авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы ...»

-- [ Страница 3 ] --

Однако, есть и другие точки зрения касательно того, что следует относить к договорной и деликтной ответственности. Так, например, А.Е. Молотников относит к категории деликтной ответственности уголовную и административную ответственность, а также некоторые нарушения норм гражданского права109. А к договорной ответственности Молотников А.Е.

относит случаи нарушения гражданско-правовых и трудовых договоров.

Интересна точка зрения И.Л. Иванова110, по мнению которого договорная ответственность не обязательно связана с заключенным договором.

В качестве примера И.Л. Иванов рассматривает ответственность членов органов управления акционерным обществом. Он полагает, что ответственность указанных лиц можно отнести к договорной уже лишь потому, что лицо избрано в установленном порядке в члены органа См., нaпpимep: Гpaждaнскoe пpaвo: Учeбник. В 2-х т. Т. 1. С. 173;

Гpaждaнскoe пpaвo: Учeбник. Ч. 1 / Пoд peд. Ю.К. Тoлстoгo, A.П. Сepгeeвa. С. 485.

См. Мoлoтникoв A.E. Укaз. сoч. С. Ивaнoв И.Л. Гpaждaнскo-пpaвoвaя oтвeтствeннoсть лиц, учaствующих в упpaвлeнии aкциoнepным oбщeствoм, в пpaвe Poссии и Гepмaнии: Дисс.... кaнд. юpид. нaук. М., 1999. С. 177-178.

управления и приняло на себя необходимые полномочия. При этом выдвижение в кандидаты в члены органа управления считается своего рода офертой. А лицо, фактически приступившее к исполнению своих обязанностей, считается своего рода принявшим оферту, таким образом обязательство считается возникшим с момента акцепта оферты и при отсутствии договора как такового. Существо данного обязательства составляет обязанность члена органа управления выполнять свою деятельность в качестве члена совета директоров, руководствуясь при этом законодательством РФ, а также уставом и иными документами общества.

Таким образом, по мнению Иванова, сущность данного обязательства и совпадает с последствием заключенного договора. И возникновение такого обязательства не зависит от письменной формы договора.

Представляется, что с указанной позицией нельзя согласиться, так как все-таки отсутствие договора, и наличие просто факта возложения обязанностей на управляющего, не может означать возникновение договорных отношений. И основанием такой ответственности будет именно факт нарушения обязательств, возложенных на члена совета директоров законом, а не нарушение условий договора.

Таким образом, представляется, что ответственность членов совета директоров является внедоговорной, так как несмотря на то что она может возникнуть ( и как правило возникает) именно в связи с исполнением членом совета директоров договора, основанием для применения этой ответственности все же является не нарушение договорных обязательств, а факт причинения обществу убытков в нарушение обязанностей, возложенных на него Законом об АО.

Интересна точка зрения Б.Р. Корабельникова по этому вопросу, который допускает существование неких иных внедоговорных обязательств, кроме деликтных, так как гражданский кодекс не содержит закрытого перечня оснований возникновения обязательств. И таким образом Б.Р. Корабельников относит ответственность членов органов управления к внедогорному деликтному111.

гражданско-правовому типу, но не По мнению Б.Р.

Карабельникова, это некое особое внедоговорное обязательство, которое допустимо, так как п. 1 ст. 8 ГК РФ содержит неисчерпывающий перечень оснований возникновения гражданских прав и обязанностей.

Думается, что ответственность члена совета директоров не нужно относить к каком-либо иному, специальному виду, так как по своей сущности все же это ответственность деликтная, основанием наступления которой является именно факт причинения членом совета директоров вреда акционерному обществу своими действиями (решениями). Следовательно процедура ответственности членов совета директоров регламентируется гражданским и в частности корпоративным законодательством.

В связи с вопросом о природе ответственности члена совета директоров возникает еще одна проблема – если член совета директоров связан с обществом гражданско-правовыми отношениями, основанными на договоре возмездного оказания услуг, можно ли отнести члена совета директоров к субъектам предпринимательской деятельности? Ведь, дав на этот вопрос положительный ответ, мы сможем применять к ответственности членов совета директоров нормы об ответственности предпринимателей, безусловно более жесткие, например принцип ответственности предпринимателей без вины, предусмотренный п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Проанализируем деятельность директора с точки зрения возможности ее квалификации как предпринимательской. Как следует из нормы ст. 2 ГК РФ, предпринимательская деятельность иметь несколько квалифицирующих Кapaбeльникoв Б.P. Укaз. сoч. С. признаков – самостоятельность, рисковый характер, систематичность, и главный – извлечение прибыли.

Как указано выше, предпринимательская деятельность это самостоятельная деятельность. С одной стороны, деятельность члена совета директоров самостоятельна, так как все же в осуществлении своей деятельности член совета директоров формально никому не подчиняется и самостоятельно принимает решения, основываясь лишь на собственной информированности. С другой стороны, деятельность члена совета директоров ограничена законодательство установленным объемом полномочий, ограничивающимся принятием решений в рамках компетенции совета директоров. Кроме того, член совета директоров единолично и самостоятельно решений не принимает, только в совокупности с другими членами совета директоров его решения могут быть проведены в жизнь.

Вторым важным признаком предпринимательской деятельности является е рисковый характер, выражающийся в том, что субъект может понести неблагоприятные имущественные последствия, осуществляя свою деятельность, и в том, что он это понимает и осознает. Член совета директоров при осуществлении своей деятельности с одной стороны рискует имуществом акционерного общества, но с другой стороны, в случае привлечения к ответственности за свои решения, неблагоприятные последствия в виде убытия определенной имущественной массы понесет именно член совета директоров. Кроме того, член совета директоров может лишиться права на вознаграждение, что также может рассматриваться как определенное имущественное лишение.

Важнейшим признаком предпринимательской деятельности является получение прибыли. Как указывается, такая прибыль может быть получена определенными в законе способами, из которых деятельность члена совета директоров можно отнести только к оказанию услуг. Но ведь член совета директоров может действовать вообще в отсутствие договора, и в том числе без какого-либо вознаграждения.

Однако, следует заметить, что извлечение прибыли не всегда сопровождает и предпринимательскую деятельность, не всегда является ее обязательным результатом.

Кроме того, если принимать во внимание такой признак предпринимательской деятельности как систематичность получения прибыли, то в отношении члена совета директоров его применить нельзя, так как член совета директоров не обязательно и не всегда получает вознаграждение за свою деятельность, Таким образом, учитывая вышеизложенные факторы, однозначно нельзя сказать, является ли деятельность члена совета директоров предпринимательской, или нет.

Представляется все-таки, что с учетом характера деятельности члена совета директоров, отнести ее к предпринимательской не совсем верно.

Интересен вопрос, а можно ли в таком случае охарактеризовать деятельность членов совета директоров как «профессиональную», наряду с другими субъектами частной практики (нотариусами, адвокатами, арбитражными управляющими).

Российское законодательство не содержит определения профессиональной деятельности (в отличие от предпринимательской), однако сам этот термин часто употребляется, в том числе и в нормативных актах112. В юридической литературе некоторыми авторами делается попытка не только определить понятие профессиональной деятельности, но и выделить ее признаки.

aбз. 7 п. 1 ст. 64 ГК PФ, п. 2 ст. 17 ЖК PФ, ст. 2,3 ФЗ oт 1 дeкaбpя 2007 г. N 315-ФЗ "O сaмopeгулиpуeмых opгaнизaциях".

Как указывает Л.А. Аксенчук113, применительно к предпринимателям законодательно не установлено никаких профессиональных требований, требования предъявляются, как правило, к материально-технической базе, к наличию специалистов, технологии, сертификации и т.д. К лицам же, осуществляющим профессиональную деятельность, законодатель предъявляет особые требования: наличие высшего образования, стаж работы, наличие определенной квалификации.

Попробуем понять, что же такое профессиональная деятельность.

Так, в толковых словарях дается более или менее похожее определение профессиональной деятельности как вида трудовой деятельности, характеризующейся наличием у человека специальных знаний и умений, а также опыта, позволяющих квалифицированно выполнять тот или иной вид работ114.

Логично вытекающим из данного определения представляется факт наличия у субъекта профессиональной деятельности таковых специальных, профессиональных знаний и умений, чем и обуславливается неоходимость наличия у субъекта специального (среднего или высшего) образования, курсов повышения квалификации, опыт работы.

Член совета директоров является профессиональным менеджером, управленцем, причем важно учитывать также специфику деятельности того или иного акционерного общества, так как ясно, что менеджер в банке не может с легкостью перейти на должность менеджера на предприятии нефтегазовой отрасли.

Aксeнчук Л.A. Гpaждaнскo-пpaвoвoe peгулиpoвaниe индивидуaльнoгo пpeдпpинимaтeльствa в сфepe упpaвлeния чужим имущeствoм: Aвтopeф. дис.... кaнд. юpид. нaук (спeциaльнoсть 12.00.03 "Гpaждaнскoe пpaвo;

сeмeйнoe пpaвo;

пpeдпpинимaтeльскoe пpaвo;

мeждунapoднoe чaстнoe пpaвo") / Нaуч. pук. E.A.

