авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА ...»

-- [ Страница 7 ] --

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Однако применительно к нормам гражданского законодатель ства и в данном случае однозначного подхода нет, так как ГК Респуб лики Беларусь предусматривает возможность взыскания убытков с любого лица, которое выступает от имени хозяйственного общества вовне, а следовательно, и с членов коллегиального исполнительного органа. Но при этом, как уже неоднократно отмечалось выше, воз мещение убытков возможно, поскольку иное не предусмотрено законодательством или договором. Положение же ТК Республики Беларусь о том, что с члена коллегиального исполнительного органа возможно взыскание реального ущерба лишь в случае прямого ука зания на это в учредительных документах хозяйственного общества, можно как раз истолковать в качестве того «иного», без чего приме нение мер ответственности невозможно. Однако прямого указания на то, что с членов коллегиального исполнительного органа обще ства запрещено взыскивать убытки, если в учредительных докумен тах общества не содержится указание на это, также нет.

Таким образом, в законодательстве отсутствует прямое ре шение указанного нами выше конфликта, но, по нашему мнению, скорее всего (хотя это и не однозначно) он должен разрешаться в пользу той позиции, что для возложения на членов коллегиального исполнительного органа ответственности в виде возмещения убыт ков необходимо прямое указание на это в уставе хозяйственного общества.

При этом необходимо учитывать, что в силу Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» на указанных лиц не может быть возложена рассматриваемая ответственность, если они голо совали против принятия решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не приняли участия в таком голосовании.

О возможности привлечения к ответственности перед хозяйственным обществом членов иных (по сравнению с ис полнительным) органов хозяйственного общества Что же касается возможности привлечения к имущественной ответственности за убытки, причиненные хозяйственному обществу виновными действиями (бездействием) членов иных органов обще ства, то необходимо отметить, что данный вопрос не регулируется ни ГК Республики Беларусь (так как члены иных органов хозяйствен ного общества не представительствуют от его имени вовне), ни ТК Республики Беларусь (так как указанные лица не состоят в трудовых отношениях с хозяйственным обществом). Данный вопрос регла ментируется исключительно Законом Республики Беларусь «О хо зяйственных обществах» (в том числе и в рамках новеллы, внесён ной законом № 168-З).

- Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права Исходя из изложенного, следует отметить, что не наблюдается вышеуказанного конфликта между соответствующими законода тельными актами, а следовательно, необходимо просто надлежа щим образом применять законодательство о хозяйственных обще ствах.

При этом в соответствии с Законом Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (ст. 33) к органам хозяйственного обще ства наряду с исполнительными органами относятся:

– общее собрание участников;

– совет директоров (наблюдательный совет);

– ревизионная комиссия (ревизор).

Таким образом, если следовать буквальному толкованию зако нодательства, то члены всех указанных органов общества могут быть привлечены к имущественной ответственности за причиненные об ществу убытки.

Однако, по нашему мнению, из указанного перечня необходи мо исключить лиц, участвующих в общем собрании участников хо зяйственного общества.

Данный подход опирается на следующее обоснование.

С одной стороны, на правовую природу отношений, суть кото рой заключается в том, что хотя хозяйственное общество является самостоятельным участником имущественного оборота и действует прежде всего в своих собственных интересах, оно все-таки созда ется не для реализации лишь его интересов, а прежде всего для ре ализации интересов его участников, а значит, в конечном итоге речь должна идти именно о том, что интересы общества и являются ин тересами его участников. Следовательно, нельзя привлекать к иму щественной ответственности участников хозяйственного общества за то, что они «причинили ущерб» обществу (если они действовали в рамках общего собрания участников, то есть в полном соответс твии со своим правом), так как в этом случае речь может идти о при чинении ущерба участниками самим себе, поэтому, на наш взгляд, нельзя требовать возмещения ущерба самим себе (в том числе в судебном порядке). Иначе при обратной ситуации в рамках хозяйс твенного общества «будет идти постоянная борьба меньшинства против большинства, а иногда и большинства против меньшинства, если большинство не приняло участия в общем собрании», в ситуа ции когда законное решение общего собрания повлекло за собой убытки общества (что в рамках реального имущественного оборота возможно).

Однако, понимая, что «возможно, природы отношений будет и недостаточно», с другой стороны, мы считаем возможным ис ключить ответственность участников хозяйственного общества и - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, по формальному признаку, а именно, если следовать буквальному толкованию Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обще ствах», то участники общества не являются членами органа общества, так как применительно к общему собранию участников законода тель в Законе Республики Беларусь «О хозяйственных обществах», в частности в ст. 37, не использует понятие «члены общего собрания участников», а применяет словосочетания «участники хозяйственно го общества» и «лица, имеющие право на участие в общем собрании участников хозяйственного общества». В силу изложенного лица, участвующие в общем собрании (а это не только участники, но и лица, уполномоченные ими на это доверенностью, а также лица, ко торые приобрели право на участие в общем собрании), формаль но не рассматриваются законодателем в качестве членов общего собрания, а следовательно, исходя из буквального (формального) понимания Закона на них не может распространяться рассматрива емая ответственность.

Что касается членов совета директоров (наблюдательного совета), а также членов ревизионной комиссии (ревизора), то ука занные лица, на наш взгляд, могут быть привлечены к возмещению убытков обществу, но лишь при условии, если в уставе хозяйствен ного общества будет предусмотрена возможность их привлечения к указанной имущественной ответственности, так как законодатель предусматривает возможность привлечения членов органа обще ства к ответственности в порядке, установленном уставом общества и законодательством. Учитывая, что в отношении рассматриваемых категорий лиц законодательно не определен порядок привлечения их к ответственности (в отличие от членов исполнительных органов общества, применительно к которым можно говорить о законода тельно установленном порядке, в качестве какового может высту пать ТК Республики Беларусь), то без установления такого порядка в уставе общества привлечение указанных лиц к ответственности невозможно.

Данный порядок должен предусматривать как категории лиц, которые могут быть привлечены к рассматриваемой ответствен ности, так и основания привлечения к ответственности (причем желательно детализировать указанные основания по отношению к Закону, иначе возможен «произвол»), а кроме того, и сам размер от ветственности (по нашему мнению, устав хозяйственного общества может предусмотреть для указанных категорий лиц как возмещение полного ущерба (убытков в полном объеме), так и лишь реального ущерба (без упущенной выгоды)). Причем положения устава обще ства должны учитывать положение ст. 33 Закона Республики Бела русь «О хозяйственных обществах», в силу которого не допускается - Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права привлечение к ответственности членов органов хозяйственного об щества, голосовавших против решения, которое повлекло причи нение обществу убытков, или не принявших участия в голосовании.

(Что же касается возможности отсутствия ответственности в иных случаях, установленных законодательными актами, о которых также упоминает ст. 33 Закона, то на данном этапе они не установлены.) Об основаниях привлечения к ответственности членов органов хозяйственного общества Применительно к основаниям привлечения рассматриваемых категорий лиц к ответственности за причиненные хозяйственному обществу убытки необходимо отметить, что лишь Закон Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (причём и после вступления в силу новеллы, внесённой Законом № 168-З) предусматривает, что речь в данном случае идет о виновных действиях (бездействии) со ответствующих лиц. При этом ни ГК Республики Беларусь, ни ТК Рес публики Беларусь вообще никак не регулируют рассматриваемые отношения. Однако и Закон Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» никак не разъясняет суть поименованных действий (без действия), чем создает достаточно широкое поле для возможного толкования.

По нашему мнению, перечень соответствующих оснований должен быть предусмотрен законодателем, иначе можно «свести на нет» так называемую предпринимательскую активность общества.

В данном случае речь, прежде всего, идет об «активности» лица, осуществляющего функцию единоличного исполнительного орга на хозяйственного общества, а также о членах его коллегиального исполнительного органа. Это объясняется тем, что в сфере хозяйс твенного оборота у лица, представляющего общество вовне и веду щего его дела, должно быть право на предпринимательский риск.

Данное право составляет суть предпринимательского оборота, так как предпринимательство по своей природе представляет собой рисковый вид деятельности.

В связи с изложенным, по нашему мнению, не может быть при влечен к ответственности директор (генеральный директор) хозяйс твенного общества лишь за то, что он направил по соответствующему договору деньги и не получил в качестве встречного предоставления товар либо направил товар и не получил за него соответствующее денежное удовлетворение. В противном случае в Республике Бела русь просто не останется руководителей, так как всех их необходи мо будет заменить «зиц-председателями Фунтами».

