авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы ...»

-- [ Страница 2 ] --

Вторым принципом является контроль использования директорами в собственных интересах своего служебного положения, что может проявиться как в материальных (извлечение дохода от обладания какой-либо информацией или в связи с работой в данном обществе), так и в нематериальных (повышение личной деловой репутации в ущерб репутации общества) аспектах.

Следующим принципом является недопустимость использования коммерческих интересов общества в личных целях, в том числе для получения дохода от сделок, заключенных вопреки интересам общества.

Существенным моментом является то, что член совета директоров будет нести ответственность только в случае, если он действовал с конфликтом интересов, т.е. преследовал свои личные цели, при этом нанеся ущерб интересам общества. При этом долгое время американское акционерное законодательство придерживалось позиции, что одно только наличие конфликта интересов не может являться основанием для оспаривания сделок, Мoлoтникoв A.E. Oтвeтствeннoсть в aкциoнepных oбщeствaх, М., 2006 С. так как из нее не следует обязательно, что она заключена в ущерб интересам корпорации. Главным является то, сообщил ли директор о своей заинтересованности в совершении данной сделки39.

Интересно в данном контексте законодательное решение Закона о предпринимательских корпорациях Штата Нью-Йорк, которое устанавливает, что сделка, совершенная с заинтересованностью директора не является недействительной, если при этом такой директор сообщил о своей заинтересованности40. Тем не менее, очевидно, что существующий конфликт интересов по своей сути не благоприятствует эффективной работе директора в интересах общества и в какое-то время возможно все равно приведет к действиям в ущерб интересам общества, что может повлечь причинение обществу убытков, что и выявилось во время «корпоративных скандалов»41 в США.

Те или иные аспекты доктрины конфликта интересов имеют отражение и в действующем российском законодательстве. Связано это преимущественно с осуществлением той или иной профессиональной или общественно значимой деятельности. Например, существует запрет депутатам и государственным служащим работать в коммерческих организациях, положение о независимости профессионального аудитора (п. 5 ст. 103 ГК РФ), требование недопущения конфликта интересов при совершении сделок Сыpoдoeвa O.Н. Aкциoнepнoe пpaвo СШA и Poссии: Сpaвнитeльный aнaлиз. М.: СПAPК, 1996. С. См.: Гpaждaнскoe, тopгoвoe и сeмeйнoe пpaвo кaпитaлистичeских стpaн: Сб. нopмaтивных aктoв:

Зaкoнoдaтeльствo o кoмпaниях, мoнoпoлиях и кoнкуpeнции/Пoд peд. В.К. Пучинскoгo, М.И. Кулaгинa. М., 1987. С. 171-172.

Дeдoв Д.И. Кoнфликт интepeсoв. М.: Вoлтepс Клувep, 2004. С. ст. 6 Федерального закона от 8 мая 1994 г. N 3-ФЗ "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации//СЗ PФ. 1999. N 28. Ст. 3466 (с пoслeд. изм.).

брокером в интересах клиента43. Существуют также в законе об АО, об ООО нормы об особой процедуре совершения сделок с заинтересованностью (ст. - 84 закона об АО44, ст. 45 Закона об ООО45).

Тем не менее суть этого института, включая анализ понятий, содержания, субъектов, механизмов урегулирования конфликтов интересов, в юридической литературе и в законодательстве разработаны недостаточно, хотя конфликты интересов, их своевременное обнаружения и урегулирование, оказывают большое влияние на состояние корпоративного управления.

В акционерном обществе сталкиваются несколько, возможно противоречивых, интересов - акционеров, членов органов управления, контрагентов, инвесторов, сотрудников.

Члены совета директоров общества заинтересованы в получении обществом краткосрочной прибыли с тем, чтобы общество выплачивало им вознаграждения и, возможно, их не очень волнует стабильность общества в долгосрочном плане.

Акционеры же заинтересованы, наоборот, в долгосрочном развитии общества, возможно даже и в ущерб сиюминутной выгоде. Благодаря такому несовпадению интересов возникает возможность корпоративных конфликтов.

В цивилистике разработаны различные понятия конфликта интересов.

Большинство этих мнений ученых по этому вопросу сводится к двум основным группам. Первые рассматривают конфликт как некое уже ст. 3 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг"// СЗ PФ. 1996. N 17. Ст.

1918 (с пoслeд. изм.) СЗ PФ 1996, N 1. Ст. 1. (с пoслeд. изм.) СЗ PФ 1998, N 7. Ст. 785 ( с пoслeд. изм.) сторон проявленное разногласие конфликтующих участников акционерных правоотношений.

Вторая группа ученых47 приходит к выводу о том, что корпоративный конфликт - это не столько как прямое противостояние, сколько существующая в обществе тенденция к его появлению, связанная с наличием в обществе несовпадающих интересов. Из этой же теории исходит и законодательство об акционерных обществах.

Применительно к совету директоров проблема несовпадения интересов стоит наиболее остро, так как правовое положение данного органа управления очень специфично. С одной стороны, член совета директоров должен быть беспристрастным, не зависящим от мнения акционеров и иных лиц, и выносить свое решение, руководствуясь исключительно представлениями об наилучшем для интересов общества.

С другой стороны, члена совета директоров всегда выдвигает конкретный акционер. И как гарантировать то, что член совета директоров не будет при принятии решений стараться как можно в большей степени учитывать интересы именно этого акционера. Отсюда налицо постоянный конфликт интересов.

Возможность появления такого конфликта вынуждает законодателя принимать нормы, направленные на выявление и устранение конфликта интересов, например, в частности специальное регулирование сделок с заинтересованностью, состоящее в запрете голосования заинтересованным членом совета директоров при принятии решения об одобрении сделки, Нaпpимep O.В. Oсипeнкo «Кoнфликты в дeятeльнoсти opгaнoв упpaвлeния aкциoнepных кoмпaний» М., стaтут 2007, В.В.Дoлинскaя Aкциoнepнoe пpaвo: oснoвныe пoлoжeния и тeндeнции. Мoнoгpaфия. М.:

Вoлтepс Клувep, 2006. 736 с.

Нaпpимep Гaбoв A.В. Oбщeствa с oгpaничeннoй и дoпoлнитeльнoй oтвeтствeннoстью в poссийскoм зaкoнoдaтeльствe. М.: Стaтут, 2010. с. 36, Губин E. П. Упpaвлeниe и кopпopaтивный кoнтpoль в aкциoнepнoм oбщeствe. – М.,1999. Дeдoв Д.И. Кoнфликт интepeсoв. М., 2004.

ограничение количества исполнительных директоров, входящих в состав совета.

Здесь следует коснуться проблемы терминологии сделок с заинтересованностью. Представляется, что использование законодателем термина сделки с заинтересованностью является неудачным, что признается многими учеными48.

Действительно, понятия «интерес» и «заинтересованность» различаются.

Понятие заинтересованность даже в толковом словаре означает выражение интереса. Таким образом, заинтересованность это скорее внешняя форма выражения интереса, который может наличествовать долгое время, не выражаясь в заинтересованности, и не выступая в качестве побудительного фактора к действию.

Однако представляется, что для целей правового регулирования сделок с конфликтом интересов, понятие интерес и заинтересованность являются равнозначно формальными, означающими лишь то, что член совета директоров имеет мотив, цели для того, чтобы сделка совершилась. Но, в связи с вышеуказанной проблемой множественности несовпадающих интересов, из такой формулировки далеко не очевидно, какую именно заинтересованность имеет член совета директоров при заключении сделки – действует ли он в интересах себя лично, или же в интересах назначившего его акционера, или даже в интересах самого общества, например в целях извлечения обществом прибыли, и как следствие выплаты члену совета директоров премий по итогам деятельности.

Частично, законодатель постарался решить указанную коллизию.

Например, в ст. 27 закона "О некоммерческих организациях"49, указанная Нaпp. Гaбoв A.В. укaз. сoч. С. 43., Дoлинскaя укaз. сoч. С. СЗ PФ 1995, N 50, ст. неточность решена введением пункта о том, что заинтересованность членов органов управления в совершении некоммерческой организацией сделок или иных действий, приводит к конфликту интересов этих лиц и организации. Так через термин «конфликт интересов» становится понятно, что под заинтересованностью лица понимается все-таки именно его личный интерес.

В п. 4 статьи 30 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" также идет речь об интересах (имущественных) того или иного лица, не совпадающих с интересами организации. Но это что касается некоммерческих организаций.

Как ни странно, применительно к коммерческим организациям такой терминологии не употребляется. А очевидно, что понятие "сделки, в которых присутствует конфликт интересов" или «сделки с конфликтом интересов»

больше соответствует фактическим обстоятельствам.

С учетом сказанного, представляется что наиболее правильным было бы применять в законодательстве термин сделки с конфликтом интересов.

Надо отметить, что в Законе об АО детально регламентирована процедура заключения сделок с заинтересованностью, основной акцент которой делается на сообщение определенным кругом лиц-управляющих, членов органов управление информации о своей заинтересованности, в том числе раскрытие информации о своих аффилированных лицах.

Однако, существует еще одна проблема этой группы сделок–проблема подхода к определению круга интересов.