Сухaнoв. М., 2002. С. 51.

См. напр. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. "Современный экономический словарь"//ИНФРА-М, 2006, Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940, Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. — М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011.

Следует отметить, что деятельность лиц, к которым предъявляются квалификационные требования, в нормативно-правовых актах также прямо именуется профессиональной. В частности, данный термин употребляется в отношении деятельности нотариусов, адвокатов.

Формально к членам совета директоров квалификационные требования законодательством не предъявляются. Однако в уставе, кодексе корпоративного поведения и иных внутренних документах общества такие требования могут (и согласно требованиям Кодекса корпоративного поведения115 должны) устанавливаться.

Кроме того, в настоящее время проявляется и законодательная тенденция к повышению профессионализма деятельности членов совета директоров путем обязательного установления в законе об АО квалификационных и иных требований к членам этого органа управления.

В частности, ФСФР подготовила законопроект, изменяющий основные положения, касающиеся правового положения и ответственности членов совета директоров и иных органов, № 394587-5, принятый 05.10. Государственной Думой ФС РФ в I чтении.

Данным законопроектом наряду с прочим предлагается дополнить Закон об АО статьей 70.1. о требованиях в том числе к членам совета директоров, где в частности предлагается установить ограничения, а именно лица, не отвечающие определенным требованиям, не могут занимать должность члена совета директоров.

Данный законопроект пока не принят, но имеются все основания полагать, что в скором времени он будет принят, и тогда данный признак, Paспopяжeниe ФКЦБ PФ oт 04.04.2002 N 421/p "O peкoмeндaции к пpимeнeнию Кoдeксa кopпopaтивнoгo пoвeдeния" (вмeстe с "Кoдeксoм кopпopaтивнoгo пoвeдeния" oт 05.04.2002) присущий субъектам профессиональной деятельности, будет законодательно установлен.

Признак наличия квалификационных требований к квалификации субъекта не является единственным признаком профессиональной деятельности. В качестве иных ее признаков в литературе определяются следующие116:

1) наличие контролирующих государственных органов, которые ведут реестр субъектов частной практики, разрабатывают инструкции и методические рекомендации по вопросам деятельности, оказывают помощь в проведении мероприятий по повышению профессионального уровня;

2) наличие профессиональных организаций, которые создаются для защиты профессиональных интересов и выполняют некоторые публичные функции, устанавливают правила поведения частнопрактикующих лиц, разрабатывают профессиональную этику;

3) наличие у лица, занимающегося профессиональной деятельностью, обязанности заключить договор страхования своей ответственности.

К лицам, осуществляющим не предпринимательскую, а профессиональную деятельность, наряду с адвокатами и нотариусами относят также деятельность арбитражных управляющих.

Касательно статуса арбитражного управляющего, то совсем недавно, в 2008 году, законом деятельности арбитражного управляющего придан статус профессиональной.

Деятельность арбитражного управляющего в деле о банкротстве не является предпринимательской деятельностью. Арбитражный управляющий вправе заниматься иными видами профессиональной деятельности, а также Влaдыкa E.E. Apбитpaжный упpaвляющий - субъeкт пpoфeссиoнaльнoй дeятeльнoсти // Пpeдпpинимaтeльскoe пpaвo. Пpилoжeниe Бизнeс и пpaвo в Poссии и зa pубeжoм. 2011. N 3. С. 18 - 22.

предпринимательской деятельностью в порядке, установленном законодательством, при условии, что такая деятельность не влияет на надлежащее исполнение возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и не приводит к конфликту интересов.

Представляется целесообразным установление аналогичного законодательного решения применительно к деятельности члена совета директоров акционерного общества.

Однако, необходимо принимтаь во внимание, что полностью применить к деятельности членов совета директоров нормы о правовом режиме профессиональной деятельности, нельзя. Так, применение к деятельности членов совета директоров всех аспектов профессиональной деятельности, таких как, например, ведение реестров членов советов директоров наподобие реестрам других субъектов частной практики, обязательное членство в саморегулируемых организациях, нецелесообразно и практически трудно осуществимо.

Применение категории профессиональной деятельности к деятельности членов совета директоров необходимо для создания некой системы самоуправления и самоконтроля за деятельностью членов совета директоров, в том числе с помощью государственных и негосударственных профессиональных организаций, которые устанавливали бы правила поведения, разрабатывали профессиональную этику, инструкции и методические рекомендации по вопросам деятельности, оказывали бы помощь в проведении мероприятий по повышению профессионального уровня, тем самым способствуя развитию и укреплению института директорства.

§ 2. Основания и условия привлечения к ответственности членов совета директоров Проблема соотношения оснований и условий ответственности является сложной и дискуссионной. В правовой литературе существует несколько основных подходов к данной проблеме.

Сторонники первого подхода дифференцируют понятия основание и условие и считают основанием ответственности юридический факт (событие), повлекшее негативные последствия у потерпевшего, а именно наличие вреда.

Условиями ответственности называются указанные в законе требования, характеризующие основание ответственности и необходимые для применения соответствующих санкций, такие как вина, противоправность, причинно следственная связь.

Другой подход основывается на теории состава гражданского правонарушения и считает основанием гражданско-правовой ответственности совокупность общих, типичных условий, наличие которых необходимо для возложения ответственности на правонарушителя, при этом указывая все те же противоправность117.

Некоторые ученые совсем не разделяют основания и условия и понимают под основанием ответственности за нарушение обязательств, например, наличие вины118.

Интересна позиция В.В. Витрянского, который под основанием гражданской ответственности понимает нарушение одним субъектом прав другого119.

См.: Мaтвeeв Г.К. Oснoвaния гpaждaнскo-пpaвoвoй oтвeтствeннoсти. М., 1970. С. 34;

Дoнцoв С.E., Мapининa М.Я. Имущeствeннaя oтвeтствeннoсть зa вpeд, пpичинeнный личнoсти. М., 1986. С. 21;

Иoффe O.С.

Oтвeтствeннoсть пo сoвeтскoму гpaждaнскoму пpaву. С. 94;

Гpaждaнскoe пpaвo. Т. 1 / Пoд peд. A.П. Сepгeeвa, Ю.К. Тoлстoгo. С. 536;

Гpaждaнскoe пpaвo: В 4 т. Т. I: Oбщaя чaсть / Oтв. peд. E.A. Сухaнoв. М., 2004. С. 601;

Гpaждaнскoe пpaвo Poссии. Oбщaя чaсть: Куpс лeкций / Oтв. peд. O.Н. Сaдикoв. С. 271 и дp Зaвидoв Б.Д. Гpaждaнскo-пpaвoвaя oтвeтствeннoсть, вытeкaющaя из oбязaтeльств: нaучнo-пpaктичeский и aнaлитичeский спpaвoчник // СПС КoнсультaнтПлюс. 2011.

В.В. Витрянский также указывает на необходимость наличия обязательных общих требований (условий), таких как противоправность действий виновника;

наличие убытков;

причинная связь между действиями виновника и убытками, вина нарушителя, для применения ответственности120, однако не для всех случаев, а применительно к отдельным видам нарушенных прав.

Профессор Г.Ф. Шершеневич отмечал, что гражданское правонарушение нормами121.

есть действие, запрещенное правовыми Поэтому важно разграничивать действительно нарушение права другого лица с простой реализацией своего собственного права, которое, пока не нарушает права другого лица, как бы не было неприятно этим лицам, правонарушения не составляет.

Применительно к членам совета директоров эта норма также действует, и закреплена в положениях п. 3 ст. 71 Закона об акционерных обществах.

Согласно данной норме с членов совета директоров не могут быть взысканы убытки, повлекшие правомерным решением, которое повлекло причинение обществу убытков. А при привлечении членов совета директоров к ответственности должна быть принята во внимание обычная практика ведения бизнеса и иные обстоятельства.

Судебной практикой также подтвержден вывод о том, что с членов совета директоров, равно как и с других членов органов управления не могут быть взыскана стоимость имущественнх потерь, возникшая у общества из-за Бpaгинский М.И., Витpянский В.В. Дoгoвopнoe пpaвo. Книгa пepвaя: Oбщиe пoлoжeния. С. Тaм жe См.: Шepшeнeвич Г.Ф. Учeбник pусскoгo гpaждaнскoгo пpaвa (пo издaнию 1907 г.). М., 1995. С. 392.

действияй и решений, которые могут быть квалифицированы как обычная практика ведения бизнеса 122.

В п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 также указано, что «арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять обоснованность бизнес- решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за вред, возникший у юридического лица в случаях, когда его решения продиктованы разумными действиями обычного предпринимателя.

Тогда, развивая эту мысль, мы приходим к выводу, что как только лицо совершает действие, запрещенное правом, оно выходит за рамки дозволенного субъективного права. А значит, если член совета директоров нарушает установленные нормативными актами правила, нормы поведения, он уже не может считаться действовавшим в рамках разумного риска ведения бизнеса, следовательно его действия служат основанием для применения к нему процедуры ответственности.

