авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА ...»

-- [ Страница 5 ] --

Законодательство государств континентальной системы права, напротив, преимущественно предоставляет защиту, хотя и разную, интересам добросовестного приобретателя. Так, согласно итальян скому гражданскому законодательству (ст. 1153 ГК Италии), доб росовестный приобретатель движимой вещи становится ее собс твенником, даже если имущество было похищено (за исключением случаев, когда вещь относится к категории «публичной собствен ности») [19]. Для права Франции, Бельгии, Швеции, Финляндии ха рактерно закрепление возможности для собственника истребовать принадлежащую ему вещь, которая была потеряна или похищена, но с выплатой справедливой компенсации добросовестному при обретателю. Право на получение компенсации добросовестным приобретателем закреплено также в законодательстве Швейцарии и Австрии, но при условии, что имущество было приобретено на аукционе или других публичных торгах. По немецкому гражданско му законодательству добросовестный приобретатель получает ти тул на похищенное, потерянное имущество, если оно было отчуж дено путем публичных торгов. Подобные правила также действуют в Греции и Японии [20, с. 6].

Необходимость учитывать заслуживающие внимания интере сы добросовестного приобретателя при рассмотрении споров о праве на культурные ценности демонстрирует следующий пример из практики английских судов. Японские произведения искусства, украденные из частной коллекции в Англии, оказались в Италии, где они были куплены добросовестным приобретателем – ита льянским коллекционером. Приобретатель позже отправил их в Лондон для продажи на аукцион фирмы «Кристис». Об этом стало известно собственнику похищенных культурных ценностей, ко -2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права торый предъявил иск об их возврате. Исходя из принципа lex rei sitae, английский суд применил итальянское право как право госу дарства, в котором культурные ценности находились в момент передачи приобретателю. Поскольку гражданское право Италии допускает возможность добросовестного приобретения и в от ношении похищенных вещей, ответчик был признан правомерным собственником. В силу названных обстоятельств английский суд отказал в иске бывшему собственнику похищенных культурных ценностей [20, с. 5;

21, с. 1015].

Таким образом, используемые в современном международ ном частном праве коллизионные привязки lex rei sitae (lex situs), lex loci contractus, lex voluntatis далеко не всегда гарантируют пре имущественную защиту прав собственников культурных ценностей в тех случаях, когда применимое право отдает приоритет защите интересов добросовестных приобретателей. Данное обстоятельс тво может быть использовано и недобросовестными участниками гражданского оборота, которые преднамеренно совершают сдел ки по отчуждению культурных ценностей в государствах, защища ющих добросовестных приобретателей перед петиторным иском собственника.

Однако культурные ценности, как неоднократно отмечалось в настоящем исследовании, различаются по своему значению для ис торико-культурного наследия стран происхождения. Отдельные из ценностей составляют неотъемлемую часть материальной культуры государства, имеют особое значение для ее развития, в отношении таких культурных ценностей устанавливается особый правовой ре жим путем их включения в охранные реестры (списки) государства.

Такие культурные ценности признаются государствами в качестве памятников истории и культуры и наделяются повышенной охра носпособностью, в том числе в вопросах абсолютной возможности их истребования из чужого незаконного владения независимо от сроков давности.

Различие степени правовой охраны культурных ценностей в рамках национальных государств не может не влиять на поиск новой формулы прикрепления в международном частном праве, позволяющей принимать во внимание особое значение отдельных культурных ценностей для культурного наследия государств, в кото рых они поставлены на учет, при решении вопросов о защите права собственности на них.

На наш взгляд, применение привязки lex rei sitae при выборе применимого права к спорам об истребовании культурных ценнос тей из чужого незаконного владения будет продолжать оставаться наиболее распространенным коллизионным принципом совре -2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, менного международного частного права при разрешении данной категории дел. Однако его применение, полагаем, может быть ог раничено, когда предметом спора о защите права собственнос ти выступает культурная ценность, включенная в охранный реестр (список) культурного наследия определенного государства, в силу чего обладающая повышенной охраноспособностью перед други ми культурными ценностями в национальном праве ее государства принадлежности. Такое ограничение необходимо для предотвраще ния нелегального международного оборота культурных ценностей, относящихся к объектам историко-культурного наследия того или иного государства.

Поэтому достаточно целесообразным видится закрепление нового коллизионного принципа – закон государства, в кото ром культурная ценность зарегистрирована в качестве объекта культурного наследия. Применение данной коллизионной привяз ки возможно, когда спорный предмет, представляющий историко культурное значение, выступает объектом культурного наследия оп ределенного государства, и имеется подтверждение данного статуса культурной ценности. Регистрация культурной ценности в качестве объекта национального культурного наследия, как правило, произ водится путем включения ее в государственный реестр (список) и установления особого режима охраны и использования.

Отсылка к праву государства, в котором культурная ценность поставлена на учет как объект историко-культурного наследия, поз волит вполне однозначно применить правовые нормы, принятые государством в целях охраны наиболее уникальных и ценных пред метов его материальной культуры. Такие нормы преимущественно направлены на абсолютную возможность истребования движимых материальных культурных ценностей из чужого незаконного вла дения и не допускающих приобретения права собственности на данные объекты другими лицами. Тем самым отсылка к праву мес та постановки на учет культурной ценности позволит в наибольшей степени учесть интерес государства, в котором спорная культурная ценность зарегистрирована как объект его культурного наследия, и обеспечит защиту нарушенного права собственности.

Таким образом, в целях предотвращения нелегального меж дународного оборота культурных ценностей, относящихся к культурному наследию современных государств, и ограничения перехода права собственности на них, при рассмотрении дел о возвращении культурных ценностей преимущество при выборе применимого права целесообразно отдавать праву государс тва, в котором ценность зарегистрирована в качестве объекта культурного наследия.

-2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права Закрепление нового коллизионного принципа – закон госу дарства, в котором культурная ценность зарегистрирована в качес тве объекта культурного наследия, – может быть осуществлено на уровне национального законодательства, а также международных многосторонних соглашений регионального и универсального уровней (в рамках стран-участниц СНГ, ЕврАзЭС, ЕС, Совета Европы, ЮНЕСКО). Это создаст дополнительные гарантии для сохранения за собственниками наиболее уникальных культурных ценностей с позиции национального культурного наследия, а также будет проти востоять нелегальному международному обороту культурных цен ностей.

Рассмотрение судами споров об истребовании культурных ценностей Защита нарушенных прав и законных интересов собственни ков и иных титульных владельцев произведений искусства и иных материальных ценностей культуры неразрывно связана с решени ем, в том числе, вопроса о компетенции того или иного судебного учреждения, правомочного рассмотреть и разрешить спорные воп росы относительно культурных ценностей.

В Республике Беларусь, как и в любом современном государс тве, существует система государственных органов, наделенных пра вом разрешать юридические дела. На основании ст. 10 ГК, защита нарушенных или оспариваемых гражданских прав осуществляется судом, хозяйственным, третейским судом, а в случаях, предусмот ренных законодательством, – в административном порядке, что создает потребность в разграничении компетенции в указанной сфере. Средством разрешения этой задачи и выступает институт подведомственности гражданских дел.

В отношении подведомственности дел третейским судам не возникает серьезных ни теоретических, ни практических проблем, так как обязательным условием рассмотрения дела в третейском суде является наличие соглашения сторон о передаче спора на рас смотрение третейского суда. Тем самым подведомственность дел третейским судам имеет договорной характер.

Не представляет большой сложности определить подведомс твенность споров, предметом которых выступает защита прав на куль турные ценности, когда сторонами (или одной из них) являются граж дане. Такие дела будут рассматриваться судом общей юрисдикции.

Более сложным является вопрос о возможности рассмот рения споров по поводу движимых культурных ценностей в хо зяйственном суде. Специфичность ценностей культуры, их сущес -2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, твенные признаки, заключающиеся в эталонности, уникальности, невосполнимости и др., предопределяет фактическое исключение культурных ценностей из сферы хозяйственного (предпринима тельского) оборота. Отношения по поводу культурных ценностей имеют преимущественно некоммерческий характер, не связаны с осуществлением предпринимательской деятельности и, как может изначально показаться, не имеют никакого экономического со держания. Конечно, культурные ценности призваны удовлетворить эстетические и другие нематериальные потребности людей. Но с позиции гражданского права культурная ценность – это имущество, соответственно отношения по поводу культурных ценностей – от ношения имущественные.

