авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«т"ы * ^Vi GOBE ТОКАЯ ЭТНОГРАФИЯ МЖ' ; Л№ / X -it'. ...»

-- [ Страница 8 ] --

В последующ их главах дан а характеристика отдельных эпох в истории первобыт­ нообщинной формации. Эпохе становления человеческого общ ества — первобытному стаду — посвящ ена вторая глава. Значительное место в ней уделено проблемам антро­ погенеза, определению его движущ их сил, роли труда в очеловечении обезьяны, эво­ люции орудий труда и трудовой деятельности древних гоминид. В этой главе обобще­ ны все новейшие данные палеоантропологии и палеоархеологии. В ней на основе сово­ купности хотя и косвенных данных антропологии, археологии и этнографии сделана по­ пытка исторической реконструкции дородового состояния человечества — первобытного человеческого стада, начало которого датируется появлением искусственных орудий труда и конец — появлением современного вида человека и вместе с ним «готового»

человеческого общ ества. Авторы выделяю т раннее стадо древнейших людей и более развитое стадо неандертальцев. Они приводят интересные данные, позволяющие счи­ тать, что стадо состояло из 20—30 взрослых членов и было сравнительно оседлым.

О станавливаясь на вопросе о борьбе м еж ду индивидуалистическими и стадно-кол­ лективистскими формами поведения в первобытном стаде и вытеснении первых вторыми, авторы справедливо допускают, что столкновения в стаде не могли носить массового характера, иначе стадо не могло бы развиваться до более высоких форм. Д а и сама сравнительная устойчивость первобытных коллективов говорила против этого.

П ервостепенное значение д л я перехода стадной организации в родовую авторы ви­ д я т в обуздании зоологического индивидуализма в области половых отношений. Авто­ ры отмечаю т ошибочность идеи J1. Г. М органа о кровнородственной семье как древней­ шей форме брачно-половых связей.

Третья глава («Р асцвет первобытного общ ества: родовая общ ина») посвящена х а­ рактеристике родового строя как этапа расцвета первобытного общества.

Возникновение родовой организации авторы, следуя большинству советских ученых, относят к эпохе позднего палеолита, связы вая его с появлением человека современного вида. П одним ая еще не решенный вопрос о месте формирования последнего, авторы склонны п оддерж ивать гипотезу полицентризма, согласно которой разные расы совре­ менного человека произошли от разных рас неандертальцев. О днако большое число уче­ ных придерж ивается гипотезы моноцентризма, согласно которой человек современного вида возник в результате смешения различных представителей неандертальцев в одном центре эйкуадены — в П ередней Азии и Средиземноморье.

В пользу этой гипотезы гово­ рит к ак будто и ф акт большей типологической однородности позднепалеолитического человека, чем современного. В этой главе в сж атой форме излагаю тся проблемы расо­ генеза, приведшего к сложению трех больших рас человечества. Важнейшим условием заверш ения биологической эволюции человека, к ак и его следствием, был, как отмечают авторы, «мощный, археологически устанавливаемы й скачок в развитии производитель­ ных сил». Огромные сдвиги в развитии производительных сил повлекли за собой круп­ нейшие изменения в организации общ ества. Н а смену аморфной неустойчивой структу­ ре стада долж на бы ла прийти более устойчивая форма общественного устройства — род.

Авторы приводят широкую аргументацию в пользу закономерной обусловленности воз­ никновения материнского рода.

«М атеринская родовая общ ина,— пишут авторы,— являлась уж е сформировавшим­ ся, «готовым» человеческим обществом» (стр. 71). В ней «отношения родствй осознава­ лись к ак экономические отношения, экономические отношения — к ак отношения есте­ ственного родства» (стр. 71). О станавливаясь на экзогамии как важнейш ем признаке рода, авторы справедливо отмечают нерешенность вопроса о механизме ее возникно­ вения. Знаком я читателя с существующими точками зрения по этому вопросу, авторы выделяю т как наиболее широко признанную гипотезу С. П. Толстова, объясняющую воз­ никновение экзогам ии необходимостью упорядочения хозяйственной жизни внутри пер­ вобытных коллективов.

Эпоху материнско-родового строя авторы делят на два больших этапа: 1) период ранней материнско-родовой общины охотников и рыболовов и 2) период развитой м а­ теринско-родовой общины земледельцев-скотоводов, справедливо видя рубеж меж ду ними в переходе от присваиваю щего хозяйства к производящему. В пределах первого из этих периодов авторы различаю т два последовательных этапа: архаическое и более развитое охотничье хозяйство, сочетавш ееся во многих районах мира с рыболовством.

Авторы справедливо отмечают, что положение М органа, видевшего рубеж меж ду этими этапам и в изобретении лука, в основном подтверж дается современными знаниями, хотя не везде этот признак оказался применимым. У многих племен Ю жной Америки, на­ пример, указы ваю т авторы, не было лука, и их охотничье хозяйство развивалось на ос­ нове применения других, не менее действенных орудий. В связи с этим вполне обосно­ ванным положением авторов встает вопрос о возможности такой ж е оценки уровня развития австралийцев.

Общественные отношения и духовная культура в ранней материнско-родовой об­ щине реконструируются по пережиточным явлениям у племен охотников-рыболовов.

Безусловно правы авторы, видя основу социальной жизни в эту эпоху в коллективизме Критика и библиография производства и распределения и оценивая эту общину как коллектив равны х полно­ ценных членов (стр. 98).

Х арактеризуя неолит и энеолит как эпоху развитой родовой общины земледельцев и скотоводов, авторы анализирую т технические достиж ения этой эпохи. И зобретение земледелия и скотоводства отмечаются как важнейш ие достиж ения человечества этой эпохи, усилившие в то ж е время неравномерность исторического развити я различ­ ных племен.

В главе суммированы археологические и этнографические сведения, характеризу­ ющие разнообразные варианты раннеземледельческих общ еств различных районов мира. Вместе с тем в ней показан и другой путь развития неолитической экономики, по которому пошли «высшие рыболовы и охотники» севера Евразии и Америки, носи­ тели кельтеминарской культуры в Средней Азии.

Большой познавательный интерес представляет характеристика общ ественных от­ ношений народов неолитических культур. Н есмотря на различный путь развития нео­ литической экономики, у различных народов этой эпохи склады вались в общем сходные социальные структуры. Всюду, как убедительно показываю т авторы, на основе роста производительности труда идет дальнейш ее развитие родового строя. Р ан н яя м ате­ ринско-родовая община уступает место более развиты м ее формам. П ри сохранении коллективизма в отношениях собственности и совпадения их с естественными кровно­ родственными связями, скреплявшими -производственный коллектив, шел процесс вы ­ деления из рода домовых общин или материнских семей, которые приобретали значение производственных коллективов. В озникавш ая парная семья, говорится в главе, произ­ водственной ячейкой не была, «семьей в экономическом и общественном смысле,— справедливо отмечают авторы,— являлась вся м атеринская дом овая общ ина» (стр. 139).

Н а богатом этнографическом материале дано яркое и многогранное описание позд­ них форм материнско-родовой организации. Авторы удачно обобщили всю совокуп­ ность накопленных знаний о различных племенах и н ародах земного ш ара.

Глава четвертая («Разлож ение первобытного общ ества») посвящ ена анализу зав ер ­ шающего этапа в развитии родового строя. В качестве важ нейш ей предпосылки р азл о ­ жения первобытного общ ества справедливо указы вается переход к широкому ис­ пользованию металлов. М еталлические орудия труда сыграли решающую роль в р азви ­ тии всех отраслей хозяйственной деятельности людей. П оявилась возмож ность произ­ водства прибавочного продукта как экономического условия возникновения отношений эксплуатации, классов. Здесь сж ато обрисовывается процесс коренных изменений в об­ щественных отношениях людей, знаменовавш их переход от первобытно-коммунистиче­ ского общ ества к классовому, а вместе с этим переход от родовых связей к террито­ риальным.

Сомнение вызывает лишь положение авторов о «превращении родовой общины в соседскую» (стр. 159). Д ум ается, что делокализация родов ведет к расп аду родовых об­ щин и замене (а не «превращению») их соседскими общинами. Приводимые в этой главе археологические и этнографические данные убедительно рисуют картину мира в эпоху бронзы и ж елеза. Специальный раздел главы посвящен показу многообразия форм разлож ения первобытного общ ества. В качестве.важнейших \з них хорошо оха­ рактеризованы патриархат и поздний матриархат. К ак общую черту эпохи разлож ения первобытного общ ества авторы справедливо выделяют борьбу материнско-родо-вых и патриархальных -начал, завершением которой всюду была -смена материнского правопо­ рядка отцовским. Авторы подчеркивают при этом, что п атриархат был формой р а з­ ложения родового строя, а не новым видом родовой организации.

Д уховная культура этой эпохи характеризуется сведениями о развитии полож и­ тельных знаний, искусства, религии. В появлении письменности авторы справедливо видят апогей в развитии духовной культуры первобытного общ ества.

Серьезное внимание в этой главе уделено истории возникновения и развития част­ ной собственности. Н а богатом научном материале обосновывается марксистское по­ ложение об исторически преходящем характере частной собственности и классов, и по­ казывается несостоятельность бурж уазны х теорий об извечном, «естественном» проис­ хождении институтов классового общ ества. П оказана так ж е несостоятельность так н а­ зываемой «теории насилия», объясняющей происхождение классов и государства как следствие завоеваний.

В ажное практическое значение имеет раздел о судьбах первобытной общины в классовых формациях. Он привлечет, несомненно, внимание историков, социологов и всех тех, кто интересуется современным социально-экономическим строительством у народов так называемого третьего мира. Затронуты е в нем проблемы актуальны для племен и народов стран Азии, Африки, Л атинской Америки.

Нельзя недооценить актуальность поднятых в этой главе проблем. И злож енны е в ней сведения и выводы имеют злободневный характер в свете современной идеологи­ ческой борьбы меж ду научным коммунизмом и бурж уазны м и социологическими тео ­ риями.

В общем «История первобытного общ ества» — это хорошо изложенный синтез, марксистское обобщение современных знаний в области первобытной истории. Н а Критика и библиография страницах этого труда развиваю тся и обогащ аю тся новейшими данными современной науки основные полож ения марксистского понимания первого этапа в истории чело­ веческого общ ества. Он заинтересует несомненно широкие круги советских обществове­ дов как пособие по важнейш им проблемам истории первобытного общества.