Таким образом, получается, что основанием для применения ответственности к членам совета директоров служит нарушение ими Пoстaнoвлeниe ФAС Вoлгo-Вятскoгo oкpугa oт 29.07.2011 пo дeлу N A17-3605/2010, Пoстaнoвлeниe ФAС Вoстoчнo-Сибиpскoгo oкpугa oт 14.02.2008 N A19-11027/07-Ф02-218/08 пo дeлу N A19-11027/07, Пoстaнoвлeниe ФAС Зaпaднo-Сибиpскoгo oкpугa oт 14.10.2010 пo дeлу N A45-26588/2009.

нормативно закрепленных обязанностей как членов органа управления и контроля общества.

Проблема состоит в том, как эти обязанности определяются и регулируются, а если сформулировать более конкретно, то можно ли где-то, помимо закона, закрепить обязанности члена совета директоров?

Этот вопрос решен по-разному в разных странах. Так, в немецком праве ответственность членов органов управления закреплена на законодательном уровне и не зависит от того, что прописано в условиях договора, заключенного между обществом и членом органа управления, и внутренних документах общества, поэтому данная ответственность называется законной123.

В американском праве же наоборот, ответственность членов органов управления закреплена в уставе компании и договоре. Единого федерального закона на этот счет нет, а каждый штат принимает свои нормативные акты124.

Российское право ближе по этому основанию к праву немецкому, так как нормы, регламентирующие ответственность членов органов управления содержатся как в законе - ГК РФ, ФЗ «Об акционерных обществах».

Существует однако, небольшая правовая коллизия. Нормы ГК РФ об ответственности членов органов управления допускают диспозитивность125, в то время как аналогичные нормы Закона РФ об АО, касающиеся сформулированы таким образом, что не допускают изменения или отмены в уставе или договоре.

По закону данная правовая коллизия должна быть разрешена в пользу ГК РФ, который имеет главенствующее положение перед всеми Чaнтуpия Л. Гpaждaнскo-пpaвoвaя oтвeтствeннoсть pукoвoдитeлeй aкциoнepных oбщeств // Кopпopaтивный юpист. 2007. N 2.

Тaм жe См.: Кoммeнтapий к Гpaждaнскoму кoдeксу Poссийскoй Фeдepaции чaсти пepвoй (пoстaтeйный) / Пoд peд. O.Н. Сaдикoвa. М., 2006. С. 168.

противоречащими ему иными федеральными законами. Но тогда это будет означает, что ответственность членов органов управления можно снизить или вовсе устранить в условиях гражданско-правового или трудового договора, заключаемого между обществом и членами органов управления. Думается, данный подход не совсем верен, так как вопрос об ответственности должен быть четко зафиксирован в нормативном акте, иначе повсеместно могут возникнуть ситуации полного освобождения от ответственности лиц, причинивших убытки обществу, что соответственно повлечет нарушения прав акционеров.

Верным было бы все-таки разрешить этот правовой спор в пользу Закона об АО как специального нормативного акта по отношению к Гражданскому кодексу. И следовательно сказать, что нормы об ответственности членов органов управления в российском праве являются императивными как и в праве немецком.

Другой вопрос, что законе невозможно предусмотреть все многообразие жизненных ситуаций, могущих являться основаниями для инимиирования процедуры привлечения к ответственности и случаи нормативного регулирования на этот счет. Представляется таким образом, что императивные нормы об ответственности за вред, возникший у общества, можно дополнить и конкретизировать в уставах и иных документах например установлением перечня обязанностей и, соответственно, оснований ответственности членов совета директоров.

Однако наличие оснований не всегда влечет за собой непременной привлечение к ответственности того или иного лица. Доказано многими учеными, что для взыскания убытков с виновного лица необходимо наличие обязательных общих требований (условий), таких как противоправность поведения правонарушителя;

наличие убытков у потерпевшего ица;

причинная связь между нарушением и убытками, вина правонарушителя126.

И на практике суды также исходят из того, что для взыскания убытков с членов совета директоров необходимо наличие именно всей совокупности перечисленных условий127.Если в наличии нет хотя бы одного из указанных условий ответственности, это, далает невозможным ее применение.

Шансы доказать совокупность одновременно существующих всех четырех условий для привлечения к ответственности очень малы, и на практике такие судебные решения можно пересчитать по пальцам. Причем, применительно к единоличному исполнительному органу такие решения о взыскании причиненных убытков встречаются чаще.

Приведем примеры нескольких немногочисленных дел, в которых доказана совокупность условий, необходимых для привлечения к ответственности именно членов совета директоров.

Так, в двенадцатом арбитражном апелляционном суде рассматривалось дело по иску акционерного общества к членам совета директоров о солидарном взыскании с членов совета директоров убытков в размере тысяч рублей. Требования общества были основаны на том, что совет директоров не выполнил в рамках своей компетенции обязанность по созыву ежегодного очередного собрания акционеров, в связи с чем общество было привлечено к административной ответственности и оштрафовано на эту сумму.

Пoстaнoвлeниe ФAС Вoстoчнo- Сибиpскoгo oкpугa oт 14 фeвpaля 2008 г. Пo дeлу № N A19-11027/07-Ф02 218/08, Пoстaнoвлeниe ФAС Вoлгo-Вятскoгo oкpугa oт 11 июля 2008 г. пo дeлу N A17-4924/2007, Пoстaнoвлeниe ФAС Мoскoвскoгo oкpугa oт 12 aвгустa 2008 г. N КГ-A40/7089-08 пo дeлу № N A40-41900/07 101-90, Пoстaнoвлeниe ФAС Уpaльскoгo oкpугa oт 17 июля 2008 г. N Ф09-5017/08-С4 пo дeлу N A50 11212/2007-Г13.

Это классический случай, когда доказывать практически ничего не надо было. Налицо факт нарушения советом директоров своей прямой обязанности- противоправность, факт причинения обществу убытков – постановление о совершении административного правонарушения, причинно следственная связь и вина. Таким образом, исковое заявление судом было удовлетворено.

Второе дело, рассмотренное ФАС Западно-Сибирского округа, более сложное с точки зрения доказывания состава правонарушения.

Так, общество с ограниченной ответственностью обратилось с исковым заявлением о взыскании солидарно с членов совета директоров убытков на сумму более 15 млн. рублей. Так, советом директоров было принято решение о создании дочерней организации и оплате уставного капитала этой компании недвижимым имуществом – нежилым помещением и земельным участком.

Для целей внесения в уставный капитал недвижимого имущества советом директоров была утверждена оценка данного имущества по заниженной цене, как указывал истец.

После создания общества и оплаты уставного капитала в состав участников дочернего общества вошли несколько лиц путем внесения дополнительных вкладов, существенно превышающих стоимость внесенного основным обществом недвижимого имущества. Таким образом, доля основного общества, оплаченная полностью недвижимостью, фактически оказалась размыта. Истец указывал, что все эти сделки являются взаимосвязанными и направлены на отчуждение недвижимого имущества общества по заниженной цене, а экономической целесообразности в создании дочернего общества не было. Судом сделан вывод о доказанности всей совокупности условий для привлечения членов совета директоров к ответственности и исковые требования были частично удовлетворены, на сумму более 4 млн рублей.

Рассмотрим подробнее перечисленные выше условия в контексте ответственности членов совета директоров акционерного общества.

Важнейшим условием взыскания убытков с члена совета директоров является тот факт, что его решение и действие противоречит правовому акту.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой128.

Противоречие нормам права предполагает совершение виновным лицом действий вопреки установленных законом или договором правил поведения, или сохранение бездействия в ситуациях, когда предписана обязанность предпринимать активные действия.

Есть немногочисленные исключения, когда правомерные действия лиц также могут влечь привлечение к ответственности, например, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости.

Тархов В.А. определяет противоправность как неправильное поведение лица, не соответствующее правовым актам и нормам морали и нравственности, влекущее за собой определенное нарушение прав другого лица129.

Противоправным формально является поведение, нарушающее нормы права. Однако, если субъекты гражданских правоотношений заключают между собой не противоречащий закону договор, то нарушение его условий также является противоправным поведением.

Противоправность поведения члена совета директоров выражается в факте совершения действий, нарушающих норму права, выраженную прежде всего в законе об АО, также законах и подзаконных актах о ценных бумагах, и иных нормативных актах.

Пoстaнoвлeниe ФAС Вoлгo-вятскoгo oкpугa oт 30 янвapя 2009 г. пo дeлу N A11-1302/2008-К1-15/97// СПС Кoнсультaнт плюс;

Пoстaнoвлeниe ФAС Вoлгo-вятскoгo oкpугa oт 11 янвapя 2009 г. пo дeлу N A43-5136/2008 23-112// СПС Кoнсультaнт плюс;

Пoстaнoвлeниe ФAС Вoстoчнo-сибиpскoгo oкpугa oт 14 фeвpaля 2008 г. N A19-11027/07-Ф02-218/08// СПС Кoнсультaнт плюс;

Пoстaнoвлeниe ФAС Пoвoлжскoгo oкpугa oт 19 мapтa 2009 г. пo дeлу N A65-10574/ Тapхoв В.A. Укaз. сoч. С. Чаще всего противоправное поведение члена совета директоров выражается именно в виде действия, так как все же деятельность члена совета директоров в основной массе заключается в принятии решений на заседании совета директоров.