Чтобы спор был подведомствен хозяйственному суду, необхо дим особый субъектный состав – как правило, юридические лица, индивидуальные предприниматели, а также экономический харак тер спорного правоотношения. Спор по поводу движимых культур ных ценностей может возникнуть между юридическими лицами, на пример, учреждениями культуры. Такой спор будет удовлетворять критерию субъектного состава для рассмотрения дела хозяйствен ным судом. Но необходим еще экономический характер спорного правоотношения.

Как было уже отмечено, культурные ценности с позиции права – это вещи, а споры по поводу владения, пользования, распоряже ния ценностями культуры имеют имущественный характер. В п. 7. совместного постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Бела русь от 22 июня 2000 г. № 4/3 «О разграничении подведомствен ности дел между общими и хозяйственными судами» содержится положение, в соответствии с которым хозяйственным судам под ведомственны споры по заявлениям некоммерческих организаций, когда спор с их участием носит имущественный характер или связан с осуществлением ими предпринимательской и иной хозяйствен ной (экономической) деятельности, допускаемой законодательс твом [13].

Таким образом, наличие имущественного спора между неком мерческими организациями, который даже не связан с осуществле нием ими хозяйственной (предпринимательской) деятельности в допустимых законом пределах, презюмируется как имеющий эко номический характер. В связи с этим в литературе высказано вполне справедливое суждение о том, что «экономический характер носит любой спор по поводу имущественных требований, так как в осно ве имущественных отношений лежит экономическое содержание.

Поэтому спор (дело) имущественного характера при соответству -2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права ющем субъектном составе (юридические лица, индивидуальные предприниматели) подлежит рассмотрению в хозяйственном суде, даже если он возник вне сферы предпринимательской или эконо мической деятельности (например, спор между общественными организациями по поводу владения, пользования, распоряжения имуществом)» [17, с. 77]. Соответственно, для рассмотрения хо зяйственным судом споров, связанных с защитой имущественных прав на движимые культурные ценности, в том числе об их возвра щении, достаточно наличия надлежащего субъектного состава.

В связи с изложенным, можно сделать предварительный вы вод по вопросу подведомственности дел о культурных ценностях:

хозяйственным судам подведомственны споры, возникающие меж ду субъектами хозяйственного судопроизводства по поводу владе ния, пользования и распоряжения культурными ценностями. Споры, предметом которых выступает защита прав на культурные ценности, когда сторонами (или одной из них) являются граждане, подведомс твенны судам общей юрисдикции. Третейским судам подведомс твенны споры о культурных ценностях при наличии соглашения сто рон о передаче спора на рассмотрение третейского суда.

В то же время можно вполне обоснованно утверждать, что преобладающее число действительных и предполагаемых споров о движимых культурных ценностях, в том числе об их истребовании, будут разрешаться судами общей юрисдикции.

Далее, определив особенности подведомственности рассмат риваемой категории дел, следует обратиться к вопросам подсуд ности.

Общее правило родовой (предметной) подсудности закрепле но в ст. 42 Гражданского процессуального кодекса Республики Бе ларусь (далее – ГПК) [5], согласно которой районный (городской) суд рассматривает по первой инстанции все гражданские дела, за исключением дел, отнесенных к подсудности других судов. На ос новании ч. 2 ст. 45 ГПК приведен открытый перечень дел, подсуд ных Верховному Суду Республики Беларусь. Споры о культурных ценностях не включены в данный перечень, в том числе не названы среди категорий дел, подсудных областным (Минскому городско му) судам. Соответственно, в отношении дел, связанных с защитой прав на ценности культуры, будет применяться общее правило ро довой подсудности: они будут рассматриваться по первой инстан ции районным (городским) судом.

В то же время необходимо отметить, что среди совокупнос ти культурных ценностей белорусским законодательством в отде льную группу выделены историко-культурные ценности Республики Беларусь (памятники). Эта категория культурных ценностей имеет -2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, особый правовой статус, поскольку взята под охрану государства путем включения в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь и установления в отношении их особого режима охраны и использования. В силу этого можно ут верждать, что любой правовой спор по поводу историко-культур ной ценности Республики Беларусь имеет национальное значение, так как именно данная категория культурных ценностей находится под особой охраной государства.

Все вышесказанное, как представляется, позволяет нам сде лать вывод о том, что правовые споры в отношении движимых историко-культурных ценностей Республики Беларусь, то есть памятников истории и культуры, должны рассматриваться и разрешаться Верховным Судом Республики Беларусь по первой инстанции. По своей государственной важности и общереспубли канскому значению споры о защите прав на историко-культурные ценности Республики Беларусь ничем не уступают тем категориям дел, которые подсудны Верховному Суду Республики Беларусь по первой инстанции в силу законодательства (например, дела по жа лобам на отказ в регистрации политических партий, по заявлениям о прекращении деятельности политических партий;

по жалобам на решения Президента Республики Беларусь по вопросам гражданс тва;

по жалобам на отказ Центральной комиссии Республики Бела русь по выборам и проведению республиканских референдумов в регистрации кандидатов в Президенты Республики Беларусь и др.).

Таким образом, в силу установления государством повышенной охраноспособности историко-культурных ценностей Республики Беларусь среди других ценностей культуры и особого государс твенного надзора за историко-культурными ценностями целесооб разно нормативно определить подсудность дел о защите прав на движимые историко-культурные ценности Республики Беларусь Верховному Суду Республики Беларусь. На основании этого внести дополнения в ч. 2 ст. 45 ГПК, включив в перечисляемую категорию дел, рассматриваемых Верховным Судом Республики Беларусь по первой инстанции, также дела о защите прав на движимые истори ко-культурные ценности Республики Беларусь.

Итак, подводя итог настоящей статьи, сформулируем основные выводы:

1. Нахождение баланса имущественных и неимущественных интересов собственника и добросовестного приобретателя в от ношении культурных ценностей, которые выбывают из владения собственника по его воле, возможно только путем допущения их истребования. Следует установить неограниченную (абсолютную) виндикацию культурных ценностей. Необходимость изъятия из об -0 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права щего правила об ограничении истребования имущества у возмезд ного добросовестного приобретателя продиктована специфичнос тью культурных ценностей как объектов гражданского оборота.

Участие Республики Беларусь в международных конвенциях по вопросам реституции культурных ценностей: Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 года, Конвенции ЮНЕСКО о мерах, направленных на запре щение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности 1970 года, предпо лагаемое участие в Конвенции УНИДРУА о похищенных или неза конно вывезенных культурных ценностях 1995 года требует импле ментации в белорусское законодательство нормы о возможности предоставления добросовестному приобретателю справедливой компенсации при изъятии у него культурных ценностей.

2. В целях усиления гражданско-правовой защиты нарушенных прав собственников культурных ценностей предлагается изменить момент начала течения срока исковой давности для случаев истре бования культурных ценностей из чужого незаконного владения. По таким требованиям течение срока исковой давности должно начи наться со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о место нахождении культурной ценности и (или) о личности ее владельца.

При этом необходимо закрепление десятилетнего предельного срока исковой давности, начало течения которого будет связано с моментом выбытия культурной ценности из обладания собствен ника или иного титульного владельца. Для предъявления междуна родных частноправовых исков о возвращении культурной ценности следует предусматривать существенно увеличенный предельный срок исковой давности – пятидесятилетний срок.

Возвращение из чужого незаконного владения таких катего рий культурных ценностей, как историко-культурные ценности Рес публики Беларусь, культурные ценности, составляющие Музейный фонд Республики Беларусь, Библиотечный фонд Республики Бе ларусь, Национальный архивный фонд Республики Беларусь, либо полученные в результате археологических раскопок, не может быть ограничено никакими сроками давности.

3. Новым коллизионным принципом при разрешении споров о возвращении культурных ценностей, составляющих неотъемлемую часть историко-культурного наследия той или иной страны, мо жет стать закон государства, в котором культурная ценность заре гистрирована в качестве объекта историко-культурного наследия.

Применение данной привязки возможно, когда спорный предмет, представляющий историко-культурное значение, выступает объек том культурного наследия определенного государства, и имеется - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, подтверждение данного статуса культурной ценности. Это позволит создать дополнительные правовые препятствия для вовлечения в международный незаконный оборот объектов национального куль турного наследия современных государств и максимально учесть интересы последних в вопросах абсолютной возможности возвра щения таких ценностей.

