авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЕЛЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ И.А. БУНИНА» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Одним из основных направлений такого взаимодействия является денежно-кредитная политика. Разрабатываемая и проводимая Банком России во взаимодействии с Правительством РФ, она является частью экономической политики, проводимой в Российской Федерации. При этом данный вид взаимодействия необходим для достижения финансовой стабильности в Российской Федерации. Именно достижение цели финансовой стабильности может стать гарантией успешного проведения экономической политики.

Вопрос взаимодействия Центрального банка РФ и Правительства РФ стоит рассмотреть с точки зрения влияния Банка России на проводимую Правительством РФ экономическую политику. Данное влияние первоначально необходимо рассмотреть через соотношение и взаимодействие проводимой монетарной политики, с одной стороны, и налоговой и бюджетной политики, с другой. Так, монетарная политика, проводимая Центральным банком РФ, осуществляется через денежную систему Российской Федерации посредством контроля над денежной массой, уровнем процентных ставок, проведения валютных интервенций и т.д.

Важнейшая цель деятельности Банка России заключается в защите и обеспечении устойчивости рубля как национальной (российской) валюты. В свою очередь, фискальная политика и бюджетная политика, проводимые Правительством РФ, влияют на налоговую и бюджетную системы Российской Федерации. Определяющим моментом валютной политики, проводимой Центральным банком РФ, является наличие конституционной гарантии (ст. 75 Конституции РФ) независимости Банка России от иных органов государственной власти при осуществлении конституционных полномочий.

О необходимости проведения согласованных действий Центральным банком РФ с Правительством РФ, в целях обеспечения финансовой стабильности и экономического развития, говорится в «Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на год и период 2014 и 2015 годов», где отмечается большое значение для достижения целей единой государственной денежно-кредитной политики взаимодействие усилий Банка России и Правительства РФ, так как именно от этого взаимодействия зависит как состояние всех государственных финансов, так и результат денежно-кредитной политики в целом.

«Последовательное проведение бюджетной политики … будет вносить позитивный вклад в поддержание финансовой и общей макроэкономической стабильности, создавая, таким образом, благоприятные условия для экономического роста и достижения целей денежно-кредитной политики».

Несмотря на то, что валютная политика, а равно налоговая, бюджетная политика осуществляются разными органами власти, они тесным образом взаимодействуют. Отсутствие такого согласования может привести к финансовому кризису, примером которого служит кризис августа 1998 г. в Российской Федерации, который самым негативным образом отразился на экономическом развитии России.

О необходимости взаимодействия Центрального банка РФ с Правительством РФ по вопросам проведения денежно-кредитной политики говорится в п. 1 ст. 4 Федерального закона о Банке России. Вместе с тем нельзя не затронуть того обстоятельства, что действующее законодательство достаточно формально определяет взаимодействие Банка России и Правительства РФ при разработке и проведении единой государственной денежно-кредитной политики. В отсутствии достаточно четко прописанной процедуры такого согласования можно прийти к выводу о существовании угрозы независимости Банка России.

Федеральный закон о Банке России закрепляет следующие формы взаимодействия Банка России с Правительством РФ:

1) разработка единой государственной денежно-кредитной политики (п. ст. 4);

2) проведение единой государственной денежно-кредитной политики (п.

1 ст. 4);

3) участие в разработке экономической политики Правительства РФ (ст.

21);

4) участие в заседаниях (ст. 21);

5) информирование (ст. 21);

6) координирование (ст. 21);

7) консультации (п. 3 и п. 4 ст. 21, 43);

8) соглашения о проведении операций по поручению Правительства РФ (ст. 23);

9) согласование (ст. 76).

Из анализа п. 1 ст. 4 Федерального закона о Банке России можно сделать вывод о том, что необходимо разграничивать взаимодействие Банка России с Правительством РФ по разработке единой государственной денежно-кредитной политики и ее проведение. При разработке основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики Банк России взаимодействует с Правительством РФ в лице Министерства экономического развития Российской Федерации. Разработка основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики Центрального банка РФ является одной из важнейших составляющих его деятельности. Обратим внимание, что разработка проекта основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики Банком России осуществляется с учетом прогноза социально-экономического развития Министерства экономического развития Российской Федерации.

Необходимость учета прогноза социально-экономического развития при разработке единой государственной денежно-кредитной политики во многом объясняется тем, что она является частью общей экономической политики, проводимой Правительством Российской Федерации.

Проведение единой государственной денежно-кредитной политики, наряду с ее разработкой, также осуществляется Банком России совместно с Правительством РФ. Указанное взаимодействие можно проследить на примере «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2012 год и период 2013 и 2014 годов», согласно которым Банк России и Правительство РФ определили комплекс мероприятий, направленных на достижение целей денежно-кредитной политики. Затрагивая вопрос взаимодействия Центрального банка РФ с Правительством РФ при проведении единой государственной денежно-кредитной политики, помимо всего прочего необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что эффективность проводимой денежно-кредитной политики Банком России находится в зависимости от многих факторов. Среди них можно выделить такие, как обслуживание федерального бюджета, управление государственным внутренним и внешним долгом и другие, непосредственно относящиеся к компетенции Правительства РФ, что в свою очередь означает обязательность взаимодействия Центрального банка РФ с Правительством РФ при проведении денежно-кредитной политики.

Кроме выше сказанного, необходимо отметить несогласованность норм Конституции РФ и Федерального закона о Банке России. Основной закон в ст. 75 закрепляет положение о том, что, во-первых, денежная эмиссия осуществляется исключительно Банком России и, во-вторых, защита и обеспечение устойчивости рубля – основная функция Центрального банка РФ, осуществляемая им независимо от других органов государственной власти, и, как уже было отмечено в параграфе 2.2. данной работы, денежная эмиссия и меры по защите и обеспечению устойчивости рубля осуществляются исключительно в рамках единой государственной денежно-кредитной политики. В соответствии с п. 1 ст. 114 Конституции РФ и ст. 15 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» Правительство РФ обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики. Значение слова «обеспечение» в контексте п. 1 ст. 114 Основного закона и ст. 15 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» означает создание возможности, условий для проведения единой финансовой, кредитной и денежной политики в Российской Федерации. Следовательно, положение п. 1 ст. 4 Федерального закона о Банке России, согласно которому Банк России во взаимодействии с Правительством РФ разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику, не согласовывается с положениями п. 1 ст.

114 Конституции Российской Федерации и ст. 15 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации».

На взгляд соискателя, несмотря на необходимость взаимодействия Центрального банка РФ и Правительства РФ в сфере денежно-кредитной политики, это возможно лишь при условии наличия системы сдержек и противовесов, и разграничения «сфер ответственности». Наличие законодательно закрепленной системы сдержек и противовесов между Правительством Российской Федерации и Банком России дает юридическую гарантию Центральному банку РФ сохранить конституционную независимость, закрепленную в ст. 75 Основного закона. В свою очередь разграничение «сфер ответственности» по вопросу проводимой денежно-кредитной политики позволит избежать «перекладывания»

ответственности за ее конечный результат.

Наряду с вышеуказанными формами взаимодействия стоит отметить и такую форму, как участие Банка России в разработке экономической политики Правительства РФ. Данная форма взаимодействия прослеживается из анализа ст. 21 Федерального закона о Банке России, согласно которой «для реализации возложенных на него функций Банк России участвует в разработке экономической политики Правительства Российской Федерации». Участие Центрального банка РФ в разработке экономической политики Правительства РФ объясняется необходимостью реализации функций, возложенных на Банк России, поскольку согласно действующему законодательству именно на Правительство РФ возлагается обязанность по обеспечению проведения в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики.

На сегодняшний день одним из основных направлений участия Банка России в разработке экономической политики Правительства РФ является развитие банковского сектора. С этой целью было принято Заявление Правительства РФ и ЦБР от 5 апреля 2011 г. №№ 1472п-П13, 01-001/1280, в котором Банк России и Правительство РФ:

1) принимая во внимание последствия кризиса (2008 года – Ц.И.), признают важным продолжать деятельность, направленную на рост устойчивости и стабильности всего банковского сектора экономики и принятие необходимых мер для поступательного роста показателей его деятельности;

2) признают необходимость формирования условий для повышения транспарентности банковского сектора, а также укрепления рыночной дисциплины и повышения уровня конкуренции;

3) готовы сформировать как правовые, так и другие необходимые условия для создания банковского сектора, отвечающего требованиям конкурентоспособности.

