авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы О ПРОЕКТЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Таким образом, функциональные возможности информации значительно усиливают эффект примене ния как военной мощи, так и не войсковых мер против сопредельного государства при обострении погранич ных отношений. В ХХI в. реализация пограничной политики государства, борьба с международным террориз мом будут во многом определяться информационным потенциалом государства, уровнем информационного обеспечения внутренней и внешней пограничной политики а также уровнями угроз стране. Изложенное являет ся лишь частным фрагментом широкой программы как информационной борьбы, так и прогнозирования угроз пограничной политики государства, а также применения в этих целях различных методов. Требуются дальней шие исследования архиважной этой проблемы. Этому во многом будет способствовать созданный в феврале 2006 года Национальный антитеррористический комитет. В субъектах Федерации образовываются антитерро ристические комиссии.

Список литературы 1. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Российская газета 28.09.2000г.

2. Барабин В.В. «Военно-политическая деятельность государства в системе национальной безо пасности». М., 1997 – С. 32.

3. Актуальные проблемы информационного обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федера ции. – М. ВУ, 2006 С.43.

4. Краснов Б.И. Прогнозирование в советском военном строительстве. – М.: ВПА, 1989 С.83.

5. Российский военно-правовой сборник «Актуальные проблемы правового регулирования матери ального обеспечения военнослужащих» - М.: ВУ, 2006 С. 12.

6. Журнал «Зарубежное военное обозрение» № 6 2005 г ИНФОРМАЦИОННОЕ И НОРМАТИВНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА А.Г. Смоляков (ГУВД г. Москвы) Российский потребительский рынок бурно развивается. В 2005 году существенно выросли объемы роз ничной торговли. Если, например, в 2004 году такой лидер розничных сетей как компания «Эльдорадо» имела рознич ный оборот в 1,3 млрд. долл., то в 2005 году он уже составил более 3 млрд. На нижней ступени рейтинга сете вых компаний в 2004 году находилась компания с оборотом 29 млн. долл., а в 2005 году - компании с оборотом ниже 75 млн. в рейтинг даже не попали. Согласно данным Росстата, в 2005 году общий оборот рынка розничной торговли в России составил 245 млрд. долл., из которых 112,7 млрд. приходилось на продовольственные товары. Анализ показы вает, что в 2005 году начался общий подъем покупательской способности во всех сегментах потребительского рынка России: продукты питания, одежда, электроника, мобильные телефоны, спортивные товары и т.п. Ни один сегмент См. Актуальные проблемы правового регулирования материального обеспечения военнослужащих – ВУ. Москва -.2006 -.

С.12.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы потребительской розницы не упал, а снижение объемов продаж отдельных компаний было связано только с их конкретными ошибками. Следует отметить, что сегодня уже завершен первый этап работы по формированию системы сертифи кации услуг торговли и общественного питания. Например, в сфере общественного питания функционируют 140 аккредитованных органов в 72 территориях России, аттестовано 350 экспертов. В розничной торговле орга низовано 48 координационных советов и аттестовано 67 экспертов. Утверждены Правила сертификации услуг розничной торговли. Продолжается совершенствование нормативной базы системы сертификации услуг тор говли и общественного питания, разработка и введение стандартов на эти виды услуг. Напомним, что с учетом конституционного устройства Российского государства можно выделить об щее государственное воздействие на предпринимательскую деятельность, осуществляемое независимо от форм собственности, и особенное, когда государство выступает как собственник своего имущества. С точки зрения содержания общий государственный контроль на потребительском рынке можно подразделить на требования: в области стандартов, ценового регулирования, официального статистического и бухгалтерского учета, свободы хозяйственной деятельности. Сюда же относится предварительный контроль за образованием субъектов пред принимательской деятельности.

Положения об общем государственном контроле так или иначе обозначены в Конституции России. Го сударственный контроль в сфере стандартизации и сертификации осуществляется в соответствии с требова ниями Законов РФ "О стандартизации"3 и "О сертификации продукции и услуг"4. Качество производимой про дукции и оказываемых услуг определяется ГОСТами, техническими условиями и другими документами, уста навливающими определенные требования к качеству продукции, работ и услуг. Выдаваемые сертификаты, иные документы и знаки соответствия (зарегистрированные в установленном порядке) обязывают изготовите лей (продавцов, подрядчиков) обеспечить соответствие реализуемой продукции, работ, услуг требованиям нор мативных документов, на соответствие которым они были сертифицированы и маркированы. Государственный контроль за соблюдением стандартов, других правил обязательной сертификации товаров, работ и услуг обес печивают органы Государственного комитета по стандартам, другие специально уполномоченные государст венные органы.