Н ельзя не сказать так ж е о хорошем языке, которым написана книга, и об изящном оформлении ее иллю страциями.

Ю. П. Аверкиева НАРОДЫ СССР JI. М. С а б у р о в а. Культура и быт русского населения П риангарья. Конец XIX— XX в. 1967, 280 стр.

Русское население П риангарья в недалеком прошлом представляло собой своеоб­ разную этнографическую группу;

это старож ильческое население — потомки русских переселенцев, пришедших в Сибирь еще в XVII в. и сохранивших много своеобразных черт в хозяйстве, культуре, бытовом укладе. И сторическая судьба русских Приангарья слож илась так, что, вскоре после освоения ими края, пути дальнейшего продвижения русских в глубь Сибири и торгово-экономические связи были перенесены южнее;

р ас­ сматриваем ое население оказалось в известной степени изолированным: приток новых русских поселенцев на А нгару прекратился и старож ильческое население как бы закон­ сервировалось, сложилось в компактную и однородную группу. Л иш ь после Великой О ктябрьской социалистической -революции, за годы социалистического строительства, а главным образом в связи с сооружением Братской ГЭС эта изолированность о к аза­ лась нарушенной: на Ангару приехало много новых поселенцев, в то время как зн а­ чительное число местных ж ителей, особенно молодежи, покинуло родные места.

Рецензируем ая книга (ответственный редактор В. А. А лександров) явилась резуль­ татом длительного полевого изучения крестьянства П риангарья, проводившегося в те­ чение шести лет — с 1957 по 1962 г. (состоялось пять экспедиций и одна поездка в осенне-зимнее время 1961 г.);

кроме того, привлечены литературные материалы, отно­ сящ иеся к этой территории, а так ж е данные местных архивов.

Р аб ота подразделяется на введение, заключение и четыре большие главы: «Занятия населения», «Изменения материальной культуры ангарских крестьян в годы Советской власти», «Семья и семейный быт», «Общественный быт». В каж дой главе автором вы­ делены дореволюционный (конец XIX — начало XX в.) и советский периоды, в неко­ торых главах выделен еще и третий, переходный п ер и о д — 1920-е годы (до начала массовой коллективизации). Исключение представляет глава «Семья и семейный быт», где дореволю ционная семья рассматривается в одном подразделе с преобразованием семьи в 1920-х годах, что автор объясняет отсутствием сравнительных статистических данны х по дореволюционной семье. Н ам представляется такая разбивка материала по всей книге в целом вполне обоснованной и целесообразной;

считаем нужным лишь от­ метить, что вряд ли оправдано столь длинное название второй главы, ведь во существу и во всех других главах так ж е рассматриваю тся изменения, происшедшие за годы Советской власти;

поэтому глава могла бы быть н азвана просто «М атериальная куль­ тура», такое название не вы деляло бы ее из формулировок названий всех остальных глав.

О бъем всех четырех глав неодинаков, больше всего места отведено главе о хозяй­ стве (90 стр.), почти одинаковы по объему главы по материальной культуре (62 стр.) и семье (60 стр.), несколько меньше глава, посвящ енная общественному быту (46 стр.).

Такое распределение материала нам представляется правильным с точки зрения охвата всех сторон культуры и быта и не вызы вает возражений.

С точки зрения подачи современности опубликованные за последние полтора-два десятка лет этнографические монографии по отдельным народам или группам населе­ ния показываю т, что их построение в основном сводится к двум методам: а) дается новое, а в нем попутно делаю тся экскурсы в старое, отмечаются различные пережитки и б) сначало дается старое, а потом новое, при этом прослеживается и ход совершаю­ щихся изменений, сдвигов и т. п. К ак нам представляется, второй метод является наи­ более правильным, он историчен. Именно по этому пути и пошла Л. М. Сабурова в построении своей книги. При этом значительную часть ее содерж ания она отвела ново­ му: д аж е простой подсчет страниц показывает, что современности в книге уделяется несколько больше места, чем прошлому (134 страницы из 260), что, однако, не при­ вело к обеднению м атери ала по прошлому, которое представлено достаточно полно и в целом дает яркую и колоритную картину жизни приангарского крестьянства до революции. Здесь много интересных бытовых подробностей;

хорошо сделал автор, что в книге, помимо терминологии, приводит множество местных словесных оборотов и выражений, что оттеняет описания.

156 Критика и библиография П ервая глава — Занятия населения — начинается с краткой характеристики при­ родных условий края и истории освоения П риангарья в XVII в., описания взаимоотно­ шений русских пришельцев с аборигенами края.

Д ал ее приводится подробное описание земледелия — основного занятия русских переселенцев, дается анализ землепользования, описание сельскохозяйственных орудий и организации земледельческого труда. Любопытны некоторые земледельческие обряды, связанные с посевом, ж атвой и молотьбой;

среди них встречается и обычай дож инания последних снопов, как известно, распространенный во многих странах и у многих на­ родов и связанный с представлением о «душе» поля.

Скотоводство у приангарских крестьян сопутствовало земледелию. Автор приводит материалы о примерном количестве скота, его содерж ании, выпасе, связанны х со ско­ товодством поверьях. Видное место среди занятий населения заним ал промысел пуш­ ного зверя;

в книге подробно описана своеобразная организация этого промысла.

Важное значение имеют данные о распределении охотничьих угодий и становлении частной собственности на них. Рыболовство, так ж е заним авш ее значительное место в хозяйстве, в отличие от охоты, носило коллективный характер, в нем преобладал глав­ ным образом женский труд;

в книге дается описание приемов лова рыбы в различные сезоны. Некоторый доход приносили и подсобные промыслы, среди них существенное место заним ала перевозка грузов водным и гужевым путем, а так ж е лоцманство, рабо­ та на чугуноделательном заводе и золотых приисках, что связано было с отходничест­ вом. Н атуральность хозяйства проявлялась и в развитии домаш него производства, среди которого отмечается обработка кож, ткачество, валяние сукон и др.

Автор подчеркивает, что хозяйственный быт до известной степени о тр аж ал гене­ тические ввязи приангарского населения с северовеликорусами;

некоторое влияние на хозяйство оказали такж е эвенки и буряты. О днако, как прибавляет автор, речь долж на идти не о механическом соединении отдельных разнородных черт, а об их стойком пе­ реплаве, приведшем к созданию особого, своеобразного типа хозяйственной культуры.

В конце XIX в. в сельском хозяйстве П риангарья стали развиваться капиталисти­ ческие отношения и классовое расслоение в деревне. К рестьяне попадаю т в зависимость от кулаков и купцов, происходит специализация отдельных районов, возникает обмен­ ная торговля, появляю тся ярмарки.

Во второй части первой главы автор ярко и образно рассказы вает о переменах в деревне после революции. В первые годы в хозяйстве еще во многом сохранялось старое, однако уж е заметны и перемены. Была отменена фактически уж е установивш а­ яся частная собственность на охотничьи угодья. Были созданы государственные прокат­ ные пункты, отпускавшие сельскохозяйственные машины населению, было налаж ено снабжение семенным зерном, организованы кооперативные общ ества потребителей, кредитные общества взаимопомощи, машинно-конные станции, контрактация и т. д.;

все эти мероприятия в значительной мере высвободили бедноту из-под влияния к у л а­ чества.

Д алее рассказы вается о постепенном росте колхозов, об успехах и трудностях кол­ хозного строительства, о военных годах, в которые колхозники, в основном женщины, обеспечивали своим трудом выполнение всех сельскохозяйственных работ и поставок государству на нужды фронта. В 1950-х годах большое оживление в ж изнь колхозников внесло начало строительства Братской ГЭС;

появились новая техника и механизирован­ ные средства сообщения, колхозы стали ориентироваться на рынок. В работе подробно рассказывается о современных достиж ениях колхозного хозяйства. С большим интере­ сом читаются страницы, на которых говорится о распределении работ в колхозах по сезонам и месяцам и приводится сравнение этого сельскохозяйственного «календаря»

со старым;

это сравнение наглядно показы вает разницу в характере трудовой нагрузки крестьян прежде и теперь;

в частности, исчез ряд работ, особенно женских, отличавш их­ ся чрезвычайной трудоемкостью.

Во второй главе мы находим описание ж илищ а, одеж ды, пищи и утвари, а такж е тех изменений, которые произошли в этой области за годы Советской власти. Этот раздел снабжен большим числом хорошо выполненных рисунков и чертеж ей (худож ни­ ки Т. Л. Юзепчук и В. Г. Д ем ьянов), являю щ ихся наглядным дополнением к описанию, К сожалению, автор не отметил в работе, к каком у типу восточнославянского ж или­ ща тяготеют дома П риангарья (об этом бегло лишь сказано в заключении к книге на стр. 274), в то вре.мя как такие параллели намечены для других аспектов материальной культуры (одежды, пищи).

Обстоятельно и подробно рассказы вается об изменениях в материальной культуре за годы Советской власти. П оказаны рост поселений, новая планировка деревень, изме­ нения в устройстве и убранстве жилища.

Нужно отметить, что в р азд еле об одеж де, по-видимому, по недосмотру и здатель­ ства почему-то на одной из страниц (143) часть терминов набрана курсивом, хотя ни­ где в других местах на протяжении всего текста курсив не встречается и поэтому на одной лишь странице он выглядит несколько странно.

Очень обстоятельно разработана третья глава, посвящ енная семье и семейному быту. Первый ее раздел называется «Черты старого семейного строя и начало его пре­ Критика и библиография образован и я в 1920-е годы». Автор отмечает в П риангарье стабильный, хотя и доста­ точно ограниченный состав фамилий: одни и те ж е фамилии встречаются в различных деревнях, в одной деревне обычно бывало 2—3 фамилии;

часто однофамильцы считали себя родственниками, вероятно, когда-то так и было и такие фамилии можно рассмат­ ривать как патронимические.

В 1920-х годах преобладали семьи в 2—3, реж е в 4 поколения, но были и семьи со сложным структурным составом, особенно среди зажиточных, с наличием боковых ро д­ ственников. Хотя автор и не д ает таблицы по численности семей (такие суммарные данные отсутствовали), а лишь по числу поколений, однако приведенные отдельные примеры показываю т, что наиболее крупные семьи состояли из 14— 16 человек.