4. Споры о защите прав на движимые историко-культурные ценности Республики Беларусь (то есть поставленные на государс твенный учет и включенные в Государственный список историко культурных ценностей Республики Беларусь), в силу особого пра вового статуса и большой культурной значимости таких ценностей, целесообразно отнести к подсудности Верховного Суда Республи ки Беларусь.

Список литературы 1. Аб культуры ў Рэспублiцы Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 4 июня 1991 г., № 832-XII: в ред. Закона Респ. Беларусь от 31.12.2009 г. // Кон сультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011.

2. Вернер, О. Вещно-правовая принадлежность похищенных и тро фейных культурных ценностей / О. Вернер // Частное право и проблемы реституции перемещенных культурных ценностей: материалы Междунар.

конф., Москва, 27–28 мая 2002 г. / Всерос. гос. библ. иностр. лит-ры им.

М.И. Рудомино. – Берлинер Виссенштафс–Москва, 2002. – С. 277–294.

3. Гражданский кодекс Республики Беларусь, 7 дек. 1998 г., № 218-З :

в ред. Закона Респ. Беларусь от 10.01.2011 г. // Консультант Плюс: Беларусь.

Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011.

4. Гражданское право: учебник: в 3 т. / Н.Д. Егоров [и др.];

отв. ред.

А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Про спект, 2006. – Т. 1. – 776 с.

5. Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь, янв. 1999 г., № 238-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 15.07.2010 г. // Кон сультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011.

6. Карл, М.Х. Три процесса, ставшие вехами в истории судебных дел по реституции / М.Х. Карл // Частное право и проблемы реституции перемещен ных культурных ценностей: материалы Междунар. конф., Москва, 27–28 мая 2002 г. / Всерос. гос. библ. иностр. лит-ры им. М.И. Рудомино. – Берлинер Вис сенштафс–Москва, 2002. – С. 250–260.

7. Краснова, С.А. Защита права собственности и иных вещных прав посредством восстановления владения: автореф. дис. … канд. юрид. наук:

12.00.03 / С.А. Краснова ;

Томск. гос. ун-т. – Томск, 2007. – 27 с.

8. Крашенинников, Е.А. Понятие и предмет исковой давности / Е.А. Крашенинников. – Ярославль, 1997. – 86 с.

-2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права 9. Лоренц, Д.В. Виндикация: юридическая природа и проблемы ре ализации: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Д.В. Лоренц;

Кубан.

гос. аграр. ун-т. – Краснодар, 2008. – 25 с.

10. Маковский, А.Л. Проблемы реституции и добросовестного при обретения культурных ценностей / А.Л. Маковский // Частное право и про блемы реституции перемещенных культурных ценностей: материалы Меж дунар. конф., Москва, 27–28 мая 2002 г. / Всерос. гос. библ. иностр. лит-ры им. М.И. Рудомино. – Москва, 2002. – С. 314–322.

11. Международное частное право: иностранное законодательство / Исслед. центр част. права и др.;

авт. предисл. А.Л. Маковский;

сост., науч. ред.

и авт. введ.: А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. – М.: Статут, 2001. – 891 с.

12. Новицкий, И.Б. Сделки. Исковая давность / И.Б. Новицкий. – М.:

Госюриздат, 1954. – 245 с.

13. О разграничении подведомственности дел между общими и хо зяйственными судами: постановление Пленума Верховного Суда Респ. Бе ларусь, Пленума Высшего Хозяйственного Суда Респ. Беларусь, 22 июня 2000 г., № 4/3: в ред. постановления Пленума Верховного Суда Респ. Бела русь, Пленума Высшего Хозяйственного Суда Респ. Беларусь от 25.03. г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011.

14. Ровный, В.В. Эвикция: проблемы конкуренции исков и права собс твенности / В.В. Ровный // Правоведение. – 2000. – № 5. – С. 127–140.

15. Скловский, К.И. Применение норм о доброй совести в гражданс ком праве России / К.И. Скловский // Хозяйство и право. – 2002. – № 9. – С. 79–94.

16. Терещенко, Т.А. Исковая давность: проблема переосмысления традиционного представления / Т.А. Терещенко // Правоведение. – 2006. – № 3. – С. 39–62.

17. Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь: науч. практ. коммент. / А.Д. Авдеев [и др.];

под общ. ред. В.С. Каменкова, И.Н. Коляд ко;

Высш. Хоз. Суд Респ. Беларусь, Белорус. гос. ун-т, юрид. фак-т. – Минск:

ГИУСТ БГУ, 2006. – 735 с.

18. Чигир, В.Ф. Сроки. Исковая давность / В.Ф. Чигир. – Минск: Амал фея, 2005. – 128 с.

19. Il Codice Civile Italiano // The Cardozo Electronic Law Bulletin [Electronic resource]. – 2000. – Mode of access : http://www.jus.unitn.it/cardozo/Obiter_ Dictum/codciv/home.html. – Date of access: 04.04.2010.

20. Merryman, J.H. The good faith acquisition of stolen art / J.H. Merryman // Social Science Research Network Electronic Library [Electronic resource]. – 2007. – Mode of access: http://ssrn.com/abstract=1025515. – Date of access: 07.07.2009.

21. Reyhan, P.Y. A chaotic palette: conflict of laws in litigation between original owners and good-faith purchasers of stolen art / P.Y. Reyhan // Duke Law Journal [Electronic resource]. – Durham, 2001. – Vol. 50, № 4. – Mode of access: http://www.law.duke.edu/shell/cite.pl?50+Duke+L.+J.+955. – Date of access: 07.07.2009.

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, The article is devoted to research of problems of reclamation of the cultural values illegally participating in civil turnover (international and national).

Questions of a collision of interests of proprietors and innocent purchasers of cultural values, features of application of limitation of actions to the given relations, problems of determination of an applicable law and a competence of the courts and others bodies by consideration of disputes on returning of cultural values to legal owners are considered. The author proves offers on enhancement of the current legislation concerning ownership right protection on cultural values.

Король Эдуард Леонтьевич — старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Гродненского государственного универси тета имени Янки Купалы.

УДК 347.133. Д.А. Кудель ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО:

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА КОНЦЕССИОННОЙ ОСНОВЕ В настоящее время в большинстве отраслей экономики Республики Беларусь происходят процессы структурных изменений и развития но вых хозяйствующих субъектов. При этом все более значимую роль начи нают играть структуры, функционирующие на основе государственно частного партнерства. Важнейшей формой такого рода партнерства является концессия, которая реально может стать инструментом для интенсификации социально-экономического развития Республики Бела русь, реструктуризации экономики в сторону развития производствен ного и инновационного секторов.

Неотъемлемым условием нормального функционирования экономики всегда служило конструктивное взаимодействие госу дарственного сектора (государственной и муниципальной власти) и частного сектора (бизнеса). Это связано с тем, что государство никогда не бывает свободным от выполнения своих социально от ветственных функций, связанных с общественными интересами, а бизнес, в свою очередь, всегда остается источником и мотором развития народного хозяйства. В экономике большинства развитых - Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права и ряда развивающихся стран в последние десятилетия сложилось совершенно особое качество взаимодействия государственного и частного сектора, получившее название государственно-частного партнерства (ГЧП) [1].

В настоящее время в большинстве отраслей экономики Рес публики Беларусь происходят процессы структурных изменений и развития новых хозяйствующих субъектов. При этом все более значимую роль начинают играть структуры, функционирующие на основе ГЧП.

Экономические проблемы, а именно проблемы обеспечения высоких темпов качественного и количественного экономического роста, повышения конкурентоспособности, диверсификации бело русской экономики и перевода ее на путь инновационного разви тия, и социальные проблемы, в частности проблемы качественно го удовлетворения потребностей населения по стабильным ценам, требуют, прежде всего, обеспечения консолидации ресурсов госу дарства и частного бизнеса посредством ГЧП.

Согласно Директиве Президента Республики Беларусь от декабря 2010 г. № 4 «О развитии предпринимательской инициати вы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь»

в целях дальнейшей либерализации белорусской экономики, по вышения ее конкурентоспособности и создания благоприятных ус ловий для динамичного и устойчивого развития необходимо сфор мировать правовую базу, стимулирующую развитие в Республике Беларусь механизмов государственно-частного партнерства [2].

