авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«т"ы * ^Vi GOBE ТОКАЯ ЭТНОГРАФИЯ МЖ' ; Л№ / X -it'. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Н о ам ер и к ан ск ая действительность не только п орож д ал а иллюзии, но одноврем енно и р азр у ш ал а их. 1870-е годы в С1ПА хар актер и зо в а­ лись резким обострением противоречий кап и тал и зм а. Ускоренными тем ­ пам и ш ел процесс концентрации производства и централизации кап и ­ тал а. Н а ч ал и возни кать первы е монополистические объединения. Э ко­ номический кри зи с 1873 г. и п ослед овавш ая за тя ж н ая депрессия, со п р о в о ж д ав ш аяся пониж ением заработн ой платы, локаутам и, б езр аб о ­ тицей, привела к ш ироком у подъему забастовочного движ ения. Д л я по­ д ав л ен и я стачек капи тали сты использовали все средства, вплоть до с а ­ мых гнусных провокаций. Н а всю страну прогремел процесс,, затеянны й с целью со р вать дливш ую ся с д екабря 1874 г. по июнь 1875 г. заб ас то в ­ ку ш ахтеров. О бвинив рабочих в создании тайной террористической орган и зац ии, вл асти произвели аресты В аков. Н а основании п о к аза­ ’ож ния наем ны х ш пиков 17 руководителей заб астовки были приговорены к смертной казни. 1877 год озн ам еновался бурной забастовкой ж елезно­ дорож ников. В Б алти м оре, Ч икаго, П итсбурге стачечники вели настоя­ щ ие бои с полицией и ф едеральны м и войскам и. В С ен-Луи в течение недели вся полнота власти н аходилась в руках рабочего исполнитель­ ного ком итета. Брош енны е по приказу п резидента Хейса части регуляр­ ной арм ии беспощ адно расстрели вали забастовщ иков. Сотни рабочих, их ж ен и детей были убиты, ты сячи ранены. Х арактерны м и для 70-х го­ дов были и м ассовы е вы ступления ф ерм еров. Н ачал о их отмечено дви­ жением грейндж еров, в торая половина — движ ением гринбекеров, со­ здавш их в 1876 г. сам остоятельную политическую партию, к которой в 1878 г. прим кн ула часть рабочих союзов.

70 См. А. Е ф и м о в, К истории капитализма в США, М., 1934, стр. 141.

22 Ю. И. Семенов Если теперь к тому ж е ещ е принять во внимание, что именно в это время ам ер и кан ск ая б у рж уази я вступила в сделку с план таторской олигархией, позволив ей свергнуть револю ционны е п рави тел ьства Р е ­ конструкции в южных ш татах и установить там реж им террора, то с т а ­ новятся совершенно ясны ми причины того п ерелом а в воззрен и ях М ор­ гана, который нам етился где-то в середине 1870-х годов и наш ел свое вы раж ен и е в «Д ревнем общ естве». С уть позиции М орган а — в р а зв и ­ ваем ом в книге учении о двух типах, двух п л ан ах общ ества: родовом и политическом.

«Опыт человечества,— п исал М орган,—...создал только д в а п лан а общественного строя, у п отребляя слово п л а н в его научном смысле. О ба они были определенными и систем атическим и о рган и зац и ям и общ ества.

Первый и более древний п ред ставл ял собой орга ни за ц и ю социа льную, основанную на родах, ф р атри ях и плем енах. В торой и позднейш ий п р ед ­ ставлял собой органи за цию политическую, основанную на территории и собственности... О ба эти п л а н а глубоко различны. Один п ри н ад л еж и т древнему общ еству, другой — соврем ен ном у»71. А м ериканское общ ест­ во, по М органу, к ак бы оно ни отличалось, пусть д а ж е в лучш ую сторо* ну, от других политических общ еств, тем не менее относится именно ко второму й никаком у иному типу. А к а к р аз этот второй тип общ ества М орган и подвергает уничтож аю щ ей критике.

К огда мы читаем, что «с наступлением ц иви лизаци и рост собствен ­ ности принял таки е гром адны е разм еры, ее формы стали т а к р азн о о б ­ разны, ее применение т а к расш ирилось, а ее и сп ользован и е в и нтересах собственников т а к искусно, что она сд ел ал а сь силой, непреодолим ой для народа», что «человеческий ум стоит в зам еш ател ьстве перед сво­ им собственным созданием », что «гибель общ ества д о л ж н а стать конечным результатом исторического поприщ а, единственной целью которого оказы вается богатство;

ибо так ое поприщ е сод ерж и т в се­ бе элементы своего собственного р а зр у ш е н и я » 72, то соверш енно оче­ видно, во-первых, что М орган критикует здесь не столько к л ас со ­ вое общ ество вообщ е, сколько соврем енное ему б урж уазн ое общ ест­ во, во-вторых, что он имеет в виду и ам ери кан ск ое об ­ щество.

М орган нйгде здесь не вы двигает ам ери кан ское общ ество в к а ч е ст­ ве образц а, по котором у долж ны р ав н яться остальн ы е страны, к а к это он д елал в путевом дневнике по Европе. Н е вы став л яет он в качестве панацеи дифф узию собственности, превращ ени е всех лю дей в сам о сто я­ тельны х собственников. Р азв и ти е собственности здесь п овергает его в тревогу. Его надеж ды на лучш ее будущ ее человечества состоят не в дифф узии собственности, а в установлении кон троля общ ества н ад ней, в обуздании собственнических инстинктов человека, «Н о н астан ет в р - мя,— пиш ет он,— когда человеческий разум возвы сится до господства над собственностью и установит к а к отнош ение госуд арства к собствен ­ ности, которую оно охраняет, т а к и о б язател ьства и границы собствен ­ ности. Интересы общ ества господствую т н ад частны ми интересам и, п ри ­ чем те и другие долж ны быть приведены к справедли вы м и гарм он и че­ ским отношениям. Г олая погоня за богатством не составл яет конечного н азначения человечества, если только прогресс остается закон ом б уду­ щего, каким он был д л я прош едш его» 73.

71 Л. Г. М о р т а н, Древнее общество, стр. 38.

72 Там ж е, сгр. 329.

73 Там же.

Льюис Генри Морган: легенда и действительность М о р ган а вообщ е не уд овлетворяет общ ество, основанное на собст­ венности, на погоне за богатством, к котором у относится и ам ерикан­ ское. Его и деалом яв л яется не какое-ли бо из сущ ествую щ их ныне об­ щ еств, а общ ество соверш енно нового типа, нового, третьего плана.

« Д ем о кр ати я в управлении, братство внутри общ ества, равенство пр'ав, всеобщ ее о б р азо в ан и е охарактери зую т следую щ ий высший план обще­ ств а, к котором у неуклонно стрем ятся опыт, разум и знания. Он будет в озрож ден ием, но в высш ей форме, свободы, равенства и б ратства древ­ них р о д о в » 74.

Е сли принять все ск азан н ое во внимание, то перелом, нам етивш ий­ с я во в згл я д а х М орган а в середине 1870-х годов, н ельзя охарактери зо­ вать иначе, к а к ш аг от револю ционного д ем ократи зм а в сторону ком ­ м унизм а. М ы у ж е приводили выш е вы сказы ван ия Ф. Энгельса, в кото­ рых сод ерж ится х ар актер и сти ка взгл яд ов М орган а, наш едш их в ы р а ж е­ ние в «Д ревнем общ естве», к а к коммунистических. М ож но привести ещ е одно. «М орган,— писал Ф. Э нгельс в письме к К. К аутскому 16 ф ев­ р ал я 1884 г.,— в гр ан и ц ах своего п редм ета вновь откры л марксово м атери алистическое поним ание истории и приходит к непосред­ ственно ком мунистическим вы водам в отношении современного об­ щ ества» 75.

В се излож ен н ое выш е д ает достаточно оснований д ля вывода, что М ор ган а — умеренного б урж уазн ого л и б ер ал а, придерж ивавш егося п р а­ вой ориентации, восторж енного поклонника кап и тал и зм а к ак лучшей из о б щ е с т в е н н ы х систем, ревностного христианина, далекого от м ате­ р и ал и зм а вообщ е и тем более от м атериалистического понимания исто­ р и и — никогда не сущ ествовало в действительности. Это — легенда. Не сущ ествовало и двух уж и вавш и хся в одном теле М органов, из которых один был типичны м ам ери кан ским б урж уа, далеки м от каких-либо ре­ волю ционны х мы слей в отнош ении к окруж аю щ ем у, а другой — револю ­ ционером в науке, сумевш им стихийно подняться до м атериалистиче­ ского поним ания истории и ком мунистических выводов в отношении бур­ ж у азн о го общ ества.

Б ы л только один Л ью ис Генри М о р г а н — борец против социальной н есправедливости, револю ционер в науке, автор «Д ревнего общ ества» — книги, составивш ей эпоху. И одно н еразры вно связан о с другим.

SUMMARY In literatu re outside the Soviet U nion it is com m only assum ed th a t Lewis M organ w as a typical XIX century bourgeois w ho w orshipped cap italism as the best of social system s, held very m oderate political opinions, and w as very far from any revolutionary ideas. Such a ch aracter sta n d s in direct contrad ictio n to the estim ation of M organ bv the founders of M arxism as a thinker who, by his*' «A ncient society» revolutionized the stu dy of prim itive society, w ho rose to a m a te ria list concept of history and arrived at com m unist conclusions w ith re g ard to co ntem porary society. F or this reason m any w estern researchers call in question the correctn ess of the above character. O thers note the contradiction but m ake no attem p t to explain it.

The article show s th a t the description of M o rg an as a m oderate bourgeois liberal and apologist of capitalism is a m ere legend. The idea of «Ancient society» had m atured and w as carried out in the years of the prep aratio n, developm ent and com pletion of the bour­ 74 L. H. M о r g a n, A ncient society. E dited by L. A. W hite, p. 467.

75 К. M a p к с и Ф. Э н г е л ь с, Соч., т. 36, стр. 97.

24 Ю. И. Семенов geois-dem ocratic revolution in the USA;

the first phase of this revolution w as the Civil W ar betw een N orth and South (1861— 1865);

the s e c o n d —-the R econstruction (1865— 1877). M o rg an took an active p a rt in the stru g g le as a co n sisten t and convinced revolu­ tio n ary dem ocrat. H is revolutio n ary dem ocratic id eas w ere m ost strik in g ly expressed in his «E uropean travel journ al» w here he n o t only stig m atizes feudal u sag es, the a risto ­ cracy, and the clergy but also sh arp ly criticizes the E n g lish and F rench bourgeoisie and defends the P aris C om m unards. It is tru e th a t for a lo n g tim e M o rg an did re g ard the U. S. social system as the best in existence b u t only because he w as deeply convinced th a t it would enable all citizens to becom e property-ow ners th u s elim in atin g the fu rth er developm ent of capitalism. The w reck of this illusion resu lted in a fu n d am en tal ch an g e in M organ’s views in the 1870’s;

this ch an g e found its expression in «A ncient society»

and can be characterized only as a step from rev o lu tio n ary dem ocracy to w a rd s com m u­ nism.

