авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«т"ы * ^Vi GOBE ТОКАЯ ЭТНОГРАФИЯ МЖ' ; Л№ / X -it'. ...»

-- [ Страница 6 ] --

8 Советская этнография, № JI. С. Грибова великорусов (как полагали Сыропятов и другие исследователи), нет никаких основа­ ний, ибо местные археологические -находки даю т прекрасный материал для сравнения.

Он известен в металлических подвесках и керамике I тысячелетия, более т о г о —-уходи!

корнями в II I— II тысячелетия до н. э. (Горбуновский торфяник) 19.

То ж е самое можно сказать и об изображ ениях птиц. Мотив птицы, в особенности водоплаваю шей (утка, гусь, лебедь), так ж е очень древний. Он уж е весьма распростра­ нен в неолите Урала (находки пластических деревянных изображ ений и орнамент Рис. 5. Н аличник из г. Кудымкар. Рис. 6. Н аличник из с. Коса.

Фото автора, 1966 г. Фото автора, 1964 г.

«утка» на керамике в Горбуновском то р ф ян и ке20) и, не исчезая по склонам У рала, очевидно, во все последующие эпохи, через тысячелетия дош ел до нашего времени.

Коми-пермяцкие изображ ения водоплаваю щ ей птицы не ограничиваю тся только охлуп нями и курицами. Известны небольшие деревянны е скульптуры птиц, устан авли ­ вавшиеся на шестах в качестве флюгеров. М отив птицы используется так ж е в на­ кладной резьбе на наличниках, в резьбе бытовой утвари (резные утки-солонки, ков­ ши) и т. д. -/~ Что касается смешанных зооморфных типов, то они более всего перекликаю тся с таковыми на металлических бляш ках Л омоватовского времени, на которых имеется не­ мало изображений птицы-человека, лося-человека, коня-лося, лося-утки, двуглавы х существ -и т. п. На наш взгляд в этих.изображениях отразилось былое поклонение лю ­ дей определенным животным и птица-м. Очевидно в древности ж ивотны е и птицы я в ­ лялись тотемами отдельных родов или племенных группировок, как это наблю далось до недавнего времени у хантов и манси. По описанию В. Н. Ч ернецова, изображ ение зайца на доме символизировало принадлеж ность людей этого дом а к фратрии м о щ 21.

В коми-пермяцком фольклоре, некоторых обрядах и обычаях есть немало отголосков представлений о лю дях-зверях, лю дях-птицах, восходящ их, очевидно, к первобытному тотемизму и обожествлению сил природы, но, к сож алению, в краткой статье н евоз­ можно привести их.

Д о сих пор мы говорили в основном о пластических изображ ениях. К ратко оста­ новимся на других архитектурных украш ениях, имевш их место к ак в зодчестве прош ло­ го и начала этого Еека, так и в наши дни. С давних времен коми-пермякам бы ла и з­ вестна контурная и прорезная резьба, а та к ж е весьма простой способ резьбы насечкой.

Так, боковые грани некоторых уключин украш ались нарезным орнаментом в виде косых крестов, зигзага или сетки, а так ж е изображ ениями солярного круга (рис. 1, 2;

рис. 2, 5, 9, 10).

19 Д. Н. Э д и н г, Горбуновский торфяник, «М атериалы по изучению Тагильского округа», вып. 3, полутом I, Тагил, 1929, табл. № 8, 45.

20 Д. Н. Э д и н г, Горбуновский торфяник;

е г о ж е. Р езн ая скульптура Урала.

21 В. Н. Ч е р н е ц о в, Ф ратриальное устройство обско-угорского общ ества, «Сов.

этнография», 1939, II, стр. 31.

Резьба на сельских постройках коми-пермяков Обычным украшением крыши являлись различной формы стам,ики: это — или круг­ лый столбик с конусообразным навершием, столбик с шаром наверху или два — четыре ш ара, к ак бы налож енны х друг на друга (рис. 3, 8— 12). Н ередко они напоминают фигуру человека (рис. 3, 10). Число етамиков варьирует от одного до трех над одной половиной дома.

Рис. 7. Наличник из Косинского р-на.

Фото автора,! 1965 г.

Рис. 8. Современный жилой дом, с. Верх-И ньва, Кудымкар ского р-на. Фото автора, 1964 г.

Концы потоков (ж елобов), кронштейны, а так ж е столбы, поддерживающие крыши крылец и амбаров (со стороны входа), обычно украш ались рельефной резьбой, иногда в сочетании с нарезным орнаментом и с обозначением даты постройки дома и инициа­ лов владельца.

JI. С. Грибова Причелины крыш часто украш ались и украш аю тся пропиловочной резьбой вдоль нижнего края, однако на наиболее старых постройках резьбой покрывались лиш ь ниж ­ ние концы причелин. Весьма разнообразной и в настоящ ее время более распространен­ ной является резьба на наличниках окон.

Конь, птица, стилизованные лосиные рога (обычно попарно) и зображ ались и до сих пор нередко изображ аю тся на наличниках окон в сочетании с тем или иным пропило вочным и накладным орнаментом (рис. 5, 6, 7).

В. Н. Белицер, описывая декоративные украш ения построек у коми, приходит к вы­ воду, что у коми-пермяков был более развит пропиловочный и нарезной геометрический орнамент, а у коми-зырян — зооморфные мотивы: вырезанные стилизованные птицы и животные, чаще всего конские головы и п тиц ы 22. Н адо полагать, что скульптурное пластическое декорирование было наиболее древним и оно не могло не отразиться в про­ пиловочной резьбе на первых этапах ее появления (вместе с появлением пилы). Вот от­ куда сохранение зооморфных мотивов на наличниках. Они были и сейчас есть и у коми пермяков, но, очевидно, в меньшем количестве, чем геометрическая орнаментация.

Типично местными мотивами резьбы на наличниках являю тся «лосиные рога»

(рис. 8), «сорочья лапка», солярные знаки (круг, розетка, ромб с крестом) и др. Город ковую резьбу, состоящую из треугольных и многоступенчатых зубцов, полукругов и по­ луовалов, орнамент в виде сердечка, розетки с изображ ением цветка и солярного круга, крестообразные фигуры можно так ж е считать местными. Все они имеют аналогии в местных исторических памятниках.

Орнамент растительный, витой, спиралеобразный, а так ж е элементы упрощенного народного ампира, барокко и классицизма заимствованы, видимо, от приезж их или местных русских мастеров, гораздо теснее связанных с городом, чем мастера коми пермяки. * Х арактерно для коми-пермяцкого села слабое распространение глухой резьбы;

исключение составляют редкие экземпляры долблены х геометрических узоров на н а­ личниках и столбах ворот и крылец — по типу трехгранной выемчатой резьбы на дер е­ вянной утвари. В настоящ ее время все большее развитие получают пропиловочная и н акладная резьба на наличниках, карнизах, ф ронтонах домов. Н ар яд у с сохранением традицион­ ных форм орнаментации появляю тся новые: солнечный диск с отходящ ими от него лучами, пятиконечные звезды, птицы — голуби, в трактовке, очень близкой к современ­ ной плакатной и т. д. Весьма широко пользуются раскраской не только наличников, но и карнизов, причелин. Д ом красится в один цвет, а орнамент — в другой или в несколь­ ко цветов. О рнаментация становится проще, изящней. Это объясняется не столько стремлением удешевить постройку, сколько исчезновением старых канонов;

которые, в свою очередь, были обусловлены и определенной. смысловой символикой, и старыми приемами резьбы. В наше время хотя еще сохраняю тся (и д а ж е иногда в традицион­ ной трактовке) и коньки, и птицы, они представляю т собой уж е не более, чем орнамент, украшение, произведенное в чисто эстетических целях. И менно поэтому мы можем встретить двух традиционных птиц и пятиконечную звезду в одной композиции. П ро­ исходит творческое переосмысление традиционных элементов в современном искусстве.

22 В. Н. Б е л и ц е р, Очерки по этнографии народов коми, стр. 212.

К. В. В я т к и н а КУЛЬТ КОНЯ У МОНГОЛЬСКИХ НАРОДОВ Л ош адь, а в отдельных случаях баран, занимали существенное место в культе ж ивотны х не только у монголов, но и у других народов, главным образом кочев­ ников.

Р азведение лош адей и овец издавна имело первостепенное значение в кочевом хо­ зяйстве скотоводов Ц ентральной Азии. Этих ж ивотных можно было содерж ать на под­ ножных корм ах в течение круглого года. П ередвиж ение на лошади способствовало большой подвиж ности кочевого хозяйства, быстрому перемещению кочевника с одного места на другое во всех необходимых случаях — при перекочевках, спасении от напа­ дений в р ага и грабительских набегов, стихийных бедствий и т. д.

Л ош адь д а в а л а кочевнику и пищу: мясо, молоко для кумыса;

кож а ее использо­ валась для изготовления обуви и ремней, хозяйственных сосудов и т. п. Л ош адь обя­ зательно входила в уплату калыма за невесту.

К ак находки лош ади при археологических раскопках, так и значительное место, отводимое ей в быту и культуре различных народов Центральной Азии, свидетельст­ вуют о распространении лош ади на этой территории с весьма древних времен. Много­ численные археологические находки статуэток лош ади и сопогребений ее с человеком, а так ж е этнографические материалы о культе коня у разных народов Центральной Азии даю т основание предполагать отраж ение в этом культе глубоких пережитков, с в я за н н ы х 'с ранними этапам и развития человеческого общ ества. Археологические па­ мятники позволяю т сделать заклю чение о том, что кочевое скотоводство, как способ производства материальны х благ, наиболее отчетливо выступает в Азии к концу II — началу I тысячелетия до н. э. Кочевому скотоводству предш ествовало приручение и первоначальное разведение домаш него скота, в том числе и лошади.

По данным монгольских исторических документов видно, что лош адь у монголь­ ских народов была объектом почитания с давних времен. Так, из колофонов Чойджи О дзера (своего рода исторических комментариев начала XIV в.) узнаем, что Чингис­ хан повелевал чтить главу ры жих кобылиц, именуемую Чингир-хада, отчего якобы ь всем мире и нарекли его Чингис-ханом 2.

Буряты, принадлеж авш ие к ясу (кости) Буин Ашебагатского рода, вели свое про­ исхождение от ж еребца ры ж ей масти 3. Родовы е традиции, связанные с особым отно­ шением к лош ади, можно проследить и по другим материалам. • У унгинских бурят, например, по описанию М. Н. Х ангалова, существенное значе­ ние имела коллективная стриж ка -гривы и хвостов у лош адей в весеннее время. Д ля этой цели приглаш ались все соседи, иногда стриж ка производилась всем улусом, для чего собравш иеся по очереди обходили за один день все хозяйства. При стрижке со­ верш али обряд приношения белых волос и мяса лош ади огню, а такж е брызгали та расуном (водкой из молочных продуктов) по сторонам света. После этого устраива­ лось общ ее п р а зд н е с т в о 4. Здесь со всей очевидностью выступают древние родовые традиции, связанны е с лошадью.