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Описанный выше подход основан на том, что не любое дейс твие руководителя, которое повлекло за собой возникновение у общества убытков (а в рассмотренных случаях убытки действитель но наблюдаются), можно характеризовать как действие, направлен ное на причинение таких убытков (хотя с точки зрения «виновности»

действий указанного лица при определенных условиях и можно го ворить не об умысле, а о неосторожности).

По нашему мнению, для того чтобы сохранить возможность для директора (генерального директора) хозяйственного общества действительно «направлять» предпринимательскую деятельность общества, а в силу этого в соответствующих ситуациях «рисковать», необходимо было бы привлекать к рассматриваемой ответствен ности директора (генерального директора) лишь в случае наличия умысла с его стороны, например, когда директор (генеральный директор) общества вступил в сговор с руководителем иного юри дического лица, в силу чего хозяйственное общество не получило товар или деньги. Кроме того, в качестве еще одного основания для привлечения директора (генерального директора) к рассматривае мой ответственности могло бы служить, например, направление им денежных средств или товаров общества заведомо неплатежеспо собному субъекту.

В случае же если директор (генеральный директор) хозяйс твенного общества направил товар (или деньги) платежеспособно му субъекту, сговора нет, а субъект по не зависящим от директора (генерального директора) причинам не предоставляет встречное удовлетворение обществу, то, на наш взгляд, директора (генераль ного директора) не следует привлекать к имущественной ответс твенности. В противном случае предпринимательская активность просто прекратится, так как все должны будут работать исключи тельно по предоплате (или по последующей оплате) в зависимости от того, речь идет о передаче товаров или направлении денег. В свя зи с тем что одновременно это сделать невозможно (кто-то должен будет делать предварительную оплату, а следовательно, рисковать, а кто-то будет поставлять впоследствии товар и в силу этого не иметь рисков), то имущественного оборота «просто не будет» или необ ходимо будет перейти к «простому одномоментному» совершению сделок и их исполнению (момент заключения договора и момент его исполнения должны будут совпадать).

Таким образом, в сегодняшних условиях выходом из сложив шейся ситуации может быть лишь точная регламентация в уставе хо зяйственного общества оснований для привлечения к рассматрива емой ответственности всех описанных выше категорий лиц.

-0 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права О существе солидарной ответственности членов орга нов хозяйственного общества Как указано выше, одной из новелл, внесённых Законом № 168-З в ст. 33 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах», является то, что белорусский законодатель предусмат ривает, что если ответственность несёт несколько членов органов хозяйственного общества перед хозяйственным обществом, то та кая ответственность является солидарной.

При этом белорусский законодатель не уточнил, могут ли вы ступать в качестве солидарных должников члены не одного, а двух и более органов хозяйственного общества.

Так, например, можно ли привлечь одновременно к имущес твенной ответственности перед хозяйственным обществом лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества и членов совета директоров (наблю дательного совета) хозяйственного общества, которые одобрили определённую сделку, которая была совершена по воле руководи теля хозяйственного общества. А кроме того, можно ли привлечь к ответственности «за последствия той же сделки» и членов ревизион ной комиссии хозяйственного общества (ревизора) в связи с тем, что проверка, проведённая указанными лицами «по итогам интересую щей нас сделки», «не выявила никаких нарушений ни со стороны ру ководителя хозяйственного общества, ни со стороны членов совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества».

Рассматривая указанную ситуацию, необходимо ещё раз под черкнуть то обстоятельство, что возможность или невозможность в описанном случае привлекать указанных выше членов органов хозяйственного общества к ответственности перед данным обще ством зависит прежде всего от положений устава конкретного хо зяйственного общества.

Иными словами, если в уставе конкретного хозяйственного об щества будет указано, что члены совета директоров (наблюдатель ного совета) в случае одобрения сделки, которая повлекла за собой причинение убытков обществу, несут имущественную ответствен ность за это перед обществом, то указанная ответственность может быть возложена на поименованных в настоящем абзаце лиц.

То же можно сказать и в отношении членов ревизионной ко миссии хозяйственного общества (ревизора), а именно, если в ус таве конкретного хозяйственного общества будет предусмотрено, что «некачественная проверка» хозяйственной деятельности влечёт за собой имущественную ответственность указанных лиц, то на та ких лиц соответствующая ответственность может быть возложена.

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, (Если же уставом указанная выше ответственность не будет предусмотрена, то, следовательно, ни на членов совета директо ров (наблюдательного совета), ни на членов ревизионной комис сии (ревизора) соответствующую ответственность возложить бу дет нельзя.) Таким образом, если в уставе конкретного хозяйственного об щества предусмотрена описанная нами выше ответственность и в отношении членов совета директоров (наблюдательного совета), и в отношении членов ревизионной комиссии (ревизора), то, на наш взгляд, нет никаких препятствий со стороны законодателя для одновременного возложения указанной ответственности и на руко водителя хозяйственного общества, и на членов совета директоров (наблюдательного совета), и на членов ревизионной комиссии (ре визора).

Тем самым мы констатируем, что приведённая выше конструк ция анализируемой нами новеллы как раз и позволяет реализовать указанное выше, и, скорее всего, не требует для этого каких-либо уточнений.

Мало этого, мы считаем, что и в уставе конкретного хозяйствен ного общества нет никакой необходимости «в особом указании» на то, что имущественная ответственность перед обществом может быть солидарно возложена на членов разных органов хозяйственного об щества. Вполне достаточно того, что для членов каждого из органов хозяйственного общества соответствующая ситуация будет подпадать под основания ответственности, предусмотренные в уставе.

Что же касается непосредственно самого существа солидарной ответственности членов органов хозяйственного общества, то необ ходимо отметить, что в белорусском праве суть солидарной ответс твенности определяется ст. 303–307 ГК Республики Беларусь.

Базируясь на указанных нормах гражданского законодатель ства Республики Беларусь, необходимо отметить, что солидарная ответственность членов органов хозяйственного общества означа ет, что хозяйственное общество (иные указанные выше лица) вправе заявить требование о возмещении убытков, причинённых обществу, как от всех членов органов хозяйственного общества, которые мо гут быть привлечены к ответственности «по соответствующему эпи зоду», так и от любого из них в отдельности, причем как полностью, так и в части.

В силу изложенного хозяйственное общество (иное указанное выше лицо) может избрать «в качестве лица, непосредственно воз мещающего убытки» того из членов органов хозяйственного обще ства, который, по его мнению (мнению хозяйственного общества или иного лица, заявляющего требование), является самым плате -2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права жеспособным, и предъявляет к нему одному требование в полном объеме.

Причем член органа хозяйственного общества, которому заяв лено требование в полном объеме, обязан указанное требование исполнить полностью. Однако если он этого не делает, то хозяйс твенное общество (иное указанное выше лицо), не получившее полного удовлетворения от такого лица, имеет право требовать недополученное от остальных членов органов хозяйственного об щества, которые могут быть привлечены к ответственности перед обществом «за конкретный эпизод», как солидарных должников.

Правда, в отношении описанного выше законодательного под хода, касающегося солидарных должников как таковых, необходи мо «применить специфику» ответственности членов разных органов хозяйственного общества перед хозяйственным обществом.

А именно, как нами указано выше, если следовать буквально му толкованию законодательства, то лицо, выполняющее функцию единоличного исполнительного органа хозяйственного общества (директор, генеральный директор), а также члены коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества могут быть при влечены к ответственности перед хозяйственным обществом лишь в размере реального ущерба, причинённого обществу.

Что же касается членов совета директоров (наблюдательного совета), а также членов ревизионной комиссии (ревизора), то в со ответствии с уставом конкретного хозяйственного общества на них может быть возложено возмещение убытков хозяйственного об щества в полном объеме, т.е. включая и упущенную выгоду.

Исходя из указанного, мы констатируем, что хозяйственное общество (иное указанное выше лицо, которое может обратиться с иском в суд) не может потребовать от директора (генерального директора) хозяйственного общества или члена коллегиального ис полнительного органа хозяйственного общества возмещение убыт ков, причинённых хозяйственному обществу, в полном объеме, а могут сделать это лишь в размере реального ущерба.

При этом хозяйственное общество (иное указанное выше лицо) имеет право заявить свое требование и сразу ко всем членам органов хозяйственного общества, которые могут быть привлечены к ответственности «по конкретному эпизоду» одновременно;

в этом случае считается, что все указанные лица отвечают в рамках данного требования совместно.