Следующей формой взаимодействия Банка России и Правительства РФ является участие в заседаниях. Рассматриваемая форма взаимодействия закрепляется в ст. 21 Федерального закона о Банке России. Такая форма взаимодействия не была предусмотрена Законом РСФСР от 2 декабря 1990 г.

«О Центральном банке РСФСР (Банке России)». Именно для восполнения пробелов действовавшего в то время законодательства Указом Президента РФ от 10 июня 1994 г. № 1184 в п. 4 устанавливалась модель взаимного представительства, до принятия нового банковского законодательства (выделено мной – Ц.И.), между Банком России и Правительством РФ в целях осуществления согласованных мероприятий по реализации денежно-кредитной политики. Позднее, Указом Президента РФ от 15 августа 1994 г. № 1688 было утверждено Положение о взаимном представительстве Правительства РФ и Центрального банка РФ, п. 1 которого предусматривался порядок взаимного представительства Правительства РФ на заседания Совета директоров Банка России и Центрального банка РФ на заседаниях Правительства РФ в целях осуществления мер по реализации денежно-кредитной политики.

Правовое регулирование такой формы взаимодействия как участие в заседаниях на уровне подзаконных нормативных актов просуществовало до вступления в силу Федерального закона от 26 апреля 1995 г. № 65-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)», ст. 19 которого было предусмотрено, что для реализации возложенных на него функций Банк России участвует в разработке экономической политики Правительства РФ. Председатель Банка России или по его поручению один из его заместителей участвует в заседаниях Правительства РФ, а Министр финансов Российской Федерации и Министр экономики Российской Федерации или по их поручению по одному из их заместителей участвуют в заседаниях Совета директоров с правом совещательного голоса. Указанная форма участия сохранилась.

По мнению соискателя, в целях придания большей эффективности взаимоотношениям между Банком России и Правительством РФ необходимо предоставить право Председателю Банка России или по его поручению одному из его заместителей участвовать в заседаниях Правительства РФ с правом совещательного голоса.

Федеральный закон о Банке России в п. 3 ст. 21 закрепляет три формы взаимодействия Банка России с Правительством РФ: информирование, координирование и консультирование. В указанной статье Федерального закона о Банке России закреплено положение об информировании Банком России Правительства РФ о предполагаемых действиях, имеющих общегосударственное значение. С точки зрения автора работы, пробелом действующего Федерального закона о Банке России является то, что он не раскрывает понятие общегосударственного значения и, как следствие, не конкретизирует действия, по которым Банк России и Правительство РФ информируют друг друга. Единственным примером такого информирования является ст. 33 вышеуказанного Федерального закона, согласно которой Совет директоров, принимая решение о выпуске банкнот и монеты нового образца, а равно об их изъятии из обращения в порядке предварительного информирования, направляет свое решение в Правительство РФ. Так же пробелом правого регулирования информирования как формы взаимодействия Банка России и Правительства РФ является отсутствие сроков и форм информирования о предполагаемых действиях.

Координирование как форма взаимодействия Банка России и Правительства РФ обеспечивает согласование проводимой политики как Правительством РФ, так и Центральным банком РФ. Координирование сотрудничества необходимо для согласованного проведения бюджетной и фискальной политики, в том числе валютной политики. Как фискальная, так и бюджетная политика относятся к ведению Правительства РФ. В свою очередь, валютная политика относится к ведению Центрального банка РФ.

Несмотря на то, что бюджетная, фискальная и валютная политика проводятся разными органами власти, важно отметить их взаимодействие, поскольку эффективность проведения одной неизменно повлияет на другую.

В этом смысле важно координировать взаимодействие Банка России и Правительства РФ в целях экономического роста, повышения благосостояния граждан Российской Федерации.

Консультации как форма взаимодействия Центрального банка РФ с Правительством РФ и случаи их проведения закрепляются в ст.ст. 21 и Федерального закона о Банке России. Необходимо отметить то, что если в первом случае консультация как форма взаимодействия закреплена в п. 3 ст.

21 главы 4 Федерального закона о Банке России, определяющей правовые основы взаимоотношения Банка России с органами государственной власти и органами местного самоуправления, то во втором случае такая консультация упоминается в п. 2 ст. 43 главы 7 данного Федерального закона, касающейся вопросов денежно-кредитной политики. Следовательно, если п. 3 ст. 21 Федерального закона о Банке России является общей нормой, регулирующей сотрудничество Банка России с Правительством РФ, то норма, закрепленная в п. 2 ст. 43 вышеуказанного Федерального закона, применяется исключительно в порядке взаимодействия Центрального банка РФ с Правительством РФ в процессе проведения денежно-кредитной политики.

По смыслу ст. 43 Федерального закона о Банке России Центральный банк РФ вправе применить меры, предусмотренные указанной статьей, в равной степени в отношении всех кредитных организаций, но в исключительных случаях – только после консультаций с Правительством РФ. Обязательность такой консультации объясняется проведением единой государственной денежно-кредитной политики Центральным банком РФ, в соответствии с п. 1 ст. 4 Федерального закона о Банке России, совместно с Правительством Российской Федерации, с одной стороны, а также в целях поддержания и регулирования ликвидности банковской системы Российской Федерации, с другой. Кроме этого обязательность консультаций Банка России с Правительством РФ позволит исключить возможные злоупотребления им своими же полномочиями при проведении тех или иных мер в отношении отдельных кредитных организаций.

Наравне с правовым регулированием взаимодействия Банка России с Правительством РФ как органом государственной власти в форме консультаций Федеральный закон о Банке России, в числе прочего, определяет правовую основу и случаи взаимодействия с Министерством финансов Российской Федерации как федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере бюджетной, налоговой, валютной, банковской деятельности и государственного долга. В этой связи Банк России оказывает консультации Минфину Российской Федерации, касающиеся выпуска и погашения государственных ценных бумаг Российской Федерации, с учетом влияния данных мер на банковскую систему Российской Федерации, а также, принимая во внимание приоритеты единой государственной денежно-кредитной политики. Потребность консультаций Банком России Министерства финансов Российской Федерации объясняется тем, что выпуск и погашение государственных ценных бумаг затрагивают не только проводимую денежно-кредитную политику, но и конституционные полномочия Центрального банка РФ, закрепленные в ст. 75 Конституции РФ, как и его цели деятельности, определенные в ст. 3 Федерального закона о Банке России.

Одинаково с вышеуказанной формой взаимодействия Центрального банка РФ и Министерства финансов Российской Федерации Федеральный закон о Банке России в ст. 23 аналогично предусматривает такую форму взаимодействия как соглашение, применяемое в сфере бюджетных правоотношений. Соглашение как форма взаимодействия заключается между Центральным банком РФ и Министерством финансов Российской Федерации о проведении операций в сфере бюджетных отношений, а равно операции по обслуживанию государственного долга Российской Федерации и операции с золотовалютными резервами. По условиям данного соглашения и во исполнение ст. 119 Бюджетного кодекса Российской Федерации Центральный банк РФ выступает как генеральный агент Правительства РФ в отношениях, касающихся обслуживания долговых обязательств Российской Федерации, а также их размещения, выкупа, обмена и погашения.

Принципиально новой формой взаимодействия Банка России с Правительством РФ является согласование. В первоначальной редакции Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (такая форма взаимодействия не была предусмотрена. Ее появление связано с принятием и вступлением в силу Федерального закона от декабря 2008 года № 317-ФЗ «О внесении изменений в статьи 46 и Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Прежде чем перейти к анализу согласования как формы взаимодействия Банка России с Правительством РФ, необходимо затронуть исторический момент, ставший предпосылкой принятия Федерального закона «О внесении изменений в статьи 46 и 76 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Появление данного Федерального закона было реакцией государства по снижению влияния негативных эффектов финансового кризиса 2008 г., обеспечению стабильности финансовой системы Российской Федерации в целом и банковской системы, в частности, равно как и по усилению контроля над использованием кредитными организациями денежных средств. В связи с данным обстоятельством ст. 76 Федерального закона о Банке России дополняется частью 9, которая устанавливает порядок назначения уполномоченных представителей Банка России в кредитных организациях, согласованного с Правительством РФ.

