авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«т"ы * ^Vi GOBE ТОКАЯ ЭТНОГРАФИЯ МЖ' ; Л№ / X -it'. ...»

-- [ Страница 7 ] --

А. М. Решетов СЕССИЯ «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СССР»

С 15 по 17 мая 1968 (г. в Д уш анбе проходила Всесою зная научная сессия, посвященная актуальным проблемам истории национально-государственного строитель­ ства в СССР. О рганизаторами сессии были О тделение истории А Н СССР, Комиссия по проблемам национальных отношений при секции общ ественных наук П резидиум а АН СССР, Научный совет по истории социалистического и коммунистического строи­ тельства в СССР, А кадемия наук Тадж икской С СР, Тадж икский государственный уни­ верситет им. В. И. Ленина.

В работе сессии приняли участие историки, юристы, правоведы, философы, социо­ логи, экономисты и этнографы большинства союзных и автономных республик. П рисут­ Научная жизнь ствовали представители Ц К КПСС, Ц К КП Тадж икистана и научной общественности республики.

С екретарь Ц К КП Т адж икистана И. Р. Р а х и м о в а во вступительном слове на открытии сессии отметала, что Советское социалистическое государство обеспечило небывалый расцвет национальной культуры народов СССР. П роблемы национально-го­ сударственного строительства вызываю т большой интерес не только в Советском Союзе.

К ним приковано внимание во многих зарубеж ны х странах.

Н а пленарных заседаниях было заслуш ано 4 доклада и 34 научных сообщения.

М. П. К и м (И нститут истории АН С С С Р) выступил с обобщающим докладом «О р азраб отке национальной проблемы в современную эпоху». Д окладчик призвал к изучению национального вопроса в трех аспектах: глобальном, внутрисоциалистиче еком и внутрисоветском. Задачи исследовательской работы, по мнению, М. П. Кима, состоят в преодолении узости проблематики в раскрытии эпохальных закономерностей в национальных отнош ениях в период перехода человечества от капитализма к социа­ лизму, коммунизму. Творческое сотрудничество всех.наций и народностей Советского Сою за, строящ их коммунистическое общ ество, образует единую межнациональную общ ность-—-советский народ. У-опехи его в реш аю щ ей мере зависят от сознательных усилий к аж д о й нации, от степени раскрытия ее творческих возможностей, ее м ате­ риальны х и духовных сил. В уяснении новых зад ач развития национальных отношений и в и х плодотворном решении большую роль призвана играть наука. В докладе были высказаны позитивные соображ ения, направленные на дальнейшую разработку проблемы. Всесторонний расцвет социалистических наций и их тесное сближе­ ние — это сложный и противоречивый процесс. Р азвитие национально своеобразного и интернационально общего — это две стороны единого закономерного процесса совер­ ш енствования социалистических национальных отношений в СССР. Но гармоническое сочетание этих двух сторон не исключает неангагонистических противоречий между ними, которые надо рассм атривать к ак способ преодоления существенных различий м еж ду нациями в процессе их сближения. П редостерегая против тенденции несколько преувеличивать быстроту процессов сближения наций, М. П. Ким подчеркивает, что в изучении расцвета и сближения наций необходимо дифференцированно подходить к разным категориям этнически-исторических общностей: малочисленным этнографическим группам, народностям и более или менее крупным нациям;

необходимо в этом процессе учиты вать различные сф еры жизни наций: экономику, политику, культуру, язык, быт я т. д. П ринципиально важным является соотношение национального и интер­ национального в форме культуры в ходе сближения наций. Расцвет и сближение на­ циональны х культур означает преж де всего р а зв и т и е. социалистического идейного со­ дер ж ан и я национальных культур и укрепления единства их идеологической и мировоз­ зренческой основы.

В докладе С. И. Я к у б о в с к о й (И нститут истории АН С СС Р) «Основные этапы и проблемы историографии национально-государственного строительства в СССР»

бы ла дан а общ ая характеристика периодов, основных итогов и задач научного иссле­ дования в данной области. Расш ирение проблематики и источников обогащ ало развитие советской историографии 1930-х — середины 1950-х годов, однако в трактовке проблемы национально-государственного строительства имели место принципиальные методологи­ ческие недостатки, вы раж авш иеся в иллю стративности использования источников, упро­ щенной, в ряде случаев прямолинейной трактовке исторического процесва, подмены ж ивой мысли цитатничеством. Все ж е историческая наука этого периода достигла опре­ деленных позитивных результатов в исследовании важ ны х проблем. Значительные твор­ ческие успехи в развитии историографии национально-государственного строительства были достигнуты после XX съезда КПСС. П лодотворному развитию истории содейство­ вало преодоление субъективизма и волю нтаризма на основе решений XXIII съезда КП С С и П ленумов Ц К КПСС. Крупным успехом развития советской историографии явилось опубликование исследований об образовании СССР и национально-государ­ ственном строительстве в Советском Союзе, историй союзных и автономных республик, подготовка к изданию двухтомника «История национально-государственного строитель­ ства в С СС Р в 1917— 1967 гг.». С. И. Я кубовская отметила, что ученым, занимающимся данной проблемой, необходимо в настоящ ее.время сосредоточить усилия иа дальней­ шем повышении уровня научных исследований, на воссоздании исторического процесса во -всей его динамике, сложности и конкретности.

А. В. Л и х о л а т (И нститут истории АН УС С Р) выступил с докладом «Создан и основные этапы развития национальной государственности народов СССР в эпоху строительства социализма». Д окладчик п оказал последовательное осуществление в на­ шей стране ленинской национальной политики, подчеркнув, что создание союзных и ав­ тономных советских республик, автономных областей проходило по непосредственному волеизъявлению самих трудящ ихся, руководимых большевистскими организациями и местными органами Советской власти. П ровозглаш ению автономных образований, как правило, предш ествовал разгром бурж уазно-националистических «правительств». При­ ближение Советов к массам, укрепление их кадрам и работников из местных националь­ ностей сделали Советскую власть понятной и близкой для всех трудящихся, в том чис­ Научная жизнь ле для самых отсталых в прошлом народностей. С оветская национальная государствен­ н о сть— необходимая политическая форма всестороннего экономического и культурного развития национальностей, которая учитывает процесс исторического, экономического, культурного и этнического развития народов и способствует уничтожению фактического неравенства ранее отсталых народов. Опыт национально-государственного строительства в эпоху социализма показал, что формы советской государственности достаточно р а з­ нообразны и гибки и охваты ваю т все разнообразие национальных особенностей наро­ дов СССР.

Д оклад С. А. Р а д ж а б о в а (Тадж икский университет им. В. И. Л енина) «Основ­ ные этапы развития национальной государственности народов Средней Азии в период строительства социализма и коммунизма» был посвящен характеристике своеобразия опыта создания и развития национальной государственности ранее отсталы х народов.

Докладчик подчеркнул, что при социалистической системе откры вается широкий простор для формирования и развития всех социалистических наций, создания национальной государственности. Одновременно социализм предполагает еще более тесное сближение и установление всевозможных контактов свободных и равноправны х наций м еж ду со­ бой, создание единого интернационального хозяйства, общей основы всей экономической жизни, политики, культуры, науки и т. д. Основные пути развития национальной госу­ дарственности в период создания развитого социалистического общ ества и строитель­ ства коммунизма обусловлены процессом превращ ения государства диктатуры пролета­ риата в политическую организацию всего народа и связанным с этим всемерным р ас­ ширением демократии, с ускоренным сближением социалистических наций, итогом кото­ рого является формирование в нашей стране новой исторической общности лю дей—ин­ тернациональной общности советского народа. Особенности национально-государственно­ го строительства связаны с национальными различиям и. Н а современном этапе советские республики по-прежнему остаются формой вы раж ения интересов наций и народностей, формой национальной государственности, поскольку существуют нации и народности.

Но действие национальных особенностей, проявление общ их закономерностей развития уж е иное, чем при переходе от капитализм а к социализму. В период развернутого стро­ ительства социализма усиливаются взаимное общение, сотрудничество и процесс все­ мерного сближения социалистических наций. Союзные республики все более становятся многонациональными. Расцвет и сближение советских республик — двуединый, взаим о­ связанный, взаимообусловленный процесс диалектического развития, содерж ание ко­ торого составляет укрепление и соверш енствование ф едерации в целом и к аж д о й со­ ветской республики в отдельности.

Г. Ф. Д а х ш л е й г е р (Ин-т истории АН К азС С Р ) в своем до кл аде остановился на литературе по проблемам национально-государственного строительства советского К азахстана.

Разнообразны ми по тематике были научные сообщ ения, в которых, н ар яд у с вопро­ сами национально-государственного строительства в С ССР, обсуж дались процессы трансформации материальной и духовной культуры, этнические и культурно-бытовые процессы современности, отраж аю щ ие практику социалистического и коммунистиче­ ского строительства в СССР.

B. А. А в р о р и н (И нститут язы ка, филологии и философии СО АН С С С Р, Н ово­ сибирск) посвятил свое выступление взаимоотношению лингвистики и культуры. Он подчеркнул, что сближение национальных культур народов С оветского С ою за не ведет к сближению их язы ков на данном этапе развития. Роль русского язы ка не устраняет и не ум аляет значения национальных язы ков народов Советского Сою за, которые р а з­ виваются и должны развиваться в будущем.

Л. Ф. М о н о г а р о в а (И нститут этнограф ии АН С С С Р) отметила, что несмотря на^сближение припамирских народностей за годы Советской власти с тадж и кам и в хо­ зяйственной и культурной ж изни, получение ими образования на тадж икском языке, становящ емся вторым родным языком этих народностей, их мож но рассм атривать в н а­ стоящее время как этнографические группы тадж иков. Они считают себя памирскими тадж иками, сохраняю т некоторые национальные особенности быта и родные языки (по данным переписи 1959 г., свыше 42 тыс. чел. назвали своим родным языком шугнан ский, рушанский, ваханский и другие памирские язы ки).