К. И. К о з л о в а СПЕЦИФИКА ЭТНИЧЕСКОЙ ОБЩНОСТИ МАРИЙЦЕВ В ПЕРИОД ПРИСОЕДИНЕНИЯ К РОССИИ Н а ч ал о прочного закреп л ен и я М арийских зем ель в составе ф еод аль­ ной России бы ло связан о со взятием русскими К азани, но, к ак отметил М. Н. Тихомиров, ф актическое подчинение всех этих зем ель М осковско м ублравительству п роизош ло только в конце XVI в.1 С этих пор поток русской письменной инф орм ации о м ари й ц ах — различны х группах «че­ ремисы» П р аво - и Л ев о б ер еж ья С реднего П оволж ья — все более воз­ растает, б л а го д а р я чему мы получаем возм ож ность д ля конкретных суж дений о специфике этнической общ ности марийцев в р ассм атри вае­ мый период.

И сторики М арийской А С С Р стрем ятся осветить и более глубинные во времени этап ы становления этнической общ ности марийцев, пытаясь реш ить, наприм ер, вопрос о том, когда и в каки х условиях ф орм ирова­ л а с ь «д р евн ем ар и й ская народность». П о их мнению, эта историческая общ ность во зн и кл а в раннем средневековье и п ред ставл ял а собой «эт­ ническое и культурное единство в течение 5— 6 столетий», но позднее XI в. она р азд ел и л ась на «горную» и «луговую » группы марийского н а­ селения 2. Г. А. А рхипов особенно н астаи в ает на том, что «по археоло­ гическим данны м » м арийцы ещ е до XI в. «оформились этнически», по­ лучили свое им я «царм ис» («черем ис») /и з в е с т н о е в письменных источ­ н и ках X— XI вв. Ч то ж е касается реального и очень давнего деления их на горных и луговы х, то «предпосы лки возникновения двух д и ал ек т­ ных групп м арийцев ск лады вал и сь в первую очередь в экономических условиях, возникш их к X II— XV вв., когда появились уж е элементы ф еодальн ы х о тн ош ен и й »3.

К онечно, упом януты е историки вольны в выборе того или иного тер ­ мина д л я обозначения этнической общ ности марийцев раннего средне­ вековья, но и они, вслед за многими исследователям и, подразум еваю т под народностью определенны й исторический тип этнической общности.

А если т ак, то не лиш не зад ать ся вопросом, насколько соответствуют их общ ие установки в згл яд ам на историческую категорию «народ­ ность», вы сказан н ы м в новейш ей л и т е р а т у р е 4. Л ю б а я этническая общ ­ ность рисуется не просто конглом ератом лю дей, говорящ их на одном язы ке и имею щ их сходный хозяйственно-культурны й уровень, а этно 1 М. Н. Т и х о м и р о в, Россия в XVI столетии, М., 1962, стр. 506.

2 «Очерки истории М арийской АССР», т. I, Й ош кар-О ла, 1965, стр. 39;

JI. П. Г р v з о в, Фонетика диалектов марийского язы ка в историческом освещении, Йошкар-Ола, 1965, стр. 184—485.

3 Г. А. А р х и п о в, П роисхож дение марийского народа по археологическим дан­ ным, Сб. «П роисхож дение марийского народа», Й ош кар-О ла, 1967, стр. 40, 51.

4 См. В. И. К о з л о в, О понятии этнической общности, «Сов. этнография», 1967, № 2;

Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Проблемы типологии этнических общностей в трудах советских ученых, «Сов. этнография», 1967, № 4;

Л. П. Л а ш у к, Опыт типологии эт­ нических общностей средневековых тюрок и монголов, «Сов. этнография», 1968, № Ь стр. 96—97.

26 К. И. Козлова социальны м организмом, разви тием которого у п равл яю т исторически определенны е факторы совместной (в ш ироком понимании) деятельности лю дей. Эти факторы облечены в конкретную форм у органических об ­ щ ественны х связей, п оддерж иваю щ их структурно и об рам л яю щ и х про­ странственно реальную этническую общ ность, в том числе и этн о гр аф и ­ чески ясно зримую «народность» довольно р азви того классового общ е­ ства.

С историко-социологической точки зрения, к которой мы прим ы каем, к а ж д а я так ая общ ность п ред ставл яется устойчивой целостностью б о л ь ­ шей или меньшей массы лю дей, имею щ их помимо общ ности в язы ке, культуре и прочих этнических п ри зн аках, устойчивы е общ ие гр а ж д а н ­ ские интересы и симпатии, опираю щ иеся в конечном счете н а р азл и ч ­ ные формы общ ественного р азд ел ен и я труд а. В общ естве, стан о в ящ ем ­ ся классовым, все эти разновидности связей услож н яю тся и приним аю т противоречивый х ар актер, но они сущ ествую т и постоянно в о зо б н о в л я­ ются (т. е. норм ально ф ункционирую т), в противном случае этни ческая общ ность утрачи вает внутреннее динам ическое равновесие и р а с п а д а ­ ется на составны е части.

О социально-экономическом м еханизм е этого общ ественного п роцес­ са К- М аркс и Ф. Э нгельс писали: «...В месте с разд елени ем тр у д а дан о и противоречие м еж ду интересом отдельного и ндивида или отдельной семьи и общим интересом всех индивидов, н аходящ и хся в общ ении друг с другом;

притом этот общий интерес сущ ествует не только в п р ед ­ ставлении, к ак «всеобщ ее», но преж де всего он сущ ествует в реальн ой действительности в качестве взаим ной зависим ости индивидов, м еж д у которыми разделен труд. И м енно б л а го д а р я этому противоречию м е ж ­ ду частным и общ им интересом последний, в виде госуд арства, прин и ­ мает самостоятельную ф орму, оторванную от действительны х — к а к отдельных, так и совместных интересов, и вм есте с тем ф орм у и лл ю ­ зорной общности. Но это соверш ается всегда на реальной основе и м ею ­ щ ихся в каж д о м семейном или племенном кон гл ом ерате связей по п ло­ ти и крови, по язы ку, по разделени ю тр у д а в более ш ироком м асш таб е и по иным и н т е р еса м ^ 5.

В приведенной цитате есть основное, что необходимо д л я поним ания слож ного х ар ак тер а этносоциальны х орган и зм ов в р азви ваю щ ем ся классовом общ естве. Н ародн ости ф еодальной эпохи ф орм ирую тся на развал и н ах преж них племенны х или терри тори ально-плем ен ны х о б ъ ­ единений не только б л а го д а р я определенном у («зем ляческом у») т я г о ­ тению друг к другу лю дей одного язы к а и этнограф ического у к л ад а ж изни, но и б лаго дар я собираю щ им их в сам остоятельную устойчивую целостность ф акторам : экономическим — через общ ественное р а зд е л е ­ ние труда, и политическим — через систему ф орм ирую щ ейся го су д ар ­ ственности. Н и одно из этих важ н ы х общ ественны х условий ф орм и ро­ ван ия народности марийскими историкам и не п роан ал и зи рован о, и это застав л яет подойти к их вы водам с больш ой осторож ностью.

О днако присм отрим ся к предлож енной ими аргум ен тац ии кош оет но-историческими ф актам и. По Г. А. А рхипову, к IX — XI вв. «марийттьт уж е оформились этнически». В общ епринятом понимании это долТсно означать, что к у казан н ом у времени в В олго-В ятском м еж дуречье сущ е­ ствовало население, которое послуж ило исторической основой ф орм и ­ рования марийского н арод а, т. е. население, говоривш ее на язы к е (или язы ках) той ж е лингвистической системы, что и соврем енны й м ар и й ­ ский язы к, имевш ее сходный хозяйственно-культурны й у к л а д и вы д е­ 5 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, Н емецкая идеология, Соч., т. 3, стр. 31—32.

Этническая общность марийцев в период присоединения к России л яв ш ееся среди о круж аю щ и х иноязы чны х соседей специфическими осо­ бенностям и бы та. В озм ож но, что в реальной действительности все это бы ло именно так. Н о причем ж е зд есь «народность» к а к особый тип этнической общ ности довольно разви того классового общ ества? Д ревне­ м арийский этнический массив конца I тыс. н. э. мог вовсе и не пред­ ста в л я т ь собой единого этносоциального орган и зм а, а наоборот, что более вероятно, в тогдаш н и х услови ях перехода от строя общ инно-ро­ дового к ран н екл ассо вом у он был всего лиш ь этнолингвистической группировкой целого р яд а автоном ны х племенны х объединений.

С ущ ествование плем енны х объединений м арийцев с сам остоятель­ ными и довольно различны м и д и алектам и подтверж дается м атер и ал а­ ми исторической структуры м арийского я з ы к а 6. И нет никаких основа­ ний п р ед п о л агать слияние этих объединений в единый союз, в этнопо литнческую (хотя бы д а ж е в виде н ам ека на тип «варварской» государ­ ственности) общ ность, в «древнем арийскую народность» примерно к исходу I ты сячелети я н. э. В это и в более позднее врем я отдельные группировки м арийцев в силу некоторы х исторических обстоятельств (внеш нее военное д авл ен и е и п р. ) 7 не только не консолидирую тся друг с другом на сравн и тельно небольш ой территории М арийского При в о л ж ья, а скорее у трач и ваю т бы лы е соседские контакты, расселяясь к северу и северо-востоку от Волги. В тдких условиях д а ж е близкородст­ венны е м арий ские д иалекты п риобретали новую силу д л я сам остоятель­ ного р азви ти я, хотя неи збеж н ое при передвиж ении населения межгруп повое см еш ение осл о ж н ял о процесс оформ ления новых терри тори аль­ ных диалектов.

Н екоторы е историки о б н аруж и ваю т сущ ествование древнем арий­ ской народности в прочном закреп лен ии за м арийцам и обобщ аю щ его имени «черемисы » у ж е со времен К иевской Руси. Д ействительно, со­ гласно русской летописи, имею т «Черемиси свой язы к, М оръдва свой я з ы к » 8. В древнерусской л и тер ату р е слово «язы к» нередко означало не только отдельны й «народ», «племя», но та к ж е и более широкую этно­ лингвистическую общ ность: иначе трудно истолковать известную л ето ­ писную ф р азу о том, что «Се бо токм о С ловенеск язы к в Руси: П оляне, Д ер ев л ян е, Н оугородьци, П олочане, Д реговичи, Север, Б уж ане, зан е седош а по Бугу, послеж е ж е В ел ы н я н е» 9. У пом янутая здесь «Русь»

са м а по себе б ы ла понятием слож ны м, в котором п роявл ял ась идея еди нства язы к а, территории, культуры и государственности перечислен­ ных восточнославянских «зем ляческих» гр у п п и р о в о к10. Н о мож но ли тако го рода исторически ем кое определение по текстуальной аналогии переносить на «черемису», которая п ричи слялась к р азр я д у данников Руси? Н и в коем случае. Д л я древней Р уси черемисы были лиш ь лю дь­ ми н еславянского п роисхож дения, причем, возм ож но, что уж е с тех вре­ мен это имя бы ло распространено к а к н а м арийцев, т а к и на не родст­ венны х им чуваш ей.

Д р евнерусские авторы менее всего были озабочены уточнением дей­ ствительны х имен отдаленны х народов, гран и ц их обитания и террито­ 6 Л. П. Г р у з о в, Указ. раб., стр. 184— 185.

7 См. «Очерки истории М арийской АССР», т. I, стр. 40.

8 «П овесть временных лет», СПб., 1910, стр. 10.

9 Там же.

10 См. В. О. К л ю ч е в с к и й, Соч., т. V I, М., 1959, стр. 130 и след.;

JI. В. Ч е р е п н и н, Исторические условия формирования русской народности до конца XV в. В кн.