Хозяйственное общество (иное указанное выше лицо, которое может обратиться с иском в суд о взыскании убытков) может заявлять свои требования и к каждому члену органа хозяйственного общества отдельно, причем не полностью, а лишь в соответствующей части, ко - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, торая, по его мнению, приходится на соответствующее лицо. Причем указанное «мнение» может не совпадать с конкретной ответственнос тью члена органа хозяйственного общества, т.е. с той частью убытков, «которая непосредственно приходится на данное лицо».

При этом нельзя не отметить, что, на наш взгляд, при наличии нескольких членов органов хозяйственного общества (при этом это могут быть и члены разных органов хозяйственного общества), от вечающих «по конкретному эпизоду», доля ответственности указан ных лиц в общем размере их ответственности предполагается рав ной (исходя из подхода законодателя, отражённого в пп. 1 п. 2 ст.

306 ГК Республики Беларусь);

и это несмотря на то, что «доля вины», например, генерального директора (директора) хозяйственного общества за причинение хозяйственному обществу убытков может быть «гораздо выше», чем «доля вины» члена ревизионной комиссии того же хозяйственного общества.

В связи с последним обстоятельством «для того, чтобы соблюс ти принцип справедливости», устав конкретного хозяйственного об щества должен содержать точный размер «долей ответственности»

членов разных органов хозяйственного общества за причинённые ему убытки, если в возникновении данных убытков «будут виновны»

члены разных органов хозяйственного общества.

Правда, указанная в предыдущем абзаце рекомендация «не буквально» базируется на положениях п. 2 ст. 306 ГК Республики Беларусь, которые предусматривают, что иное, по сравнению с рав ными долями ответственности, может вытекать из отношений меж ду солидарными должниками.

В нашем же случае мы предлагаем установить «разные доли ответственности» не соглашением между членами органов хозяйс твенного общества, а в его уставе.

Данное предложение основывается на специфике рассматри ваемой солидарной ответственности и учёте того положения, что в данном случае речь идёт не о классической ситуации «взаимодейс твия равных участников имущественного оборота между собой» а о привлечении к ответственности лиц, которые «наполняют собой»

неотъемлемые части хозяйственного общества в виде его органов.

Иными словами, по нашему мнению, регламентацию солидар ной ответственности в ГК Республики Беларусь «необходимо при способить» под рассматриваемые отношения;

причём, конечно же, это должен был сделать законодатель, но раз он этого не сделал, то мы считаем возможным приведённое выше толкование, в силу того, что законодатель в п. 2 ст. 306 ГК Республики Беларусь не предус мотрел напрямую, что иное, по сравнению с равными долями от ветственности, может быть установлено лишь соглашением долж - Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права ников, а указал на то, что «интересующее нас иное» «вытекает из отношений между солидарными должниками», а указанное может следовать и из устава хозяйственного общества (с учётом описывае мой специфики отношений).

При этом, указывая на доли ответственности членов органов хозяйственного общества, нельзя не отметить и ещё одну специфи ку описываемых отношений, основанную на том, что доля ответс твенности в её абсолютном выражении применительно к директору (генеральному директору) хозяйственного общества и члену кол легиального исполнительного органа хозяйственного общества во всех случаях не может превышать реального ущерба, причинённого хозяйственному обществу.

Иными словами, если хозяйственное общество (иное указан ное выше лицо, которое может обратиться с иском в суд о взыска нии убытков) взыскивает с членов органов хозяйственного общества убытки в полном объеме и при этом лиц, несущих ответственность, несколько, то получается, что на лицо, выполняющее функцию еди ноличного исполнительного органа хозяйственного общества или члена коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества, в «абсолютном выражении» (если доля указанного лица равна доле иных лиц) приходится больше, чем размер реального ущерба хозяйственного общества, то «превышение» делится между членами совета директоров (наблюдательного совета) и (или) чле нами ревизионной комиссии (ревизором) поровну, если уставом не предусмотрено иное соотношение долей указанных лиц в общем размере возмещаемых убытков хозяйственного общества.

При этом в связи с указанным ещё раз подчеркнём то обстоя тельство, что хозяйственное общество (иное указанное выше лицо, которое может обратиться с иском в суд о взыскании убытков) может потребовать от члена органа хозяйственного общества, на которого, например, в связи с указанным выше «распределением долей ответственности» приходится 10 % от возмещаемых убытков, удовлетворить его требование в размере 50 % убытков, или даже все 100 % убытков, и подобное требование будет законным.

Таким образом, только от воли хозяйственного общества (ино го указанного выше лица) зависит, какой объем ответственности (в процентном отношении от совокупной ответственности членов органов хозяйственного общества) будет нести непосредственно перед хозяйственным обществом соответствующий член его орга на (это не следует путать с тем объемом ответственности, который в принципе несет член органа хозяйственного общества в связи с возмещением его убытков).

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, При этом необходимо подчеркнуть, что члены органов хозяйс твенного общества как солидарные должники остаются обязанны ми перед хозяйственным обществом до тех пор, пока убытки не будут возмещены. Следовательно, хозяйственное общество (иное указанное выше лицо), которое предъявило требование к члену ор гана хозяйственного общества в определенной части и получило от него соответствующее удовлетворение, а в другой части предъяви ло свое требование к иному члену органа хозяйственного общества и не получило от него полного удовлетворения своего требования (естественно, в пределах общего объема ответственности членов органов хозяйственного общества), может опять предъявить свое требование в соответствующей части к тому члену органа хозяйс твенного общества, который уже удовлетворил одно из его требо ваний. И так будет продолжаться до полного удовлетворения требо ваний хозяйственного общества.

В связи с указанным еще раз обратим внимание на то обстоя тельство, что если хозяйственное общество окажется недобросо вестным и потребует от членов органов хозяйственного общества «больший объем ответственности», чем тот, который установлен законодательством, и члены органов хозяйственного общества удовлетворят подобное требование хозяйственного общества, в частности, в связи с тем, что ряд членов органов хозяйственного общества, не зная об исполнении иными членами органов хозяйс твенного общества требований хозяйственного общества в опре деленном объеме, также удовлетворят заявленное им требование (причем объем удовлетворения превысит размер убытков хозяйс твенного общества), то, по нашему мнению, указанные члены орга нов хозяйственного общества (любой из них, независимо от време ни (срока) удовлетворения требования хозяйственного общества) вправе потребовать от хозяйственного общества возвратить сумму переплаты. Мы считаем, что в этом случае речь, скорее всего, долж на идти об урегулированном в главе 59 ГК Республики Беларусь ин ституте «обязательства вследствие неосновательного обогащения»

со всеми последствиями, предусмотренными законодателем в ст.

971–978 ГК Республики Беларусь. В частности, хозяйственное об щество с того момента, когда оно узнало или должно было узнать о своем неосновательном обогащении, должно будет возместить члену органа хозяйственного общества все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из соответствующих денежных средств. С этого же момента на сумму указанных денежных средств могут начисляться проценты за пользование чужими денежными средствами.

- Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права Учитывая изложенное, члены органов хозяйственного обще ства могут заявлять требования хозяйственному обществу о взыс кании с них денежных средств, выплаченных данными членами органов хозяйственного общества и неосновательно полученных хозяйственным обществом, не сообразуясь с «долей своей ответс твенности». Это объясняется тем, что доли ответственности каждо го конкретного члена органа хозяйственного общества являются «внутренним делом» членов органов хозяйственного общества и на их «внешнюю ответственность» они никак не влияют (в силу того, что ответственность членов органов хозяйственного общества не доле вая, а именно солидарная).

Последнее обстоятельство не влияет на то, что «внутри между членами органов хозяйственного общества» впоследствии должен произойти «внутренний расчет», исходя из «доли ответственности», приходящейся на каждого члена органов хозяйственного общества.

Итак, исполнение солидарной обязанности в полном объеме, безусловно, освобождает оставшихся членов органов хозяйствен ного общества от исполнения хозяйственному обществу.

При этом член органа хозяйственного общества, исполнивший перед хозяйственным обществом его требование, вправе предъ явить регрессное требование ко всем остальным членам органов хозяйственного общества, несущих ответственность «по конкрет ному эпизоду», по общему правилу в равных долях за вычетом той доли, которая выпадает на него самого, как это предусмотрено пп. п. 2 ст. 306 ГК Республики Беларусь (при этом в изъятии из общего правила необходимо учитывать указанную выше специфику размера ответственности директора (генерального директора) и члена кол легиального исполнительного органа хозяйственного общества).