Ю. Ф. В о р о б ь е в (Институт экономики АН С С С Р) остановился на вопросе м е­ тодологии исследования развития и сближения наций. По его мнению, несмотря на большое число научных трудов в этой области, до настоящ его времени нет научного определения понятия национальной государственности. Н апример, различие в области экономики наклады вает отпечаток на национальное самосознание, на социальную струк туру. Выравниванием не исчерпывается процесс сближ ения в области экономики.

Сближение в области экономики представляет собою целый комплекс проблем, требу­ ющих различного методологического исследования.

C. Г. П о л я к о в (М ГУ) посвятил свое сообщение актуальны м вопросам формиро­ вания национальной общности. Д окладчик обратил внимание на то, что проблемы н а ­ циональной культуры могут быть успешно разработаны совместными усилиями истори­ ков, юристов, экономистов, этнографов и подчеркнул, что до настоящ его времени недо­ Научная жизнь статочно внимания уделяется изучению национальной консолидации. К исследованиям по данной проблеме необходимо привлечь ученых смежных отраслей знаний.

О. И. Ч и с т я к о в (М ГУ) подчеркнул, что в период повышения роли социологиче ских исследований нельзя замы каться в узких рамках специальности, надо искать и находить контакты с соседними науками, преодолевать препятствия, которые ограни­ чиваю т это сближение.

Больш ое внимание участников сессии привлекло обсуждение вопросов изучения на­ циональны х меньшинств. JI. В. М а л и н о в с к и й (Институт экономики СО АН СССР.

Н овосибирск) в сообщении «Н ациональные меньшинства как форма этнической общно­ сти» д а л определение национальных меньшинств как части нации или другой этниче­ ской общности, проживаю щ ей в отрыве от нее среди инонационального населения, но не потерявш ей еще национального самосознания, язы ка и общности культуры с ис­ ходной этнической общностью (или страной вы хода).

При определенных условиях эти этнические группы ассимилируются с большей или меньшей быстротой, сливаю тся с приютившим их народом или, наоборот, превращаются в самостоятельны е народности.

С. Н. Д ж у г у р ь я н ц (Чечено-Ингушский пединститут) отметил, что в отдельны случаях бурный процесс интернационализации населения республики, расширение ее территории (например Чечено-Ингушской А ССР) ведет к тому, что понятие «коренное население», употребляем ое лиш ь в отношении наций и народностей, давших имя автоно­ мии, теряет свое значение. М. В. Р у м я н ц е в (Чувашский пединститут) обратил вни­ мание на необходимость расш ирения исследований по истории общественного и семей­ ного быта, материальной и духовной культуры национальных меньшинств, не прожи­ ваю щ их в своей автономии. Это позволит полнее удовлетворять духовные запросы насе­ ления, ж ивущ его в инонациональных условиях.

В ряде сообщений, н аряду с общими вопросами изучения национальных отношений, рассм атри валась роль национального госудаоствя в этническом оазвитии народов, н а­ циональны х групп. М. Б. С а д ы к о в (К азанский университет) отметил, что нация как /о с о б о е социально-этническое образование вклю чает в себя органично связанные эконо­ мические, классовые, политические, идеологические, культурные, этнографические сторо­ ны общ ественной ж изни. О днако влияние национальной государственности на этниче­ ское развитие народов остается пока вне поля зрения ученых. Этот вопрос, находя­ щийся на стыке наук, м ож ет быть изучен посредством координации исследований.

Д. М а л а б а е в (И нститут истории АН Киргизской С СР) дал характеристику процесса ликвидации влияния пережитков родовых отношений среди киргизов в период социалистического строительства. Этот процесс был очень сложный, длительный, про­ ходил несколькими этапам и я осущ ествлялся различными методами. Если в первый период допускалось сохранение патриархально-ф еодальны х традиций, то по мере укрепления социалистического строя с ними велась последовательная борьба.

В своем сообщении Я ц е н к о (Институт истории партии при Ц К КП М олдавии) говорил о необходимости изучения национальных традиций с учетом миграции сельского населения в город и влияния города на материальны е и культурные потребности насе­ ления, на постепенное преодоление различий в этом меж ду селом и городом.

Н а сессии больш ое внимание было уделено конкретно-социологическим исследова­ ниям в области изучения национальных отношений. Л. М. Д р о б и ж е в а (Институт истории АН С С С Р) в своем выступлении подчеркнула, что такие исследования даю т возмож ность рассмотреть влияние национальных моментов на социальную мобильность в общ естве (на социальную структуру населения республик), а такж е проанализиро­ вать, в каком направлении социально-демографические факторы действуют на измене­ ния в сфере таких признаков нации к ак язык, национальная психология, национальное самосознание. Комплексный подход в изучении национальных отношений, применение конкретно-социологических исследований позволят успешнее решать проблемы, на­ ходящ иеся на стыке истории, экономики, философии, психологии, этнографии и др у ­ гих наук.

М ногие делегаты сессии участвовали в обсуждении методики проведения конкрет­ но-социологических исследований по проблемам национальных отношений (руководи­ тель В. А. А врорин). Выступавш ие обменялись мнениями по принципам выборки при проведении исследований, технике сбора м атериала и статистических приемов анализа материала.

В сообщ ениях X. Х абиева (К азанский университет), Г. А. Ш адж ю с (Институт исто­ рии АН Л атвийской С С Р ), М. Р. Ш укурова (Тадж икский университет), Г. X. Хайда­ рова (Л енинабадский пединститут), С. Я. П ахаева (Горно-Алтайский НИИ), Ю. Л. Аранчина (Тувинский Н И И ) говорилось об успехах национально-государственно­ го строительства в С ССР, о проблемах культурно-бытовых и этнических процессов со­ временности.

Участники сессии дали глубокий анализ разработки проблем истории национально­ государственного строительства в СССР, выдвинули новые нерешенные проблемы.

В ходе обсуж дения докладов и сообщений подчеркивалась необходимость координа­ ции ученых различных отраслей знаний, работаю щ их в области национальных от­ ношений.

Научная жизнь Рекомендации, принятые на сессии, предлагаю т: сосредоточить внимание на созда­ нии обобщаю щих трудов, раскрывающ их закономерности развития наций и националь­ ной государственности на современном этапе, характеризую щ их этот процесс во всей его сложности и динамике;

повысить уровень исследований, направленных против бурж уазной историографии национально-государственного строительства в С СС Р, пока­ зать международное значение советского опыта в разрешении национального вопроса.

Сессия рекомендовала Н аучному совету по истории социалистического и коммунисти­ ческого строительства в СССР продумать план издания трудов к 100-летию со дня рож дения В. И. Ленина, отраж аю щ их его роль в национально-государственном строи­ тельстве, расширить конкретно-социологические исследования по проблемам националь­ ных отношений и внести в ЦСУ предлож ения об издании сборников политической статистики.

Е. Шагалов ПЕРВАЯ ВСЕСО Ю ЗН АЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ОКЕАНИСТОВ И АВСТРАЛОВЕДОВ З а последние годы значительно ож ивилась р абота советских учены х-гуманитариев по изучению Австрало-Океанийского региона. Вышли в свет интересные труды этногра­ фов, историков, экономистов и ученых р я д а других специальностей. Но дальнейш ее развитие гуманитарных исследований А встралии и Океании сдерж ивалось известно»

разобщенностью меж ду специалистами по этому региону. О тсутствие четкой координа­ ции научных планов мешало организации комплексных исследований, в том числе мно­ гопрофильных экспедиций на судах Академии наук СССР.

Преодоление этой разобщенности, установление тесных контактов м еж ду учеными разных специальностей, критическая оценка достигнутого уровня исследований и вы ­ работка рекомендаций на будущ ее — таковы были цели П ервой всесоюзной конф ерен­ ции по изучению проблем Австралии и Океании, состоявшейся в М оскве 10— 12 июня 1968 г. Конференция была организована Институтом народов Азии АН СССР, и И нсти­ тутом этнографии АН СССР совместно с Советским национальным комитетом Тихо­ океанской научной ассоциации. В конференции участвовали сотрудники р яд а научных учреждений Москвы, Л енинграда и Х абаровска. П редседательствую щ ий, академик A. А. Губер, в своем вступительном слове подчеркнул важ ное значение этой научной встречи для развития океа-нйстики и австраловедения в нашей стране.

Институт этнографии был представлен на конференции шестью докладчикам и;

Н. А. Бутиновым, В. Р. Кабо, Л. Г. Розиной, И. К- Ф едоровой (Л ени н град), П. И. П уч­ ковым и Д. Д. Тумаркиным (М осква).

Н. А. Б у т и н о в в докл аде «Р од на Новой Гвинее» отметил, что наиболее ш ироко распространены на этом острове д ве формы рода, первая из которых с в язан а с р о д о ­ вой общиной, а вторая — с общиной гетерогенной. Зарубеж ны е этнографы назы ваю т эта формы соответственно local clan и phyle-w ide d a n. Д окладчик вы сказал мнение, что первая форма рода стадиально предш ествует второй.

В. Р. К а б о в своем докладе обрисовал в общих чертах историю австралийских аборигенов от заселения ими Австралии (около 30 тыс. лет тому н азад) до европей­ ской колонизации. При этом докладчик выделил три периода — ранний, средний и п озд­ ний, указав для каж дого из них приблизительные хронологические рамки. По мнению B. Р. Кабо, исследование этнографических комплексов, которые мож но рассм атривать как древнейшие по своему происхождению, позволяет осветить культуру п алео австр а­ лийцев значительно полнее, чем это возм ож но только на основе археологических д а н ­ ных. Комплексное изучение показывает, что в целом, несмотря на сохранение некоторых архаических элементов, аборигенная культура непрерывно р азвивалась. Этого развития, не мог остановить д а ж е пережитый австралийцами глубокий культурный кризис, кото­ рый был связан главным образом с катастрофическими изменениями природных усло­ вий в голоцене.