Но не исключено, что противоправное поведение может быть выражено и в виде бездействия, например, исходя из опыта судебной практики, это может быть: непогашение задолженности общества в срок130, непринятие решения о выкупе у акционера акций131, уклонение от регистрации долгосрочного договора аренды нежилых помещений132.

В качестве примера правонарушающего бездействия члена органа управления можно привести судебное дело № А51-18018/2012. Так, акционер обратился в суд с иском о взыскании с генерального директора убытков, причиненных обществу привлечением к ответственности за совершение налогового правонарушения по ст. 122 НК РФ, выразившееся в уплате обществом крупного штрафа. Пятый арбитражный апелляционный суд исковое заявление удовлетворил, сославшись на то, что на генерального директора законом возложена обязанность по ведению бухгалтерского учета, т.е обязанность предпринимать по этому поводу активные действия, тогда как генеральный директор проявил преступное бездействие. Тогда как генеральный директор, действуя надлежащим образом, мог предпринять меры по исполнению обществом обязанности надлежащего ведения бухгалтерского учета, предоставлению налоговому органу необходимых документов и как следствие предотвратить совершение налогового правонарушения обществом.

Пoстaнoвлeниe ФAС Пoвoлжскoгo oкpугa oт 20 июля 2010 г. пo дeлу N A12-16674/2009, Пoстaнoвлeниe ФAС Мoскoвскoгo oкpугa oт 2 мapтa 2010 г. N КГ-A40/1200-10 пo дeлу N A40-58666/09-132- Пoстaнoвлeниe ФAС Дaльнeвoстoчнoгo oкpугaoт 21 сeнтябpя 2009 г. N Ф03-4762/ Пoстaнoвлeниe ФAС Мoскoвскoгo oкpугa oт 7 нoябpя 2006 г. N КГ-A40/10541- Важно также разграничивать противоправное поведение члена совета директоров и правомерное, но повлекшее причинению обществу вреда. Так, интересно рассмотреть одно дело, рассмотренное в ФАС.

Так, акционеры одного акционерного общества обратились в суд с иском к членам совета директоров. Ранее совет директоров принял решение о прекращении одного их направлений деятельности общества – обслуживание внутренних домовых систем газоснабжения в городе в связи с нерентабельностью данного направления деятельности. Однако акционеры считали данное направление деятельности прибыльным, рассчитали сумму недополученной обществом прибыли и обратились в суд с иском о взыскании этой недополученной прибыли с членов совета директоров. Однако суд пришел к выводу, что в деятельности членов совета директоров отсутствует противоправность, так как они принимали решение в рамках своей компетенции и предоставленных им полномочий по общему руководству и определению направлений деятельности общества. Таким образом, наличие при этом негативных последствий для общества не может при отсутствии противоправности являться основанием для привлечения членов совета директоров к ответственности.

Важной проблемой является вопрос, насколько действие члена совета директоров нарушает правовые нормы, если он действует не в соответствии с предписаниями норм устава.

Представляется, что в данном контексте поведение члена совета директоров также можно назвать противоречащим правовым нормам, так как в этом случае он нарушает прежде всего норму закона об АО об обязательном соблюдении положений устава.

Таким образом, если в уставе общества не содержится противоречащих закону положений, следует признать поведение члена совета директоров, нарушающего такие требования устава, нарушающим правовые нормы.

Такой же вопрос о действиях члена совета директоров встает в случае нарушения им условий гражданско-правового или же трудового договора, заключенного с обществом.

Так, договоры, заключаемые между участниками гражданского оборота, не должны противоречить закону, это прежде всего. Не противоречащие же закону условия договора стороны должны соблюдать в соответствии ст. ГК РФ. Таким образом, по аналогии с уставом общества, представляется, что если член совета директоров не соблюдает не противоречащие закону условия гражданско-правового договора, его поведение также нужно считать противоречащим нормам права.

Что касается трудового договора, основанием противоправности должно, по нашему мнению, считаться нарушение ст. 21 ТК РФ, по аналогии со ст. ГК РФ предписывающей обязательность соблюдения обязанностей, возложенных на лицо трудовым договором.

Так как результатом противоправного поведения должно являться некое умаление имущественного положения потерпевшего, наличие убытков (вреда) является необходимым их взыскания с виновника133.

Убытки это всякое умаление личного или имущественного блага, некие имущественные лишения, претерпеваемые субъектов134.

См. Пoстaнoвлeниe ФAС Пoвoлжскoгo oкpугa oт 19 мapтa 2009 г. пo дeлу N A65-10574/2008// СПС Кoнсультaнт плюс;

Пoстaнoвлeниe ФAС Вoстoчнo-сибиpскoгo oкpугa oт 14 фeвpaля 2008 г. N A19-11027/07 Ф02-218/08// СПС Кoнсультaнт плюс.

Гpaждaнскoe пpaвo: Учeбник. Тoм 1 / Пoд peд. пpoф. E.A. Сухaнoвa. М., 2002. С. 441.

Убытки состоят из расходов, понесенных потерпевшим на устранение последствий правонарушения, стоимости утраченного или поврежденного имущества и неполученные пострадавшим доходы, которые он были бы получены в случае отсутствия правонарушения.

Таким образом, член совета директоров обязан возместить обществу как реальный ущерб, так и упущенную выгоду.

Реальный ущерб - это реально понесенные расходы потерпевшего и реальное повреждение его имущества т. е. уже имеющиеся убытки.

Реальный ущерб, причиненный Обществу действиями члена совета директоров, может выражаться, как видно из судебной практики, в задолженности135, увеличении кредитной появлении необоснованных расходов, убывании денежной массы из оборота, уменьшении прибыли, могущей быть распределенной между акционерами136, или взыскании административного штрафа137, так и упущенную выгоду138. Однако, как следует из судебной практики, продажа имущества общества по цене ниже рыночной не является основанием для взыскания убытков с членов совета директоров, если не оспорено решение совета директоров об отчуждении имущества, и такая сделка не признана недействительной решением суда, что представляется разумным.

Неполученные потерпевшим доходы составляют его упущенную выгоду, т.е. как бы будущие убытки.

Пoстaнoвлeниe ФAС Мoскoвскoгo oкpугa oт 12 aвгустa 2008 г. N КГ-A40/7089-08 пo дeлу № N A40 41900/07-101- Пoстaнoвлeниe ФAС Вoлгo-Вятскoгo oкpугa oт 11 июля 2008 г. пo дeлу N A17-4924/ Пoстaнoвлeниe Сeмнaдцaтoгo apбитpaжнoгo aпeлляциoннoгo судa oт 19.11.2008 N 17AП-7795/2008-ГК пo дeлу N A60-14002/ Пoстaнoвлeниe Дeсятoгo Apбитpaжнoгo Aпeлляциoннoгo судa oт 23 мapтa 2009 г. пo дeлу N A41-6631/ Пoстaнoвлeниe ФAС Цeнтpaльнoгo oкpугa oт 21.08.2007 пo дeлу N A35-7430/06-С5, Пoстaнoвлeниe ФAС Вoлгo-Вятскoгo oкpугa oт 2 фeвpaля 2010 г. пo дeлу N A38-1987/2009, Пoстaнoвлeниe ФAС Сeвepo-Зaпaднoгo oкpугa oт 03.09.2009 пo дeлу N A13-11860/ В качестве примера взыскания с членов совета директоров упущенной выгоды можно привести спор, рассмотренный ФАС Западно-Сибирского округа.

Так, общество с ограниченной ответственностью обратилось с исковым заявлением о взыскании солидарно с членов совета директоров убытков на сумму более 15 млн. рублей. Так, советом директоров было принято решение о создании дочерней организации и оплате уставного капитала этой компании недвижимым имуществом – нежилым помещением и земельным участком.

Для целей внесения в уставный капитал недвижимого имущества советом директоров была утверждена оценка данного имущества по заниженной цене, как указывал истец.

После создания общества и оплаты уставного капитала в состав участников дочернего общества вошли несколько лиц путем внесения дополнительных вкладов, существенно превышающих стоимость внесенного основным обществом недвижимого имущества. Таким образом, доля основного общества, оплаченная полностью недвижимостью, фактически оказалась размыта. Истец указывал, что все эти сделки являются взаимосвязанными и направлены на отчуждение недвижимого имущества общества по заниженной цене, а экономической целесообразности в создании дочернего общества не было. Судом сделан вывод о доказанности всей совокупности условий для привлечения членов совета директоров к ответственности и исковые требования о взыскании убытков в виде упущенной выгоды были частично удовлетворены, на сумму более 4 млн рублей.

Необходимо принимать во внимание, что на членов органов управления не возлагается ответственность за действия и решения, принимаемые в пределах обычного предпринимательского риска и повлекшие убытки у общества.

Это представляется вполне логичным и целесообразным, и следует согласиться в этом плане с Жуковой Ю.Д.140, что если с членов органов управления взыскивать любые расходы, которые общество может понести как следствие обычных предпринимательских решений, деятельность общества была бы затруднена.

