авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ЕЛЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ И.А. БУНИНА»

На правах рукописи

Целыковский Игорь Владимирович

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС

ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12.00.02 – конституционное право;

конституционный судебный процесс;

муниципальное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор Ермаков Владимир Гаврилович Елец – 2014 СОДЕРЖАНИЕ В В Е Д Е Н И Е ……………………………………………………………….

Глава 1. Понятие и источники конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации ………………………….. 1.1. Генезис конституционно-правовой регламентации статуса Центрального банка Российской Федерации.…………………………. 1.2. Понятие конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации …………………....................................... 1.3. Зарубежный опыт конституционно-правового регулирования статуса центральных банков …………………………... Глава 2. Структура конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации …………………………………………... 2.1. Конституционно-правовые принципы организации и деятельности Центрального банка Российской Федерации …………...

2.2. Конституционные полномочия Центрального банка Российской Федерации …………………………………………………..

2.3. Взаимодействие Центрального банка Российской Федерации с Президентом Российской Федерации и органами государственной власти ………………………………………………….

2.4. Конституционно-правовая ответственность Центрального банка Российской Федерации …………………………………………... ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования. Конституция Российской Федерации (далее – по тексту Конституция РФ) в ст. 75 определила Центральный банк Российской Федерации (далее по тексту – Центральный банк РФ или Банк России) как государственный орган с особым конституционно-правовым статусом, с конституционными полномочиями по эмиссии рубля, его защите и обеспечению устойчивости. При этом вышеуказанная статья Конституции РФ, отметив лишь реализацию данных полномочий независимо от иных органов власти, не определила место Банка России в системе органов государственной власти, что породило, в свою очередь, немало вопросов как теоретического, так и практического плана. Важно указать на то, что в отличие от конституций зарубежных стран российская конституция сравнительно ограниченно регулирует конституционно-правовой статус Банка России, его место в системе государственно-правовых институтов, отнеся большинство вопросов конституционно-правового регулирования его деятельности к специальному законодательству.

Специальное законодательство, к числу которого необходимо отнести в первую очередь Федеральный закон от 10 июля 2002 г. «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», не только не решило актуальные вопросы конституционно-правового статуса Банка России, но и породило новые, что вызвало многочисленные дискуссии среди специалистов по вопросам, касающимся как конституционно-правового статуса Центрального банка РФ, так и его взаимодействия с Президентом Российской Федерации (далее по тексту – Президент РФ), органами государственной власти. Важно отметить, что большинство вопросов правового регулирования статуса Банка России, с точки зрения конституционного права, на сегодняшний день являются не только актуальными, но и представляются весьма значимыми для исследования.

Не отнесенный к существующим в Российской Федерации органам государственной власти Банк России, наделенный властными полномочиями, и, являясь ключевым регулятором денежных отношений, осуществляет свои конституционные полномочия независимо от органов государственной власти. Степень независимости Банка России может обеспечиваться разными методами и способами, но неизменным остается то, что именно независимость в качестве одной из основных составляющих его организации и деятельности должна гарантироваться государством от всякого вмешательства со стороны любого органа государственной власти.

Актуальности исследованию придает тот аспект, что согласно действующему конституционному, финансовому законодательству именно Банку России отводится ключевая роль в проведении денежно-кредитной политики, развитии национальной платежной и банковской систем. На этом фоне проводимые правовые реформы только побуждают научные исследования и дискуссии относительно конституционно-правового статуса Центрального банка РФ и регулирования его деятельности. Собственно от решения вопроса конституционно-правового статуса в немалой степени зависит проведение экономических реформ в России, стабильность финансовой и банковской систем, устойчивость национальной валюты, благосостояние граждан Российской Федерации.

Подчеркнем, что до настоящего времени не осуществлено специальное исследование, посвященного конституционно-правовому статусу Банка России. В совокупности представленные аргументы и актуализируют заявленную тему диссертационной работы.

Степень научной разработанности темы исследования опосредована значимостью определения конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации.

Вопросы исторического аспекта развития конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации исследовались в работах А.В. Бугрова, И.Н. Левичева, В.О. Лучина, А.В. Манько, В.Л. Мещерякова, Н.П. Обухова, Д.А. Пашенцева и других.

Рассматривая структурные элементы конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации, обращено внимание на труды С.А. Авакьяна, И.О. Антропцевой, А.А. Болоцких, А.В. Глушко, Т.Б. Замотаевой, Е.И. Козловой, М.И. Коноваловой, О.Е. Кутафина, С.И. Носова, А.В. Савоськина, Р.Г. Хугаевой и других.

Проблемам правового положения Банка России также посвящены исследования юристов в смежных отраслях права: А.Г. Братко, А.Ю. Викулин, Я.А. Гейвандов, С.А. Голубев, Г.А. Тосунян, А.М. Экмалян и других.

Наряду с рассмотрением работ, в которых с точки зрения права раскрыта организация, деятельность, функции Центрального банка РФ, соискателем были проанализированы работы экономистов и финансистов, касающиеся деятельности Банка России, в частности, Р.И. Внучко, С.Ю. Глазьева, В.И. Колесникова, Л.П. Кроливецкой, О.И. Лаврушина, И.Д. Мамонова, Л.А. Рыковой, Г.Г. Фетисова, П.А. Хромова и других.

Объектом диссертационного исследования явились общественные отношения, возникающие по поводу закрепления нормами конституционного права статуса Банка России и регламентирования его деятельности как государственного органа.

Предметом диссертационного исследования выступили нормы конституционного права, определяющие статус Центрального банка России.

Цель диссертационной работы заключалась в исследовании конституционно-правового статуса Центрального банка России как государственного органа.

Согласно данной цели были определены и решены следующие задачи:

1) рассмотрение генезиса конституционно-правовой регламентации статуса Центрального банка Российской Федерации;

2) определение понятия конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации;

3) обобщение зарубежного опыта конституционно-правового регулирования статуса центральных банков;

4) характеристика конституционно-правовых принципов организации и деятельности Центрального банка Российской Федерации;

5) исследование конституционных полномочий Центрального банка Российской Федерации;

6) раскрытие направлений взаимодействия Центрального банка Российской Федерации с Президентом Российской Федерации и органами государственной власти;

7) рассмотрение сущности конституционно-правовой ответственности Центрального банка Российской Федерации;

8) формулирование предложений, направленных на совершенствование конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации.

Методологическую основу исследования составили как общенаучные, так и специальные методы познания, позволяющие конкретизировать конституционно-правовую природу Центрального банка РФ. Особое внимание было отведено формально-юридическому, сравнительно-правовому, историческому и диалектическому методам.

Теоретическую основу диссертационного исследования, исходя из важности базовых правовых положений, составили выводы таких авторов, как С.С. Алексеева, Г. А. Борисов, Н. В. Витрук, В. Г. Ермаков, Р.Л. Иванова, В.В. Лазарева, Е.С. Лапатухина, А.В. Малько, М. В. Мархгейм, Н.И. Матузов, М.Н. Марченко, С.Б. Намба, Т.Н. Нерсесянц, Б.А. Страшун, Е. Е. Тонков, Т.Н. Радько и других.

Правовую основу диссертационного исследования составили нормы Конституции Российской Федерации, Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» и иного федерального законодательства, регулирующего деятельность Банка России;

конституции зарубежных стран, имеющие отношение к заявленной теме.

Источниками для ретроспективного анализа конституционно-правового статуса Банка России стали конституции СССР разных лет, нормативные акты государственных органов.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили решения Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, а также аналитические материалы, касающиеся различных аспектов конституционно-правового статуса Банка России.

Научная новизна работы заключается в том, что на основании выполненных соискателем исследований:

– разработана новая научная концепция конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации;

– предложены меры по совершенствованию конституционно-правового статуса Банка России в части;

две группы источников, регулирующих конституционно-правовой статус Центрального банка РФ – статусно-определяющие и фрагментарно-функциональные;

– доказана необходимость разделения совокупности всех конституционных норм российского государства с позиции регламентации положения Банка России на абстрактно-регулятивные и конкретно-установочные;

внесения изменений в Конституцию РФ в части определения органов управления Банка России, установления требований к кандидату на должность Председателя Банка России и к кандидатам на должность члена Совета директоров Банка России, а также определения сроков пребывания их на этих должностях;

– введены в научный оборот авторские определения понятий «конституционно-правовой статус Центрального банка Российской Федерации» и «взаимодействие Центрального банка Российской Федерации с Президентом Российской Федерации и органами государственной власти».