П. И. П у ч к о в остановился в своем докладе на разных аспектах этнической си­ туации на Фиджи, которая характеризуется преж де всего разнородностью этнической структуры и сложностью национальных взаимоотношений. Д окладчик подчеркнул, чго дальнейшее развитие этнической ситуации будет в значительной мере зависеть от по­ литического пути, по которому пойдет этот архипелаг.после получения независимости.

В заключение П. И. Пучков вы сказал свои соображ ения относительно перспектив язы ­ ков, распространенных в настоящ ее время на Ф иджи.

Л. Г. Р о з и н а рассказала о коллекции старинных предметов с острова Таити,, хранящейся в ленинградском М узее антропологии и этнографии. Эта уникальная кол­ Научная жизнь лекция состоит из вещей, частично подаренных русским властям Д ж. Куком, частично привезенных из кругосветного плавания Ф. Ф. Беллинсгаузеном и, возможно, О. Е. К о­ цебу.

Д о к л а д И. К. Ф е д о р о в о й «Космогонические мотивы в фольклоре острова П ас­ хи» был посвящен анализу отдельных экзотерических версий рапануйеких мифов и ле­ генд. К ак подчеркнула докладчица, верховные боги полинезийцев были известны и на острове П асхи. У казав на.несомненную связь рапануйской фольклорной традиции с ми­ фологией М аркизских островов, М ангаревы и некоторых других островов Полинезии, И. К. Ф едорова полем изировала с Т. Х ейердалом, который на XI Тихоокеанском науч­ ном конгрессе пы тался обосновать тезис о неполинезийском характере религии раиа нуйцев.

В докладе Д. Д. Т у м а р к и н а «Тур Хейердал и проблема заседания Полинезии»

взгляды норвежского ученого были сопоставлены с результатами комплексных иссле­ дований, развернувш ихся н а островах Океании в последнее десятилетие. По мнению докладчика, эти исследования не подтверж даю т основных положений теории Хейерда­ ла и позволяю т предполагать, что полинезийская этническая общность возникла в i тыс. до н. э. на рубеж ах Меланезии с Полинезией из нескольких этнически неодно­ родных групп морских скитальцев, происходящ их из Ю го-Восточной Азии. Это не исключает древних исторических связей меж ду Полинезией и Америкой. Возможно, например, что один — два плота с американскими индейцами попали на остров Пасхи, -уйсе заселенный полинезийцами.

Э тнографическая и близкая к ней проблематика была представлена и в докладах •сотрудников р яд а других научных учреждений. Так, В. М. Б а х т а (Ин-т философии АН С С С Р) выступил с сообщением «М аори в современном новозеландском обществе».

П о мнению докладчика, в настоящ ее время происходит консолидация маорийской на­ родности, но в дальнейш ем она постепенно сольется с англоновозеландцами в единую нацию, которая унаследует часть культурных традиций маори.

Е. В. К о ч а н о в (И н-т восточных языков МГУ) предпринял попытку осветить осо­ бенности маорийских географических названий Новой Зеландии с точки зрения их линг­ вистической структуры. Д окладчик пришел к выводу, что анализ маорийской топони­ мики не позволяет выделить иноязычный (домаорийский) топонимический слой. Это согласуется с результатами новейших археологических исследований, ставящих под сомнение наличие на Н овой Зеландии домаорийского этнического субстрата.

В док л ад е М. С. Б у т и к о в о й (М узей истории религии и атеизма, Ленинград) были рассмотрены особенности религиозных движений в Океании после второй мировой войны. М. С. Бутинова рассказал а о распространении этих движений в океанийском островном мире, подчеркнула их ярко выраж енную антиколониальную направленность.

Затем бы ла прослеж ена эволю ция отдельных движений: ослабление в них религиозно­ мистических элементов, выдвижение на первый п лан экономических и политических требований, включение этих движений в общее русло национально-освободительной борьбы, приобретающей в Океании все более массовый и организованный характер.

Д о к л ад Я. Н. Г у з е в а т о г о (И н-т мировой экономики и международных отноше­ ний АН С СС Р) был посвящ ен современной 'демографической ситуации и перспективам •ее развития в Австрало-О кеанийском регионе. Д окладчик проанализировал различия в воспроизводстве -населения в Австралии и Новой Зеландии, с одной стороны, и на от­ сталы х в социально-экономическом отношении архипелагах Меланезии, Полинезии и М икронезии, с другой. Отметив, что в целом по.региону демографические проблемы стоят не столь остро, как в некоторых других районах мира, он все ж е предупредил, что значительно ускорившийся прирост населения м аж ет создать в будущем затруд­ нения н а некоторых островных территориях.

И з докладов, зачитанных сотрудниками И нститута народов Азии, три представляю т непосредственный интерес для этнографов: Н. С. Л е б е д е в а охарактеризовала со­ циально-экономические последствия деятельности австралийской сахарной монополии на Ф идж и, И. М. М е л и к с е т о в а рассмотрела особенности социально-экономического развития Новой Каледонии в послевоенный период, а Н. П. Р а в в а рассказала о сопротивлении народов Океании французской колонизации в XIX веке.

Б. А. В а л ь с к а я (Восточная комиссия Географического общ ества СССР, Ленин­ град) сообщ ила некоторые новые данные о попытках Н. Н. М иклухо-М аклая создать русскую вольную переселенческую колонию на островах Тихого океана. Д оклад был основан на материалах, хранящ ихся в ленинградских архивах.

Р я д докладов был посвящен истории и современному положению Австралийского •Союза, его экономике и внешней торговле.

Н. П. Л е т о в а (И н-т истории АН С С С Р) остановилась в своем выступлении на событиях второй мировой войны, способствовавших обострению англо-австралийских противоречий и создавш их условия для усиления экономических и политических пози­ ций американского империализма в Австралии.

К. В. М а л а х о в с к и й (Ин-т народов Азии) проанализировал основные особен­ ности азиатской политики Австралии в послевоенный период. К ак показал докладчик, в этой политике проявляю тся две тенденции: 1) выступать в роли «ассистента» США Научная жизнь по части военного подавления национально-освободительных движений -в Азии, 2) про­ водить более гибкий политический курс, предусматриваю щ ий развитие сотрудничества с «некоммунистическими» правительствами Азии для совместного подры ва освободи­ тельной борьбы народов этого континента и превращ ения Австралии в неотъемлемую, часть «великого азиатского сообщества».

Л. А. В с т о в с к и й и Л. А. О д е г о в а (Х абаровский комплексный научно-иссле­ довательский ин-т Сибирского отделения АН С С С Р) в своих д о к л адах рассмотрели возможности расширения экономических связей м еж ду СССР и А встралией в свете перспектив хозяйственного развития советского Д альнего Востока. Д окладчики под­ черкнули необходимость углубленного изучения этого круга проблем. А. П. Б а р а н о в (Ин-т народов Азии) рассказал о минеральных топливно-энергетических и металличе­ ских ресурсах Австралии и развитии горнорудной промышленности этой страны.

Д оклад В. М. А н д р е е в о й (Ин-т географии АН С СС Р) был посвящен особен­ ностям послевоенного экономического развития Н овой Зеландии. Н ар яд у -с дальней­ шим развитием и интенсификацией сельского хозяйства, особенно ж ивотноводства, здесь наблюдается ускоряющееся развитие промышленности, причем не только легкой и ил.

щевой, но и энергоемких отраслей (целлю лозно-бумажное производство, цветная и к а­ чественная металлургия), что определяется все более значительным использованием обильных гидроэнергетических ресурсов.

И. И. В а с и л е в с к а я (И н-т народов Азии) привела интересные данные об уси­ лении экономической экспансии Японии.в бассейне Тихого океана в 1965—Я968 гг.

Эта экспансия, по мнению докладчицы, характеризуется постепенным переходом от методов «двухсторонней помощи» к «помощи», осущ ествляемой на многосторонней основе, и в конечном итоге к методам «коллективной помощи». Это означает все бо­ лее активное участие Японии во всякого рода региональных соглаш ениях и ор­ ганизациях.

Е. Б. Ч е р н я в с к а я (И н-т н ародов Азии) проследила в своем докладе историю рассмотрения проблемы Западного И риана в ООН.

A. А. М у р а д я н (Ин-т п ародов Азии) выступил с докладом «Н екоторые.вопросы политики США в бассейне Тихого океана в американской историографии». П олемизи­ руя с американскими историками, он отстаивал тезис о том, что решаю щую роль в определении политики США в бассейне Тихого океана играли и играю т политические и военно-стратегические соображения.

В трех докладах рассматривался вклад ученых нашей страны в изучение стран бассейна Тихого океана.

Директор Арктического и антарктического ин-та Гидрометслужбы при Совете Ми­ нистров СССР А.

Ф. Т р е ш н и к о в (Л енинград) рассказал об истории советских ант­ арктических исследований и меж дународном сотрудничестве в А нтарктиде, которая за последние 10—15 лег фактически перестала быть материком загадо к и тайн. Совет­ ские ученые выполнили там огромное количество важ ны х работ по весьма обширной программе. В настоящее -время на ледовом континенте действуют пять советских науч­ ных станций. Государства, участвующие в исследовании А нтарктики, подписали в 1959 г. договор об использовании ее исключительно в мирных целях. Д оговор предус­ матривает такж е свободу.научных изысканий и м еж дународное сотрудничество уче­ ных в этом обширном районе. Антарктический договор, по мнению докладчика, может стать прототипом меж дународных соглашений в других областях 'научных исследова­ ний — в изучении Космоса, Луны и т. п.