ГЧП представляет собой институциональный и организаци онный альянс государственной власти и частного бизнеса с целью реализации общественно значимых проектов в широком спектре сфер деятельности – от развития стратегически важных отраслей экономики до предоставления общественных услуг в масштабах всей страны или отдельных территорий. Бурное развитие многооб разных форм ГЧП во всех регионах мира, их широкое распростра нение в самых разных отраслях экономики позволяют трактовать эту форму взаимодействия государства и бизнеса как характерную черту современной смешанной экономики.

Развивающееся парт нерство, в отличие от традиционных административных отношений, создает свои базовые модели финансирования, отношений собс твенности и методов управления. При этом принципиально важен комплекс вопросов, связанных с перераспределением правомочий собственности, неизбежно возникающим в процессе перерастания преимущественно административно-властных отношений между государством и бизнесом в отношения партнерства, закрепляемые соответствующими соглашениями сторон. Более того, некоторые - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, устоявшиеся формы партнерства, например концессии, нередко расцениваются как своего рода косвенная приватизация или же ее полноценная альтернатива, то есть трактуются как вторжение в систему отношений собственности. В строгом смысле партнерства действительно институционально преобразуют сферы деятельнос ти, традиционно относящиеся к ведению государства, но не выводят их полностью за его пределы.

Соответственно разделение правомочий собственности меж ду государственным и частным секторами экономики в рамках партнерства обычно касается не всего комплекса правомочий, на которые распадается в хозяйственном обороте суверенное право титульного собственника, а лишь некоторых из них. Речь идет о та ких ключевых правомочиях, как право контроля над использовани ем активов, право на доход, право на управление, а также право на изменение капитальной стоимости объектов соглашений и право на переуступку тех или иных собственнических правомочий другим лицам.

В литературе выделяются следующие базовые признаки ГЧП:

• сторонами ГЧП являются государство и частный бизнес;

• взаимодействие сторон в ГЧП закрепляется на официаль ной, юридической основе (соглашения, договоры, контракты и т.п.);

• взаимодействие указанных сторон имеет действительно партнерский, равноправный характер (т.е. в обязательном порядке должен соблюдаться паритет, баланс обоюдных интересов);

• ГЧП имеет четко выраженную публичную, общественную направленность (его главная цель – удовлетворение государствен ного интереса);

• в процессе реализации проектов на основе ГЧП консоли дируются, объединяются активы (ресурсы и вклады) сторон;

• финансовые риски и затраты, а также достигнутые в ГЧП ре зультаты распределяются между сторонами в пропорциях согласно взаимным договоренностям, зафиксированным в соответствующих соглашениях, договорах, контрактах и т.п. [3].

Масштабный опыт перераспределения правомочий собствен ности между государством и частным бизнесом имеется в так назы ваемых секторах общественных услуг (в частности, в инфраструк турных отраслях). Именно там исторически сложились традиции делегирования государством ряда ключевых правомочий частному сектору. Государство несет ответственность перед обществом за бесперебойное обеспечение публичными благами (public goods), чем и объясняется тенденция к сохранению ряда отраслей и про изводств в государственной собственности. В то же время частному предпринимательству присущи мобильность, высокая эффектив - Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права ность использования ресурсов, склонность к инновациям. Задейс твовать преимущества обеих видов собственности без глубоких социальных перемен и потрясений можно в рамках государствен но-частного партнерства. Накопленный к настоящему времени ар сенал форм и методов ГЧП позволяет при сохранении важнейших национальных объектов в государственной собственности переда вать часть правомочий собственника частному сектору. Имеются в виду прежде всего такие функции, как сооружение, эксплуатация и содержание объектов производственной и социальной инфра структуры, а также управление ими. Таким образом, в традиционно государственную сферу экономики привносятся своего рода част ные товары и услуги (private goods), что создает условия для эффек тивного функционирования указанных объектов, оптимального уп равления ими, рационального использования ресурсов. Государство при всех условиях остается субъектом публично-правовых отноше ний. Это обстоятельство оказывается ключевым и для гражданско правовых отношений, в которые государство как суверен не может вступать в качестве рядового субъекта гражданского права. Именно поэтому нельзя ставить вопрос об изначальном равноправии госу дарственного и частного партнеров в проектах ГЧП. Такое равно правие наступает только тогда, когда на основе суверенных прав государства в соглашении о ГЧП определены условия и особеннос ти реализации гражданско-правовых отношений. Иными словами, государство как суверен становится особым субъектом гражданс кого права. Это выражается, во-первых, в том, что государство само определяет правовые рамки, которыми должны руководствоваться все остальные субъекты гражданско-правовых отношений;

во-вто рых, оно сохраняет властные функции, даже вступив на началах ра венства сторон в указанные отношения, так как может принимать административные акты, это равенство игнорирующие. Предпола гается, что государство участвует в гражданском обороте не в своих специфических интересах, а в целях наиболее эффективного от правления публичной власти [4].

В соответствии с этим проекты ГЧП представляют собой не простое сложение ресурсов, а совершенно особую конфигурацию интересов и соответствующих правомочий партнеров.

Во-первых, государство как одна из сторон партнерства вы ступает в роли носителя общественно значимых интересов и целей, причем исполняет не только целеполагающую, но и контрольную функции. Во-вторых, выступая в роли участника хозяйственного оборота, оно заинтересовано как в эффективности общих резуль татов проекта ГЧП, так и в обеспечении собственного коммерчес кого эффекта. Наконец, частный партнер, как всякий нормальный - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, предприниматель, преследует цель максимизации прибыли. Поэто му в сегменте коммерческих (в отличие от сегмента реализуемых государством общественных) интересов между партнерами вполне уместен и даже необходим торг о возможном разделе возникаю щих рисков, о характере делегируемых правомочий и условиях их передачи и использования.

Как свидетельствует мировой опыт ГЧП, мера конкретного участия государства и частного бизнеса и условия их сочетания мо гут существенно различаться. Так, частный компонент в партнерс твах может выступать в качестве одной из сторон контракта (чаще всего это контракты на поставку товаров и услуг для государствен ных нужд, на предоставление технической помощи, на управление), когда права собственности жестко разделены. К партнерствам с разделенными правами собственности относят также соглашения о разделе продукции и лизинговые (арендные) соглашения. В случае концессионных соглашений всех типов речь уже идет о частичной передаче некоторых правомочий собственности от государствен ного партнера частному (обычно правомочий пользования, вла дения и управления). Наконец, акционерное или долевое участие частного капитала в государственном предприятии (совместное предприятие) предполагает более высокий уровень интеграции ка питала при реализации партнерских отношений.

Очевидно, обе стороны партнерства заинтересованы в ус пешном осуществлении проектов в целом. Проекты ГЧП облегча ют выход на мировые рынки капиталов, стимулируют привлечение иностранных инвестиций в реальный сектор экономики. Особое значение ГЧП имеет для экономики регионов, где на его основе развиваются местные рынки капитала, товаров и услуг.

Каждый партнер вносит свой вклад в общий проект. Так, биз нес обеспечивает финансовые ресурсы, профессиональный опыт, эффективное управление, гибкость и оперативность в принятии ре шений, способность к новаторству. При этом обычно внедряются более эффективные методы работы, совершенствуются техника и технологии, возникают новые формы организации производства, создаются новые предприятия, в том числе с иностранным капита лом, налаживаются эффективные кооперационные связи с постав щиками и подрядчиками. На рынке труда, как правило, повышается спрос на высококвалифицированных и хорошо оплачиваемых ра ботников.

Со своей стороны, государство обеспечивает правомочия собс твенника, возможность предоставления налоговых и иных льгот, гаран тий, а также материальных и финансовых ресурсов. В ГЧП оно получает возможность заняться исполнением своих основных функций – конт - Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права ролем, регулированием, соблюдением общественных интересов.

Так, по мере развития ГЧП в сфере инфраструктуры государство мо жет постепенно смещать акценты в своей деятельности с конкретных проблем строительства и эксплуатации объектов на административ но-контрольные функции. Неизбежные предпринимательские риски при этом перераспределяются в сторону бизнеса. Общественная же значимость ГЧП заключается в том, что в итоге выигрывает общество как потребитель более качественных услуг.