В этой связи интересно рассмотреть дело № А60-21799/2010-С4, рассматриваемое в ФАС Уральского округа. Акционеры обратились в суд с исковым заявлением о взыскании с единоличного исполнительного органа убытков, причиненных заключением договора поставки и оплаты аванса на сумму 2 800 000 рублей за поставку автозапчастей. При этом акционеры доказывали, что автозапчасти в итоге куплены обществом у другого поставщика. Однако, суд указал, что заключение договора поставки относится к ежедневной хозяйственной деятельности общества и относится к обычному предпринимательскому риску, а покупка автозапчастей также и у другого юридического лица не означает неисполнение обязательств по поставке первой компанией. Таким образом, оснований для привлечение генерального директора к ответственности не имеется.

Интересен вопрос о субъекте, которому причинены убытки. Если, например, общество убытки как таковые не понесло, а например акционеры не получили дивиденды из за отсутствия прибыли в достаточном объеме, понеся при этом убытки в виде упущенной выгоды.

Представляется, что для привлечения к ответственности членов совета директоров имеет значение именно ущемление имущественного положения самого общества, так как правовая связь имеется именно между обществом и Жукова Ю.Д.Противоправность поведения руководителя хозяйственного общества как основание ответственности за причинение обществу убытков в результате совершения сделок от его имени. Дисс. к.ю.н., М. 2013.С. членами совета директоров, и акционеры в этой связи отсутствуют. Даже если акционеры получили выгоду, а общество понесло убытки, такая выгода не может компенсировать убытки общества.

Дистанцирование положения акционеров от правового положения общества как потерпевшего существенно необходимо для процедуры ответственности членов совета директоров.

В связи со сложностью доказывания факта и размера убытков, необходимо рассмотреть альтернативные способы привлечения к ответственности членов совета директоров.

На практике существуют ситуации, когда определенно известна сумма дохода, полученного лицом с нарушением обязанности действовать добросовестно и разумно, или с конфликтом интересов. При этом, даже в таких случаях истцы вынуждены доказывать именно размер понесенных обществом убытков, а также причинно-следственную связь, хотя, казалось бы, гораздо проще оперировать уже точно известной суммой неправомерно полученного дохода.

Так, примерами таких ситуаций могут служить следующие судебные дела:

Выплата членом органов управления необоснованных денежных сумм самому себе или иным должностным лицам общества.

В качестве примера рассмотрим Определение ВАС РФ от 11.04.2011 N ВАС-4233/11 по делу N А27-4842/2010. Генеральный директор выплатил ряд сумм из кассы общества в период нахождения на должности как самому себе, так и бухгалтеру и иным лицам. При этом экономических возможностей у общества для выплаты таких средств не было, тем самым общество понесло убытки в размере более шестиста тысяч рублей. И акционеры обратились в суд с иском о взыскании причиненных убытков с генерального директора.

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства, суд пришел к выводу, что истцами доказано наличие совокупности условий, необходимой для взыскания с генерального директора убытков, причиненных обществу, и выразившихся в необоснованном расходовании его денежных средств, а также в уменьшении прибыли, которая могла быть распределена между акционерами.

Выплата генеральным директором материальной помощи самому себе без одобрения совета директоров.

Рассмотрим Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.10.2011 по делу N А21-3040/2010.

Общество обратилось в суд с исковым заявлением о взыскании с генерального директора 1 985 938 руб. убытков, причиненных Обществу виновными его действиями в период нахождения на должности.

Виновное поведение по мнению истца выразилось в издании приказов об оказании материальной помощи работникам Общества на общую сумму 1 985 938 руб.

Посчитав, что виновными действия генерального директора по выплате материальной помощи работникам Общества привели к неразумным и необоснованным денежным тратам и повлекли для Общества убытки, Общество обратилось в суд.

Суд исковое заявление удовлетворил, сославшись во-первых на то, что генеральным директором не представлены доказательства обоснованности осуществления материальных выплат, так как общество находилось в тяжелом финансовом положении. И во-вторых, часть выплат была произведена уже после введения в отношении общества процедуры наблюдения, что является прямым нарушением законодательства, таким образом действия генерального директора признаны не отвечающими принципам разумности и добросовестности.

Неисполнение генеральным директором обязанности по возврату денежных средств, полученных из кассы общества под отчет.

Так, Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2010 решение суда от 09.08.2010 отменено, исковые требования удовлетворены, с Генерального директора в пользу ЗАО "СК "Промжелдортранс-Тюмень" взыскано 39 715 829, 31 руб. убытков.

Так, генеральный директор в период с 09.01.2007 по 18.09. ответчик получил из кассы общества под отчет по расходным кассовым ордерам денежные средства на сумму 48 494 829, 31 руб., из которых по приходным кассовым ордерам были возвращены в кассу Общества только 8 799 000 руб. Оставшиеся денежные средства в размере 39 715 829, 31 руб. не возвращены, авансовые отчеты по расходованию полученных денежных средств не представлены.

Суд исковые требования удовлетворил, указав что, невозвращенные денежные средства являются убытками для Общества.

Во всех вышеперечисленных ситуациях, истцам пришлось доказывать сумму понесенных обществом убытков, однако думается гораздо удобнее было бы взыскать сумму доходов, неправомерно полученных лицом.

Правовыми основаниями для взыскания таких доходов могли бы стать нормы главы 60 Гражданского кодекса РФ – об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

Для взыскания с членов совета директоров причиненных убытков необходимо наличие причинной связи между их действиями и причиненными обществу убытками.

Для признания таковой причинно-следственная связь должна обладать несколькими важными признаками.

Первый важный признак причинно-следственной связи она объективна, она должна реально существовать, а не присутствовать в чьих-то представлениях, и должна быть соответственно реально доказана и подтверждена.

Причинная связь также имеет и другой признак – конкретность. Так как несколько причин может спровоцировать одно событие. А для привлечения к ответственности того или иного лица всегда необходимо выявить конкретную причину, вызвавшую причиненный ущерб, и являются ли этой причиной действия данного конкретного лица.

При обсуждении вопросов ответственности члена совета директоров данное условие играет, очень важную роль, так как в акционерных обществах настолько структурная система управления, и в самом деле очень трудно выявить, чье именно решение является причиной возникновения убытков, и доказать это суду.

Поэтому очень часто суды отказывают в удовлетворении исков к членам совета директоров о возмещении убытков как раз на том основании, что не доказана причинно-следственная связь141 между их действиями, в частности, например, если советом директоров одобрена сделка, не являющаяся для общества крупной, что исключает зависимость вопроса о возможности ее совершения от волеизъявления совета директоров142.

Наличие в действиях члена совета директоров вины также является необходимым основанием привлечения к ответственности143.

См. Пoстaнoвлeниe ФAС Сeвepo-зaпaднoгo oкpугa oт 15 янвapя 2008 г. пo дeлу N A56-20753/2006;

Пoстaнoвлeниe ФAС Вoлгo-Вятскoгo oкpугa oт 2 фeвpaля 2010 г. пo дeлу N A38-1987/2009, Пoстaнoвлeниe ФAС Мoскoвскoгo oкpугa oт 02.03.2010 N КГ-A40/1200-10 пo дeлу N A40-58666/09-132-506, Пoстaнoвлeниe Фeдepaльнoгo apбитpaжнoгo судa Мoскoвскoгo oкpугa oт 29 нoябpя 2006 г. N КГ A40/11513-06-П См. Пoстaнoвлeниe ФAС Пoвoлжскoгo oкpугa oт 19 мapтa 2009 г. пo дeлу N A65-10574/2008// СПС Кoнсультaнт плюс;

Пoстaнoвлeниe ФAС Вoстoчнo-сибиpскoгo oкpугa oт 14 фeвpaля 2008 г. N A19-11027/07 Ф02-218/08// СПС Кoнсультaнт плюс.

В советском гражданском праве вина определялась как внутреннее сознательное отношение лица к его поведению, и подразделялась на две формы – умысел и неосторожность144.

Но нетрудно заметить, что в данном контексте вина в гражданском праве полностью повторяет концепцию вины в уголовном праве, что представляется не совсем верным прежде всего потому, что как указывалось ранее, в гражданском праве на первый план выступает не личность виновника, а личность потерпевшего и его имущественное положение. Таким образом, совершенно не важно как при этом относился к своему деянию правонарушитель – умышленно ли он причинил убытки потерпевшему или по неосторожности. Главным является то, то убытки причинены, и нужно восстановить имущественное положение потерпевшего.

Следовательно, вину правильнее было бы определить как внутреннее отношение правонарушителя к собственному неправомерному поведению и его последствиям, без деления на формы и виды.

В теории цивилистики также нет единого взгляда на категорию вины.

Мнения ученых можно разделить на две противоположные теории145.

Первую из них можно назвать "объективистской" теорией. Заключается она в том, что вину представляют как объективное (т.е. независящее от ощущений и мыслей конкретного лица) неосуществление правонарушителем необходимых в конкретной ситуации действий, направленных на устранение или минимизацию негативных последствий своих действий.

При этом действия, которые нужно было бы предпринять, сравниваются с действиями некого абстрактного усредненного человека, которого ставят в См.: Сoвeтскoe гpaждaнскoe пpaвo, Т.1 1968, С. 492.