В аж но отметить, что по представлениям монголов скот делился на две категории:

«халун хошу мал» — букв, с «горячим дыханием (носом)» и «хитен (хуйтен) хошу 1 См. С. П. Т о л с т о в, Древний Хорезм, М., 1948;

С. В. К и с е л е в, Древняя ис­ тория Ю жной Сибири, М., 1951;

С. И. Р у д е н к о, Горноалтайские находки в скиф­ ское время, М.— Л., 1952, и др.

2 С. А. К о з и н, О бщ ая характеристика свода монгольского эпоса о Гесере, «Изв.

АН С ССР», отд. литературы и язы ка, т. V, вып. 3, М., 1946, стр. 177.

3 Ю. Д. Т а л ь к о - Г р и н ц е в и ч, М атериалы к антропологии и этнографии Цент­ ральной Азии, вып. 1, Л., 1926, стр. 7.

4 М. Н. X а « г а л о в, Молочное хозяйство у бурят, «Изв. Восточно-Сибирского отд. РГО », т. XXXI, 1900, № 1—2, стр. 148.

418 К. В. Вяткина мал» — «с холодным дыханием». В переносном смысле слово халун означает «близ­ кий друг». Скот с «горячим дыханием», к которому относятся лош ади и бараны, це­ нится выше. Их мясо считается полезным, «согреваю щ им »5. Верблюды, козы и круп­ ный рогатый скот обладаю т «холодным дыханием», мясо их признано «охлаж д аю ­ щим», мало полезным для человеческого организма;

больным никогда не даю т мяса этих животных. Термин «халун амитан» — букв, «горячее животное» — встречается и у бу­ рят д л я наименования лош адей и баранов. Этот ж е термин «халу» или «халун».в зн а ­ чении «теплый», «свой» у бурят обозначает близких родственников, с которыми по законам экзогамии брак не допускался 6.

Бурятский ученый И. М. М анжигеев, описы вая янгутский род, указы вает, что еще незадолго до Великой Октябрьской социалистической революции среди местных бурят были обоготворяемые сородичи, называвш иеся по-бурятски «халуунай», т. е. «свой», «единоутробный». К аж ды й род — «ураг» — имел своего халуунай, в честь которого устраивались общественные «Ьуудали тайлга» « индивидуальны е ж ертвопринош ения7.

Термин «халу», «халун» (горячий, теплый единоутробный), прилагаемый к ак к близким сородичам, так и к лош ади и барану, о траж ает древние традиции, связанные с представлением о кровном родстве сородичей с этими животными. Во время этно­ графических исследований в М онгольской Н ародной Республике мы часто встречали черепа лошадей на обо — культовых насыпях из камней на верш инах бывших родовых гор. По словам стариков халха-монголов, череп лош ади, положенный на высоком ме­ сте, указы вает на захоронение близкого, почетного человека.

В китайском сочинении «Записки о монгольских кочевьях» говорится: «При ж ер т­ воприношениях у киданей, соверш авш ихся при начале каж дой войны, а так ж е весной и осенью, употреблялась белая лош адь и черная корова, дабы сим показать, что они (кидане) не забыли о своем происхож дении»8. Если учесть, что, по исследованиям В. С. С тарикова и В. М. Н аделяева, монгольский этнический пласт в числе прочих компонентов у киданей играл значительную р о л ь 9, то упоминание о ж ертвопри­ ношении белой лошади, связанной с происхождением киданей, мож но, вероятно, отнести к сведениям о предках монголов и о тотемистическом характере этих пред­ ставлений 10.

Огромное внимание, уделяемое лош ади, особенно наглядно выступает в различных народных обрядах и поверьях. При исполнении старых свадебных обрядов у дербетов имел важ ное значение, по рассказам информаторов, момент оплаты «эхиин су» — букв, молока матери, когда мать невесты обязательно одари валась лош адью со стороны ж е ­ ниха. Это вознаграж дение лошадью за, материнское молоко является, возмож но, отго­ лоском древних представлений о лош ади как предке рода.

Заслуж ивает внимания бурятский обряд «милангут», сохранявш ийся до начала XX в., в котором в аж н ая роль отводилась пожилым ж енщ инам и лош ади. М илангут совершался через год после рож дения ребенка (обычно первенца). У западны х бурят он происходил так. собирались сородичи и разбры згивали тарасун, принося его в ж ерт ьу высшим и добрым духам. О тец ребенка заготовлял угощение и пригонял табун л о ­ шадей. Главными распорядителями и участниками праздника были ж енщины. Они выбирали из табуна кобылицу, ловили и резали ее сами без участия мужчин. С варен­ ное мясо и «саламат» (муку, прожаренную в сметане) родичи делили м еж ду собой и часть ее уносили домой. С тарухам и гостям давали подарки от имени ребенка. К кон ­ цу празднества женщины ставили у дверей к араул из старух, которые долж ны были не выпускать из юрты никого, особенно мужчин. Ж енщ ины делали смесь из саж и и масла и ею мазали лицо и тело отца, а затем и всех мужчин, в первую очередь ж е н а ­ тых, но бездетных. После этого обряда ребенок становился равноправны м членом р о ­ 5 См. К. В. В я т к и н а, Монголы М онгольской Н ародной Республики, «Восточно­ азиатский этнографический сборник», «Труды И н-та этнографии АН СССР», нов. се­ рия, т. LX, М.—Л., 1960, стр. 165— 166.

6 Б. Э. П е т р и, Брачные нормы у северных бурят, Иркутск, 1924, стр. 5.

7 И. М. М а н ж и г е е в, Янгутский бурятский род, Улан-Удэ, 1960, стр. 188.

8 «Мэн-гу-ю-му-цзи. Записки о монгольских кочевьях». Пер. с китайского, П. С. П о­ пова (далее: М эн-гу-ю-му-цзи), СПб., 1895, стр. 267.

9 См. В. С. С т а р и к о в и В. М. Н а д е л я е в, П редварительное сообщ ение о д е ­ шифровке киданьского письма, М., 1964, стр. 23.

1 Почитание черной коровы как предка возмож но связано с тотемистическим предком тюркских народов. Например, огузы, в этнической истории которых отмечаются компоненты монгольские и тюркские, почитали быка. Буряты -эхириты, одним из этни­ ческих компонентов которых являю тся ойраты, так ж е до самого начала XX в. почита­ ли быка — Буха-нойона.

Г. И. Раметедт, анализируя слово «ойрат», отож дествлял его с древнетюркским н а­ званием «огуз» (см. Г. И. Р а м е т е д т. Этимология имени ойрат. С 'о р н и к в честь 70-ле :ля Г. Н. Потанина, СПб., 1909, стр. 557).

Культ коня у монгольских народов д а п. Существенную роль при совершении милангута играли подарки со стороны отца ребенка, преж де всего подарки пожилым ж енщ инам. Н а наш взгляд, в этом обряде гроявляю тся пережитки выкупа ребенка родом отца у рода матери. Обращает внима­ ние и потребление мяса лош ади (кобы лицы ), которая, как мы уж е говорили, осмысля­ лась, возмож но, тотемным животным. П оказательно, что у тункинских и некоторых дру­ гих бурят калым обозначался словом «адуун» («басагани адуун») — букв, «табун ко­ бы лиц с ж еребцом во главе». Роль лош ади подчеркивается у монголов и при «анда» — побратимстве. Так например, в «Сокровенном сказании» говорится, что когда Темучин опоясал при побратимстве Ч ж ам уху золотым поясом и подарил кобылу, то Чжамуха одар и л Темучина так ж е лошадью 12.

П редставление о связи человека с тотемом находит отраж ение в идее их взаимной магической зависимости 13. Конь в эпосе монгольских народов, в том числе у бурят, наделялся способностью мыслить, советовать, предупреж дать и спасать человека от опасности. В свою очередь, человек путем различных церемоний и жертвоприношений тотема старался якобы воздействовать через него на бож ество в целях умножения сво­ их богатств и достиж ения благополучия. Если у северных бурят в семье забод°взл кто-нибудь, или если нужно было умилостивить одно из божеств, то устраивали обряд -«кырык», во время которого шаман приносил в ж ертву определенное число лошадей или баранов (быков и коров в ж ертву никогда не приносили).

Д л я варки ж ертвенного мяса и сж игания костей обязательно разводился семей­ ный (родовой) огонь, который переносился на место кырыка при помощи головешки или сухого помета и.

П риношение в ж ертву лош ади, а в отдельных случаях и барана во время шаман­ ского обряда «тайлга» у бурят и древних монголов осущ ествлялось близкими родст­ венниками и о траж ало представление о животном как о сородиче и живом воплоще­ нии своего тотема. р К аж ды й член рода, поев мяса ж ертвенного коня или барана, якобы укреплял свою магическую связь с тотемом, приобретал его свойства. Н ужно отметить, что в повсе­ дневном быту монголы лишь в крайних случаях употребляли в пищу мясо лошади.

Однако при исполнении некоторых обрядов, например во.время обряда тайлги, как у бурят, т ак и у алтайцев мясо принесенного в ж ертву коня обязательно делилось м еж ­ д у всеми сородичами.

Н ебезынтересно отметить встретившийся нам в легендах, записанных в восточной части- М Н Р, культ «небесных коней». Этот культ, как указы вает С. П. Толстое, нашел отраж ени е в сведениях о верованиях народов Средней Азии Кангюйско-Кушанского периода, о чем свидетельствую т китайские источники. Упоминания об этом культе встречаем уж е в Ш ицзи и Ц яньхань-ш у в отчете о путешествии Ч ж ан Ц яня, От «небес­ ных коней» информаторы Ч ж ан Ц ян я вели происхож дение знаменитых ферганских «по токровны х лош адей», бывших причиной первых китайских походов на Фергану в кон­ це II в. до н. э. В бурятском эпосе конь героя всегда спускается с неба или рож дается по повеле­ нию богов,6. В легенде, записанной нами в 1949 г. в Менген морито сомоне Централь­ ного аймака М Н Р, говорится о двух небесных девах, у которых родились сыновья, •очень похож ие д руг на друга. С неба к ним опустились две лошади в полном 'Снаряже­ нии;

золотая лош адь старш ему бр агу и серебряная — младшему.

Сам сомон, именуемый «Менген морито», букв, «сомон, имеющий серебряную л о ­ шадь», находится у подножия горы того ж е названия, весьма почитавшейся ранее на­ селением.

М отив обитания небесных коней на священных горах не нов для Центральной Азии, например в «Таншу» (V II—V III вв. н. э.) в рассказе о Тухоло (Тохаристане) имеются сведения о небесном коне, жившем якобы на южном склоне горы Поли. Ж и ­ тели пасли у этой горы кобылиц, от которых и родились драгоценные, «потокровные»

лош ади 17.