Существуют два крайних подхода к трактовке категории го сударственно-частного партнерства. Согласно одному из них, ГЧП идентифицируется с приватизацией и рассматривается как особая ее форма – косвенная приватизация. Данный подход учитывает масштабность участия частных компаний в реализации правомочий собственности, передаваемых им в рамках проектов от государства:

финансирование, проектирование, строительство, владение и экс плуатация государственных предприятий.

В соответствии с другим подходом партнерства находятся на границе государственного и частного секторов, не являясь ни прива тизированными, ни национализированными институтами. Это свое го рода «третий путь», позволяющий использовать политические по сути формы улучшения предоставления населению общественных (публичных) благ.

По мнению М. Дерябиной, наиболее конструктивной следует признать трактовку ГЧП как полноценной замены приватизационных программ, позволяющей реализовать потенциал частнопредприни мательской инициативы, с одной стороны, и сохранить контрольные функции государства в социально значимых секторах экономики – с другой. При этом, в отличие от приватизации как формы возмездной передачи государственной собственности юридическим и физи ческим лицам, в партнерствах право собственности сохраняется за государством [4].

Степень фактического участия частного предпринимательства в совместных государственно-частных проектах может повышаться или, напротив, понижаться в зависимости от избранной формы пар тнерства и масштабов передачи правомочий собственника частному предприятию. Крайние варианты представляют собой либо простые контрактные отношения (контракты на работы и услуги) с полным сохранением каждым партнером всех правомочий собственности, либо полную приватизацию, то есть окончательную передачу прав собственности от государства частному предпринимателю. Между этими полюсами расположено множество возможных вариантов и форм государственно-частных партнерских отношений, базирую щихся на различной степени переуступки тех или иных правомочий - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, собственника от государства частному предпринимателю на срок и на условиях, предусмотренных соответствующим соглашением.

В зависимости от характера решаемых в рамках ГЧП конкрет ных задач все множество существующих и вновь возникающих форм партнерств можно подразделить на отдельные типы (модели):

1) контракты, предоставляемые государством частному сектору;

2) арендные отношения, финансовая аренда (лизинг);

3) государственно-частные предприятия;

4) соглашение о разделе продукции (СРП);

5) концессионные соглашения (договоры).

1. Контракты, заключаемые между государством (органом местного самоуправления) и частным субъектом хозяйствова ния на осуществление определенных общественно необходи мых и полезных видов деятельности. Наиболее распространен ными в практике ГЧП считаются контракты на выполнение работ, оказание общественных услуг, управление, поставку продукции для государственных нужд, оказание технической помощи. В админис тративных контрактных отношениях права собственности не пере даются частному партнеру, расходы и риски полностью несет госу дарство. Интерес частного партнера состоит в том, что по договору он получает право на оговариваемую долю в доходе, прибыли или собираемых платежах. Как правило, контракты с государственным или коммунальным органом – весьма привлекательный бизнес для частного предпринимателя, поскольку помимо престижа гаранти руют ему устойчивый рынок и доход, а также возможные льготы и преференции.

2. Аренда в ее традиционной форме (договора аренды) и в форме лизинга. Особенность арендных отношений между влас тными структурами и частным бизнесом заключается в том, что на определенных договором условиях происходит передача частно му партнеру государственного или коммунального имущества во временное пользование и за определенную плату. Традиционные договора аренды предполагают возвратность предмета арендных отношений, причем правомочие по распоряжению имуществом сохраняется за собственником и не передается частному партнеру.

В специально оговариваемых случаях арендные отношения могут завершиться выкупом арендуемого имущества. В случае договора лизинга лизингополучатель всегда имеет право выкупить государс твенное или коммунальное имущество.

3. Государственно-частные предприятия – распространен ная форма партнерства государства и частного бизнеса. В зависи мости от структуры и характера совместного капитала они могут быть либо акционерными обществами, либо совместными пред -0 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права приятиями с долевым участием сторон. В качестве акционеров в АО могут выступать органы государства и частные инвесторы. Возмож ности частного партнера в принятии самостоятельных администра тивно-хозяйственных решений определяются, как правило, долей в акционерном капитале. Риски сторон также распределяются в зави симости от ее величины.

4. Соглашение о разделе продукции.

Суть соглашения о разделе продукции сводится к следующе му: государство предоставляет инвестору исключительные права на пользование недрами на определённом участке, а инвестор осу ществляет разработку предоставленных недр за свой счёт и на свой риск. С начала промышленной добычи минерального сырья инвес тор получает право на компенсацию своих затрат за разработку мес торождения. Оставшаяся после возмещения этих затрат продукция является прибыльной и подлежит разделу между сторонами (госу дарством и инвестором) по условиям соглашения. Инвестор обязан платить налог на прибыль со своей доли прибыльной продукции.

В настоящее время большинство специалистов проводят чет кое деление соглашений частных инвесторов с принимающими странами на две основные категории: концессии и контракты (под рядные соглашения). К числу последних относят соглашения о раз деле продукции и сервисные соглашения с риском и без риска. Та кое четкое деление мы находим, в частности, в работах С.А. Сосны, А.В. Кирина и других [5, 6]. Однако есть сторонники и другой точки зрения. Например, Н.Г. Доронина, Б.Д. Клюкин считают, что согла шения о разделе продукции являются разновидностью концессион ного договора [7, 8].

Представляется, что соглашения о разделе продукции следует отнести к разновидностям концессионных договоров.

В пользу такого подхода можно привести следующие аргументы:

1) все они заключаются государством с частными инвесторами (как правило, иностранными) в отношении объектов государствен ной собственности, которые, в соответствии с национальным зако нодательством принимающей страны, частично или полностью ис ключены из гражданского оборота, а также в отношении отдельных видов деятельности, составляющих государственную монополию;

2) названные договоры отражают особенности, связанные с участием в них государства как субъекта гражданского права;

3) для большинства государств, применяющих концессионные соглашения и иные договоры, характерна так называемая «дедушки на оговорка», предусматривающая действие договора и в случае не благоприятных для инвестора изменений в текущем законодательс тве, принятых после вступления в силу такого договора.

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Принципиальным, как считают некоторые специалисты, разли чием, не позволяющим рассматривать соглашения о разделе про дукции и другие контрактные соглашения в качестве разновидностей концессионных договоров, является, в частности, вопрос собствен ности на добытые полезные ископаемые. Классический концесси онный договор предполагает передачу в собственность концессио нера всей произведенной им продукции, из которой впоследствии концессионер уплачивает концеденту налоги и иные платежи. В со ответствии же с соглашением о разделе продукции инвестор полу чает право собственности только на часть добываемой продукции, другая часть поступает в собственность государства.

Однако указанные различия, по нашему мнению, свидетельс твуют лишь о специфике отдельных условий указанных выше кон трактов и соглашений, которые не должны влиять на договорную природу отношений государства и частного инвестора.

Механизм соглашений о разделе продукции успешно действу ет сегодня более чем в 60 странах мира, включая Китай, Аргентину, Вьетнам, Индию, Египет, Нигерию, Оман и многие другие.

Существуют разные модели СРП: индонезийская, ливийская, перуанская и т.п. Нет какого-то идеального, применимого всегда и всюду, одного для всех зарубежного или «западного» опыта, на ко торый так любят ссылаться отечественные эксперты. Каждая стра на конструирует свою фискальную систему, наиболее подходящую для ее социально-политического устройства, характера экономики с учетом национальных особенностей.

Соглашения о разделе продукции в разных странах различают ся по многим признакам: условиями раздела, наличием или отсутс твием роялти, существованием предельного уровня для возмещения затрат, значимостью бонуса и т.п.