B. О. Г у р е ц к и й (Географическое общ ество СССР, Л енинград) представил доклад «Русское топонимическое наследие в Океании как отраж ение открытий и ис­ следований отечественных мореплавателей XIX века». По собранным им данным/~~в Океании насчитывается 130 русских географических названий, из них 55 в Меланезии (51 — на Новой Гвинее), 38 в Полинезии и 37 в Микронезии. 85 таких названий можно найти на современных советских, а 60 — на иностранных картах. Д окладчик отметил, что на наших картах встречаются отдельные ошибки, а иногда и курьезы, когда.рус­ ские географические названия, заимствованны е не из первоисточника, а с зарубежных карт, даю тся в иностранном переводе.

3. К. К о н с т а н т и н о в а (Географическое общ ество СССР, Л енинград) сделала сообщение о географических исследованиях экспедиции Ф. П. Л итке на Каролинских островах.

С большим интересом были встречены выступления «бывалых людей» — ученых разных специальностей, посетивших в составе советских морских экспедиций острова Океании. Е. М. С у з ю м о в (зам. начальника О тдела морских экспедиционных работ Президиума АН СССР) сделал содерж ательный доклад «Полинезия на рубеж е 60-х годов». Тема сообщения Л. К. М о и с е е в а (И н-т океанологии АН С СС Р) — «М елане­ зия — заповедник неоколониализма». С. Д. С т е п а н ы н ц (И н-т зоологии АН СССР, Л енинград) представила доклад «Соломоновы острова и Фиджи (по личным наблю де­ ниям». Н. А. Б о г д а н о в (Геологический ин-т АН С С С Р) п оказал кинофильм, снятый им во время пребывания в Австралии.

Научная жизнь Засед ани я конференции проходили при большой активности присутствующих.

По р я д у докладов развернулись оживленные прения, причем некоторые их участники по сущ еству сделали целые сообщ ения. Так, И. А. Л е б е д е в (И н-т мировой экономики и меж дународны х отношений) вы сказал развернуты е соображ ения о политике Австра­ лии в Азии, Л. А. Ш у р (И н-т этнографии) выступил с обзором русских архивных ис­ точников по истории и этнографии тихоокеанских районов Америки и островов О кеа­ нии. И. К. Ф е д о р о в а, помимо упомянутого доклада, р ассказала о десяти загадоч­ ных «числительных», записанны х в 1770 г. Агуэрой на острове П асхи. К ак показывает анализ, этот испанский моряк ошибочно принял за числительные другие слова, не имею­ щие никакого отношения к десятичной системе счета рапануйцев.

П одводя на заключительном заседании итоги конференции, академик А. А. Губер отметил плодотворность.проделанной ею работы и вы сказал убеждение, что она явится заметной вехой в истории советской океанистики и австраловедения. А. А. Губер выра­ зил н адеж ду, что этнографы и ученые смежных специальностей смогут участвовать в экспедициях, посещающ их острова Океании на научно-исследовательских судах АН СССР.

Участники конференции приняли резолюцию, в которой намечены конкретные меры по дальнейш ему развитию гуманитарных исследований Австрало-Океанийского регио­ на. Реш ено проводить такие научные встречи ежегодно. Сборник докладов, представ­ ленных на конференцию, будет издан Главной редакцией восточной литературы и зд а­ тельства «Н аука».

Д. Д. Тумаркин КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ КРИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ И ОБЗОРЫ ИЗУЧЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО СТРОЯ У МАЛЫХ НАРОДОВ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ ИНДИИ Д л я исследователей общ ественных отношений в доклассовый и раннеклассовый период несомненный интерес представляю т племена и народности, населяю щ ие крайний северо-восток Индии — горные районы Ассама, ш тат Н агаленд и частично Манипур (бывшее княж ество). Это гаро, кхаси, микиры (горы центрального А ссам а), куки-чины (горы южного Ассама и М анипура), нага (Н агаленд и соседние горные районы М ани­ пура), ряд народностей, занимаю щ их ассамские предгорья Г и м а л а е в 1. Горы А ссама и Н агаленда, вместе с соседними горными областями Бирмы и И ндокитая, являю тся местом переплетения многочисленных языков, рас, культур. П одобная этническая пе­ ст р о т а — довольно обычное д л я пограничного горного района явление. Н а протяж ении многих веков волны последовательных миграций прокаты вались по этим территориям;

при этом на плодородных равнинах и в долинах рек к а ж д а я последую щ ая волна или частично поглощ ала предшествующую, или отодвигала на периферию, или сама р а с ­ творялась в ней. Таким образом, здесь в силу географических условий из разнородных по происхождению элементов синтезировались крупные этнические общности с отдель­ ными вкраплениями меньшинств. Д ревние пласты сохранялись в них чащ е всего лишь как одна из абсорбированных и растворивш ихся составных частей в новой сформиро­ вавшейся народности.

Иное дело — в горных районах. Сюда оказы вались оттесненными осколки многих популяций (мон-кхмеров, различных потоков тибето-бирманцев), которые сохранялись здесь в силу естественной географической изоляции. Э та картина очень наглядно пред­ ставлена на этнографической карте: среди обширных однотонных поверхностей — «лоскутные одеяла» горных районов.

Особенности исторического развития малы х народов Северо-Восточной Индии с в я ­ зывают их со многими этногенетическими и культурными процессами и явлениями за пределами Индии, в Восточной и Ю го-Восточной Азии. Такие вопросы, как монкхмер ская проблема (кхаси — единственный в Индии осколок древнего монкхмерского п л а ­ ста), направления и пути древних миграций тибето-бирманцев, ранние контакты н аро­ дов в ходе этих миграций являю тся общими д л я А ссама и Ю го-Восточной Азии. 'Воз­ можно,.в исторических судьбах народов следует искать причины склады вания разн ы х форм родовой организации у отдельных ассамских племен, там ж е, бы ть мож ет, леж ит ответ на одну из загадок азиатского континента: в чем причина удивительного с х о д ­ ства материальной культуры и антропологического типа ассамских нага и даяков с индонезийского о-ва К алимантан при разной языковой принадлеж ности и при порази ­ тельных д л я народов, стоящих на одном уровне развития, разли чи ях в ф ормах со ­ циальных институтов у нага до сих пор сохраняется, хотя и н а стадии разлож ения, родо-племенная структура, у даяк о в ж е не сохранилось ни малейш их ее признаков и уж е в начале нашего века была заф иксирована полная билатеральность)? Это имеет прямое отношение к дальнейш ему развитию социальных форм, но вопрос этот в выс­ шей степени труден для реш ения и требует комплексного подхода, т. е. привлечения материалов по всем народам Ю го-Восточной Азии с использованием данных истории, этнограф™, археологии, антропологии, лингвистики.

1 С. А. Б о л д ы р е в а ( М а р е т и н а) и Н. Р. Г у с е в а, Н ароды Ассамских гор, «Народы Ю жной Азии» («Н ароды мира. Этнографические очерки»), ДА, 1963, стр. 483— 507;

С. А. М а р е т и н а, М алы е народы А ссама (этнический состав), «Страны и н а ­ роды Востока», вып. V (И ндия — страна и народ), М., 1967.

Критика и библиография К сожалению, письменные источники, которые содерж али бы ранние сведения по общ ественному строю восточноиндийских национальных меньшинств, отсутствуют. Сами рассматриваем ы е народы своей письменности не имели, индийцы познакомились со своими восточными соотечественниками лишь в прошлом веке (мы имеем в виду более или менее достоверные сведения о горных н ародах). Старые индийские литературные памятники в лучшем случае содерж ат эпизодические упоминания об этих отдаленных, для самих арьев экзотических народах. Первыми.письменными источниками по данно­ му району являю тся исторические хроники на языке пали — так назы ваем ы е бу.ранджи.

Они принадлеж ат ахо.мам — представителям бирманских шанов, которые с X III в.

появились.в Ассаме;

этим ж е временем датирую тся и их хроники, а такж е сохраняв­ шиеся медные блю да со списками ахомских р а д ж е й 2. Хроники эти д л я нас практически недоступны;

мы не располагаем их публикациями, а те фрагментарные данные, которые приводятся в некоторых работах европейских исследователей, к а с а­ ются исключительно фактов политической истории и не имеют отношения к рассматри­ ваемой теме.

П ервы е более или менее систематические сведения о малых народах Ассама (Н а ­ галенд как особый штат тогда не сущ ествовал) и их общественной организации появи­ лись лишь в середине прошлого века, после аннексии британскими колонизаторами Ассама (1826 г.). Таким образом, возможности исследования по письменным источни­ кам очень ограничены, что крайне затрудняет анализ развития общественных инсти­ тутов у малы х ‘ ародов. Здесь «помогает» консервативность уклада их общин,,в резуль­ н тате которой многие старые формы социальной организации сохранялись на протяжении многих веков. Фактически изоляция гарных народов стала наруш аться лишь.в конце прошлого века, когда проникновение товарно-денеж ных отношений, а такж е усиление контактов с населением равнин стало ф орсировать и искаж ать естественный путь р а з­ вития социальной структуры малы х народов Ассамских гор. П оэтому те данные, кото­ рые заф иксированы авторами в конце XIX и на рубеж е XX в., позволяют бросить ретроспективный взгляд « а развитие традиционных общин и являются исходным пунк­ том д л я констатации дальнейш их изменений социальных форм.

В ся литература по социальной организации малых народов Северо-Восточной Индии.может быть подразделена на две основные тематические (отчасти и хроноло­ гические) категории: работы описательные, содерж ащ ие конкретный фактический материал по этнографии рассматриваемых народов, и работы исследовательские, даю ­ щие теоретическое объяснение отдельных институтов и явлений общественной струк­ туры. Естественно, первый этап составляли описания, с которых начинается любое этнографическое изучение.