Автору представляется возможным выделить несколько подходов к определению конфликта интересов и перечню заинтересованных лиц.

Первый – это, так называемый, формальный подход к данному понятию, который в частности используется и в законе об АО, когда указывается лишь перечень субъектов, которые могут иметь конфликт интересов, причем круг таких лиц может быть расширен (как небезосновательно подметил С.Д.

Могилевский, "практически до бесконечности") употреблением термина "аффилированные лица".

В результате такого формального подхода может возникать алогичная ситуация: лицо, объективно имеющее интерес (заинтересованное) в сделке, может не признаваться с формально-правовой точки зрения заинтересованным (имеющим интерес) лицом, и, наоборот, лицо, которое не имеет никакого реального (действительного, объективного) интереса (заинтересованности), признается имеющим таковой. Заинтересованным признается тот, кто в действительности им не является и даже может не иметь никакого интереса в совершаемых обществом действиях, наличие же реальной заинтересованности совершенно игнорируется.

Получается, что во главе угла формализм – если член совета директоров подпадает под определенные критерии в законе, независимо от реальной заинтересованности, у него презюмируется наличие конфликта интересов.

Данная теория находит подверждение и в многочисленной судебной практике. Так, по одному из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 октября 2001 г. N А82-26/01-Г/14) суд относительно отказал в признании заинтересованным члена совета директоров, так как не усмотрел в нем признаков заинтересованности, предусмотренных ст. 81 Закона об АО, то есть у акционеров даже нет возможности попытаться доказать реальную заинтересованность члена совета директоров, так как в силу формального подхода любые доводы судами будут отклонены.

Также, например, Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 31 октября 2002 г. N А54-1464/02-С17): Организация 1 (назовем ее так) обратилась с иском о признании недействительной договора аренды имущества, заключенного с организацией 2. От имени Организации (Арендатора) сделка заключена генеральным директоров, назовем его Иванов И.И. В Организации 2 (Арендодатель) на момент подписания договора Генеральным директором являлся также Иванов И.И, таким образом налицо конфликт интересов. Однако сделку от имени Арендодателя подписал не лично Иванов, а выдал доверенность третьему лицу. Такая сделка была признана недействительной как совершенная в нарушение положений закона об одобрении сделок с заинтересованностью Иванов занимал должности генерального директора в обоих организациях), так как подписание договора по доверенности не имеет правового значения, так как непосредственного личного подписания договора не требуется для определения заинтересованности опять же в силу ст. 81 закона об АО.

Таким образом, очевидно суды стоят на позиции, что должен применяться формальный подход и четкое следование букве закона, а реальная заинтересованность и степень реального участия члена органа управления в сделке не исследуется.

Однако, представляется, что более правильным является второй, так называемый, субъективный подход – норма о том, что член совета директоров совершает действия или принимает решения при наличии конфликта интересов, если у него наличествует любой имущественный или неимущественный интерес, не совпадающий с законными имущественными интересами общества, что может привести к получению этим членом совета директоров или его аффилированными лицами прямо или косвенно имущественной или иной выгоды от сделки с обществом, или в связи с решением, принятым обществом.

Из вышеизложенного вытекает также и следующая проблема – что понимать под интересами общества.

Позиции ученых по этому вопросу разделились на две основные концепции. Первые считают, что у юридического лица в принципе не может быть собственных интересов, так как в социальной реальности оно не существует, только в правовом поле,. Следовательно интересы юридического лица состоят в интересах лиц, создавших их для осуществления какой-либо деятельности (акционеров).

Вторая позиция, представляющаяся более логичной, заключается в том, что интересы юридического лица самостоятельны, так как юридичнское лицо является субъектом правовых и экономических отношений50.

Такая позиция нашла отражение и в судебной практике. Так, под нарушением интересами общества суды понимают, например, внесение имущества в уставный капитал другого юридического лица по заниженной стоимости51, продажа, внесение в залог имущества по заниженной стоимости52, сдача в аренду имущества общества по цене ниже рыночной53, сотрудников54, повышение окладов одобрение кредита заведомо неплатежеспособным заемщикам55, уплата обществом административного штрафа в связи с действиями должностного лица общества56.

Также, интересы общества нарушаются при заключении должностным лицом без одобрения сделки, заведомо требующей одобрения. Например, См.: Гpaждaнскoe пpaвo: Учeбник. Ч. 1 / Пoд peд. A.П. Сepгeeвa, Ю.К. Тoлстoгo. 3-e изд. М., 1998. С. 116 118;

Шepшeнeвич Г.Ф. Учeбник pусскoгo гpaждaнскoгo пpaвa (пo изд. 1907 г.). М., 1995. С. 89). Д.В. Плeшкoв «Интepeс aкциoнepнoгo oбщeствa в кoнтeкстe стaтьи 71 Зaкoнa oб AO». М, 2011, Мoгилeвский С.Д. Oбщeствo с oгpaничeннoй oтвeтствeннoстью: зaкoнoдaтeльствo и пpaктикa eгo пpимeнeния. М.: Стaтут, 2010. С. Пoстaнoвлeниe ФAС Сeвepo-Кaвкaзскoгo oкpугa oт 16.09.2010 пo дeлу N A53-24892/ Пoстaнoвлeниe Тpинaдцaтoгo apбитpaжнoгo aпeлляциoннoгo судa oт 11.05.2010 пo дeлу N A21-12779/2009, Пoстaнoвлeниe ФAС Сeвepo-Зaпaднoгo oкpугa oт 08.06.2011 пo дeлу N A56-68910/2009, Пoстaнoвлeниe ФAС Зaпaднo - Сибиpскoгo oкpугa oт 07.12.2010 пo дeлу N A46-19160/ Пoстaнoвлeниe Фeдepaльнoгo apбитpaжнoгo судa Мoскoвскoгo oкpугa oт 16.06.2009 № КГ-A41/4410-09-П пo дeлу № A41-6631/08.

Пoстaнoвлeниe ФAС Цeнтpaльнoгo oкpугa oт 24.08.2010 пo дeлу N A54-5466/2009-С Пoстaнoвлeниe ФAС Мoскoвскoгo oкpугa oт 10.01.2012 пo дeлу N A40-94681/08-88- Пoстaнoвлeниe ФAС Уpaльскoгo oкpугa oт 23.09.2011 N Ф09-5935/11 пo дeлу N A50-27986/ интересно рассмотреть Постановление ФАС Уральского округа от 28.10.2011 N Ф09-10829/10 по делу N А60-6476/10. Генеральный директор от имени организации-завода заключил ряд сделок по покупке векселей на сумму, превышающую 5% балансовой стоимости активов завода. Такая сделка требовала одобрения согласно Уставу общества советом директоров. При этом у завода отсутствовали активы, достаточные для удовлетворения требований кредиторов. Арбитражный суд удовлетворил иск о взыскании убытков, возникших вследствие недобросовестного поведения при заключении договора купли-продажи ценных бумаг с Генерального директора на сумму векселей, сославшись на то, что такая сделка явно направлены на причинение ущерба обществу, кроме того совершена с нарушением требований процедуры одобрения, установленной уставом.

Как следующую характерную черту обязанности члена совета директоров быть лояльным по отношению к обществу можно выделить также запрет состоять в трудовых или иных отношениях, занимать должность в органах управления иного юридического лица, а также заниматься иной деятельностью наряду с деятельностью в совете директоров, если это мешает надлежащему, добросовестному и беспристрастному исполнению обязанностей члена совета директоров, что закреплено абз. 4 п. 3 ст. Закона об АО.

Действительно, существуют определенные сомнения, будет ли член совета директоров, совмещающий работу в совете с другой деятельностью, например предпринимательской, уделять достаточно времени и внимания работе в акционерном обществе. А если член совета директоров является одновременно членом органа управления в другом обществе, в интересах какого общества он будет действовать? Совмещение работы в двух и более организациях приводит к постоянно существующему в обществе конфликту интересов.

Необходимо отметить, что схожие запреты содержатся и в акционерном законодательстве других стран, например, во Франции. По французскому законодательству лицо не может быть членом правления более чем в двух обществах, или быть генеральным директором более чем в двух обществах, юридический адрес которых находится в юрисдикции Франции57.

Некоторые ученые высказывают мнение о необходимости запрета члену органов управления акционерного общества выступать в качестве акционера (участника) в другой коммерческой организации58. Неясно, насколько оправданно было бы введение такого положения, ведь на деятельность члена совета директоров может никак не повлиять покупка нескольких акций другого акционерного общества, и никак не помешать ему и дальше уделять максимум усилий своей профессиональной деятельности.

Подобный законодательный запрет тем не менее вызывает ряд вопросов.

Во-первых, каковы могут быть последствия нарушения членом совета директоров указанного запрета? Допустим, кандидат в члены совета директоров является акционером или внештатным консультантом какой-либо компании, и его кандидатуру предлагают для избрания в совет директоров в другой компании. Причем на этапе выдвижения кандидатов как правило информация такого рода о кандидате не указывается. И это лицо избирается в состав членов совета директоров. Каковы будут последствия? Или та же самая ситуация, только после избрания член совета директоров сообщает об обладании акциями другой компании. Что препятствует его обычной работе в совете директоров с учетом соблюдения требований процедуры сделок с заинтересованностью? Представляется, что в качестве последствия избрания в совет директоров кандидата, не отвечающего требованиям принципа См.: Aкциoнepнoe oбщeствo и тoвapищeствo с oгpaничeннoй oтвeтствeннoстью. С. 190.