На защиту выносятся следующие положения, обладающие элементами научной новизны:

1. Анализ конституций советского периода, начиная с 1918 г. позволил сделать вывод, что в таковых всегда декларировались нормы, регулирующие банковскую сферу, в том числе и указывающие на составляющие статуса Центрального банка (Госбанка). В данной связи, по мнению автора, совокупность всех конституционных норм российского государства, исходя из их содержательных особенностей, а также с учетом объекта диссертационного исследования, можно разделить на две группы:

- абстрактно-регулятивные характеризуются адресацией общих положений относительно банковской сферы, отношений в целом (п. «д» ст. Конституции РСФСР 1918 г.;

ст. 6 и п. «м» ст. 14 Конституции СССР 1936 г.;

п. 1 ст. 131 Конституции СССР 1977 г.;

ст. 11.1 и п. «ж» ст. 72 Конституции РСФСР 1978 г.;

п. «ж» ст. 71 Конституции Российской Федерации 1993 г.);

- конкретно-установочные характеризуются адресацией положений непосредственно касающихся составляющих частей статуса Центрального банка (Росбанка) – ст. 70 Конституции СССР 1936 г., ч. 4 ст. Конституции РСФСР 1978 г., ч.ч. 1 и 2 ст. 75, п. «г» ст. 83, п. «г» ст. Конституции Российской Федерации 1993 г.

2. Обращение к содержательному наполнению современных источников, регулирующих конституционно-правовой статус Центрального банка РФ, позволило автору обособить две группы таковых с учетом предмета регламентации:

- статусно-определяющие – это совокупность правовых норм консолидированных в специальном нормативном правовом акте, регулирующих статусные аспекты Центрального банка Росси;

- фрагментарно-функциональные – это совокупность правовых норм, содержащихся в различных нормативных правовых актах и определяющих лить отдельные направления в деятельности Центрального банка России.

3. Диссертантом, исходя из дуалистической природы Центрального банка Российской Федерации, сделан вывод, что конституционно-правовой статус этого органа – это базовое теоретическое понятие, отражающее сущность публично-правового компонента Банка России.

В связи с отсутствием в теории и законодательстве понятия конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации (Банка России), автором предложено следующее его определение. Это установленное Конституцией России, конкретизированное в статусно-определяющих и фрагментарно-функциональных нормах правовое положение Центрального банка в системе государственных органов, включающее цель, задачи, а также принципы организации и деятельности, функции и полномочия, реализуемые на основе независимости от иных публичных властных структур.

4. В целях усиления реализации принципа независимости Центрального банка Российской Федерации по законодательству Российской Федерации автор считает необходимым внести изменения в Конституцию РФ в части определения органов управления Банка России, установления требований к кандидату на должность Председателя Банка России и к кандидатам на должность члена Совета директоров Банка России, а также определения сроков пребывания их на этих должностях.

5. В связи с отсутствием в Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» требований к лицам, назначаемым на должность Председателя банка России, членам Совета директоров, автором обосновано соответствующее дополнение в ч. 2 ст. 14 указанного правового акта:

«Кандидатом на должность Председателя Банка России может быть гражданин Российской Федерации, имеющий высшее юридическое или экономическое образование, в том числе опыт работы в области экономики, финансов, регулирования денежного обращения, в банковской сфере;

не имеющий судимости (в том числе снятой или погашенной) на территории Российской Федерации, а также факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования на территории Российской Федерации;

не имеющий гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства;

непризнанный судом недееспособным или ограниченно дееспособным;

не имеющий заболеваний, препятствующих осуществлению полномочий Председателя Банка России. Кандидатом на должность Председателя Банка России не может быть лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления».

Аналогичный подход можно применить и в отношении кандидатов на должность членов Совета директоров Банка России в ч. 2 ст. Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России).

6. Анализ многообразных полномочий Банка России позволил диссертанту в качестве их конституционной разновидности выделять именно те, которые влияют на содержание его конституционно-правового статуса, а также определяют его как государственный орган с точки зрения функциональности. Особый конституционно-правовой статус Центрального банка РФ, отраженный в законодательстве Российской Федерации, определят его специфическую роль, как в государственном механизме, так и в проведении экономической политики государства. В данной конституционные полномочия Банка России не являются постоянной правовой категорией. Их изменение возможно под влиянием экономических и политических факторов, в том числе и тенденций денежного обращения мировой экономики.

7. Предложена авторская трактовка взаимодействия Центрального банка Российской Федерации с Президентом Российской Федерации и органами государственной власти: это конституционно детерминированный, способствующий реализации единой денежно-кредитной политики процесс, заключающийся в обоюдных активных действиях публичных властных субъектов по вмененным или инициативным основаниям с учетом функционального разделения государственной власти и специфического публичного положения самого Центрального банка России.

8. Конституционно-правовая ответственность Центрального банка РФ является эффективным средством защиты Конституции РФ и конституционного законодательства от неправомерных деяний самого Центрального банка РФ. С этой точки зрения автора можно предложить следующее определение конституционно-правовой ответственности Центрального банка РФ: это законодательно установленная мера государственного принуждения, применяемая в отношении Банка России, за совершение конституционного правонарушения.

По мнению диссертанта, в Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» должны быть детально изложены основания привлечения Центрального банка РФ к конституционно-правовой ответственности.

9. Совершенствованию конституционно-правового статуса Банка России будет способствовать:

- закрепление в Базовом законе России конституционной цели, а в Федеральном законе о Банке России специальных целей деятельности Центрального банка России;

- увеличение срока пребывания в должности Председателя Центрального банка РФ (7 лет) и членов Совета директоров (6 лет). При этом необходимо сократить до одного раза количество сроков пребывания лица на должности Председателя Банка России. Изменения внести в ч.ч. 1, 5 ст. и ч. 3 ст. 15 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

- опубликование нормативных актов, затрагивающих права и свободы человека и гражданина и принимаемых Банком России помимо «Вестника Банка России» в «Российской газете».

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в авторском осмыслении и представлении собственного взгляда на проблемы конституционно-правового регулирования статуса Банка России, что может оказать позитивное влияние на развитие конституционного права как науки. Выводы и предложения данной диссертации позволят развивать и усовершенствовать конституционное законодательство, регулирующее конституционно-правовой статус Центрального банка РФ.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности его использования, во-первых, в деятельности законодательных органов государственной власти по вопросам конституционно-правового регулирования статуса Банка России и, во-вторых, при изучении таких дисциплин, как «Конституционное право Российской Федерации», «Финансовое право» и «Банковское право».

Апробация результатов исследования. Основные положения и идеи данной диссертации были опубликованы в материалах конференций разного уровня: международных («Проблемы права и политики в территориальном пространстве стран-участниц СНГ (по опыту России, Украины, Белоруссии)»

(Елец, 2012))», («Современные тенденции в науке: новый взгляд» (Тамбов, 2011));

региональной («Конституция Российской Федерации 15 лет спустя:

теория и практика» (Елец, 2009));

вузовских («Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина «Конституция Российской Федерации и ее роль в формировании российской правовой системы»»

(Елец, 2009)), («Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И.А.

Бунина» (Елец, 2008)), («Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И.А.

Бунина» (Елец, 2006)), («Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета имени И.А. Бунина» (Елец, 2005)), («Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И.А.

Бунина» (Елец, 2004)).

В целом, результаты диссертационного исследования были опубликованы в 15 научных статьях, из которых 3 статьи опубликованы в журналах рекомендованного ВАК, а также используются в учебном процессе.

Структура диссертации отвечает цели и задачам исследования и состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.

Глава 1. Центральный банк Российской Федерации:

конституционно-правовой статус и регулирование 1.1. Генезис конституционно-правовой регламентации статуса Центрального банка Российской Федерации Определение конституционно-правового статуса Центрального банка России остается актуальной проблемой на протяжении уже второго десятка лет. Данный вопрос не решается, в том числе, по причине пассивного отношения законодателя к соответствующей правовой базе. Поэтому считаем, что выявлению оптимальных направлений совершенствования конституционно-правового статуса Центрального банк России, законодательства о нем будет способствовать не только исследование его современных характеристик, но также развития этих правовых норм. В данной связи участок диссертационного исследования будет посвящен генезису конституционно-правовой регламентации статуса Центрального банка Российской Федерации.