«Вопросы ф ормирования русской народности и нации», М.— Л., 1958, стр. 25—26. В д ан ­ ном случае «земляческие» группировки — территориальные и традиционные по этниче­ скому самоопределению общности, соответствующ ие летописным «землям».

28 К. И. Козлова риально-племенного р азм еж еван и я. «П овесть временны х лет» отдели ­ ла мурому от мордвы, но ни словом не обм олвилась, что м ордва не еди ­ на, а составляет две больш ие вполне сам остоятельн ы е группировки — эрзю и мокшу. Хорошо известно, что вплоть до середины XVI в. в рус­ ской письменной традиции о ста ва л ась нерасчлененной на реальн ы е составны е части и м ар и й ская этнолингвистическая общ ность. Т ак что ссы лка на древнерусскую этноним ику П овол ж ья практически ничего не дает для обоснования версии о сущ ествовании м арийской «народности»

в X I—XII вв.

Вместе с тем интересны е выводы н ап раш и ваю тся при раскры тии смыслового значения сам он азван и я, точнее сам он азван и й разли чн ы х групп марийского населения д а ж е поздней поры. По мнению В. М. В а ­ сильева, «марийцы всегда себя н азы вал и марий, м а р и й калы к, к а л ы к марий (последнее имя встречается в молитвенны х обращ ен и ях в з н а ­ чении „простой н а р о д "), а та к ж е шемер м а р и й от шем м ари й (в зн а ч е ­ нии „черный л ю д".— К. К - ) » п. В данном случае приведены о б о зн ач е­ ния из лугово-восточном арийского наречия. И н аче звучит им я м а р и е ц (букв, «муж», «муж чина», «человек») в других м арий ских н аречиях:

наприм ер в северо-западном, или «яранском » — маре;

в горном — мары;

при этом у станавли вается их об щ ая исходная ф орм а (архети п) — мари 12.

Но означает ли это, что и д ал еки е предки м арийцев н азы в а л и себя точно так же? В какой-то степени — да, ибо слово мари, принявш ее х а ­ рактер этнонима, п ризнается лингвистам и очень древним заи м с тв о в а­ нием из восточных индоевропейских язы ков. Но, к а ж етс я, древнейш ие марийцы зн али и другое слово д л я обозначения «человека»— мис, м еес (ср. сам он азван ие манси мис, фин. mies, эст. m ees — «муж », «человек»), которое прозрачно проступает в этнониме черемис (чув. с’армыс, тат.

чирмеш ), имею щ ем, видимо, составную структуру: с’ар — н азв ан и е д р е в ­ него племени + м е е с — « ч ел о век » 13. И у ж соверш енно очевидно, что м а ­ рийцы отнюдь не всегда себя н азы вал и м а р и й к а л ы к — «м арийский н а ­ род», ибо слово к а л ы к (горн, х а л ы к ) — сравн и тельно позднее заи м с тво ­ вание от тю рок (ср. тат. ха лы к, чув. ха л а к, алт. к а л ы к — «н арб д»).

У твердивш ееся среди м арийцев понятие калы к, х а л ы к могло о б о зн а­ чать к ак всех лю дей, говорящ их н а м арийском язы ке, т а к и н а лю бом его локальном диалекте;

в обиходе ж е это понятие су ж ал о сь до и зв е­ стного круга родственников или до сельского «мира» 14.

П римерно такой ж е х арактер носит древний этноним м а р и со всеми его последую щими диалектны м и дери ватам и. В ряд ли подлеж ит сом не­ нию, что его исконное обыденное зн ачение — «люди», а таковы м и мог­ ли быть и «нашенские, здеш ней зем ли лю ди» (ср. сам о н азв ан и я м а н ­ с и — махум, хантов — мыгдат-ях, эстонцев — m a a rah vas, озн ачаю щ и е «люди зем ли » ), и люди соверш енно посторонние — не бли зкие родичи и д аж е иного язы к а соседи. П олож им, луговой м ари ец мог н азв ать себя и лю дей своего окруж ения м ари й в том смысле, что все они этн и ­ чески составляю т нерасчленим ое единство, но по отнош ению к отли ч­ ным чем-то соседям -м арийцам луговой человек мог употребить д оп ол ­ нительное видовое обозначение. Так, моркинские и сернурские марийцы сами себя одинаково назы ваю т марий, но сернурские м арийцы своих 1 В. М. В а с и л ь е в, Ф ункциональная семантика в марийском языке, «Уч. запис­ ки Марийского НИИ», вып. I, 1948, стр. 117.

1 Л. П. Г р у з о в, Указ. раб., стр. 85—86.

1 Ф. И. Г о р д е е в, Балтийские и иранские заимствования в марийском язы ке, Сб. «Происхождение марийского народа», Й ош кар-О ла, 1967, стр. 192— 193.

14 И. Н. С м и р н о в, Черемисы, К азань, 1889, стр. 22, 107— 108.

Этническая общность марийцев в период присоединения к России ю ж ны х м оркинских соседей обычно именовали ончы л м а р и й —-«перед­ ние (по отнош ению к К азан и ) марийцы », а моркинские назы вали сер нурских ш е н гел м а р и й — «задн ие (по отношению к К азан и ) марийцы».

И м я м а р и й ф игурирует и в луговом арийском обозначении удмуртов — одо марий, т. е. «лю ди н ар о д а (плем ени) од или уд, ут». Соответствен­ но горны е марийцы н азы ваю т чуваш ей суа сла мары — «люди народа суас».

Есть основания п ред п олагать, что по описанной конструкции ло­ кальн ы х этнических обозначений строились имена отдельны х древне­ м арий ских племен;

в этих им енах присутствовал обязательны й ф ормант м а р и или сходные с ним, но конкретное содерж ан ие составном у этно­ ниму сообщ ал дополнительны й определитель. Такой способ обозначе­ ния Определенных этнокультурны х группировок населения сохранился у м арийцев и с переходом их от связей родо-племенных к территориаль­ но-соседским (« зе м л яч еск и м » ). В подтверж дение этой мысли достаточ­ но со слаться на В. М. В аси льева: «Горные марийцы назы ваю т себя кы р ы к мары, но другие м арийцы их кличут к ур ы к марий-, горные н азы ­ ваю т луговы х — а л ы к мары, т а к ж е кожла м ары — лесные. Восточные м арийцы н азы ваю т луговы х о за н ’м ари й — казан ски е;

а последние пер­ в ы х — ипон м а р и й от слова Упб (произнош ение восточных) — уфимские м арийцы » 15.

Х орош о известны «зем ляческие» им ена и более мелких террито­ ри ал ьн ы х групп, входивш их в состав основных диалектны х и этногра­ ф ических подразделен ий марийского н арода. О них писал еще И. Н. С мирнов: «Черем исы разд ел яю тся на группы, обозначаю щ иеся именем какой -н ибудь реки: севш ие на В етлуге назы ваю тся В ы тля-м арэ, по П и ж м е — П и ж м ан -м ар э, по Р у тке — Р дэ-м ар э, по Кундыш у — Кун ды ш -м арэ, по Ш уде — Ш удо-м арэ, по Оно — О но-м арэ, по И ру — Ир м арэ, по Ю ронге — Ю рон-м арэ, по К у д ь м е — К удьм ан-м арэ» 16.

М ногие из этих топонимических наим енований приблизительно со­ ответствовали гран и цам старинны х больш их волостей и локальны х го­ воров кон ц а X V I— н ач ал а X V II в. П о данны м диалектологической экс­ педиции М ари й ского научно-исследовательского института 1957 г., сами марийцы Звениговского (приволж ского) района, п рин ад леж ащ и е в ц е­ лом к во л ж ско м у д и ал ек ту родного язы ка, разли чаю т в своей среде целы й р яд «сельских» говоров: М уш м ари (К ож ла-С олинский сельсо­ в ет), К у ж м ар и и П а м ъ я л (К уж м арски й сельсовет), Чакмари» (К расн о­ ярский сельсо вет), Э см екпи ляк (И см енецкий сельсовет), Упш ер (Обши ярский се л ь со в е т )17. П редк ам и носителей этих говоров было население старинны х волостей Г алицкой дороги: м уш м арского говора — жители соседствую щ их волостей П ервой, В торой и Третьей М усморы;

куж м арского и пам ъяльокого — волостей К уж ум ора, Больш ой Кордем К уж у м о р а, К ордем К уж ум ора;

чакм арского — волости Красный Яр и т. д.

Р асп р о стр ан ен н о сть среди м арийцев устойчивых «земляческих»

имен, их традиционно особый смысл, вы ходящ ий подчас за узкие п р е­ делы обычных крестьян ски х п редставлений о «наших» и «ненаших», н а ­ водит н а мысль, что история и типология так и х имен идет из глубины д авно минувш их столетий, когда марийцы были разобщ ены н а м алы е и м ельчайш ие позем ельно-родственны е союзы и разобщ енность эта — тер ­ 15 В. М. В а с и л ь е в, Указ. раб., стр. 118.

16 И. Н. С м и р н о в, Указ. раб., стр. 17.

17 Н. Т. П е н г и т о в, Итоги марийской диалектологической экспедиции М арий­ ского Н И И. 1957, «Труды М арийского Н ИИ», вып. X III, 1959, стр. 178.

30 К. И. Козлова риториальная, диалектн ая, хозяй ственн ая и т. д.— м огла носить х а р а к ­ тер этнических различий д а ж е в р ам к ах одной этнолингвистической группировки населения М арийского П оволж ья.

С оседи марийцев — чуваш и, видимо, не были столь разд роб л ен ы и изолированы друг от друга, зан и м ая до татаро-м он гольского н аш естви я компактную территорию по ю жной окраин е п риволж ских лесов от Свия ги до Суры. В чуваш ском язы ке о б н аруж и ваю тся д и алектн ы е разли чи я, но не такие глубокие, к а к в м арийском язы ке. Единое сам о н азв ан и е тьываш свойственно всем группам чуваш ского н арод а. П р а в д а, их п од­ разделяю т на в и р ь я л (к а й е н ь ) и анатри (м а л ъ е н ь ), но, согласно источ никам X V III— XIX вв., лю бой чуваш — все равн о вирьял или а н а т р и на вопрос «Ас епле уруве?» — «К акого ты рода-плем ени?» обычно отве­ чал: « Ч уваш ла ур у ве».— «Ч уваш ского рода (с е м е н и )» 18;

а на вопрос «Кем эзе?» — «Кто ты ?» отвечал — «Чуваш». А у ж затем сп р аш и в ае­ мый уточнял, к каком у именно «роду» (ф актически патроним ии) и н а ­ селенному пункту он п р и н ад л еж ал 19. Ч то касается н азван и й в и р ь я л и анатри, то они не отличались устойчивостью : ж и вущ и е по соседству группы при известных условия^ могли с одинаковы м успехом упот­ ребить их по отношению д руг к д р у г у 20. Т акого четкого в заи м н о ­ го разграничения по многим устойчивы м этнокультурны м п р и зн а­ кам, как луговые, горные и санчурско-ярански е м арийцы, чуваш и не знали.