Д л я семей с большим численным составом Л. М. С абурова употребляет термины «больш ая семья» и «неразделенная семья», что, конечно, правильно по существу. О д­ нако в последнее время у нас вошло в научный оборот разграничение этих понятий, причем под большой семьей понимается архаичная патриархальная семейная община со значительно большим числом ж енаты х поколений, а под -неразделенной семьей — семья стадии разлож ения патриархальной семейной общины, в которую входит лишь ж енаты х поколения;

при ж енитьбе кого-либо из третьего поколения такая семья деэ расп адается (см. работы О. А. Сухаревой, М. А. Бикж ановой, С. М. А брамзона). Судя по приведенным Л. М. Сабуровой примерам, здесь мы имеем дело в основном с нераз­ деленными семьями, но отдельные случаи (например, семья С. Я. Деревянных, стр. -168) говорят о том, что пережиточно сущ ествовали еще большие семьи. Автор приводит при­ меры, когда во главе семьи стоял не отец, а один из ж енаты х братьев;

при этом автор вы сказы вает очень интересную мысль, что в таком случае структура семьи очень су­ щественно менялась — здесь уж е в основном дело не в прямом родстве, а в боковом.

Ч асто это случалось уж е после смерти отца, но семья не распадалась обычно и после смерти обоих родителей, что свидетельствует об устойчивости семейного строя. Однако в первые годы Советской власти продолж ался процесс распада неразделенных семей, начавш ийся еще до революции под влиянием возникновения капиталистических отно­ шений.

П ереходя к внутреннему укладу семьи, автор отмечает, что обычно во главе ее стоял мужчина, редко — ж енщ ина-вдова;

подавляю щ ее большинство семей возглавля­ лось мужчинами сравнительно молодого возраста, часто не старшими, а наиболее работоспособными. К ак нам представляется, это свидетельствует до известной степени об изж ивании патриархального уклада, в то время как самый ф акт сохранения нераз­ деленных семей, как правильно зам ечает автор, объяснялся сложностью многоотраслево­ го хозяйства. Л. Л1. С абурова подробно останавливается на роли старшего в семье, распоряж авш егося имущ еством и семейным бю джетом, распределявшим работу между другими членами семьи и т. п., в то время к ак распорядком работы меж ду женщинам* ведала ж ена главы семьи. П риводится много интересных подробностей, касающихся взаимоотношений и субординации м еж ду членами семьи (в частности такой любопыт­ ный факт, что младш ие братья не могли назы вать по имени старшего брата, будущего преемника главы семьи — отца, а назы вали его «братка»). Тут автор указывает, что за внешней благопристойностью часто скрывались не совсем друж елю бные чувства, слиш ­ ком больш ая деспотия старш их наталкивалась на скрытый протест младших членов, особенно невесток, которые всегда стояли за выдел из семьи.

Л. М. С абурова подробно останавливается на распределении обязанностей среди членов семьи и приводит много ценных подробностей половозрастного разделения тру­ да. В частности, она справедливо придает больш ое значение ф акту ухода мужчин на отхож ие промыслы, особенно в маломощ ных семьях, где почти всегда имелись избы­ точные работники, в то время как заж иточны е семьи, напротив, часто привлекали допол­ нительную рабочую силу со стороны. Д обавим, что везде и всюду в больших и неразде­ ленных семьях уход на отхожие промыслы был одной из причин дробления семей и, возмож но, в какой-то степени это влияло и на то, что несостоятельные семьи скорее разделялись, чем заж иточные. П риводится и другой любопытный факт: если девушка или ж енщ ина прирабаты вала где-либо на стороне, в заж иточной семье или на поден­ щине, то такой заработок, как правило, был ее достоянием (для приданого, на нужды своей семьи). По-видимому, это явление, отмеченное на Ангаре, имело очень широкое распространение, в частности точно так ж е обстояло дело у многих народов Средней Азии.

Больш ой материал приводит JI. М. С абурова по вопросу о разделах семей, кото­ рые, как уж е говорилось, все чащ е и чащ е стали происходить в послереволюционные годы.

М ного места отведено вопросу о браке, свадебной обрядности, воспитанию детей.

Выбор ж ениха или невесты производили родители, но с согласия детей, насильствен­ ные браки встречались редко. Автор пишет, что в одних местах (на И лиме) преобладал калым, а в других (на Ангаре) — приданое. Было бы очень любопытно проследить при­ чину этого явления. В качестве протеста против требования калыма иногда практико­ вался брак убегом. С вадебная обрядность была близка к северовеликорусской, хотя в ней проявлялись элементы из свадебных обрядов южновеликорусов, украинцев и бе­ лорусов.

158 Критика и библиография Переходя к современной семье, Л. М. С абурова отмечает ф акт перемещения насе­ ления внутри П риангарья, а такж е некоторый прилив пришлого населения, что привело к расширению территориальных, национальных и социальных рам ок брачного круга.

Много места отведено дальнейшему численному (в смысле уменьшения) и структурному изменению состава семей, что автор попытался отразить в ряде таблиц. Таблицы эти свидетельствуют о том, что средний состав семьи сократился с 6,5 чел. (1926 г.) до 3, чел. (1956 г.) и что наибольш ая численность семей понизилась до 9 человек. Автор в таблицах приводит графы, касаю щ иеся количества поколений;

однако это нам пред­ ставляется излишним, так как количество поколений в данной ситуации не показатель­ но, оно вряд ли играет какую -либо роль при характеристике семьи (см. оговорку самого автора на стр. 198). В самом деле, если семья в четыре поколения состоит из 4 человек (см. табл. 7), или даж е из 5—6 человек, то, на наш взгляд, она не мож ет отраж ать характерную структуру семьи, а скорее показы вает исключения, случайные варианты.

То же можно сказать и о табл. 8—9;

автор пишет, что в глубинных районах (где, по-видимому, долж ны были лучше сохраниться неразделенные семьи, табл. 8) больше всего проживает семей из трех поколений, но большинство их насчитывает от 3 до человек. П оэтому и здесь число поколений вряд ли мож ет говорить о какой-либо зак о ­ номерности. В целом ж е закономерность заклю чается именно в том, что неразделенная семья окончательно сменилась малой.

Заключительный раздел главы посвящен родственным связям и семейным п р азд­ никам. Родственные связи сохраняю тся и с темн членами семьи, которые ж ивут и рабо­ тают в другом месте.

С большим мастерстзом написана и последняя глава «Общественный быт». Д ля старого времени Л. М. С абурова п оказала общинное самоуправление, связанное с хо­ зяйственными нуждами деревни, а так ж е с выполнением (в порядке очередности р а з­ верстки) рЯзличных государственных повинностей, сбором налогов и т. п. Здесь много интересных подробностей и специфических черт, например, в организации гужевой повинности, ямщицкого дела. Здесь ж е охарактеризован и общественный характер различных занятий, помочи. Описана организация сельских праздников, в первую оче­ редь престольных, масленицы, организация досуга молодежи (посиделки, м аскарады ).

Автор отметил и такие важные моменты, как большое влияние на формирование, сознания крестьянства наличия в крае политических ссыльных и, с другой стороны, не­ значительное влияние на население официального православия.

Д л я начала 1920-х годов даны интересные материалы по граж данской войне, п ар ­ тизанскому движению в крае, роли партии, комсомола и сельских сходов и организа­ ции первых Советов, развертыванию культурно-просветительной работы, школьной сети, вовлечении в общественную ж изнь женщин.

В заключение широко показана общ ественная ж изнь современной колхозной д е ­ ревни П риангарья и, в частности, детально освещен вопрос о формировании и развитии духовного и культурного облика колхозника.

Л. М. Сабурова написала очень ценную и нужную книгу. Она умело показала, как сравнительно небольш ая труппа старож ильческого русского населения, некогда заб р о ­ шенная судьбой в один из отдаленных «медвеж ьих» углов нашей необъятной Родины, сумела не только выжить, но и приспособиться к местным тяж елы м природным усло­ виям и создать1 свою самостоятельную культуру. О днако лиш ь О ктябрьская револю ция вывела жителей П риангарья из векового застоя и приобщила их к общей культуре, создала невиданные ранее условия для материального благосостояния и духовного р а з­ вития. Книга, несомненно, будет интересна и тем специалистам, которые заним аю тся стариной, в ней они найдут много этнографических подробностей, различных старинных обычаев, и тем, кто заним ается современными культурой и бытом — этнограф ам, со­ циологам;

книга поможет лучше понять р яд общих закономерностей в изменении м ате­ риальной культуры, семейного и общественного быта. Не обойдет ее своим вниманием и широкий советский читатель.

Н. А, Кисляков Ф ольклор на родине Д. Н. М ам ина-С ибиряка (в уральском горнозаводском посел­ ке Висим). Составитель, автор статьи и примечаний В. П. К ругляш ова. Свердловск, 1967, 303 стр., (Ученые записки Уральского гос. университета им. А. М. Горького, •Ns 60, Серия филологическая, вып. 5).

T Уральский государственный университет систематически проводит под руковод­ ством доцента В. П. К ругляш овой студенческие ф ольклорные экспедиции в разные районы Свердловской области. И з материалов, собранных в 1960— 1964 гг. в Виснме, я составлен настоящий сборник. От ранее изданного сборника «П редания реки Ч усо­ вой» (Свердловск, 1961) он отличается не только значительно большим объемом, но и разнообразием представленных в нем устно-поэтических ж анров. Книга состоит из Критика и библиография семи разделов: I — П редания, легенды, рассказы-воспоминания;

II — Песни;

I I I —-Ч а ­ стушки;

IV — Н ародн ая драм а;

V — П ословицы и поговорки;

VI — Загадки;

V II — Сказки. Таким образом, сборник дает достаточно полное представление о современной устно-поэтической традиции Висима типичного горнозаводского поселка Среднего У ра­ ла, и о фольклорном репертуаре разных возрастны х групп его населения.

Н ет необходимости говорить о значении подобных сборников для изучения исто­ рии и современного состояния фольклора, много даю т они такж е для познания осо­ бенностей бы та и культуры местного населения. Устно-поэтическая традиция Висима отличается значительным своеобразием, обусловленным историей его заселения (вспом­ ним «Три конца» Д. Н. М ам ина-С ибиряка), спецификой занятий и быта его жителей.

Больш ой интерес представляет рецензируемый сборник и для изучения творчества Д. Н. М ам ина-С ибиряка. П оэтому выбор д л я публикации именно висимского матери­ ала следует признать удачным.