Рассматривая данные отношения, нельзя не отметить, что бе лорусский законодатель в качестве общего правила солидарной ответственности также предусматривает в пп. 2 п. 2 ст. 306 ГК Рес публики Беларусь, что сумма, не уплаченная одним из солидарных должников должнику, исполнившему солидарную обязанность пе ред кредитором, «падает» в равной доле на этого должника и на остальных должников. В этом случае, по нашему мнению, примени тельно к рассматриваемым отношениям также необходимо вести речь о том, что если один из членов органов хозяйственного обще ства не исполнит регрессного требования другого члена органа хо зяйственного общества, исполнившего обязательство перед хозяйс твенным обществом (в доле, приходящейся на него), то член органа хозяйственного общества, который исполнил обязательство перед хозяйственным обществом и не получил удовлетворения от одного - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, или нескольких членов органов хозяйственного общества, может в части неудовлетворенного требования, вычтя из него долю, прихо дящую на него самого, оставшийся объем требования предъявить к членам органов хозяйственного общества, которые рассчитались с ним в доле, приходящейся на них, пропорционально их «новым до лям» в этом неудовлетворенном требовании.

Так, в частности, в рассматриваемом случае, если членов ор ганов хозяйственного общества, которые отвечают по «конкретно му эпизоду», 10, и при этом один из них, чья «доля ответственнос ти» получается равной 10 %, предъявил регрессное требование на оставшиеся 90 % ответственности членов органов хозяйственного общества и при этом один из членов органов хозяйственного об щества, чья доля также составляет 10 %, не удовлетворил его тре бование, то указанный выше член органа хозяйственного общества вправе предъявить регрессное требование к остальным членам ор ганов хозяйственного общества исходя из принятия своей «доли от ветственности» и «доли ответственности» остальных членов органов хозяйственного общества, которые удовлетворили его регрессное требование за 100 % (то есть доля ответственности члена органа хо зяйственного общества, который не удовлетворил требование чле на органа хозяйственного общества, исполнившего обязательство перед хозяйственным обществом, исключается в рамках «второго уровня ответственности членов органов хозяйственного общества»

для исчисления размера ответственности). При этом член органа хозяйственного общества, удовлетворивший требование хозяйс твенного общества, должен и самого себя «посчитать» в рамках оп ределения нового соотношения «долей ответственности», то есть определить новую «долю ответственности», приходящуюся на него, и не предъявлять к остальным членам органов хозяйственного обще ства «часть ответственности члена органа хозяйственного общества», не исполнившего регрессное требование, которая будет выпадать на него. Таким образом, член органа хозяйственного общества, ис полнивший обязательство перед хозяйственным обществом, будет поступать с остальными членами органов хозяйственного общества, предъявляя им регрессные требования, до тех пор, пока не разделит «всю ответственность» не исполнивших регрессные требования чле нов органов хозяйственного общества между остальными членами органов хозяйственного общества (то есть если при предъявлении повторного регрессного требования кто-либо из членов органов хозяйственного общества не сможет его исполнить, оно будет раз делено уже в рамках «третьего уровня» между остальными членами органов хозяйственного общества и т.д.).

- Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права При этом в рамках описываемых нами отношений наибольшую проблему, на наш взгляд, при правоприменении будет представлять точное определение количества членов органов хозяйственного общества, которые должны нести солидарную ответственность «по конкретному эпизоду».

По нашему мнению, для того, чтобы не создавать практических проблем, наряду с указанным выше отражением в уставе конкрет ного хозяйственного общества точного «перечня» членов органов хозяйственного общества, которые несут ответственность перед ним, с одновременным точным указанием в уставе тех случаев, в рамках которых такая ответственность наступает, необходимо также при реальном возникновении у хозяйственного общества убытков, связанных с виновными действиями членов его органов управления, чтобы общее собрание участников или совет директоров (наблю дательный совет) при принятии решения о взыскании убытков с чле нов органов хозяйственного общества точно указали тех лиц, на ко торых такая ответственность возлагается. Иными словами, в рамках каждого конкретного эпизода необходимо изначально точно знать «полный перечень» членов органов хозяйственного общества, кото рые будут нести соответствующую ответственность.

Рассматривая порядок несения солидарной ответственности членами органов хозяйственного общества, нельзя не отметить, что член органа хозяйственного общества, исполняющий требование хозяйственного общества, не вправе выдвигать против указанного требования возражения, основанные на взаимоотношениях иных членов органов хозяйственного общества с соответствующим хо зяйственным обществом, в которых член органа хозяйственного общества, которому заявлено соответствующее требование, не участвует (ст. 305 ГК Республики Беларусь).

Порядок обращения с иском в суд Рассматриваемая ответственность, которую несут (могут нести) директор (генеральный директор) и члены коллегиального испол нительного органа хозяйственного общества, а также члены иных органов общества, не представляет собой гражданско-правовую ответственность перед третьими лицами, так как указанные лица не являются в описываемом случае самостоятельными участниками имущественного оборота, а представляют собой «органы» юриди ческого лица, то есть выступают во внешнем обороте не от собс твенного имени, а как юридическое лицо. Следовательно, третьи лица, если их имущественным интересам был нанесен ущерб винов ными действиями либо бездействием членов органов хозяйствен ного общества, должны заявить свои требования непосредственно - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, самому обществу, а оно может предъявить уже свои требования (в том числе и базируясь на возмещении убытков третьим лицам) чле нам своих органов.

Исходя из изложенного, заявить требования о возмещении убытков к указанным лицам в рассматриваемой ситуации, скорее всего, должны были именно участники общества, как это предус мотрено в качестве общего правила п. 3 ст. 49 ГК Республики Бела русь (а точнее любой из участников в личном качестве, т.к. убытки хозяйственного общества, безусловно, затрагивают имущественные интересы участников).

Однако анализируемая нами новелла в ст. 33 Закона Респуб лики Беларусь «О хозяйственных обществах», как нами отмечено выше, не дополнила, а изменила перечень возможных истцов в рам ках рассматриваемых отношений. Причём указанное было сделано законодателем в полном соответствии с положениями ГК Республи ки Беларусь.

А именно п. 3 ст. 49 ГК Республики Беларусь предусматрива ет, что требования к лицам, выступающим от имени юридического лица, могут заявить участники юридического лица, поскольку иное не предусмотрено законодательными актами или договором.

В данном же случае Закон № 168-З, который, безусловно, яв ляется законодательным актом, установил иное, предоставив воз можность обратиться с иском в суд, в рамках рассматриваемых от ношений непосредственно самому хозяйственному обществу, с чем мы, безусловно, согласны, а также членам совета директоров (на блюдательного совета), но исключительно по решению указанного органа, и наконец, самим участникам хозяйственного общества, но не по собственной (личной) инициативе конкретного участника, а лишь по решению общего собрания участников.

При этом, с одной стороны, лишение Законом № 168-З кон кретного участника хозяйственного общества права обратиться с иском в суд о взыскании убытков, причинённых членами органов общества данному обществу, не соответствует тому обстоятельству, что убытки общества затрагивают права любого участника такого общества, даже, например, того, кому принадлежит лишь одна ак ция или доля в уставном фонде в размере 0,001 %.

Но, с другой стороны, по нашему мнению, законодатель пос тупил правильно, т.к. возможность каждого участника обращаться с иском в суд в отношении членов органов хозяйственного общества при её реальной реализации «порождала бы хаос в отношениях», т.к. каждый из участников хозяйственного общества, которому «не нравился бы» конкретный член органа хозяйственного общества, пытался бы через суд «разобраться с таким лицом» даже в той ситуа -200 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права ции, когда «нельзя было бы точно определить виновность» конкрет ного члена органа хозяйственного общества в причинении хозяйс твенному обществу соответствующих убытков.

Мало этого, члены органов хозяйственного общества и, пре жде всего, члены его исполнительных органов при ином подходе законодателя «могли бы погрязнуть» в постоянных судебных тяжбах по поводу их виновности или невиновности в возникновении у кон кретного хозяйственного общества убытков. Причём это, безуслов но, мешало бы нормальному исполнению указанными лицами своих должностных обязанностей, даже в той ситуации, когда им удава лось бы доказать свою невиновность в возникновении у хозяйствен ного общества соответствующих убытков.

Кстати, указанной ситуацией могли бы воспользоваться конку ренты хозяйственного общества в своих интересах;

например, кон курент акционерного общества мог бы приобретя одну акцию дан ного общества «перманентно» возбуждать дела в суде о взыскании убытков с членов органов хозяйственного общества и тем самым дестабилизировать их нормальную работу.