Итак, Конституция Российской Социалистической Федеративной Советской Республики 1918 г. юридически оформила итоги национализации всей банковской системы, подтвердила переход всех банков в собственность рабоче-крестьянского государства (п. «д» ст. 3), что явилось одним из условий освобождения трудящихся масс из-под ига капитала. Таким образом в данном Основном законе не содержалось фокусных норм, адресованных конкретному банку, декларировались лишь общие установки.

Итогом всех действий новой власти стала ликвидация в начале 1920 г.

Народного банка и превращение банковской системы в часть административного аппарата органов государственной власти. Результатом Декрета СНК «Об упразднении Народного банка» стала национализация промышленности, позволившая объединить в руках государственной власти важнейшие отрасли производства и снабжения, при этом подчинив общему сметному порядку всю государственную промышленность, а также торговлю, что позволило исключить всякую необходимость дальнейшей деятельности Народного банка как учреждения государственного кредита.

Все активы и пассивы бывшего Народного банка передавались Центральному Бюджетно-расчетному Управлению.

Экономическую ситуацию того времени можно охарактеризовать как переход от товарно-денежных отношений к натуральной экономике.

Натурализация экономики, ограничение и распределение материальных ресурсов практически свели к минимуму деятельность банковской системы.

4 марта 1919 г. был принят Декрет СНК «О финансировании государственных предприятий» все кредитные операции Народного банка также были сведены к минимуму.

Таким образом, в истории Центрального банка РФ был период времени, когда он отсутствовал вообще как финансовый институт. Данное обстоятельство можно объяснить, прежде всего, стремлением новой власти отказаться не только от денег, но и полностью их уничтожить. Процесс ликвидации Народного банка также можно объяснить стремительным обесцениванием денег и резким падением их роли в экономике. В то время все денежные операции, в том числе и эмиссионная функция, осуществлялись Центральным бюджетно-расчетным управлением Народного Комиссариата финансов.

После окончания Гражданской войны вновь возникла необходимость в изменении банковской политики. Эта потребность была продиктована большей частью изменениями в экономике. При обсуждении вопроса о создании Государственного банка на IV Сессии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета было отмечено, что «основной задачей банка по отношению к государственным предприятиям будет финансирование той части государственной промышленности, которая переводится на хозяйственный расчет. Та же часть государственной промышленности, которая не переводится на хозяйственный расчет, а остается на сметном финансировании, может пользоваться в Госбанке только одним видом кредита – под те производственные фонды, которые будут предоставляться промышленным предприятиям и их объединениям для производства реализации…». Функционирование нового Государственного банка как государственного предприятия предполагалось на началах хозяйственного расчета. Контроль за деятельностью Госбанка должен был осуществлять ведомственный орган, действующий на постоянной основе, иначе говоря, Наркомфин.

На X съезде Коммунистической партии был рассмотрен вопрос о переходе от военного коммунизма к новой экономической политике. Новая экономическая политика предполагала развитие экономики преимущественно путем внедрения новых экономических методов хозяйствования при неизменном политическом курсе развития государственного строительства. Однако, изменения в экономике не могли не коснуться главного банка страны. Так, 7 октября 1921 г. на основе принятого Декрета ВЦИК «Об учреждении Государственного банка» был создан Государственный банк РСФСР, а положение о Государственном банке предлагалось разработать в окончательной редакции Совету Народных Комиссаров.

Цель создания Государственного банка РСФСР была определена в ст. Положения о Государственном банке Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и состояла из двух взаимосвязанных подцелей: во-первых, для того, чтобы способствовать как кредитом, так и другими банковскими операциями развитию промышленности, сельского хозяйства и товарооборота и, во-вторых, для концентрирования всех денежных оборотов и проведения иных мер, которые были бы направлены на установление правильного денежного обращения. Государственный банк действовал, исходя из принципа хозяйственного расчета, а также безубыточности, но при этом находился в составе Народного Комиссариата финансов и непосредственно подчинялся Народному Комиссару финансов.

Управление Государственным банком РСФСР было возложено на Правление Банка, а Председатель Правления утверждался Советом Народных Комиссаров по представлению Народного Комиссара финансов.

Анализ содержания VII раздела Положения о Госбанке позволяет сделать вывод о расширении операционных возможностей банка и осуществлении им не свойственных центральному банку операций. В частности, Госбанку в соответствии со ст. 29 Положения поручалось производить операции, «вызываемые ходом развития промышленности и товарооборота, открывая кредиты, при условии обеспеченности их и экономической целесообразности, учреждениям и предприятиям крупной государственной промышленности, кооперативным и другим организациям и частным предприятиям, а также сельским хозяйствам и кустарям». Однако, в условиях существовавшей модели хозяйствования того времени Государственный банк, действуя на началах хозяйственного расчета и Условий кредитования государственной промышленности, «…должен быть осведомлен о лицах, стоящих во главе кредитующего предприятия, о степени подготовленности их к руководству делом…» (п. 2 Условий), «Банку должны быть известны объем деятельности предприятия, его экономическая и финансовая мощь…» (п. 4 Условий). Аналогичные условия предусматривались Правилами кредитования кооперативов в Госбанке.

Начиная с 1922 г., Госбанк наделялся правом по осуществлению эмиссии денежных знаков. Так, Декретом СНК от 25 июля 1922 г.

устанавливалось: «…в целях увеличения оборотных средств Государственного Банка для его коммерческих операций без дальнейшего расширения эмиссии денежных знаков и в интересах урегулирования денежного обращения и исходя из наличия реальных ценностей, накопленных Государственным Банком, … предоставить Государственному Банку … право выпуска в обращение банковых билетов». Позднее в соответствии с Декретом СНК от 11 октября 1922 г. «О предоставлении Государственному банку права выпуска банковых билетов» банковые билеты выпускались достоинством в 1, 2, 3, 5, 10, 25 и 50 червонцев.

6 июля 1923 г. Постановлением ЦИК СССР «О государственном банке Союза Советских Социалистических Республик» Совету Народных Комиссаров и Президиуму Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР было поручено пересмотреть Устав Государственного банка РСФСР для реорганизации его как Государственного Банка Союза Советских Социалистических Республик. Как и ранее на Госбанк возлагались функции, не свойственные кредитному учреждению, к числу которых можно было отнести торговлю и т.д. С 1922 по 1925 гг. были созданы отраслевые и территориальные специализированные банки. Таким образом, после 1925 г.

банковская система была представлена несколькими банками, причем банки носили отраслевую принадлежность.

Здесь же стоит отметить, что в указанном периоде времени на советском и республиканском уровнях принимаются Конституции. Однако их цели не были сопряжены с отражением в тексте положений, касающихся банков и банковской системы.

Говоря о государственном регулировании кредитной системы, нельзя не упомянуть созданный Комитет по делам банков при Народном Комиссариате финансов Союза ССР. Правовой основой деятельности этого Комитета являлось Положение о Комитете по делам банков при Народном Комиссариате финансов Союза ССР и совещаниях по делам банков при Народном Комиссариате финансов Союзных республик, утвержденное Постановлением СНК СССР от 31 октября 1927 г.. Данным Положением Комитет по делам банков при Народном Комиссариате финансов Союза ССР согласовывал деятельность кредитных учреждений, в частности Комитет распределял клиентов между банками общесоюзного значения, регламентировал процентные, комиссионные и иные операционные ставки по активным и пассивным банковским операциям и т.д.

Следовательно, необходимо отметить важную роль Народного Комиссариата финансов РСФСР в осуществлении государственного регулирования банковской системы. Роль Госбанка СССР как регулятора кредитной системы изменилась после принятия Принципов построения кредитной системы, утвержденных Постановлением ЦИК и СНК СССР июня 1927 г.. Данные принципы были приняты в целях достижения единства, необходимого для работы кредитной системы и обеспечения за Госбанком СССР руководящей роли по отношению ко всем прочим кредитным учреждениям (иначе говоря, Госбанк СССР непосредственно руководил всей существовавшей в то время кредитной системой).