Эти сравнительны е данны е о ж ивущ их рядом (п р ав д а, н еродствен ­ ных) н арод ах в ещ е больш ей степени оттеняет сделанны й выш е вы вод о длительной разобщ енности больш их и м алы х объединений м а р и й ­ цев — некогда родо-племенны х, а затем возникш их н а их этнической основе, но при иных ф орм ах общ ественной связи, тер р и то р и ал ьн о -д и а­ лектны х, «зем ляческих». П ри скудости источников д ати р о вать так и е я в ­ ления трудно, однако никакой иной основы д л я формированищ диарий ской народности, кром е указан н ы х «зем ляческих» группировок, п р ед ­ полож ить нельзя, д а и то при наличии б лагоп ри ятн ы х условий д л я их сближ ения и смеш ения.

З а к а т родовых отношений у м арийцев совпал во времени с край н е неблагоприятны м и д л я их д альн ей ш его р азви ти я историческими собы ­ тиями — дливш им ся в течение нескольких веков военным д авлен ием со стороны то одних, то других иноязы чны х приш ельцев. Н а протяж ени и всей первой половины II ты сячелетия м арийцы дроби ли сь и отступали мелкими группами с насиж енны х мест, частично асси м и ли ровали сь — одним словом, не могли объединиться в какую -либо устойчивую ц елост­ ность хотя бы на основной, зан и м аем ой ими от С уры и В етлуги до В я т ­ ки территории. Д л я взаим ного сб лиж ен ия и н ал аж и в ан и я разн ого р од а меж групповы х связей необходимы были стаб и л и зац и я д ви ж ени я н а р о ­ донаселения, более «плотная» внутренняя колон изац ия М ари й ского края коренным населением, разви ти е ком м уникаций и тер р и то р и ал ь ­ ного р азделени я тр у д а, ц ен трали зую щ ая деятельн ость какого-ли бо а п ­ п ар ата общ ественной власти. Н адо п олагать, что исподволь так и е ф а к ­ 18 Н. В. Н и к о л ь с к и й, Христианство среди чуваш Среднего П оволж ья в X V I— X V III веках, К азань, 1912, стр. 312.

19 В. Д. Д и м и т р и е в, К вопросу о сложных общинах в Чуваш ии, «Уч. записки Чувашского НИИ», вып. X X III, 1963, стр. 213.

20 В этой связи очень интересное наблюдение было сделано Н. И. Гаген-Торн:

«Точных границ, где ж ивут вирьялы, а где анатри, у местного населения вообще не су­ ществует;

название это передвигается», так как «название это среди населения обычно служит только для обозначения стороны относительно данного селения или района».

(См. Н. И. Г а г е н - Т о р н, Этнографические работы в Ч уваш ской республике, «Со­ общения ГАИМК», вып. II, Л., 1929, стр. 177).

Этническая общность марийцев в период присоединения к России торы дей ствовали, но край н е медленно, слабо, о ставл яя в стороне мно­ гие рассеянн ы е по зав о л ж ски м и вятским лесам микрогруппы. В таких услови ях м ар и й ск ая народность не м огла слож иться в течение длитель­ ного времени.

Р у сско е п равительство, утвердивш ееся в М арийском крае во второй половине XVI в., столкнулось здесь с довольно пестрой картиной «зем­ ляческого» р азм еж е в а н и я коренного населения. Это особо подчеркнул хорош о осведом ленны й автор «К азан ской истории»: «Д ве бо черемисы бе в К азан ск о й области, а язы к а их три, 4 язы к варварьски й, той вла д еяш е ими;

едина убо черем иса об сю стран у В олги сидит, пром еж ве­ л и ки х гор, по удоли ям, и та словет горн ая;

д р у гая ж е черемиса об ону стран у В олги ж ивет, и та ся н аричет л уговая, низоты ради и равности зем л я тбя... В той ж е стране луговой есть черемиса кокш аская и вет л у ж с к а я, ж и вет в пусты нях л есн ы х...» 21.

П о след н яя по времени и нтерпретац ия этого текста принадлеж ит Г. Н. А йплатову, которы й, в частности, пиш ет: «В данном случае под соби рательн ы м н азван и ем „го р н ая ч ерем и са*1 имею тся в виду чуваши и горны е м арийцы. Три „языка** (н ар о д а) К азан ской земли — это м а ­ рийцы, чуваш и и удм урты („черем иса, зовем ая отяки “ ). Ими владел четверты й „язык** (народ)-— т а т а р ы » 22. И действительно, из самого тек­ ста « К азан ск о й истории» вы текает, что под именем «горной черемисы»

его автор п р еж д е всего имел в виду чуваш ей, ж ивш их в районе Свияги и зап ад н ее, но, вероятно, ему были известны и горные марийцы, р аз он р а зд е л я е т «черемису» н а три язы ка. П оэтом у нельзя согласиться с Ай п латовы м, что третий «черемисский язы к»— это удмурты.

В о-первы х, достаточно осведомленны й участник взяти я К азан и кн язь А. М. К урбский, опиравш ийся на какие-то местные сведения, р а з ­ л и ч ал яц ы к и 23 «чю важ скии, черемискии, войтецкии або арскии». Во вторы х, слова « К азан ской истории»: «Н аполни таким и лю дми землю ту еж е ина черемиса, зо в ем ая отяки, тое ж е глаголю т ростовскую чернь, за б е ж а в ш и т а от крещ ения русского в б олгарски х ж и л и щ ах» 24 н ельзя п рин и м ать всерьез, т а к к а к они и зл агаю т не собственные наблю дения ав то р а, а какую -то легенду. С путать луговы х марийцев с удм уртам и автор « К азан ск о й истории» мог и потому, что те и другие н аезж ал и в К а за н ь с вятской стороны, и потому, что луговы е марийцы себя н азы в а­ ли «м арий», а удм уртов «одо марий» (т. е. в переводе на русский — «отяцкие черем исы »).

К а к бы то ни было, горном арийское наречие настолько отлично от лугового, что и в наш и дни сущ ествую т две литературн ы е формы м а ­ рийского язы ка, слож ивш иеся вследствие своеобрази я фонетического оф орм лен и я общ ем ари йски х слов в горном наречии и наблю даю щ ихся в нем многочисленны х лексических расхож ден ий с другими н аречи я­ м и 25. Т аки е разл и чи я в р яд ли были меньш ими в XVI в., поэтому гор­ ные марийцы, ж ивш ие рядом с чуваш ам и и имевш ие с ними уж е тогда много общ его в культуре, но оторванны е от собственно луговы х м арий ­ цев, вполне могли ри соваться русским л ю дям особым «язы ком» — н а ­ родом.

У поминание в « К азан ской истории» «черемисы кокш аской и вет луж ской», противопоставленной в хозяйственно-бы товом отношении 21 «К азанская история», М.—Л., 1954, стр. 86.

22 Г. Н. А й п л а т о в, Расселение марийцев во второй половине XVI — начале X V III в., Сб. «П роисхождение марийского народа», стр. 141.

23 А. М. К у р б с к и й, И стория о великом князе Московском, СПб., 1913, стр. 45.

21 «К азанская история», стр. 48.

25 «Языки народов СССР», т. III, М., 1966, стр. 241.

32 К. И. Козлова «горной и луговой черемисе», м ож ет, конечно, навести на мысль, что третий «черемисский язы к» — это северо-зап адн ое н аречие м арийского язы ка, отличное и от горного и от лугового н а р е ч и й 26. Но, судя по м а ­ ловразум ительной и ф актически неверной характери сти ке этой «чере­ мисы» («ни сеют, ни орют, но ловом зверины м и рыбным, и войною питаю тся живут аки дикии») упомянуты й историк зн ал кокш ай ских и ветлуж ских м арийцев только п онаслы ш ке и в р яд ли з а д а в а л ­ ся целью определить х арактер их язы ка: ему было достаточно отм е­ тить, что «в той ж е стране луговой есть черем иса ко к ш аск ая и вет луж ская».

Кстати, в свете только что приведенного текста станови тся ясно, что русские лю ди XVI в. вовсе не считали всех м арийцев, ж ивш их по левую сторону Волги, «луговой черемисой». П од тверж д ен и е этом у мы н аходим в различны х источниках. К н язь К урбский отм ечал, что Г ал и ц к ая дорога «яж е суть от Л уговы е Черемисы », «залегохом пути от всея Л уговы е Ч е ­ ремисы, я ж е ко гр ад у леж ат», т. е. тяготею т непосредственно к К а з а н и 27.

П римерны е зап ад н ы е и северо-зап адн ы е пределы этого тяготени я п ро­ сл еж и ваю тся по некоторым ранним докум ентальны м свидетельствам.

В 1560-х гг. на К азан ь ш ли дороги «Г ал ец кая и К окш аская», по которы м «приходят воевати кокш айские и л у го вая ч е р е м и с а » 28. П ростой в згл яд н а географическую карту п оказы вает, что л у го вая черем иса Г алицкой дороги была к К азан и ближ е кокш айской (в данном сл у ч ае обитавш ей скорее по верхней части М алой К окш аги, н еж ели по Больш ой К о к ш а г е ).

В другом документе ф игурирую т луговы е «казан ски е черем исы волости К уж ум оры » 29 (вспомним упом инавш ую ся выш е диалектную группу К уж м ари Звениговского П р и в о л ж ь я ), а волость эта р а с п о л а га л а с ь в М еж дуречье Н иж ней П л ети и М алой К окш аги, к а к р аз н а границе, отд е­ лявшей Галицкую «дорогу» (т. е. старинную « д а р у г у » — об ласть) от К окш айского уезда.

Х арактерно, что «Л етописец Русский» в части, касаю щ ей ся л ев о б е­ реж ны х марийцев, не д ает им всем имени собственного «л уговая черем и ­ са», а н азы вает их «луговыми люди» вообщ е или в ы р а ж ае тся так: «госу­ д арь посы лал на луговую сторону, н а изменников, на черемису. И в о ев о ­ ды приш ли в волость в В ош лу (в верхней части М. К окш аги.— К. К-} А воеводу И в ан а П етровича с товары щ и отпущ али... в В етлугу и в Р уткы (где говорили по-горномарийоки.— К. К. ) » 30. Д а и н е мог этот источник, составленны й по горячим следам войны с К азан ью и ее сою зникам и, н азв ат ь всех левобереж ны х марийцев «луговой черемисой», так к а к вет луж ские, руткинские и кокш айские м арийцы п ред ставл ял и собой этн и че­ ские группы, зам етно отличавш иеся от собственно «луговой, к а зан ск о й черем исы »31. А. К урбский о последней писал, что «ибо тот Черем искии язы к не м ал е с т ь » 32, т. е. к а к «язы к» (здесь «народ» — К. К -) претен ­ дует на роль самостоятельной этнической общ ности.

26 И. Е г о р о в, Л ексика северо-западного наречия марийского язы ка, «Труды Ма­ рийского НИИ», вып. XV, 1961, стр. 146.

27 А. М. К у р б с к и й, Указ. раб., стр. 23, 26. ’ _ 28 «Писцовые книги города Казани 1565—68 гг. и 1646 г.», «М атериалы по истории Татарской АССР», Л., 1932, стр. 50, 52.

29 «Документы и материалы по истории М ордовской АССР», т. I, ч. 2, С аранск, 1951, стр. 151.

30 «Летописец Русский», М., 1895, стр. 10.

31 И позднее русские документы вы раж ались обычно так ж е: «по луговой стороне черемиса» и «нагорные стороны черемиса». («Крестьянская война под предводитель­ ством Степана Разина», т. II, ч. 1, М., 1957, стр. 249, 250.) 32 А. М. К У р б с к и й, Указ. раб., стр. 67.