С ледует обратить внимание на слово менго или м ен ген — серебро, серебряный.

В «Записках о монгольских кочевьях» говорится, что нюй-чжи, бывшие соперниками до­ " М. Х а н г а л о в, Валаганский сборник, «Труды Восточно-Сибирского отд. РГО», т. V, 1903, стр. 248;

см. такж е: «Изв. Русского комитета для изучения Средней и Во­ сточной Азии», серия II, 1913, № 2, стр. 95.

12 С. А. К о з и н, Сокровенное сказание, М.— Л., 1941, стр. 106.

13 С. А. Т о к а р е в, Религия в истории народов мира. М., 1964, стр. 28—29.

14 Б. Э. П е т р и, Элементы родовой связи у северных бурят, Иркутск, 1924, стр. 12.

15 С. П.Т о л с т о в, Указ. раб., стр. 303.

16 Г. Д. С а н ж е е в, Эпос северных бурят. А ламжи Мэргэн. Бурятский эпос, М.—Л „ 1936, стр. X III.

17 Н. Я. Б и ч у р и н (И акинф ), Собрание сведений о народах, обитавших в Сред­ ней Азии в древние времена, т. II, М.— Л., 1950, стр. 321.

120 К. В. Вяткина ма Л яо, дали своей династии название Ц зинь — золото, а д ад а, связы ваем ы е источни­ ками с представителями монгольских народов приняли для своего дом а имя Мэн-гу, что значит серебро 18. Учитывая большую роль лош ади в культе монгольских народов и связь его с тотемистическими представлениями, становится понятным и почитание священной горы Менген морито ула, на которой якобы обитает серебряная лошадь.

Особое отношение к лош ади нашло отраж ение и в материальной культуре. Так, у бурят наряду с обычной коновязью были «сэргэ» — столбы коновязей, священные, по представлению бурят. Считалось, что от них зависело счастье дома. Сэрге имели большей частью форму трех округлых головок, возвыш аю щ ихся одна над другой;

ко­ нец верхней был заострен. Н а месте их соединения делались зарубки, за которые при­ вязывались лошади. Сэрге ставили или при свадьбах, или в пам ять ш ам ана, или по­ свящали духу-покровителю. В последнем случае они назы вались «бариса». П роезж ая мимо сэрге, буряты останавливались, произносили молитву, брызгали вином, о ставля­ ли здесь табак и другие предметы. Коновязи эти сохранялись очень долго, часто их можно было встретить одиноко стоящими в степи на том месте, где раньш е бы ла юрта или усадьба.

В дальнейшем коновязь ставилась лиш ь в случае свадьбы родными невесты, и по числу коновязей можно было судить о числе выданных дочерей. П риехавш ий сват при­ вязы вал своего коня ко второй зарубке, простые смертные — к нижней зарубке, а к верхней привязывали, якобы, своих невидимых коней духи и бож ества, присутствовав­ шие на торж естве 19.

Н ож кам деревянной посуды, коробок, почетным веш алкам в юрте, на которые ве­ шалось оружие, буряты придавали форму голов, ног, копыт л о ш а д и 20, осмыслявшихся не как прцрто лошадиные, а обязательно кобыльи, в чем, возмож но, отр аж ало сь пред­ ставление о кобылице как родоначальнице.

У всех монгольских народов были окруж ены почетом и ремесла, связанны е с ло­ шадью: выделка потников, изготовление и орнаментация сбруи и др. Любопытно, что у монголов и бурят покрой обш лага — «нудрага» на р укавах старой муж ской и ж ен ­ ской одежды имел форму конского копыта. В современном монгольско-русском сл ова­ ре «туррай» означает не только копыто, но одновременно обш лаг или отворот 21.

У западных бурят, как мы выяснили во время работы в Бурятии, невеста, пере­ езж ая в дом жениха, долж на была вместе с «хэгэнык’о.м» (стрелохранилищ ем) при­ возить еще «дэрэ» — подушку, изготовленную обязательно из лапок баран а или жеребенка.

Почитание лошади нашло отраж ение и в предметах ш аманского культа. Так на­ пример, «морин хорбо» — конная трость (ж езл ), зам енявш ая у бурятских ш аманов бубен, всегда имела на верхнем конце изображ ение лошадиной головы. По народным представлениям, эта трость была конем — другом и советчиком, на котором ш аман во время камлания якобы поднимался на небо, высокие горы и т. д.

Следует сказать и о^широко распространенном у монгольских народов «морин ху ре» — струнном музыкальном инструменте, увенчанном резным изображ ением одной или нескольких конских голов. Он обычно был неотъемлемой принадлеж ностью н а­ родных певцов,и сказителей былин.

Число примеров, связанных с особым отношением монгольских народов к лош ади, можно было бы увеличить, однако и в тех, что приведены, достаточно убедительно вы­ рисовывается культ лошади. Комплекс верований, связанных с ритуалом ж ертвоприно­ шений лошади, встречается у многих народов Азии.

С. П. Толстое, отмечая многочисленность находок статуэток ж ивотны х (первое сто среди которых заним ает лош адь) на городищ ах античного Хорезма, указы вает, что это достовернее.всего мож ет быть разъяснено в свете тотемистических верований в.

быту древних хорезмийцев 22.

В настоящей работе мы не рассматриваем аналогичные материалы по тюркским народам. М еж ду тем и у этих народов прослеж ивается ярко вы раж енное особое отно­ шение к лошади, а в отдельных случаях и к барану.

Н апример, большой интерес представляет сходство некоторых ш аманских обрядов у южных алтайцев и бурят, многие элементы которых восходят к глубокой древности.

Рассмотрим обряд тайлга, сохранявш ийся вплоть до Великой О ктябрьской социалисти­ ческой революции у западны х бурят и у южных алтайцев. П од термином «тайлга» или «тайлган» подразумевалось как священное место, где соверш ался обряд и сам процесс 18 М э н - г у - ю - м у - ц з и.

19 Ю. Э. П е т р и, Внутриродовые отношения у северных бурят, «И зв. Биолого-гео графического научно-исследовательского ин-та при Иркутском государственном уни­ верситете», т. II., вып. 3, 1926, стр. 68.

20 И. М. М а и ж и г е е в, Указ. раб., стр. 84.

21 А. Р. Р и н ч и н э, Краткий монголо-русский словарь, М., 1947, стр. 216.

22 С. П. Т о л с т о в, Указ. раб., М., 1948, стр. 206—207.

Культ коня у монгольских народов принесения ж ертвы коня, иногда барана, так и сооружение в виде шеста из березы.

Ш ест укреплялся наклонно или вертикально, на нем развеш ивали шкуру жертвенного ж ивотного так, чтобы голова была направлена вверх к небу. У иркутских бурят бе­ резка с надетой на нее ш курой животного назы валась еще «зухэли».

Т айлган у бурят представлял собой общественное жертвоприношение, в котором участвовал один или несколько родов. К ак сам термин «тайлга», так и весь ритуал ж ертвопринош ения был сходен с подобным обрядом у южных алтайцев. В современ­ ном алтайском язы ке слово «тай» имеет несколько значений: 1) дядя по матери, род­ ственники по матери;

2) ж еребенок на втором году жизни;

3) приносить ж ертву2 Б лизкие термины в значении «приносить ж ертву», «соверш ать жертвоприношение», «чтить» — встречаю тся и у монголов. Так например, Б. Я. Владимирцов приводит с указанны м значением термины: «tayi» в письменном языке, «тае» — у халха-монголов, «таБ — у байтов 24.

В том ж е значении слова тайга встречается и в современных бурятских и мон­ гольских словарях 25.

Все выш есказанное, несомненно, о тр аж а ет очень древний родовой характер таи ги. У нас нет точных данных о времени появления этого ритуала у бурят и южных тайцев. Ж ертвопринош ение «тайых», встречаю щ ееся у хакасов-качинцев и бельтиро...

как по названию, так и по сущ еству обряда было сходно с алтайской и бурятской тан* лгой. Об обрядах, напоминающ их тайлгу, есть сведения и в древних источниках. П ря­ мых указаний на бытование подобных обрядов у монголов мы не имеем, однако ь древности они, по-видимому, были и у них.

К ак указано выше, у иркутских бурят березка с надетой на нее шкурой животно­ го н азы валась зухэли. К этому термину фонетически близко слово «чжугели», которое упоминается в «Сокровенном сказании» как название монгольского родового ж ертво­ приношения. В словаре, прилагаемом к переводу этого памятника, С. А. Козин пояс­ няет, что «jikeli» — это жертвопринош ение небу, совершаемое путем подвешивания мя­ са на шесте (родовое жертвопринош ение), «jiikiili» — баран, насаженный шаманом на шест, за к л я т и е 26. Таким образом, в приведенных примерах описывается древнее родо­ вое ж ертвопринош ение типа тайлги.

У монголов и тюрков ж ертвопринош ения лош адей и вывешивание их шкур на ш е­ стах производились не только на родовых празднествах, но и на похоронах. Так на­ пример, В. Рубрук в X II в. писал о команах: «Я видел одного недавно умершего, око­ ло которого они повесили на высоких ж ердях 16 ш кур лошадей, по четыре с каждой стороны м и р а» 27. Аналогичный обряд, как указы вает Л. П. Потапов, сохранялся у ю ж ­ ных алтайцев до XIX в. и назы вался «койлого», а лош адь, которую убивали при похо­ ронах, именовалась «койло а т » 28. Термины, сходные с алтайскими, встречаются и в монгольском языке. У монголов, как указы вает Галсан Гомбоев, лошадь, сопровождав­ ш ая покойника, назы валась «хойлган мори». Эту лош адь убивали, мясо ее съедали, а «кожу, набивши, поставляли на могилу» 29. В том ж е значении этот термин знали бу­ ряты Кудинского в ед о м ств а30. В современном бурятском языке слово «хойлго» встре­ чается как устаревш ее: так ш аманы называли лош адь, на которой отвозили умерше­ г о 31. П од именем хойлга, как сообщ ает Санан С^цен (XVII в.) в летописной хронике «Эрдения» тобчи» 32 известно так ж е название обычая погребения лош ади с покойни­ ком. Приведенные обряды, сходные у монгольских народов, а так ж е у южных алтай­ цев и других тюркских народов, очень древнего происхождения. Возможно, источником их у предков тюркских и монгольских народов была общ ая домонгольская и дотю ркская стадия общ ественного развития.

23 Н. А. Б а с к а к о в и Т. М. Т о щ а к о в а, Ойротско-русский словарь, М., 1947, стр. 137, 139.

24 Б. Я. В л а д и м и р ц о в, Сравнительная грам м атика монгольского письменного язы ка и халхасского наречия, Л., 1929, стр. 271.