По мнению соискателя, существующий порядок назначения уполномоченных представителей Центрального банка РФ органами государственной власти является проявлением факта вмешательства в деятельность Банка России, что, в свою очередь, противоречит положению ч.

2 ст. 1 Федерального закона о Банке России в части осуществления полномочий Банком России независимо от иных федеральных органов государственной власти и, как следствие, ведущей к снижению его независимости.

В процессе осуществления своих конституционных полномочий Банк России взаимодействует не только лишь с Президентом РФ как главой государства, федеральными органами законодательной и исполнительной власти, но и с судебной властью. Данное взаимодействие объясняется ролью судебной власти в системе органов государственной власти как власти, которая не только вершит правосудие, но и выступает арбитром в спорах о праве. «Важно, что суд не только реализует принцип справедливости в правоприменительной практике, но и выступает как своеобразный арбитр, в процессе законотворчества. Тем самым суд выступает в качестве «сдержки и противовеса» сразу по отношению к двум другим ветвям власти».

Взаимоотношения Банка России с судебной властью регулируется преимущественно ст. 6 Федерального закона о Банке России, согласно которой Банк России вправе обращаться с исками в суды в порядке, определенном законодательством Российской Федерации. В соответствии со ст. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо может быть истцом и ответчиком в суде, а поскольку в соответствии с ч. 3 ст.

1 Федерального закона о Банке России Банк России является юридическим лицом, то данное право распространяется на него в полном объеме. Важно отметить, что право Центрального банка РФ на обращение с исками в суды в порядке, определенном законодательством Российской Федерации, является конституционным правом, поскольку согласно с ч. 1 ст. 46 Конституции РФ ему гарантируется судебная защита.

Редакции Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» существенно расширили право Банка России по обращению в суд. Так, если ранее предусматривалось право Банка России обращаться в суды с исками о признании недействительными правовых актов органов власти всех уровней, то сейчас ему предоставлено право обращаться: во-первых, с исками в суды в порядке, определенном законодательством Российской Федерации;

во-вторых, за защитой своих интересов в международные суды, суды иностранных государств и третейские суды.

Взаимодействие Центрального банка РФ с судебной властью необходимо рассмотреть в двух аспектах:

касающееся конституционно-правового статуса Банка России;

в процессе осуществления закрепленных в действующем законодательстве полномочий.

Прежде всего, необходимо рассмотреть взаимоотношения, которые касаются уточнения конституционно-правового статуса Банка России Конституционным Судом РФ. Данное взаимоотношение представляется важным в силу того, что действующее законодательство допускает возможность неоднозначного толкования ряда статей нормативных актов, определяющих конституционно-правовой статус Банка России. В данной ситуации большое значение имеет деятельность Конституционного Суда РФ по осуществлению конституционного судопроизводства. «Конституционный Суд Российской Федерации как орган конституционного правосудия осуществляет проверку нормативных правовых актов с точки зрения их соответствия Конституции РФ». Конституционное судопроизводство, осуществляемое Конституционным Судом РФ, значительно отличается от деятельности других судов российской судебной системы и такое отличие заключается в том, что он «…в процессе проверки конституционности нормативных актов опирается исключительно на нормы Конституции Российской Федерации». Именно в рамках осуществления конституционного судопроизводства были приняты отмеченные ранее определение от декабря 2000 г. № 268-О и от 15 января 2003 г. № 45-О.

Второй аспект взаимодействия и взаимоотношения Центрального банка РФ с судебной властью осуществляется в процессе реализации полномочий, закрепленных в действующем законодательстве. Так, судебная власть неоднократно подтверждала законность:

полномочий при осуществлении контрольно-надзорных функций. В Определении Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 года № 268-О обозначено, что регистрация, лицензирование, а также отзыв лицензий у кредитных организаций на осуществление банковских операций можно считать законодательной реализацией конституционной функции Банка России по осуществлению банковского регулирования, контроля и надзора путем принятия как нормативно-правовых актов, так и индивидуально-правовых актов с учетом оперативной информации о состоянии экономики в целом и в области денежно-кредитной политики в частности;

нормотворческих полномочий. Так, в Определении Конституционного Суда РФ Российской Федерации от 14 декабря 2000 г. № 268-О указывалось, что полномочия Центрального банка РФ по нормотворчеству предусматривают его исключительные права и обязанность по установлению обязательных для органов государственной власти, равным образом всех юридических и физических лиц правил поведения касающихся вопросов, которые отнесены к его компетенции и требуют правового регулирования;

полномочий по установлению правил расчетов. Данные полномочия нашли свое отражение в Решение Верховного Суда РФ от 9 февраля 1999 г.

№ ГКПИ99-18, согласно которому Банк России наделяется исключительным правом по организации обращения наличных денег и по установлению правил осуществления расчетов в Российской Федерации, и указанное право следует из основной конституционной функции Центрального Банка РФ по защите и обеспечению устойчивости рубля;

полномочий по регулированию совершения валютных операций. Так, «установление же этого порядка (речь идет о ст. 14 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» - Ц.И.) отнесено законами Российской Федерации не только к ведению законодателя, но и к компетенции органов валютного регулирования в Российской Федерации, которыми являются Центральный банк Российской Федерации и Правительство Российской Федерации».

Таким образом, взаимоотношение Банка России с судебной властью осуществляется в первую очередь в рамках уточнения конституционно-правового статуса Центрального банка РФ, его полномочий, обеспечения гарантий его независимости во взаимодействии с органами государственной власти.

В завершение данного параграфа целесообразно сделать некоторые выводы, касающиеся взаимодействия Банка России с Президентом РФ и органами государственной власти. Данное взаимодействие продиктовано следующим:

реализацией конституционных полномочий Центрального банка РФ и его специфических функций;

проведением единой государственной денежно-кредитной политики;

согласованным функционированием органов государственной власти Российской Федерацией;

эффективным функционированием самого Банка России;

неопределенностью конституционно-правового статуса Банка России;

обеспечением независимости Центрального банка РФ во взаимодействиях с органами государственной власти.

Исходя из представленных рассуждений, по мнению, автора, взаимодействие Центрального банка Российской Федерации с Президентом Российской Федерации и органами государственной власти – это конституционно детерминированный, способствующий реализации единой денежно-кредитной политики процесс, заключающийся в обоюдных активных действиях публичных властных субъектов по вмененным или инициативным основаниям с учетом функционального разделения государственной власти и специфического публичного положения самого Центрального банка России.

2.4. Конституционно-правовая ответственность Центрального банка Российской Федерации Существование государства, строящего свою деятельность на основе демократических принципов, предполагает ответственность органов власти.

На сегодняшний день вопрос ответственности органов власти является достаточно актуальным. Современная история России изобилует большим количеством примеров безответственности как органов власти, так и должностных лиц самого разного уровня. Нельзя не согласиться с В. Серебрянниковым в том, что «…страна безмерно настрадалась от безответственности власти, ее произвольных экспериментов. Сделать власть ответственной – необходимая предпосылка спасения и благополучия общества». Государство, издавая нормы права, определяет юридическую ответственность субъектов независимо от их воли и желания, из чего следует, что юридическая ответственность характеризуется государственно-принудительным характером.

Ответственность органов власти в действующем законодательстве отражена достаточно расплывчато, а в ряде случаев нормативные акты, регулирующие деятельность органов власти, даже не содержат в тексте термина «ответственность». Не является исключением и Федеральный закон о Банке России – нормативный акт, определяющий правовой статус Центрального банка РФ.

В теории права традиционно выделяют следующие виды юридической ответственности: уголовную, административную, дисциплинарную, материальную. В последнее время все чаще высказывается мнение о необходимости выделения специального вида ответственности государства, органов власти и ее должностных лиц за надлежащее выполнение ими своих функций. В этом смысле предлагается выделить конституционно-правовую ответственность в качестве самостоятельного вида юридической ответственности, под которой следует понимать юридическую ответственность, наступающую за несоблюдение конституционных норм, направленную на защиту Конституции РФ, влекущую за собой наступление определенных негативных последствий. В качестве конституционных санкций к конкретному субъекту применяются установленные в Базовом Законе меры государственного принуждения с целью восстановления нарушенных прав. Необходимо установить четкую систему средств защиты для соблюдения и охраны конституционно-правовых норм.