Этническая общность марийцев в период присоединения к России По К урбском у, л у го вая черемиса равн означн а п р и к а за н н о м м арий­ ц ам Г али цкой дорог». В качестве податной об ласти — «даруги», «казан ­ ского улуса» — Г ал и ц к ая «дорога» сущ ествовал а зад ол го до взятия К а ­ зан и и ещ е д ва столетия спустя. По русским писцовы м и переписным книгам хорош о известны географ ические очертания этой «дороги», кото­ ры е в основном со вп ад аю т с гран и цам и волж ского д и алекта марийско­ го язы ка, но частично зах в аты в аю т и территорию близкого им моркин ского говора 33. Н еко гда М орки входили в состав А латской «дороги», но их население сохр ан и л о тради ци он ное''п редставлен »е о м арийцах в о л ж ­ ского щ щ лекта к а к о л ы ш а л м а р и й — «ближ них, роственных людях».

В свете этих данны х есть основания считать «луговую черемису Г али ц ­ кой дороги» одним из крупны х «зем ляческих» объединений марийцев, слож и вш и м ся ещ е зад олго до в зя ти я К азан и.

С оврем енны е лингвисты вы деляю т в составе марийского язы ка об­ ш ирны й моркинско-сернурский д и а л е к т (полож ен в основу лугововосточ­ ной литературн ой ф о р м ы ). Т ерри тори ально он совм ещ ается с Алатской «даругой», подвластной ещ е К азан ск о м у ханству, и в качестве одноимен­ ной «дороги», вош едш ей в состав К азан ск ого уезд а при М осковском правлении. В идимо, коренное н аселен и е этой «даруги» — «дороги» и здав­ на т а к ж е со ставл ял о какое-то этническое образование, чисто географ и­ чески р азд ел явш ееся на моркиноких ончы л м ар ий и сернурских шенгел м а р и й (см. вы ш е).

О рган и зу я во второй половине XVI в. административно-ф искальное и военное у п равлен ие М арийским краем, московским властям незачем бы ло зад у м ы в аться н ад тем, к а к лучш е всего разм еж евать населенные м ари й ц ам и зем ли бы вш его К азан ского ханства. Д в е крупные «зем ляче­ ские» группировки м арийцев — Галицкой дороги (вол ж ск ая) и Алатской дороги (дооркинско-сернурская)— п ред ставл ял и собой слож ивш иеся, од­ нородны е в диалектно-культурном отношении образован ия со стойкими орган и чески м » св язя м и, которы е не имело см ы сла разруш ать, их можно бы ло и сп ользовать д л я н уж д воеводского управления.

Т руднее было произвести п оуездное м еж еван и е остальной части М а ­ рийского к р а я, совсем не знавш ей казан ского уп равлен ия или подчиняв­ ш ейся ему ном инально. И надо сказать, что это м еж евание было совер­ шено довольно удачно, т а к к а к в основном учиты вало д авн о слож ивш ее­ ся «зем ляческое самоопределение» коренного населения.

И склю чением был учреж денны й раньш е других и в спеш ном п оряд ­ ке (ср азу ж е п осле м арийского восстания 1571— 1573 гг.) Небольшой К окш айский уезд в составе левобереж ной, в низовьях Б ольш ой К ркш а ги, Ч ем урш инекой волости с марийским населением («К окш аского уезда черем иса Ч ем урш инекой волости польских деревень») 34 и п равобереж ­ ной С унды рской волости с чуваш ским населением («К окш аского уезду чуваш а » черем иса С унды рской волости») 35. Этот этнически разн ород­ ный искусственно образованны й уезд им ен овался в оф ициальны х доку­ м ентах X V II в. «чуваш а и черем иса К окш аского уезд у розных волостей к деревень», в него входило, по данны м 1681 г., всего 218 ясачны х дво­ р о в 36. О марийской части этого у езд а м ож но ск азать только то, что в диалектн ом отнош ении она отли чалась от соседней группы волжского 33 См. Н. Т. П е н г и т о в, Указ. раб., стр. 180— 182.

34 «Документы и материалы по истории М ордовской АССР», т. I, ч. 2, стр. 191.

35 В. Д. Д и м и т р и е в, К вопросу о заселении юго-восточной и южной частей Чувашии, «Уч. записки Чуваш ского Н ИИ», вып. XIV, 1956, стр. 199.

36 Г. Н. А й п л а т о в, Социально-экономическое развитие и классовая борьба в М арийском крае в X V II в., Канд. дисс., М., 1965.

3 Советская этнография, № К. И. Козлова говора Галицкой дороги и п ри м ы к ал а к -расположенному севернее, в б ас­ сейне М. К окш аги, населению Ц аревококш ай ского у е з д а 37.

С оверш енно иной этнический состав был в обш ирном К озьм одем ьян ­ ском уезде, вклю чавш ем зем ли по Горной и Лу-говой стороне на к р а й ­ нем зап ад е расселения марийцев. Е щ е д о оф ициального учреж ден и я уезд а и его волостных п одразделен ий здесь сущ ествовала орган и зац и я населения по «сотням» и «ш ятидесятням», возни кш ая, видимо, не без воздействия К азан ского хан ства. Л у го в ая сторона в бассейнах рек Вет луги, Рутки, Арды и в м еж дуречье Рутки и Б. К унды ш а, притока Б. К о к­ шаги, была заселен а небольш ими, терри тори ально изолированны м и груп ­ пами марийцев. Они ж или в мелких деревнях, располож енны х нередко па значительном расстоянии друг о т д руга. П оэтом у и з н ач ал е X V III в.

здесь были только «пяткдесятни» (Т оксубаева, Яни-гитова, Т о х п аев а), хотя число учтенных м уж ских душ в каж д ой из них тогда составляло до 400 и более ч ел о в е к 33. С таринны е «сотни» р асп ол агал и сь на Горной стороне (Ахпары-сова, А казина и Т ен як о ва), где м арийское население было густым я п ро ж и вало во многих населенны х пунктах от р. Суры до р. Сундырь. С юга и ю го-запада к этим «сотням» вплотную прим ы кали поселения чуваш ей, так ж е организованны х в «сотни», а одно так ое о б ъ ­ единение •— К обяш ева сотня — имело смеш анны й м арийско-чуваш ский состав.

Очевидно, эти п о др аздел ен и я -местного населения на крайнем зап аде М арийского к р ая имели какое-то тяготение д руг к другу, если м осков­ ская адм инистрация сочла необходимы м объединить их в один К о зьм о ­ демьянский уезд. С отенная орган и зац и я в п риволж ском районе не б ы ла разруш ена, но с учреж дением К озьм одем ьянского уезд а вводилось его деление на четы ре волости: горную Юнгин-скую, луговую Руткинскую, а в бассейне Ветлуги — В етлуж скую и О ш арасекую. В язы ковом отно­ шении -все эти группы относились к куры к-м аре — горным м арий ц ам и, вероятно, были связан ы единством происхож дения. А боригенное яд р о заним ало Горную сторону, ветлуж окие и зав о л ж ски е группы м арийцев в период присоединения к России п ред ставл ял и собой потом ков пересе­ ленцев из П р авоб ереж ья.

Выделение н а Горной стороне только одной, причем очень обш ирной Ю нгинской волости обосновы валось тем, что ее м арийское н аселен и е со­ ставляло сплоченный зем ляческий союз, за которым в глубине веков угады вается особая п лем ен н ая -группировка. Н а это об рати л вн и м ан и е ещ е И. Н. Смирнов, зап и сы вая м арий ские п ред ан и я о древних героях и правителях: «К озьм одем ьянские черемисы и д оселе зн аю т «землю А кпарса», одного из подобны х старейш ин. Н а территории А к п арса стоят нынешний город К-озьмодемьянок, се л а П ернягаш, П ертнур, Е ласово, В ладим ирское, Емелево, Троицкий посад, Б о л ь ш ая и М а л а я Ю нга;

сло­ вом, ему п р и н ад л еж ал весь нынешний Горночеремисский край до Суры.

П редание п рибавляет, что ему ж е п р и н ад л еж а л и огромны е л еса -на л е ­ вом берегу Волги, по В етл у ге» 39.

Вероятно, Акпар-с (Ахпарьгс) был реальной и -незаурядной лич­ ностью —•местным предводителем, «с-отным князем », если егд ^и м я до конца X V III -в. носила сам ая круп н ая «сотня» горны х м арийцев, з а н и ­ мавш их земли от ниж ней Суры до -правобереж ья р. Ю нги, вплоть д о ­ 37 Н. Т. П е н г и т о в, Указ. раб., стр. 180.

38 В. К. М а г н и ц к и й, Город К узьмодемьянск и его уезд по 1-й народной пере­ писи (1718— 1722 гг.), «Изв. О бщества археологии, истории и этнографии при К а за н ­ ском ун-те», т. X III, вып. 5, 1896, стр. 434—435.

39 И. Н. С м и р н о в, Указ. раб., стр. 25—26.

Этническая общность марийцев в период присоединения к России с. В ладим и рского (Б ассурм ан ово) и от современной южной границы М арийской А С С Р до Волги.

О ф и ц иальн ое н азв ан и е населения этой сотни в X V II в. «Акпарыеовы сотни Ю нгинокой волости ясач н ая черемиса». С основанием г. Козьмо д ем ьян ск а, русских дворцовы х и м онасты рских сел Воскресенского и М алою нгинского с деревням и зем ельны е площ ади Акпарысовой сотня были сильно урезаны. По губернской реф орм е П етра I от нее было от­ м еж еван о Н и ж н ее П рисурье, но все равно по первой подуш ной перепи­ си, «в А кпары сова сотне за отсы лкою в Н иж негородскую губернию в остатке 1265 душ », т. е. значительно больш е, чем в самой крупной марий­ ско-чуваш ской К обяковской сотне (1082 д уш и ), не говоря уж е о лево береж ны х м арийских п яти десятнях 40. Г енеральное м еж евание крестьян­ ских д ач конца X V III в. учло давни е зем ляческие связи горных марийцев и оп р ед ел яя бывш ую А кпары сову сотню к а к сам остоятельное волост­ ное о б р азо ван и е, у закони ло огромную, свыш е 39 тыс. дес. Ценибеков скую крестьянскую дачу А кпары совы х и «общ е с ними» Алдышевой, А казиной, Т яняковой горных волостей и левобереж ны х ардинских м арий ц ев 41.


П р акти чески в эту д ач у вош ла б ольш ая часть горномарийских н асе­ ленны х пунктов, и не случайно поэтом у в сознании местных жителей упрочилось п редставлен и е о «Больш ой веревке»-— окруж ной меже, по-м арийски кэрэм, которое В. М. В асильев трактует, к а к «район, удел, зем ел ьн ая гр ан и ц а горных марий» 42. Э та «Б ол ьш ая веревка» была н а ­ следием давнего «зем ляческого» объединения горных марийцев с одним д иалектом, укл ад о м и этническим самосознанием. К ним примыкали лево б ер еж н ы е руткинско-ардинские марийцы, долгое время сохра­ н явш ие п ред ан и я о том, что их предки были приш ельцам и с Горной с т о р о н ц 43.