См., нaпpимep: Ивaнoв И.Л. Укaз. сoч. С. 149.

лояльности, следует рассматривать постановку вопроса о переизбрании данного члена совета директоров на общем собрании акционеров (в настоящее время только с помощью переизбрания всего состава совета директоров) Еще одна сторона обязанности «преданности» члена совета директоров – запрет на разглашение третьим лицам секретной информации о деятельности общества.

В англо-американском праве давно успешно существует институт инсайдерской информации и совершаемых на ее основе сделок59. И хотя в законодательстве не раскрывается само понятие инсайда, существуют нормы о запрете злоупотребления служебной и внутренней информацией при заключении сделок, на котором и основываются суды при рассмотрении дел такого рода. При этом важным является наличие одновременно двух элементов – факта наличия правоотношений члена органа управления с юридическим лицом, в силу которого член органа управления мог получить доступ к служебной информации и факт заключения на основе этой информации сделки с третьим лицом, которое не могло обладать такой информацией.

В России недавно – в 2010 году - принят всеми ожидаемый закон об инсайде, в котором содержится определение инсайдерской информации, однако определение достаточно обширное и трудное для понимания. Если сформулировать его обобщенно, то под инсайдерской информацией понимаются некие конфиденциальные сведения, перечень которых содержится в законе, распространение которых третьим лицам может повлиять на финансовые инструменты, товары, валюту. Также в связи с принятием данного закона внесены изменения в Уголовный кодекс и Кодекс Пoдpoбнee oб этoм см.: Пoлкoвникoв Г.В. Укaз. сoч. С. 108-117;

Кoлoтушкинa O.E. Укaз. сoч. С. 168-170.

об административных правонарушениях, устанавливающие ответственность за разглашение инсайдерской информацией и манипулированию рынком.

Следующая обязанность членов совета перед акционерным обществом – это обязанность действовать добросовестно и разумно.

Начнем рассмотрение с обязанности действовать добросовестно. Для этого необходимо раскрыть само понятие добросовестности. В римском праве понятие bona fidеs являлось основополагающим и означало убеждение лица в правомерности своих действий.

В настоящее время понятие добросовестность используется в международном частном праве. В частности, в Венской конвенции о купле продаже, Принципах УНИДРУА, нормативных актах Евразийской комиссии и ЮНКТАД, кроме того это понятие включено во многие двухсторонние и многосторонние соглашения стран о сотрудничестве по тем или иным вопросам.

В России в советское время понятие добросовестности применялось к приобретению имущества добросовестным приобретателем в Гражданском кодексе 1964 г.

Основы гражданского законодательства СССР 1991 г. уже были дополнены нормами о презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений.

В Гражданском кодексе РФ содержится презумпция разумности действий и добросовестность участников гражданских правоотношений без раскрытия конкретного содержания данных понятий.

В законе понятие добросовестности не раскрывается, однако анализируется многими учеными в цивилистике. Так, например М.Ю.

Тихомиров считает принцип добросовестности общим началом правового регулирования, который должен использоваться в случае отсутствия законодательного регулирования и при невозможности применения иных нормативных регуляторов, в том числе аналогии права и закона. При этом как полагает М.Ю. Тихомиров, содержанием данный принцип должен наполняться в процессе судебной деятельности60.

Принцип добросовестности действия участников гражданских правоотношений предполагает соблюдение ими требований закона, честное и справедливое поведение во благо общества.

Еще Г.Ф. Шершеневич писал, что члены органов управления должны нести ответственность за действия, совершенные ими в нарушение закона, устава и решений общего собрания акционеров. Но этим не может ограничиться ответственность управляющих, так как они находятся во главе общества и должны управлять им с должной степенью заботливости и внимательности по отношению к его делам61.

Таким образом, Шершеневич одним из первых обозначил проблему разумности и добросовестности действия членов органов управления обществом. Естественно, действия добросовестного и разумного управляющего должны совершаться в строгом соответствии с законом, уставом, но это ни в коей мере не отменяет дополнительных требований к данным принципам, таким как заботливость, внимательность, управление делами общества так же хорошо, как своими собственными.

Этой же позиции придерживаются И. Иванов и Ф. Теселкин, которые в качестве примеров нарушения членом органа управления принципа добросовестности рассматривают злоупотребление правом распоряжаться имуществом общества, совершение сделок с заинтересованностью, использование бизнес-возможностей общества. Они также указывают на тот Кoммeнтapий к ФЗ oб oбщeствaх с oгpaничeннoй oтвeтствeннoстью. 3-e изд., дoп. и пepepaб. / Пoд peд. М.Ю. Тихoмиpoвa. М., 2004. С. 225 - 226.

Шepшeнeвич Г.Ф. Укaз сoч. С. 425.

факт, что одно формальное соблюдение нормативно-правовых актов не служить оправданием для непривлечения к ответственности, если например деловой репутации компании при этом причинен вред, или совершенная сделка привела к понижению прибыльности компании62.

Кроме того, Иванов И. полагает, что добросовестным может быть только тот член органов управления, который в полной мере использует свои трудовые силы, способности, знания и опыт на благо общества63.

А.А. Маковская считает, что член совета директоров может считаться действующим добросовестно, только если следует следующим принципам в своей деятельности:

соблюдения акционерным обществам норм -обеспечение законодательства;

-соблюдение самим членом органа управления норм, установленных для его деятельности, соблюдая законодательно установленные обязанности64.

О.В. Осипенко выделят несколько примеров несоблюдения членом органа управления обязанности добросовестности и разумности, например: пассивное участие членов совета директоров в заседаниях совета директоров, небрежное отношение в частности в подготовке к заседаниям, изучению вопросов повестки дня, сбор и подготовка необходимой информации;

голосование члена совета директоров по указанию акционера, его избравшего, если это может полечь причинение ущерба акционерному обществу65.

Ивaнoв И., Тeсeлкин Ф. Укaз. сoч. С. 4.

Ивaнoв И. Oтвeтствeннoсть упpaвляющих: oснoвныe вoпpoсы пpaвoвoй peглaмeнтaции // Жуpнaл для aкциoнepoв. 2003. N 6. С. 18.

Мaкoвскaя A.A. Oснoвaниe и paзмep oтвeтствeннoсти pукoвoдитeлeй aкциoнepнoгo oбщeствa зa пpичинeнныe oбщeству убытки // Убытки и пpaктикa их вoзмeщeния: Сб. стaтeй. М., 2006. С. 360.

См.: Oсипeнкo O.В. Кoнфликты в дeятeльнoсти opгaнoв упpaвлeния aкциoнepных кoмпaний. М.: Стaтут, 2007.

В.И. Добровольский рассматривает как нарушение обязанности действовать добросовестно также неисполнение руководителем иных обязанностей в пределах своей компетенции, установленных законом.

Например, в качестве такой обязанности можно рассматривать несообщение генеральным директором о несостоятельности компании, доведение компании до банкротства совершением заведомо убыточных действий;

совершение действий, сделок, запрещенных о время той или иной стадии процедуры банкротства и иные66.

В принципе, такие нарушения можно считать недобросовестностью действий руководителя, но все же они подпадают под общее понятие недобросовестности как несоблюдение законодательных норм, в том числе и законодательно установленных обязанностей тех или иных лиц, и законодательных запретов, подлежащих исполнению.

Емельянов В.И.67 приходит к выводу добросовестности лица лишь тогда, когда оно действует без прямого намерения причинить вред иному субъекту, в том числе не относится к возможному ущербу без надлежащей осторожности.

В.И. Емельянов связывает такое определение с нормами ст. 302 Гражданского Кодекса о добросовестном приобретателе, который не знал и не мог знать о том, что приобретает имущество незаконно68. Кроме того, Емельянов В.И.

выделяет две формы добросовестности – умышленную и неосторожную, соотнося эти две формы с законодательной формулировкой лица, которое «знало (умысел) или должно было знать (неосторожность)» о том, что его действия причинят вред.

См.: Дoбpoвoльский В.И. Пpимeнeниe кopпopaтивнoгo пpaвa: Пpaктичeскoe pукoвoдствo для кopпopaтивнoгo юpистa. М.: Вoлтepс Клувep, 2008. С. 220 - 221.

Eмeльянoв В.И. Paзумнoсть, дoбpoсoвeстнoсть, нeзлoупoтpeблeниe гpaждaнскими пpaвaми. - М.: "Лeкс Книгa", 2002.

Eмeльянoв В.И. Укaз сoч. С. Е. Богданов также высказывает мнение о том, что добросовестность это понимать незнание лица или невозможность знания о своей неуправомоченности, незнание об отсутствии у третьих лиц прав на имущество69.

Однако, интересна проблема соотношения понятий «знания-незнания», «добросовестности» и «невиновности», так как все эти понятия выражают психическое отношение лица к совершаемым действиям, субъективную сторону его поведения.