В соответствии с пунктом "ж" ст. 71 Конституции РФ к ведению Российской Федерации отнесено уста новление основ ценовой политики. В Федеральном законе РФ "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд"5 установлено, что в целях защиты потребителя Правительство РФ устанавливает нормативное соотношение между стоимостью закупаемого сырья и стоимо стью вырабатываемой из него продукции, а также предельный размер торговых надбавок к ценам на продук цию, поставляемую в федеральный фонд с учетом безубыточной реализации готовой продукции.

Особый государственный контроль осуществляется на государственных унитарных предприятиях и уч реждениях, финансируемых собственником, в соответствии со ст.ст. 294-300 Гражданского кодекса РФ. Даже на государственном предприятии, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, собст венник осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предпри ятию имущества. Аналогично решаются вопросы и применительно к муниципальной собственности. Органы местного самоуправления вправе создавать предприятия для осуществления хозяйственной деятельности и за слушивать отчеты об их деятельности.

Все виды государственного влияния на хозяйственную деятельность выражаются в издании правовых документов, актов, т.е. облеченных в установленную форму действий органа государственной власти или орга на местного самоуправления, либо соответствующего должностного лица, с которым закон связывает опреде ленные правовые последствия. У этих документов имеется свое наименование (представление, предписание, лицензия, акт ревизии, формы отчетности и т.п.). Вне правовой формы государственное воздействие не может осуществляться.

В законы, регулирующие те или иные стороны предпринимательской (хозяйственной) деятельности, включаются, как правило, разделы и статьи, посвященные государственному контролю (надзору). Так, В Феде ральном законе "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции"6 глава 4 посвящена контролю за соблюдением данного закона и ответственности за его нарушение.

См., Розница набирает оборот. Коммерсант, 22 марта 2006 г.

Вся эта информация систематически публикуется в ежемесячном сборнике «Защита прав потребителей в Российской Фе дерации».

О стандартизации: Закон РФ от 10 июня 1993 г. № 5154-I (с изм. и доп. от 27 декабря 1995 г., 30 декабря 2001 г., 10, июля 2002 г.) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 25. Ст.917.

О сертификации продукции и услуг: Закон РФ от 10 июня 1993 г. № 5151-I (с изм. и доп. от 27 декабря 1995 г., 2 марта, июля 1998 г., 25 июля 2002 г.) // Российская газета. 1993. 25 июня.

О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд: Федераль ный закон от 2 декабря 1994 г. № 53-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст.3303.

О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции: Федеральный закон от 7 января 1999 г. № 18-ФЗ (с изменениями от 29 декабря 2001 г., 24, 25 июля 2002 г.) // СЗ РФ. 1999. № 2. Ст.245.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Органы исполнительной власти всех уровней должны осуществлять государственный контроль за вы дачей лицензий на производство и оборот этилового спирта и алкогольной продукции, сертификацию оборудо вания, контроль за соблюдением установленных стандартов на алкогольную продукцию и сырье для ее произ водства, контроль за качеством и объемами производства этилового спирта, а также контроль за экспортом, импортом или закупкой этилового спирта и алкогольной продукции. Часть штрафов, взимаемых за нарушение норм и правил производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции, может быть направлена на финансирование и поддержку организаций, осуществляющих контроль за качеством и объемами реализуемой алкогольной продукции.

Развитие рыночных отношений, приватизация в сфере производства и реализации товаров и услуг при вели к резкому увеличению количества самостоятельных предприятий, повлекшему за собой ослабление госу дарственного контроля и надзора за качеством и безопасностью продукции, в том числе закупаемой по импорту и реализуемой на отечественном потребительском рынке.

Возросла возможность изготовления и поступления в сферу торговли и услуг продукции, не соответст вующей требованиям, установленным нормативно-техническими документами и договорами поставок. В этой связи возникла острая необходимость проведения эффективных мероприятий по защите потребителей от опас ной и недоброкачественной продукции. Эти задачи на потребительском рынке России в основном осуществля ют Госторгинспекция, Госстандарт и Государственный надзор Российской Федерации.