Возвращаясь же к установленному Законом № 168-З пере чню лиц, имеющих право обратиться с иском в суд о взыскании причинённых хозяйственному обществу убытков с членов органов хозяйственного общества, необходимо, прежде всего, указать на возможность подачи такого иска самим хозяйственным обществом, т.к. анализируемые нормы введены для защиты экономических ин тересов именно самого хозяйственного общества.

При этом необходимо отметить, что если иск подает хозяйс твенное общество, то от имени общества должно действовать лицо, выполняющее функцию его единоличного исполнительного органа, или член коллегиального исполнительного органа, т.к. именно ука занные лица и имеют право представительствовать от имени хозяйс твенного общества вовне.

Но указанные лица – это «первые лица», в отношении которых, скорее всего, и может быть заявлен иск о возмещении убытков хо зяйственному обществу, т.к. зачастую от воли именно данных лиц и зависят действия хозяйственного общества вовне.

При этом причинение указанными лицами убытков хозяйствен ному обществу их виновными действиями (бездействием) не обяза тельно повлечет за собой увольнение с должности директора (ге нерального директора) или члена коллегиального исполнительного органа (хотя может и послужить указанным основанием). В ситуации же, когда, например, директор не уволен с должности в случае, если иск подает само хозяйственное общество, он предстает в виде «ун тер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла».

-20 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Но самое главное, «иск подается» нарушившим лицом, хотя и от имени общества.

Таким образом, мы констатируем, что само хозяйственное об щество может воспользоваться правом подачи иска в суд о возме щении убытков членами его органов лишь в той ситуации, если от имени хозяйственного общества иск не подаётся тем лицом, в отно шении которого соответствующие убытки взыскиваются.

Например, речь может идти о ситуации, когда директор (гене ральный директор) хозяйственного общества уволен с должности и новое лицо, которое её занимает, обращается от имени хозяйс твенного общества с иском в суд в отношении возмещения убытков прежним руководителем хозяйственного общества.

Или, например, требование о возмещении убытков предъявля ется членам совета директоров (наблюдательного совета), а испол нительный орган хозяйственного общества «по конкретному эпизо ду» ответственности не несёт и т.д.

Что же касается обращения с иском в суд иных субъектов, пре дусмотренных Законом № 168-З, то, прежде всего, необходимо отметить, что законодатель указывает на конкретных членов совета директоров (наблюдательного совета) или участников хозяйствен ного общества в связи с тем, что общее собрание участников хо зяйственного общества или его совет директоров (наблюдательный совет) не могут самостоятельно обратиться в суд с иском, поскольку у них отсутствует как гражданско-правовая, так и процессуальная правосубъектность. Следовательно, право обращения в суд прина длежит исключительно самому юридическому лицу, то есть обще ству с ограниченной ответственностью (обществу с дополнительной ответственностью), акционерному обществу, а не его органам.

При этом в белорусском праве (в отличие от законодательств иных государств) не предусмотрен переход представительства ин тересов общества вовне, в том числе в суде, по анализируемым воп росам к общему собранию участников или совету директоров (на блюдательному совету), что, безусловно, было бы правильным.

В связи с указанным обстоятельством законодатель и заявляет, что правом обращения с иском в суд в рассматриваемой ситуации наделяются члены совета директоров (наблюдательного совета).

При этом, однако, законодатель указывает, что данные лица действу ют, с одной стороны, в личном качестве (для того, чтобы соблюсти их процессуальную правоспособность), но, с другой стороны, ука занные лица являются уполномоченными совета директоров (на блюдательного совета).

В этой связи мы считаем более корректным было бы избрание законодателем указанной нами выше конструкции, а именно зако -202 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права нодатель, на наш взгляд, должен был предусмотреть возможность обращения в суд по анализируемому вопросу именно хозяйствен ного общества, как такового, но в лице совета директоров (наблю дательного совета) или общего собрания участников (в лице пред ставителей данных органов).

Но законодатель решил пойти по пути предъявления так назы ваемых косвенных исков лицами, отмеченными нами выше.

Рассматривая более детально возможность обращения с ис ком в суд о взыскании убытков хозяйственного общества с членов его органов членами совета директоров (наблюдательного совета), прежде всего, необходимо отметить то обстоятельство, что подоб ная возможность может присутствовать, по нашему мнению, лишь в той ситуации, когда сами члены совета директоров (наблюдатель ного совета) не виновны в возникновении убытков «по конкретному эпизоду».

Кроме того, анализируя указанных субъектов обращения с ис ком в суд, необходимо отметить, что законодатель при их описании использует множественное число, а не единственное (а именно за конодатель указывает на «членов совета директоров (наблюдатель ного совета)», а не на «члена совета директоров (наблюдательного совета)»).

Однако мы считаем, что указанное обстоятельство никак не влияет на возможность обращения с иском в суд и одного члена совета директоров (наблюдательного совета), т.к., с одной сторо ны, в белорусском праве множественное число достаточно часто используется и для «регламентации отношений с единственным числом». С другой же стороны, возможно, подобная законода тельная конструкция применяется именно для того, чтобы показать «весь спектр субъектов, обладающих правом на обращение с ис ком в суд».

Описывая непосредственно саму возможность обращения члена совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества с иском в суд в рассматриваемой ситуации, необходимо ещё раз подчеркнуть то обстоятельство, что указанное лицо наделя ется подобным правом лишь на основе решения совета директоров (наблюдательного совета), принятого большинством не менее чем 2/3 голосов всех членов совета директоров (наблюдательного со вета). Таким образом, мы констатируем, что по интересующему нас вопросу законодатель изменил общий подход к кворуму совета ди ректоров (наблюдательного совета), предусмотрев, что заседание данного органа по вопросу уполномочения его члена на обраще ние с иском в суд о возмещении убытков может быть правомочным, если на нём присутствует не менее 2/3 всех членов данного органа;

-20 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, иначе необходимое по законодательству большинство голосов «не может быть собрано», т.к. решение совета директоров (наблюда тельного совета) в данном случае принимается не большинством от лиц, присутствующих на его заседании, а большинством от всех чле нов совета директоров (наблюдательного совета).

При этом решении совета директоров (наблюдательного сове та) по описываемому нами вопросу необходимо отразить не только имя того члена совета директоров (наблюдательного совета), кото рый подпишет иск в суд, но и тех членов органов хозяйственного общества, в отношении которых будет заявлено требование о взыс кании убытков;

а кроме того, в решении совета директоров (наблюда тельного совета) должен быть отражён и размер взыскиваемых убыт ков, а раз так, то к заседанию совета директоров (наблюдательного совета) необходимо точно подтвердить существо виновных действий (бездействия) членов органов хозяйственного общества и убытки, по несённые хозяйственным обществом в связи с их деяниями.

Что же касается возможности обращения с иском в суд участ ников хозяйственного общества, то, как нами уже указывалось выше, данные лица также действуют, с одной стороны, в личном качестве, а с другой – в качестве уполномоченных общего собрания участников.

В связи с последним обстоятельством нам непонятно, почему белорусский законодатель посчитал возможным обращение с ис ком в суд по описываемому нами вопросу исключительно участни ков общества, а не любого лица, участвующего в конкретном общем собрании участников с правом голоса, например, представителя участника.

Последнее обстоятельство приводит к проблеме, но лишь в отношении подачи иска представителем физического лица – участ ника;

т.е. с иском в суд по интересующему нас вопросу может обра титься лишь физическое лицо – участник, относительно же подачи иска участником – юридическим лицом необходимо отметить, что такой участник может в рамках рассматриваемого вопроса дейс твовать как в лице своего исполнительного органа, так, по нашему мнению, и любого иного представителя, которому исполнительный орган выдаст доверенность на право подачи иска в суд от юриди ческого лица – участника о взыскании убытков с членов органов хо зяйственного общества.

При этом и в рамках подачи иска в суд уже участником хозяйс твенного общества по интересующему нас вопросу, аналогично, как и в отношении подачи иска в суд членом совета директоров (наблю дательного совета), мы отмечаем, что несмотря на то обстоятель ство, что законодатель применительно к данной категории истцов -20 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права также использует множественное число, а не единственное, мы считаем, исходя из указанных выше аргументов, что правом на по дачу иска обладает и один из участников. Иными словами интере сующий нас иск может быть подан именно одним участником, при наличии соответствующего полномочия от общего собрания учас тников, хотя если общее собрание участников по каким-либо не известным нам причинам посчитает необходимым обращение с ис ком в суд нескольких участников, то и такое также будет возможно.