В 1929 г. был принят новый Устав Государственного банка Союза ССР, качественно отличающийся от Положения о Государственном Банке, принятого 4-й Сессией ВЦИК. Новизна коснулась не только организации, но и деятельности Госбанка СССР. Во-первых, обратим внимание на централизацию и организационное единство Госбанка, который согласно ст.

2 Устава, со всеми своими структурными подразделениями был единым банком. Во-вторых, Госбанк получил статус юридического лица, действующего в пределах Устава самостоятельно и на началах коммерческого расчета. В-третьих, впервые Устав определял взаимоотношения между Госбанком и государством. Так, в соответствии со ст. 3 Устава и в случаях им предусмотренных, Госбанк нес ответственность по обязательствам как государства в целом, так и союзных республик в отдельности, их центральных и местных органов, но лишь в тех случаях, когда он принял на себя такую ответственность. В-четвертых, уставный капитал Госбанка не мог быть уменьшен и служил обеспечением по своим обязательствам. В-пятых, в пределах Устава Госбанк мог действовать самостоятельно. В-шестых, Госбанк был освобожден от налоговых платежей, в частности, от подоходного и промыслового налогов, гербового и нотариального сбора, судебных пошлин.

Позитивным моментом являлось появление в Уставе норм, определявших порядок эмиссии банковых билетов. Впервые в Уставе закреплялось принадлежащее Госбанку право на монопольный выпуск банковых билетов, тем самым юридически закреплялся правовой статус Государственного банка Союза ССР как эмиссионного органа (ст. 6 Устава).

Несмотря на целый ряд положительных моментов, обратим внимание, что отношения между Госбанком и органами государственной власти СССР строились не на началах равенства. Во-первых, по Уставу 1929 г. Госбанк был фактически поднадзорным со стороны Народного Комиссариата финансов Союза ССР. Во-вторых, Совет Госбанка, как орган управления возглавлялся Народным Комиссаром финансов Союза ССР. В-третьих, в своей деятельности Госбанк был подотчетен Народному Комиссару финансов СССР, это проявлялось в том, что последнему представлялся на утверждение отчет и баланс с заключением Совета Банка. В-четвертых, Совет Народных Комиссаров СССР своим постановлением решал вопрос распределения прибыли Госбанка.

Государственный банк Союза ССР по Уставу 1929 г. все еще не был самостоятельным органом, осуществляющим государственное регулирование денежно-кредитных отношений. Анализируя степень его независимости по современным критериям, можно сказать, что, несмотря на повышение самостоятельности в деятельности Госбанка, нельзя не отметить его кадровую, бюджетную, функциональную зависимость от исполнительных органов власти и в первую очередь от ведомственного органа исполнительной власти в лице Народного комиссариата финансов Союза ССР.

В начале 30-х гг. XX века в СССР была проведена кредитная реформа, главным итогом которой стало более жесткое административно-централизованное управление всей кредитно-денежной системой и сосредоточение всех кредитных ресурсов в Госбанке СССР, который осуществлял долгосрочное плановое кредитование экономики.

Кредитная реформа не могла не затронуть деятельность Госбанка как главного финансового института СССР. В Постановлении СНК СССР от марта 1931 г. «Об изменении в системе кредитования, укреплении кредитной работы и обеспечении хозяйственного расчета во всех хозяйственных органах» была отмечена и оценена работа Госбанка СССР. Прежде всего, выше указанное Постановление по иному определяло роль и задачи Госбанка в сложившейся модели хозяйствования. Госбанк в тех политических и экономических условиях должен был «…а) стать расчетной организацией для обобществленного хозяйства, общегосударственным аппаратом учета производства и распределения продуктов;

б) обеспечить … повседневный контроль рублем за ходом выполнения планов производства и обращения товаров, за выполнением финансовых планов и ходом накоплений в обобществленном секторе народного хозяйства;

в) обеспечить укрепление хозяйственного расчета предприятий и хозяйственных объединений как основного рычага в выполнении планов … во всем обобществленном секторе». В таких условиях Госбанк фактически наряду с функцией главного кредитора страны (что совершенно не свойственно центральному банку) должен был бы осуществлять функции органа контроля за «обобществленным сектором народного хозяйства».

В 1938 г. было принято решение о придании Государственному банку большей самостоятельности и отделении его от Народного комиссариата финансов. Это решение было продиктовано «…необходимостью возложить на него большую ответственность за руководство кредитным делом в Союзе, подчинив Госбанк непосредственно Совнаркому и предоставив его руководителю решающий голос в Совете Народных Комиссаров на правах Народного комиссара». Данное решение нашло свое отражение в ст. Конституции СССР, согласно которой Председатель Правления Госбанка СССР был включен в состав Совета Министров СССР. Таким образом, впервые на конституционном уровне появляется норма, упоминающая Госбанк. Отметим, что помимо указанного положения, в данной Конституции наличествовали и иные установления, которые касались в целом банковской сферы: банки – государственная собственность, то есть всенародное достояние (ст. 6);

управление банками как предмет ведения Союза Советских Социалистических Республик (п. «м» ст. 14).

В 1949 г. был принят новый Устав Государственного банка СССР.

Данный Устав определял Госбанк СССР: во-первых, единым эмиссионным банком;

во-вторых, банком, осуществляющим краткосрочное кредитование;

в-третьих, расчетным центром СССР. Как и ранее Госбанк оставался юридическим лицом, действующим на началах хозяйственного расчета.

Устав 1949 г. в отличие от Устава 1929 г. иначе определял вопрос ответственности Госбанка по отношению к государству. Госбанк как и прежде не отвечал по обязательствам государства в целом и союзных республик в частности, а также их центральных и местных органов. Вместе с тем Устав 1949 г. допускал случаи возложения ответственности на Госбанк Постановлениями Совета Министров СССР. По сравнению с текстом Устава Госбанка 1929 г. из нового Устава была исключена норма, определявшая условия ответственности государства перед Госбанком в случае недостаточности денежных средств резервного фонда.

В целом можно отметить кадровую финансовую и бюджетную зависимость Госбанка СССР от исполнительной власти.

Таким образом, Госбанк СССР юридически и фактически был финансовым агентом Правительства СССР. Даже, несмотря на принадлежащее Госбанку право на монопольный выпуск в обращение на территории СССР денежных знаков и монет Государственного банка (т.е.

эмиссию), он мог это осуществлять лишь в соответствии с Постановлением Правительства СССР.

Важной вехой в истории Госбанка СССР стал Указ Президиума Верховного Совета СССР «О Государственном Банке СССР» от 23 апреля 1954 г., согласно которому Госбанк СССР был выведен из состава Министерства финансов СССР.

Во второй половине 50-х гг. XX века в СССР произошли изменения в как политической жизни государства, так и в экономике. Эти изменения не могли не затронуть организацию и деятельность Госбанка СССР. В 1960 г.

был принят новый Устав Госбанка СССР. Устав по-прежнему определял Госбанк: во-первых, единым эмиссионным банком;

во-вторых, банком кредитования народного хозяйства;

в-третьих, расчетным центром СССР. В отличие от Уставов 1929 г. и 1949 г., Госбанк СССР по Уставу 1960 г.

осуществлял не только краткосрочное, но и долгосрочное кредитование (ст.

1 Устава). Устав 1960 г. наряду с кредитованием, ростом производства и товарооборота обязывал Госбанк СССР осуществлять деятельность, направленную на укрепление советской валюты (рубля).

Новизной в правовом статусе Госбанка можно считать положение о том, что «Госбанк СССР в своей деятельности руководствовался законами, а также решениями Правительства СССР и настоящим Уставом» (ст. Устава). Не касаясь частностей, взаимоотношения между Госбанком СССР и государством в лице уполномоченных органов не претерпели изменений.

В последующем были приняты несколько новых Уставов Госбанка СССР, которые не внесли принципиальных изменений в его правовой статус.

Главенствующую роль в банковской системе занимал Госбанк СССР, так как будучи и кредитным, и эмиссионным банковским учреждением он стал органом государственного контроля, управления и кредитором советской экономики в одном лице.

Здесь отметим, что в принятой в 1977 г. Конституции СССР в п. 1 ст.

131 определено, что Совет Министров СССР в пределах своих полномочий обеспечивает руководство организует управление банками. Таким образом, на конституционном уровне дается только норма об абстрактом регулировании банковской сферы.