Конституционная ответственность, по мнению А.Г. Мартиросяна, понимается как конституционное правоотношение, которое возникает вследствие конституционного деликта, проистекающее в рамках негативной стороны правового регулирования и развивающееся в направлении принудительного, презюмируемого неизбежного правоограничения нарушившего субъекта. В результате нарушения норм Конституции РФ субъект обязан претерпеть различного рода ограничения прав, а также он может быть подвергнут применению к нему определенных санкций. Следует обратить внимание, что не каждое нарушение конституционно-правовых норм влечет за собой применение конституционно-правовой ответственности. Для правонарушителя могут наступить и иные негативные последствия в виде других видов ответственности.

Не затрагивая вопрос о юридической природе конституционно-правовой ответственности, можно отметить дискуссионность как самой конституционно-правовой ответственности, так и конституционно-правовой ответственности Центрального банка РФ.

В то же время вопрос об ответственности Центрального банка РФ является весьма актуальным на сегодняшний день. Данное обстоятельство объясняется тем, что, во-первых, конституционно-правовая ответственность Центрального Банка РФ направлена на защиту Конституции РФ. Во-вторых, несмотря на неоднозначность взглядов на правовой статус Центрального банка РФ (в том числе и конституционно-правовой статус), необходимо отметить наделение его властными полномочиями, свойственными органам государственной власти. В-третьих, закрепление ответственности Центрального банка РФ является необходимым условием достижения целей и должного осуществления полномочий, закрепленных в законодательстве о Банке России.

Как верно заметил А.Г. Братко, в любом обществе по отношению к центральному банку появляется проблема, связанная с соблюдением принципов гражданского общества, и для ее решения необходим механизм ответственности центрального банка перед обществом. В Кодексе надлежащей практики по обеспечению прозрачности в денежно-кредитной и финансовой политике в п. 1.1.5. закрепляется положение об ответственности центральных банков, согласно которому ответственность центрального банка за проведение денежно-кредитной политики, а также за реализацию иных функций должны быть отражены в законодательстве.

Особенность Центрального банка РФ как субъекта конституционно-правовой ответственности предопределяется как спецификой его статуса, так и целями деятельности. В своей деятельности и в пределах осуществления своих функций, закрепленных в законодательстве о Банке России, он является независимым и не подчиняется ни одному из известных органов государственной власти Российской Федерации.

Центральный банк РФ подотчетен лишь Государственной Думе Федерального Собрания РФ. Подотчетность Центрального банка РФ в отсутствии подчиненности каким-либо органам государственной власти является необходимым условием и предпосылкой привлечения Центрального банка РФ к конституционно-правовой ответственности.

Именно на основании его подотчетности Государственной Думе РФ последняя может дать правовую оценку деятельности Банка России. В данном случае можно говорить, что подотчетность власти, другими словами обязанность официальных лиц информировать граждан о своих действиях и право граждан принимать меры против тех должностных лиц, чье поведение они считают неудовлетворительным, - важный элемент демократии.

События августа 1998 г. лишний раз продемонстрировали необходимость конституционно-правовой ответственности как в отношении Центрального банка РФ как органа власти, так и его должностных лиц.

Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ от сентября 1998 г. № 2906-II ГД была дана оценка ситуации в экономике после событий августа 1998 г. В указанном Постановлении была подвергнута критике работа Правительства РФ и Банка России, указывалась их неспособность предотвратить финансовый кризис даже на фоне очевидных фактов его приближения. Как отмечается в данном Постановлении, Центральный банк РФ «вопреки очевидным фактам до последнего момента продолжал настаивать на эффективности выработанных им ранее основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики и не предпринял достаточных мер по укреплению банковской системы….

ограничиваясь общими заявлениями и призывами к спокойствию».

Примечательно то обстоятельство, что годом ранее было принято Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 11 июня 1997 г. № 198-СФ, в котором отмечалась необходимость устранения пробелов в законодательстве, касающегося регулирования налогово-бюджетной и банковской сферы (в том числе в части усиления ответственности Центрального банка РФ перед органами государственной власти Российской Федерации за состояние денежно-кредитной системы) (курсив мой – Ц.И.).

Как уже было отмечено ранее, в российском законодательстве не существует кодифицированного акта, конкретно указывающего на субъекты, которые должны привлекаться к конституционно-правовой ответственности, отсутствует и указание о конституционно-правовой ответственности Центрального банка РФ, в том числе порядок привлечения к ней, в то время как эффективность деятельности и состояние законности Банка России зависит от надлежащего закрепления норм ответственности. Надлежит отметить, что, принимая во внимание независимость Центрального банка РФ от органов государственной власти, законодательство Российской Федерации не предусмотрело конкретные основания привлечения его к конституционно-правовой ответственности, в то время как предоставленные Банку России значительные конституционные полномочия требуют решения этого вопроса. С точки зрения соискателя, решение данного вопроса возможно путем подробного закрепления в Федеральном законе о Банке России юридических оснований привлечения Центрального банка РФ к конституционно-правовой ответственности.

Основанием для привлечения Банка России к конституционно-правовой ответственности будет являться правонарушение, иначе говоря, деликт, в качестве которого можно определить антиобщественное деяние субъекта конституционно-правовых отношений, которое посягает на конкретное общественное отношение (объект конституционного деликта), охраняемое конституционно-правовой санкцией. При возникновении конституционного деликта (правонарушения) Центральный банк РФ должен нести конституционно-правовую ответственность. Основанием такой ответственности будет выступать деяние (действие или бездействие), несоответствующее должному поведению, предусмотренному конституционными нормами, которое влечет за собой применение конституционно-правовых санкций (выход за пределы установленной компетенции, злоупотребление своими полномочиями, несоблюдение конституционно-правовых норм и другое). Особенностью конституционно-правовой ответственности Банка России является то, что при установлении в отношении него конституционно-правовых санкций необходимо учитывать систему «сдержек и противовесов», взаимодействия и сбалансирования.

В конституционном деликте следует выделить четыре элемента:

субъект, субъективная сторона, объект, объективная сторона.

Объектом конституционного деликта являются те конституционно-правовые отношения, на которые посягает или может посягать субъект конституционно-правовой ответственности и которым причиняется или может быть причинен вред. Объектом посягательства является не любое отношение, а только то «…общественное отношение, которое урегулировано нормой конституционного права и содержанием которого является юридическая связь между субъектами в форме взаимных прав и обязанностей, предусмотренных данной правовой нормой». К объектам конституционно-правовых отношений применительно к деятельности Банка России можно отнести денежное регулирования, функционирование платежной системы и т.д. Одним из ключевых вопросов, требующих конституционного регулирования и относящихся к объектам конституционно-правовых отношений, является денежно-кредитная политика как часть проводимой общегосударственной экономической политики. Таким образом, следует отметить, что объектом конституционного деликта может быть устойчивость рубля, состояние платежной системы, а также эффективная реализация денежно-кредитной политики.

Необходимо отметить то, что действующее законодательство не устанавливает ответственность ни Правительства РФ, ни Центрального банка РФ за реализацию денежно-кредитной политики. По мнению соискателя, нормативное закрепление конституционно-правовой ответственности Банка России позволило бы повысить эффективность реализации проводимой денежно-кредитной политики в Российской Федерации. С этой целью следует реализовать в законодательстве Российской Федерации положения п.

1.1.2. и п. 1.1.4. Кодекса надлежащей практики в части обеспечения прозрачности как денежно-кредитной, так и финансовой политики для определения обязанности центрального банка при реализации денежно-кредитной политики, в том числе раскрытия и доведения информации об институциональной ответственности за проведение денежно-кредитной и валютной политики до общественности.

Объективная сторона конституционного деликта характеризует его внешнюю сторону, а также деяние во внешнем проявлении при посягательстве на объекты конституционно-правового регулирования, охраняемые конституционным законодательством Российской Федерации.