П ервые более или менее систематизированные описания, содержащие, среди п ро­ чих материалов, отдельные сведения по социальной структуре малых народов Ассама, принадлеж али главным образом перу английских авторов, к ак правило, связанных с административным аппаратом Британской империи. Это — свидетельства очевидцев, которые, находясь на британской государственной службе, давали первую практиче­ скую информацию о положении в том районе, управление которым они должны были организовать. Таковы работы Э. Д а л ь т о н а 3, В. Х одгсона4 и некоторые другие. Эти первые исследователи А ссамских гор оказались в крайне сложных условиях: дикие, поросшие лесами горы, незнакомы е не только европейцам, но и большинству индийцев;

множество племен, настроенных чащ е всего враж дебно по отношению к икоземцам, племен, говорящ их на разных язы ках, отличных к ак от индоевропейских, так и от д р а­ видийских;

полное отсутствие каких-либо предварительных сведений относительно их численности, взаимоотношений,, обычаев и т. д. К тому ж е большинство авторов но имело достаточной специальной научной подготовки. Естественно поэтому, что первые работы представляли собой не более чем попытки хоть как-то разобраться в том слож ­ ном конгломерате народов, с которыми столкнулись европейские завоеватели.

Эти и многие другие трудности оказались на характере первых работ: чаще всего они посвящены не одному народу, а всем тем народам, которые встретились автору.

Работы носят сугубо описательный характер и очень фрапментарлы. П риводятся все сведения, которые удалось собрать автору, без какого-либо отбора, отсутствуют спе­ циальные разделы по отдельным темам. Н аибольш ее количество сведений относится к материальной культуре и религиозным воззрениям и обрядам. Наименее удовлетво­ рительно в них освещ ена социальная организация, ибо даж е для простого описания ее требуется более длительное знакомство с народом. Так, постоянно подчеркивается «дикость» ассамских племен («wild tribes»), отсутствие у них каких-либо законов и власти (каковы м представляется первым авторам коллективизм управления у горных 2 L. S h a k e s p e a r, H isto ry of U pper A ssam, U pper B urm ah and N.-E. Frontier, London, 1914.

3 E. D a 11 о n, D escriptive ethnology of B engal, C alcu tta, 1872.

4 В. H. H o d g s o n, E ssay th e first;

on th e Kocch, Bodo and D him al tribes, C al­ cutta, 1847.

10 Советская этнография, № Критика и библиография племен). П риводятся отдельные черты и явления, которые поразили внимание авто­ ров своей необычностью, например материнское право, многоженство, охота за го­ ловами.

Вместе с тем уже в этот ранний период освоения Ассамских гор делаю тся первые попытки,не только зафиксировать увиденное, но и наметить этнические связи меж ду отдельными племенами;

примером тому служ ат труды А. Б а с т и а н а — видного немец­ кого этнографа, одного из немногих неанглийских последователей А ссама этого перио­ да. В своей работе, посвященной народам бассейна Брахмапутры и ее притоков Бастиан при сопоставлениях привлекает и отдельные элементы общественной органи­ зации у различных народов. В целом ж е все эти ранние 'работы, при всей поверхност­ ности заключенных в них сведений, необходимы были для дальнейш их исследований в этой области: лишь после такого рода описаний стал возмож ен следующий этап — переход к изучению отдельных народов.

Описания монографического типа, посвященные конкретным народам, стали п ояв­ ляться в основном уж е в начале XX в. А вторами этих первых монографий являю тся либо, как и раньше, чиновники британской колониальной администрации (А. Плейфэр.

П. Гёрдон, Л. Ш експир), либо сотрудники различны х христианских миссий (С. Эндл).

Причина этого в тех трудностях, которые по-прежнему подстерегали исследователей в Ассамских горах. Речь идет как о труднодоступности этих мест в условиях лесного бездорожья, так и о политической напряженности. Отношения английских властей и местного населения носили отнюдь не мирный характер;

поэтому непосредственное общение с горными племенами было возможно лиш ь для ограниченного числа евро­ пейцев.

Объектами первых монографий являлись народы, географически более доступные — гаро (раббта А. П л е й ф эр а )6, кхаси (книга П. Г'брдона) 7 — самые западны е племена центральной горной гряды Ассама, за н и м и —-куки-чины (работа Д ж. Ш експира) 8 н др.

Эти работы представляю т собой несравненно более упорядоченные описания, чем пер­ вые сводные записи, хотя описательная сторона продолж ает преобладать. Но уж е был заверш ен труд Д ж. Грирсона «Лингвистический обзор Индии» (1904) 9, в котором на высоком научном уровне была дана систематизация всех язы ков Индии, вклю чая и тибето-бирманские и монкхмерские языки Северо-Восточной Индии (следует сказать, что в отношении интересующего нас района труд Грирсона до наших дней остается основополагающим во всех вопросах лингвистической и этнической классификации народов). Таким образом, появилась возмож ность выделить для исследования вполне четкие этнические единицы. В самих монографиях материал систематизировался по определенным тематическим разделам, причем порядок самих р азделов приобретает фиксированный характер. Так, появляю тся специальные главы, посвященные «законам и обычаям», где дается описание особенностей родовой и семейной организации.

Подход к проблемам общественного строя у всех авторов типичен д л я бур ж у аз­ ной этнографии и вы раж ается в односторонности исследования, в отрыве социальных институтов от экономических отношений и -в пренебрежении этими последними. Вся система производственных отношений оказы вается вне поля зрения авторов. Таким кардинальным вопросам социальной организации землевладельцев как формы зем ел ь­ ной собственности уделяется незначительное внимание. П реобладает материал по со­ храняющимся первобытнообщинным отношениям, особенно, по материнскому роду (у гаро и кхаси), а такж е сведения по вопросам семьи, брака, наследования. Однако и в этих вопросах много неточного: например, мат.рилинейная группа «мачонг» у гаро, по словам Плейфэра, имеет тотемистическое происхождение, а несколькими строками раньше тот ж е автор утверж дает, что мачонг «раньше был семьей» 10. В целом по рас­ сматриваемым работам характер общины представляется неясным: приводимые мате­ риалы говорят в основном о родовых институтах, а отдельные вскользь упомянутые факты указываю т на соседскую форму общинной организации. О днако каковы бы ни были недостатки первых монографических описаний ассамских племен, эти работы и сейчас остаются единственными общими описаниями данны х народов и продолж аю т служить основным источником информации для исследователей, обращ аю щ ихся к р а с ­ сматриваемому району. М атериал этот далеко не полный, к тому же в значительной мере устарел, и поэтому нуж дается в критическом подходе.

Л иш ь в 20-е годы 'начинается систематическое монографическое изучение самых восточных обитателей Индии — нага. Одновременно продолж ается исследование дру­ гих народов, в частности группы куки-чин. Это.работы Т. Д аса, Н. Пэрри, А. М ак 5 A. B a s t i a n, V olkerstam m e am B rah m ap u tra und v erw an d tseh aftlich e N achbarn, Berlin, 1883.

6 A. P l a y f a i r. The G aros, London, 1909.

7 P. R. G u r d о n, The K hasis, London, 1914.

8 J. S h a k e s p e a r, The L ushai Kuki clans, London, 1912.

9 G. A. G r i e r s о n. L inguistic survey of India, C alcu tta, 1904.

10 A. P 1 a у f a i г, Указ. раб., стр. 65.

Критика и библиография кола 1 и др. Опыт первых монографий не прошел даром. Б ы л накоплен значительный материал по многим народам, бы ла вы работана определенная методология этногра­ фического описания, была определена в общих чертах историческая роль основных народов в этническом развитии северо-восточной горной области. Все это обусловило значительно более высокий научный уровень этой серии работ, которые представляют собой как бы следующую ступень в описании горных народов Ассама. Наиболее пока­ зательны в этом отношении.работы по нага. В течение нескольких лет выходит серия превосходных монографий, которая охваты вает группу основных народностей нага.

Это книги Д ж. Х аттона по ангами и сема нага, Д ж. М иллза о лхота, ао и ренгма, У. С мита об ао, К. фон Ф ю рер-Хаймендорфа о восточных нага 12 и до. Перечисленные авторы — уж е не просто колониальные чиновники, а видные специалисты-этнографы, перу которых принадлеж ат многие научные труды по данному региону;

при этом Д ж. Х аттон в течение многих лет возглавлял Отдел этнографии при ассамском пра­ вительстве.

М онографии о нага построены по четкому, единому в основных чертах плану: вве­ д е н и е — дом аш няя ж изнь (понимаемая ш ироко — сюда вклю чается и материальная культура и хозяйство) — законы и обычаи (т. е. политическая и социальная организа­ ция) — религия. Серию отличает полное единодушие взглядов авторов отдельных мо­ нографий. Это впечатление усиливается тем, что крупнейший специалист по нага, ав­ тор многочисленных работ по этнографии Индии Д ж. Хаттои написал для большинст­ ва этих работ вводные разделы, которые даю т общую историческую основу для изуче­ ния современной этнографии нага.