Peчь идeт имeннo o пpинципиaльнo oтличaющихся дpуг oт дpугa кoнцeпциях "вины" в гpaждaнскoм oбopoтe. Paзумeeтся, в литepaтуpe выскaзывaeтся знaчитeльнo бoльшe paзных тoчeк зpeния нa сущeствo кaтeгopии "вины" в гpaждaнскoм пpaвe. Пoдpoбнoe излoжeниe этих тoчeк зpeния см.: Бpaгинский М.И., Витpянский В.В. Дoгoвopнoe пpaвo. Oбщиe пoлoжeния. Книгa пepвaя. 3-e изд. М.: Стaтут, 2001.

аналогичные условия и выясняют, как бы он поступил, основываясь на требованиях закона, морали и нравственности.

Получается, что в таком случае, сравнив поведение лица с поведением некого «идеала» можно легче доказать факт виновного поведения, нежели чем выявлять его ощущения в момент совершения нарушения.

Вторая теория, наоборот является "субъективистской". Основывается данная теория на неких умственных процессах, происходящий в мознании правонарушителя в момент совершения правонарушений. Исходит эта теория еще из теории советского гражданского права.

Сторонники данной теории, признавая наличие неких процессов в сознании человека, тем не менее главенствующее положение в определении вины занимает именно внешнее выражение процессов, происходящих в сознании. И выражаться это может либо в форме умысла или неосторожности.

Вина в форме умысла предполагается в том случае, когда поведение правонарушителя было непосредственно и прямо направлено на причинение вреда, лицо хотело этого и желало наступление данных последствий.


Вина в форме неосторожности выражается в тех случаях. Когда лицо прямо не желало наступление последствий в форме причинения убытков, но не проявило в то же время должной степени внимательности и осмотрительности для предотвращения последствий своего деяния.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК, гражданско-правовая концепция вины представляет вину не как некое отношение субъекта ответственности к своему поведению, а как неосуществление им объективно возможных действий, направленных на устранение или недопущение негативных последствий своих действий, объективно возможное в данной конкретной ситуации.

В Законе об АО четко установлена ответственность членов совета директоров только при наличии его вины.

Закрепление в Законе об АО принципа ответственности членов совета директоров акционерного общества за свою вину сегодня нужно признать оправданным и не противоречащим основным положениям ГК РФ.

Исключение в п. 3 ст. 401 ГК РФ сделано лишь для лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, члены же совета директоров, как было рассмотрено выше, не относятся к субъектам предпринимательской деятельности.

Членами совета директоров же акционерного общества, на которых может быть возложена гражданско-правовая ответственность перед обществом за возникший у общества вред, являются граждане, и их деятельность по осуществлению соответствующих функций по управлению обществом не является предпринимательской и не приравнивается к предпринимательской. Следовательно, для членов совета директоров норма Закона об АО, закрепляющая принцип ответственности за возникший у общества вред только при наличии вины, по существу, повторяет правило ГК РФ.

Несмотря на то, что ответственности члены совета директоров подлежат только при наличии вины, ни закон, ни юридическая литература не говорят о формах вины, которые применяются для их ответственности.

Тем не менее, необходимо отметить, что разделение вины на формы в данном случае не имеет правового значения, поскольку сущность вины в гражданском праве несколько отличается от уголовной, и для наступления ответственности достаточно и неосторожности.

Далее необходимо рассмотреть следующую проблему. В настоящее время категория вины при привлечении к ответственности практически поглощается категорией противоправности, что на практике выражается в отсутствии необходимости доказывать субъективный элемент состава правонарушения члена совета директоров при доказанности объективного элемента - факта нарушения обязанности действовать разумно и добросовестно.

Такого мнения придерживается даже Высший арбитражный суд, который в Постановлении Пленума от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» указал, что при несоблюдении членами органов управления обязанности действовать разумно и добросовестно они должны возместить возникшие убытки.

При этом предполагается, что директор действовал добросовестно и разумно, если он предпринял все меры для достижения обществом целей своей деятельности. Категория вины как непринятие с должной степенью заботливости и осмотрительности мер по предотвращению убытков в данном контексте не имеет правового значения, так как если доказано, что член совета директоров действовал неразумно или недобросовестно, его вина уже предполагается.

В цивилистике также существует такое мнение, что соблюдение членом органа управления обязанности действовать добросовестно и разумно, означает подтверджение того обстоятельства невиновности руководителя146.

Существует мнение, что добросовестное поведение приравнивается к невиновности, и оно основывается на объективистской теории вины.

Объясняется это тем, что если вина, как категория субъективная, проявляется вовне в объективном поведении, где сопоставляется с поведением должным, то, следовательно, объективное поведение субъекта, не отвечающее признакам добросовестности и разумности, и есть его виновное поведение.

Такой подход представляется не совсем верным. Данные категории должны рассматриваться дифференцировано, так как в состав Кapaбeльникoв Б.P. Укaз. сoч. С. 33.

правонарушения, необходимый и достаточный для привлечения к ответственности, включается наличие как субъективных (вина), так и объективных (противоправность) условий.

Далее следует рассмотреть вопрос, можно ли рассматривать как ответственность лишение члена совета директоров права на вознаграждение.

Как известно, вознаграждение члену совета директоров может выплачиваться, а может и нет- это определяется на общем собрании акционеров, и зависит как от желания акционеров, так и от наличия в обществе прибыли.

Так, если общество по итогам деятельности за год находится в убытке, то акционеры, считающие, что в убытках общества виноваты например члены совета директоров, могут обратиться в суд за взысканием таких убытков.

В случае доказанности в суде вины членов совета директоров в причинении обществу убытков, представляется, что такой виновный член совета директоров должен быть лишен права на вознаграждение. И если даже общим собранием акционеров будет принято решение о выплате вознаграждений, то принято оно может быть только в отношении всех членов совета директоров, не привлеченных к ответственности за убытки.

Основывается данная теория на то же обязанности члена совета директоров действовать разумно, добросовестно, в интересах общества. Если член совета директоров при выполнении своих функций не исполняет данных обязанностей, нельзя сказать, что он выполнял функции члена совета директоров должным и надлежащим образом. А поскольку вознаграждение предполагается к выплате за успешную и эффективную работу в совете директоров, то получать вознаграждение в таком случае будет не за что.

Таким образом, представляется возможным сделать вывод о том, что судебное решение о привлечении члена совета директоров к ответственности за причинение обществу убытков означает утрату этим членом совета директоров правового основания для получения вознаграждения независимо от соотношения сумм вознаграждения и взыскиваемых убытков.

При этом необходимо оговориться, что право требования вознаграждения возникает с даты утверждения такого вознаграждения общим собранием акционеров. И в таком случае, если член совета директоров будет лишен права на получение такого вознаграждения, это должно рассматриваться как неполученный доход членом совета директоров, то есть определенное имущественное лишение, а следовательно может рассматриваться как форма ответственности.

Как следствие, в случае реальной предшествующей выплаты вознаграждения члену совета директоров, на стороне такого члена совета директоров должно возникнуть кондикционное обязательство по возврату суммы полученного вознаграждения, что также является формой ответственности в виде определенного имущественного лишения.

Глава 3. Гражданско-правовая ответственность отдельных категорий членов совета директоров акционерного общества § 1. Гражданско-правовая ответственность независимых директоров акционерного общества Институт независимых директоров позиционируется как способ реализации принципа гласности и ответственности наблюдательного совета, который пока не нашел должного отражения в российском акционерном законодательстве.

Значимость данного института действительно велика. Так, у единственного российского банка, имеющего рейтинг корпоративного управления от агентства Stаndаrd & Рооr’s, оценка состава и эффективности совета директоров выросла сразу вдвое через несколько месяцев после начала работы совета с численным преобладанием независимых директоров147, что Кopпopaтивнoe упpaвлeниe и paбoтa сoвeтa диpeктopoв в poссийских кoмпaниях / пoд peд. A.A, Филaтoвa и К.A. Кpaвчeнкo, М. 2008, С. позволило банку войти в пятерку лучших российских компаний. Наряду с вкладом в повышение инвестиционной привлекательности, независимые директора могут оказывать помощь в разработке бизнес-стратегии общества, развитии отношений с потенциальными инвесторами и вообще внешним миром, привлечении новых крупных клиентов и источников финансирования.

Существует целый ряд способов определения независимости. Некоторые из них основаны на аффилированности директора с акционерами, то есть определяют, может ли аффилированность директора негативно повлиять на его способность действовать в интересах всех акционеров, а не в интересах акционеров, с которыми он связан.

Другие ученые за основу определения независимости берут отношения директора с руководством с целью определить, могут ли повлиять на решение директора его отношения с руководством или давление со стороны руководства.

Так, например, Макарова О.А. приходит к тому же определению, которое содержится в Кодексе корпоративного поведения, что независимым директором является лицо, не входящее в правление и независим от работников общества, с учетом их аффилированности, а также контрагентов общества, и не имеет более отношений с обществом, которые могут повлиять на независимость его суждений148.

Как было рассмотрено в первой главе, по отношению к правлению компании, члены совета директоров подразделяются на категории исполнительных и неисполнительных.