Н аиболее широко представлены в сборнике предания и устные рассказы, которые, к ак отмечается во вступительной статье, особенно характерны для уральского горно­ заводского фольклора. М атериал р аздела очень разнообразен: здесь исторические пре­ дан и я о появлении в крае русских (с устойчиво сохраняемым древним мотивом о чуди, похоронившей себя заж и в о ), о популярнейшем на Урале Ермаке, о Демидовых и др.;

разного рода топонимические предания и рассказы-воспоминания о недавнем прошлом.

Закономерно включены в сборник воспоминания о М амине-Сибиряке и лицах, послу­ ж ивш их прототипами его героев. Но в некоторых случаях хотелось бы, чтобы отбор м атери ала был более тщательным: не всякое воспоминание о прошлом является фоль­ клорным произведением (во всяком случае, это следовало оговорить).

Д остаточно широко и разносторонне представлены песни (всего 152 номера). Здесь разны е виды обрядовы х и необрядовых песен, традиционных и литературного проис­ хож дения;

н аряду с вариантами общ ераспространенных русских и некоторых украин­ ских песен в сборнике даны и песни местные. Сюда ж е включена и запись традицион­ ного свадебного обряда с входящими в него песнями, которая могла бы составить осо­ бый раздел. Несомненный интерес для исследователей представит народная драм а:

«Ш айка разбойников „Черный ворон”». О стальные разделы невелики по объему и м а­ териал в них не столь разнообразен.

Во вступительной статье В. П. Кругляш овой дан краткий очерк истории Висима и бы та его населения в прошлом и отмечаются некоторые специфические черты местной фольклорной традиции. Основное внимание в статье уделено несказочной прозе и пес­ ням, которые охарактеризованы достаточно обстоятельно, о других ж е ж анрах, к со­ ж алению, почти ничего не сказано.

Статью дополняю т комментарии. К разным разделам они построены по-разному, и это хорошо. Н аиболее обстоятельны комментарии к разделу несказочной прозы. В них анализирую тся отдельные мотивы преданий и указы ваю тся все произведения (часто с соответствующ ими цитатами из них) Д. Н. М амина-С ибиряка, в которых использованы сю жеты приводимых преданий или выведены лица, о которых говорится в воспомина­ ниях. В данном сборнике, имеющем определенную установку, такие комментарии умест­ ны. В комментариях к народной драм е приведены очень ценные сведения об истории и бытовании народной драм ы в Висиме, являю щ иеся существенным дополнением к опуб­ ликованному тексту. Комментарии ж е к песням неравноценны — некоторые разбираю тся достаточно основательно, с анализом вариантов, о других ж е в сущности ничего не ска­ зано. При указании вариантов ссылки даю тся на ограниченное количество,сборников.

Это понятно;

при отсутствии у нас указателя песен дать ссылки на все опубликованные варианты их невозможно, но надо было бы сказать, какие сборники взяты и почему.

Комментарии ж е к другим разделам, как правило, ограничиваются только указанием вариантов, а к сказкам даны ссылки на указатель сказочных сю жетов Н. П. Андреева.

Этим, конечно, мож но ограничиться, но следовало вы держ ать принятый принцип до конца и не говорить, что сказка «Про Бабу-Ягу» (№ 7) «несет в себе отголоски страш­ ной действительности периода Великой Отечественной войны» (стр. 276) и что в ней органически переплеталось старое и новое;

никакого органического переплетения в сказ­ ке нет, а образы ее надуманы. Но это уж е мелочи.

К сборнику приложен список лиц, от которых записаны фольклорные материалы с указанием всех номеров сообщенных ими произведений. Но практически пользоваться этим указателем очень трудно;

иногда, чтобы установить, от кого записано то или дру­ гое произведение, надо просмотреть его чуть ли не от начала до конца. Н адо поду­ мать, к ак облегчить пользование такого рода указателем (м ож ет быть, в конце текста д ав ать номер, под которым числится его исполнитель, или еще как-либо).

В заклю чение хочется вы сказать пожелание, чтобы в следующих сборниках (ко­ торые, надо надеяться, будут) больше внимания было уделено современному состо­ янию и тенденциям развития разных фольклорных ж анров. Так, в рецензируемом сборнике очень немного частушек, причем многие из них связаны с ушедшим уж е в прошлое бытом (о старательской работе, рекрутские). Чем объясняется это? Тем ли, что частуш ки вообще не были характерны для уральского горнозаводского фольклора или сейчас, к ак утверж даю т многие фольклористы, они все больше утрачивают.свою Критика и библиография популярность? Или же небольшое количество частуш ек и произведений некоторых др у ­ гих ж анров объясняется интересом экспедиции преж де всего к несказочной прозе?

Поют ли сейчас старые частушки или их вспомнили в ответ на расспросы собирателей?

В статье о частуш ках нет ничего, а в комментарии сказано только: «записаны в 1960— 1964 гг. от людей разных возрастов и профессий» (стр. 280). Но как люди разных возрастов относятся к частуш кам и какие частушки они поют, как изменяется часту­ шечный репертуар у разных поколений — неизвестно. Хотелось бы, чтобы была о х ар ак ­ теризована и сказочная традиция в Висиме.

Но те или другие пож елания можно вы сказать по поводу любого сборника. В це­ лом ж е рецензируемая книга заслуж ивает самой положительной оценки. К аф едра рус­ ской литературы Уральского университета проводит большую, весьма полезную работу и надо пожелать, чтобы она расш ирялась, а собираемые материалы систематически публиковались.

В. К. Соколова НАРОДЫ АМЕРИКИ Р. У о к о п. Затонувшие материки и тайны исчезнувш их племен. П од ред. и с пре­ дисловием д-ра исторических наук Ю. В. Кнорозова. М., 1966, 152 стр.

Нелегко сразу определить ж анр небольшой книги видного американского этногра­ фа, профессора Тулэйнского университета в Новом О рлеане, вышедшей в СШ А еще в 1962 г. 1 Работе Роберта Уокопа присущи черты богато 'фундированного, строго научного проблемного исследования. Вместе с тем характер ее по преимущ еству не по­ зитивный, утверждаю щ ий определенные взгляды и полож ения, а сугубо негативный, ибо в первую очередь цель автора — нанести идейное пораж ение носителям отвергае­ мых им теорий о заселении Америки и уж е затем, через это отрицание, довести до читателя суть своих взглядов на предмет. Н аконец, бросается :в г л аза яр кая публици­ стичность книги, ее памфлетно-полемический стиль. Эта «необычность» работы Р. Уокопа вызвана особой экстравагантностью тех воззрений и концепций, критиче­ ский анализ которых составляет ее содержание.

Дело в том, что параллельно с подлинными науками о Зем ле и лю дях вот уж е це­ лые столетия существует множество наукообразных «теорий» и «концепций», которые, все вместе и к аж д ая в отдельности, претендуют на некое особое объяснейие многих сторон как геологического прошлого нашей планеты, так и истории человечества и его культуры. Все эти «теории» объединяю тся некоторыми общими, так сказать «родовы ­ ми» признаками. На первом месте среди них — искусственное связы вание таких вопро­ сов, как двадцатичетырехвековой давности «проблема А тлантиды», поиски следов не­ коей необычайно высокой, но таинственным образом исчезнувшей «працивилизации» и вопрос о расселении человечества по земной поверхности.

Эти «любительские»— по деликатному выражению Ю. В. К норозова (стр. 6) — концепции весьма редко попадаю т в поле зрения представителей подлинной науки.

Среди ученых — будь то этнографы или астрономы, геологи или лингвисты — бытует подчас даж е своего рода стыдливая боязнь «осквернять» страницы научных ж урналов рассмотрением псевдонаучных теорий и тем самым связы вать свои имена с сомнитель­ ными упражнениями дилетантов. Л иш ь по отдельным конкретным позодам люди науки выступают время от времени с критическим разбором некоторых наиболее п ар адо к ­ сальных гипотез. Выступали — н не без успеха — в таком духе и советские авторы 2.

Однако до сих пор, насколько нам известно, не предпринималось сколько-нибудь серьезных попыток проанализировать по возмож ности в с ю совокупность «любитель­ 1 R. W a u c h o p e, Lost tribes and sunken continents. M yth and m ethod in the s tu ­ dy of A m erican In d ian s, C hicago, 1962.

2 См., например: Ю. В. К н о р о з о в, Рец. на кн. Н. Ф. Ж и ро ва «А тлантида», М., 1957, «Сов. этнография», 1961, № 4;

М. А. К о г а н, В. JI. А ф а н а с ь е в, Л егенды о пришельцах из космоса, «П рирода», 1961, № 4;

М. И. Б е л о в, П ротив лож ного толко­ вания карт Пири Рейса, там ж е, 1962, № 2;

М. А. В о р о н и н, О поисках следов циви­ лизации в иных мирах, там ж е, № 11;

В. А. Б р о н ш т э н, Л егенды, вы даваем ы е за гипотезы, там же, 1963, № 10;

М. И. Ш а х н о в и ч, Современная мистика в свете нау­ ки, М.— Л., 1965, стр. 198—204;

А. В. И л ь и н, Тонула ли А тлантида? «Зем ля и Все­ ленная», 1965, № 3;

О. К. Л е о н т ь е в, Современные научные данны е не п о д твер ж да­ ют существования Атлантиды, там же, 1966, № 2;

В. Б р о н ш т э н, О сторож нее с кос­ мическими катастрофами! «Техника — молодежи», 1966, № 6;

Ю. Р е ш е т о в, Ф акты против легенд, там же, № 7.

Критика и библиография ских» теорий с их взаимны м сопоставлением и в их историческом развитии, хотя пот­ ребность в такого рода работах назрела давно, а в последние годы ощущалась осо­ бенно явственно.

Г лавн ая, на наш взгляд, заслуга Р. Уокопа в том и состоит, что он стремится к на­ иболее полному охвату псевдонаучных концепций о происхождении американских индейцев.

К ритику заблуж дений о мнимых связях древнего Египта и цивилизации майя чи­ тател ь встречает вначале на фоне трагической биографии одного из «классиков» диле­ т а н т и зм а — Огюста Л е П лонж она (стр. 19 сл.). Это дает Уокопу возможность пока­ зать, сколь нелепо делать далеко идущие выводы из каж ущ ихся «аналогий» между язы ками, не имеющими ничего общ его ;

(стр. 28—29, 31). К критике «метода» научно необоснованных аналогий автор будет по разным поводам возвращ аться на протяж е­ нии книги еще не раз (стр. 59, 63, 65, 100—(102, 116— 121). А пока, гслед за.рассказом о судьбе П лонж она, он останавливается,на взглядах других диффузионистов — Д ж. Эллиота С мита и Брассёра де Б урбура, подводя читателя к выводу о полнейшей несостоятельности обоих вариантов «американо-египетских» связей: гипотезы о происхож дении древнеамериканских цивилизаций из Египта, и версии о происхожде­ нии древнеегипетской цивилизации из Америки (стр. 31—39).