Эти введения как бы объединяю т отдельные книги в некий коллективный многотомный труд. Авторы работали в постоянном контакте, из­ лож ение м атериала сопровож далось аналогиями и ссылками на факты из этнографии других нага. Все это позволяет составить общую картину культуры нага, включая д а­ ж е тех, о которых нет специальных работ: авторы, особенно Д ж. Хаттон, приводят мно­ гие сведения, которые вы ходят за рамки описываемого ими народа, привлекают боль­ шой сравнительный материал. Р азделы, посвященные социальной организации, даю т детальны й, в отдельных случаях исчерпывающий материал по системе экзогамных группировок и взаимоотношений отдельных родовых групп, на большом фактическом м атериале разбираю тся вопросы семьи и брака. При отмеченном единстве плана- осо­ бенно ярко и наглядно вырисовы вается сходство многих институтов нага и общей схе­ мы их организации (следы дуальной организации с последующим дроблением на три изначальны х рода, социальная неравноценность этих древних родов и др.), и на этом фоне ярко выступаю т отдельные специфические детали (например так называемые со­ ответственные роды — «corresponding clans» — некоторых групп нага, или своеобраз­ у н ая система возрастны х классов, характерная для общ ества ао нага, или, наконец, культ вож дей у коньяков). Д л я всей -системы экзогамны х подразделений приводится местная терминология.

При всех несомненных достоинствах описываемых монографий методологические недостатки, отмеченные для более ранних работ, и здесь даю т себя знать. П о-преж не­ му социальная надстройка описывается вне связи с экономическими процессами в об­ ществе, поэтому ускользает динамика развития общ ества, неясно соотношение родовых и соседских элементов в общине, да и сама общ ина к ак таковая специально не описы­ вается. О днако высокое научное качество работ проявляется в том, что приводимый, конкретный м атериал — например по землевладению, обмену, связанный с экономиче­ скими функциями отдельной семьи, хотя и данный статично, позволяет читателю са­ мому представить характер общины и проследить в ней процессы разлож ения не толь­ ко родовых, но и соседско-общинных институтов.

Перечисленными монографиями ни в коей мере не исчерпываются этнографиче­ ские описания нага. Сущ ествует еще много более кратких работ и статей, имеющих подобную ж е структуру и ставящ их перед собой те ж е задачи — дать описание того или иного народа. Н ет возмож ности в рам ках ж урнальной статьи перечислить все эти работы, поэтому мы ограничимся лиш ь несколькими характерны ми примерами. Таковы, например, работа X. К ауф м ана о сан гтам ах,'о б о бщ аю щ ая статья о социальной и по­ литической структуре нага К. фон Фю рер-Хаймендорфа 13 и некоторые другие. В це­ лом все отмеченные работы даю т обильный конкретный материал по наиболее круп­ ным горным народам А ссамских гор. О днако в настоящ ее время материал этот сильно 1 Т. D a s, The P u ru m s.— Ап old Kuki trib e of M anipur, C alcu tta, 1945;

N. E. P a r r y, The L akhers, London, 1932;

A. G. M e С a 11, Lushai chrysalis, London, 1949.

12 J. H u t t o n, The A ngam i N ag as, London, 1921;

е г о ж е, The Serna N agas, Lon­ don, 1921;

J. M i l l s, The L hota N ag as, London, 1922;

е г о ж е, The Ao N agas, London, 1926;

е г о ж е, The R engm a N ag as, London, 1937;

W. Sm ith, The Ao N aga tribe of As­ sam, London, 1925;

Ch. v o n F i i r e r - H a i m e n d o r f, The naked N agas, London, 1939.

13 H. E. К a u f f m a n n, K urze E th n o g rap h ie der nordlichen S an g tam N aga. (Iopho m i). A ssam, «A nthropos», Bd. XXXIV, 1939;

Ch. von F i i r e r - H a i m e n d o r f, S taat und G esellschaft bei den N aga, «Z eitschrift fur E thnologie», Berlin, 1932, Hft. 1/3, S. 8—40.

10* 148 Критика и библиография устарел. П оэтому обращ ение позднейших авторов к данным этих монографий приво­ дит к досадным недоразумениям. Примером могут служ ить данные о землевладении у лу.шеев, содерж ащ иеся в брошюре Б. Вермы, посвященной земельным отношениям у ассамских народов 14;

эти данные, свидетельствующ ие об отсутствии у лушеев понятия собственности, почерпнуты Вермой у Ш експира (1912) и находятся в полном противо­ речии с фактами, содержащ имися, например, у Пэрри (1932): классическая м оногра­ фия Ш експира отстала от современности более чем на пятьдесят лет.

Н аиболее поздно началось этнографическое описание группы пригималайских н а­ родов Ассама. Монографические работы по этим народам, не такие исчерпывающие, как описанная выше серия, стали появляться в основном в последние десять — пят­ надцать лет, уж е после обретения Индией независимости. В последние годы, в связи с насущной необходимостью для правительства Индийской республики решить нацио­ нальный вопрос, особенно проблему малых народов, интерес к североассамским племе­ нам резко возрос. Сейчас целая группа этнограф ов работает над данной проблемой.

Инициатором в изучении этой удаленной территории был выдаю щ ийся этнограф, ис­ следователь племенных меньшинств Северо-Восточной и Ц ентральной Индии Веррье Э л е й н 15. В качестве авторов выступают главным образом молодые индийские этногра­ фы, работники Антропологической службы Индии, которая в последние годы очень активизировала свою деятельность. Это Б. Ш укла, Т. К. Б аруа, С. Рой 16 и др.

Очень важную роль в развитии знаний о пригималайских народах играет «Вань ядж ати» — ж урнал, издающийся в Н ью -Дели на двух язы ках — английском и хинди (статьи на этих языках, как правило, не дублирую тся). Это ж урнал этнографический по тематике и ставящ ий перед собой конкретные практические задачи, направленные на повышение благосостояния национальных меньшинств и развитие их материальных и духовных» богатств. Здесь можно найти статьи по многим ассамским племенам, но наиболее интересны публикации по североассамским народам, которые в отношении социальной структуры зачастую содерж ат очень ценный материал, например статьи С. Роя, посвященные мишми и ади 17. О ценивая м атериал по общ ественному строю, который даю т приведенные работы, не следует забы вать, что это лишь первое слово о данных племенах. П реобладаю т сведения, касаю щ иеся семьи и брачных правил,— опи­ сание порядка сватовства и заклю чения брака, домов юношей и девуш ек;

в самом об­ щем виде дается представление о родовых группах. Интересный материал из первых рук приводит С. Рой по родовым группировкам аборов и мишми, но здесь возникаю т сложности из-за недостаточной разработанности специальной этнографической терм и­ нологии на хинди, в результате чего смысл определенного понятия или явления мож ет оказаться не вполне ясным (например, в отношении термина — гогрантарвивахи пари в а р —эк зо гам н ая (?) семья).

Особое место в ряду отдельных изданий по североассамским племенам заним ает книга К- фон Фюрер-Хаймендорфа об апа-тани 18. М ож но сказать, что Фюрер-Хаймен дорф открыл эту небольшую народность, о которой раньш е не было ничего известно, кроме названия и места обитания (и то неточного). Среди окруж аю щ их их полуосед лых воинственных даф ла апа-тани представляю т собой удивительный оазис. Традици­ онные земледельцы, имеющие великолепные террасные поля, апа-тани ж ивут сплочен­ ными общинами, развитие которых, однако, заш ло настолько далеко, что, например, купля-продаж а у них достигла больш ей интенсивности, чем у какого-либо другого из ассамских народов. Это интереснейший пример автохтонного.развития маленького н а­ рода, фактически оторванного (до недавнего времени) от общения с внешним миром, и тем не менее ушедшего далеко.вперед по сравнению с их -соседями — даф ла, более многочисленными и имевшими -более широкие контакты с окружаю щ ими народами.

Сравнительно высокое экономическое развитие апа-тани сочетается с родовыми тр ади ­ циями, взаимопомощью, родовой сплоченностью, тож е более ярко выраженными, чем у большинства народов Ассама.

П редставление о степени этнографической изученности горных народов Северо Восточной Индии было бы неполным, если не упомянуть описания путешественников, путевые записки которых нередко содерж ат ценные сведения, касаю щ иеся соци­ ального строя. Отметим из них книгу Г. Б ертран о матрилинейных н ародах А ссама и 14 В. В. V e r m a, A gricu ltu re and land ow nership system am ong th e prim itive peop­ le of Assam, Delhi, 1956.

15 М. К- К у д р я в ц е в, Д октор Веррье Элвин, «Страны и народы Востока», вып. V (Индия — страна и.народ), М., 1967, стр. 106—-110.

1 В. К. S h u k 1 a, The D afla of the S u b an siri region. Shillong, 1959;

Т. К- В a r u a h, The Idu M ishmis, Shillong, 1960;

S. R o y, A spects of P ad am -M in y o n g culture, S hillong.

1960.

1 7S h a c h i n R a y, LohitvasT m ishm l, «V anyajati», 1958, vol. VI, p. 107— 113;

е г о ж e, U ttarpurv slm ake adi, «V anyajati», 1958, vol. VI, № 2, pp. 68—76.

18 Ch. von F i i r e r - H a i m e n d o r f, The A pa-T anis and th eir neighbours, London, 1962.

Критика и библиография работу У. Боуэр 19, в которых содержится ценный этнографический материал по ряду народов горных районов, в том числе и малоизученным северным племенам. Этот м а­ териал интересен тем, что он наглядно иллюстрирует зафиксированные в научной ли­ тературе факты и тем самым свидетельствует об их сохранении (пример с действием матрилинейных институтов у гаро в книге Г. Б ертран и др.).

Н аконец, необходимо отметить и такой важнейш ий источник информации по рас­ см атриваем ому сю жету, как публикацию монографической серии «Индийской перепи­ си 1961 г.» 20. Это серия описаний, посвященных отдельным населенным пунктам севе­ ро-восточной горной области. М онографии содерж ат детальное описание всех сторон (материальной, социальной, духовной) жизни деревни, а такж е многочисленные ил­ лю страции, чертежи, схемы и, главное, подробные статистические данные. Трудно пе­ реоценить роль этих изданий, которые в своей совокупности наконец-то дадут надежную основу для самых широких специальных исследований общины у народов Северо-Во­ сточной Индии.