Н есколько особняком стояли ветлуж ские марийцы, традиционно н а ­ зы ваю щ и е себя собственным именем вытля м аре и имеющие говор, не­ сколько отличный от коренного горномарийского наречия. В ероятно, в этом определенную роль сы грала терри тори ал ьн ая обособленность, уси л ен н ая тем, что с X V II в. на низовьях В етлуги появляется значи­ тельное русское н аселение, отделивш ее широкой полосой быстро обру­ севш их вытля м аре от их горном арийских сородичей 44.

Н о вы ш еописанны ми явл ен и ям и этнолингвистическое многообразие м арийцев на основной территории их расселения не исчерпы вается. П р и ­ стальн ого вним ания засл у ж и в аю т ещ е две старинны х группировки этого н а р о д а — сан ч у р о -яр ан ская (северо-зап ад н ая) и м алококш ай ская (цент­ р а л ь н а я ). В идный язы ковед прош лого М. Веске, оп ред ел яя границы м а­ рийских диалектов, п и сал, что к северу от горном арийского наречия, на котором на Л уговой стороне говорят ещ е в трех смеж ны х с К озьм о­ д ем ьянским уездом деревнях Б ольш ой и М алой Ш удогуш и К илемары Я ранского у езд а (по адм инистративном у устройству 1781 г.), проходит граница' н аречи я (по современной лингвистической номенклатуре, севе­ ро-зап адн о е н ар еч и е), которое «хотя и отличается от горного наречия, 40 В. К. М а г н и ц к и й, Указ. раб., стр. 433— 435.

41 Ц ентральный государственный архив древних актов (далее Ц ГА Д А ), ф. 1355, д. 407, лл. 6— 56.

42 У п р ы м а р и й (В. М. В а с и л ь е в ), М арий мутэр, М., 1928, стр. 101.

43 К. С. Р я б и н с к и й, Ардинский приход Козьмодемьянского уезда, «Изв. Обще­ ства археологии, истории и этнографии при К азанском ун-те», т. XVI, вып. 2, 1900, стр. 179.

44 К. И. К о з л о в а, М арийцы Горьковской и Кировской областей, «Труды Марий­ ского Н И И », вып. XVI, 1961, стр. 183 и сл.

36 К. И. Козлова все-таки стоит к нему гораздо ближ е, чем ‘ наречию, на котором говорят к к востоку от Яранского уезда, именно в У рж ум ском уезде В ятской гу ­ бернии... Ц ентром этого говора явл яется посад (преж ний уездны й город) Ц ар ево сан чу р о к » 45.

Д а л е е М. Веске приводит лю бопы тны е этнограф ические сведения:

« Н азван н ая деревня К и лем аре находится только около пяти верст от Яранской же деревни Л ом бенура..., а м еж д у тем до сих пор не было случая, чтобы килим арский м уж чина ж ени лся на девуш ке из Л ом б ен ура или, наоборот, ки л ем ар ская девуш ка вы ш ла за м у ж за лом бенурского мужчину. К илимарокие черемисы берут невест из К озьм одем ьянского уезда, ближ айш ие деревни которого л е ж а т в верстах д вадц ати -три д цати через болотистый л ес и ив М акарьевского уезд а (с. В етлуги.— К. К-), черемисские деревни которого т а к ж е д ал еко от К илем аре. З д есь к а к г р а ­ ница говора, т а к и гр ан и ц а н ар яд а и брачны х сою зов, весьм а р азн а. Т а к ж е в прочих деревнях н а юге Я ранского уезд а и на севере К озьм одем ь­ янского уезда... Б ы л а ли здесь когда-либо т а к ж е политическая гр ан и ­ ц а — это небезы нтересно было бы и ссл ед о в ать » 46.

К акая-л и б о «политическая гран и ц а» в данном случае не у см атр и ­ вается, но очевидна граница м еж ду традиционны ми зем лячески м и гр у п ­ пировкам и средневековы х марийцев. У пом янутая деревня К и л ем ары на р. Б. Кундыш б ы ла своего р о д а северо-восточны м ф орпостом го р н о м а­ рийского наречия, вынесенным со стороны руткиноко-ардинского куста.

Она входила в состав старинной Янигитовой пятм десятни, п р и н а д л е ж а в ­ шей позднее к А рдинскому церковном у п р и х о д у 47, но бы ла о тм еж е­ вана от ближ айш ей (ниж е по течению Б. К унды ш а) С орококундуш ской волости, приписанной в конце XVI в. к Ц аревосан чурском у уезду.

Н а 1584 г. приходится н ачало»орган изаци и двух см еж ны х уездов с чисто марийским населением — Ц аревосан чурского и Ц аревококш ай ско гс. И з более поздних документов мы узнаем, что Ц аревосан чуреки й уезд вобрал в свой состав 14 в о л о стей — мелких зем лячески х сою зов, груп пи ­ ровавш ихся в основном в бассейне Б. К окш аги (Б о л ь ш ая и М ал ая М а мокш а, Л и ж н ен ская, Ц о кеевская, Ш ап тин ская, У дю рм и н ская и д р.), но такж е выдвинувш ихся к зап ад у, в сторону В етлуги (волости У стинская, Ч ер н о м у ж и н ская), и несколько к востоку, на р. Б. О ш лу (Т урш инская волость). По соврем енном у адм инистративном у делению — это С анчур ский, Кикнурский и Ш арангский районы К ировской области. Н есколько особняком сто я л а уп ом ян утая выш е С орококун душ ская в о л о с т ь 48. М а ­ рийское население очерченного рай он а ск л ад ы в ал о сь, видимо, за счзг переселенцев, приходивш их с ю га, по К окш агам, с ю го-зап ада, по Р утке, мож ет быть, и с зап ад а, со стороны В етлуги.

В целом язы к марийского населения этого рай он а лингвисты отно­ сят к особому северо-зап адн ом у наречию, но при этом подчеркивСют, что он «не представляет собой цельной картины : в нем имею тся отдельны е говоры с характерн ы м и особенностями. Н апри м ер, я зы к ж и телей Ш а рангского района по своим особенностям имеет уклон в сторону горного наречия. По мере п родви ж ен и я к Т он ш аево и через Т уж у в сторону Я ранска элементы горного наречия постепенно ум еньш аю тся и, н ао б о ­ 45 М. В е е к е, И сследования о наречиях черемисского язы ка, «Изв. о-ва археоло­ гии, истории и этнографии при Казанском ун-те», т. V II, 1889, стр. 4.

48 Там же, стр. 4—5.

47 В. К. М а г н и ц к и й, Указ. раб., сгр. 434;

К. С !•' я б и н с х я й, Указ. раб., стр.

177.

48 ЦГАДА, ф. 1209, кн. Этническая общность марийцев в период присоединения к России рот, особенностей лугового н ареч и я становится все больш е и б ольш е»44.

Конечно, эти наблю ден и я относятся к недавнем у времени, а в X V I— X V II вв. диалекто л о ги ческая карти н а района м огла быть несколько иной, но все-таки лингвистический м атери ал вселяет уверенность, что и п ри учреж дении Ц аревосан чурского уезд а здеш ние ж ители не причис­ л ял и себя ни к горным, ни к луговы м м арийцам. Д л я русской админи­ страци и они были особой группировкой населения — «санчурокой чере мисой* В источниках упом инается и соседняя «иран ская черемиса», обитав­ ш ая в районе г. Я р ан ска, основанного в 1591 г., но это бы ла скорее чисто тер р и то р и ал ьн ая, н еж ели особая этнолингвистическая группа марийцев, гак к а к в д иалектн ом отношении она всецело прим ы кала к северо-зап ад ­ ному н а р е ч и ю 50. Хотя в Я раиском у езд е п рож и вало довольно много м а­ рийцев, однако его этнический состав был неоднородным, со все более во зр аставш и м значением русского элем ента. В 1670 г. «в городе Я ранску всяки е служ и лы е лю ди и уездны е крестьяне (русские.— К. К.) и ясачная черем иса ж и в у т » 51.

П од 1555 г. в русской летописи помещ ено сообщ ение о походе рус­ ского воинства н а неспокойных кокш айских марийцев. П ри этом впервые н азв ан ы м арий ские волости (Х озякова, В ош ла, М азары, Б. и М. Орш а.

М онам и д р.), тесно группировавш иеся в верхней части р. М алой К ок­ ш аги 52. Н а б азе этих мелких зем ляческих союзов, в целом, несомненно, со ставл явш и х этнолингвистическое единство, в 1584 г. был образован Ц арево ко кш ай ски й у езд в составе восьми волостей — Азяковской, В ели­ копольской, К окш айской, К узнецовской, Кугунурской, М ананской, Но линской и О ш л и н ско й 53. Г раницы этого старинного уезд а в основном совп ад аю т с районом распростран ен ия выделенного ны не йош кар-олин­ ского говора, которы й со с тав л яет особое п одраздел ен и е лугового н ар е­ чия, т а к к а к им еет целый р яд своеоб разн ы х черт, н е свойственных дру­ гим м арийским д и а л е к т а м 54. Л уговы е м арийцы волж ского и моркинско сернурского говоров в «зем ляческом » отношении всегда отличали себя от « ч ар л а марий».

Т аковы н аи бо л ее крупны е н аучно-расп озн аваем ы е зем ляческие груп­ пировки м арийского населения в период прочного их закрепления в со ­ ставе Р у сско го го суд арства. Этнолингвистическое разн ооб рази е этих групп об ъясн яется не только их территориальной разобщ енностью, но и, н ад о п о л а гать, происхож дением от различны х древнем арий^ких плем ен­ ных общ ностей, ко то р ы е с разруш ением родовы х связей и возможным •сдвигом и смеш ением соседствую щ его одноязычного н аселени я послу­ ж и л и этническим ядром вновь ф ормирую щ ихся зем ляческих объедине­ ний больш ей или меньш ей величины. И в р я д ли тогда, на рубеж е XVI и X V II вв., у ж е активно действовали т ак и е социально-экономические силы (их течение обнаруж и лось одним -двум я столетиями п о зж е ), кото­ ры е бы стяги вал и автоном ны е группировки родственного по язы ку н а­ селения в устойчивую этносоциальную общ ность.

49 И. С. Г а л к и н, JI. П. Г р у з о в, Н екоторые итоги диалектологической экспеди­ ции М арийского Н И И 1958 г., «Труды М арийского Н ИИ », вып. X III, 1959, стр. 191.

50 Л. П. Г р у з о в, Указ. раб., стр. 8.

51 «К рестьянская война под предводительством Степана Разина», т. II, ч. 1, стр.

295.

52 «Л етописец Русский», стр. 25.

53 Г. Н. А й п л а т о в, Расселение марийцев во второй половине XVI — начале XVII в., стр. 145.

64 Д. Г. К а з а н ц е в, Редуцированные гласные в йошкар-олинском говоре марий­ ского язы ка, «Труды М арийского Н ИИ», вып. X V III, 1964, стр. 23.