О том, что сторонники этой концепции были вместе с тем адептами атлантологии, Уокоп говорит пока вскользь (стр. 24, 37). З а т о несколько далее читатель найдет об­ стоятельны й очерк истории вопроса о пресловутых исчезнувших материках (стр. 40— 5 9), и притом не только об А тлантиде (широко известной благодаря бесчисленным популярным сочинениям 3, а так ж е разнообразны м трансформациям этой темы в худо­ жественной литературе), но и о «континенте Му» — Лемурии (этому последнему в до­ ступной советскому читателю литературе обычно не уделялось м еста). Автор не к аса­ ется геотектонического аспекта проблемы. Это вполне оправдано: как бы в конечном счете ни реш ила геологическая наука все еще дискуссионный вопрос о принципиальной возмож ности катастрофических погружений крупных континентальных масс, для и с т о р и ч е с к и х наук (и, в первую очередь, для этнографии и археологии) вполне ясна несостоятельность приурочения этих глобальных катаклизм ов к антропогенезу.

О стрие своей критики Уокоп направляет в сторону историко-культурного аспекта «проблемы» исчезнувших континентов, разоблачая всю абсурдность взглядов на А тлан­ тиду и М у к ак й а некие колыбели мировой пращи,вилизации. К отдельным сторонам «атлантологических» гипотез автор возвращ ается вновь и вновь, показывая, что А тлан­ тида фигурирует почти в к аж д о й псевдонаучной концепции.

Особое место в рецензируемой работе заним ает разбор едва ли не самой нелепой из псевдонаучных концепций — о происхождении аборигенов Америки от «десяти про­ павш их колен И зраиля» (стр. 60—75). И зл агая полумистическую, полубредовую аргу­ ментацию мормонов и других сторонников этого, с позволения сказать, «учения», автор ещ е р а з обозревает весь арсенал приемов и методов, излюбленных сторонниками диле­ тантских теорий вообще.

Р. Уокоп уделяет внимание и разнообразны м теориям миграций в Америку из Во­ сточной Азии (стр. 92— 110). К сожалению, здесь наш автор уклонился, по его собствен­ ному признанию (стр. 105), вполне сознательно, от прямых высказываний за или про­ тив. О днако взгляды свои он достаточно выпукло п оказал в предыдущих главах, так что читатель имеет возмож ность понять позицию автора «меж ду строк».

Автор справедливо критикует всевозможные мистические толкования освещенных в книге проблем. Э та линия проводится им на протяжении почти всей работы: мисти­ ки прилож или руку и к «проблеме» Атлантиды и Му, и к проблеме миграций, и к объяснению причин мнимого или действительного сходства языков, верований и обы­ чаев. П риходится, однако, пож алеть, что издательство «Мир» сочло возможным под­ вергнуть значительному и ничем не оправданному сокращению заключительную главу книги, специально посвященную критике мистических воззрений: если в оригинале гла­ ва эта заним ает 13 стр ан и ц 4, то в рецензируемом издании от нее осталось всего 4 стра­ ницы (стр. 134— 137). А м еж ду тем борьба со всевозможными проявлениями мистициз­ м а и реакционного мифотворчества заним ает важ н ое место в ряду задач, стоящих и перед нашей научной общ ественностью 5, т ак что дополнительный материал по этому вопросу представлял бы для советского читателя немалый интерес и значительную ценность.

3 И з последних публикаций на эту тему укаж ем : L. Z a j d 1 е г, A tlantyda, War szav a, 1963(русск. пер.: JI. З а й д л е р, А тлантида, М., 1966);

Н. Ф. Ж и р о в, Атлан­ тида. Основные проблемы атлантологии, М., 1964;

е г о ж е, Обреченная на гибель, «Н еман», 1966, № 11, стр. 151— 160;

К. К р ъ с т е в, А тлантида, В арна, 1966.

4 См.: R. W a u c h o p e, Указ. раб., pp. 125— 137.

5 См.: П. Н. Ф е д о с е е в, Н аука и идеологическая ж изнь, «Вестник Академии наук», (1963, № 8, стр. 28;

М. И. Ш а х и о в и ч, Указ. раб., стр. 196—206.

11 С о в е т с к а я э т н о г р а ф и я, № Критика и библиография Вообще необходимо с удовлетворением подчеркнуть, что Уокоп в подавляю щ ем большинстве своих оценок и высказываний выступает как ученый не только просто честный, объективный, но и обладаю щ ий в определенной степени прогрессивными вглядами. Н е говоря уж е о том, что в объяснении явлений сходства культур он стоит на позициях сторонников конвергенции, выступая против диффузионистов (стр. 31— 32, 63, 95 и др.), нельзя не отметить непримиримую позицию ученого по отношению к различным расистским интерпретациям как проблемы миграций, так и «проблемы»

Атлантиды (стр. 122— 133) 6.

Сравнительно-исторический метод критики позволяет Уокопу по-настоящ ему рас­ крыть антинаучность большинства наукообразных концепций, лиш ая их того ф альш и­ вого блеска «смелости», «новизны», «оригинальности» и т. д., который придаю т этим концепциям их адепты и не всегда добросовестные пропагандисты.

Работа Уокопа всем своим огромным фактическим материалом убедительно демон­ стрирует реакционность, по сути, всех оттенков разбираем ы х им «концепций» и «гипо­ тез». Д аж е в тех случаях, когда создатель, адеят или пропагандист той или иной их разновидности лично не принадлеж ит к откровенно реакционной ш колке или секте, он в своей трактовке тех или иных вопросов неизбежно будет смыкаться с самыми не­ прикрытыми обскурантами. «Так в чем ж е,— спраш ивает Уокоп в одной из заклю чи­ тельных глав книги,— состоит связь м еж ду религией, расизмом, национализмом и про­ исхождением индейцев? К аж ды й из упоминавшихся выше авторов, несомненно, п оклял­ ся, что к соответствующим выводам привела его собранная им информация и он, как честный человек, не мог игнорировать эти выводы. Но если рассм атривать подобных авторов в совокупности, можно заметить, что все они, несмотря на различия в оттен­ ках, проявляю т склонность к мистике, расизму и шовинизму» (сгр. 133).

Этот хорошо обоснованный вывод Уокопа, к ак и весь собранный ученым богатей­ ший фактический материал дает в руки честных и здравомы слящ их ученых отличные средства д л я борьбы с весьма живучими проявлениями невеж ества и обскурантизма.

Д л я советской науки, для советской общественности острие этой борьбы направлено не только во внешний мир — в мир чуж дой нам зарубеж ной идеологии. К ак справедли­ во отмечает в предисловии Ю. В. Кнорозов, «очень многие аргументы Уокопа через го­ лову его американских оппонентов направлены в адрес различного рода «теоретиков», действующих и на территории нашей страны» (стр. 12). Д ело в том, что у нас за по­ следние 10 лет антинаучные сочинения некоторых авторов получили, к сожалению, доступ на страницы ряда научно-популярных ж урналов. Своей внешней зан им атель­ ностью и нарочитой «таинственностью» такие работы сбивают с толку не искушенных в науке читателей, особенно молодежь, прививают нигилистическое отношение к мето­ дам и достижениям подлинной науки. Н ельзя так ж е не признать, что критика таких сочинений ведется у нас крайне вяло, от случая к случаю.

Р абота Уокопа мож ет в этом отношении послуж ить хорошим примером. И отме­ тить здесь надо не только, блестящую эрудицию и силу логики автора, но и его неисто­ щимый юмор, иронию, местами добродушную, но чащ е довольно злую, переходящ ую порой в едкий сарказм. Ученый достигает тамим путем не только живости изложения, что само по себе очень важ н о, поскольку он воюет с ложными взглядами, успев­ шими повлиять на умы миллионов. Он утверж дает этим право ученых на использование средств сатиры и юмора в критике антинаучных концепций и воззрений — ведь носи­ тели этих воззрений обычно настолько невежественны, что в борьбе с ними смех — ору­ жие подчас куда более действенное, нежели серьезные дискуссии или грозны е филиппики.


Выход в свет книги Уокопа не могут не приветствовать все, кто в своей научной, литературно-публицистической или лекционной работе сталкивается с рецидивами вся­ кого рода псевдонаучных измышлений, все, кто ведет борьбу в защ иту научной истины.

Не случайно книга эта стала библиографической редкостью уж е через 1—2 дня после ее появления на книжном рынке. Значит, следует ставить вопрос о ее переиздании.

Новое издание, преж де всего, долж но быть полным, без сокращений и без некоторых досадных неточностей, допущенных при редактировании перевода в и здательстве (н а­ пример, на стр. 42, 49, 51, 73, 98, 1137), с существенно пополненным списком ли­ тературы.

Известно, далее, что в последние годы сторонники псевдонаучных концепций, стре­ мясь идти «в ногу с веком», усиленно р азрабаты ваю т такие разновидности этих кон­ цепций, в которых различные вопросы геологического и исторического прошлого пода­ ются в связи со всякого рода космическими катаклизм ам и, с проблемой инопланетных цивилизаций и т. п. Уокоп, выступивший со своей книгой лишь в самом начале пышного 6 Следует заметить, что советские авторы, со своей стороны, уж е отмечали св язь некоторых дилетантских концепций с расистскими взглядам и (см., напр.: Г. Н. Г о л у ­ б е в, Н еразгаданны е тайны, М., 1960, стр. 164— 165).

7 Ср.: R. W a u c h o p e, Указ. раб., pp. 31, 38, 66, 89, 106.

Критика и библиография расцвета этих разновидностей, упоминает о «космических» реминисценциях дилетантов только вскользь (стр. 132). Видимо, к новому изданию надо приложить краткий кри­ тический обзор сочинений М. М. Агреста, А. А. Горбовского, В. К. Зайцева и близких к ним авторов.