(То же, кстати, можно отметить и в отношении подачи иска не одним членом совета директоров (наблюдательного совета), а нескольки ми членами указанного органа. Т.е. несмотря на то, что мы не видим никакой целесообразности в подобной множественности, но если по каким-либо причинам совет директоров (наблюдательный совет) сочтёт это необходимым, то это также будет возможно.) Применительно к подаче иска участником или участниками хозяйственного общества по интересующему нас вопросу отмеча ем, что в отличие от решения совета директоров (наблюдательного совета) на уполномочения соответствующего лица на подачу иска, в данном случае законодатель предусматривает, что решение об щего собрания участников принимается не большинством от всех участников, а от голосов лиц, принявших участие в соответствующем собрании.

А коль так, то применительно к решению общего собрания участников интерес представляет не только непосредственно сам порядок принятия решения, но и кворум общего собрания, на кото ром принимается соответствующее решение.

Учитывая то обстоятельство, что законодатель в ст. 33 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» не регламен тирует отдельно вопрос кворума общего собрания участников, принимающего решение об уполномочении одного из участников на подачу иска в суд о возмещении убытков, причинённых хозяйс твенному обществу виновными действиями (бездействием) членов органов хозяйственного общества, то указанный вопрос решается исходя из общих подходов к кворуму общего собрания участников.

А именно, по общему правилу, кворумом первоначального об щего собрания участников, принимающего решение по интересую щему нас вопросу, будет присутствие на собрании лиц, обладающих более 50 % голосов;

кворумом повторного общего собрания с той же повесткой дня (т.е. и с интересующим нас вопросом) в случае, если первоначальное общее собрание не состоится в связи с от сутствием на нём кворума, будет присутствие на собрании лиц, об ладающих более 30 % голосов.

-20 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Правда, в уставе конкретного хозяйственного общества может быть предусмотрен больший кворум как для первоначального, так и для повторного общего собрания участников, вплоть до необходи мости присутствия как на одном, так и на втором общем собрании лиц, обладающих 100 % голосов.

Исходя из указанного обстоятельства, учитывая то, что реше ние по интересующему нас вопросу должно быть принято общим собранием участников большинством не менее чем в ѕ голосов от числа голосов лиц, принявших участие в соответствующем собра нии, в конкретном хозяйственном обществе может сложиться си туация, что решение об уполномочении участника на подачу опи сываемого нами иска, а фактически на привлечение членов органов хозяйственного общества к имущественной ответственности может быть принято большинством в 22,5 % голосов + 1 голос от голосов всех участников общества (3/4 от 30 % + 1 голос).

Иными словами, в конкретном хозяйственном обществе чле ны органов данного общества в определённой ситуации могут быть привлечены к ответственности по инициативе «меньшинства»;

т.е. и относительно небольшое количество участников, отнюдь не обла дающих полным контролем над обществом в определённой ситуа ции, могут инициировать привлечение членов органов хозяйствен ного общества к анализируемой ответственности.

При этом и в решении общего собрания участников по интере сующему нас вопросу аналогично, как и в решении совета директо ров (наблюдательного совета), необходимо отразить не только имя того участника, который подпишет иск в суд, но и имена тех членов органов хозяйственного общества, в отношении которых будет за явлено требование о взыскании убытков;

а кроме того в решении общего собрания участников должен быть отражён и размер взыс киваемых убытков, а раз так, то к заседанию общего собрания участ ников необходимо точно подтвердить существо виновных действий (бездействия) членов органов хозяйственного общества и убытки, понесённые хозяйственным обществом в связи с их деяниями.

Заключение. Заканчивая анализ регламентации законодатель ством Республики Беларусь вопросов ответственности членов ор ганов хозяйственного общества перед хозяйственным обществом, нельзя еще раз не отметить то обстоятельство, что рассмотренные законодательные нормы определенным образом «конфликтуют между собой», а следовательно, для того, чтобы в рамках правопри менительной практики не возникали вопросы с порядком примене ния указанных выше норм, законодатель должен «исключить отме ченный конфликт».

-20 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права Кроме того, как указано выше, в законодательстве присут ствуют и определенные пробелы в регламентации описываемых отношений, в частности, это относится к точному определению за конодателем категорий тех лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за причинение убытков хозяйственному обществу, а следовательно, опять же для целей единообразной и надлежащей правоприменительной практики указанные пробелы желательно устранить.

Список литературы 1. О хозяйственных обществах: Закон Респ. Беларусь, 9 дек. 1992 г.: в ред. Закона Респ. Беларусь от 10 января 2006 г. // Нац. реестр правовых ак тов Респ. Беларусь. – 2006. – № 18. – 2/1197;

2008. – № 172. – 2/1469.

2. О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О хозяйственных обществах»: Закон Респ. Беларусь, 15 июля 2010 г., № 168-З // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2010. – № 183. – 2/1720.

3. Гражданский кодекс Республики Беларусь, 7 дек. 1998 г., № 218-З // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь, 1999 г., №7–9, Ст.

101;

Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2000 г., № 69, 2/190;

2001 г., № 46, 2/750;

2002 г., № 7, 2/828;

2002 г., № 62, 2/853;

2002 г., № 75, 2/862;

2002 г., № 84, 2/877;

2002 г., № 128, 2/897;

2003 г., № 1, 2/908;

2003 г., № 8, 2/932;

2003 г., № 74, 2/960;

2004 г., № 4, 2/1016;

2004 г., № 137, 2/1065;

2005 г., № 73, 2/1106;

№122, 2/1141;

2006, № 6, 2/1173;

№78, 2/1212;

№106, 2/1234;

№107, 2/1235;

№114, 2/1247;

№122, 2/1257;

№122, 2/1259;

2007 г. № 4, 2/1290;

№118, 2/1309;

№132, 2/1330;

№199, 2/1375;

№305, 2/1397;

№305, 2/1398;

2008 г. №157, 2/1444;

№170, 2/1463;

2010 г. № 6, 2/1648;

2010 г. № 6, 2/1650;

4. Трудовой кодекс Республики Беларусь, 26 июля 1999 г., № 296-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 29.10.1999, № 80, 2/70;

03.08.2005, № 120, 2/1134;

11.01.2011, № 4, 2/1777.

Функ Ян Иосифович – председатель Международного арбитраж ного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, доктор юри дических наук.

-20 ЧАСТЬ ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКОГО И ХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОЦЕССА УДК 346.9:341. Ю.А. Амельченя НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ПРАВОМ ТРЕТЕЙСКИМИ СУДАМИ Буквальное толкование п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса Респуб лики Беларусь (далее – ГК) позволяет сделать вывод о том, что дейс твия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, являются одной из форм злоупотребления правом, при этом законодатель не приводит хотя бы примерный перечень каких-либо форм, лишь указывает на то, что злоупотребление правом может иметь место и в иных формах.

Узость данной нормы логично ставит перед учеными и право применителями вопрос о том, является ли злоупотребление правом правонарушением и обязан ли суд при установлении факта злоупот ребления правом отказывать в исковой защите.

В правовой науке не сформировалось единой точки зрения о природе злоупотребления правом, и ответ на вопрос о том, пра вомерно ли его относить к правонарушениям или нет, остается от крытым. Тем не менее многообразие подходов к злоупотреблению правом позволяет оценить положительные и отрицательные сто роны каждого из них. Однако полагаем, яснее всего суть злоупот ребления правом представил Малиновский А.А.;

он указал на то, что при злоупотреблении правом «субъект… совершает противоправ ное деяние посредством реализации своего субъективного права (правомочия) и первоначальная стадия его деяния находится в рам ках закона» [1, с. 32]. Если в законодательстве при выходе за рамки * Научная статья на основе материалов доклада на республиканском научном семи наре «Новые возможности урегулирования и разрешения хозяйственных споров:

примирительные процедуры, третейское разбирательство, приказное производство, электронное правосудие», 6 октября 2011 г.

-20 Часть 2. Проблемы гражданского и хозяйственного процесса закона предусмотрена специальная норма об ответственности, к субъекту применяются указанные правовые последствия, если в за коне выход за рамки нормы не регламентирован и суд квалифициро вал деяние как злоупотребление правом, тогда мерой, применяемой к злоупотребившему правом, является отказ в судебной защите. Послед ний – это единственное правовое последствие злоупотребления пра вом при установлении данного факта. Фактически это означает, что иные последствия, например, признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, не применимы.


При этом, поскольку суд наделен правом отказать лицу в защите принадлежащего ему права, постольку судейское усмотрение будет решающим.