25 К. М. Ч е р е м и с о в, Бурят-монгольско-русский словарь, М., 1951, стр. 424;

«М онгольско-русский словарь». Под общей редакцией А. Л увсандэндэва, М., 1957, стр. 386.

26 С. А. К о з и н, Сокровенное сказание, стр. 613.

27 «П утеш ествие в восточные страны П лано Карпини и Рубрука», М., 1957, стр. 102.

28 Л. П. П о т а п о в, Очерки по истории алтайцев, М.— Л., 1953, стр. 147.

29 Г. Г о м б о е в, О древних монгольских обычаях и суевериях, описанных у Плано Карпини, «Труды Восточного отделения Российского Азиатского общества», IV, 1859, стр. 252.

30 Б р а т с к и й, Среди бурят Кудинского ведомства Иркутского уезда, журн. «Си­ бирские вопросы», 1910, № 45—46, стр. 79.

31 К. М. Ч е р е м и с о в, Бурят-монгольско-русский словарь, стр. 574.

32 См.: I. S c h m i d t, G eschichte der O st-M ongolen, St.-Pet.. 1829 S. 235.

122 /О В. Вяткина М ожно полагать, что приведенные материалы, отраж аю щ ие традиции древних времен, сл уж ат подтверждением того, что на заре человеческого общ ества оно осозна­ вало себя к ак часть коллектива, включающего не только людей, но и ж ивотны х — ис­ точник существования первобытного человека. Хорошо известно, что Ф. Энгельс отно­ сил начало одомашнения скота уж е к эпохе господства матриархальны х форм семей­ но-родовых отношений33 и родовой формы собственности. Примером осмысления ло­ шади как предка или как прародительницы сл у ж ат обряды эхийн су, милангут, наиме­ нование обряда тайлга и лош ади термином, которым назы ваю т и родственников со стороны матери, почитание у монголов главы рыжих кобылиц и у киданей — белой лош ади, обозначение у бурят и монголов одним термином «халу» и лош ади, и близких родственников.

Часто встречаемые у монголов черепа лош ади на обо — культовы х каменны х на­ сыпях на вершинах почитаемых гор,— могут, вероятно, служ ить указанием на риту­ альную заботу о тотемном предке.

Генетически с лошадью -тотемом связаны, очевидно, ритуальные ж ертвоприно­ шения, погребальные обряды, а т а к ж е и изображ ения ее на предметах материальной культуры.

33 Ф. Э н г е л ь с, П роисхож дение семьи, частной собственности и государства.

В кн.: К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, Соч., т. 21, стр. 160, 162.

К. П. М а т в е е в ИЗ ИСТОРИИ НЕСТОРИЛНСТВА В ИНДИИ Р азраб отка истории христианства в Индии является очень важной и интересной темой не только потому, что это по числу ее исповедующих третья религия в Индии (около 10,5 млн. человек) но и потому, что изучение христианства в Индии тесно, •связано с историей всей страны, особенно М алабарского побережья. Н ужно отме­ тить, к сож алению, что исследованием этого вопроса в СССР до сих пор никто не за ­ нимался.

Считают, что христианство в Индии появилось в 1 в. н. э., и первым его проповедни­ ком там был апостол Фома. Д ан ная версия основывается к ак на индийских легендах, т а к и на преданиях современных ассирийцев-несториан 2.

П редание ассирийцев-несториан гласит, что Фома, по-ассирийски Мар-Тума, по пути в Индию проповедовал христианство среди сирийцев, халдеев, парфян и д р.3.

Он, как предполагаю т, прибыл в Индию пешком, а. затем кораблем добрался до города К ранганора на ю го-западе страны. Странствуя по южной Индии, он стал про­ поведовать христианство. Успехи проповедника вызвали беспокойство и недовольство местных религиозных фанатиков, которые напали на него на горе Мелиапур (прибли­ зительно в 12 км к зап аду от М адраса) и убили его 4.

В 1952 г. христиане Индии торжественно отмечали 1900 лет со времени прибытия Фомы в Индию и воздвигли ему памятник в Ажикоде, где, согласно преданиям, он ступил н а индийскую зе м л ю 5. Сущ ествует другая точка зрения, сторонники которой считают, что апостол Фома никогда не был в Индии и что некий Фома (М ар-Тума), впоследствии «приобщенный к лику святых», прибыл цз Месопотамии в Индию в IV в.

с группой ассирийцев. П осле этого местных христиан стали называть — «христианами святого Фомы». В нашу зад ачу.не входит изучение проблемы происхождения христиан­ ства в Индии и поэтому мы -не будем глубоко вдаваться в этот вопрос. Д ля нас суще­ ственно лишь то, что И ндия имела древние торговые связи со странами Передней Азии и начало распространения христианства в этой стране можно отнести к I— II вв. н. э.

Об этом свидетельствует и сообщение ученого и теолога Пантена из Александрии, который посетил во II в. Индию по приглашению местных христиан и прожил среди них некоторое.время 6.

И звестный английский ученый и специалист по истории несторианства А. Мингана •отмечал, что сирийский автор «Доктрины апостолов» писал приблизительно в 250 г., что «И ндия и ее области, а так ж е близлеж ащ ие страны и д аж е далекие заморские -страны, приняли христианство из рук апостола иудея Фомы, руководителя церкви, кото­ рую он построил и где соверш ал богослужение» 1.

Затем индийские христиане упоминаются на первом Никейском соборе в 325 г., когда на собор прибыл их представитель Ю ханнан, как епископ Индии 8.

P. T h o m a s, C hurches in India, F arid ab ad, 1964, p. 18.

Н есторианство возникло в 431 г., после того как его основатель константино­ польский патриарх Несторий (428—431 гг.) был осуж ден на Третьем Вселенском соборе в 43! г. в гор. Эфесе за его учение о соединении в Христе двух начал — божеского и человеческого. Учение Н естория нашло широкий отклик у части христиан Сирии и асси­ рийцев М есопотамии. С тех пор сторонников учения Н естория стали называть несто рианами.

3 J. W. Е t h е г i d g е, The S yrian churches, London, 1846, p. 16.

4 «Христианские церкви в Индии», ж урнал «Москвитянин», 1845, № 2, часть 2, стр. 44—45.

5 P. Т h о m a s, Указ. раб., стр. 10.

6 П. Ч е р н ы ш е в с к и й, Христиане сирийские или св. Фомы в Индии, «Труды Киевской духовной академии», т. III, Киев, 1861, стр. 356—357.

7 А. М i n g a n a, The early spread of C h ristian ity in India,— «Bulletin of the John H ylands Library», M anchester, vol. 10, № 2, july, 1926, p. 448.

* П. Ч е р н ы ш е, в с к и й, Указ. раб., стр. 357.

124 К. П. Матвеев Упоминание о христианах Индии мы встречаем у М ихаила Сирийца — известного сирийского историка. Он писал, что в правление императора Константина «филосой из Тира», чье имя было Меропиус, уехал в страну индийцев и кушитов с двумя люд ми — Эдесиусом и Фрументиусом, чтобы изучить природу с т р ан ы 9. О днако по пути в Индию в открытом море на них напали и всех, кто был на корабле, перебили. Н апа­ давш ие индийцы оставили в ж ивых двух человек — Эдесиуса и Ф рументиуса и от­ вели их к своему правителю. Они были оставлены при правителе, который на смерт­ ном одре даровал им свободу. Сын правителя п родолж ал оказы вать им почести и р аз­ решил построить христианскую церковь в его стране д л я христиан, которые проживали там 10.

В VI в. Козьма Индикоплов посетил несториан И ндии и был в городе К аллиане — резиденции их епископа п.

Согласно истории христиан Кералы, к ним в IV в. прибыли 400 сиро-халдейцев из Персидского царст.ва. Переселение сиро-халдейцев было связано с усилившимися пре­ следованиями местных христиан со стороны персидского царя Шапу.ра II (339— 379 гг.) 12. Эти преследования были связаны с тем, что в Византии христианство было объявлено официальной религией. А так как борьба меж ду двумя гигантскими госу­ дарствами древности крайне обострилась, то и персидские цари стали считать своих подданных-христиан врагами Персии.

Прибывшие были хорошо приняты правителем Кералы, который выделил им м е­ ста для поселения на окраине города К ранганора. П озж е руководитель сиро-халдеев был назначен управляющим всей торговлей в К ерале 13. Кроме этого, им было д ар о ­ вано 72 привилегии, что уравняло их в правах с брахм анам и 14.

После 'принятия несторианетва в 431 г. частью христиан Сирии, М есопотамии и И рана их патриарх, резиденция которого была в Селевкии — Ктесифоне, послал з И н­ дию в М алабар ассирийцев-несториан с семьями во главе со священниками. С этого времени все христиане как индийского, так и сиро-халдейского происхождения, стали признавать несторианского патриарха своим главой и образовали единую индийскую лесторианскую церковь 13.

П озж е индийским христианам был предоставлен еще ряд льгот, в частности, право иметь своего правителя 16. Это право и другие льготы были закреплены особым у ка­ зом, высеченным на медной пластинке и дарованном им королем по имени Вира Раг хава Ч акраварти в V III в. 17.

Приблизительно в IX — начале X в. в Индию прибыла еще одна группа несториан и поселилась такж е в округе Кранганор. Высшего расцвета несторианскря община достигла в период.с IX по XIV в. Однако к XV в. династия, правивш ая несторианами, вымерла и после этого несториане оказались под непосредственным управлением ко чинских.раджей 18.

Все это время связь несторианской общины Индии с М есопотамией не преры валась, и несторианские патриархи,.в свою очередь, периодически посылали туда епископов, священников и т. д. Часто из Индии приезж али паломники в Месопотамию, чтобы по­ клониться святым местам, увидеть патриарха, получить посвящение. Так, в 1499 г. к несторианскому’ -патриарху было послано три человека от индийских несториан с прось­ бой ускорить присылку епископов. И з посланных только двоим удалось добраться до Месопотамии. Несторианский патриарх посвятил их в священники и послал с ними в Индию двух епископов — М ар-Тума и М ар-Ю ханна |э. ^ «Прибывших в Индию встретили с большой радостью с евангелием и крестом, к а ­ дилами, факелами и отвели их в церковь с большой торжественностью, все время р ас­ певая псалмы и гимны. Затем они освятили алтарь и посвятили многих в священники» 20.

В 1503 г. несторианский патриарх Илия послал в Индию еще двух епископов Д ы нху и Яку и митропилита Я в а л а г у 21. С разу ж е по прибытии епископы написали патриарху 9 А. М i n g а п а, Указ. раб., сгр. 457.

10 Там же, стр. 458.

1 П. Ч е р н ы ш е в с к и й, Указ. раб., стр. 357.

12 А. М i п g а п а, Указ. раб., ст,р. 436.