Объективная сторона конституционного деликта характеризуется тем, что, во-первых, это деяние (в форме действия или бездействия), посягающее на охраняемый конституционным законодательством объект. Во-вторых, данное деяние характеризуется как противоправное. В-третьих, необходимо наступление общественно опасных последствий, вследствие противоправно совершенного деяния. В-четвертых, всегда должно быть наличие причинной связи между противоправным деянием и наступлением общественно опасных последствий.

Деяние является обязательным элементом, характеризующим объективную сторону конституционного деликта. Как отмечает В.А. Виноградов, форма деяния (действие или бездействие) определяет условия и меры конституционно-правовой ответственности. Традиционно деяние может быть в форме действия или бездействия.

Действие как форма деяния в деятельности Центрального банка РФ может быть выражено в издании нормативных актов, впоследствии признанных не соответствующими действующему законодательству, или использование инструментов денежно-кредитной политики, которые оказались неэффективными.

Противоправность как элемент объективной стороны конституционно-правовой ответственности заключается в противоправном поведении субъекта конституционно-правовой ответственности, не соответствующем нормам права.

Последним элементом объективной стороны конституционно-правовой ответственности является наличие причинной связи между противоправным деянием и наступлением общественно опасных последствий. Последствия неэффективной деятельности Банка России как органа уполномоченного реализовывать денежно-кредитную политику отражаются в политической, экономической и социальной сферах российского общества. Так, неэффективная деятельность Центрального банка РФ в 1997-1998 гг. привела к негативным последствиям, итогом которой стал дефолт.

Следующим элементом конституционного деликта является субъект. С позиции В.А. Виноградова, это необходимый элемент состава конституционного деликта, который характеризует то лицо, в деянии которого имеется описанный в конституционно-правовых нормах деликт.

Потребность в определении субъекта конституционного деликта связана с тем, что юридическая ответственность может быть применена к конкретному лицу, указанному в нормах права, другими словами, ответственность должна быть персонифицирована. Субъект конституционно-правовых отношений может быть субъектом конституционной ответственности при условии его деликтоспособности. Субъекты конституционного деликта (конституционно-правовой ответственности) – это те, которым гипотезы конституционно-правовых норм адресуют прямо или косвенно определенное в диспозиции поведение (желательный и необходимый образец), за отклонение от которого предусматривается возможность применения мер ответственности. Следует обратить внимание, что Центральный банк России несет юридическую ответственность (в том числе и конституционно-правовую) с момента его создания, иначе говоря, с момента принятия и вступления в действие Федерального закона о Банке России.

Банк России несет конституционно-правовую ответственность за нарушение законодательства только в том случае, если данный конституционный деликт предусмотрен действующим законодательством. По мнению автора работы, возможность возложения конституционно-правовой ответственности на Центральный банк РФ обусловлена его конституционно-правовым статусом (как органа власти) и его конституционными полномочиями, закрепленными в нормативном акте, обладающим высшей юридической силой – Конституции РФ (ст. 75 Конституции РФ).

Необходимым элементом конституционного деликта является субъективная сторона. Традиционно для права субъективная сторона определяется как психическое отношение лица к совершенному им деянию.

Вина в конституционном деликте может быть выражена в двух формах:

умысел и неосторожность. Такой подход к пониманию вины в конституционном деликте в большей степени характерен для физических лиц. Применительно к органу власти, имеющему публично-правовой статус, можно сказать, что он будет признаваться виновным в совершении конституционного деликта, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Конституция РФ или федеральные законы предусматривают конституционно-правовую ответственность, но данным органом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Вина является значительной составляющей элемента конституционно-правовой ответственности, поскольку она может разграничить конституционно-правовую и политическую ответственность.

Рассматривая конституционно-правовую ответственность Банка России нельзя не затронуть вопрос о мерах конституционно-правовой ответственности в отношении Центрального банка РФ как субъекта конституционно-правовых отношений. На взгляд соискателя, в отношении Банка России могут быть применены следующие меры конституционно-правовой ответственности:

1) признание в установленном порядке нормативного акта Банка России или его отдельных положений не соответствующими действующему законодательству;

2) отмена нормативного акта Банка России в случаях и в порядке, предусмотренных законодательством;

3) признание в установленном порядке нормативного акта Банка России изданного по вопросам не входящим в его компетенцию как не соответствующего действующему законодательству;

4) отказ в утверждении Государственной Думой Совета Федерации Российской Федерации отчета Банка России о его деятельности за отчетный период;

5) признание деятельности Банка России за отчетный период неудовлетворительной и указание на ее недостатки.

Нормотворческая функция Банка России, предусмотренная ст. Федерального закона о Банке России, гарантирует принятие мер, направленных на реализацию его конституционных полномочий, при этом нормотворческая деятельность Центрального банка РФ должна осуществляться с учетом принципа законности. Согласно принятой в российской правовой системе иерархии нормативных актов, Банк России принимает нормативные акты, относящиеся к группе подзаконных нормативных актов, которые, в свою очередь, не могут противоречить федеральному законодательству. По мнению соискателя, признание в установленном порядке нормативного акта Банка России или его отдельных положений не соответствующими действующему законодательству необходимо считать мерой конституционно-правовой ответственности в отношении Центрального банка РФ по следующим обстоятельствам.

Во-первых, сам юридический факт признания нормативного акта Банка России полностью и его отдельных положений свидетельствует о несоблюдении им принципа законности и, соответственно, есть основания говорить о случаях его незаконной деятельности, то есть деятельности, противоречащей не только действующему законодательству, но и Конституции РФ (ст. 15). Во-вторых, признание в установленном порядке нормативного акта Банка России или его отдельных положений не соответствующими действующему законодательству является реакцией государства в лице уполномоченных органов в отношении деятельности Банка России и в этом смысле необходимо отметить, что государственная власть в Российской Федерации в соответствии со ст. 11 Конституции РФ осуществляется в том числе и судами Российской Федерации как органами государственной власти, уполномоченными в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, признавать нормативные акты Центрального банка РФ не соответствующими действующему законодательству полностью или в части.

Отмену нормативного акта Банка России в случаях и в порядке, предусмотренных законодательством, необходимо также признать мерой конституционно-правовой ответственности, применяемой по отношению к Центральному банку РФ наравне с такой мерой, как признание в установленном порядке нормативного акта Банка России или его отдельных положений не соответствующими действующему законодательству. Отмена нормативного акта Банка России производится только в судебном порядке по инициативе органов государственной власти, а равно юридических и физических лиц, чьи права были нарушены данным нормативным актом.

Отмена нормативного акта Банка России, который носит нормативный характер, относится к компетенции судов общей юрисдикции, поскольку не относится к компетенции Конституционного Суда РФ. Деятельность суда общей юрисдикции по отмене нормативного акта Банка России можно охарактеризовать как негативное правотворчество в силу того, что они отменяют нормативные акты по причине их противоречия федеральному законодательству. В данном случае, отменяя нормативный акт Банка России, суд общей юрисдикции действует в целях восстановления нарушенных прав и для предотвращения возможных нарушений в будущем.

Признание в установленном порядке нормативного акта Банка России, изданного по вопросам не входящим в его компетенцию как не соответствующего действующему законодательству также следует считать мерой конституционно-правовой ответственности Центрального банка РФ.

Данная мера имеет самостоятельное правовое значение. Являясь государственным органом, Банк России может участвовать в разных сферах правовых отношений, в том числе и в конституционно-правовых отношениях, при этом Конституция РФ и Федеральный закон о Банке России определяют круг полномочий, которыми обладает Центральный банк РФ, составляющих его компетенцию. Банк России как государственный орган в пределах своей компетенции вправе принимать нормативные акты, действуя исключительно в правовых рамках, определенных Федеральным законом о Банке России. Принятие нормативного акта Банком России с превышением компетенции означает то, что вопросы, относящиеся к его ведению и нашедшие свое урегулирование в данном нормативном акте, подлежат регулированию в нормативном акте, обладающем большей юридической силой, согласно иерархии нормативных актов, или надлежащий нормативный акт должен быть принят иным уполномоченным органом в пределах своей компетенции.