Если же обратиться к положениям Конституции Российской Федерации – России 1978 г. с соответствующими последними изменениями, то в ней обнаруживаются как нормы, касающиеся в целом банковской сферы (о банках в государственной собственности – ст. 11.1;

о банковской политике как предмете ведения федеральных органов государственной власти Российской Федерации – п. «ж» ст. 72), так и Центрального банка государства (назначение председателя Центрального банка Российской Федерации Верховным Советом Российской Федерации – ч. 4 ст. 109).

Правовой статус Госбанка СССР не изменялся вплоть до 1990 г., когда были приняты Законы РСФСР «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» и «О банках и банковской деятельности». По существу, именно эти нормативные акты стали основой для создания принципиально нового механизма денежно-кредитного регулирования.

Данные Законы юридически оформляли двухуровневую банковскую систему, где первый уровень представлял Центральный банк РСФСР, а второй уровень был представлен коммерческими банками, небанковскими кредитными учреждениями и иностранными кредитными учреждениями.

Одним из приоритетных направлений деятельности Центрального банка России было формирование крепкой и устойчивой банковской системы страны. Впервые за многие годы в России стал функционировать Центральный банк России как орган государственного регулирования кредитно-денежной системы, наделенный исключительным правом эмиссии денежных знаков, осуществляющий функцию «банка банков», надзора за банковской системой, независимый и экономически самостоятельный.

Важно упомянуть, что впервые в нашей стране статус главного финансового института был закреплен на законодательном уровне. С учетом этого, необходимо выявить существенные моменты, влияющие на конституционно-правовой статус Центрального банка РСФСР. Во-первых, Закон РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» определял Банк России главным Банком Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Во-вторых, Банк России по праву считался банком государственным, поскольку был создан на основе государственной формы собственности. В-третьих, Закон РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» (далее – Закон) впервые определил Банк России независимым от распорядительных и исполнительных органов государственной власти. Для защиты от неправомерного вмешательства данных органов в деятельность Банка России он был вправе обратиться в государственный арбитраж РСФСР с требованием о признании недействительными актов распорядительных и исполнительных органов государственной власти (ст. 1 Закона). В-четвертых, новизной можно было считать изменение подотчетности в деятельности Банка России. Так, если раньше он был подотчетен исполнительному органу власти в лице Совета Министров СССР, то теперь Банк России становился подотчетным Верховному Совету РСФСР, иначе говоря, законодательному органу власти (ст. 1 Закона). Основной формой подотчетности был отчет, который направлялся Банком России Верховному Совету РСФСР. В-пятых, Закон закреплял новый порядок, как назначения, так и освобождения высших должностных лиц Банка России. Верховный Совет РСФСР назначал Председателя Банка России на 5 лет, а также освобождал его от занимаемой должности. В числе прочего Президиум Верховного Совета РСФСР на основании представления Председателя Банка России утверждал Персональный состав Совета директоров Банка России (ст. 37 Закона).

В-шестых, Банк России впервые был наделен правом законодательной инициативы (ст. 4 Закона). В-седьмых, Закон впервые определял задачи Банка России, которые по сути считаются конституционными:

регулирование денежного обращения;

обеспечение устойчивости рубля;

обеспечение единой денежно-кредитной политики (ст. 5 Закона). В-восьмых, Банк России юридически приобретал финансовую независимость. Банк России ежегодно утверждал распределение прибыли и смету своих расходов и представлял их в Верховный Совет РСФСР (ст. 9 Закона).

Вместе с тем, нельзя не отметить того, что при всех положительных моментах Закон РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» не определял место Банка России в системе органов власти и не давал однозначного ответа на вопрос о его правовом положении.

Безусловно, в современном государстве ключевым правовым актом, адресующим свои положения Центральному банку, выступает Конституция Российской Федерации 1993 г. Ее важность как источника права, определяющего конституционно-правовое положение Банка России, необходимо рассматривать в двух аспектах, с одной стороны, Конституция РФ имеет первостепенное значение при учреждении Банка России, с другой – в процессе его деятельности. Как основной источник, определяющий конституционно-правовой статус Центрального банка РФ, Конституция РФ закрепляет, прежде всего, конституционное его полномочие как «главного банка», заключающееся в денежной эмиссии (ст. 75). Существование единого экономического пространства невозможно без единой валюты как единственного законного средства платежа на определенной территории. С этой точки зрения эмиссионная функция Банка России способствует процессу установления единого экономического пространства с единым законным средством платежа – рублем.

Важность Конституции РФ, как источника регулирования конституционно-правового статуса Банка России, заключается и в том, что она является правовой основой взаимодействия Банка России с Президентом РФ, а также органами государственной власти Российской Федерации. В то же время необходимо отметить то, что Конституция РФ определяет лишь общий порядок такого взаимодействия. Кроме этого, статьи Конституции РФ, в которых упоминается Банк России, больше касаются полномочий иных органов государственной власти, чем Центрального банка РФ.

Действительно, в первом случае Банк России указывается в контексте взаимодействия с главой государства и нижней палатой Федерального Собрания РФ по вопросам, касающимся как назначения на должность, так и отстранения от должности Председателя Банка России (п. «г» ст. Конституции РФ). Во втором случае упоминание Центрального банка РФ происходит в контексте полномочий Государственной Думы РФ (ст. Конституции РФ).

Таким образом, значение Конституции РФ как источника правового регулирования конституционно-правового статуса Центрального банка РФ нельзя недооценивать, но в то же время важно обратить внимание на то, что она достаточно ограниченно закрепляет конституционно-правовой статус Банка России. Так, п. «ж» ст. 71 Конституции РФ устанавливает, прежде всего, полномочия государства в сфере экономической политики, предполагая при этом наличие органа власти, осуществляющего данные полномочия от имени Российской Федерации, а ч. 1 и 2 ст. 75 Конституции РФ закрепляют полномочия Банка России по исключительному осуществлению эмиссии денежных средств и определяют его основную функцию, заключающуюся в защите и обеспечении устойчивости рубля, которая осуществляется независимо от других органов государственной власти. Анализ вышеуказанных статей Базового закона позволил сделать следующие выводы:

1) указанное в п. «ж» ст. 71 Конституции РФ положение имеет большое значение не только для основ конституционного строя Российской Федерации и ее федеративного устройства, но и для конституционно-правового статуса Банка России;

2) независимость Банка России как основной принцип его организации и деятельности закрепляется в Конституции РФ и с полным основанием может называться конституционным.

Подводя итоги проведенной части исследования, необходимо отметь, что в конституциях советского периода, начиная с 1918 г. всегда декларировались нормы, регулирующие банковскую сферу, в том числе и указывающие на составляющие статуса Центрального банка (Госбанка). В данной связи, считаем совокупность всех конституционных норм российского государства, исходя из их содержательных особенностей, а также с учетом объекта диссертационного исследования, можно разделить на две группы:

- абстрактно-регулятивные характеризуются адресацией общих положений относительно банковской сферы, отношений в целом (п. «д» ст. Конституции РСФСР 1918 г.;

ст. 6 и п. «м» ст. 14 Конституции СССР 1936 г.;

п. 1 ст. 131 Конституции СССР 1977 г.;

ст. 11.1 и п. «ж» ст. 72 Конституции РСФСР 1978 г.;

п. «ж» ст. 71 Конституции Российской Федерации 1993 г.);

- конкретно-установочные характеризуются адресацией положений непосредственно касающихся составляющих частей статуса Центрального банка (Росбанка) – ст. 70 Конституции СССР 1936 г., ч. 4 ст. Конституции РСФСР 1978 г., ч.ч. 1 и 2 ст. 75, п. «г» ст. 83, п. «г» ст. Конституции Российской Федерации 1993 г.

Что касается современных источников регулирования конституционно-правового статуса Центрального банка РФ, то таковые по предмету регулирования можно разделить на две группы:

- статусно-определяющие – совокупность правовых норм консолидированных в специальном нормативном правовом акте, регулирующих статусные аспекты Центрального банка Росси;

Здесь нормативно-правовым актом, конкретизирующим конституционно-правовой статус Центрального банка РФ, является Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (далее – Федеральный закон о Банке Росси). Необходимость принятия новой редакции вышеуказанного Федерального закона продиктована обобщением практики деятельности Банка России с 1990 г.