Следует расш ирить и комментарии, а так ж е исправить вкравш иеся в них отдельные неточности. Так, нельзя говорить, что о-в Д ж ерси находится в Н ормандском проливе (прим. 13): такого пролива нет, а упомянутый остров — один из Нормандских о-вов — находится в проливе Л а-М анш, точнее — в заливе Сен-М ало. Ф. Л опес де Гомара ро­ дился не в 1510 г. (прим. 31), а в 1511 г.;

Э. Д ж ексон был президентом США не в 1828— 1836 гг. (прим. 45), а в 1829— 1837 гг. Д алее, нельзя называть Максими­ лиана братом а в с т р о - в е н г е р с к о г о императора (прим. 78), потому что Франц Иосиф I к ак раз до 1867 г. именовался а в с т р и й с к и м императором;

а полулегендар­ ного исландского первооткры вателя Америки надо назы вать не «Эриксон, Лейф»

(прим. 98), ибо фамилии у него не было, а «Л ейф Эриксон», т. е. «Лейф, сын Эрика».

К омментаторам следовало так ж е оговорить некоторые досадные промахи автора, вроде ф раз об «избрании» Кингсборо в п алату лордов (!) (стр. 61) или об И ерусалиме как израильском городе (стр. 6 8 ) — город этот был столицей Иудеи, а столицей И зраиль­ ского царства являлась С амария, которую Уокоп, кстати, помещает почему-то в Сирии (стр. 119).

Н овое издание хотелось бы видеть свободным от опечаток, а их в рецензируемой книге, к сожалению, очень много, в' том числе таких, которые искаж аю т смысл текста (стр. 37, 69, 419, 122). М ало того: волею издательства переводчица Эрна Владимировна Зиберт превращ ена... в мужчину — некоего Э. В. Зиберта! (см. титульный лист), а пи­ рам ида Хеопса в подписи под рис. 4 на стр. 35 «переименована» в пирамиду Чичен-Ица.

П олиграфическое исполнение больш инства иллюстраций нельзя признать удачным, а облож ка могла бы быть оформлена с большим вкусом. Главное ж е — хотелось бы, наконец, увидеть на книжной полке работы наших советских ученых, посвященные критике всевозможных дилетантских «концепций» и «гипотез».

В. Л. Афанасьев НАРОДЫ АФРИКИ K a r l S c h u b a r t h - E n g e l s c h a i l. A rabische B erichte m uslim ischer R eisender und Geographeri des M iiteialters iiber die Volker der Sah a ra («A bhandlungen und Be­ richte des staatlich en M useum s fur V olkerkunde. D resden», Bd. 27), Berlin, 1967, 124 стр., карты.

Р ецензируем ая работа представляет собой свод сообщений средневековых арабских, источников о многочисленных областях, городах и народах Сахары, известных ар а б ­ ским авторам. Три основных р аздела книги посвящены соответственно характеристике авторов этих сообщений (стр. 9—32), общему описанию Сахары — геогра­ фический обзор, краткий очерк истории С ахары (стр. 33—42) и собственно исследова­ нию м атериалов источников (стр. 43—90). В приложении даю тся с;

ылки на источники и исследования, библиография, указатели, карты.

Автор ставил перед собой цель собрать воедино все данные арабских источников об этой части Африки. Основным материалом ему послужили сочинения Ибн Хордад беха, ал-И акуби, ал-М асуди, Ибн Х аукаля, ал-Бакри, ал-Идриои, Абу-л-Фяды, Ибн Баттуты. Эпизодически привлекаю тся сведения ал-И стахри, Ибн Халдуна, ал-М акризи, Л ьва Африканского. В процессе рассмотрения арабских текстов автоо использует и более поздние сведения, содерж ащ иеся главным образом в трудах европейских путешествен­ ников (Г. Б арт, Г. Н ахтигаль, Р. Кайе, Г. Рольфе, Г. Хоскинс и др.), а такж е совре­ менных исследователей Северной и Западной Африки (М. Делаф осс, Л. К. Бриггс, Т. Левицкий, Р. Мони и др.).

К ак известно, в современных пределах С ахары в течение X—XIV вв. не существо­ вало сколько-нибудь долговечных крупных и могущественных государств, которые мог­ ли бы оставить значительные следы в сообщ ениях арабских путешественников и reor-j раф ов. В силу этого канвой больш инства описаний служ ат торговые пути, дороги* ведшие из Северной Африки в области С удана. Автор назы вает несколько основных караванны х марш рутов, указы вая, какой из них играл ведущую роль в транссахарской торговле в тот или иной период. Д л я V III—X вв.— это путь из Египта вдоль северо­ африканского побереж ья до Феса, оттуда к югу через С иджилмасу, Т ам далт и Ауда гаст до Ганы (здесь и далее транскрипция автора книги). В X I—X III вв. главным остается направление из Феса н а Т ам далт через С идж илм асу или М арракеш. В XIV в.

основные торговые пути ведут по направлениям: Фес—Т тагаза—И валатин—Малли,, а Критика и библиография Триполи — Г адам ис — Туват — Т тагаза — Тимбукту — М алли, А у дж ала — В аддан — Гат — Хоггар — Т адмакка.

Очевидно, что расположение торговых путей и населенных пунктов было тесно в за­ имосвязано и определяло не только пути получения сведений арабскими авторами, но и степень их достоверности, а так ж е концентрацию сообщений об одних н ародах и ф раг­ ментарный характер известий о других, вероятно, населявш их отдаленные от торговых центров и дорог районы. К азалось бы естественным в исследовании, посвященном н а ­ родам Сахары, расположить сообщения различных авторов соответственно этническому делению населения С ахары или ж е рассмотреть их в порядке следования авторов по маршруту. Но, по-видимому, этому мешали либо отсутствие единой схемы и зл о ж е­ ния в использованных источниках, либо невозм ож ность выделить кзкие-то постоянные образования, сохранявш иеся сколько-нибудь долго н а одной территории на протяж ении всего исследуемого периода (в основном X—XIV,вв.). К тому же, как указы вает автор, арабские источники касаю тся не всей территории С ахары и не позволяю т восстановить ее цельную картину. Более того, в некоторых сочинениях (в особенности у Ибн Х ордад беха и ал-М асуди) не всегда указаны места расселения названны х авторами племен.

Вероятно, учитывая все это, автор избирает географический принцип распределения м а­ териала. Он делит всю С ахару на три больших региона (Восточную, Ц ентральную и Западную ) с подразделением их на районы более мелкие, в зависимости от обилия сведений и возможности выделения географически и этнически компактных, однород­ ных областей (Ф аззан, К увар — Тибести, Хоггар и т. п.).

В краткий раздел, посвященный Восточной С ахаре (стр. 45—52), входит описание египетских оазисов Сива, Бахарийа, Д ахел, Х арга и ливийского оазиса К уфра. К а р а ­ ванные пути, шедшие через египетские оазисы Восточной С ахары в «страну черных», описывают Ибн ал-Ф аких ал-Х амадани (начало X в.) и Ибн Х аукал (вторая половина X в.). Наиболее ценные сведения о самих оазисах дает ал-Б акри (середина XI в.): н а­ селение их он определяет как смешанное, состоящ ее из арабов и берберов;

оазисы Д ахел и Харга населены берберами лувата. В оазисах К уфра, по ал-И дриси, обитаю т «кочев­ ники из Кувара», которых автор склонен идентифицировать с теда.

Значительно богйче сведениями источники по Ц ентральной С ахаре (см. стр. 52— 75).

Этот самый крупный раздел книги делится, в свою очередь, на три п одраздела, к а ж ­ дый из которых имеет собственное заключение. Схема построения их (так ж е, к а к и раздела «Восточная С ахара») одинакова: автор начинает с рассмотрения ранних со­ общений, привлекая по мере необходимости данные более поздних авторов о том или ином пункте или племени, в целом вы держ ивая хронологический порядок исследования источников.

О районе Ф аззана говорят почти все арабские авторы, привлеченные исследовате­ лем. Д етальное рассмотрение всех- собранных данных, их сопоставление с сообщениями европейских путешественников и новейшими археологическими данными позволяет сд е­ л ать вывод, что в IX—X III вв. область Ф аззан а была населена берберскими племенами хаувара и м азата. В северной части ее ж ило несколько племен л у вата, в западной (вплоть до внутренних областей Ф аззана) — племя азкар, относящ ихся, по-видимому, к туарегам, в южной — группы лам та, главные районы расселения которых находились в юго-западной Сахаре.


Большинство этно- и топонимов арабских источников, касаю щ ихся этого района, поддается точной идентификации. В частности, обращ аясь к данным ал-И дриси и Ибн Халдуна, автор идентифицирует племя рва?х, название которого встречается у а л -й а к у би, с берберами Раваха. Особенно ж е ярко выступает во всех этих источниках значение транссахарской дороги из Северной Африки в область озера Ч ад.

Восстановление этнической карты К увара по данным одних только арабских источ­ ников автору не представляется возможным. Сложность подобной задачи бы ла отмече­ на еще в XIX в. Бартом и Н ахтигалем, посетившими этот район. И сточниками в д ан ­ ном случае могут служить избранные автором сочинения а л -й ак у б и, ал-И дриси, Абу-л Фиды (авторов, за исключением ал -й ак у б и, сравнительно поздних). П о их сообщ ени­ ям, в X II—X III вв. К увар был населен мусульманами частично берберского происхож ­ дения. Через К увар проходил караванны й путь, основными статьям и торговли были рабы, верблюды и соленая рыба. Политически в X III в. К увар был подчинен Канему.

Судя по некоторым данным, можно предполож ить (хотя нельзя ещ е установить точ­ но), что отдельные районы К увара были населены племенами теда.

Область Тибести описана в основном по сообщениям ал-И дриси и Абу-л-Ф иды, ч а ­ стично ал-Бакри. По данным этих источников, ю ж ная часть Ц ентральной С ахары (т. е.

район меж ду Тибести и Эннеди) в X I—XIV вв. бы ла населена племенами багам а, б а ­ кам, баркама, садрата, сагва, сан дарата и загава. Н екоторы е из этих племен, вероятно, были родственны меж ду собой;

загава, по-видимому, заним ало среди них центральное положение. Особое внимание автор уделяет выяснению вопроса о локализации племени загава арабских источников, установлению соотношения м еж ду этнонимами «загава», «тубу» («тебу») и «бардуа» («бердоа»). Он ссы лается при этом на предположение Ж- Ш апеля о том, что под именем «загава» арабские авторы им ела в виду всех тебу.