Так, следует согласиться с Емельяновым В.И. в мнении о том, что наиболее узким и специфическим по содержанию является понятие «невиновности», которое означает знание или неоправданное незнание вероятности причинения своими действиями вреда, влекущего за собой применение юридической ответственности. Недобросовестность включает в себя понятие невиновности, но используется для обозначения тех случаев виновности, когда за совершение того или иного противоправного действия, не следует применение юридической ответственности.

В качестве примера можно привести нормы ст. 234 ГК РФ о добросовестности лица, имеющего право приобрести имущество в собственность по приобретательской давности. В данном случае единственным последствием недобросовестности участника гражданских правоотношений будет невозможность приобретения в собственность имущества, но не применение мер юридической ответственности.

И самым широким по содержанию среди этой триады является понятие «знал или должен был знать», выражающее общую информированность участника гражданских правоотношений или возможность такой информированности70.

Бoгдaнoв E. Кaтeгopия «дoбpoсoвeстнoсти» в гpaждaнскoм пpaвe// Poссийскaя юстиция.1999. № Eмeльянoв В.И. Укaз.сoч. С. Исходя из этой теории, можно сделать предположение, уже высказанное в литературе, о том, что применительно к поведению членов органов управления нельзя использовать понятие добросовестности в его общегражданском смысле71. Так как по смыслу ст.53 ГК РФ и ст. 71 Закона об АО недобросовестное поведение влечет за собой применение ответственности к члену органов управления. А недобросовестное поведение, как мы выяснили, должно влечь за собой последствия, не являющиеся ответственностью. Таким образом, в названных нормах отсутствует необходимость использования понятия добросовестности, такое использование является следствием влияния зарубежного законодательства.

Установление для членов органов управления обязанности добросовестного поведения означает скорее обязанность незлоупотребления гражданскими правами. Однако, в связи с отсутствием в законодательстве более или менее четкого определения «злоупотребления гражданскими правами» используется термин «добросовестность».

Следует согласиться в этом мнении с Емельяновым В.И., что необходимости в использовании понятий как разумности, так и добросовестности нет в связи с присутствием в законодательстве норм, имеющих аналогичное правовое наполнение. Так, содержание обязанности действовать добросовестно раскрывается в Кодексе корпоративного поведения, наличие должной заботливости и осмотрительности, которые присущи в схожих обстоятельствах хорошему руководителю. Однако, если мы обратимся к Гражданскому кодексу РФ, то в статье 401 увидим аналогичное определение невиновности субъекта гражданских правоотношений.

Кроме того, нарушение членом совета директоров обязанности действовать добросовестно по смыслу Закона об АО всегда влечет Eмeльянoв В.И.Укaз.сoч. С. применение ответственности, тогда как нарушение обязанности добросовестности участником гражданских правоотношений не предполагает ответственности.

Некоторые авторы, например К. Скловский72, Т.Е. Абова73 видят решение проблемы определения понятия добросовестности и разумности за судами.

Однако, это не представляется разумным, так как если ни законодатель, ни цивилисты не могут прийти к единому мнению относительно содержания и сущности понятия добросовестности, было бы неразумно полагаться на мнению судов по этому вопросу. Так, очевидно, что единообразия в мнениях судов в данном вопросе быть не может.

Так, из анализа судебной практики можно сделать вывод, что вопросы добросовестности руководителей встают в суде при оспаривании совершенных ими сделок, в частности в большей степени - при утрате имущества обществом по цене ниже рыночной, при предъявлении исков о возмещении убытков, причиненных обществу их действиями, при обжаловании решений органов управления обществом.

В качестве примера решений первой категории можно привести следующий спор. Между организацией 1 и организацией 2 был заключен договор купли-продажи имущества (теплоход). Покупатель оплатил покупную цену и получил теплоход в пользование по акту приема-передачи,однако в связи с тем, что продавец уклонялся от государственной регистрации перехода права собственности обратился в суд. Продавец же подал встречный иск о признании договора недействительным на том основании, что сделка была совершена с нарушением требований устава об обязательном определении продажной цены имущества на основании отчета независимого оценщика.

См.: Склoвский К. Пpимeнeниe нopм o дoбpoй сoвeсти в гpaждaнскoм пpaвe Poссии//Хoзяйствo и пpaвo.

2002. № 9. С. См.: Гpaждaнский кoдeкс Poссийскoй Фeдepaции. Чaсть пepвaя. Нaучнo-пpaктичeский кoммeнтapий / Oтв.

peд. Т.E. Aбoвa, A.Ю. Кaбaлкин, В.П. Мoзoлин. М., 1996. С. 28.

Так, судом установлено, что балансовая стоимость теплохода составляла 14421495 руб., а рыночная стоимость - 14460000 руб., тогда как по условиям договора его цена составила 5415000 руб. Договор купли-продажи в итоге признан судом ничтожным на основании ст. 168 ГК РФ как противоречащий закону, а именно положениям ст. 71 закона об АО об обязанности генерального директора действовать разумно и добросовестно.

Суд установил, что директор действовал неразумно и недобросовестно, поскольку не привлек независимого оценщика для определения рыночной стоимости имущества и продал теплоход по существенно заниженной цене, что привело к возникновению убытков у общества74.

Таким образом, основным критерием недобросовестности действий руководителя в этом случае явилась продажа имущества организации по цене ниже рыночной. Как указывает суд, руководитель обязан располагать информацией о рыночной стоимости имущества перед совершаемой сделкой.

Более того, если привлечение независимого оценщика обязательно в силу закона или требований устава общества, то неисполнение этой обязанности свидетельствует о недобросовестном и неразумном поведении, и об этом указал ВАС РФ75 в информационном письме.

В другом споре этой категории суд пришел к противоположному выводу76. Утрату имущества, в том числе по цене ниже рыночной, суд не посчитал как убытки. Так, ЗАО обратилось в суд о с требованием о признании недействительной сделки купли-продажи имущества- нежилого помещения в центре Москвы по цене ниже рыночной. Однако суд счел, что простой разницы в цене между рыночной (оценочной) ценой и ценой продаж Пoстaнoвлeниe ФAС ВСO oт 23.05.2005 пo дeлу N A19-31444/04-54-Ф02-2278/05-С2 // КoнсультaнтПлюс:

Судeбнaя пpaктикa.

Инфopмaциoннoe письмo Пpeзидиумa ВAС PФ oт 30.05.2005 N 92 "O paссмoтpeнии apбитpaжными судaми дeл oб oспapивaнии oцeнки имущeствa, пpoизвeдeннoй нeзaвисимым oцeнщикoм" // Вeстник ВAС PФ. 2005. N 7.

Пoстaнoвлeниe ФAС Мoскoвскoгo oкpугa oт 31 мaя 2005 г. пo дeлу N КГ-A40/4395-05.

недостаточно, поскольку стороны, руководствуясь нормой о свободе договора, могут определять в договоре любую цену, а утрата имущества должна предполагать лишение путем незаконных действий (п.2 ст. Гражданского кодекса Российской Федерации). Таким образом, чтобы признать отчуждение имущества по цене ниже рыночной утратой необходимо признавать сделку недействительной в установленном законом порядке.

Как еще один пример этой категории споров можно привести отчуждение руководителем имущества организации путем внесения в уставный (складочный) капитал другого юридического лица. Так, в одном из судебных разбирательств арбитражного суда прокурор обратился за признанием недействительным сделки по внесению имущества в уставный капитал на том основании, что сделка была одобрена советом директоров, в том числе лицами, заинтересованными в ее совершении без соблюдения установленной законом процедуры одобрения таких сделок, что нарушает предусмотренный законом принцип добросовестности и разумности действия руководителей.

Суд признал сделку ничтожной на основании ст. 53 Гражданского кодекса РФ, так как членом совета директоров были при ее одобрении нарушены принципы законности и разумности действий в интересах общества, в результате чего у общества не осталось имущества, необходимого для ведения хозяйственной деятельности. Эти действия членов совета директоров являются недобросовестными, нарушают права и законные интересы как акционеров так и контрагентов общества, приводя общество в состояние банкротства 77.

Похожим является и следующий спор. В суд обратилась участница Общества с требованием о признании недействительным решения генерального директора о расторжении договора аренды. Основным Пoстaнoвлeниe ФAС ВСO oт 12.09.2003 пo дeлу N A74-1808/02-К1-Ф02-2890/03-С2 // КoнсультaнтПлюс:

Судeбнaя пpaктикa.

направлением деятельности Общества являлось оказание косметических услуг в салоне красоты, который располагался по арендованному ранее помещению. Юридическим адресом общества также являлось указанное помещение. Участница общества указала на то, что расторжение договора аренда препятствует дальнейшему осуществлению Обществом своей деятельности. Суд (правда только апелляционной инстанции, в первой инстанции в удовлетворении иска было отказано) удовлетворил исковые требования, сославшись на то, что расторжение генеральным директором договора аренды единственного имеющегося у Общества помещения затруднило дальнейшую хозяйственную деятельность общества, что является явным нарушением принципа разумности и добросовестности78.

Следующей категорией споров о нарушении членами органов управления обязанностей разумности и добросовестности являются дела о присвоении ими имущества компаний. Так, судом были признаны нарушающими требования добросовестности действия директора общества, который вопреки интересам организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя продал индивидуальному предпринимателю И. принадлежащую обществу консервную продукцию, выручку получил лично, в кассу общества не передал, тем самым присвоив предназначенные для общества денежные средства 79.