Для реализации полномочий и в пределах своей компетенции Банк России принимает нормативные акты, являющиеся обязательными для субъектов и лиц, указанных в ст. 7 Федерального закона о Банке России.

Стоит обратить внимание на то, что принятие нормативных актов Банком России порождает у него субъективные права, а у субъектов, кому они адресованы субъективные обязанности. В связи с этим Центральный банк РФ обязан принимать нормативные акты исключительно в пределах своей компетенции с учетом конституционных полномочий. Действуя с превышением компетенции, Банк России, с одной стороны, действует не в соответствии с принципом законности, а с другой стороны, создает условия, нарушающие субъективные права иных лиц. С учетом выше сказанного проверка нормативных актов Банка России на предмет компетенции является решением вопроса о законности его деятельности, а также она неразрывно связана с осуществлением его конституционных полномочий.


Потенциально Банк России может нарушить свою компетенцию в следующих формах: присвоения властных полномочий иных органов, превышения своих полномочий, вмешательства в компетенцию иных органов, оказания или создания препятствий в осуществлении деятельности, принятия нормативного акта в ненадлежащей форме, совершения действий за пределами своей компетенции, неправильного истолкования федеральных законов.

Отказ в утверждении Государственной Думой Федерального Собрания РФ отчета Банка России о его деятельности за отчетный период как мера конституционно-правовой ответственности Банка России тесно связана с полномочиями Государственной Думы РФ в отношении Центрального банка РФ как одной изпалат Федерального Собрания Российской Федерации, по отношению к которой Банк России является подотчетным (ст. Федерального закона о Банке России). Регламент Государственной Думы РФ, определяя взаимоотношение нижней палаты законодательного органа государственной власти, закрепляет полномочие нижней палаты принимать постановление, касающееся ежегодного отчета Банка России (ст. 173).

Важно отметить, что рассмотрение Государственной Думой РФ годового отчета Банка России является формой контроля законодательного органа государственной власти в отношении Центрального банка РФ как государственного органа с целью обеспечения стабильности его деятельности, функционирования денежной системы, эффективной денежно-кредитной политики, незыблемости конституционного строя и, в конечном счете, защиты интересов граждан Российской Федерации и их конституционных прав.

Применить данную меру конституционно-правовой ответственности со стороны нижней палаты Федерального Собрания Российской Федерации возможно только после проведения проверки финансово-хозяйственной деятельности Банка России уполномоченным государственным органом, которым является Счетная палата Российской Федерации. Примером взаимодействия Государственной Думы РФ и Счетной палаты РФ по данному вопросу могут служить постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 25 января 2013 г. № 1674-6 ГД и от декабря 2009 г. № 3019-5 ГД. Отказ со стороны Государственной Думы РФ утвердить отчет Банка России может свидетельствовать о нарушениях в его деятельности, выявленных в результате проведенной проверки Счетной палатой Российской Федерации его финансовой и хозяйственной деятельности.

Конституционно-правовая ответственность Центрального банка РФ может выражаться в форме официального признания деятельности Банка России за отчетный период неудовлетворительной и указания на его недостатки. Примером того является Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 30 ноября 1999 г. № 4663-II ГД, которым деятельность Банка России за период с января по август 1998 г. была признана неудовлетворительной. В данном случае конституционно-правовая ответственность Центрального банка РФ основывается, с одной стороны, на отношениях его подотчетности перед Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации, а с другой стороны, представляет собой официальную оценку его деятельности Государственной Думой РФ в рамках системы сдержек и противовесов между органами государственной власти.

Вместе с тем, следует отметить отсутствие в тексте вышеуказанного постановления ссылки на объективные факты, явившиеся причиной для негативной оценки деятельности Центрального банка РФ, что, с точки зрения соискателя, является недопустимым. Без должной оценки деятельности Банка России и ее отражения в акте органа государственной власти, наделенного полномочиями оценивать деятельность подотчетного государственного органа, во-первых, нельзя говорить о причинно-следственной связи между ненадлежащим исполнением обязанностей и наступлением негативных последствий, во-вторых, данное обстоятельство нивелирует конституционно-правовую ответственность по отношению к политической ответственности. По мнению автора работы, в указанном постановлении Государственной Думы РФ необходимо было не только отразить факт ненадлежащего исполнения Банком России обязанности по обеспечению устойчивости рубля, но и указать на негативные последствия, имевшие место вследствие данного обстоятельства.

Признавая деятельность Банка России неудовлетворительной, недопустимо ограничиваться фразой «признать неудовлетворительной работу», поскольку за данной фразой непонятно в чем причина признания работы Центрального банка РФ неудовлетворительной. Подобным образом в постановлении Государственной Думы ФС РФ о признании деятельности Банка России неудовлетворительной необходимо указать на недостатки в его деятельности, а для этого следует приглашать авторитетных специалистов в сфере денежно-кредитных, банковских отношений при проведении парламентских слушаний о деятельности Центрального банка РФ. Это позволит не только дать объективную оценку деятельности Банка России, но и выявить причины, указать на недостатки в его деятельности.

Надлежит обратить внимание на то, что вышеуказанные конституционно-правовые санкции, применяемые в отношении Банка России, должны отражать бремя совершенного деликта (правонарушения).

Конституционно-правовая ответственность будет эффективна лишь тогда, когда конституционно-правовые санкции будут применяться целесообразно и своевременно.

Затрагивая вопрос о конституционно-правовой ответственности Банка России, необходимо обозначить возможность привлечения к данному виду юридической ответственности Председателя Банка России. Федеральный закон о Банке России определяет статус Председателя Центрального банка РФ как единоличного органа управления Банка России (ст. 14), несущего всю полноту ответственности за его деятельность (ст. 20). В то же время следует отметить то, что и сам Центральный банк РФ в соответствии со ст. Федерального закона о Банке России несет ответственность в порядке, определенном действующим законодательством. При этом ни в случае с Председателем Банка России как единоличным органом управления (ст. 20), ни с Центральным Банком РФ как государственным органом Федеральный закон о Банке России не конкретизирует вид юридической ответственности, из чего можно сделать вывод о возможности привлечения к конституционно-правовой ответственности не только Банка России, но и Председателя Центрального банка РФ.

Председатель Центрального банка РФ может нести конституционно-правовую ответственность с момента его назначения на должность Государственной Думой РФ и только в том случае, если конституционный деликт, за который Председатель Центрального банка РФ несет конституционно-правовую ответственность, предусмотрен действующим законодательством. Действующее законодательство, регулирующее деятельность Банка России, не указывает на конституционный деликт, который мог бы служить основанием привлечения Председателя Центрального банка РФ к конституционно-правовой ответственности, ограничиваясь лишь указанием на возможность его освобождения от занимаемой должности в случае нарушения федеральных законов, регулирующих деятельность Центрального банка РФ.

Применение мер конституционно-правовой ответственности по отношению к Председателю Центрального банка РФ предполагает взаимодействие Президента РФ с Государственной Думой Федерального Собрания РФ, поскольку именно к ведению главы государства относится решение вопроса о возможности освобождения Председателя Центрального банка РФ от занимаемой должности (ст. 83 Конституции РФ). С позиции соискателя, само по себе освобождение Председателя Центрального банка РФ от занимаемой должности является мерой конституционно-правовой ответственности, однако ее применение предполагает указание на конкретные факты, послужившие основанием для применения данной меры.

С момента принятия 2 декабря 1990 г. Закона РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» в практике деятельности Банка России было лишь два случая освобождения Председателя Центрального банка РФ от занимаемой должности: в первом случае – от должности Председателя Центрального банка РФ был освобожден С.К. Дубинин, а во втором – освобождение от занимаемой должности касалось В.В. Геращенко. Вместе с тем, причины, повлиявшие на столь радикальные решения, были разные.