П осле того как основные народы горного А ссама были описаны, начался новый этап работы — углубление и уточнение материала, анализ отдельных институтов этих народов. Этот новый подход к изучению требовал обязательной основы в виде опре­ деленной массы накопленных сведений. Такого рода основа была залож ена к 1930-м годам. К этому времени и относится начало публикаций исследовательского плана, продолж аю щ ихся и в наши дни. В центре внимания исследователей оказываю тся не народы в целом, а отдельные вопросы и явления, связанны е с их организацией и куль­ турой. К ак правило, это не широкие теоретические исследования, а более или менее детальное рассмотрение какого-либо частного вопроса под определенным углом зре­ ния. Ч ащ е всего такому специальному разбору подвергаю тся отдельные особенности социальной организации. Действительно, в теоретическом плане социальная структу­ ра ассамских малых народов представляет немалый интерес, и этот материал должен быть введен в широкий научный оборот. В этом вопросе сама множественность наро­ дов, к оторая так затрудняет общее изучение северо-восточного горного района, дает неоспоримые преимущества. Здесь представляется возмож ность наблюдать, хотя и на протяж ении ограниченного отрезка времени, различные моменты одной стадии разви­ тия общины, динамику смены социальных отношений. Единая для всех малых народов этого.района в настоящ ее.время стадия соседской общины у разныч групп существует на различных уровнях: у одних соседская община еще связана с родовыми институ­ тами, у других разиитая еоседскообщ инная организация существует при значительном разлож ении родовой структуры, наконец, есть народы,, у которых и сельская община находится на стадии разлож ения и общ ество принимает отчетливо выраженный к л ас­ совый характер. Д л я полноты картины следует добавить усиливающееся влияние окруж аю щ их народов, которое в разной степени дает себя знать в разных районах северо-восточной торной о б л ас ти 21. Все это создает благодатное поле деятельности для исследователей общественного строя.

К сожалению, ассамский материал, содержащ ий множество интересных в общ етео­ ретическом плане примеров, в мировой этнографии почти не фигурирует. Это относит­ ся к ак к собственно индийским, т а к и к зарубеж ным (европейским и американским, число которых в последние годы увеличивается) исследованиям. И советские этногра­ фы практически почти не привлекаю т данные по общественной структуре* ассамских племен в своих теоретических исследованиях. М ожно назвать лиш ь имена Д. А. Ольде рогге, которому принадлеж ит исследование вопроса о трехродовом союзе с широким привлечением ассамских м атер и ал о в 22, и Н. А. Бутинова, который ссылается на у ка­ занные народы в своей работе, посвященной изучению истории общ ин ы 23. М еж ду тем внимания теоретиков достойны дуальн ая организация у горных народов, брачные клас­ сы, формы кузенного брака, дома холостяков и связан н ая с ними система возрастных классов и т. д. Особую группу составляет комплекс вопросов, связанных с проблема­ ми материнского рода. Все эти явления зафиксированы в рассматриваемом районе непо­ средственными наблю дателями, некоторые из них разобраны специалистами по индий­ 19 G. B e r t r a n d, Secret lan d s w here w om en reig n, London, 1958;

См. рец.: «Сов.

этнография», 1961, № 6;

U. B o w e r, N ag a path, London, 1951;

е ё ж е, The hidden land M ission to a far corner of India, London, 1953.

20 «Census of India, 1961. M onograph series. Office of the R egistor General», India, N ew-Delhi.

2 Об этом подробнее см.: С. А. М а р е т и н а, Община у горных народов Ассама, «Община и социальная организация у народов Восточной и Юго-Восточной Азии», Л., 1967, стр. 7—49.

22 Этому вопросу посвящена диссертация Д. А. Ольдерогге;

по этой теме см. е г о ж е, Трехродовой союз в Ю го-Восточной Азии, «Сов. этнография», 1946, № 4.

23 Н. А. Б у т и н о в, Этнографические материалы и их роль в изучении общины древнего мира, «Община и социальная организация у народов Восточной и Юго-Во­ сточной Азии», Л., 1967, стр. 168— 191.

Критика и библиография ской этнографии;

следующим ш агом долж но быть вовлечение их в общетеоретический обиход.

Среди исследовательских работ особо следует выделить работу Р. Бёрлинга, по­ священную социальной организации деревни г а р о 24. Н аписанная на основе тщ атель­ ного обследования одной деревни, в которой автор прожил два года, монография Б ёр ­ линга дает интереснейший материал по р яду важ ны х вопросов общинной структуры, таких как вопросы земельной собственности, деревенского самоуправления, внутрен­ него рынка и т. д. Вся слож ная система меж родовых и семейных связей гаро р азо б р а­ на наглядно и всесторонне. При этом некоторые вопросы в книге поданы совершенно по-новому, творчески, например, о формальных, не совпадаю щ их с фактическим владе­ нием, правах на землю, связанных с вопросами престиж а, или об участии матрилиней ной родовой группы в решении деревенских конфликтов. П ристальное внимание Б ёр ­ линга к вопросам общинного производства делает его труд особенно ценным. Книгу Бёрлинга можно считать образцом новой формы монографического исследования, н а­ целенного на более углубленное изучение поставленных вопросов.

За исключением книги Бёрлинга, работы по различным аспектам социальной орга­ низации малых народов А ссама представляю т собой отдельные статьи, периодически появляющиеся на страницах таких этнографических ж урналов, как «A nthropos», « E as­ tern A nthropologist», «Am erican A nthropologist», «Man», «M an in India», «Z eitschrift fiir Ethnologie», а так ж е единичные брошюры или главы в общих работах. Н ет возм ож ­ ности перечислить д аж е основные из этих статей (их насчитывается не один десяток), хочется отметить лишь основные направления этих исследований, д ать им общую оценку. »

П реж де всего, в большей части работ преимущественное внимание по-прежнему уделяется отдельным явлениям и институтам родовой организации, или ж е относящим­ ся к сфере семейно-брачных отношений. М ожно назвать лишь единичные работы, т р ак ­ тующие социально-экономические вопросы общинной организации. Т акова уж е упо­ минавшаяся выше небольшая книж ка Б. Вермы, гл ав а по гаро (12 сгр.) в работе Р. Бёрлинга, посвященной горным земледельцам-рисоводам материковой Ю го-Восточ­ ной А зи и 25, или подробная статья X. К ауф м ана о хозяйстве горных народов Ассама и Бирмы, где имеются отдельные замечания и о характере земельной собственности у н и х 26. Вопросы общинной экономики в этих работах занимаю т самое скромное место и даю т мало нового по сравнению с материалом общих описаний народов.

В 1956 г. была опубликована интересная статья советского историка Б. А. Калягина, посвященная хозяйственному укладу и формам собственности у н а г а 27. В- целом же социально-экономическая основа общественной организации горных народов не ис­ следуется, а ведь именно эта основа является исходным моментол: для определения уровня развития общины 28.

Д ругая особенность рассматриваемой категории работ заклю чается в том, что ог­ ромное большинство поднятых в них вопросов имеет отношение к народам с матрили нейной огранизацией или непосредственно к проблеме материнского рода. П р ео бл ада­ ние такого рода работ бросается в глаза д а ж е при самом поверхностном знакомстве с библиографией по горным народам. Среди многих десятков малы х народов А ссам­ ских гор только два — гаро и кхаси сохраняю т матрилинейную структуру, тем не ме­ нее пристальное внимание исследователей привлечено именно к ним. Это не значит, конечно, что патрилинейные народы полностью игнорируются исследователями. М ожно назвать ряд публикаций по нага, своеобразный итог которым подводит статья неодно­ кратно упоминавшегося нами Д ж. Х а тт о н а 29. В этой статье крупнейший знаток этно­ графии нага, обобщ ая свой многолетний опыт, выносит за скобки общ ие для всех нага особенности их социальной и политической организации. О тдельные статьи появляю тся и по другим племенам, имеющим отцовское право. Вместе с тем основное внимание исследователей привлекаю т именно матрилинейные народы. П оказательно, что даж е у нага с их ярко выраж енной патрилинейностью именно матрилинейные черты, очень немногочисленные у этого народа, становятся предметом специального и ссл ед о ван и я 30.

24 R. B u r l i n g, R engsan g g ri. Fam ily and kinship in a G aro village, Philadelphia, 1963.

25 R. B u r l i n g, H ill farm s and p addy fields, E nglew ood C liffs, New Jersey, 1963.

26 H. E. K a u f f m a n n, L an d w irtsch aft bei den B ergvolkern von A ssam und N ord Burma, «Z eitschrift fur Ethnologie», 1934, Bd. 66, H ft. 1.

27 Б. А. К а л я г и н, Хозяйственный уклад и формы собственности племен нага, «Народы Азии и Африки», 1965, № 1, стр. 87—92.

28 С. А. М а р е т и н а, Община и вопросы землевладения у народов Ассамских гор, «Народы Азии и Африки», 1966, № 3, стр. 51—60.

29 J. Н u t t o n, The mixed cu ltu re of the N ag a tribes, «The Jo u rn a l of the Royal A sia­ tic Society of G reat B ritain and Iriand», 1965, vol. 95.

30 К. М. К a p a d i a, The m atrilineal social o rg a n isa tio n of the N ag as of A ssam, Bombay, 1950.

Критика и библиография И нтерес исследователей к народам, сохраняю щим материнский род, не случаен.