Следует сделать акцент, что принятие нового Федерального закона о Банке России хронологически совпало с проведением административной реформы в начале 2000-х гг. Данное событие не могло не отразиться на общей концепции указанного документа. В целом можно сказать, что Федеральный закон о Банке России как источник права, регулирующий конституционно-правовой статус Банка России, определяет: его цели и функции;

полномочия, касающиеся проведения денежно-кредитной политики;


органы управления;

взаимоотношения Банка России с органами государственной власти, а также закрепляет конституционные принципы организации и деятельности Центрального банка РФ.

Рассматривая источники, определяющие конституционно-правовой статус Банка России, целесообразно отметить некоторые изменения, имевшие место в законодательстве о Центральном банке РФ. Анализ Федерального закона о Банке России позволил выделить следующие перемены, затрагивающие конституционно-правовой статус Банка России.

Прежде всего, необходимо обратить внимание на изменение содержания ст. 3 Федерального закона о Банке России в части определения целей деятельности. Изменение коснулось третьей цели деятельности Банка России, продиктованное принятием Федерального закона «О национальной платежной системе».

Существенно отличается глава 3 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от ранее действовавшей редакции данного акта. Прежде всего, это касается как самого названия указанной главы, так и ее содержания. Если ранее действовавшая редакция вышеуказанного Федерального закона обозначалась как «Органы управления Банком России», то в новой редакции стала носить другое название – «Национальный банковский совет и органы управления Банком России», что вызвало дискуссию относительно того является ли Национальный банковский совет органом управления или нет. Не вдаваясь в полемику по данному вопросу, можно отметить следующие обстоятельства, которые повлияли на конституционно-правовой статус Банка России. Во-первых, изменился порядок формирования Национального банковского совета и, во-вторых, существенно изменились его полномочия. Изменение полномочий произошло фактически за счет перераспределение полномочий между Национальным банковским советом и Советом директоров Центрального банка РФ.

Как источник конституционно-правового статуса Центрального банка РФ Федеральный закон о Банке России определяет отдельные его функции, затрагивающие конституционные полномочия, по утверждению графического обозначения рубля в виде знака, осуществления надзора и наблюдения в национальной платежной системе. Вышеуказанные функции имеют большое значение для определения конституционно-правового статуса Банка России, поскольку именно согласно Конституции РФ (ст. 75), он наделен конституционным полномочием по эмиссии денежных средств на территории Российской Федерации.

Затрагивая вопрос, касающийся конституционных полномочий Банка России в части наблюдения за национальной платежной системой, необходимо указать на имевшие место изменения в Федеральном законе о Банке России в связи с принятием Федерального закона от 27 июня 2011 г.

№ 162-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О национальной платежной системе». Если ранее Федеральный закон о Банке России определял его как орган, координирующий, регулирующий и лицензирующий деятельность, связанную с безналичными расчетами, то вследствие принятия Федерального закона «О национальной платежной системе» имели место существенные изменения Федерального закона о Банке России, касающиеся его конституционно-правового статуса и, как следствие, его конституционных полномочий. Настоящие перемены касаются, в первую очередь, появления в Федеральном законе о Банке России главы XII.1. «Обеспечение стабильности и развитие национальной платежной системы». Эта глава закрепила следующие полномочия Банка России, по вопросу регулирования национальной платежной системой и непосредственно влияющие на его конституционные полномочия как «главного банка»: во-первых, принятие стратегии, направленной на развитие национальной платежной системы;

во-вторых, организация и обеспечение эффективного и бесперебойного функционирования платежной системы Банка России, а также осуществление за ней наблюдения;

в-третьих, установление правил наличных расчетов, организация наличных расчетов между юридическими лицами, в том числе расчетов с участием граждан, связанных с осуществлением ими предпринимательской деятельности;

в-четвертых, установление правил, форм и стандартов безналичных расчетов.

В 2012-2013 гг. рассматриваемый нормативный правовой акт также подвергался изменениям:

- в связи с принятием Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам»;

- в части своей надзорной функции и др.

Вторую группу, на наш взгляд, составили фрагментарно-функциональные – это совокупность правовых норм, содержащихся в различных нормативных правовых актах и определяющих лить отдельные направления в деятельности Центрального банка России.

Анализ данной группы ном следует начать с Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Нельзя не обратить внимание на значимость данного Федерального закона в деятельности Банка России как нормативного акта, регулирующего банковскую деятельность в Российской Федерации. Несмотря на то, что вышеуказанный Федеральный закон непосредственно не определяет конституционно-правовой статус Банка России, но, являясь его правовой основой по регулированию банковской деятельности, оказывает влияние на реализацию конституционных полномочий Банка России. Это связано с тем, что ст. 2 данного Федерального закона определяет банковскую систему Российской Федерации как двухуровневую, где первый уровень занимает Банк России, а второй – кредитные организации, а равно филиалы и представительства иностранных банков. Подобная структура банковской системы Российской Федерации, определенная в Федеральном законе «О банках и банковской деятельности», не случайна. Системный анализ положений Федерального закона о Банке России и Федерального закона «О банках и банковской деятельности» позволяет сделать вывод о том, что Банк России является системообразующим в российской банковской системе. Более того, он наделен функциями по управлению банковской системой и регулированию банковской деятельности. Данное обстоятельство проявляется в том, что в соответствии с Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» Банк России осуществляет государственную регистрацию кредитных организаций и выдает им лицензии на осуществление банковских операций, что, как отмечается в Определении от 14 декабря 2000 г. № 268-О Конституционного Суда РФ, фактически является реализацией конституционной функции Банка России, осуществляемой на основе имеющейся оперативной информации о состоянии экономики и денежно-кредитной политики. В силу этого и, несмотря на то, что Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» непосредственно не определяет конституционно-правовой статус Банка России, но регламентирует порядок реализации его полномочий по регулированию, контролю и надзору за банковской деятельностью, которые в свою очередь влияют на его конституционные полномочия.

Бюджетный кодекс РФ, не относясь к числу нормативных правовых актов, непосредственно регулирующих конституционно-правовой статус Банка России, в то же время закрепляет за ним отдельные полномочия в сфере бюджетных отношений. При всем при том, что Центральный банк РФ не принимает участия в разработке проекта федерального бюджета, равно как и не исполняет бюджет Российской Федерации, он в соответствии со ст.

152 Бюджетного кодекса РФ является участником бюджетных правоотношений, и как участник бюджетных правоотношений он участвует в реализации единой государственной денежно-кредитной политики.

Полномочия Банка России, закрепленные в п. 1 ст. 155 Бюджетного кодекса РФ, надлежит истолковывать с учетом п. 1 ст. 4 Федерального закона о Банке России, где закреплено, что Центральный банк РФ во взаимодействии с Правительством РФ разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику. Следует обратить внимание на то, что Бюджетный кодекс Российской Федерации закрепляет и иные полномочия Центрального банка РФ, реализуемые им совместно с Правительством РФ, именно, в сфере реализации денежно-кредитной политики. К реализации единой государственной денежно-кредитной политики можно отнести также полномочия Банка России, которые закреплены в ст. 119 Бюджетного кодекса РФ, согласно которой он осуществляет полномочия генерального агента Правительства РФ, связанные с обслуживанием долговых обязательств Российской Федерации.

Наряду с бюджетными полномочиями в сфере денежно-кредитной политики необходимо выделить полномочия Банка России в сфере исполнения бюджета и контроля над его исполнением:

во-первых, в соответствии с п. 2 ст. 155 Бюджетного кодекса РФ, он обслуживает счета бюджетов;

во-вторых, в случаях, предусмотренных законодательством, он наделяется бюджетно-контрольными полномочиями или полномочиями главного администратора доходов бюджета или администратора доходов бюджета соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации.

Все выше указанное свидетельствует о том, что непосредственно не определяя конституционно-правовой статус Банка России, Бюджетный кодекс РФ тем не менее закрепляет за ним отдельные бюджетные полномочия, в конечном счете взаимосвязанные с его конституционными полномочиями, что в свою очередь влияет на его конституционно-правовой статус.