В качестве основных представляется возможным выделить сле дующие элементы соглашений о разделе продукции:

• представителем принимающей страны выступает, как пра вило, правительство либо по его поручению государственная ком пания;

• непосредственное участие принимающей страны осущест вляется путём создания такой государственной компанией совмест но с инвестором отдельного предприятия;

• риск поисково-разведочных работ ложится на компанию подрядчика, затраты которой на указанные работы не возмещаются, если в установленные в соглашении о разделе продукции сроки не будут обнаружены коммерческие запасы природных ресурсов;

• компания полностью финансирует поисково-разведочные работы, обустройство и эксплуатацию открытых месторождений;

-2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права • в случае обнаружения коммерческих запасов компании компенсируются ее затраты и на поисково-разведочные работы, и на обустройство и эксплуатацию месторождений частью добытого на указанном месторождении сырья, так называемой компенсаци онной продукцией. Доля компенсационной продукции оговарива ется в каждом конкретном соглашении. В первых индонезийских соглашениях максимальная доля компенсационной продукции в об щей добыче не должна была превышать 40 процентов. В настоящее время в большинстве стран, применяющих данный тип соглашений, доля компенсационной продукции колеблется в пределах 20– процентов, хотя в некоторых из соглашений (например, в Малайзии) может быть и менее 20 процентов, а в других (например, на Филип пинах) – превышать 50 процентов;

• оставшаяся часть продукции (распределяемая или прибыль ная) подлежит разделу между компанией и государством – собс твенником недр;


• принадлежащая компании доля распределяемой или при быльной продукции подлежит налогообложению, поэтому госу дарство имеет возможность регулировать рентабельность операций компании при разных пропорциях раздела продукции введением различных ставок налога на доходы.

Описанный выше механизм раздела продукции относится к на иболее часто встречающимся в мировой практике разновидностей соглашений о разделе продукции – с разделом добытых ресурсов после вычета (компенсации) издержек компании. В таком случае раздел продукции является трехступенчатым. Начало использова ния такого механизма положили соглашения о разделе продукции в Индонезии, в силу чего модель стала называться «индонезийской».

При второй разновидности соглашений – с прямым разделом продукции – раздел производится непосредственно на долю прини мающей стороны и долю компании, то есть минуя стадию выделения компенсационной продукции. В таком случае раздел продукции мо жет быть двухступенчатым – принимающая сторона устанавливает более благоприятные для компании пропорции раздела, но вводит налог на доход на долю прибыльной продукции, остающейся в рас поряжении компании, или одноступенчатым – когда принимающее государство сразу устанавливает повышенные в свою пользу про порции раздела, но полностью освобождает компанию от уплаты налога на доходы.

Как указывалось выше, характерной чертой соглашений о раз деле продукции является то, что государство выступает не только в качестве суверена в отношении природных ресурсов, но и делово го партнера.

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 5. Концессионные соглашения (договоры).

Концессии являются наиболее распространенной за рубежом формой ГЧП при осуществлении крупных, капиталоемких проектов.

Концессия — это система отношений между государством (конце дентом) и частным юридическим или физическим лицом (концесси онером), возникающая в результате предоставления концедентом концессионеру прав пользования государственной собственнос тью по договору, за плату и на возвратной основе, а также прав на осуществление видов деятельности, которые составляют исключи тельную монополию государства.

Закон Республики Беларусь от 15.07.2010 г. «Об объектах, на ходящихся только в собственности государства, и видах деятельнос ти, на осуществление которых распространяется исключительное право государства» закрепляет перечень объектов, которые могут передаваться в пользование на концессионной основе [9].

Однако в качестве наиболее перспективных объектов концес сионных соглашений представляется возможным выделить:

• автомобильные дороги и инженерные сооружения транс портной инфраструктуры, в том числе мосты, путепроводы, тонне ли, стоянки автотранспортных средств, пункты пропуска автотран спортных средств, пункты взимания платы с владельцев грузовых автотранспортных средств;

• объекты железнодорожного транспорта;

• объекты трубопроводного транспорта;

• речные порты, в том числе гидротехнические сооружения портов, объекты их производственной и инженерной инфраструк тур;

• аэродромы или здания и (или) сооружения, предназначен ные для взлета, посадки, руления и стоянки воздушных судов;

• объекты производственной и инженерной инфраструктур аэропортов;

• объекты единой системы организации воздушного движения;

• гидротехнические сооружения;

• объекты по производству, передаче и распределению элек трической и тепловой энергии;

• системы коммунальной инфраструктуры и иные объек ты коммунального хозяйства, в том числе объекты водо-, тепло-, газо- и энергоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод, пе реработки и утилизации (захоронения) бытовых отходов, объекты, предназначенные для освещения территорий городских и сельских поселений, объекты, предназначенные для благоустройства терри торий;

• объекты, используемые для осуществления лечебно-про филактической, медицинской деятельности, организации отдыха граждан и туризма;

- Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права • объекты здравоохранения, образования, культуры и спорта и иные объекты социально-культурного и социально-бытового на значения.

В белорусской практике используются практически все формы ГЧП, кроме концессий. В то же время концессии – это наиболее развитая, перспективная и комплексная форма партнерства. Во первых, они, в отличие от контрактных, арендных и иных отноше ний, носят долгосрочный характер, что позволяет обеим сторонам осуществлять стратегическое планирование своей деятельности.

Во-вторых, в концессиях частный сектор обладает наиболее пол ной свободой в принятии административно-хозяйственных и управ ленческих решений, что отличает их от совместных предприятий.

В-третьих, у государства в рамках как концессионного договора, так и законодательных норм остается достаточно рычагов воздействия на концессионера в случае нарушения им условий концессии, а так же при возникновении необходимости защиты общественных ин тересов. В-четвертых, государство передает концессионеру только права владения и пользования объектом своей собственности, ос тавляя за собой право распоряжения ею [10].

В Республике Беларусь имеется масштабный потенциал для развития многих форм ГЧП, однако для его практической реализа ции необходимо решение ряда принципиальных вопросов. Во-пер вых, обеим сторонам партнерских отношений следует четко осоз нать, что эффективное ГЧП нельзя рассматривать узко, только как привлечение дополнительных ресурсов в капиталоемкие проекты властей всех уровней. Нужно учитывать реальные интересы обеих сторон. Конкретные механизмы партнерств, выработанные мно голетним мировым опытом, создают основу для взаимовыгодного и ответственного распределения правомочий сторон, не ущемля ющего интересы каждой из них. Однако возможные преимущест ва не реализуются сами собой, после принятия соответствующего нормативного пакета.

Во-вторых, необходим существенный прогресс в понимании и практической реализации публично-правовых функций государс тва. Пока национальное законодательство не выделяет специально публично-правовых функций и не устанавливает связи между ними и государственной собственностью. Конструкция права такова, что публично-правовые функции реализуются либо административно, либо через гражданско-правовые функции. Организовать на такой основе распределение правомочий между сторонами партнерства невозможно. В странах с развитой рыночной экономикой накоплен большой опыт успешного применения ГЧП, который с учетом отечес твенной специфики можно использовать и в Республике Беларусь.

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Список литературы 1. Солдатенков, В.Ю. Социальные функции концессий как формы го сударственно-частного партнерства: автореф. дис. … канд. социолог. наук:

22.00.03 / В.Ю. Солдатенков;

Моск. гос. ун-т. – М., 2009. – 30 с.

2. О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь: Директива Президента Рес публики Беларусь, 31 декабря 2010 г., № 4 // Национальный центр право вой информации [Электронный ресурс]. – Минск, 2011. – Режим доступа:

http://www. pravo.by. – Дата доступа: 22.08.2011.

3. Шемирзова, А.Ш. Оценка эффективности государственно-частно го партнерства и возможности его применения в посткризисной России / А.Ш. Шемирзова // Наука и экономика. – 2010. – № 1 (1). – С. 48–51.

4. Дерябина, М. Государственно-частное партнерство: теория и прак тика / М. Дерябина // Вопросы экономики. – 2008. – № 8.

5. Сосна, С.А. Концессионое соглашение: теория и практика / С.А. Сос на. – М.: Нестор Академик Паблишерз, 2002. – 256 с.

6. Кирин, Л.В. Правовые основы отношений государства и инвесто ров / Л.В. Кирин. – М.: ИНФРА-М, 1998. – 268 с.

7. Доронина, Н.Г. К вопросу о правовой природе концессионных со глашений / Н.Г. Доронина // Право и экономика. – 1997. – № 1. – С. 52.

8. Клюкин, Б.Д. Горное законодательство в странах Западной Европы и Америки / Б.Д. Клюкин. – М.: Городец-издат, 2000. – 443 с.

9. Об объектах, находящихся только в собственности государства, и ви дах деятельности, на осуществление которых распространяется исключитель ное право государства: Закон Республики Беларусь, 15 июля 2010 г., № 169-З // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2010. – № 184. – 2/1721.

10. Варнавский, В.Г. Партнерство государства и частного сектора:

формы, проекты, риски / В.Г. Варнавский. – М.: Наука, 2005. – 315 с.