13 R. Т h о m a s, Указ. раб., стр. 11.

1 Т. К. G. Р а п i к к а г, M alab ar and its folk, M ad ras, 1929, p. 183.

15 П. Ч е р и ы ш е в с к и й, Указ. раб., стр. 358.

16 P. Т h о m a s, Указ. раб., стр. 11.

17 G. Р а п i к к а г, Указ. раб., стр. 183.

18 G. Р a n i к к а г, Указ. раб., стр. 182L 1 J. W. Е t h е г i d g е, The S y rian churches, p. 155.

20 Там ж е, стр. 155.

21 Дынха, Яку и Я валага — имена ассирийцев-несториан из Месопотамии, где н а ­ ходилась резиденция ассиро-несторианского патриарха. Д ы н х а — значит рассвет, Я в а ­ лага — богом данный, Яку — Яков.

Из истории несторианства в Индии письмо, где отмечали, что «в М алабаре имеется 30 тыс. семей несториан и что они (несториане.— К. М.) строят много церквей. Они ж ивут богато и, слава богу, кротки л 'Миролюбивы. Кроме того,.монастырь св. Фомы заселяется теми, кто хочет получить церковный сан. Эти христиане ж ивут далеко от вышеупомянутых приблизительно на расстоянии 25 дней пути, недалеко от моря, в городе, называемом Мелиапур.

Крупнейшие христианские центры на М алабарском по­ бережье Провинций в Индии много, и, чтобы посетить,все церкви, потребуется шесть ме­ сяцев. К аж д ая провинция носит особое название, а наша, где ж ивут христиане, назы­ вается М алаб ар. В этой провинции имеется 20 городов, три из них известны своими мощными укреплениями. Это К ранганор, П алор и Килам. В этих и других городах, расположенны х по соседству, ж ивет много христиан и имеется много церквей. Все эти города н аходятся недалеко от великого и неприступного города Каликута, где прож иваю т язычники и идолопоклонники» 22.

22 J. W. Е t h е г i d g е, Указ. раб., стр. 157— 158.

126 К. П. Матвеев В докладе, написанном семь лет спустя, говорилось, что несторианская община насчитывает 200 тыс. человек23.

Так было до появления португальцев в Индии. П ервое время португальцы не бес­ покоили местных христиан, о чем сообщ али несторианские священники своему пат­ риарху в М есопотамию 24. Но потом начались преследования, т ак к ак португальцы стремились присоединить индийских несториан к католической церкви. Они учредили инквизицию для борьбы с теми, кто противился у н и и 25. Первым инквизитором стал Алексис Д иас Фалконо 26.

Особые гонения начались после назначения папским архиепископом Алексиса Ме незиса в 1598 г. В следующем 1599 г. он на соборе в городе Д иам пере силой заставил руководителей несториан в Индии перейти в католичество и отказаться от несториан ской ереси. П ортугальские церковники ставили своей целью уничтожить традицион­ ные несторианские обряды, саму доктрину несториан, все их религиозные рукописи и богослужебные книги 21.

Португальцам удалось пытками и преследованиями подчинить себе большинство местных несториан, однако часть их, скрывшись в горах, продолж ала сохранять свои обряды и свой язык богослужения — сирийский 28.

Насильственно обращ енные в католичество несториане Индии не смирились со своим положением. Их недовольство вылилось в бунт, который привел в конце концов к возврату большей части насильственно присоединенных униатов в несторианство.

Только небольшая группа униатов по-прежнему оставалась в лоне католической церкви.

Бывшие униаты неоднократно обращ ались к патриархам несторианской церкви, патриархам Вавилона, Антиохии, Египта с просьбой прислать им епископов. Но лишь ангиохийсиий патриарх, глава яковигов, откликнулся на их просьбу и послал в Индию епископа М ар-Игнатиуса. О днако, к ак гласят предания несториан Индии, М ар-И гна тиус был утоплен агентами римского паАы;

по другой версии он погиб во время пыток в застенках инквизиции 29.

Резко изменилось положение несториан М ал аб ар а после за х в а т а голландцами г. Кочина в 1663 г. Голландцы предоставили полную свободу вероисповедания несто рианам, изгнали всех римско-католических свящ енников из подвластны х голландцам территорий.

Изгнанные из Кочина католические миссионеры обосновались в Гоа и других ко­ лониях, принадлеж авш их Португалии. Оки стремились вернуть отколовшихся от католической церкви и препятствовали через своих агентов их общению с антиохий­ ским патриархсм яковитов.

Тем не менее индийские христиане М алабара, порвавш ие с католицизмом, избрали своим главой антиохийского патриарха, каковым он остается и в наш е время. Его сторонников в Индии такж е стали назы вать яковитами. Таким образом, часть христиан Индии образовала общину яковитов, а часть — оставалась католиками.

Н аряду с католическими церковниками позднее не остались равнодуш ны ми к.хри­ стианам Индии и английские миссионеры. Они командировали туда в 1806 г. своего эмиссара К лавдия Бьюкенена. Ему было поручево содействовать местным христиа нам-яковитам, строить школы, перевести для них библию на сирийский язы к и т. д.

Вначале английские миссионеры ставили перед собой зад ачу вытеснения п родолж ав­ ших работать среди яковитов католических миссионеров, засы лаемы х через португаль­ ские колонии Индии. Но позже, примерно с 1838 г., простое противодействие католиче­ ским миссионерам перестало удовлетворять их и они стали стремиться перетянуть яковитов в лоно англиканской церкви 30.

В XIX в. из среды яковитов выделилась больш ая группа, которая н азвал а себя «сирийцами св. Фомы». Они не признаю т ни антиохийского яковигского патриарха, ни несторианского. Их главой является епископ из Т раванкора. П ост его наследственный, и занимая епископскую кафедру, епископ «сирийцев св. Фомы» получает имуя М ар-Тума по той причине, что выход из яковтской церкви возглавил некий М ар-Тум а. «Сирий­ цы св. Фомы» утверж даю т, что они потомки тех, кто, якобы, принял христианство из рук самого апостола Фомы в I в. н. э. 31.

В 1909 г. среди яковитов Индии возник раскол, связанный с тем, что во время поездки антиохийского патриарха М ар-И гнатиуса меж ду ним и митропилитом Гивар 23 J. W. E theridge, Указ. раб. стр. 158.

24 Е. Т i s s е г а п t, E astern C hristianity in India, Bom bay, 1957, p. 28.

26 Ж ури. «Московитянин», 1845, № 2, часть 2, М., стр. 45.

26 J. W. Е t h е г i d g е, Указ. раб., стр. 157.

27 Там же, стр. 157— 158.

28 А. В о е й к о в, У сирийских христиан и в Траванкоре, М., 1890, стр. 2.

29 G. Р a n i к к а г, Указ. раб., стр. 185.

30 А. В о е й к о в, Указ. раб., стр. 3.

3 G. Р a n i к к а г, Указ..раб., стр. 189.

Из истории несторианства в Индии гизом М ар-Дионисиусом V I, непосредственным главой яковитов Индии, вспыхнула ссора, в результате которой патриарх отлучил митрополита от церкви и назначил вместо него другого — М ар-Кириллиуса. Однако за бывшим митрополитом пошла боль­ ш ая часть местных яковитов 32.

Сторонники патриарха составили 250 тыс. человек. Сторонников митрополита нас­ читывалось около 450 тыс. чел. З а патриархом пошли в основном верующие южной части М алаборского побереж ья, а так ж е часть христиан Дели, Бомбея, Хайдараба­ д а и др.33.

Ещ е в XIX в. из яковитской общины выделилась часть верующих, которая вер­ нулась в лоно несторианской церкви. Сейчас несториане — отдельная религиозная группа, их насчитывается всего около 15—20 тыс. человек. Они считают себя потомками тех, кто прибыл с епископом М ар-Тум а из М есопотамии в IV в. в Индию. Более.ве­ роятным представляется, что это потомки несториан, не присоединившихся к унии с католиками в конце XVI в. В 4952 г. в Индию к несторианам был прислан несто рианским патриархом новый епископ, но для того чтобы подчеркнуть важность этого поста, ему присвоили титул митрополита М алабара и всей Индии.

О сновная масс теперешних несториан прож ивает в Т ричуре34, обособленной, мо­ нолитной группой. Они придерживаю тся старых церковных традиций и языком их церкви д о 'сих пор остается сирийский язык. Хотя несториане считаются небогатой об­ щиной, они все ж е оказы вали и оказываю т материальную помощь несторианам за ру­ бежом.

Потомки несториан-униатов, приверженцев католицизма, со времен собора в Д иам ­ пере (1599 г.), стали назы ваться сирийскими католиками. Они находятся в подчинении римского папы и ими руководит епископ с резиденцией в Вераполи. В 1956 г. их на­ считывалось 1 млн. 171 тыс. 235 чел. У них 1026 церквей, 892, священника, 925 школ и в этих ш колах обучается свыше 251 тыс. у ч ащ и х ся 35.

К ак видно из нашего краткого сообщения, корни христианства в Индии уходят в.

седую древность, его долгая история тесно связана с историей страны.

32 Е. Т i s s е г a n t, У каз. раб., стр. 153.

33 R. Р а п i к к а г, Указ. раб., стр. 189.

34 Е. Т i s s е г a n t, Указ. раб., стр. 120.

35 Там ж е, стр. 139.

ПОИСКИ факты ГИПОТЕЗЫ М. Б а р я к т а р о в и ч ТРАВЕСТИЗМ У ЧЕРНОГОРЦЕВ И АЛБАНЦЕВ Н а Б ал кан ско м полуострове, особенно среди ал б ан ц ев и черногорцев, у которых ещ е до недавнего времени сущ ествовала родоплем ен ная о р га­ низация,» сохранились архаичны е и весьм а лю бопы тны е явления. К их числу относится обычай, согласно котором у некоторы е девуш ки обре­ каю тся на безбрачие. А лбанцы таких девуш ек н азы ваю т вирдж и н ам и («девственницами») или тобелиям и (от турец кого слова «тобе» — о б ет), черногорцы — остайницами или т ак ж е тобелиям и. Т акие девуш ки, как правило, ведут себя к а к мужчины: носят м уж скую одеж ду, исполняю т так назы ваем ы е муж ские работы, а ран ьш е д а ж е уходили на войну вм ес­ те с муж чинами. Мы коротко р асскаж ем о тобели ях на Б ал к ан ск о м п олу­ острове. П р еж д е всего, несколько конкретны х прим еров.


1. В 1910 г. у супругов Али и Н урки М емич из Гусиня (Ч ерн огория) родилась четвертая дочь;

они ж е горячо ж е л а л и сы на. П оэтом у А ли р е­ шил объявить четвертую дочь Н урию муж чиной и д а л ей м уж ское имя Д рко. Д евочка воспиты валась так, к а к будто она дей ствительн о бы ла мальчиком. К огда девочка подросла, она вы п олн яла только м уж ские работы (косила, ко п ал а, п еревози ла гр у зы ). П осле см ерти отца в 1922 г.