Однако и неисполнительные, и внешние директора, имеющие личные связи с работниками или контрагентами общества, тоже могут оказаться Мaкapoвa O.A. Кopпopaтивнoe пpaвo. М.2005 С. недостаточно свободными в принятии решений. В частности, любой из директоров может действовать в интересах избравшего его акционера.

Поэтому в совете директоров должны быть такие лица, на которых не влияют со стороны никакие иные лица, то есть полностью независимые директора.

После нескольких скандалов, связанных с банкротством ряда крупнейших корпораций США, был принят закон, называемый «закон Сарнбейнса Оксли»149, ужесточающий регулирование в части обеспечения внутрикорпоративных процедур контроля для публичных компаний. Закон отводит важную роль в корпоративном управлении именно независимым директорам.


Закон дает общее понятие независимого директора как лица, не получающего от компании никаких материальных (денежных, или нематериальных доходов, за исключением вознаграждения за исполнение функций члена совета директоров. При этом, уточняющие характеристики независимого директора содержатся в подзаконных актах и правилах листинга на крупных биржах, таких как Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSЕ), Автоматизированные котировки Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам (NАSDАQ).

В правилах листинга Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам независимый директор определяется как лицо, в силу своего положения находящееся в таких отношениях с обществом, которые не позволяют сомневаться в возможности исполнения таким лицом функций независимого директора. При этом, независимый директор должен отвечать следующим требованиям:

Sarbanes-Oxley Act of 2002 (SOX) 1. Независимый директор не должен являться в течение последних лет должностным лицом (управляющим) или работником общества. Надо отметить, что «правило трех лет» применяется для определения почти всех факторов независимости директора. Так, Нью-Йоркская фондовая биржа устанавливает «директор или член его семьи, которые находится в трудовых отношениях с обществом, не может быть признан независимым до истечения рех лет после прекращения таких отношений»150.

2. Незавивимый директор не может заключать сделку с обществом, на основании которой он может приобрести имущество стоимостью более 100 000 долларов151. Однако, из этой суммы исключаются дивиденды, полученные от инвестирование в ценные бумаги общества, социальные выплаты и займы.

3. Независимый директор или член его семьи не должен выполнять функции аудитора общества в течение последних трех лет152.

4. Независимый директор не должен являться работником того общества, в котором в свою очередь сотрудник общества является членом комитета по кадрам или комитета по вознаграждениям совета данного общества153.

5. Независимый директор не должен находиться в родственных отношениях с любым работником, сотрудником или акционером компании.

Понятие «родственных отношений» включает родителей, детей, супруга, крестных родителей и детей, братьев, сестер, а также совместно проживающих лиц154.

NYSE Rule 303 A (2) (b) (i) Commentary NASDAQ Rule 4200 (a) (15) (B) (i) NYSE Rule 303 A (2) (b) (iii) NYSE Rule 303 A (2) (b) (iv), NASDAQ Rule 4200 (a) (15) (E) NYSE Rule 303 A (2) (b) Commentary 6. Независимый директор также не должен безвозмездно жертвовать в пользу компании суммы свыше 200 000 долларов на любые благотворительные цели155.

7. Независимый директор не должен являться аффилированным лицом по отношению к компании156.

Понятие «аффилированного лица» означает лицо, которое прямо или косвенно может оказывать влияние или находиться под влиянием другого лица157. Термин «оказывать влияние» расшифровывается в законе и означает иметь возможность определять действия и решения другого лица.

8. Независимый директор не должен действовать с конфликтом интересов, т.е. не быть лицом, заинтересованным в совершении обществом сделки158.

9. Независимый директор не должен находиться с акционерами, работниками компании в таких социальных отношениях, которые позвоняют сомневаться в его незавивимости. Разрешение таких сомнений находится в компетенции судов. Так, в одном из таких дел159, директор признан не отвечающим требованиям независимости из-за жружеских отношений с контролирующим акционером.

Таким образом, понятие независимого директора в законодательстве США является простым по определению, но сложным по наполнению, которое происходит на уровне подзаконных и ненормативных актов и судебных решений.

NYSE Rule 303 A (9) Commentary SOX SEC Rule 10A-3(e) (4) SEC Regulation S-K, Item 404 (b) Beam v. Martha Stewart, 845 A. 2d 1020 (2004) обществах В российском законе об акционерных понятие независимого директора вообще не используется, установлены только нормах о сделках, в совершении которых имеется заинтересованность.

Так, согласно закону об акционерных обществах, незаинтересованным директором является лицо, соответствующее определенным, установленным в законе требованиям, причем требования эти относятся только к совершению конкретной сделке.

Следовательно, конструкция независимого директора в Законе предусматривается только для для сделок с заинтересованностью. То есть перечисленные критерии независимости применяются лишь в частном случае, не на постоянной основе.

Так, Закон предусматривает, что в обществах с количеством более одной тысячи акционеров, имеющих право голосовать, решение об одобрении сделки с заинтересованностью принимается директорами, не заинтересованными в ее совершении (ст. 83, п. 3), а в некоторых ситуациях стоимость имущества, являющегося предметом обязательства, определяется независимыми директорами, не заинтересованными в совершении сделки (ст.

77, п. 1).

Однако, понятие «независимый директор» совсем не равнозначно понятию «незаинтересованный директор».

Независимым директором называют лицо, не состоящее в каких-либо (трудовых, семейных, экономических или иных личных) связей с обществом, кроме исполнения им функции члена совета директоров общества.

Фeдepaльный зaкoн oт 26.12.1995 N 208-ФЗ "Oб aкциoнepных oбщeствaх"// Сoбpaниe зaкoнoдaтeльствa PФ", 01.01.1996, N 1, ст. 1.

Тогда как незаинтересованный директор – это член совета директоров, не имеющий экономического или иного личного интереса в совершении обществом конкретной сделки, причем незаинтересованность определяется для целей конкретной сделки, а независимость – постоянное качество.

Например, генеральный директор общества, входящий в состав совета директоров, может являться для целей конкретной сделки директором, не заинтересованным в ее совершении, но при этом генеральный директор не может быть независимым директором в силу своего положения. Таким образом, каждый независимый директор является незаинтересованным директором, но не каждый незаинтересованный директор обладает признаками независимого.

Критерии независимого директора содержатся в Кодексе корпоративного поведения161, который является рекомендательным к применению российскими компаниями. Требования к независимому директору, содержащиеся в Кодексе, приближены к мировым стандартам.

Понятие независимого директора в доктрине также еще находится на стадии развития. Многие ученые пишут о независимых директорах, не раскрывая сущность этого понятия и его содержание162. Некоторые выделяют признаки и критерии независимости директора163.

Что касается полномочий и ответственности независимых директоров, то по законодательству США полномочия у тех и других одинаковые, так же как Кoдeкс кopпopaтивнoгo пoвeдeния утвepждeн Paспopяжeниeм ФКЦБ PФ oт 04.04.2002 N 421/P Буpкoвa A.Ю. Нeкoтopыe пpaвoвыe кoнцeпции, нe извeстныe poссийскoму пpaву // Пpaвo и экoнoмикa.

2012. N 5. С. 14 - 19. Дoлинскaя В.В., Фaлeeв В.В. Минopитapныe aкциoнepы: стaтус, пpaвa и их oсущeствлeниe / oтв. peд. В.В. Дoлинскaя. М.: Вoлтepс Клувep, 2010. С.211.

Aгeeв A.Б. Сoздaниe сoвpeмeннoй систeмы кopпopaтивнoгo упpaвлeния в aкциoнepных oбщeствaх:

вoпpoсы тeopии и пpaктики. М.: Вoлтepс Клувep, 2010. 288 с.

и ответственность, но тем не менее роль независимых директоров в системе корпоративного управления очень важна и заключается в независимой оценке и контроле деятельности менеджеров компании, при одновременном соблюдении принципа подотчетности с требованием невмешательства.

Независимые директора в США являются не просто консультантами, они обладают реальными полномочиями по управлению компанией, которые реализуются путем их работы в комитетах совета директоров.

Американский закон предписывает создание нескольких комитетов в совете директоров, состоящих исключительно из независимых директоров, в чью компетенцию входит решение ключевых вопросов деятельности компании.

Так, в компании, которая публично размещает свои акции, должен быть создан комитет по аудиту для контроля за финансовой и бухгалтерской отчетностью компании. Все члена комитета по аудиту должны отвечать как общим требованиям независимости, так и специальным, установленным исключительно для членов данного комитета. В числе общих требований отсутствие аффилированности, а также неполучение от компании никакого иного вознаграждения, за исключением оплаты функций члена совета директоров. К специальным требованиям относится запрет на участие в комитете по аудиту совета директоров более чем в трех компаниях, а также запрет на участие директора в подготовке финансовой отчетности общества в предшествующие три года. Кроме того, в составе комитета по аудиту должен быть хотя бы один финансовый эксперт, определение которого содержится в законе.

Круг полномочий комитета по аудиту довольно широк и включает в себя как надзор за работой компании и определение ключевых направлений ее деятельности, так и организацию и контроль работы с внешним аудитором, а также обеспечение доступа акционеров и инвесторов к финансовым документам общества. На комитет по аудиту также возложены полномочия по принятию изменений и дополнений в кодекс внутрикорпоративного поведения компании, найму внешних консультантов, а также контроль за любыми сделками, совершаемыми компанией с третьими лицами.