Тот факт, что д ва соседних народа — гаро и кхаси, не родственные между собой и д а ­ ж е принадлеж ащ ие к разным языковым семьям, сохраняю т матрилинейную организа­ цию (при наличии.весьма существенных различий во многих сферах культуры), предо­ ставляет широкие возможности для сравнительного анализа институтов материнско­ го рода;

наличие ж е в непосредственном-соседстве от них большой группы патрилиней ных народов (тибето-бирманцев, как и гаро) позволяет поставить вопрос о причинах, вы звавш их это различие в филиации родственных народов. З а частными вопросами истоков матрилинейной структуры гаро и кхаси, сходства и различий матрилинейных институтов у обоих народов встает общ ая проблема материнского рода и соотноше­ ния его с отцовским. В таком общетеоретическом плане интересует ассамский материал Р. Гейне-Гельдерна, который привлекает его в своих интересных, но спорных этногене тических исследованиях, типичных для культурно-исторической школы, где он связы ­ вает материнское право с м он-кхм ерам и3I. Ш ироко представлен материал по гаро и кхаси у О. Эренфелса, специально заним авш егося проблемами матрилинейных наро­ дов Индии 32. Н а основании сравнительного анализа матрилинейной структуры гаро и кхаси Э ренфелс приходит к выводу о неоригинальном, заимствованном характере м ат­ рилинейных институтов гаро и склонен объяснять их сущ ествование влиянием сосед­ них кхаси. При всей оригинальности подобного подхода его вряд ли можно считать бесспорным 33. И сейчас вопрос о причинах сохранения материнского права у двух не­ больш их народностей центрального Ассама, которые по уровню развития не только не уступаю т окружаю щ им народам, но один из них (кхаси) и значительно превосходит нх, остается открытым.

Кроме исследований теоретического плана по проблемам материнского рода, опу­ бликован (и продолж ает издаваться) ряд статей, посвященных отдельным институтам и особенностям опять-таки матрилинейной организации гаро и кхаси. Ч ащ е всего эти работы не сопровож даю тся теоретическими обобщениями. Они дополняю т чрезвычай­ но ценным материалом наши сведения об общественной организации рассматриваемых народов, причем материалом систематизированным и поданным под определенным уг­ лом зрения. Так, статья Д ж. Косты об обычном праве гаро дает подробную сводку всех правил и предписаний, которые управляю т жизнью гаро, и описывает порядок исполнения традиционны х обычаев;

вместе со статьей Д ж. Б о за о наследовании у гаро она позволяет составить достаточно полное представление об обычном праве этого народа 34. Статьи Б. М укердж и содерж ат очень четкое описание семьи гаро и некото­ рых сторон их родовой организации;

того ж е автора интересуют и родовые группы другого матрилинейного народа А ссама — к х а с и 35. Сравнению брачных правил тех же двух народов посвящ ена статья Т. Ходсона 36. С пециальная работа по системе родства у кхаси, с приведением местной терминологии, принадлеж ит К. Ч атто п ад х ь яе37. Из более поздних публикаций необходимо отметить небольшую статью П ранаба Кумара Д а с а Гупты об очень своеобразных экономических связях одной из локальных групп кхаси —•вар-кхаси с соседями, чем-то напоминающих разделение труда у некоторых южноиндийских племен 38.

Следует упомянуть статьи Д ж. Б оза, Р. Бёрлинга и некоторых д р у г и х 39. Особое внимание этих исследователей привлекает так назы ваем ая «система нокром» у гаро.

Суть системы заклю чается в том, что м уж наследницы долж ен всегда принадлеж ать к 3 R. H e i n e - G e l d e r n, M utterrech t und K opfjagd im w estlichen H interindien, «M itteilungen der anthropologischen G esellschaft in W ien», 1921, Bd 50.

32 O. R. E h r e n f e l s, M o th er-rig h t in India, H yderabad, 1941;

е г о ж е. The dual system and m other-right in India, «A nthropos», 1940—41, H it. 4—6;

е г о ж е, Three mat rilineal groups ol A ssam, «The A m erican A nthropologist», 1955, vol. 57, № 2.

33 П одробнее об этом см.: С. А. Б о л д ы р е в а ( М а р е т и н а ), Черты материнско родовой о р ган и зац и и 'у гаро и кхаси (А ссам), «Труды И н-та этнографии АН СССР», нов. серия, т. 65, М., 1961, стр. 183—202.

34 J. C o s t a, The G aro code of law, «A nthropos», 1954, Bd. 49, Fasc. 5—6;

J. B o s e.

The G aro law of inheritance, «The Jo u rn al of A nthropological P apers», C alcutta, 1941, new series, Л» 61.

35 B. M u k h e r j e e, G aro fam ily, «The E astern A nthropologist», 1957, vol. II, № 1;

е г о ж е, G aro m arriag e and kinship o rg an isatio n, «A nthropologist», 1958, vol. 3, № 1—2;

е г о ж е, Social groupings am ong the K hasis of Assam, «M an in India», 1958, vol. 38.

36 T. H o d s o r,, The G aro and K hasi m arria g e system s contrasted, «Man in India», 1921, vol. 1.

37 K. C h a t t o p a d h y a y, Khasi kinship and social organ isatio n, «The Jo u rn al of A nthropological Papers», new series, № 6, C alcutta, 1941.

38 P r a n a b K u m a r D a s G u p t a, A note on inter-ethnic relationship and certain changes in the life of the W ar-K hasis of Sheila, «V anyajati», 1961, vol. 9, № 3.

39 J. B o s e, The N okrom system of th e G aros of A ssam, «Man», 1936, № 3;

R. В u r 1 i n g, G aro cross-cousin m arriag e, «Man», 1958, № 7.

152 Критика и библиография тому же роду, что и ее отец, и таким образом из поколения в поколение п родолж ает­ ся связь двух родов, совместно осуществляю щих контроль за имуществом семьи. Ино­ гда обсуждение отдельных вопросов социальной организации принимает характер ди­ скуссий;

например, по вопросу о локальности брака у гаро. М нения двух специали­ стов — Ч. Н акане и Р. Б ёр л и н га 40 разошлись: первая рассм атривала наличие опреде­ ленного процента патрилокальных браков у гаро как нарушение традиционного поряд­ ка, второй считал это явление не только естественным, но д аж е неизбежным для ма трилинейной организации гаро.

Мы наметили лишь основные направления исследования социальной организации малых народов Ассама и не претендуем на приведение всей библис-графии проблемы.

В последние годы в самой Индии резко возрос интерес к национальным меньшинст­ вам страны, к их формам организации и перспективам развития;

из среды самих пле­ мен выходят первые этнографы — таковы исследователь кхаси Д. Рой или ао нага Та дженъю ба Ао41. Время выдвигает новые требования к этнографии Индии. Горные на­ роды Ассама переживаю т сейчас сложный период, когда новые веяния все сильнее проникают в их традиционные общины и взрываю т веками установивш ийся, разви ва­ ющийся по своим внутренним законам уклад. В результате в их общ ественной струк­ туре происходят очень важ ны е изменения. О казались сдвинуты во времени многие про­ цессы, исторически принадлеж ащ ие к разным этапам развития, у ряда народов одно­ временно происходит трансформация родовых институтов и разлож ение общины как таковой. Бурно прогрессирующий в последние годы процесс имущественного расслое­ ния затрагивает сложившиеся в большинстве общин социальные группы и сословия, и они по-разному реагируют на нарушение традиционных установлений. Все эти новые тенденции, * их динамике и переплетении, требую т рассмотрения. С пециалистам по общественному строю предстоит не только фиксировать уходящ ие явления первобыт­ нообщинного ст.роя, но и уловить то.новое, что определяет современное развитие малых народов Северо-Восточной Индии.

С. А. Маретина 40 Ch. N a k а п е, C ross-cousin m arria g e am ong the G aros, «M an», 1958, № 7 ;

R. B u ­ r l i n g, G aro cross-cousin m arriage.

4 D. R o y, Who is a Khasi? Shillong, 1963;

Ao T a j e n y u b a, Ao N aga custom ary law, M okokchung, 1957.

ОБЩАЯ ЭТНОГРАФИЯ А. И. П е. р ш и ц, A. JI. M о н г а й т, В. П. А л е к с е е в. История первобытног общества. М., 1968.

Публикация учебника по истории первобытного общ ества, написанного тремя из­ вестными советскими учеными, представителями трех родственных областей знания— этнографии, археологии и антропологии, является большим событием в истории совет­ ской науки. Рецензируемая нами работа — не просто учебное пособие. Это по существу первое марксистское обобщение современных знаний в области наук, мыслившихся еще Анучиным как некая единая «триада» наук о первобытном человечестве. В этом специ­ фика источников первобытной истории, которая мож ет изучаться лиш ь на основе ком­ плекса знаний в области этих трех наук.

Во вводной части книги авторы даю т четкое определение предмета истории перво­ бытного общ ества — первобытнообщинной формации, первой формации в истории че­ ловечества, охватывающ ей огромный период от появления на земле человека и до воз­ никновения классового общ ества и государства. Здесь ж е справедливо подчеркивается огромное мировоззренческое значение науки о первобытности и важ ное прикладное значение ее на современном этапе развития многих племен и народов мира.

Авторы знаком ят читателя с состоянием вопроса о периодизации первобытной истории. Справедливо отмечая, что эта слож ная проблема еще окончательно не решена, они делят первобытную историю на три основные эпохи: эпоху первобытного стада, эпоху родового строя и эпоху разлож ения первобытнообщинной формации. Этой перио­ дизации придерживается большинство советских ученых.

В первой главе «И сториография и источники первобытной истории» прослеж ивает­ ся развитие науки о первобытности от ее зарож дения у античных греков и римлян, через средневековье, эпоху великих географических открытий и до наших дней. В ней дан критический анализ различных школ и направлений (эколюционизм, диффузионизм, функционализм и др.), возникавш их в истории науки. В скры вая методологические пороки этих школ, авторы в то ж е время отмечают положительный вклад каж дой из них в Критика и библиография накопление конкретных знаний о первобытном обществе. Особое место уделяется исто­ рии разработки марксистской концепции первобытной истории.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.