В этой связи заслуживает внимания спор, рассмотренный Международным арбитражным судом при БелТПП, суть которого состояла в том, что поставщик потребовал взыскать с покупателя на основании заключенного договора международной купли-продажи товаров пеню за просрочку в оплате поставленного товара, а поку патель, в свою очередь, «реализуя свое право на защиту от заявлен ных исковых требований… предъявил требование о расторжении договора без компенсации… [поставщику] каких-либо имуществен ных убытков и санкций» [2, с. 78].

Требование покупателя о расторжении договора было осно вано на том, что поставщик при поставке товаров не передал по купателю договоров с организацией-изготовителем письменного подтверждения последней стоимости товара, письменные обяза тельства организации-изготовителя о сервисном, гарантийном и ином обслуживании и др.

Арбитражный (третейский) суд отказал покупателю в удовлет ворении требования о расторжении договора купли-продажи ис ходя из того, что покупатель злоупотребил своим правом во вред поставщику, чтобы лишить последнего возможности реализовать свое право на защиту на случай расторжения судом договора по требованию покупателя. Факт злоупотребления выражался, по мне нию суда, в том, что требования о непредоставлении указанных выше документов были заявлены только в ноябре 2010 года, в то время как документы организации-изготовителя должны были быть предоставлены до момента поставки товара, то есть до 1 ноября 2008 года, и покупатель должен был предъявить свои требования о предоставлении документов до момента поставки товара, а не по истечении двух лет, когда поставщик обратился в суд с требованием о погашении задолженности по договору за просрочку исполнения обязательства по оплате товара. Иными словами, в связи с тем, что покупатель своевременно (до 1 ноября 2008 года) не воспользо -20 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, вался своим правом, использовал полученный товар в производс тве, заявление требования по истечении двух лет расценено как злоупотребление своим правом с целью уклонения от уплаты дого ворной пени за просрочку исполнения обязательства.

Таким образом, приведенный пример из практики Междуна родного арбитражного суда при БелТПП наглядно иллюстрирует действие нормы ст. 9 ГК в отсутствие нарушения иных норм зако нодательства.

Механизм ее применения состоит в том, что при решении су дом вопроса о характере осуществления гражданских прав суд ис ходит из презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений, а если заинтересованное лицо (в нашем примере – поставщик) указывает на факт злоупотребления правом, то оно при этом должно доказать факт его наличия и обос новать свои доводы.

Список литературы 1. Малиновский, А.А. Злоупотребление правом (основы концепции) / А.А. Малиновский. – М.: Б/и, 2000. – 100 с.

2. Функ, Я.И. Применение норм о злоупотреблении правом: из опы та Международного арбитражного суда при БелТПП / Я.И. Функ, И.В. Пере рва // Вестник Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь. – 2011. – № 8. – С. 77–80.

Амельченя Юлия Александровна – доцент кафедры гражданского и хозяйственного права Академии управления при Президенте Республи ки Беларусь, кандидат юридических наук.

-20 Часть 2. Проблемы гражданского и хозяйственного процесса УДК Ю.В. Антоненко ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СУДЕБНОГО ПОРЯДКА РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ ДОГОВОРА СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА Немаловажное значение при законодательном решении вопро сов, касающихся репродукции человека, имеет отношение государс тва к новым медицинским технологиям: искусственному оплодотво рению, имплантации эмбриона, суррогатному материнству и т.д.

Принятием нового закона Республики Беларусь от 20 июля 2006 года «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Респуб лики Беларусь о браке и семье» более детально регламентируются вопросы установления происхождения детей, родившихся в резуль тате применения вспомогательных репродуктивных технологий. Так впервые получила закрепление правовая регламентация процессов суррогатного материнства в Республике Беларусь.

Поскольку институт суррогатного материнства не так давно был закреплен в системе законодательства Республики Беларусь, то его правовое регулирование на настоящий момент не дает чет кого ответа, как следует разрешать судебный спор, вытекающий из договора суррогатного материнства, и какими нормами права при этом руководствоваться. На сегодняшний день судами еще не было рассмотрено ни одного дела в Республике Беларусь, которое бы затрагивало данную область правоотношений. Тем не менее зару бежная практика имеет богатый опыт по урегулированию споров в судебном порядке, которые вытекают из договорных отношений в области суррогатного материнства.

В частности, предлагаем передать полномочия суду на разре шение следующего вопроса: как поступить в случае отказа супруга суррогатной матери и (или) супруга генетической матери дать пись менное согласие на суррогатное материнство. Фактически жен щина, состоящая в браке, вынуждена будет расторгнуть брак при отсутствии согласия ее мужа на участие в программе суррогатного материнства для того, чтобы иметь возможность воспользоваться методами искусственной репродукции.

* Научная статья на основе материалов доклада на республиканском научном семи наре «Новые возможности урегулирования и разрешения хозяйственных споров:

примирительные процедуры, третейское разбирательство, приказное производство, электронное правосудие», 6 октября 2011 г.

-2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Полагаем, в подобном случае необходимо было бы предусмот реть возможность заключения договора суррогатного материнства и без согласия как супруга суррогатной матери, так и супруга гене тической матери путем разрешения данного спора в судебном по рядке и вынесения соответствующего решения суда. Судебный по рядок разрешения такового спора необходим для выяснения всех обстоятельств, по которым супруг не желает дать в установленном порядке согласие на заключение договора суррогатного материнс тва, и возможных препятствий его заключения. При этом, в случае положительного разрешения спора в пользу заключения данного договора без согласия супруга суррогатной матери и (или) супруга генетической матери, освободить супруга от обязанностей, возни кающих при заключении договора суррогатного материнства, но не от ответственности в случае умышленного препятствования заклю чению договора и причинения вреда такими действиями.

Поэтому второе предложение ч. 3 ст. 53 КоБС Республики Бе ларусь следует изложить в следующей редакции: «Отцом ребенка, рожденного суррогатной матерью, признается супруг генетической матери, давший в установленном порядке согласие на заключение договора суррогатного материнства». Дополнить статью 53 КоБС Республики Беларусь частью пятой следующего содержания: «При нежелании супруга (ов) суррогатной матери и (или) генетической матери дать в установленном порядке согласие на заключение дого вора суррогатного материнства, договор суррогатного материнства может быть признан заключенным в судебном порядке. При этом у супруга, не давшего в установленном порядке согласие на заклю чение договора суррогатного материнства, не возникает родитель ских прав и обязанностей по отношению к ребенку, родившемуся в результате суррогатного материнства».

Согласно ст. 17 ГПК Республики Беларусь рассмотрение граж данских дел во всех судах открытое. В целях защиты сведений, со ставляющих государственные секреты или иную охраняемую зако ном тайну, содержащихся в материалах дела, проводится закрытое судебное заседание.

В.И. Кулаков, В.Н. Серов, О.В. Шарапова, Е.Ф. Кира считают, что плод нуждается в максимальной защите его здоровья, прав и интересов [1, с. 7]. Основополагающим принципом суррогатного материнства, по мнению В.С. Корсак, должен быть принцип охраны благосостояния детей, рожденных в результате этого метода [2, с. 6].

Профессор Колумбийского университета Р. Мэсленд считает, что не обходима нравственная защита детей, рожденных с помощью ме тодов вспомогательных репродуктивных технологий [3, с. 38]. Зако нодательство Российской Федерации допускает и защищает права генетических родителей скрывать от ребенка историю его развития.

Неразглашение информации в некоторых случаях можно сравнить -22 Часть 2. Проблемы гражданского и хозяйственного процесса с охраной тайны усыновления ребенка, регламентируемой ст. КоБС Республики Беларусь и ст. 139 СК Российской Федерации.

Ведь, в первую очередь, это затрагивает права и законные интересы детей, рожденных суррогатными матерями.

Полагаю необходимым, чтобы дела по спорам, вытекающим из договора суррогатного материнства, как и дела об усыновлении рассматривались судом в закрытом судебном заседании.

Список литературы 1. Кулаков, В.И. Этические и правовые аспекты акушерско-гинеколо гической помощи в современной России / В.И. Кулаков, В.Н. Серов, О.В. Ша рапова, Е.Ф. Кира // Акушерство и гинекология. – 2005. – № 3. – С. 3–8.

2. Корсак, В.С. По поводу статьи Г.Б. Романовского «Право на сурро гатное материнство: от истории к современности» / В.С. Корсак // Пробле мы репродукции. – 2006. – № 3. – С. 6.

3. Филиппов, О.С. Проблемы репродукции / О.С. Филиппов // Про блемы репродукции. – 2004. – № 2. – С. 38–40.