38 К. И. Козлова SUMMARY The article is devoted to fin d in g the m ain reg u larities of ethnic processes w hich b egan w ith th e desintegration of the ancient trib a l com m unities an d led h isto rically to th e em er­ gence an d evolution of the m ediaeval n a tio n ality (na ro d n o st’). The au th o r sh ares the view th a t ethnic com m unities alw ays co n stitu te h isto rically form ed social o rg an ism s;

various peoples are distinguished from each other by tra its w hich have arisen in the course of their social-econom ic evolution. The au th o r’s conclusions are b ased on factual data on the history of the M ari in the M iddle V olga R egion in the period of th eir in co r­ poration into the state of R ussia (second half of th e X V I— b eg in n in g of the X VII cen­ turies). These conclusions are: firstly, in the period of early E uropean M iddle A ges, as a result of the desintegration of pre-class relatio n s, the M aris co n stitu ted m erely an ethno linguistic unity (genealogical — in the sense of genesis and lan g u ag e ) subdivided into a certain num ber of territo ria l groups;

secondly, liv in g rem n an ts of these g roups, th eir characteristics already transfo rm ed into those of te rrito ria l alliances, w ere the actu a l form of the ethnic units of the M aris in the period w hen they becam e p a rt of R ussia.

Н. Г. В о л к о в а ИЗМЕНЕНИЯ В ГОРОДСКОМ НАСЕЛЕНИИ ЗАКАВКАЗЬЯ В КОНЦЕ XIX— XX века И стория больш инства соврем енны х городских центров З а к а в к а зь я ^исчисляется д есяткам и веков: возникновение Е реван а обычно связы ва­ ется с постройкой в 782 г. до н. э. крепости и города Эребуни, К утаиси уп ом и нается в античны х источниках III в. до н. э., основание Тбилиси и сследователи отн осят к V в., Б а к у известен у ж е с V III в., древняя Г ян д ж а (ныне К и р о в а б а д ), судя по сведениям арабски х географ ов,— с IX в., Ш ем ах а н азв ан а в источниках X в. и т. п. Н екоторы е из за к а в ­ казск и х городов о б р азо в ал и сь лиш ь в XIX в. Это А лександрополь (сов­ ременны й Л е н и н а к ан ), на месте которого в первой четверти XIX в. н а ­ ходилось небольш ое арм ян ское с. Гю мры, К ар ак л и с (К и р о вак ан ), Но в о -Б а я зе т (ныне г. К а м о ), куда в 1828— 1829 гг. переселились арм ян е из турец кого г. Б а я з е т а, К азах, об разовавш и йся в 1870-х гг. к а к адм ини­ стративн ы й центр К азахского у езд а Е лисаветпольской губ., и д р. Н ем ал о городов З а к а в к а з ь я, будучи до В еликой О ктябрьской социа­ листической револю ции сельским и населенны ми пунктами, получили ста­ тус города лиш ь в советское врем я. Т аковы Ц хи н вали —адм инистратив­ ный центр Ю го-О сетинской автономной области — и города промы ш лен­ ного зн ачен ия: Р у с т а в и 2, Ч и ату р а, Ткибули, Т кварчели. Н аконец, име­ ю тся города, построенны е у ж е в годы социалистического строительства:

М ингечаур, С ум гаит, Д аш к еса н и др.

Городские центры З а к а в к а з ь я разли чаю тся не только по времени возникновения, но и по вы полняем ы м ими функциям. Больш инство го­ родов сочетали и сочетаю т функции экономические и социально-полити­ ческие, однако х ар а к тер функций по сравнению с дореволю ционным периодом сущ ественно изменился. Н апри м ер Е реван, до револю ции не­ больш ой торгово-рем есленны й город, не игравш ий особой роли в эконо­ мике З а к а в к а з ь я, теперь стал промы ш ленны м и культурны м центром всесою зного зн ачен ия. Г ян д ж а (современный К и р о в аб ад ), во второй половине XIX в. сравн и тельн о небольш ой торгово-рем есленны й и адм и­ нистративны й центр Е лисаветпольской губернии — п реврати лся за годы С оветской власти в крупный промы ш ленны й, второй по численности н аселени я город А зер б ай д ж ан а.

1 X. Ф. Л и н ч, Армения. П утевы е очерки и этюды, т. I, Тифлис, 1910, стр. 162;

«Свод статистических данных, извлеченных из посемейных списков населения К ав­ каза», т. V I — «Е лисаветпольская губерния», Тифлис, 1888, стр. III.

2 Н а месте современного Рустави в средние века находился один из крупнейших городов Грузии. В позднем средневековье, в результате неоднократных опустошитель­ ных войн, город приш ел,в упадок;

с разруш ением ирригационной системы опустели близлеж ащ ие селения (см. «Н ароды К авказа», т. II, М., 1962, стр. 236, 237). Рустави.

представлявш ий собой в XIX в. небольшой населенный пункг, за годы Советской вла­ сти благодаря строительству металлургического комбината е*ал крупным промышлен­ ным городом.

40 Н. Г- Волкова В неш неполитическая и внутренняя об стан овка З а к а в к а з ь я в прош ­ лом не всегда была благоприятной д л я разви ти я г о р о д о в 3. М ож но при­ вести н ем ало примеров, когда крупны е эконом ические и культурные городские центры, значение которы х было велико не только д л я народов З а к а в к а з ь я, но и С еверного К а в к а за, цен тральны х областей России,, стр а н Ближ него В остока в X V III—XIX вв. п ереж и вал и сильный у п а ­ д ок и постепенно п р евращ ал и сь в захолустны е с небольш им числом жителей городки, известны е лиш ь своей былой славой. Т ак, Б е р д а ’а —• самый крупный в X в. город З а к а в к а з ь я — в 1880-х гг. стал небольш им селением с 300 ж ителей. Г ян д ж а и Ш ем аха, в средние века н аи более развитые в экономическом и культурном отнош ениях центры З а к а в ­ казья и Ближ него В остока, приходят в уп ад ок у ж е в н ач ал е X V III в. «Во временах персидских,— писал о Ш ем ахе И. Г. Г ербер в 1720-е гг.,— имелись здесь великие торги, ш елковы е ф абри ки и м ануф актуры...

М ногие чуж езем ны е купцы, к а к из персиян, русских, турков, ар м ян, индийцев и других народов, здесь д л я торгу ж и л и и п р и е зж а л и...» 4.

В дальнейш ем у п ад ку этих городов способствовали и обстоятельства внеш неполитического х а р а к т е р а 5.

В первой половине XIX в. эконом ическая роль Г ян д ж и и Ш ем ахи несколько усиливается. В осстан авли вается ш елковое производство в Ш емахе, разви ваю тся ковроткачество, р езь б а по дереву, м етал л у, производство набивны х тканей, получивш ие дополнительны й ры нок сбыта в России. Д о 1859 г. в Ш ем ахе находились ад м и н и страти вн ы е учреж дения Ш емахинской гу б ер н и и 6, а Г ян д ж а (Е л и саветп ол ь) стал а адм инистративны м центром Е ли саветп ольской губернии. В п ореф орм ен ­ ный период вновь о щ ущ ается экономический уп адок: увеличение ввоза ф абричны х то вар о в вы звал о сокращ ение кустарной промыш ленности Гяндж и, Нухи и других городов З а к а в к а зь я. В связи со строительством в 1883 г. ж елезной дороги Б а к у — Т иф лис — Б ату м в последую щ ее в р е ­ мя Ш ем аха уж е не играет преж ней роли в торговы х св язя х А зе р б а й д ­ ж ана.

П о-иному происходило разви ти е Б ак у, в котором в конце X V III в.

насчиты валось всего 3,5 тыс. ж и т е л е й 1. З а п а сы нефти, наличие удобной гавани и особенно проведение З а к а в к а зс к о й ж елезн ой дороги способст­ вовали превращ ению Б а к у у ж е в 1880-х гг. в один из в аж н ей ш и х п ро­ мыш ленных центров не только К а в к а за, но и всей России. Н асел ен и е его к 1886 г. достигло 86,6 ты с. чел. и превы сило число ж и тел ей Т иф лиса.

В наш е врем я Б а к у — один из крупнейш их в С оветском С ою зе городов с миллионным населением, промы ш ленны й центр мирового значения.

3 Н аш ествия сельдж уков и монголов, неоднократные походы персидских и турец­ ких правителей в З ак авк азье разруш али городские центры края;

их население, особен­ но ремесленников, уводили в плен, и городская ж изнь приходила в упадок. Примером могут служить походы Ш ах-Аббаса в Восточную Грузию (Кахетию ) в первой четверти XVII в., в результате которых ее города были разруш ены, а около 100 тыс. кахетинцев уведены в Иран.

4 И. Г. Г е р б е р, Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийского моря, 1728 г., в кн.: «И стория, географ ия и этнограф ия Д агестана. X V III—XIX вв.», М., 1958, стр. 94.

5 В частности, походы Н адирш аха в 1730-х гг. и А га-М ухаммед-хана в 1794— 1797 гг. Немалую роль в истории Ш емахи сыграли так ж е д ва крупных землетрясения (1768 и 1828 гг.), результатом которых были огромные разруш ения и человеческие жертвы.

6 В связи с землетрясением 30 м ая 1859 г., разруш ивш ем значительную часть города, губернские учреж дения были переведены в Б аку.

7 А. Г. С е р е б р о в, Историко-этнографическое описание Д агестан а 1796 г., в кн.:

«История, география и этнограф ия Д агестана», стр. 178.

Изменения в городском населении Закавказья И зм енение х а р а к т е р а функций за к ав к азс к и х городов и значения последних в экономической и политической ж изн и народов З а к ав к а зь я о казы вал о, естественно, влияние на численность населения городов.

Т ак, население Ш ем ахи (см. рис. 1), почти не возросш ее за 1796— 1830-е гг., в последую щ ий период до 1873 г. непреры вно увеличивалось.

О дн ако у ж е в середине 1880-х гг. зам етн о уменьш ение числа жителей.

П ричина этого — экономический уп ад ок Ш емахи, о чем мы у ж е говори­ ли, н езн ач и тельн ая роль города в промы ш ленном производстве и тор­ говле А зе р б а й д ж а н а последней чет­ верти XIX в. В советские годы в Ш е­ м ахе н аб лю д ается некоторы й п ро­ мы ш ленный подъем, в связи с чем, переписи 1939 и 1959 гг. заф и к с и ­ ровали увеличение населения.

Н аселен и е К утаиси с конца X V III в. до настоящ его времени, в от 5тыс 2'бтыс 1796 1830 1873 1886 1897 926 1939 /959 1769 1830 1873 1886 1897 1926 1939 Изменения численности населения Кутаиси Изменения численности населения Шемахи Рис. 1. И зменение численности насе­ Рис 2. Изменение численности насе­ ления 'Ш емахи за период 1796— ления Кутаиси за период 1796— 1959 гг. 1959 гг.

личие от Ш ем ахи, увели чи валось непреры вно (см. рис. 2 ). В н асто я­ щ ее вр ем я К утаиси — крупный м аш иностроительны й центр всесоюзного значения. С промы ш ленны м развитием города усилился приток рабочей силы, что сущ ественно увеличило численность ж ителей. По переписи 1959 г., К утаи си — четверты й по численности населения город З а к а в ­ казья.

С л аб о е пром ы ш ленное разви тие З а к а в к а з ь я почти до конца XIX в.

(за исклю чением Б а к у и Ч и атур) обусловило преобладан ие в к р ае тор­ гово-рем есленны х городов, часть ж ителей которы х сохран ял а связь с сельским хозяйством. Д а ж е внеш ний облик многих зак ав к азс к и х городов почти не о тли чался от крупны х сельских поселений. «М алочисленные и м алон аселен н ы е города губернии,— писали в 1880-х гг. современники о городских ц ен трах Е лисаветпольской губернии,— больш ей частью едва отличаю тся от сельских поселений. Д а ж е губернский город Елисавет поль и зоби лует ф руктовы м и и виноградны м и садам и, Н уха — тутовыми п лантациям и. К а к тот, т а к и другой притом владею т обш ирными полями.