Так, по мнению автора работы, если причина освобождения С.К. Дубина от должности Председателя Центрального банка РФ кроется в неспособности руководства Банка России противодействовать финансовому кризису августа 1998 г., то освобождение от занимаемой должности В.В. Геращенко (предварительно он подал заявление Президенту Российской Федерации, в котором сообщал о своем решении уйти в отставку) является следствием его несогласия с политическим руководством Российской Федерации относительно вносимых поправок в Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Таким образом, конституционно-правовая ответственность Центрального банка РФ и Председателя Центрального банка РФ может служить эффективным средством защиты Конституции РФ и конституционного законодательства от неправомерных деяний как Центрального банка РФ, так и Председателя Центрального банка РФ. С точки зрения соискателя, можно сформулировать следующее определение конституционно-правовой ответственности Центрального банка РФ:

конституционно-правовая ответственность Центрального банка Российской Федерации (Банка России) – это законодательно установленная мера государственного принуждения, применяемая в отношении Банка России, за совершение конституционного правонарушения.

В заключение данного параграфа можно сделать следующие выводы:

конституционно-правовая ответственность Банка России должна быть предусмотрена федеральным законодательством. Данное обстоятельство необходимо для разграничения конституционно-правовой и политической ответственности, а также в целях исключения возможности возникновения ситуации, связанной с конкуренцией интересов между Президентом РФ, органами государственной власти Российской Федерации и Центральным банком РФ.


конституционно-правовая ответственность Банка России является важной гарантией укрепления законности как в области денежно-кредитной политики, так и во взаимоотношениях Банка России с Президентом РФ и органами государственной власти РФ;

законодательно установленная конституционно-правовая ответственность Банка России обеспечивает ему независимость во взаимоотношениях с Президентом РФ и органами государственной власти РФ;

в целях обеспечения законности в федеральном законодательстве следует указать элементы конституционного деликта;

законодательство о Банке России должно содержать исчерпывающий перечень мер конституционно-правовой ответственности, применяемый по отношению к нему за совершение конституционного правонарушения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Итогом проведенного исследования конституционно-правового статуса Центрального банка РФ можно считать вывод о необходимости более детального, обстоятельного регулирования его статуса по причине неясности, расплывчивости и двусмысленности формулировок существующих норм конституционного законодательства. С учетом данного обстоятельства существующий опыт правового регулирования конституционно-правового статуса в зарубежных странах, а также отечественный опыт должны быть использованы при решении многочисленных спорных вопросов конституционно-правового статуса Банка России.

В диссертационном исследовании автором представлены предложения способов правового регулирования конституционно-правового статуса Центрального банка РФ, что в свою очередь поможет систематизировать и конкретизировать нормы конституционного законодательства.

Проведенное диссертационное исследование позволяет сделать следующие выводы:

1. Банк России с точки зрения конституционного законодательства имеет свой особый конституционно-правовой статус, позволяющий ему реализовывать конституционные полномочия независимо от Президента РФ и органов государственной власти. С этой точки зрения и в отсутствие легального определения понятия конституционно-правового статуса Банка России можно дать ему следующее определение: «Конституционно-правовой статус Центрального банка Российской Федерации (Банка России) – Это установленное Конституцией России, конкретизированное в статусно-определяющих и фрагментарно-функциональных нормах правовое положение Центрального банка в системе государственных органов, включающее цель, задачи, а также принципы организации и деятельности, функции и полномочия, реализуемые на основе независимости от иных публичных властных структур».

2. За весь период существования Банка России (начиная с Российской империи) его статус, полномочия неоднократно менялись. Указанные изменения явились следствием преобразований экономических и политических систем российского государства. Анализ исторического аспекта развития Банка России позволяет сделать вывод о закономерностях развития его статуса в зависимости от состояния права и экономики России.

Эволюция конституционно-правового статуса Центрального банка РФ отражает различные подходы определения его места в системе государственных органов – от части органов исполнительной власти (в период его существования в Российской империи и СССР) до его самостоятельного конституционно-правового статуса как независимого государственного органа и позволяет выделить три этапа его развития.

В результате анализа конституций советского периода, начиная с 1918 г. сделан вывод, что в таковых всегда декларировались нормы, регулирующие банковскую сферу, в том числе и указывающие на составляющие статуса Центрального банка (Госбанка). В данной связи совокупность всех конституционных норм российского государства, исходя из их содержательных особенностей, а также с учетом объекта диссертационного исследования, была разделена на две группы:

абстрактно-регулятивные и конкретно-установочные.

3. Исследование конституционно-правового статуса Центрального банка РФ было бы невозможным без анализа источников его статуса.

Обращение к содержательному наполнению современных таковых, позволило автору обособить две группы с учетом предмета регламентации:

статусно-определяющие и фрагментарно-функциональные.

4. Обобщение зарубежного опыта конституционно-правового регулирования статуса центральных банков указало на следующие группы вопросов:

- закрепление роли центральных банков в финансовой системе государства в качестве базового компонента, обеспечивающего устойчивость национальной валюты;

- установление основ взаимодействия центральных банков с иными публичными властными структурами, гарантирующими необходимую самостоятельность центральных банков;

- определение порядка назначения руководителя или руководства банка;

- включение отсылочной нормы, в соответствии с которой статус центрального банка определяется законом, что придает ему требуемую устойчивость от произвольных изменений со стороны государственной администрации.

5. В диссертационном исследовании, помимо прочего указывается на нестабильность федерального законодательства, регулирующего деятельность Банка России. На взгляд соискателя, решение этой проблемы возможно путем принятия Федерального конституционного закона «О Центральном банке Российской Федерации».

В диссертации также указываются и обосновываются направления совершенствования конституционного законодательства, регулирующего конституционно-правовой статус Банка России, а именно: усиление как ответственности Центрального банка РФ за результаты проведения денежно-кредитной политики, так и персональной ответственности Председателя Центрального банка РФ;

определение персональных требований к лицам, назначаемым на должность Председателя Центрального банка РФ и членов Совета директоров Центрального банка РФ.

6. Имеющиеся на сегодняшний день правовые основы организации и деятельности Банка России с точки зрения конституционного законодательства позволяют ему в целом реализовывать конституционные полномочия, в то же время, как указывается в диссертации, существует угроза его независимости. В диссертационном исследовании обосновывается взаимосвязь между конституционно-правовым статусом Банка России и его независимостью, при этом аргументируется его зависимость от органов государственной власти Российской Федерации как в организации, так и в его деятельности.

7. Конституционные полномочия и их реализация являются важнейшими в деятельности Банка России, поскольку именно они во многом влияют на его конституционно-правовой статус. В диссертации автор исходит из необходимости понимания конституционных полномочий Банка России с учетом их закрепления, прежде всего, в Конституции РФ. Вместе с тем, соискатель исследовал эмиссионную функцию Банка России, а также его конституционные полномочия по защите и обеспечению устойчивости рубля, реализуемые в рамках проводимой единой денежно-кредитной политики. В данной работе обосновывается взаимосвязь конституционно-правового статуса Банка России и его конституционных полномочий, в том числе указывается на их влияние при определении места Центрального банка РФ в государственном механизме, а также в проведении экономической политики государства. При этом соискатель исходит из того, что конституционные полномочия Банка России не являются постоянной правовой категорией, так как изменение возможно под влиянием экономических и политических факторов, в том числе и тенденций денежного обращения мировой экономики.

8. Исследование конституционно-правового статуса Банка России было неполным без рассмотрения вопроса его взаимодействия с Президентом РФ и органами государственной власти. Автор работы приходит выводу о том, что значимость такого взаимодействия продиктовано реализацией конституционных полномочий Центрального банка РФ и его специфических функций, проведением единой государственной денежно-кредитной политики, согласованным функционированием органов государственной власти Российской Федерацией, эффективным функционированием самого Банка России, неопределенностью конституционно-правового статуса Банка России, обеспечением независимости Центрального банка РФ во взаимодействиях с органами государственной власти.

9. Ответственность Банка России в целом, а, прежде всего, конституционно-правовая ответственность, является важным элементом его конституционно-правового статуса. Конституционно-правовая ответственность Банка России должна быть предусмотрена федеральным законодательством для того, чтобы разграничить конституционно-правовую и политическую ответственность, а также в целях исключения возможности возникновения ситуации, связанной с конкуренцией интересов между Президентом РФ, органами государственной власти Российской Федерации и Центральным банком РФ. Являясь элементом конституционно-правового статуса Банка России, конституционно-правовая ответственность есть важная гарантия укрепления законности как в области денежно-кредитной политики, так и во взаимоотношениях Банка России с Президентом РФ и органами государственной власти Российской Федерации. При этом законодательно установленная конституционно-правовая ответственность Банка России обеспечивает ему независимость во взаимоотношениях с главой государства, федеральными органами государственной власти.