она стал а главой дом а. В 1940 г. она в зя л а к себе восьм илетнего п лем ян ­ ника Алю, чтобы он рос около «дяди» и н асл ед овал потом «его» им у­ щество '.

2. В селе Д они Ц рни Б рег (в окрестностях известного средневекового м онасты ря Д ечан е, автономный край К осово и М етохия С оци али сти че­ ской Республики С ербии) в семье Л ю ш в 1902 г. род и л ась ч етвертая дочь Хира, а после нее — трое сыновей. Х ира вы росла и, по м у су льм ан ­ скому обычаю, н ач ал а зак р ы в ать лицо, родители у ж е сосватал и ее. Но когда ей исполнилось 15 лет, у нее ум ер отец и дом о стал ся без главы семьи и муж ской рабочей силы, т а к к а к б р ать я были м алолетним и. Тогда Хира реш ила стать тобелией. М ать зап р ещ ал а ей д ел ать это и у го в ар и ­ вал а выйти зам у ж, но Х ира остал ась непреклонной. О реш ении известили ж ениха;

тот вскоре ж ени лся на другой. С тех пор Х ира с т а л а вы полнять преимущ ественно м уж ские работы и носить м уж скую одеж ду, причесы ­ ваться по-мужски, но при этом сохран и л а ж енское имя. С ей час она хо­ рош о и искусно работает, вы полняя и м уж ские, и ж енски е работы. О на не р аскаи вается в принятом обете, напротив, она д а ж е гордится тем, что д ал а возм ож ность безбедно р асти м ладш им б ратьям. Е е б рат Ук 1 М. Б а р j а к т а р о в и h, П рилог проучава& у тобелщ а (заветованих девсрака), «Зборник филозофског ф акултета у Београду», I, 1948, стр. 343—353.

Травестизм у черногорцев и албанцев (В \к ;

), вм есте с которы м ж и вет Хира, очень ценит, у в аж а ет ее и благо­ д ар ен ей за сам опож ертвование.

3. В селе П олян ц ы (К осово и М етохия) ш естн адцать лет назад ж ила п яти десяти л етн яя С али Н ази р. В месте с трем я сестрам и и маленьким оратом она, уж е зас в а тан н а я, рано остал ась без отца. Чтобы заменить б р ату и сестрам отца, она реш ила стать тобелией. С тех пор она стала Рис. 1. Д рко Мемич с матерью и иле- Рис. 2. Хира Люш с братом Вухом мянником (1966 г.) вести себя по-м уж ски и в зя л а м уж ское имя. Ж енщ ины -м усульм анки, ко­ торы е ее не зн али, п р ятал и от нее лицо, к а к и от других неизвестных муж чин. С естры ее вы ш ли зам у ж, а б р ат ж ени лся. С ал и до смерти ж и л а вм есте с братом и д а ж е бы ла главой дом а 2.

4. В 1926 г. в семье Х ам зы и Д ж ел и м и Ю пи из села Н иш ора н едалеко от П р и зр ен а р о д и л ась четвертая дочь. Р оди тели были очень огорчены, т а к к а к хотели иметь сы на. П оэтому отец распустил слух, что родился м альчик и ребенку д ал и м уж ское имя — Д ал ю ш. О тец рано умер, но все ж е Д ал ю ш росла в м уж ском общ естве, п риобретая муж ские при­ вычки. В 1944 г. Д ал ю ш, к а к и другие молодые лю ди, бы ла п ризвана в арм ию и вместе со своей воинской частью д о ш л а до Триеста. У ж е после второй мировой войны в С копле, во врем я болезни, откры лось, что Д а ­ лю ш не м уж чи на и она бы ла д ем об и ли зован а. Вернувш ись домой, она п р о д о л ж ал а носить м уж скую од еж д у и вести себя к а к м уж чина. М еж ду тем в селе, разу м еется, н ач али говорить, что на самом деле Д алю ш — ж енщ ина. Н аконец, в 1951 г. Д алю ш вы ш ла зам у ж за А слана Аземия.

М ать бы ла очень огорчена зам уж еством своего «единственного сына».

Сейчас Ф ати м а (п р еж н яя Д ал ю ш ) носит ж енскую одеж ду, д а ж е серьги, и имеет двоих д е т е й 3.

2 Т. В у к а н о в и Ь, Вирцине, «Гласник My3ej а Косова и Метохщ'е», VI, Приш­ тина, 1961, стр. 91.

3 М. Б а р ] ' а к т а р о в и Й, Проблем тобе.тц а, «Гласник Егнографског музе]'а у Београду», кн. 28—29, 1966, стр. 275—'276.

9 С оветская этн о гр а ф и я, № М. Баряктарович И з приведенных примеров видно, что «вирдж иной», или тобелией, мо­ ж ет стать девуш ка по ж елани ю своих родителей, чтобы иллю зорно з а ­ менить им сына, или у ж е в зр о сл ая девуш ка по своей собственной воле.

Но в прош лом среди тобелий оказы вал и сь и девуш ки, которы е хотели, ж ить более свободно, вдовы, разведенны е, разоч арован н ы е или покину­ тые своими ж енихам и девуш ки и, наконец, те, которы е не могли выйти зам у ж. П ричины и мотивы этого явлен и я были очень разн ооб разн ы. Н екоторы е из тобелий упорно скры вали, что они ж енщ ины, другие не скры вали, со х р ан яя ж ен ­ скую о д еж д у и имя.

Н а тобелий во многом похож и девуш ки-католички из Северной А лбании, кото­ рые яв л яю тся чем-то вроде монахинь. И н ач е говоря, д е­ вуш ка, не ж е л а в ш а я идти за м у ж за п арн я, за которого ее п росватал и родители, мо­ гл а пойти к св ящ ен н и к у ^ и тот о тр езал ей косу, н ад евал на нее м уж ское п латье и д а ­ в ал м уж ское имя 4. О собен­ но часты так и е случаи были с девуш кам и из богаты х семей, которы м бы ло ж а л к о р ас став ать ся с родительским имущ еством. Это имущ ество, б л а го д а р я таки м м он ахи ­ ням, в дальнейш ем стрем илась зап олучи ть церковь. М нение И. Х ана о том, что таким способом девуш ки и збегали зам у ж ес тв а с’ парням и мусульманами, за которы х их за с в а та л и р о д и т е л и 5, поверхностно, а мож ет быть и тенденциозно.

* * * П роисхож дение «тобелий» зан и м ал о многих ученых. Г оворя о сущ е­ ствовании этого явления среди сербов, Т. Д ж о р д ж ев и ч отм ечал, что ко­ гда у супругов нет сыновей* они стрем ятся обрести их лю бы м спо­ собом, и тогда случается, что девочку п ереодеваю т м альчиком 6. В статье о таких девуш ках у алб ан ц ев Т. Д ж о р д ж ев и ч у к а за л, что причина этого явления в том, что они д аю т «обет» 1.

Д в а д ц ат ь лет н азад я сам, приводя подробны е сведения об одной тобелии, причину длительного сущ ествования этого явл ен и я видел в з а ­ боте о том, чтобы сохранить влад ен и я и дом к а к известное целое (хотя бы только д л я одного п околен ия), сохранить и п о д д ер ж ать культ п р ед ­ ков и связан ны е с ним культы дом а и зем ли 8.

М арьян а Гушич, сн ачала счи тавш ая этот обы чай «реликтом » п атри ­ архального о б щ е с т в а 9, уточняя свои выводы, п оп ы тал ась яснее пока 4 Б. Н у ш и h, С К осова на сине море, Б еоград, 1902, стр. 81—82.

5 J. Г. Х а н, П у то в а а е кроз поречину Д р и н а и В а р д а р а (превод с немачког М. И ли h a ), Београд, 1876, стр. 51—52.

6 Т. 5 о р 1) е в и h, Н аш народни ж ивот, II, Б еоград, 1930, стр. 5.

7 Там же, VI, Београд, 1932, стр. 62.

8 М. Б а р j а к т а р о в и h, П рилог проучавагьу тобелтца, стр. 351.

9 М. Г у ш и б, Етнографски приказ П иве и Дробньака, «Етнолош ка библиотека», 10, Загреб, 1930, стр. 10—.11.

Травестизм у черногорцев и албанцев за т ь причину д ли тельн ого сущ ествования этого явления. О пределяя вре­ м я его возникновения, М. Гушич подчеркивает, что этот институт нужно и скать в доэлли нском палеосредизем ном орском культе «вирго» («дев­ ственниц») 10.

П оследним из ю гославских этнологов, заним авш ихся происхожде­ нием «вирдж и н а», был Т. В уканович. С вязы вая генезис этого явления с леген д арн ы м и ам азо н кам и и эпохой м атр и ар х ата, он утверж д ал, что на Б а л к а н а х оно бы ло ун аслед ован о от иллирийцев п. А лбанский уче­ ный Е. Ч абей то ж е н азы вал тобелий а м а з о н к а м и 12, М. Филипович т а к ж е св язы в ал происхож дение этого явлен и я с ам азон кам и и м атри ­ ар х ато м 13.

В се эти то л ко ван и я зас л у ж и в а л и бы подробного критического обзора.

Н о это н евозм ож но сд елать в так ом м аленьком сообщении. С каж ем лиш ь несколько слов по поводу мнения, что тобелии — переж иток древних времен. В о-первы х, нам к аж ется, что М. Гушич соверш енно неправа, свя­ зы в а я появление вирдж иний с культом вирго. Очень трудно сейчас у ста­ новить — сколько было свящ ен нослуж и тельн и ц в С редиземноморье в до элли н ское врем я, ещ е труднее говорить о распространении среди них кул ьта вирго. В о-вторых, связь тобелий с легендарны м и ам азон кам и и их «особы м об р азо м ж изни» к а ж етс я нам невозмож ной по методологиче­ ским сооб раж ен иям.

Б а л к ан ск и е тобелии — не столько какой-то реликт преж них «женщин воинов», сколько ж и во е и р еальн ое явление, соответствую щ ее потреб­ ностям семейных и родовы х коллективов поздних времен.

М ож н о с уверенностью ск азать, что письменны е сведения о тобелиях п оявляю тся только в XIX в. К ром е того, сам о содерж ан ие этого понятия достаточно р астяж и м о. Тобелией м огла стать и вдова;

тобелия могла п озж е выйти зам у ж, если исчезли причины, по которы м она д ал а обет.

Н акон ец, роль тобелий, к а к некоего общ ественного института в б а л ­ канских плем енны х общ ествах бы ла четко определена. М естный кол­ лекти в п р и зн ав ал тобелию муж чиной, если она н астаи в ал а на этом.

О д н ако, когд а она у м и р ал а, ее хоронили так, к ак принято хоронить ж енщ ин у i4.