Public–private partnership (PPP) involves a contract between a public sector authority and a private party, in which the private party provides a public service or project and assumes substantial financial, technical and operational risk in the project. In some types of PPP, the cost of using the service is borne exclusively by the users of the service and not by the taxpayer. In other types (notably the private finance initiative), capital investment is made by the private sector on the strength of a contract with government to provide agreed services and the cost of providing the service is borne wholly or in part by the government.

Кудель Дмитрий Александрович – преподаватель кафедры граж данского права и процесса Гродненского государственного университета имени Янки Купалы.

- Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права УДК 347. О.А. Ластовская УЧАСТИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ЧАСТНОПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ В статье предпринята попытка проведения анализа и выявления особенностей участия международных межправительственных органи заций в отношениях, регулируемых частным правом. При проведении ис следования использованы материалы дел, рассмотренных судами общей юрисдикции Республики Беларусь и Российской Федерации, Экономическим Судом Содружества Независимых Государств. Автор делает вывод о том, что международные межправительственные организации обла дают способностью участвовать в различных частноправовых отно шениях, среди которых особое место занимают трудовые отношения, договорные и внедоговорные отношения, наследственные правоотноше ния, вещные правоотношения, отношения в области защиты и использо вания прав на объекты интеллектуальной собственности.


Международная межправительственная организация является одним из основных субъектов международного публичного пра ва. В то же время международные организации с необходимостью вступают и в частноправовые отношения. Актуальность данной темы исследования для белорусского государства обусловлена учреж дением на территории Республики Беларусь представительств ря дом международных организаций, среди которых Международная финансовая организация, Экономический Суд СНГ, Евразийский банк развития, Международная организация по миграции, Меж дународный научно-технический центр и т.д. Кроме того, 18 июня 2010 г. заключено Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Евразийским банком развития об условиях пребывания Евразийского банка развития на территории Республики Беларусь [19], а 28 июля 2010 г. – Соглашение между Республикой Беларусь и Управлением Верховного комиссара Организации Объединен ных Наций по делам беженцев о сотрудничестве и правовом стату се Представительства Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев и его персонала в Республике Беларусь [20]. Меж ду тем комплексного исследования форм участия международных межправительственных организаций в отношениях, регулируемых нормами частного права, в отечественной юридической науке не проводилось. Нельзя не отметить, что отдельные аспекты участия - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, международной межправительственной организации в частнопра вовых отношениях были рассмотрены в работах таких авторов, как В.А. Канашевский [4], Р.Ш. Кужашева [7], Т.Н. Нешатаева [9], Ж.И. Се дова [17] и др. Целью настоящей работы является выявление форм и особенностей участия международных межправительственных организаций в частноправовых отношениях.

Основы участия международных межправительственных ор ганизаций в гражданско-правовых отношениях регулируются ст. Гражданского кодекса Республики Беларусь, в силу которой прави ла, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных и международных юридических лиц (организаций, не являющихся юридическими лицами), иностранных государств, если иное не определено Конституцией Республики Беларусь и между народными договорами Республики Беларусь.

Следует отметить, что частноправовые отношения с участием ММПО автоматически будут осложнены иностранным элементом.

ММПО на территории любого из государств будет являться инос транным субъектом, имеющим правовое регулирование, отличное от регулирования статуса юридических лиц, зарегистрированных в данном государстве. В этом состоит одно из отличий правового статуса ММПО от правового положения государства. Ведь и госу дарства, и ММПО являются в первую очередь субъектами публич ного права, которые в то же время обладают способностью вступать в частноправовые отношения. Но участие государства в гражданс ко-правовых отношениях может быть урегулировано как нормами гражданского права, так и нормами международного частного пра ва;

вступление же ММПО в частноправовые отношения означает их безусловное осложнение иностранным элементом в лице субъекта (самой ММПО).

В.А. Канашевский выделяет два вида частноправовых право отношений, в которых принимает участие международная органи зация:

1. С одной стороны, все международные организации, неза висимо от размера, наличия устава и содержащихся в нем положе ний о правоспособности, вступают, точнее – вынуждены вступать, в гражданско-правовые отношения с государством пребывания для обеспечения своей повседневной деятельности (электро-, газо-, водоснабжение и т.п., почтовая и прочая связь, приобретение кан целярских принадлежностей и пр.).

2. С другой стороны, организации участвуют в гражданско правовых соглашениях, которые связаны с реализацией ими своей целевой (уставной) правоспособности [4, с. 141].

- Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права Следует добавить, что в зависимости от содержания поло жений источников правового регулирования статуса ММПО один и тот же вид правоотношений может быть отнесен как к первой разновидности, так и ко второй разновидности правоотношений.

Так, например, между НО «Фонд развития тенниса в России», Ев разийской патентной организацией и ООО «Амфин» был в г. заключен договор, предметом которого является реализация инвестиционного проекта реконструкции и сдачи в эксплуата цию здания, расположенного в г. Москва [16]. Согласно ст. 2 Евра зийской патентной конвенции Евразийская патентная организация учреждается для выполнения административных задач, связанных с функционированием Евразийской патентной системы и выдачей евразийских патентов [3]. В данном случае инвестиционная деятель ность не является той деятельностью, которая непосредственно предусмотрена учредительными актами ММПО. С другой сторо ны, согласно ст. III Статей Соглашения Международной финансо вой корпорации, корпорация может инвестировать свои средства в продуктивные частные предприятия на территориях своих членов [23]. Таким образом, для Международной финансовой корпорации, инвестиционная деятельность является прямо предусмотренной уч редительным актом.

Международные межправительственные организации вступа ют в различные частноправовые отношения, среди которых важное значение занимают следующие виды правоотношений.

1. Трудовые отношения.

Безусловно, международные межправительственные органи зации с необходимостью вступают в трудовые отношения. Для ор ганизации работы и штаб-квартиры, и представительств ММПО на территории государств – участников данной организации между народные организации приглашают на работу сотрудников, являю щихся гражданами различных государств.

Вопрос о том, попадают ли данные отношения в сферу регу лирования международным частным правом, является дискусси онным. Н.Б. Крылов считает, что правила, которые применяются к контрактам между организацией и ее служащими, действительно являются международными, и делает вывод о том, что эти нормы не международно-правовые, а частноправовые [6, с. 166].

Нельзя не отметить, что для ММПО свойственна тенденция по урегулированию трудовых правоотношений внутренним пра вом организации. Об этом свидетельствует разработка и принятие в рамках некоторых организаций соответствующих документов и учреждение органа по рассмотрению споров с участием сотруд ников. Примером может служить Положение о персонале ООН, февраля 1952 г. [15] и деятельность трибунала ООН.

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Вместе с тем, вопрос об отношениях между ММПО и сотруд никами является достаточно сложным с точки зрения органа, обла дающего компетенцией по рассмотрению дел между данными сто ронами.

Важно отметить, что в рамках системы ООН действует положе ние о приоритете досудебного урегулирования споров. Резолюци ей Генеральной Ассамблеи ООН подтверждено, что неформальное урегулирование конфликтов является одним из ключевых элементов системы отправления правосудия, и обращено особое внимание на необходимость максимально широкого использования неформаль ной системы, с тем, чтобы не проводить судебных разбирательств, которых можно избежать. Этим же документом определена двух уровневая система отправления правосудия, которая включает Три бунал по спорам ООН и Апелляционный трибунал ООН [14]. Три бунал по спорам рассматривает и разрешает дела по заявлениям, представленным нынешними или бывшими сотрудниками или от их имени в порядке обжалования административных решений, кото рые, по их мнению, не согласуются с их условиями назначения или трудовым договором.

В то же время трудовые споры между межправительственными организациями и их сотрудниками рассматриваются и национальны ми судебными органами. Так, например, истец Р. обратился в суд с иском к Евразийскому банку развития (далее – ЕАБР) о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда. В ходе судеб ного заседания до рассмотрения дела по существу ЕАБР уведомил суд о наличии у него иммунитета от судебного преследования на территории РФ и отсутствии у него намерения отказаться от этого иммунитета в отношении данного дела, в связи с чем заявил ходатайство о прекращении производства по делу. Опре делением Таганского районного суда г. Москвы, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, производство по делу было прекра щено.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РФ принятые судебные постановления были отменены. Довод относительно того, что спор между истцом и ответчиком не подлежит рассмотрению в судах РФ, поскольку на основании трудового договора спор должен рассматриваться в соответс твии с внутренними нормативными документами банка, явля ется несостоятельным. Каждый имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, а внутренние нормативные акты банка не содержат какого-либо способа для эффективной защиты своих трудовых прав [13].