Критика и библиография В то ж е время, по мнению Б арта, племя бардуа, впервые фигурирующее у ал-Макризи (1400 г.), идентично загава. И сследование показывает, чго к концу первого тысячелетия загава арабских источников были расселены западнее, чем современное племя того же названия. По-видимому, это плем я образовалось из части прежних «загава», в течение веков консолидировавш ихся в иную этническую общность. Возможно, и бардуа прошли такой ж е путь развития. Сейчас это название сохранилось только за одним кланом теда (или тубу) Тибесги, как 'свидетельствует А. Лебеф. Автор работы приходит к зак­ лючению, что за га в а арабских источников не идентичны -с племенем того ж е названия в современной юго-восточной С ахаре. Термин «загава» нельзя признать равнозначным этнонимам бардуа или «тубу», однако в их содержании прослеживается определенная близость. П од названием «загава» в арабских источниках следует понимать многочис­ ленные этнические группы Ю жной С ахары, которые антропологически и культурно отличаю тся от берберов пустыни и негров С удана, но которым присущи некоторые эле­ менты обеих этих групп, тогда к ак большинство других племен этого района, упоми­ наемых в арабских источниках, мож но определить к ак родственные или близкие загава.

П ервы е сообщ ения о Хоггаре, области распространения туарегов, встречаются у Ибн Х аукаля. В его сочинении упоминаю тся только кочевые племена — хаувара, мик наса, мадийуна, сколько-нибудь точно не локализованные. И спользуя данные более поздних источников — Ибн Баттуты, Ибн Х алдуна, а так ж е сведения Б арта, автор при­ ходит к выводу, что из всех называемы х арабскими источниками племен с туарегами м ож но идентифицировать только азкар ал-И дриси и хаккар Ибн Б аттуты. Вследствие сходства названий туарегов и одной из групп берберов сан хадж а (бану тарга) эти этнонимы не всегда различались долж ны м образом. Н а самом ж е деле арабские источ­ ники позволяю т впервые идентифицировать туарегов как самостоятельную этническую группу в Ц ентральной С ахаре только в середине X II в. (см. стр. 74—75).

В Зап адн ой С ахаре автор рассм атривает три района: северный (область Сиджил м асы ), центральный (М авритания) и ю жный (область А удагаста). Сидж илмаса играла в IX—XIV вв. главенствую щ ую роль в северо-западной С ахаре в основном как отправ­ ной пункт на старинной торговой дороге в Судан. Этническую характеристику местного населения мож но встретить только у ал-И акуби. Расселение племен санхадж а, их под­ отделов бану д ара, бану тарга (т а р д ж а ), а так ж е племени ламтуна устанавливается по сообщ ениям ал-Й акуби и ал-Идриси, основные данные о племенах группы санхадж а автор находит у ал-Б акри и ал-И дриси. П лемя лам та, согласно ал-Идриси, населяет город Н ул. Этот и некоторые другие города (Д ар а, З и з), как считает автор, не подда­ ются локализации, хотя местоположение Н ула в литературе считается установленным более или менее точно *.

Ц ентр Зап адн ой С ахары в IX—XVI вв. населяю т преимущественно племена сан­ х ад ж а, в частности бану массуфа, бану ламтуна, бану д ж у дд ал а. На атлантическом побереж ье С ахары ж ивут бар гавата (впервые о них упоминает Ибн Х аукал), в то время к ак главное население М агриба, по ал-И дриси, составляю т ламта. Автор такж е подробно рассм атривает описание Ибн Баттутой Ттагазы, центра соляных копей (ср.

Т атан тал у ал -Б ак ри ).

В южной части Западной С ахары внимание арабских авторов привлекал преиму­ щественно А удагаст. Исторические сведения о нем сообщ ает в основном ал-Бакри. Ж и ­ тели города прин адлеж ат к различным берберским племенам, частично санхадж а, ча­ стично отдел а ботр: баркад ж ан а, наф уса, лувата, заната, наф зава. М естоположение А удагаста и некоторых других пунктов этой области благодаря новейшим археологи­ ческим исследованиям установлено с полной достоверностью.

М ож ет п оказаться несколько странным, что автор оставил без внимания некото­ рые известные географические сочинения арабских ученых, содерж ащ ие сведения о тех местностях С ахары, которые им рассматриваю тся. Возможно, что отдельные спорные вопросы могли бы получить при их использовании иное освещение. Н апример, сопостав­ ляя на стр. 68—69 этнонимы «бакам» и «багама», автор, по-видимому, склоняется к их идентичности. О днако ему приходится отметить, что ал-И дриси относит багам а к зага­ ва, а Ибн Б атту та назы вает их бардам а. А. Л о т указы вает, что слово «багама» не на­ звание племени, а искаж ение сонгайского слова «бурдаме», обозначающего аристокра­ тическую группу т у ар его в 2. П лемя бакам М. Д елаф осс идентифицирует с группой ма­ линке кагоро, а Р. Мони склоняется к их отождествлению с б а м б а р а 3. Из этого сле­ дует, что вопрос идентификации и тож дества двух этих этнонимов не мож ет считать­ ся решенным и, по-видимому, потребует дополнительных материалов. В какой-то мере См., например, R. M a u n y, T ableau geographique de 1’O uest africain au Moyen Age, D akar, 1961, рис. 55;

«Арабские источники X—XII веков по этнографии и истории Африки южнее Сахары», М.—Л., il966, стр. 417—418.

2 Н. L h o t e, C ontribution a l’etude des to a a re g s soudanais, BIFAN, XVII, D akar, 1955, p. 355.

Критика и библиография это относится и к другим этно- и топонимам, особенно когда источники даю т различные чтения одних и тех же названий (например д ж у д д а л а — куддала, Т ам ал та—Тамалма, К укадам — Какудам, Т амдалт—Т ам дант и т. п.). Очевидно, в этом случае могли бы ока­ заться полезными материалы географического словаря й а к у т а, «К итаб асар ал-билад»

ал-К азвини, «Китаб ал-мудж иб фи талхис ахбар ал-М агриб» Абд ал-В ахида ал-М ар ракуши, где встречаются названия населенных пунктов и берберских племен С ахары, ча­ стично не вошедшие в использованные автором источники.

По-видимому, следует такж е отметить, что избранный автором географический принцип распределения материалов источников не привел к большим положительным результатам. Не говоря о том, что этот прием вы звал неизбежные повторы, такое р ас­ смотрение источников само по себе не дает картины расселения сахарских народов, к ак ее представляли себе арабские авторы. В определенной мере это компенсируется мно­ гочисленными картами, составленными отдельно по каж д ом у из основных использован­ ных источников. Карты, бесспорно, являю тся наиболее ценной частью работы, они со­ ставлены с должной точностью и наглядно представляю т результаты исследований а в ­ тора рецензируемой книги.

К сожалению, в работе не ощ ущ ается характер географического и этнического вос­ приятия С ахары мусульманскими учеными. Возможно, это объясняется тем, что сред­ невековые арабские географы не воспринимали С ахару как единый комплекс, соотне­ сенный с одним названием. В арабской географической литературе мож но проследить развитие целого ряда терминов — таких как «Судан», «Зандж », «Савахил», «Софала».

Конкретность их вначале заклю чалась только в том, что они указы вали общее геогра­ фическое направление по отношению к центрам ар еала средневековой* мусульманской культуры.«Как термины они включают в себя несколько разноплановых значений (то­ поним, этноним, государство) и по мере накопления информации перемещ аю тся вглубь по обозначаемому ими направлению, где рано или поздно окончательно конкретизи­ руются в одном из значений. И ногда это происходит в другую эпоху (например в эпоху географических открытий) и без участия в этом процессе арабов. Возможно, понятие «С ахара, как и некоторые связанные с ней названия, прошло такой ж е путь развития.

М. А. Толмачева НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА ПО НАРОД АМ ПРИБАЛТИКИ А н т и н г Л., Таллинские оружейники и огнестрельное оруж ие XIV— XVI веков.

Таллин, «Ээсти раамат», 1967. 47 с. с илл. (Гос. ист. музей Э стС С Р ). Книга вышла на эст. и рус. яз.

А у н М. Земледельческие орудия в Мынистеском сельском музее. Сост. М. Аун.

Выру, 1966. [4] с.;

10 л. илл. (М -во культуры ЭстССР. М емориальный музей д-ра Фр. Р. Крейцвальда. Мынистеский сельский музей. Выруский район). Н а эст. яз.

А у н М. Крестьянские постройки в Мынистеском сельском музее. Сост. М. Аун.

Выру, 1966. [4] с.;

9 л. илл. (М -во культуры ЭстССР. М емориальный музей д-ра Фр. Р. Крейцвальда. Мынистеский сельский музей. Выруский район). Н а эст. яз.

А у и М. Орудия для обработки льна в Мынистеском сельском музее. Сост.

М. Аун. Выру, 1966. [4] с.;

6 л. илл. (М -во культуры ЭстССР. М емориальный музей д-ра Фр. Р. К рейцвальда. Мынистеский сельский музей. Выруский район). Н а эст. яз.

В е н д е Э. Г. Работа по драгоценному м еталлу в Эстонии в 15-м — 19-м веках.

Предисл. Э. Лийн. Таллин, «Кунст», 1967. 150 с. с илл.;

58 л. илл. Н а эст. яз. Резю ме на рус. и нем. яз.

Вестник краеведения. № 7. Метод, материалы. Отв. ред. Е. М ааринг. Таллин, 1967.

95 с. с илл. (АН ЭстССР. Комис. по исследованию родного к р а я). На эст. яз.

В и й р е с А. и Л и н н у с Ю. Библиограф ия Эстонской этнографии. 1945—.1966.

Сост. А. Вийрес и Ю. Линнус. Таллин, 4967. X, 128 с. (Ин-т истории АН Э стС С Р).

Н а эст. и рус. яз.

В и й р е с А. и Ш л ы г и н а Н. В. Первый прибалтийский коллоквиум этнографов.

«Сов. этнография», 1967, № 4, с. 160—462.

В и ш н я у с к а й т е А. Л итовские семейные традиции. Вильнюс, «Минтис», 1967.

183 с. с илл. и нот.;

17 л. илл. (АН Л итовСС Р. Ин-т истории). Н а литов, яз.

Водоснабжение Таллина в прошлом и настоящем. 550 лет водоснабж ения Т алли ­ на. Таллин, «Ээсти раамат», 1967. 91 с. с илл. П еред загл. авт.: Г. Якобсон, А. Киви, X. Л онд и А. Сойк. Н а эст. яз.