Ч тобы объясни ть это явление, нуж но учесть то, что в племенном об­ щ естве А лбании и Ч ерногории каж д ы й человек был неотъем лем ой частью своего ко л л ек ти ва (рода, села, плем ен и ). И к а к индивид он чувствовал тем больш ую силу, чем многочисленнее и сильнее был его коллектив.

В сл у ч ае необходимости он д олж ен был безусловно и безоговорочно ж е р т в о в ат ь собой ради коллектива, точно так ж е к а к мог рассчиты вать на его помощ ь и защ иту. К ром е того, в племенном общ естве ж ертвовать собой счи талось не только об язател ьн ы м, но и прекрасны м и гуманным.

Д евуш ки, д авш и е обет б езб рач ия, ж ер тво в ал и собой ради малолетних б ратьев или р еж е — ради стары х родителей.


У ал б ан ц ев и черногорцев был тверды й обычай, по которому старш ие (родители или б р ать я) договари вал и сь о б раках, не спраш ивая согласия молодых. У ал б ан ц ев почти до наш его времени родителям за девуш ку д ав ал и д а ж е известную м атери альн ую компенсацию — выкуп. Эти два 10 М. Г у ш и Й, О с т а ^ и ц а — тобели]’а — вирцина као друшт.вена noja.Ba, «Tpefm конгрес ф олклориста JyrocyiaBHje», Цетигье, 1958, стр. 59—60.

1 Т. В у к а н о в и Й, Указ. раб., стр. 80, 83, 98.

12 Е. 4 a 6 e j, Ж и вот и о б ы ч ай А рбанаса, «Киьига о Балкану», I, Београд, 1936, стр. 309.

13 «Гласняк Етнографског института САН», I, Београд, 1952, стр. 616.

14 М. Б а р j а к т а р о в и Й, П рялог проучавагьу тобели]'а, стр. 34G 9* М. Баряктарович обстоятельства "Смогли побудить девуш ку принять реш ение не вступать в брак. Р еш ен и е стать тобелией часто оп равды вал ось социальны м и или гум анны м и гмотявами, а истинные причины скры вались.

Следовательно, благоприятны е условия д л я д лительного сущ ествова­ ния то’белий как явлен и я созд авал и следую щ ие ф акторы : го р азд о более значительная роль мужчин в племенном общ естве;

более тяж елое, по сравнению с м уж чинами, полож ение ж енщ ин;

м оральн ы е устои общ е­ ства, каж ды й член которого д олж ен ж ер тво в ать собой ради своего к о л ­ лектива;

еж ед н евн ая и дей ствительн ая потребность в более свободной рабочей силе. Это привело к тому, что ж енщ ины вы ступали в рол и м у ж ­ чин. К ороче говоря, реальн ы е условия и конкретны е потребности общ е­ ства сформ ировали и сохранили это общ ественное явление, которое сре­ ди черногорцев и алб ан ц ев дож и ло до наш их дней. И оно сущ ествует не к ак некая окам енелость, а к а к вы раж ен и е н еразви ты х эконом ических отношений в этом п атр и архал ьн ом общ естве.

ВТОРАЯ ЕЖЕГОДНАЯ НАУЧНАЯ СЕССИЯ В ЛЕНИНГРАДСКОМ ОТДЕЛЕНИИ ИНСТИТУТА ЭТНОГРАФИИ АН СССР С 27 по 30 м ая 1968 г. в Л енинградском отделении И нститута этнографии им. Н. Н. М иклухо-М аклая АН СССР проходила вторая еж егодная.научная сессия Э та сессия бы ла посвящ ена 150-летию со дня рож дения К ар л а М аркса. Н а трех пленар­ ных заседаниях были заслуш аны доклады, раскрывающ ие значение трудов гениаль­ ного основополож ника научного коммунизма для этнографии и смежных с нею наук.

Конференцию откры л вступительным словом о вкладе М аркса в этнографию, о значении м арксизм а для этнографических исследований председатель Ученого Совета К. В. Ч и с т о в.

Выступивший первым Н. А. Б у т и н о в в докладе «К арл М аркс и этнография» по­ к азал, к ак М аркс, открыв всеобщий закон развития человечества, материалистическое понимание истории, поставил тем самым этнографию на новые позиции. С тех пор в мировой этнографической науке существуют два главных направления — марксистское и бурж уазное, меж ду которыми идет острая идеологическая борьба. В самом начале славной истории, пройденной марксистской этнографией, стоит К. М аркс, который внес важ нейш ий' вкл ад в этнографию к ак науку и значительно продвинул ее по новому, от­ крытому им пути. Д ал ее докладчик показал, как происходил переход этнографов на рельсы марксизма в нашей стране и ряде других стран,, отметив, что советская этногра­ фия возродила — при этом на новом, более высоком уровне — прогрессивные тради­ ции русских и зарубеж ны х этнограф ов и сф ормировалась не как одна из многих школ в этнографии, но как новый, исторически закономерный этап в развитии мировой этно­ графической науки.

Д о к л ад «Собственность на землю к ак основа ф еодализма у тувинцев-кочевников в свете учения К. М аркса о земельной собственности» прочитал JT. П. П о т а п о в. П ер­ в ая часть докл ада была посвящ ена обобщению итогов многолетнего изучения автором хозяйства и орудий труда, проводившегося с помощью историко-этнографического ме­ тода. Затем, опираясь на разработанное К. М арксом определение земельной собствен­ ности к ак социально-экономической категории, докладчик излож ил фактические д о каза­ тельства сущ ествовавш ей в прошлом ф еодальной земельной собственности у тувинцев.

Особый интерес в докладе представляет новый конкретный материал, впервые вводимый в историческое исследование. JI. П. П отапов определяет его как своеобразный народ­ ный статистико-экономический материал.

В. Р. К а б о сделал доклад «П роблема реконструкции прошлого по данным эт графии». Реконструкция пройденных этапов социально-исторического развития была и остается одной из основных задач марксистской этнографии. Однако, по мнению до­ кладчика, методологический уровень этой реконструкции еще недостаточно высок.

П оэтому соверш енствование методов использования данных этнографии для построения обобщ аю щ ей модели процесса изменения человеческого общ ества является нашей пер­ воочередной задачей. При этом следует руководствоваться следующими принципами:

во-первых, привлекая этнографические материалы о переж итках пройденных этапов общ ественного развития, необходимо, преж де всего, тщ ательно разобраться, действи­ тельно ли данное явление — лишь пережиток, и если это так, то пережиток какой именно эпохи в развитии человеческого общ ества;

во-вторых, пытаясь реконструиро­ вать прошлое по данным этнографии, следует привлекать материалы, стадиально "близ­ кие, т. е. относящ иеся к народам, 'располож енным по отношению к реконструируемому нами социально-историческому типу на возмож но более близком уровне общественного и культурного развития. Только совершенствуя свою методологическую базу, этногра­ 1 О первой сессии см.: Ч. М. Т а к с а м и, Н аучная сессия Ленинградского отделе­ ния И нститута этнографии АН СССР, «Сов. этнография», 1967, № 6.

Научная жизнь фия останется одной из основ науки о первобытном обществе, какой она и бы ла для основоположников марксизма.

И. И. Г о х м а н в докладе «Проблемы антропогенеза в трудах классиков марксиз­ м а и современная антропология» отметил, что М аркс и Энгельс, опираясь на научные достиж ения современного им естествознания, применив диалектический метод, р азр аб о ­ тали основы современной теории антропогенеза, обратив внимание на осознанный кол­ лективный производственный труд как основной движущ ий ф актор антропогенеза и момент, проложивший грань м еж ду стадом высокоразвитых обезьян и древнейшим человеком. В. И. Ленин дальш е развил теорию антропогенеза, дав периодизацию его стадий: стадо обезьян, берущих палки;

первобытные люди;

люди, объединенные в к л а ­ новые общества. Знаменательно, что все последующ ие палеоантропологические и архео­ логические открытия со времен М аркса и Э нгельса полностью подтвердили основные положения их теории эволюции человека и становления человеческого общ ества. В з а ­ ключение Гохман охарактеризовал основные направления и успехи современной антро­ пологии.

Б. Н. П у т и л о в посвятил свой доклад теме «К. М аркс и изучение славянского эпоса». Он раскрыл как важ ность общ етеоретических высказы ваний К. М аркса о н а­ родном эпосе и его истолкования памятников древнегреческого, германского эпоса и др., так и специальный интерес его к эпосу славянских народов.

На пленарных заседаниях был заслуш ан так ж е р яд других докладов: К. В. В я т к и н о й «К. М аркс о земле как средстве производства и пути образования частной собственности на землю и скот у кочевых народов Ц ентральной Азии», Д. А. О л fa д е р о г г з «О патронимии», М. К. К у д р я в ц е в а «К. М аркс и проблемы социально­ го строя средневековой Индии», А. М. Р е ш е т о в а «Этнографические аспекты проб­ лемы социальной роли эмиграции в работах К. М аркса и Ф. Энгельса», Л. С. К л е й н а (истфак Л ГУ ) «С вязь археологии с этнографией по К. М арксу и современная наука», А. Д. С т о л я р а (истфак Л ГУ ) «Тезисы К. М аркса о первичном «производстве идей (в связи с проблемой ранних форм идеологических воззрений)».

Н а сессии работали две секции: «Этнография зарубеж ны х народов» (руководи­ т е л ь — Д. А. О л ь д е р о г г е ) и «Этнография народов СССР» (руководитель — С. В. И в а н о в ) ;

на них было заслуш ано свыше 40 докладов.

Наибольш ее число выступлений было посвящено анализу социально-экономических отношений у различных народов. Д. И. Т и х о н о в в своем докладе говорил о значе­ нии трудов К. М аркса для изучения социальной организации древнего общ ества Ц ен­ тральной Азии. П роцитировав высказы вания М аркса о первых классовы х общ ествах на Востоке, докладчик отметил дискуссионный характер даваем ы х исследователями оценок классового общ ества Ц ентральной Азии в первые столетия нашей эры. Н е признавая это общество феодальным, Тихонов в то ж е время отмечает слабость аргументации тех ученых, которые характеризую т его как рабовладельческое, не видя тех отличительных черт древнего центральноазиатского общ ества, которые обусловлены этническими, исто­ рическими и географическими особенностями. Вместе с тем автор не склонен связы вать характер этого общ ества с азиатским способом производства.

A. И. С о б ч е н к о на этнографических данных конца XIX — начала XX в. подверг анализу.историю развития обмена в родоплеменных и докапиталистических классовых общ ествах бассейна Конго. А. И. М у х л и н о в прочитал д о к л ад «Возникновение част­ ной собственности на землю во Вьетнаме».