-0 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права Не менее дискуссионным является вопрос о праве, которое подлежит применению для урегулирования отношений между на нимателем (международной организацией) и работником. Несмот ря на то, что ММПО стремятся избежать воздействия права того или иного государства и в ряде случаев обладают иммунитетом от дейс твия национального законодательства, судебной практике известны примеры применения национального законодательства.

Так, например, в деле Mukaddam в качестве ответчика, который ссылался на наличие иммунитета, выступала миссия ООН. Федеральным судом Нью-Йорка ответчик-работодатель был признан подлежащим судебной юрисдикции в соответствии с законодательством США [8, с. 158].

Вопрос о возможности применения национального законо дательства в сфере пенсионного обеспечения был положительно решен и при рассмотрении Экономическим Судом СНГ дела по за просу Межгосударственного статистического комитета СНГ. Так, в решении Экономического Суда отмечается, что должностные лица и сотрудники Статкомитета СНГ, являющиеся гражданами РФ, име ют право на пенсионное обеспечение в порядке и на условиях, ус тановленных для государственных служащих РФ [8].

2. Договорные правоотношения.

Межправительственные организации могут выступать в ка честве стороны гражданско-правового договора. ММПО аренду ют недвижимость, приобретают оргтехнику, мебель, канцтовары, пользуются услугами связи и т.д. В этой связи Т.Н. Нешатаева пишет о том, что заключение контрактов гражданско-правового характе ра с международной организацией для многих коммерческих фирм считается не только выгодной, но и достаточно престижной и от ветственной операцией;

многие из этих контрактов заключаются на конкурсной или аукционной основе [9, с. 233].

Действительно, ММПО часто используют конкурсную основу для заключения гражданско-правовых договоров. К заключению договоров посредством проведения тендеров прибегают многие международные организации, например, Международный науч но-технический центр, Евразийский банк развития и др. Так, только в марте 2011 г. в рамках Программы развития ООН в Республике Беларусь объявлен ряд тендеров, среди которых тендер на постав ку наборов для экспресс-анализа гепатита С и гепатита В;

тендер на поставку переносных мультмедиа-проекторов и экранов;

тендер на поставку настенных информационных досок;

тендер на выпол нение работ в рамках реализации проекта международной техни ческой помощи «Создание условий для устойчивого функциониро вания системы охраняемых водно-болотных угодий в Белорусском - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Полесье»;

тендер на оказание услуг по организации и проведению мероприятий в рамках компонента по профилактике передачи ВИЧ от матери ребенку [12].

На наш взгляд, можно говорить о том, что вступление ММПО в частноправовые отношения необходимо для создания надлежащих условий для осуществления организацией своей деятельности, для выполнения функций, возложенных на ММПО учредительными до кументами.

Думается, что среди договоров, которые заключают ММПО, можно отметить следующие: договор купли-продажи;

договор аренды;

договор подряда;

договор страхования;

договор возмезд ного оказания услуг и другие.

3. Внедоговорные отношения.

Исключить возможность причинения вреда жизни, здоровью, имуществу граждан и юридических лиц в результате функциониро вания международной организации не представляется возможным.

Так, например, вред может быть причинен в результате де яний сотрудников международной организации, в результате осу ществления деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих (в том числе в результате дорожно-транспортного происшествия с участием автомобиля, принадлежащего ММПО), в результате причинения вреда жизни и здоровью граждан в связи с осуществлением иной деятельности.

4. Вещные правоотношения.

Международная межправительственная организация обладает правом собственности на принадлежащее ей имущество: недвижи мость, автотранспортные средства, оргтехнику и т.д. Учредитель ные акты ММПО зачастую закрепляют положение о возможности международной организации приобретать и отчуждать имущество.

Так, например, согласно ст. 11 Договора об учреждении Евразий ского экономического сообщества ЕврАзЭС пользуется правами юридического лица и для реализации своих целей и задач может, в частности: заключать договоры, приобретать имущество и распоря жаться им, выступать в суде, открывать счета и совершать операции с денежными средствами [2].

Особенностью участия ММПО в вещных правоотношениях является наличие особого правового режима имущества межправи тельственных организаций. Так, в соответствии со ст. 236 ГК Респуб лики Беларусь принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, предусмотренным законом, соглас но постановлению суда. К таким случаям, относятся, например, рек визиция, конфискация, национализация и др. В то же время раздел Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН помещения Объеди -2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права ненных Наций неприкосновенны. Имущество и актив Объединен ных Наций, где бы и в чьем бы распоряжении они ни находились, не подлежат обыску, реквизиции, конфискации, экспроприации и какой-либо другой форме вмешательства путем исполнительных, административных, судебных или законодательных действий [10].

5. Отношения, связанные с созданием и использованием объектов интеллектуальной собственности.

В литературе, посвященной вопросам правового регулиро вания интеллектуальной собственности, непосредственно меж дународная межправительственная организация, как правило, не выделена в качестве субъекта интеллектуальной собственности.

Так, например, А.П. Сергеев отмечает, что обладателями субъек тивных авторских прав могут быть российские граждане, лица без гражданства и иностранцы, их наследники, иные правопреемники, а также Российское государство в целом [18, с. 168], указывая далее, что наряду с физическими лицами обладателями авторских прав на произведения науки, литературы, искусства по российскому зако нодательству выступают юридические лица [18, с. 168, 170].

Как представляется, международная межправительственная организация может выступать как субъект права интеллектуальной собственности в следующих случаях.

Во-первых, думается, что по отношению к ММПО возможно применение положения, которое действует в отношении приоб ретения юридическим лицом прав на служебные произведения. В таком случае, если работники ММПО создают произведения науки, литературы, искусства, изобретения и иные результаты интеллекту альной деятельности и средств индивидуализации участников граж данского оборота, товаров, работ и услуг в силу служебных обя занностей или служебного задания, имущественные права на такой объект принадлежат ММПО, если внутренним правом или соглаше нием с работником не предусмотрено иное.

Во-вторых, ММПО может приобретать права на объекты ин теллектуальной собственности, например, по договору, в силу пра вопреемства (при прекращении деятельности другой ММПО, если оформлено правопреемство), в силу наследования.

6. Наследственные правоотношения.

В соответствии со ст. 1037 ГК РБ наследниками по завеща нию и закону могут быть граждане, находящиеся в живых в момент открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства. Наследниками по завещанию могут быть также юридические лица, которые являлись созданными в момент открытия наследства, Республика Беларусь и административно-территориальные единицы.

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Как представляется, ввиду отсутствия запрета выступать ММПО в качестве наследника межправительственная организация может рассматриваться в таковом статусе. В этом случае положение ст.

1037 представляется не вполне удачным. Несмотря на то, что меж государственная организация наделяется правами юридического лица, она не является юридическим лицом. В этой связи думается целесообразным в перечень субъектов, которые могут быть наслед никами по завещанию, включить и международную организацию.

7. Принятие в дар имущества. Пожертвования.

Анализ содержания учредительных документов международ ных межправительственных организаций позволяет подразделить все ММПО на две группы:

1) ММПО, учредительные документы прямо предусматривают возможность формирования бюджета организации за счет добро вольных взносов граждан и юридических лиц, пожертвований, при нятия имущества в дар.

Так, например, согласно ст. 25 Конституции Международной организации по миграции оперативная часть бюджета финансиру ется за счет взносов в виде денежных средств, услуг или натурой государств-членов, других государств, международных правитель ственных или неправительственных организаций, иных юридичес ких или физических лиц. Взносы в оперативные расходы являются добровольными, и любой вкладчик в оперативную часть бюджета может оговорить с организацией сроки и условия, которые соот ветствуют целям и функциям организации и при которых его взносы могут использоваться [5].

2) ММПО, учредительные акты которых такого положения не содержат. Примером может служить Экономический Суд СНГ. В соответствии со ст. 3 Соглашения о статусе Экономического Суда СНГ, 6 июля 1992 г., финансирование Экономического Суда СНГ осуществляется в равных долях в рублевом эквиваленте государс твами-участниками [21].

8. Гражданские и хозяйственные процессуальные правоот ношения.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.