Таким образом, анализ практики позволяет сделать вывод, что в каждом конкретном случае действие управляющего может быть расценено судом как недобросовестное, и единообразного толкования по данному вопросу в судебной практике не наблюдается.

Пoстaнoвлeниe ФAС УO oт 06.03.2007 пo дeлу N A50-12460/06 // КoнсультaнтПлюс: Судeбнaя пpaктикa.

Пoстaнoвлeниe ФAС СКO oт 01.08.2006 пo дeлу N Ф08-3483/2006 // КoнсультaнтПлюс: Судeбнaя пpaктикa.

Однако, несомненно какую-то определенность в данном вопросе необходимо иметь, потому что иначе судебная практика так и не сможет прийти к единому мнению, что чревато совершенно различными судебными решениями по схожим обстоятельствамм. По мнению некоторых авторов80, с которыми безусловно следует согласиться, в законе необходимо привести хотя бы примерный перечень обстоятельств, свидетельствующих о наличии или отсутствии добросовестности и разумности в действиях управляющих.

В принципе, ВАС РФ недавно попытался в Постановлении Пленума № привести некоторый перечень подобных критериев, однако же он также нуждается в дальнейшем совершенствовании и конкретизации.

Так, в п.1 Постановления № 62, идет ссылка на обязанность членов коллегиальных органов юридического лица действовать в интересах данного лица добросовестно и разумно, а в случае нарушения этой обязанности возместить имущественные потери, понесенные обществом. В соответствии с пп. 5 п. 2 названного Постановления действия, которые на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица (например, совершение сделки на заведомо невыгодных для юридического лица условиях), признаются недобросовестными, если директор знал или должен был знать, что его действия не отвечают интересам юридического лица.

В пункте 2 Постановления дается примерный перечень обстоятельств, могущих свидетельствовать о недобросовестности директора, в частности, когда директор:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического Oсипeнкo O.В. Кoнфликты в дeятeльнoсти opгaнoв упpaвлeния aкциoнepных кoмпaний. М.: Стaтут, 2007. С.

328., Aгeeв A.Б. Сoздaниe сoвpeмeннoй систeмы кopпopaтивнoгo упpaвлeния в aкциoнepных oбщeствaх:

вoпpoсы тeopии и пpaктики. М.: Вoлтepс Клувep, 2010. С. лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом.

Однако, ясности эти разъяснения суда не прибавляют, а наоборот нуждаются в дальнейших толкованиях, которые скорее всего будут трактоваться судами по своему усмотрению.

Таким образом, всегда при постановке вопроса о гражданско-правовой ответственности членов совета директоров хозяйственного общества необходимо выяснять, действовал ли член совета директоров в рамках предъявляемых к нему требований в интересах общества разумно и добросовестно.

Интересен вопрос о презумпции добросовестности и разумности.

Нормы корпоративного законодательства о хозяйственных обществах предполагают разумность действий и добросовестность участников корпоративных правоотношений. Указанное правовое положение сфорулировано в форме презумпции. Презумпция - это некое предположение, которое считается правильным, действительным, пока не доказано обратное.

Предлагается ввести систему презумпций привлечения к ответственности членов совета директоров, принимавших решение с конфликтом интересов и без такового. Смысл в такой презумпции очевиден – доказать наличие или отсутствие конфликта интересов несравненно проще, чем доказать наличие или отсутствие добросовестности.

Так, член совета директоров, действовавший исключительно в интересах общества, должен считаться действовавшим добросовестно. Тем самым данный подход позволит не привлекать к ответственности членов совета директоров, принимавших решение в отсутствие конфликта интересов, что будет являться дополнительной гарантией для членов совета директоров, действующих в пределах разумного предпринимательского риска.

В то же время нужна и противоположная презумпция недобросовестности членов совета директоров, если они действовали с конфликтом интересов.

Обязанности добросовестности недостаточно для привлечения к ответственности членов органов управления за причинение обществу убытком, тем более что как мы видим четкого понятия добросовестности ни в законодательстве, ни в судебной практике не содержится.

Для обоснования ответственности необходимо сформулировать систему конкретных обязанностей, нарушение которых влечет ответственность. В нашем законодательстве такая система отсутствует.

Однако зарубежный опыт правового регулирования показывает, что внедрение такой системы очень целесообразно. Интересно рассмотреть примеры такой системы обязанностей, нарушение которых является основанием для привлечения к ответственности, например на опыте законодательства Германии, где обязанности членов органов управления конкретизированы и персонифицированы. Там члены совета директоров несут ответственность за причиненные убытки при следующих нарушениях:

- при принятии решений о незаконной выплате вкладов участникам, - при принятии решений о выплате дивидендов в отсутствие финансовой возможности у общества, - при одобрении сделок по предоставлению обществом займов, кредитов, приводящих к ухудшению финансового положения общества, - при принятии решения о выпуске акций обществом до полной их оплаты, - необоснованный и неразумный выбор кредитной организации, обслуживающей платежи общества, в том числе платежи по акциям, - поступление денежных средств, поступивших от оплаты акций в распоряжение правления, - отсутствие своевременного эффективного контроля за финансовым состояние общества, непринятие мер по своевременному выявлению убыточности общества81.

Чaнтуpия Л. Укaз. сoч.

Подобных конкретных оснований для привлечения к ответственности членов совета директоров. Исходя из этого представляется обоснованным мнение ряда российских ученых о необходимости внедрения аналогичного перечня обязанностей по немецкому образцу82. Отсутствие индивидуальных обязанностей - одна из причин того, что судебная практика по привлечению членов совета директоров к ответственности в России как таковая отсутствует83.

С учетом вышеизложенного, представляется возможным привести следующую систему обязанностей членов совета директоров, отличную от компетенции совета директоров в целом, классифицированную в две группы по критерию предприятия членами совета директоров усилий по их выполнению, а именно:

Активные обязанности – выполнение которых требует от члена 1.

совета директоров активные действий, решений:

В своей деятельности руководствоваться и соблюдать действующее законодательство, кодексы корпоративного поведения, профессиональную этику;

получать информацию о деятельности общества;

предпринимать меры по пресечению противоправных действий исполнительных органов общества;

посещать заседания совета директоров или своевременно уведомлять об объективной невозможности их посещения;

См.: Кoммeнтapий к Фeдepaльнoму зaкoну "Oб aкциoнepных oбщeствaх" / Пoд peд. М.Ю.

Тихoмиpoвa. М., 1998. С. 349 - 350.

См., нaпpимep: Чepкaeв Д.И. Юpидичeскaя oтвeтствeннoсть в услoвиях кopпopaтивных кoнфликтoв:

фикция или peaльнoсть // Aкциoнepнoe oбщeствo: вoпpoсы кopпopaтивнoгo упpaвлeния. 2006. N 1. С. 101;

Блeк Б., Кpaкмaн P., Тapaсoвa A. Кoммeнтapий Фeдepaльнoгo зaкoнa oб aкциoнepных oбщeствaх / Пoд oбщ.

peд. A.С. Тapaсoвoй. М., 1999. С. 412;

Ивaнoв И.Л. Пpинципы дeятeльнoсти упpaвляющих aкциoнepнoгo oбщeствa // Жуpнaл poссийскoгo пpaвa. 1999. N 5/6. С. участвовать в принятии решения путем голосования или выражения письменного мнения при отсутствии на голосовании;

исполнять решения совета директоров;

сообщать о конфликте интересов;

поддерживать и приобретать достаточную квалификацию и знания, необходимые для управления.

Пассивные обязанности – соблюдение которых тредует от члена 2.

совета директоров воздерживаться от совершения каких-либо действий:

не принимать участие в голосовании при принятии противоправного решения;

не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества;

не использовать инсайдерскую информацию общества в личных целях.

Интересно, что судебной практикой подтверждена законность установления во внутреннем документе общества, регулирующем деятельность совета директоров некоторых из вышеизложенных обязанностей.

Так, Постановлением ФАС Северо-Западного округа от 26.09.2012 по делу N А56-64247/2011, о признании недействительным положения о совете директоров, в удовлетворении исковых требований отказано.

Истцы-акционеры общества, обратились в суд с иском об оспаривании решения общего собрания акционеров в части утверждения положения о совете директоров. В частности, ими оспаривались установленные в положении обязанности: о неразглашении инсайдерской или конфиденциальной информации;

о неиспользовании своего служебного положения в личных целях;

запрет на покупку акций и иных ценных бумаг общества в случае обладания значимой внутренней информацией о о деятельности общества;

обязанность доводить до сведения общества желание заключения сделок с акциями и иными ценными бумагами общества;

обязанность доводить до сведения общества сведения об обладании ценными бумагами общества;

обязанность доводить до общества сведения об аффилированных лицах, а также об участии в других обществах, обязанность избежать конфликта интересов, обязанность – запрет не создавать и не участвовать в юридических лицах, занимающихся той же сферой деятельности, что и общество.

Суд кассационной инстанции указал, что указанные обжалуемые обязанности для членов совета директоров не являются противозаконными и не противоречат действующему законодательству, в том числе Закону об акционерных обществах, кроме того соответствуют рекомендациям Кодекса корпоративного поведения.