Не менее актуальным для определения конституционно-правового статуса Банка России является Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле». Значимость данного федерального закона как источника конституционно-правового регулирования статуса Банка России заключается в том, что он является нормативным актом федерального уровня, регулирующим валютные правоотношения в Российской Федерации. Обеспечение устойчивости рубля как национальной валюты является одной из целей деятельности Банка России, которая достигается путем осуществления комплекса мер по регулированию денежного обращения в Российской Федерации и проведению валютной политики Банком России. Валютное регулирование реализуется путем валютных интервенций, определения курса рубля к иностранным валютам, регулирования ставки банковского процента (рефинансирования), опубликования официальных курсов иностранных валют по отношению к рублю и иными мерами.


Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» как источник конституционно-правового статуса Банка России устанавливает цель его деятельности, которая в свою очередь складывается из двух составляющих: обеспечение реализации единой государственной валютной политики и устойчивость российской валюты. Нельзя не согласиться с Н.Ю. Ерпылевой в том, что цель валютного регулирования заключается в проведении применительно к условиям рыночной экономики рациональной денежно-кредитной политики, выступающей как инструмент достижения макроэкономических целей государства. В таком смысле валютное регулирование, валютный контроль способствуют поддержанию сбалансированного движения финансовых потоков в экономике страны, а соответственно и достижению стабильного функционирования банковской системы. О существенной роли Банка России в вопросе валютного регулирования отмечается в ст. 5 вышеуказанного Федерального закона, согласно которой он является органом валютного регулирования. В силу этого Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» является важным нормативно-правовым актом в системе источников права, регулирующих конституционно-правовой статус Банка России.

Одним из нормативных актов, определяющих конституционно-правовой статус Центрального банка РФ, принятых сравнительно недавно, является Федеральный закон «О национальной платежной системе». Эффективное и бесперебойное функционирование национальной платежной системы Российской Федерации самым прямым образом отражается на стабильности национальной валюты (рубля), и в этом смысле функционирование национальной платежной системы должно быть объектом пристального внимания Банка России.

Следует акцентировать внимание на том, что настоящий законодательный акт является по сути специальным источником права по отношению к Федеральному закону о Банке России, регулирующим его конституционно-правовой статус. Вышеуказанное проявляется в том, что в соответствии со ст. 3 Федерального закона о Банке России одной из целей его деятельности является обеспечение стабильности и развитие национальной платежной системы. При этом в указанном Федеральном законе отсутствует глава, которая бы регулировала функционирование российской платежной системы. Бесперебойно и эффективно функционирующая национальная платежная система обеспечивает стабильность рубля как национальной валюты, а, следовательно, конституционная цель деятельности Центрального банка РФ, направленная на защиту и обеспечение устойчивости рубля, достигается путем принятия мер по обеспечению эффективного и бесперебойного функционирования национальной платежной системы Российской Федерации, правовое регулирование которой определяется Федеральным законом «О национальной платежной системе». С этой точки зрения, Федеральный закон «О национальной платежной системе», определяя полномочия Банка России по регулированию национальной платежной системой, закрепляет за ним полномочия, которые непосредственно связаны с его конституционными полномочиями, из чего следует, что вышеуказанный Федеральный закон следует отнести к источникам права, регулирующим конституционно-правовой статус Банка России.

О невозможности правового регулирования статуса Банка России иными нормативными правовыми актами, за исключением Конституции РФ и федеральных законов, отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 15 января 2003 г. № 45-О. В соответствии с п. 3 указанного Определения, цели деятельности, функции и характер полномочий Центрального банка РФ которые определяются Конституцией РФ, Федеральным законом о Банке России и другими федеральными законами, предполагают необходимость обеспечения, в том числе на законодательном уровне, гарантий предотвращения возможного необоснованного вмешательства в осуществление Центральным банком РФ своих функций со стороны других органов государственной власти. Следовательно, ни Указы Президента РФ, ни постановления Правительства РФ, ни законы субъектов Российской Федерации, ни нормативные правовые акты представительных органов местного самоуправления не могут регламентировать правовое положение Центрального банка РФ. Данное положение связано с тем, чтобы оградить Банк России от вмешательства в его функционирование со стороны иных субъектов конституционно-правовых отношений.

Далее, анализируя источники, регулирующие конституционно-правовой статус Банка России, нельзя оставить без внимания решения Конституционного Суда РФ. В последние десятилетия вопросу о месте актов Конституционного Суда РФ в системе российского права правоведами уделялось весьма значительное внимание.

Как уже было указано выше, ни Конституция РФ, ни Федеральный закон о Банке России однозначно не определяют конституционно-правовой статус Банка России, что в свою очередь не позволяет найти его место в системе органов государственной власти. С точки зрения теории права, акты Конституционного Суда РФ при определении конституционно-правового статуса Центрального банка РФ имеют спорную юридическую природу.

Такое положение связано с тем, что до настоящего времени нельзя четко установить их место в системе источников права Российской Федерации.

Относительно юридической природы решений Конституционного Суда РФ нельзя не согласиться с В.О. Лучиным в том, что они не содержат в себе правовых норм, хотя и обладают отдельными свойствами. Следует иметь ввиду, что в наибольшей степени это относится к постановлениям Конституционного Суда РФ. Так, С.А. Иванов, характеризуя постановления Конституционного Суда РФ, указывает, что их правовая природа придает им качество источников права. По суждению М.Н. Марченко, «…только постановления Конституционного Суда РФ, в отличие от его заключений и определений, фактически в ряде случаев могут выступать в качестве источников права». На сегодняшний день можно констатировать то, что не было ни одного постановления Конституционного Суда РФ относительно толкования положений Конституции РФ, касающихся конституционно-правового статуса Центрального банка РФ или соответствия Федерального закона о Банке России Конституции РФ. Между тем, существуют объективные предпосылки толкования положений отдельных статей Федерального закона о Банке России и их конституционности.

Подобная деятельность Конституционного Суда РФ могла бы послужить определенным ориентиром как для судебной власти, так и для законодательной и исполнительной властей в целях правильного применения положений Базового закона и федерального законодательства.

Возвращаясь к вопросу о том, являются ли решения Конституционного Суда РФ источниками права, определяющими конституционно-правовой статус Центрального банка РФ, можно ответить отрицательно. Такой вывод допустимо сделать на основе следующего:

согласно п. 2 ст. 125 Конституции РФ, Конституционный Суд Российской Федерации разрешает дела о соответствии (курсив мой – Ц.И.) Конституции РФ нормативных правовых актов Российской Федерации, иначе говоря, речь идет именно о конституционном правосудии, а не о законотворческой деятельности;

данное Конституционным Судом РФ толкование Конституции РФ будет официальным и обязательным для всех субъектов права, что в свою очередь не означает его нормотворческую деятельность;

толкование конституционной нормы предполагает установление, прежде всего как значения, так и смысла указанной нормы, что вовсе не влечет изменения ее содержания. Как отмечает В.С. Нерсесянц, «…если же суд на самом деле создает новую правовую норму (что, конечно, выходит за рамки его полномочий), то в таком случае следует говорить не о прямом применении Конституции, а об ее изменении. Вот в этом-то как раз и состоит опасность признания судебной практики источником права».

Конституционный Суд РФ, будучи органом судебной власти, осуществляет правосудие, но его деятельность не предполагает восполнение пробелов в законодательных актах. В этом смысле нельзя не согласиться с В.М. Лебедевым в том, что судебная власть не может устранять пробелы и неточности действующих законов. «Каким же образом судебная власть будет восполнять пробелы, образовавшиеся в результате отмены любого числа неправовых актов и норм, если решения высших органов не будут признаваться источником права? Ведь для того, чтобы не возникло «правового хаоса», пробелы должны восполняться одинаково».

Завершая анализ источников, регулирующих конституционно-правовой статус Центрального банка РФ, подчеркнем, что несмотря на то, что Конституция РФ является основным источником в системе нормативно-правовых актов, регулирующих конституционно-правовой статус Банка России, в ней отсутствуют нормы, регулирующие порядок организации и деятельности Банка России. С точки зрения соискателя, было бы целесообразно определить конституционно-правовой статус Центрального банка РФ, выделив положения о нем в отдельной главе Конституции РФ.

В историческом аспекте развития Госбанка советского периода и Центрального банка сегодняшних дней следует обозначить соответствующие периоды развития с присущими правовому статусу Банка специфическими чертами правового статуса.