Только Ш уш а по полож ению своему на верш ине скалы, окруженной почти отвесны ми стенами, к а к и по высоким каменны м строениям и по х ар актер у преданного торговле и р ем есл ам населению своему носит на себе отпечаток городского п о сел ен и я» 8. П о переписи 1886 г. в З а к а в ­ казье н асчи ты валось 35 городов. С ам ы е крупны е — Б а к у и Тифлис, 8 «С вод статистических данных, извлеченных из посемейных списков населения К авказа», т. VI — «Елисаветпольская губерния», стр. II.

42 Н. Г. Волкова 80—90 тыс. жителей. Ч исленность 'населения Е ли саветп оля, К утаи са, с Ш емахи, А лександрополя, Нухи, Ш уш и к о л еб ал а сь в п ред ел ах 20— 26 тыс. чел.

Н екоторое развитие промы ш ленности в З а к а в к а з ь е в 1880— 1890-х гг., строительство ж елезны х дорог (Б а к у — Б атум, Т и ф л и с —-П оти и др.) в значительной степени ускорили рост городов, сп особствовали вовлече­ нию в промы ш ленное производство сельского населени я А зер б ай д ж ан а, Армении, Грузии, крестьян-переселенцев из цен тральны х губерний России. Число ж ителей Т иф лиса и Б а к у к 1897 г. увеличилось соответ­ ственно до 160 и 112 тыс. чел. Б ату м с п роклад кой н еф теп ровода Б а к у — Батум стал крупным портом в торговле н еф теп родуктам и с Европой.

В этот период разви тие городов н астолько усилилось, что рост город ­ ского населения значительно оп ереж ал рост населени я З а к а в к а з ь я в ц е­ лом. Н априм ер, общ ее число ж ителей к р а я с 1897 по 1913 г. увели чи ­ лось на 32,1%, а ж ителей городов — на 74,2%. О д н ако последние распределялись по отдельны м об ластям очень неравном ерно: н аи более высокий процент городских ж и телей был в Г рузии и А зер б ай д ж ан е (25,6% и 23,7% ) 9, тогда к ак в центральной части З а к а в к а з ь я, в А рм е­ нии — всего 10,4 %.

Этнический состав населения зак ав к азс к и х городов ск л а д ы в ал ся из:

1 ) населения окрестных сел, в основном однородного по своим этни че­ ским компонентам с населением города;

2 ) ж и телей соседних з а к а в ­ казских областей;

3) переселенцев из сопредельны х с З а к а в к а зь е м стран — Турции и И р ан а. Э м игранты из этих стран составл ял и зн ач и ­ тельный процент ж ителей городов А рмении, А зе р б а й д ж а н а, пограничной полосы Грузии. О дн ако этнический состав переселенцев был довольно однородным: преимущ ественно это были арм ян е, ж и вш и е ком пактн о и больш ими м ассивам и в Турции и И ран е и н еоднократно в XIX — н ач ал е XX в. вследствие различны х исторических событий переходивш ие за А раке, на территорию З а к а в к а зь я. Зн ачительн о меньш ий процент среди переселенцев составляли греки и айсоры.

В отличие от С еверного К а в к а за 10, города З а к а в к а з ь я н аселял и в основном коренны е ж ители. П о данны м переписи 1886 г., в з а к а в к а з ­ ских городах насчиты валось 180,8 ты с. арм ян, 95,3 ты с. а зе р б а й д ж а н ­ цев и 59,6 тыс. грузин. И ны ми словам и, 20% всех арм ян З а к а в к а з ь я, -8,3% азер б ай д ж ан ц ев и 5,7% грузин ж и л и в городах. М атери алы этой лее переписи д аю т представление и о н ац ион альн ом составе населения зак ав казски х городов (табл. 1). В них было зн ачительн ое число арм ян, причем не только в А рмении, но т а к ж е в Г рузии и А зер б ай д ж ан е.

В последних двух областях арм ян е отм ечались ещ е средн евековы ­ ми и сто ч н и кам и 11. К роме того, были и более поздние н ап л астован и я, связан н ы е с передвиж ениям и торгово-рем есленного н а с е л е н и я 12 и различны ми внеш неполитическими собы тиями. В частности, в 1828— 1829 гг. арм ян е из Э рзерум ского, К арсского и Б ая зетс к о го п аш алы ков Турции переселились в А халцих, из И р а н а — в Н а х и ч е в а н ь 13. В 1915 г.

9 Данные 1913 г.

10 См. Н. Г. В о л к о в а, Изменения в национальном составе городского населения Северного К авказа за годы Советской власти, «Сов. этнография», 1965, № 2.

1 См., например, Н. И. В е с е л о в с к и й, П амятники дипломатических и торго­ вых сношений Московской Руси с Персией, т. I, СПб., 1890, стр. 105, 284, 449;

«Х ож ­ дение купца Федота К отова в Персию», М., 1958, стр. 72.

12 Например, переселение в первой половине XIX в. части ахалцихских ювелиров в Тифлис. В кн.: «Народы К авказа», ч. II, стр. 476.

13 С. Г л и н к а, Описание переселения армян аддербидж анских в пределы России, М.. 1831, стр. 98, 114.

Изменения в городском населении Закавказья Т аблица Национальный состав населения городов Закавказья на 1886 г. ния (тыс. чел.) В том числе В:его населе­ азейрбайд- армян грузин русских греков прочих Города жанцев тыс. тыс. тыс. | % тыс. тыс. | тыс.

% % % % % 37,5 4 3,3 2 4,5 28,3 21, Баку 86,6 24,7 3,2 2 3, 7 8,4 1,6 3 7,4 4 7,8 2 1,3 3 27,2 14, Т ифлис 1,3 18,3 0,2 0,2 3,9 4 4, и, б 4 3,3 15,2 56,7 — — —. _ — — Шуша 26,8.— 0,4 — —. — — Н уха 25,9 21,0 81,1 4,7 18,2 0,1 0, 0, Александрополь 3,7 22,9 94,6 0, 24,2 0,9 0, — — 0,3 1, 2,3 10,5 1 5,2 5 67,1 1,5 0,8 3, — — Кутаис 22,6 6,6 15, 0, 4,0 17,9 — — — — — 17,5 7 9, Шемаха 22,1 0,6 3, 0, — Елисаветполь 11,1 54,6 0,5 0,1.— 20,3 8,9 4 3,9 0,1 0,6 0, — — — 10,4 6 4,6 2,7 17,0 0,2 0,9 17, Ахалцих 16,1 2,8 ’ — —. 3,5 23,7 2,5« 16,8 1, Батум 14,8 11,4 3,0 20,3 4,1® 27, 14,7 7,1 48,1 — — —. — 0, Эриван 7,2 4 9,4 0,3 2,0 0, — — — — 6,31»

Куба 6,5 46,6 0,8 6,0 0,3 2, 13,9 45, — — — — — — — — — — 12,1 12,1 Сальяны — 0,8 — — — Телав 11,2 9,2 82,2 1, 9 4 17,0 0,.—.— — — 0,9 — — 5,9 55,7 4, Сигнах 4 2,5 0, 10,6 0,1 0, — — — — — — Новобаязет 7,5 7,4 9 8,6 1, 0, — — —, —.— Гори 7,2 2,9 4 0,2 3, 9 i 2 54,2 0,4 5, 4,9 71,0 2,0 29,0 — — — — — — — — Нахичевань 6, Поти — 4,7 0,5 10,6 2, 9 i 3 61,7 0,2 4,3 0,5 10,6 0,6 12, — — — — 2,2 — — 0, Ахалкалаки 4,3 4,1 9 5,6 0,1 2, Ленкорань — — — — 16,6 — — 3,2 44 76, 4,2 0,3 7,2 0, Ордубад 4,2 3,8 9 0,2 0,4 9,8 — — — — — — — Сухум 0,5 0,1 12,8 0,1 28,3 0,1 28,9 0,1 7,5 0, — 22, — I Таблица составлена по материалам книги «Свод статистических данных о населении Закавказского края, извлеченных из посемейных списков 1886 г.», Тифлис, 1893.

* В том числе 1,7 тыс. немцев, 1,1 тыс. поляков, 0,4 тыс. евреев.

3 В том числе 2,9 тыс. имеретин, 0,2 тыс. мегрелов. Отметим, что по переписи 1897 г. число грузин в Тифлисе возросло до 41,2 тыс. чел.

4 В том числе 1,6 тыс. евреев, 1,2 тыс. немцев, 0,8 тыс. поляков и 0,3 тыс. осетин.

6 Имеретины, мегрелы и гурийцы.

* В том числе 2,8 тыс. евреев и 0,3 тыс. поляков.

7 В том числе 2,6 тыс. евреев.

8 В том числе 1,6 тыс. мегрелов, 0,5 тыс. гурийцев, 0,4 тыс. имеретин.

* В том числе 0,6 тыс. абхазов, 0,9 тыс. евреев, 0,3 тыс. поляков, 1,3 тыс.турок.

10 Горские евреи.

II По переписи 1897 г., численность грузин в Телави возросла более чем в пять раз, а число армян в 2,5 раза уменьшилось.

18 По данным переписи 1897 г., число грузин в Гори достигло 6,2 тыс. чел.

13 Имеретины и мегрелы.

14 Талыши.

вследствие геноцида арм ян в О сманской Турции 14 5 тыс. арм ян из Ар д аган ско го о кр у га переш ли в А х а л к ал ак и и соседние села 15. С событи­ ями 1828, 1829.и 1915 гг. связан о и увеличение численности арм ян в го­ родах сам ой Армении: часть турецких арм ян в 1828 г. поселилась в с. Гю мры, где постепенно вы рос город А лександрополь, арм яне из Б аязетско го п аш а л ы к а о б р азовал и яд ро населения Н о в о б а я з е т а 16.

Много ^р ан ск и х арм ян поселилось в Э риване. В 1915 г. только за один день в города А рмении из различны х областей Турции и И ран а переш ­ ло свы ш е 4 тыс. арм ян, в том числе 2,3 тыс. чел. в А лександрополь, 1,5 тыс. чел. в Э риван 17. Т аким образом, в конце X IX — н ачале XX в.

14 «Геноцид армян в Османской империи. Сборник документов», Ереван, 1966.

15 Газ. «К авказ». 1915, Л 18.

16 С. Г л и н к а, У каз. -раб., стр. 98, 114.

1 «О днодневная перепись беженцев из Турции, Персии и из мест, пограничных с Турцией», Эриван, 1915, стр. 26, 27, 37.

44 Н. Г• Волкова арм ян е бы ли основным населением А лексан дрополя, Н о в о б аязета, В а г ар ш ап ат а, а за пределами А рмении — городов А халд и ха, А х ал к ал аки.

В ряд е других городов З а к а в к а з ь я п рож и вало значительное число арм ян.

А зербайдж анцы ж и ли преимущ ественно в городах А зер б ай д ж ан а.

В Б ак у, Шуше, Нухе, Ш ем ахе они составляли 45— 80% населения, в С ал ьян ах и О рдубаде 90— 100%. К ром е того, около 10 тыс. а зе р б а й д ­ ж анцев жили в Тифлисе, Э риване, А лександрополе. Г рузины н аселяли главным образом городские центры Грузии;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.