Г л я м ж а И. Охраняемые народом. [О мерах по охране памятников истории и культуры в республике]. «Коммунист» (Вильню с), 1967, № 7, с. 60—64.

Критика и библиография Т у р и н а Н. Н. Из истории древних племен западных областей СССР. (По мате­ риалам Н арв. экспедиции). Л., «Наука», Ленингр. отд-ние, 1967. 207 с. с илл.;

2 л. план.

(АН СССР. Ин-т археологии. М атериалы и исследования по археологии СССР. № -144).

Е ж егодник этнографического музея. 21. Таллин, «Валгус»,. 1966. 333 с. с илл. и карт. (Гос. этногр. музей ЭстССР. Т арту). Библиогр. в подстроч. примеч. На эст. яз.

Р езю м е статей на рус. и нем. яз.

И нструкция для собирания местных названий. Сост. М. Норвик. Таллин, 1967. 32 с.

со схем. (АН ЭстССР. О-во родного я з.). Н а эст. яз.

К а р н у п А. Я. Заметки о бытовых условиях, народной гигиене и медицине в эпоху раннего ф еодализма по м атериалам раскопок 1936—1938 гг. на Талсинском го­ родищ е (Л атви й ская С С Р ). П редварит, сообщ. «Из истории медицины», сб. 7, 1967, с. 151— 162.

К о н с и н К. Коллекция из Тарту. [Худож. изделия из кожи в собрании Этногр.

музея ЭстССР]. «Декоративное искусство СССР», 1967, № 5, с. 26—27.

К о н с и н К. Эстонские круж ева. Альбом. Сост. и вступит, статья К- К онош а. Т ал­ лин, «Кунст», 1967. 11 с. с илл.;

23 л. илл. (Гос. этногр. музей Э стС С Р). Н а эст. яз. Р е­ зюме на рус. и нем. яз. Прил.: Вступит, статья и список иллюстраций. 7 с. На фин. яз.

К р а х м а л ь н и к о в а 3. Рож дение праздника. [О традиц. играх жителей остро­ вов Кихну и Рухну]. «Д руж ба народов», 1967, № 3, с. 210—224.

К у з н е ц о в С. А. Звезды смотрят в Т амула. Очерк о соц. преобразованиях в г. Выру. Таллин, «Ээсти раам ат», 1967. 79 с. с илл. Н а эст. яз.

Л аты ш ская народная одеж да. Альбом. Рига, «Лиесма», 1967. 50 с. с илл. Н а л а ­ тыш., рус., англ., нем. и франц. яз.

Л аты ш ские народные сказки. Избранное. Бытовые сказки. Сост.: К. Арайс. Всту­ пит. статья О. Амбойниса. Илл.: П. Шенгоф. Рига, «Зинатне», 1967. 391 с. с илл. (АН Л а тв. ССР. И н-т яз. и литературы ). Н а латыш, яз.

Л аты ш ские народные сказки. Избранное. (В 3-х т.) Волшебные сказки. Сост.

К. Арайс. Введ. О. Амбайниса. Пер. с латыш. С. Б аж аиовой и Ч. Шкленника. Илл.:

П. Ш енгоф. Рига, «Зинатне», 1967. 543 с. с илл. (АН Л атвС С Р. Ин-т языка и литера­ туры ).

Л аты ш ское народное искусство. Конец X VIII в.— XIX в. Сб. материалов. В 3-х т.

Т. 3. О деж да. Вступит, статья Б. Зунде. Ред. и послесл. М. Степерманиса. Рига, «Л и­ есма», 1967. 409 с. с илл. Библиогр.: с. 36. Н а латыш, яз. Резюме на рус. и англ. яз.

Л е т у в и с М и к о л а с. О правах татар, литовцев и москвитян. Д есять фрагмен­ тов разного ист. содерж ания. М емуары XVI в. Пер. с латин. Иг. Ионинас. Предисл.

Ю. Ю ргиниса. Послесл. И. Ионинаса и М. Л иубанскиса. Вильнюс, «Вага», 1966. 137 с.

с факс. (Б -ка литуаники). Н а литов, яз.

Л итовская литература и фольклор. Библиогр. указатель основной литературы. Сост.

П. Чеснулявичюге, Ю. Гирдзияускас, Ю, Л ебедис и др. Вильнюс, 1967. 62 с. (Вильнюс­ ский гос. ун-т им. В. К апсукаса. К аф едра литов, литературы ). На литов, яз.

Литовский фольклор. В 5-ти т. Глав. ред. К. Корсакас. Т. 4. Сказки, сказания, рас­ сказы, орации. Ред. Л. Саука. Вильнюс, «Минтис», 1967. 839 с. с илл. (АН ЛитовССР.

Ин-т литов, яз. и литературы ). Н а литов, яз.

М а р г у с т е А. Эстонское народное [песенное) творчество. Сост. А. Маргусте.

Таллин, 1967. 151 с. с илл. и нот. (Гос. ком. высш. и сред. спец. образования Совета М инистров ЭССР. Н ауч.-метод, кабинет). Н а эст. яз. • М и к е н а й т е А. П ояса. К аталог. Сост. и авт. вступит, статьи А. Микенайте.

Вильнюс, 1967. 125 с. с илл. (Художественный музей Литовской ССР. Вильнюс).

Н а литов, яз.

М и с ю н е н е И. Тракайский исторический музей. Вильнюс, «Минтис», 1967. 33 с.

с илл.

М удрость двух народов. Л аты ш, и рус. пословицы и поговорки. Сост. и авт. всту­ пит. статьи Э. Я. Кокаре. Илл.: Р. Тильберг. Рига, «Зинатне», 1967. 295 с. с илц.

Н а латыш, и рус. яз.

Н аш а песня. Сборник. Сост. Я. Л иш нан. Рига, «Лиесма», 1967. 351 [15] с. Н а л а ­ тыш. и рус. яз.

Н овая литература по народам П рибалтики. Сост. Р. В. Каменецкая. «Сов. этно­ графия», 1967, № 6, с. 154—455.

О ктябрьская революция и общественные науки в Литве. М атериалы науч. кон­ ференции. (6—8 дек. 1967 г.) Вильнюс, 1967. 661 с. (АН Л итовСС Р. Ин-т истории пар­ тии при Ц К КП Л итвы. М-во высш. и сред. спец. образования Литов. ССР ЦК ЛКСМ Л и твы ). Н а литов, яз. Тит. л. на литов., рус. и англ. яз.

П раздник песни и танца школьной молодежи Советской Л атвии. 1967. Сост.

М. Якобсоне. Рига, «Звайгзне», 1967. 68 с. с портр.

П р и е д и т е Э. П летеные изделия из корней. Рига, «Звайгзне», 1967. 16 с. с илл.

Н а латыш, яз.

Р а н д р е Л. и К а л к Р. Х аапсалуский музей. Экспозиция. Хаапсалу, 1967. 64 с.

с илл. (М-во культуры ЭССР. Х аапсалуский межрайонный краеведческий музей). Текст парал. на эст. и рус. яз.

168 Критика и библиография С е л и р а н д Ю. На могильниках предков. Иет.-археол. очерк. Таллин, «Ээсти раа мат», 1967. 228 с. с илл. На эст. яз.

Социологический опрос. Таллин, Ц Б Т И ЭстССР, 1967. 154 с. с илл. (Союз ж у р н а­ листов Э стС С Р). На эст. яз.

Список танцев, изданных в Л атвии за советский период. Рига, 1966. 80 с. (Д ом народного творчества им. Эм. М елнгайлиса). Н а латыш, яз.

Т у м а в и ч ю е И. Традиции помогают воспитывать. [Из опыта Талыпанской сред, школы им. Ж ям айте. Л итовССР]. «Н ар. образование», 1967, № 12, с. 25—28.

У р б а н а в и ч ю с В. Ф. К вопросу о погребениях с трупосожж ением в XIV в.

в ЛитвеТ «Труды АН Л итовСС Р». Серия А., 1966, 2, с. 183—(190, Резю ме на литов, яз.

Ц и е л е н М. Я. Типы рыболовецких колхозов Латвийской ССР. «Уч. зап. Л атви й ­ ского ун-та», т. 75, 1966, с. 62—70, с табл. Резю ме на латыш, и англ. яз.

Ш в а р ц б у р г Я. Развиваем новые традиции. [Об опыте проведения в Л атвС С Р массово-зрелищных мероприятий]. «Коммунист Белоруссии», 1967, № 5, с. 48—50:

(К 50-летию Советской власти).

Эстонские народные сказки. Антология. Сост.: В. М яльк, И. С арв и Р. Вийдалепп.

Таллин, «Ээсти раамат», 1967. 527 с. с карт.;

4 л. илл. (И н-т яз. и литературы Э стС С Р ).

Н а эст. яз.

Эстонские танцы. Описание. Рига, 1967. 150 с. с илл. и нот. (Д ом нар. творчества им. Эм. М елнгайлиса). Н а латыш, яз.

Я парнище... Избр. нар. песни. Сост. Ю. Тедре. Таллин, «П ериодика», 1966. 59 с.

(Б-ка «Лроминг». № 33 (457)). Н а эст. яз. В вып. дан. в рус. пер. загл.: Сборник эстон­ ских народных песен.

Я г о м я ^ г и И. Библиография трудов научных сотрудников Академии наук Эстон­ ской ССР в области общественных наук, опубликованных в 1966 г. Сост. И. Ягомяги.

«Изв. АН ЭстССР», т. 16. Обществ, науки, № 2, 1967. Прнл., с. 1— 57.

Авторефераты В и к с н а Д з. Л аты ш ская советская культура в Советском Союзе в 20—30-х годах.

Автореферат, дисс. на соискание учен, степени канд. исорич. наук. Рига, 1967. 26 с.

(АН Л атвС С Р. Ин-т истории).

Г о л ь д и н М. Д. Основные музыкально-стилевые черты латыш ской народной пес­ ни и ее связи с народной песней восточных славян. А втореферат дисс. на соискание учен, степени д-ра искусствоведения. М., 1967. 45 с. (Моск. консерватория им. П. И. Ч ай­ ковского). ’ Д а н и л а й т е Е. Ш трихованная керамика в Л итве. (Н екоторые данные по воп­ росу об этногенезе литовцев). А втореферат дисс. на соискание учен, степени канд. ис торич. наук. Вильнюс, 1967. 32 с. (АН Л итвСС Р! И н - т истории).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.