Ю. В. М а р е т и н выступил с докладом «Община соседско-большесемейного типа (на примере нагари у минангкабау, З ап ад н ая С ум атра)». Этот тип общины являет собой пример такой социальной структуры, в которой сосуществуют крупные, генеало­ гические в своей основе коллективы (например, большие семьи), образуя территориаль­ ное единство (общину). Д окладчик предлагает рассм атривать ее как самостоятельную стадию развития общины, на пути от родовой к сельской общ ин е2. Тема выступления С. А. М а р е т и н ой — «Деса, бан дж ар и субак на Бали». Д еса, бан дж ар и субак — основные территориальные группы балийцев, которые в совокупности составляю т об­ щину как социально-экономическую единицу. Д еса, например, п редставляет собой дере­ венскую общину, она охваты вает одну деревню;

бан дж ар — ее подразделение;

субак — объединение владельцев заливных рисовых полей, орош аемых водой из одного и того ж е источника.

B. П. К у р ы л е в выступил с докладом «К вопросу об общ инных отношениях в современной турецкой деревне», Р. Я. Р а с с у д о в а — «К вопросу об истории общины в Средней Азии», Ф. А. С а т л а е в — «С ельская общ ина кумандинцев во второй поло­ вине XIX — первой четверти XX века». О пираясь на лингвистические и этнографические данные, Г. Д1. В а с и л е в и ч в своем докладе вы сказала несогласие с точкой зрения 2 Различные точки зрения по данному вопросу см.: А. М. Р е ш е т о в, Общ ина у ли­ су в первой половине XX в., сб. «Община и социальная организация у народов Восточ­ ной и Юго-Восточной Азии», Л., 1967, стр. 55.

Научная жизнь Б. О. Д олгих о наличии нескольких племен среди эвенков к северу от Нижней Тун­ гуски 3.

Д о к л ад Н. А. Б у т и н о в а был посвящен анализу форм послебрачного поселения.

Д о кл адч и к предлож ил различать в рам ках патрилокальности и матрилокальности по две формы: патри- или матриродовой и патри- или матрисемейный брак. Уточняя тер­ минологию, он считает, что следует такж е говорить о вирилокзльноспи (переходе ж ены в малую семью м уж а) или уксорилокальности (переходе м уж а в малую семью ж ен ы ), нужно различать вириматриродовой и вириматриеемейный брак. Соответ­ ственно при переходе м уж а в общину ж ены следует говорить об уксорипатриродовом и уксорипатрисемейном браке. В ыделяю тся так ж е авункулокальный (мужчина до бра­ ка переходит ж ить в семью дяди по матери и берет себе ж ену извне), дислокальный, билокальны й (супруге ж ивут поочередно у своих родителей), амбилокальный (в з а ­ висимости от ж елания ж ена поселяется в доме м уж а или наоборот), неолокальный (м олодые супруги уходят от родителей и ж ивут отдельно самостоятельным хозяй­ ством) формы брака. Говоря о стадиальной последовательности, докладчик выразил мнение, что стадиальны не столько сами формы, послебрачного поселения, сколько, п реж д е всего, те социальные структуры, с которыми они связаны.

Р я д докл адов был посвящен социологической тематике. Таковы, например, сооб­ щ ения С. А. А р у т ю н о в а «Особенности урбанизации Японии», И. П. Т р у ф а н о в а «П онятие бы та в марксистской социологии», Ч. М. Т а к с а м и «Процесс вовлечения в промыш ленность малы х народов С евера (по м атериалам Н иж него Амура и С ахалина)», Н. В. Ю х н е в о й «К вопросу об удовлетворенности работой рабочих-горняков Урала (по м атериалам анкетного обследования)».

П роблем ам истории религии было посвящено д ва доклада. Ю. В. И о н о в а вы­ ступила с сообщением «К. М аркс и некоторые вопросы религии (на м атериалах религии корейцев)». О сновываясь на положении М аркса о том, «что с каж ды м великим историче­ ским переворотом в общ ественных п орядках происходит так ж е и переворот в воззре­ н иях и представлениях людей, а значит и в их религиозных представлениях» 4, она про­ сл еж и вает эволюцию религиозных воззрений в Корее. Если утверж дение буддизма не вы звало переворота в верованиях корейцев, то это объясняется сохранением старых общ инных и племенных бож еств, т. е. предопределено социально-экономической струк­ турой корейского общ ества.

К. Д. Л а у ш к и н расск азал в своем докладе о деревянном идоле из Старой Л а ­ доги. По мйению докладчика, сопоставление признаков бож ества, воплощенного в идо­ ле, с признаками и функциями славянского бога грозы дает основание атрибутировать деревянную ф игуру из С тарой Л адоги к ак изображ ение П еруна.

А нтрополого-археологическая тем атика была представлена четырьмя докладами:

В. В. Г и н з б у р г а «О развитии южносибирского антропологического типа», Л. А. И в а н о в о й «К вопросу об определении Афанасьевской культуры», Т. А. П о ­ п о в о й «Костяные орудия труда трипольского поселения П оливанов-Яр», Л. Г. Н е ­ ч а е в о й «П роисхож дение осетинских погребальных склепов и этногенез осетин».

П роблемы этногенеза рассматривались так ж е в докладах Л. В. X о м и ч «Этнические процессы (к вопросу о предмете и методике исследования)» и Р. Ф. И т с л «Основ­ ные проблемы этнической истории народов Ю го-Восточной Азии». О современных этни­ ческих процессах говорила Т. В. С т а н ю к о в и ч в докладе «К вопросу о взаимовлия­ нии культур (по м атериалам декоративного искусства восточнославянского* населения К азах стан а)». Вопросам искусства были посвящены доклады С. В. И в а н о в а «К вопросу об интерпретации сю жета «борьба зверей» в искусстве скифского и гунно сарм атского времени», Л. И. С м и р н о в о й «Сюжеты миниатюрной скульптуры коря­ к о в » ^. Е. Ф р а д к и н а «Опыт изучения палеолитических изображ ений из Костенок 1».

Н есколько докладов были посвящены проблемам исторической этнографии.

Т. А. Б е р н ш т а м прочитала д о к л ад «Поморский промысловый календарь X V III— XX вв.» В процессе освоения русскими приполярных зон Европейского Севера на побе­ реж ьях Белого моря сф ормировалась особая группа великорусского населения — помо­ ры, главным занятием которых стали морские промыслы. Н а основе преж де известного поморам земледельческого календаря и вновь познанной стабильности сроков проведе­ ния того или иного.промысла у них слож ился особый промысловый календарь как в а ­ риант общ ерусского народного календаря.

Н. И. Г а г е н - Т о р н подвергла этнографическому анализу «темные места» в «Сло­ ве о полку Игореве». По мнению докладчицы, концовка «Слова»: «Солнце светится на небеси, Игорь —князь в Русской земле» — не авторский текст, а ц итата из Бояна, вос­ певшего родоначальника династии И горя Рюриковича. Э та цитата из Б о ян а понадоби­ лась автору «Слова» для противопоставления И горя Северского — «внука», разбившего единение Руси, Игорю Рюриковичу, объединителю восточнославянских племен, которо­ му пели славу на Д унае. Боян, по мнению Н. И. Гаген-Торн, — это болгарский ученый 3 См. Б. О. Д о л г и х, О бразование современных народностей Севера СССР, «Сов.

этнография», 1967, № 3.

4 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, Соч., т. 7, стр. 211.

136 Научная жизнь книжник, прибывший на Русь в XI в. и воспевший князей по византийско-болгарскому канону. Автор «Слова» полемизировал с православны м каноном и в литературной по­ лемике упоминал имена славянских богов.

О значении эфиопской хроники XVI в. «И стория галла» к ак этнографического источника, особенно для изучения системы возрастны х классов «гада», р ассказала в своем сообщении К. П. К а л и н о в с к а я. М. А. Т о л м а ч е в а проанализировала р а з­ личия практической и теоретической традиций в средневековой арабской географии.

О. С. Т о м а й о в с к а я долож ила некоторые соображ ения в связи с периодизацией европейской работорговли в Западной Африке.

Три доклада были посвящены вопросам этнолингвистики, использования данных языка для этнографического изучения народов. Это доклады Г. Н. Г р а ч е в о й «О зн а­ чении терминологии, связанной с погребениями, погребальными сооруж ениями народов Западной Сибири», Н. Г. К р а с н о д е м б с к о й «Этнографические памятники Львиной Горы как источник изучения истории сингальского язы ка» и В. С. С т а р и к о в а «Опыт составления формально-функционального словаря киданьских текстов X I—X II вв.

на основе их машинной обработки».

Ряд выступлений был связан с коллекциями или изучением истории М узея антро­ пологии и этнографии АН СССР. Это доклады Т. Д. Р а в д о н и к а с «Курдский м уж ­ ской головной убор первой половины XIX в. (по м атериалам М А Э)», Р. А. К с е н о ф о н т о в о й «К вопросу об истории японской столовой утвари», Т. К. Ш а ф р а н о в с к о й «Описание Петербургской Кунсткамеры французскими путеш ественниками конца X V III в.»

Д оклад Р. В. К а м е н е ц к о й был посвящен анализу библиографической работы ж урнала «Советская этнография» (1926— 1967 гг.).

Проведение ежегодных научных сессий в Ленинградском отделении И нститута эт­ нографии становится доброй традицией. Сессия прош ла интересно, вы звав внимание и вне стен Института: заседания посещали сотрудники Университета, Э рм и таж а, Госу­ дарственного М узея этнографии народов СССР, И нститута археологии А Н С СС Р, Ин­ ститута народов Азии АН СССР и других учреждений. Д оклады ввели в научный обо­ рот большой новый оригинальный м атериал. Сессия стимулировала научный рост молодежи Института, выступившей с интересными сообщениями. Вопросы, обмен мне­ ниями в прениях еще больше подчеркивали творческий характер сессии, дискуссионный характер некоторых высказанных положений, свидетельствую щ их о новых поисках в науке. Громадную организационную работу по подготовке сессии проделала комиссия в составе Л. И. Л аврова (председатель), К. В. Чистова, С. Б. Ф ар ад ж ева, Ч. М. Т ак­ сами, Т. А. Поповой. К конференции была и здан а брош ю ра с тезисами докладов го­ дичной научной сессии.

Однако в подготовке и проведении сессии были и недостатки. Секции заседали од­ новременно, а потому многие участники сессии не смогли прослуш ать интересую щие их доклады. М ож ет быть, целесообразно продумать вопрос о тематическом составлении программы, т. е. секции организовывать по проблемам. С ледует добиваться максималв— ного привлечения сотрудников к участию в следующих сессиях, т а к к ак выступление на сессии — действенная форма отчета о проделанной научной работе.

В Ленинградском отделении И нститута этнографии составлен перспективный план проведения такого рода конференций на ближайш ий период. В частности, сессию 1970 г. предполагается провести под девизом «В. И. Ленин и проблемы этнографии».



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.