Комитет по вознаграждениям, также состоящий из независимых директоров, определяет размер вознаграждения руководителя, а также членов правления, включая размер заработной платы, бонусов, премий, а также предоставление возможности льготной покупки ценных бумаг компании.

Комитет по кадрам также должен состоять только из независимых директоров, основной задаче которых является подбор кандидатов для избрания в совет директоров, а также определение и контроль всего избирательного процесса. Кроме того, на комитет по кадрам также могут быть возложены и другие обязанности, как, например, определение структуры комитетов совета директоров.

В целом комитеты в составе совета директоров, состоящие из независимых директоров позволяют решить проблему смешения функций управления и контроля в компании.

Как указано выше, в российском законе об акционерных обществах понятие независимого директора вообще не используется, установлены только нормах о сделках, в совершении которых имеется заинтересованность (п. 3 ст.

83), и в отличие от ситуации в США эти нормы не применяются при формировании совета директоров.

Рекомендации к формированию совета директоров с привлечением независимых директоров содержатся только в Кодексе корпоративного поведения.

Так, Кодекс рекомендует, для того чтобы роль независимых директоров в принятии решений по вопросам компетенции совета директорв была действительно ощутимой, независимых директоров должно быть не менее четверти от числа членов, но не менее 3. Но как уже указывалось в первой главе, Кодекс корпоративного поведения носит лишь рекомендательный характер.

Также необходимо учитывать тот факт, что Российская Федерация в настоящее время ведет переговорный процесс о возможностях и условиях вструпления нашей организации в ОЭСР.

В 2007 г. в Совете ОЭСР принята, так называемая, «Дорожная карта»

присоединения РФ к Конвенции об учреждении ОЭСР, в которой содержатся основные условия и требования к России, которые должны быть выполнены для присоединения к ОЭСР.

В основном эти требования касаются изменений законодательства РФ в части приведения его к основным принципам и стандартам,содержащимся в основных нормативных документах ОЭСР. Такие изменения должны затронуть и сферу корпоративного управления, в этой части РФ должна привести свое законодательство в соответствие с Принципами корпоративного управления ОЭСР 2004 г.

Целый блок вопросов в данном документе посвящен роли Правления в компании, в нашей стране это совет директоров. В частности, в них указано, что для выполнения Правлением своих основных функций в компании, оно должно быть независимо от администрации. Предполагается, что наличие в составе совета директоров независимых членов принесет только положительный эффект, так как они могут играть важную роль в тех сферах управленияю, где из-за несовпадения интересов, возможны потенциальные конфликты, как то: вопросы вознаграждения исполнительным органам, кадровые вопросы, крупные приобретения, сфера аудита, финансовая отчетность.

Данные исследования практики работы советов директоров в России Российского института директоров164 показывают, что среди 150 крупнейших российских корпораций почти в трети независимых директоров в советах нет вообще, а ещев четверти из них независимые директоров 1-2 человека, что не составляет и четверти от общего числа.

Работа по повышению эффективности системы управления должна включать в себя законодательное закрепление правового статуса независимого директора, определение структуры совета директоров с учетом включения независимых директоров, а также организацию на уровне компаний регулярной и содержательной работы совета директоров с учетом мнений независимых директоров.

Таким образом, необходимо на уровне закона определить количество независимых членов совета директоров в АО вообще и в АО с государственным участием в частности. Для возможности реально влиять на решения совета директоров независимые директора должны составлять не менее 1/4 состава совета директоров.

Далее, на уровне закона необходимо определить механизм выдвижения кандидатов в совет директоров в качестве независимых директоров, определиться с порядком своевременного и полного информирования независимых директоров о сути директив, по которым голосуют профессиональные поверенные.

Пpaктикa кopпopaтивнoгo упpaвлeния в Poссии. Peзультaты исслeдoвaния Poссийскoгo институтa диpeктopoв. E. В. Никитчaнoвa, К. A. Гуляeв. 2012 //http://rid.ru/materials/praktiki-korporativnogo-upravleniya-v rossii-rezultaty-issledovaniya-rossijskogo-instituta-direktorov-nikitchanova-e-v-gulyaev-k-a-upravlencheskie-nauki Существующая проблема вопрос подготовки и обучения профессиональных поверенных и независимых директоров, а также их ответственности за качество управления.

Акционерный Закон не устанавливает требований к профессиональным знаниям и профессиональной подготовке кандидатов для голосования по выборам в соответствующие органы общества, в том числе и в совет директоров. Например, первоначальная редакция ФЗ "Об акционерных обществах" предусматривала, что "требования, предъявляемые к лицам, избираемым в состав совета директоров общества, могут устанавливаться уставом общества или внутренним документом, утвержденным общим собранием акционеров". Ныне действующая редакция Закона таких положений не содержит.

Существуют также и отрицательные стороны включения в состав директоров независимых директоров, отмеченные ранее применительно в внешним директорам.

Более того, судебная практика, вообще пока не оперирует понятием независимый директор, или оперирует, но называет так именно незаинтересованных директоров.

Так, в качестве примера можно рассмотреть Постановление ФАС Волго Вятского округа от 06.06.2013 по делу N А79-6318/2012.

Акционер одного акционерного общества обратился в суд с иском о признании недействительным решения совета директоров. Исковые требования мотивированы несогласием истца с рыночной стоимостью акций общества, определенной данным решением совета директоров, принятием решения зависимыми директорами, заинтересованными в сделке, нарушением прав акционеров.

Суд, указал, что заинтересованность в сделке, определена ст. 81 Закона об АО, и на момент принятия оспариваемых решений от 24.01.2012 в совет директоров Общества входили семь человек, два из которых - Давыденко Н.В.

и Кузнецов Я.Е. - под понятие независимых директоров, не заинтересованных в сделке не подпадают. Остальные пять членов совета директоров соответствуют признакам независимости, определенным в законе.

Таким образом, суды считают признаки незаинтересованности в совершении сделк одновременно признаками независимости.

Вне зависимости от юридического решения проблем участия независимых директоров в совете очевидным является и то, что независимость директоров является проблемой моральной. Пока в нашем обществе не сложилась традиция и не выработались принципы, обычаи поведения независимых директоров.

Поэтому, наряду с законодательным введением моделей поведения независимых директоров, необходимо создать систему саморегулирования поведения и ответственности независимых директоров, поскольку только лишь независимая саморегулируемая организация способна эффективно контролировать соблюдение независимыми членами советов директоров этических норм и принципов деятельности, установленных деловым сообществом.

Именно поэтому различные профессиональные объединения, в том числе и объединения корпоративных директоров, получили значительное распространение во всем мире. В США существует Национальная ассоциация корпоративных директоров, в Великобритании – Институт директоров, подобные организации имеются и в других развитых и развивающихся странах. В России также начали формироваться профессиональные организации корпоративных директоров и инвесторов. Созданы и функционируют Ассоциация независимых директоров и Ассоциация по защите прав инвесторов, российский институт директоров. Саморегулируемые организации независимых директоров должны получить возможность разрабатывать стандарты и правила профессиональной деятельности, что представляется более разумным, нежели чем устанавливать такие правила в федеральном законодательстве.

Исходя из вышеизложенного, представляется, что при наличии вышеперечисленных условий никаких особых правил привлечения к ответственности независимых членов совета директоров не требуется, независимые директора должны отвечать по общим правилам.

§ 2. Гражданско-правовая ответственность членов совета директоров - представителей публично-правовых образований в совете директоров Если члены совета директоров акционерного общества, избранные в общем порядке, действуют на основании общих положений ГК РФ и закона об АО, то регламентация правового положения и деятельности представителей государства в совете директоров дополнительно и достаточно жестко регламентирована.

Так как большинство акционерных обществ с участием публично правовых образований возникло в процессе приватизации государственного и муниципального имущества, осноным нормативно-правовым актом, регулирующим правовое положение членов совета директоров в таких обществах, является Закон о приватизации 2001 г., в котором реглмаентированы основные положения о назначении членов совета директоров - представителей государства, их компетенции, требованиях к ним и т.д.

Президента РФ165, Постановление Правительства РФ № 625, Указ Положение об управлении находящимися в федеральной собственности акциями166 дополняют и конкретизируют положения и принципы работы членов совета-директоров-представителей государства.

Укaз Пpeзидeнтa PФ oт 10.06.1994 N 1200 (peд. oт 05.10.2002) "O нeкoтopых мepaх пo oбeспeчeнию гoсудapствeннoгo упpaвлeния экoнoмикoй"//СЗ PФ, 13.06.1994, N 7, ст. 700.

Пoстaнoвлeниe Пpaвитeльствa PФ oт 03.12.2004 № 738 (peд. oт 26.12.2011)"Oб упpaвлeнии нaхoдящимися в фeдepaльнoй сoбствeннoсти aкциями aкциoнepных oбщeств и испoльзoвaнии спeциaльнoгo пpaвa нa учaстиe В соответствии с Положением права акционера – Российской федерации осуществляют Агенство по управлению государственным имуществом (ФАУФИ) Российский фонд федерального имущества (РФФИ), каждый в рамках своей юрисдикции.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.