Советский период характеризовался национализацией банков и монополизацией банковской деятельности. Анализ законодательства того времени позволил констатировать, что, во-первых, Государственный банк в советский период был частью системы органов исполнительной власти;

во-вторых, существовавший порядок назначения руководителя Государственного банка и высших должностных лиц делал его полностью зависимым от исполнительной власти и, как следствие, ни о какой независимости в деятельности Госбанка не могло быть и речи;

в-третьих, функциональная деятельность Государственного банка сводилась, в частности, к кредитованию на основе утвержденного плана развития.

В 1990-е и последующие годы характерны преобразования в социально-политической сфере, праве и экономике. В данный период принимается Закон о Банке России, который во многом определил направление в развитии концепции Центрального банка в современной России.

1.2. Понятие конституционно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации Роль и место Центрального банка РФ в системе органов государственной власти, его значение в банковской системе определяется правовым статусом и, прежде всего, конституционно-правовым статусом.

Существуют разные подходы к пониманию термина «статус». Например, Н.И. Матузов понимает «статус» как «…положение, состояние кого-либо или чего-либо». Такое же представление термина «статус» содержится в словаре иностранных слов, где он определяется как правовое положение, состояние.

Отметим, что отсутствие в законодательстве определения статуса Банка России приводит к необходимости разрешить данную проблему путем обращения к теоретическим положения права, законодательству и судебной практике.

Так, при рассмотрении административно-правового статуса Центрального банка Российской Федерации, правоведы уточняют его правовую природу. Например, Ю.А. Тихомировым Центральный банк Росси охарактеризован и как центр банковской системы и орган государственного управления. По мнению А.Б. Агапова, Центральный банк Российской Федерации является федеральным органом государственной власти с наличием особых исполнительно-распорядительных полномочий.

В целом правовой статус Центрального банка России характеризуется двойственностью правовой природы. С одной стороны это юридическое лицо, осуществляющее банковские операции, получающее прибыль и являющееся таким же субъектом банковской системы, как и коммерческие банки. С другой стороны Центральному банку РФ вменены государственно-властные полномочия, он реализует нормативное регулирование, осуществляет надзор за функционированием кредитных организаций и т.д. Таким образом, двуединый правовой статус Центрального банка РФ определен его дуалистической сущностью как органа публичной (государственной) власти и как субъекта частноправовых отношений.

Что касается первого проявления, то Центральный банк отождествляют с государственным органом.

В российском законодательстве на легальном уровне не сформулировано определение понятия «государственный орган». В данной связи возможно обращение к имеющимся теоретико-правовым разработкам.

Как специфические признаки государственного органа выделяют:

государственная воля на их формирование;

реализация в установленном законом порядке форм и видов деятельности;

присутствие юридически определенной организационной структуры, масштаба деятельности относительно территории, особого статуса, который определяет его место и роль в аппарате государства, а также режим взаимодействия с иными публичными властными структурами. Представленные признаки, характеризующие государственный орган в полной мере соотносимы и с Центральным банком России. И мы придерживаемся позиции, что Банк России статусно проявляет себя как государственный орган (например, как прокуратура, Счетная палата и пр.).

Некоторые ученые приводят аргумент, что Банк России следует относить к государственным органам на основании ч. 2 ст. 74 Конституции РФ. В соответствии с ней Центральным банком реализуется своя основная функция, защищающая и обеспечивающая устойчивость рубля «независимо от других органов государственной власти». Именно буквальное толкование прилагательного «других» применительно к органам государственной власти позволяет расценивать Банк России в качестве такового. Однако данная дословная интерпретация не представляется возможной в силу того, что в соответствии со ст. 10 Конституции к органам государственной власти в Российской Федерации относятся только органы законодательной, исполнительной и судебной власти. Статья 11 Базового закона конкретизирует путем перечисления такие органы и Банка России среди таковых не имеется.

А.Г. Братко в своих трудах аналогично указывает на то, что Центральный банк России не относится к органам государственной власти, так как не указывается в ст. 11 Конституции РФ.

Существует версия, что Центральный банк России по роду своей деятельности близок к деятельности органов исполнительной власти, но он не встроен в единую систему исполнительной власти России, которая образуется федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов России (ч. 2 ст. 77 Конституции РФ).

Однако в базовых правовых актах, определяющих статус органов исполнительной власти, Центральный банк России не называется как федеральный орган исполнительной власти.

Существует мнение, в соответствии с которым Центральный банк России является особым публично-правовым институтом, обладающим исключительным правом денежной эмиссии и организации денежного обращения. Помимо прочего, Банком России реализуется деятельность оператора по переводу денежных средств на основании Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе».

Конституционно предусмотренные функции и полномочия, Банк России исполняет независимо от федеральных и региональных органов государственной власти, а также органов местного самоуправления. По своей правовой природе полномочия и функции Центрального банка России, реализуемые путем использования мер государственного принуждения, относят к функциям государственной власти.

В качестве подтверждения позиции государственно-властного характера деятельности Банка России выступает Определение Конституционного Суда № 268-О от 14 декабря 2000 г.. В Постановлении № 10-П от 3 июля 2001 г. Конституционного Суда также конкретизировано, что в отличие от Центрального банка Российской Федерации, который является органом банковского регулирования и надзора за деятельностью кредитных организаций, Агентство имелось в виду Агентство по реструктуризации кредитных организаций не отнесено к органам государственной власти.

Однако здесь мы можем, возразить относительно восприятия Банка России в качестве органа государственной власти (на основании ст.ст. 10 и Конституции России) и согласиться с тем, что государственный орган.

В нормативных правовых актах, подчеркивая государственный характер деятельности Банка России, встречается версия, рассматривающая его в качестве особого специфического субъекта обособленной индивидуальной группы. Например, с учетом предложений федеральных органов государственной власти, Центрального банка Российской Федерации, других органов и организаций, определяемых Правительством Российской Федерации, разрабатывается проект федерального закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год. Как видим, Центральный банк упоминается отдельно. Изложенная в нормативном правовом акте формулировка прямо не относит Центральный банк России к федеральным органам государственной власти, а отмечает его обособленно, в специфической группе субъектов, где он представлен в единственном числе.

Данная позиция также может быть подкреплена законодательными положениями ст. 71 Федерального закона от 18 мая 2005 г. № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». В соответствии с ней создание контрольно-ревизионных служб при избирательных комиссиях осуществляется с привлечением специалистов государственных органов, иных органов и организаций, включая Центральный банк Российской Федерации, Сберегательный банк Российской Федерации, главные управления Центрального банка Российской Федерации в субъектах Российской Федерации. В приведенном аспекте Банк России получается по статусу как иной, т.е. не относящийся к государственным, орган или организация.

Доводом в пользу того, что Банк России является государственным органом можно считать его право по изданию в форме указаний, положений, инструкций нормативных актов, обязательных для всех уровней власти и частного сектора. Еще одним доводом выступает проведение Банком России проверок кредитных организаций (их филиалов) для реализации своих функций по банковскому регулированию и банковскому надзору, направление им обязательных к исполнению предписаний по устранению выявленных нарушений и применение предусмотренных законом санкции к нарушителям. Аналогичные полномочия характерны и государственным органам.

Против такой позиции выступает упомянутый ранее профессор А.Г. Братко. Также ученый ссылается на то, что служащие Банка России по определению не являются должностными лицами государственных органов, а статус их определен следующим образом: они отнесены к категории служащих, которые работают не в государственной организации – и регулируется 14 разделом (ст. ст. 88-92) закона о Центральном банке России.

Представленные рассуждения, конечно, сложно привести к «общему знаменателю», но несмотря на это, единым можно признать то, что Центральный банк – публичный орган, характеризующийся специфическим статусом. На это указывает и другая группа позиций, отраженная в юридической литературе и посвященная раскрытию статуса Банка России как участника частных правоотношений.

В соответствии с Федеральным законом о Центральном банке (ст. 1) заявленная структура есть юридическое лицо, а ее статус определен Конституцией РФ, указанным законом и иными федеральными законами.

По одной из представленных в юридической литературе позиций Банк России – государственное учреждение, так как только для государственных органов характерны властные управленческие полномочия (ныне таковыми являются учреждениями). На основании со ст. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательное федеральное финансирование – это один из признаков государственного учреждения.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.