В диссертационном исследовании соискатель обосновывает необходимость закрепления в федеральном законодательстве в целях обеспечения законности элементов конституционного деликта для привлечения Банка России к конституционно-правовой ответственности, в том числе исчерпывающего перечня мер конституционно-правовой ответственности, применяемого по отношению к нему за совершение конституционного правонарушения.

Представленный в данной работе анализ конституционно-правого статуса Банка России, его элементов и их взаимосвязь и взаимозависимость дает возможность совершенствовать конституционное законодательство, регулирующее его статус.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ Правовые акты Российской Федерации 1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ и от 30 декабря 2008 г. № 7-ФКЗ) // Российская газета. – 1993, 25 декабря;

2009, 21 января.

2. Федеральный конституционный закон РФ от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (ред. от 07.05.2013) // Российская газета. – 1997, 23 декабря;

2013, 13 мая.

3. Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ (ред. от 23.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3823;

2013. – № 31. – Ст. 4191.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 23.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст.

3301;

2013. – № 30 (Часть I). Ст. 4078.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от января 1996 г. № 14-ФЗ (ред. от 23.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст.

410;

2013. – № 30 (Часть I). – Ст. 4084.

6. Федеральный закон РФ от 26 апреля 1995 г. № 65-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» (утратил силу) // СЗ РФ. – 1995. – № 18. – Ст. 1593.

7. Федеральный закон РФ от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (ред. от 02.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 145;

2013. – № 27. – Ст. 3477.

8. Федеральный закон РФ от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (ред. от 23.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 2002. – № 28. – Ст. 2790;

2013. – № 30 (Часть I). – Ст. 4084.

9. Федеральный закон РФ от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (ред. от 02.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 2002. – № 48. – Ст. 4746;

2013. – № 27. – Ст. 3480.

10. Федеральный закон РФ от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (ред. от 23.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 2003.

– № 50. – Ст. 4859;

2013. – № 30 (Часть I). – Ст. 4084.

11. Федеральный закон РФ от 18 мая 2005 г. № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (ред. от 02.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 2005. – № 21. – Ст. 1919;

2013.

– № 27. – Ст. 3439.

12. Федеральный закон РФ от 1 декабря 2007 г. № 317-ФЗ «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» (ред. от 02.07.2013 г.) // Российская газета. – 2007, 5 декабря;

2013, 10 июля.

13. Федеральный закон РФ от 2 июля 2013 г. № 146-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. – 2013, 10 июля.

14. Федеральный закон РФ от 2 июля 2013 г. № 184-ФЗ «О внесении изменений в статьи 13 и 76 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» // Российская газета. – 2013, июля.

15. Федеральный закон РФ от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с передачей Центральному банку Российской Федерации полномочий по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков» // Российская газета. – 2013, 31 июля.

16. Федеральный закон РФ от 23 ноября 2007 г. № 270-ФЗ «О Государственной корпорации «Ростехнологии» (ред. от 04.03.2013 г.) // Российская газета. – 2007, 26 ноября;

2013, 6 марта.

17. Федеральный закон РФ от 30 декабря 2008 г. № 317-ФЗ «О внесении изменений в статьи 46 и 76 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» // СЗ РФ. – 2009. – № 1. – Ст. 25.

18. Федеральный закон РФ от 7 февраля 2011 г. № 10-ФЗ «О внесении изменений в статьи 34 и 46 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» // СЗ РФ. – 2011. – № 7. – Ст. 907.

19. Федеральный закон РФ от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» (ред. от 23.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 2011. – № 32. – Ст.

3872;

2013. – № 30 (Часть I). – Ст. 4084.

20. Федеральный закон РФ от 27 июня 2011 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О национальной платежной системе» // СЗ РФ. – 2011. – № 27. – Ст. 3873.

21. Федеральный закон РФ от 3 декабря 2012 г. № 231-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» (ред. от 05.04.2013 г.) // Российская газета. – 2012, 7 декабря.

22. Федеральный закон РФ от 29 декабря 2012 г. № 282-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (ред. от 23.07.2013 г.) // Российская газета. 2012, декабря.

23. Федеральный закон РФ от 5 апреля 2013 г. № 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» (ред. от 23.07.2013 г.) // СЗ РФ. – 2013. – № 14. – Ст.

1649;

2013. – № 30 (Часть I). – Ст. 4084.

24. Закон РФ от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (ред. от 23.07.2013 г.) // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР от 6 декабря 1990 г. – № 27. – Ст. 357;

Российская газета. – 2013, 31 июля.

25. Закон от 2 декабря 1990 г. № 394-1 «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Документ утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 10.07.2002 г. № 86-ФЗ. // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР. 1990. – № 27. – Ст. 356.

26. Закон РФ от 25 сентября 1992 г. № 3537-1 «О денежной системе Российской Федерации» (утратил силу) // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. – 1992. – № 43. – Ст. 2406.

27. Закон от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» (ред. от 08.11.2011 г.) // СЗ РФ. – 1997. – № 41. – Ст. 4673;

2011. – № 46. – Ст. 6407.

28. Указ Президента РФ от 12 декабря 1991 г. № 269 «О едином экономическом пространстве РСФСР» (ред. от 21.10.2002 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. – 1991. – № 51;

СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4228.

29. Указ Президента РФ от 10 июня 1994 г. № 1184 «О совершенствовании работы банковской системы Российской Федерации» (ред. от 27.04.1995 г.) // СЗ РФ. – 1994. – № 7. – Ст. 696;

1995. – № 18. – Ст. 1640.

30. Указ Президента РФ от 15 августа 1994 г. № 1688 «О взаимном представительстве Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1994. – № 17. – Ст. 1951.

31. Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» (ред. от 22.06.2010 г.) // СЗ РФ. – 2004. – № 11. – Ст. 945;

2010. – № 26. – Ст. 3331.

32. Указ Президента РФ от 12 мая 2008 г. № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти» (ред. от 30.09. г.) // СЗ РФ. – 2008. – № 20. – Ст. 2290;

официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 01.10. 33. Постановление Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» (ред. от 18.09.2013 г.) // Российская газета. – 1997, 21 августа;

СЗ РФ. – 2013. – № 38.

Ст. 4831.

34. Постановление Правительства РФ от 1 июня 2004 г. № 260 «О регламенте Правительства Российской Федерации и Положении об Аппарате Правительства Российской Федерации» (ред. от 18.09.2013 г.) // СЗ РФ. – 2004. – № 23. – Ст. 2313;

2013. – № 38. – Ст. 4831.

35. Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 329 «О Министерстве финансов Российской Федерации» (ред. от 26.08.2013 г.) // СЗ РФ. – 2004. – № 31. – Ст. 3258;

2013. – № 36. – Ст. 4578.

36. Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от июля 1997 г. № 198-СФ «О неотложных мерах по повышению роли государства в регулировании рыночной экономики» // СЗ РФ. – 1997. – № 25.

– Ст. 2828.

37. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 января 1998 г. № 2134-II ГД «О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (ред. от 13.09.2013 г.) // СЗ РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 801.

38. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 2 сентября 1998 г. № 2906-II ГД «О социально-экономической и финансовой ситуации в стране» // СЗ РФ. – 1998. – № 37. – Ст. 4571.

39. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 11 сентября 1998 г. № 2962-II ГД «Об освобождении Дубинина Сергея Константиновича от должности Председателя Центрального банка Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1998. – № 38. – Ст. 4773.

40. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 30 ноября 1999 г. № 4663-II ГД «О годовом отчете Центрального банка Российской Федерации за 1998 год» // СЗ РФ. – 1999. – № 50. – Ст. 6110.

41. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 20 марта 2002 г. № 2559-III ГД «Об освобождении Геращенко Виктора Владимировича от должности Председателя Центрального банка Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2002. – № 12. – Ст. 1129.

42. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 23 декабря 2009 г. № 3019-5 ГД «О поручении Счетной палате Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2009. – № 52 (часть I). – Ст. 6488.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.