведь не секрет, что главным залогом устойчивого развития туризма является стабильная общественно-политическая ситуация в регионе. Понятно, что любой гражданин, прежде чем ехать куда-то, постарается узнать, что происходит в том или ином туристическом крае. У нас имеется важное преимущество: отдых в Дагестане не столь дорогой, как, скажем, в Сочи. При этом у нас нормальное питание, комфортная погода, прекрасное море. Но существующая криминальная обстановка конечно же отталкивает тури стов от республики. Не раз уже было: только мы договорились с какой-то группой, как происходит что-то из ряда криминальных событий, и люди звонят с извинениями, отказываясь от поездки к нам.

Мы, конечно, принимаем меры по охране объектов размещения. Изучили вопросы безопасно сти туристов в Египте. Там создана туристская полиция. Все гостиницы, музеи, памятники истории, архитектуры охраняются полицией: собаки, повсеместно камеры видеонаблюдения и пр. Ведем кон Рекреационная география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Recreational geography сультации с нашими правоохранительными органами – куда можно вести туристов, как их лучше ох ранять, где размещать. Но при этом не стоит забывать, что в таких сильных туристических державах, как Египет, Израиль, Таиланд, страны Балкан и Ближнего Востока, тоже ведь не все спокойно. Одна ко туризм там развивается. Короче говоря, надо работать на перспективу: неспокойная ситуация – это везде временное явление, в том числе и у нас.

Некоторые заявляют, что транспортировка и добыча нефти на Каспии мешают развитию здесь приморского туризма. Но давайте обратимся к тому, как идет развитие нашего порта. С одной сторо ны, швартуются сухогрузы, с другой – нефтегавань. Но вместе с тем есть и место для стоянки не ме нее 400 небольших яхт. Таков генеральный план развития порта. Планируется создать место для сто янки круизных теплоходов, которые будут востребованы. И уже сейчас ведутся консультации по этому вопросу. Мы участвовали в переговорах представителей туристских администраций стран Кас пийского побережья, в которых обсуждалось развитие круизного туризма на Каспии. Он снимает в какой-то степени проблему размещения людей – все они будут жить на теплоходе. А для иностранцев снимается проблема с визами, потому что, приобретая круизную путевку, они имеют право находить ся в течение 72 часов в нашей стране без визы, но ночевать они должны на теплоходе.

Таким образом, развитие нефтегавани, где идет только перекачка нефти, а не ее добыча, и раз витие сухогрузного судоходства никоим образом не мешают развитию рекреационного обслужива ния. Специалисты, занимающиеся подобной тематикой, доказали, что проект развития морского ту ризма очень выгоден для нашей республики. И он будет реализовываться.

Что касается такого важного вопроса как экология, то любое строительство может нанести вред окружающей среде, если будут использоваться старые технологии. При этом мы хорошо осознаем, что именно природная среда и связанные с ний богатые культурно-исторические традиции местного населения являются главными притягивающими факторами развития туризма в нашей республике.

Конечно, на фоне появляющейся криминальной информации рассказ о туристическом будущем Дагестана кажется сказкой. Но уверен, переполненные базы отдыха на побережье Каспия, прогули вающиеся по Дербенту и Махачкале загорелые туристы, многочисленные экстремалы, летающие на парапланах над селами и вершинами Дагестана, сплавляющиеся на рафтах по горным рекам, караб кающиеся на вершину Шалбуздага – все это вполне реальные сюжеты недалекого будущего. И к та кому будущему нам необходимо серьезно готовиться.

Медицинская география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Medical geography БЛИЗКОРОДСТВЕННЫЕ БРАКИ И ИХ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ © 2009. Омарова Х.Г.