Антоненко Юлия Владимировна – адвокат Гродненской област ной коллегии адвокатов, преподаватель кафедры гражданского права и процесса Гродненского государственного университета имени Янки Ку палы.

УДК 343. О.А. Бакиновская АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВЗЫСКАНИЯ ЗАДОЛЖЕННОСТИ В ПРИКАЗНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ Принятие постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.05.2011 г. № 9 «О некоторых воп росах приказного производства» (далее – постановление № 9) вне сло некоторую ясность в порядок применения вступивших в силу с 31 января 2011 года изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь в части регулирования приказного производства.

* Научная статья на основе материалов доклада на республиканском научном семи наре «Новые возможности урегулирования и разрешения хозяйственных споров:

примирительные процедуры, третейское разбирательство, приказное производство, электронное правосудие», 6 октября 2011 г.

-2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Так, основаниями для вынесения судом определения о судеб ном приказе могут быть требования взыскателя при условии, если:

1) требования носят бесспорный характер (основаны на доку ментах, подтверждающих задолженность должника), либо 2) требования признаются (не оспариваются) должником, но не выполняются, либо 3) требования заявлены на сумму до ста базовых величин.

При этом определено, что по требованиям, которые призна ются (не оспариваются) должником, но не выполняются, взыска тель (заявитель) должен приложить доказательства, подтвержда ющие обстоятельства, на которых основано требование (договор, накладные, акты, счета-фактуры, путевые листы и др.), документы, подтверждающие признание (неоспаривание) должником суммы задолженности (п. 5 постановления № 9).

Документом, подтверждающим признание (неоспаривание) должником суммы задолженности, может быть направленная долж нику претензия, полученная и оставленная им без ответа, акт сверки расчетов, ответ на претензию, долговая расписка, акцептованное платежное требование или иной документ, оформленный в соот ветствии с требованиями законодательства и подписанный уполно моченным лицом.

Заявление о возбуждении приказного производства может со держать требование о взыскании неустойки (штрафа, пени) и про центов за пользование чужими денежными средствами в том случае, если они признаются (не оспариваются) должником.

В этой связи логично возникал вопрос о сумме признавае мой должником неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами. Например, в претензии, выставленной 01.05.2011 г., размер пени за просрочку исполнения обязательс тва и процентов за пользование чужими денежными средствами мог составлять, предположим, 200 тысяч белорусских рублей. К мо менту подачи заявления о возбуждении приказного производства, когда прошел определенный период времени после направления должником ответа о признании задолженности, размер указанных сумм объективно увеличивается. Вопрос в том, можно ли в заявле нии о возбуждении приказного производства взыскателю указывать размер пени и процентов на дату подачи такого заявления, а не на дату направления претензии.

Данная ситуация не получила четкого разрешения в положе ниях постановления № 9, в силу этого, полагаем, необходимо исхо дить из общих правил о сумме заявленных требований. Например, если сумма требований к должнику, рассчитанная в том числе с уче том пени и процентов за пользование чужими денежными средс твами превысит 100 базовых величин, то обращение с заявлением -2 Часть 2. Проблемы гражданского и хозяйственного процесса о возбуждении приказного производства и выдаче определения о судебном приказе будет правомерным, если данные требования признаются, но не исполняются должником (есть акт сверки или иное доказательство признания долга). Таким образом, фактически исключается возможность рассчитать неустойку на дату подачи за явления о выдаче судебного приказа (если только она не совпадает с датой подписания акта сверки расчетов).

Примечателен также и факт того, что как и ранее рассмотре ние требований в приказном производстве без разбирательства и вызова сторон исключает возможность реализации полномочий хозяйственного суда по уменьшению неустойки на основании ст.

314 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Если должник представит в хозяйственный суд мотивированный отзыв, в котором обоснует явную несоразмерность неустойки последствием неис полнения обязательства, то суд откажет в выдаче определения о су дебном приказе в части пени.

В данной ситуации кредитор для наиболее полной защиты сво их имущественных интересов вынужден обратиться к более доро гостоящей и сложной процедуре искового производства либо «про стить» должнику часть задолженности по неустойке и процентам. В частности, в постановлении № 9 разъяснено, что отказ в вынесении определения о судебном приказе не исключает права взыскателя на предъявление соответствующих требований в порядке искового производства, о чем хозяйственный суд разъясняет в резолютивной части определения. В силу части четвертой статьи 224 ХПК взыска тель вправе в течение 15 рабочих дней после направления опре деления об отказе в вынесении определения о судебном приказе обратиться в хозяйственный суд с ходатайством о рассмотрении его требований в порядке искового производства. Данное правило при меняется и в случае отказа в выдаче определения о судебном прика зе как на всю сумму заявленных требований, так и на ее часть.

Постановление № 9 допускает возможность взыскания расхо дов по оказанию юридических услуг, в частности, абзац третий пун кта 22 постановления № 2 определяет, что возмещение издержек, связанных с рассмотрением заявления о выдаче определения о су дебном приказе, осуществляется хозяйственным судом при наличии доказательств, подтверждающих фактически произведенные рас ходы, их размер, необходимость для защиты нарушенного права, разумность исходя из характера, сложности, объема подлежащего защите нарушенного права, суммы требований, предпринятых мер по сохранению партнерских отношений, а также признание (неос паривание) должником.

-2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Бакиновская Ольга Александровна – доцент кафедры теории и истории государства и права Академии управления при Президенте Рес публики Беларусь, кандидат юридических наук, доцент.

УДК 346. И.А. Бельская ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕДИАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ ДЛЯ ЦЕЛЕЙ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРИМИРИТЕЛЬНОЙ ПРОЦЕДУРЫ В ХОЗЯЙСТВЕННОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ Со вступлением в силу Закона Республики Беларусь «О вне сении дополнений и изменений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам совершенствования хозяйственного судо производства» [1], согласно части 2 статьи 156 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) [2], у хозяйственных судов появилось право назначать примирителями не только работников аппаратов хозяйственных судов из числа лиц, занимающих государственную должность в хозяйственном суде, но также и из числа иных лиц, привлекаемых на договорной основе.

При определенном названным законом правовом регулировании, когда примирители не вправе осуществлять процессуальных дейс твий, не существует препятствий привлекать к их функциям, помимо государственных служащих хозяйственных судов, иных лиц.

Данная норма указывает основное квалификационное тре бование, состоящее в том, что такие лица должны обладать ква лификацией, отвечающей существу возникшего конфликта. Также определяется, что перечень таких лиц и условия их привлечения устанавливаются Пленумом Высшего Хозяйственного Суда Респуб лики Беларусь.

Возможность выбора в качестве примирителя как государс твенного служащего хозяйственного суда, так и иного лица, расши ряет права сторон в примирительной процедуре.

* Научная статья на основе материалов доклада на республиканском научном семи наре «Новые возможности урегулирования и разрешения хозяйственных споров:

примирительные процедуры, третейское разбирательство, приказное производство, электронное правосудие», 6 октября 2011 г.

-2 Часть 2. Проблемы гражданского и хозяйственного процесса Представляется, что если стороны при обращении в суд не хо датайствуют о назначении конкретного лица в качестве примирите ля, в этом случае по инициативе хозяйственного суда в суде первой инстанции при возбуждении производства по делу (статья 161 ХПК) либо на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ста тья 170 ХПК) может быть назначен только государственный служа щий хозяйственного суда. На этом этапе суд еще непосредственно не взаимодействует со сторонами, не может выяснить намерения сторон в отношении конкретной кандидатуры примирителя, поэто му могут задействоваться только штатные единицы хозяйственного суда, к чему стороны психологически подготовлены. Подготови тельная стадия уже может эффективно использоваться для работы по урегулированию спора.

Согласно вышеназванному закону по ходатайству одной или обеих сторон примиритель может быть назначен и на последующих стадиях хозяйственного процесса, на которых хозяйственный суд может разъяснять сторонам возможность обратиться как к судеб ному примирителю, так и внесудебному медиатору. При разреше нии ходатайства о назначении примирителя суд может предлагать сторонам выбрать его кандидатуру из списка лиц, в который могут включаться как внесудебные медиаторы, так и другие лица, которых хозяйственный суд привлекает для осуществления функций прими рителя (судьи в отставке, например). В дальнейшем при осуществле нии примирительной процедуры они действуют в рамках правового регулирования ХПК [3].

Таким образом, предстоит определиться, кто же такие «иные»

лица, которые могут быть привлечены к исполнению функций при мирителя хозяйственного суда, который еще недавно являлся толь ко государственным служащим хозяйственного суда.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.