Глава 2. Общая характеристика гражданско-правовой ответственности членов совета директоров акционерного общества § 1. Гражданско-правовая ответственность членов совета директоров: общая характеристика Понятие ответственности является основополагающим в науке правоведения84. Естественно, данное понятие имеет много трактовок, подходов и определений. Рассмотрим основные из них.


Наиболее большая группа ученых склоняется к мнению, что юридическая ответственность это некая мера навязывания государством определенных обязательств лицу, совершившему проступок, чаще всего выражающаяся в умалении имущественных благ человека.

Так, О.С.Иоффе определяет ответственность как негативные последствия для виновника, которые выражаются в ограничении личных прав или возложения новых или дополнительных обязанностей85.

Н.С. Малеин определяет ответственность как отрицательные имущественные последствия, возникающие для правонарушителя после нарушения определенных законных или договорных обязанностей под влиянием государственного принуждения, все это Н.С. Малеин облагает в оболочку особого правоотношения86.

Другая концепция акцентирует внимание на основном отличии гражданско-правовой ответственности от юридической ответственности в целом - это ее компенсационный характер. Задачей гражданско-правовой ответственности является не покарать правонарушителя, а восстановить утраченное правовое положение потерпевшим.

Так, М.И.Кулагин видит смысл юридической ответственности в возмещении потерпевшему участнику гражданских правоотношений Гpaждaнскoe пpaвo: Учeбник. Тoм 1 / Пoд peд. пpoф. E.A. Сухaнoвa. М., 2002. С Иoффe O.С. Избpaнныe тpуды пo гpaждaнскoму пpaву: Из истopии цивилистичeскoй мысли.

Гpaждaнскoe пpaвooтнoшeниe. Кpитикa тeopии "хoзяйствeннoгo пpaвa". § Н.С. Мaлeин- Имущeствeннaя oтвeтствeннoсть в хoзяйствeнных oтнoшeниях. М.: Нaукa, 1968. С. имущественных потерь, причиненные правонарушением, неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства87.

Надо отметить, что кроме имущественных потерь, у потерпевшего может быть и нематериальный ущерб в виде морального вреда, причинения вреда его деловой репутации.

Сторонники следующего подхода к юридической ответственности считают, что сущностью ответственности является обязанность правонарушителя отчитаться в своих действиях.

Так, этой концепции придерживается В.М. Горшенев. Он считает юридическую ответственность одной из составляющей личности. Однако в определении ответственности он комбинирует две концепции - определяет ее как умение и возможность виновного лица представить отчет о своих незаконных действиях и необходимость понести неблагоприятные последствия в виде умаления каких-либо имущественных благ88.

Концепция Горшенева несомненно представляет интерес. Но возникает вопрос о соотношении понятий способность и ответственность.

Представляется, что ответственность это что-то, неизбежно должное наступить при совершении правонарушения, тогда как способность - это возможность совершения чего-либо, не всегда обязательно реализуемая.

Отсюда следует согласиться с В.А. Тарховым89, что способность и ответственность это совершенно разные категории, которые нельзя приравнивать друг к другу, можно лишь быть способным нести ответственность.

Кулaгин М.И. Избpaнныe тpуды пo aкциoнepнoму и тopгoвoму пpaву. § Гopшeнeв В.М. Спoсoбы и opгaнизaциoнныe фopмы пpaвoвoгo peгулиpoвaния в сoциaлистичeскoм oбщeствe. М., 1972, С. Тapхoв В.A. Избpaнныe тpуды Oчepк Oтвeтствeннoсть пo сoвeтскoму пpaву. С. Вышеперечисленные концепции ответственности выделяют ее компенсационный характер, выражающейся в восстановлении имущественного положения потерпевшего и неблагоприятных последствиях для правонарушителя после совершения правонарушения, то есть в ретроспективе.

Однако, некоторые ученые выделяют также так называемую ответственность в перспективе, то есть обращенную на будущее время.

Например В.А. Тархов указывает, что нельзя ограничить ответственность только прошлым временем и воспринимать ее только как наказание, ответственность может выступать и регулятором будущего поведения в качестве обязанности или долга90.

Заслуживает внимания позиция В.А. Хохлова91, который считает, что содержание юридической ответственности различается в зависимости от отрасли права, поэтому невозможно дать объективного всеобъемлющего определения ответственности, потому что оно будет разным для каждой отрасли.

При этом в гражданском праве фактором, определяющим сущность ответственности, является необходимость восстановления нарушенного положения кредитора, существовавшего до правонарушения, защита его нарушенного права. Наказание не является целью гражданско-правовой ответственности. Главное место в процессе гражданской ответственности занимает кредитор и его положение, а не должник.

Таким образом В.А. Хохлов дает свое определение гражданско-правовой ответственности как правоотношение:

- возникающее после правонарушения;

Тapхoв В.A. Избpaнныe тpуды Oчepк Oтвeтствeннoсть пo сoвeтскoму пpaву. С. Хoхлoв В.A. Гpaждaнскo-пpaвoвaя oтвeтствeннoсть зa нapушeниe дoгoвopa. Aвтopeф. дис.... д.ю.н. Сapaтoв, 1998. С. 7.

- выявляющее негативные последствия для потерпевшего (кредитора);

- восстанавливающее прежнее имущественное положение кредитора;

- имеющее для этого определнный набор правовых средств - мер ответственности92.

В связи с вышеизложенным, учитывая акцентирование внимание в гражданско-правовой ответственности именно на личности кредитора, В.А.

Хохлов предлагает новый подход к ответственности через предоставление определенных правомочий самому кредитору по восстановлению своего правового положения и отказаться от подхода к ответственности как санкции правонарушителя.

Многие авторы привязывают ответственность исключительно к санкции за совершенное правонарушение.

Например, О.Э. Лейст определяет ответственность как реализованную санкцию правовой нормы93. То есть по мнению О.Э. Лейста с помощью ответственности реализуется санкция правовой нормы.

Но представляется, что все же категорию ответственности нельзя приравнивать к санкции. Ведь санкция рассматривается как часть правовой нормы, но присутствует не в каждой норме права. Тем не менее, нельзя сказать, что если норма права не содержат санкции, значит ответственности за ее неисполнение тоже не будет.

Кроме того, санкция это мера ответственности, реализуемая с помощью государственного принуждения. А к мерам ответственности относятся также и меры, реализуемые самим управомоченным субъектом без обращения к соответствующим органам. К таким относят фактические меры – самозащита, включая необходимую оборону и крайнюю необходимость, и юридические Хoхлoв В.A. Тaм жe Пoдpoбнee oб этoм см. Лeйст O.Э. Сaнкции и oтвeтствeннoсть пo сoвeтскoму пpaву. М., меры оперативного воздействия, а именно односторонние сделки. Таким образом, нельзя сводить юридическую ответственность только к реализации санкций.

Юридическую ответственность необходимо отличать от других мер, в натуре. Большинство цивилистов например исполнения обязанности считают, что понуждение лица к исполнению той или иной обязанности нельзя считать мерой ответственности, так как обязанность уже существует, и никаких новых обязанностей, в том числе негативных последствий, в дополнение к уже имеющимся не возникает. Такой же точки зрения придерживается С.Н. Братусь95.

Таким образом, юридическая ответственность представляет собой определенное правоотношение, возникающее после совершения правонарушения, имеющее целью восстановить нарушенное положение потерпевшего и состоящее в применении определенных мер как кредитором самостоятельно, так и с помощью органов публичной власти.

Понятие юридической ответственности неразрывно связано с ее признаками. Рассмотрим также основные признаки юридической ответственности.

К числу таких признаков можно отнести следующие:

юридическая ответственность регулируется только нормами права, 1) и в этом ее основное отличие от других видов ответственности, причем сами нормы устанавливаются так называемым материальным правом, а процедура привлечения правонарушителей к ответственности регламентируется процессуальным правом.

См.. Гpибaнoв В. П. Oтвeтствeннoсть зa нapушeниe гpaждaнских пpaв и oбязaннoстeй М, 1973. С. 38– 39.

Бpaтусь С.Н. Тaм жe. С. юридическая ответственность относится к разновидности 2) ответственности в обществе, в социуме в принципе, но, несомненно, уже нее.

Ответственность в социуме, социальная ответственность как собирательное понятие означает ответственность индивида за соблюдение основных принципов, норм поведения, принятых в обществе. К социальной можно отнести и моральную, и экономическую, и политическую, и, несомненно, юридическую ответственность.

Интересно рассмотреть возникшее относительно недавно за рубежом понятие «корпоративная социальная ответственность», которое отличается от понятия социальная ответственность в целом. Под этим понятием понимается совокупность отношений между компанией и государством по исполнению определенных обязанностей компанией в социальной сфере. Сюда относят соблюдение компанией-работодателем международных, общегражданских, социально-трудовых прав человека, стандартов трудовой деятельности, поддержание минимального уровня заработной платы, своевременная выплата заработной платы, охрана труба и здоровья работников, повышение уровня их квалификации.

3) основанием применения юридической ответственности является совершение противоправного деяния.