Дагестанский государственный университет В Дагестане зарегистрировано свыше 32 тысяч детей-инвалидов. Среди причин высокого уров ня заболеваемости выделяются следующие: загрязнение окружающей среды, низкий уровень жизни, особенно в высокогорных районах, некачественные продукты питания, действия лекарств и т.д. Так же к этим неблагоприятным факторам детской инвалидности ряд специалистов добавляют браки ме жду близкими родственниками. Некоторые из них последний из перечисленных факторов ставят на первое место и считают, что детская смертность при таких браках также возрастает, равно как и ко личество самопроизвольных выкидышей, и рождение детей с уродствами.

Согласно протоколу Международной организации здравоохранения количество браков между родственниками не должно превышать 5-7 процентов от общего количества браков. Союз между ку зенами (двоюродные братья) и кузинами (двоюродные сестры) не может быть заключен легально в государствах. Во многих западных культурах это табу. Такие браки распространены в странах Ближ него Востока, Азии и Африки, в России, в частности и в Дагестане. Интерес к исследованиям близко родственных браков связан с распространенным мнением, что они приводят к появлению на свет де тей, более предрасположенных к патологиям и ранней смерти, а также в меньшей степени способных к продолжению рода.

Для дагестанских народов характерно разрешение браков внутри рода – тухума между двою родными и троюродными братьями и сестрами – межкузенные браки. Причины возникновения таких кровнородственных семейных отношений в прошлом, и их существование в настоящее время у даге станских народов обусловлены различными социально-экономическими, природно-климатическими и территориальными условиями, а также традициями и обычаями их жизни. Исламская религия, ко торую исповедует подавляющая часть населения Дагестана (более 90%), хотя не запрещает браки между двоюродными братьями и сестрами (Коран: 4:27), но и не одобряет их.

Хотя в целом по Дагестану прослеживается тенденция к относительному снижению эндогам ных браков (браки между родственниками), что связано, во-первых, с трансформацией ценностной парадигмы дагестанцев по отношению к институту брака и семьи, а во-вторых, возрастающим инте ресом населения республики к вопросам планирования семьи (в основном, городского населения), в некоторых районах Дагестана близкородственные браки до сих пор практикуются и одобряются.

Каких-либо сообщений об исследованиях медицинских аспектов проблемы близкородственных браков в России нами не было найдено, поэтому проведение собственных исследований было связано с некоторыми трудностями. Представление об этой проблеме дают данные зарубежных исследовате лей, которые в основном свидетельствуют, что близкородственные браки повышают риск появления детей, больных наследственными генетическими заболеваниями. Но среди ученых в последнее время встречаются и такие, которые утверждают, что близкородственные браки никак не влияют на генети ческое здоровье детей.

Так, некоторые медики ведут статистику, говорящую о том, что при родственных скрещивани ях продолжается целый ряд аномалий и число мертворождений может возрасти до 25%, тогда как при обычном браке оно не превышает 8%. При близкородственных браках повышается риск появления наследственных заболеваний у будущего потомства (талассемия, гемофилия, синдром Элерса-Данеса и другие). По их мнению, это связано с тем, что родственники имеют "похожие" гены и соответст Медицинская география Труды ГОРД. Вып. XXXVII, Scientific Works of DGS. Vol. XXXVII, Medical geography венно похожие мутации. У человека 2 копии каждого гена (одна достается от матери, другая – от от ца.). Потенциально опасная мутация в одной из копий обычно не является причиной плохого здоро вья, так как у клетки есть вторая, "нормальная" копия. Но если человек имеет дефект обеих копий (и от отца и от матери) одного и того же гена, то это может проявиться генетическим заболеванием. Та ким образом, дети родственников с большей вероятностью могут получить один и тот же дефект [1].

Французские ученые специально проанализировали церковные записи о бракосочетаниях и смертях в одном из сельских районов своей страны. Их заинтересовала детская смертность в зависи мости от степени родственных связей между родителями. Оказалось, что в родственных браках она вдвое выше, чем в неродственных. В семьях, образованных двоюродными братьями и сестрами, детская смертность была на 12% выше, чем у родителей, не состоящих в кровном родстве [2].



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.