юридическая ответственность воплощается с помощью мер 4) государственного воздействия. Государственное воздействие присуще любой правовой норме, поскольку право всегда подразумевает определенные унифицированные для всех указания к действию96. Этим юридическая ответственность отличается например от моральной ответственности, которая предполагает предпринятие самим субъектом определенных действий, усилий по соблюдению правил поведения в обществе.


Таким образом, рассмотрев основные признаки юридической ответственности, можно сформулировать определение юридической ответственности.

Итак, юридическая ответственность - это определенный вид общественной ответственности, регламентируемой правовыми нормами и обеспечивающей под государственным принуждением исполнение виновником опеределенных негативных обязательств, чаще всего выражающихся в умалении имущественных прав.

Юридическую ответственность можно классифицировать по отраслям права, так как безусловно ответственность в каждой отрасли права имеет свою собственную специфику, цель, содержание, порядок и способы применения.

Нас интересует гражданско-правовая ответственность. Несомненно, гражданско-правовая ответственность также обладает признаками юридической ответственности, но имеет и ряд дополнительных, специфических признаков.

Гражданское право это совокупность норм права, сферой регулирования которого являются имущественные отношения и некоторые личные неимущественные, связанные с имущественными. Гражданско-правовая ответственность соответственно также носит имущественный характер, и состоит именно в применении к правонарушителю мер имущественного, экономического характера.

См.: Духнo Н., Ивaкин В. Пoнятиe и виды юpидичeскoй oтвeтствeннoсти // Гoсудapствo и пpaвo. 2000. N 6.

Основное отличие гражданского права в методе регулирования, который предполагает диспозитивность и предоставление участникам отношений большую свободу и самостоятельность действий. В гражданском праве, в пику уголовному праву, потерпевший это всегда конкретное лицо (лица), которым причинен имущественный вред. Потерпевшим не может являться общество в целом. В гражданском праве ответственность-это всегда имущественное правоотношение, где кредитором является потерпевший, а должником- причинитель вреда. Применения мер ответственности соответственно также является диспозитивным личным правом потерпевшего, и соответственно направлено на восстановление его имущественного положения.

Подотраслью гражданского права является и корпоративное право, совокупность имущественных отношений, регулирующая правоотношения, связанные с созданием и функционированием юридических лиц-корпораций, включая правоотношения между участниками юридических лиц, членами органов управления и самим юридическим лицом.

Корпоративные правоотношения также носят имущественный характер, так как в целом направлены на достижение определенных имущественных интересов участников (учредителей), а именно извлечение прибыли коммерческими организациями, для чего они собственно и создаются.

Таким образом, правоотношения по управлению акционерным обществам, как частный случай корпоративных правоотношений, также носят имущественный характер, состоящий в необходимости управления за деятельностью общества, имеющий конечной целью получение дохода обществом от своей деятельности. Под управлением понимается организация и контроль за деятельностью акционерного общества, задачей управления является эффективность такой организации97.

Таким образом, ответственность управляющих, членов совета директоров акционерного общества также являет собой некое умаление имущественных прав виновника. Основной целью применения ответственности также является восстановление имущественного положения акционерного общества, которому действиями членов совета директоров причинен ущерб.

Поскольку директора являются членами органа управления общества, правоотношения соответственно складываются между членами совета директоров и обществом. И в случае привлечения членов совета директоров к ответственности потерпевшим будет являться само акционерное общество, так как член совета директоров может причинить ущерб только обществу.

Ущерб третьим лицам – акционерам или контрагентам может быть также причинен, но опосредованно – через само акционерное общество, так как у акционеров, также как и у контрагентов нет прямых правоотношений с членами совета директоров, есть правоотношения только с обществом. Ответственность перед акционерами и контрагентами соответственно несет само общество, а потом уже может взыскать с членов органов управления размер имущественного вреда, понесенного обществом. Чье решение послужило причиной возникновения данных убытков.

Ответственность членов совета директоров акционерного общества как частный случай ответственности в обществе, естественно обладает всеми теми же признаками.

Тем не менее представляется возможным выделить самостоятельные признаки такого вида правового воздействия в акционерном обществе, Хныкин В.И. Гpaждaнскo-пpaвoвaя oтвeтствeннoсть opгaнoв упpaвлeния aкциoнepнoгo oбщeствa пo зaкoнoдaтeльству Poссийскoй Фeдepaции. Дис. к. ю. н., М., присущие только этому виду, и отделяющие ее от других видов гражданской ответственности98, такие как:

К данному виду правового воздействия привлекаются только 1.

стороны правоотношений, возникающих в процессе «жизнедеятельности»

акционерного общества.

Почему необходимо выделить правоотношения по управлению акционерным обществом из отношений по управлению любым другим хозяйствующим субъектом. Дело в том, что управление акционерным обществом намного сложнее и многограннее, чем управление например обществом с ограниченной ответственностью или товариществом. У участников акционерных правоотношений присутствует много специфических обязанностей, присущих только акционерному обществу, связанных например с выпуском акций, финансовой отчетностью, аудитом и прочим.

Следовательно институт акционерной ответственности как никакой другой должен быть сконструирован таким образом, чтобы обеспечить исполнение обязанностей участниками акционерных правоотношений.

Специфика данного вида правового воздействия заключается 2.

также в том, что регулируется оно совокупностью правовых норм.

Например, члены органов управления могут быть привлечены, помимо основной гражданской, также к уголовной ответственности (в части привлечения ответственности за правонарушения, связанные с размещением ценных бумаг обществом - ст. 185.1 Уголовного кодекса Российской Федерации99), к административной ответственности (например ответственность лица, лишенного права управления обществом в случае фактического управления - 14.23 Кодекса Российской Федерации об См. Мoлoтникoв A.E. Oтвeтствeннoсть в aкциoнepных oбщeствaх. М., 2006 С. 74, Кopпopaтивнoe пpaвo:

Учeбник для студeнтoв вузoв, oбучaющихся пo нaпpaвлeнию «Юpиспpудeнция» (oтв. peд. И.С. Шиткинa). М., 2007. С. СЗ PФ. 1996. N 25. Ст. 2954 (с пoслeд. изм.).

административных правонарушениях100), к трудовой ответственности за трудовые правонарушения (в частности нормы о дисциплинарных взысканиях - ст. 192 Трудового кодекса РФ). Причем зачастую одно и то же правонарушение может влечь за собой применение сразу нескольких мер ответственности, например гражданско-правовой и уголовной.

Тем не менее, предметом настоящего исследования является только гражданско-правовая ответственность, ее мы и будем рассматривать.

Представляется возможным, исходя из вышеизложенного, выделить следующие особенности ответственности совета директоров акционерного общества:

1. Особый субъект ответственности члены совета директоров.

Специфичность субъекта ответственности заключается во-первых в особом правовом положении совета директоров, который с одной стороны является защитником интересов акционером и фактически является главным управленцем в перерывах между собраниями. И во-вторых, специфика этого органа в его коллегиальности, и как следствие в многообразии нюансов, возникающих при привлечении его членов к ответственности.

Вопрос о том, является ли член совета директоров субъектом правоотношений вообще, является спорным. Большинство цивилистов придерживается той точки зрения, что только орган юридического лица в целом обладает правосубъектностью, тогда как отдельный член органа управления самостоятельно не обладает ни правоспособностью, ни дееспособностью, не может принимать юридически значимые СЗ PФ. 2002. N 1 (ч. I). Ст. 1 (с пoслeд. изм.).

решения. Выделяются из этой всеобщей теории ученые полагающие что особенностью корпоративных правоотношений такова, что из можно рассматривать в двух аспектах: внешние корпоративные правоотношения- правоотношения между организацией и третьими лицами, и внутренние правоотношения – между учредителями, органами управления и организацией. Так вот субъектом внешних корпоративных правоотношений член совета директоров не может являться, тогда как является он именно субъектом внутренних корпоративных правоотношений, так как имеет определенные права и обязанности по отношению к учредителям и компании, и несет ответственность за их неисполнение.

Эта теория представляется более соответствующей действительности.

Думается, что правовой статус конкретного члена совета директоров индивидуализируется и персонализируется именно для правоотношений ответственности. Так, именно в момент привлечения к ответственности правовое значение для целей доказывания своей невиновности имеет исполнение каждым конкретным членом совета директоров своих индивидуальных обязанностей, в частности обязанности действовать разумно и добросовестно, в интересах общества. Этот вывод обосновывает и возможность (существующую и на настоящее время) акционеров подавать иски о возмещении ущерба не к абстрактным органам управления, а к конкретным физическим лицам, входящим в их состав.

2. Субъектом, управомоченным требовать возмещения ущерба в данном случае является само общество (через акционером или генерального Рожкова М.А. Корпоративные отношения и возникающие из них споры // Вестник ВАС РФ. 2005. N 9. С.

143, Хужокова И.М. Корпоративное право Российской Федерации: Курс лекций: Учеб. пособие для вузов. М., 2004., Гущин В.В., Порошкина Ю.О., Сердюк Е.Б. Указ. соч. С. 143.

директора) и, в некоторых случаях, прямо предусмотренных законом, потерпевшими могут являться сами акционеры.

В данном случае необходимо различать потерпевшего и лиц, обращающихся за восстановлением нарушенного права потерпевшего. От имени общества подать иск в суд о возмещении имущественных потерь с членов органов управления могут участники с количеством в 1 % акций.

Таким образом, акционеры могут защитить права акционерного общества, которое является потерпевшим. Эта конструкция получила название косвенных исков.

В случае, если акционерам также причинен ущерб, обратиться с иском напрямую также к членам органов управления они не могут. Им следует взыскать причиненный ущерб вначале с общества, а потом обратиться уже от имени общества к членам органов управления с регрессным требованием о возмещении уже обществу убытков.

3. Особый характер ответственности – члены коллегиальных органов управления отвечают каждый в полном объеме за причиненный ущерб, как установлено п. 4 ст. 71 ФЗ об АО.

Такая ответственность всегда применяется, когда несколько лиц связаны одним и тем же обязательством по отношению к другому лицу- в нашем случае это обязанность по возмещению ущерба.

Солидарный характер правоотношений по возмещению причиненного вреда членами совета директоров можно подвергнуть сомнению. Ведь по сути не могут одновременно все члены совета директоров в равной степени отвечать за принятое решение, всегда инициирует то или иное предложение одно лицо, второе поддерживает, третье может быть корректирует в пользу общества, таким образом всегда кто-то в больше степени виновен в принятии решения, кто-то в меньшей. Законодательное решение о солидарном характере ответственности представляется оправданным лишь потому, что на практике будет практически невозможно доказать долю вины каждого члена совета директоров в принятии того или иного решения, что может вообще затруднить реализацию ответственности.

4. Особая правовая природа ответственности членов совета директоров, которая будет рассмотрена ниже.

5. Особые основания ответственности – нарушения специфических обязанностей, присущих только членам совета директоров.

Из сказанного следует вывод, что гражданско-правовую ответственность члена совета директоров определить как особое правоотношение, состоящее в обязанностичлена совета директоров на основании решения суда возместить обществу вред в определнной сумме, понесенный им из-за нарушения таким членом обязанностей, возложенных законом или иными нормативными актами.

Вопросы о правовой природе ответственности членов совета директоров наиболее сложны с точки зрения их правовой квалификации.

В юридической науке существуют две принципиально разные позиции по этому вопросу. Первая позиция заключается в том, что ответственность членов совета директоров имеет гражданско-правовой характер, так как отношения между членами совета директоров и обществом имеют гражданско-правовой характер. Такого мнения придерживаются, например Б.Р. Карабельников102, А.А. Маковская103.

По мнению ученых, придерживающихся второй позиции, природа отношений между обществом и членами совета директоров, и соответственно, Кapaбeльникoв Б.P. Тpудoвыe oтнoшeния в хoзяйствeнных oбщeствaх. М.: ИД ФБК-ПPEСС, 2003. С. Мaкoвскaя A.A. Oснoвaния и paзмep oтвeтствeннoсти pукoвoдитeлeй aкциoнepнoгo oбщeствa зa пpичинeнныe oбщeству убытки // Убытки и пpaктикa их вoзмeщeния: Сбopник стaтeй / Oтв. peд. М.A.

Poжкoвa. М.: Стaтут, 2006. С. 335.

ответственности – трудовая. К этой «группе» ученых можно отнести А.В.

Кирилина104, В.В.Долинскую Практический смысл в решении этой теоретической проблемы заключается в том, что если отношения между членами совета директоров и обществом квалифицировать как гражданско-правовые, тогда размер и основания ответственности определяются по правилам ГК РФ и Закона об АО.

Если же соответствующие отношения признавать отношениями трудовыми, то из норм ТК РФ к этим отношениям могут быть применены лишь общие правила о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю (ст. 238 - 250). Ведь специальные правила, изложенные в гл. ТК РФ (ст. 273 - 281), применяются к трудовым отношениям только единоличного руководителя и правления организации.

Корень этой проблемы кроется в определении вида договора, заключаемого между обществом и членов совета директоров – либо это трудовой договор, либо гражданско-правовой договор на оказание услуг/выполнение работ.

Определяющими признаками трудового договора (ст. 56 ТК РФ), - их выделяют большинство цивилистов106, являются:

- наличие у лица определенной трудовой обязанности, функции, обладание при этом конкретной специальностью, квалификацией;

- личный характер трудовых отношений - лицо обязано лично выполнять трудовые обязанности;

Киpилин A.В. Сoвeт диpeктopoв и испoлнитeльный opгaн aкциoнepнoгo oбщeствa: кoмпeтeнция и oтвeтствeннoсть // Пpaвo и экoнoмикa. 2005. N 6.

Дoлинскaя В.В. Aкциoнepнoe пpaвo: oснoвныe пoлoжeния и тeндeнции. Мoнoгpaфия. М.: Вoлтepс Клувep, 2006. С. 545, 548.

См.: Бpaтaнoвский С.Н., Кoлoбoвa С.В. Укaз. сoч. С. 66;

Гeйхмaн В.Л., Дмитpиeвa И.К. Тpудoвoe пpaвo:

Учeбник. Липeцк: OOO "ИГ "ИНФOЛ", 2002. С. 109 - 110;

Гусoв К.Н., Тoлкунoвa В.Н. Тpудoвoe пpaвo Poссии: Учeбник. М.: ТК "Вeлби";

Пpoспeкт, 2006. С. 181 - 182;

Тpудoвoe пpaвo Poссии: Учeбник / Пoд peд.

A.М. Куpeннoгo. С. 174 - - подчинение лица внутренним документам общества, содержащим правилам внутреннего трудового распорядка;

- наличие у лица права на безопасные и комфортные условия труда;

- обязательное наличие вознаграждения за исполнение трудовых обязанностей.

Проанализировав данные признаки на предмет их наличия в отношениях члена совета директоров и общества, мы видим следующее.

Выполнение определенной функции присуще члену совета директоров.

Но является ли эта функция трудовой?

Трудовая деятельность рассматривается некоторыми учеными как деятельность по достижению некоего вещественного результата, регламентируемая нормами трудового права107. Однако, с этим доводом нельзя согласиться, так как далеко не всегда итогом деятельности работника является некий вещественный результат. Простой пример – работа секретаря или менеджера, отвечающего на звонки – никакого овеществленного результата здесь нет. Овеществленный результат присущ гражданско правовому договору подряда, и действительно является его сущностным признаком, чего нельзя сказать о трудовом договоре. Понятно, что деятельность члена совета директоров не имеет осуществленного результата, но не значит, что данную деятельность можно отнести к трудовой, так как например, гражданско-правовой договор оказания услуг также не имеет овеществленного результата. Следовательно, по данному критерию нельзя сказать определенно, является ли деятельность члена совета директоров трудовой или гражданско-правовой.

Далее рассмотрим характер выполнения членом совета директоров своих обязанностей - является ли он личным или нет. Думается, что личным Гpaждaнскoe пpaвo. В 4 т. Т. 3: Oбязaтeльствeннoe пpaвo / Oтв. peд. E.A. Сухaнoв. 3-e изд., пepepaб. и дoп.

М.: Вoлтepс Клувep, 2005. С. 619 (aвтop глaвы - A.Г. Шepстoбитoв).

характером отношения члена совета директоров общества обладают. Так, во первых п. 3 ст. 68 Закона об АО устанавливает, что передача права голоса членом совета директоров иному лицу не допускается. Можно предположить, что не запрещена передача членом совета директоров другому лицу любых иных полномочий, например присутствие на заседании, сбор информации, документов и т.д. Но единственным способом осуществления членом совета директоров своих полномочий члена органа управления является именно голосование на заседании совета директоров за принятии того или иного решения в рамках компетенции совета директоров. Остальные права и полномочия члена совета директоров не являются юридически значимыми действиями. Следовательно выполнение членом совета директоров своего предназначения в совете директоров является личным и не может быть передано третьим лицам.

Практическую реализацию в члена совета директоров таких признаков как подчинение внутреннему трудовому распорядку и применение дисциплинарных взысканий, представить довольно трудно. Подчинить членов совета директоров можно лишь внутренним корпоративным документам, регулирующим деятельность совета директоров.

Кроме того, деятельность члена совета директоров не предполагает ежедневного присутствия на рабочем месте, таким образом, этот квалифицирующий признак трудового договора также отсутствует.

Таким образом, проанализировав, можно сделать вывод, что отношения между членами совета директоров и обществом нельзя отнести к трудовым, скорее можно предположить гражданско-правовую природу, и отнести к разновидности договора оказания услуг. Соответственно, ответственность члена совета директоров также можно квалифицировать как гражданско правовую, регулируется которая нормами гражданского и корпоративного законодательства.

Говоря о гражданско-правовой ответственности члена совета директоров, необходимо отнести ее к определенному виду по основанию ответственности, а именно к договорной или внедоговорной (деликтной).

Общепринятой является следующая точка зрения на договорную и деликтную ответственность.

Договорная ответственность следует за ненадлежащее исполнение договорного обязательства108 и наступает в случаях, предусмотренных как законом, так и договором. Так в договоре стороны могут изменить, увеличить или уменьшить размер ответственности, предусмотреть специальные основания для ее наступления.

Деликтная ответственность наступает за нарушение иных, недоговорных обязанностей и только в случаях предусмотренных законом.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.