В настоящее время Министерством экономического развития и торговли РФ подготовлены проекты за конов: "О порядке проведения государственного контроля (надзора) при производстве товаров, работ, услуг и их реализации", "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности", "О стандартизации и подтверждении соответствия", "О государственной регистрации юридических лиц".

Наряду с положительными моментами в представленных проектах законов имеются совершенно не приемлемые положения, которые не только открывают путь к произволу и вседозволенности, но и могут при вести к экологическому бедствию на потребительском рынке. Например, предлагается резко сократить количе ство проверок, при этом плановые проверки не могут проводиться чаще, чем один раз в два года, а продолжи тельность как плановых, так и внеплановых проверок не может превышать 30 календарных дней, правда, если нет обращений с просьбой о проверках от пострадавших потребителей. Это ограничение в состоянии разру шить систему государственного контроля и создать на потребительском рынке хаос.

Дело в том, что качество товаров народного потребления должно проверяться по мере необходимости без ограничения периодичности и времени, так как торговые и промышленные предприятия часто умышленно не выполняют сделанных им контрольными органами предписаний, и поэтому их приходится иногда проверять и перепроверять по несколько раз в месяц. Безусловно, нельзя допускать дублирования проверок многочислен ными организациями. Круг их деятельности надо строго разграничить и определить в законодательном поряд ке.

Распад монополии внешней торговли привел к утрате отработанной многими годами надежной системы контроля качества. Проблема качества приобрела острый социальный характер. Россия превратилась в место сбыта некачественной продукции недобросовестными иностранными фирмами и российскими производителя ми. Из-за этого мы несем огромный материальный и моральный ущерб, подвергаем опасности здоровье и жизнь миллионов россиян. По данным Госторгинспекции, ежегодно бракуется импортных продовольственных това ров от 33 до 65% (в зависимости от наименования товара), а мясных консервов аж до 90%, промышленных то варов от 34 до 78%. Аналогичное положение и по многим отечественным товарам. Почти 80% проверяемых товаров имеют нарушения по качеству и более 50% отечественных товаров снимаются с продажи из-за нару шения технологии производства. Сегодня Госторгинспекция в состоянии проверить выборочно лишь не более 25% товаров из-за неоправданно сокращенной численности госинспекторов. По этой причине качество товаров народного потребления в отдельных регионах России вообще не проверяется.

Между тем, в дореформенный период в советской экономике была создана и функционировала весьма действенная система контроля поступаемых по импорту потребительских товаров. Так, на основных погранпе реходах были созданы специальные оптовые базы по проверке качества отдельных партий тех поставщиков, продукция которых вызывала наибольшую озабоченность. В странах-членах СЭВ работали российские специа листы, которые проверяли качество товаров перед их отгрузкой в СССР. Ежегодно проводились совещания по качеству поставок на уровне руководителей министерств и ведомств обеих сторон. В контрактах с инофирма ми предусматривались строгие санкции вплоть до возврата поставщикам товарных партий, дефектность по ко торым превышала 15%. На каждое закупленное изделие утверждались образцы-эталоны и отбор товара осуще ствлялся специальной комиссией, состоящей из профессионалов. Статорганы каждые три месяца информиро вали правительство о состоянии качества поступаемых в страну импортных товаров. Очень серьезная и важная роль отводилась экспертам Торгово-промышленной палаты СССР, которая имела свои филиалы почти во всех регионах страны. Сейчас эта надежная система проверки качества товаров полностью разрушена, а взамен ее пока ничего не создано.

Много проблем сегодня связано с сертификацией потребительских товаров. Некоторые предлагают фактически устранить от этой деятельности Госстандарт и сделать сертификацию добровольным делом. Объяс няется это тем, что в России 85% товаров потребительского рынка подпадает под сертификацию, а в странах Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы ЕС - только 4%, и что такую массу товаров подвергнуть экспертизе технически невозможно. Фактически это так, но не следует забывать, что рынок стран ЕС несравним с нашим, он строго регулируется законодательст вом, которое всесторонне защищает интересы и права своего населения от всякого произвола, там другой мен талитет и производителей, и потребителей.

В заключении отметим, что для потребительского рынка характерна положительная динамика развития, в том числе, в уровне доходов населения, являющимся основным фактором роста платежеспособного спроса на товары. Рост реальных располагаемых денежных доходов населения позитивно сказался и на структуре плате жеспособного спроса. Наблюдается тенденция улучшения макроструктуры оборота, проявляющаяся в повыше нии удельного веса продажи непродовольственных товаров. Однако основные проблемы, касающиеся качества, безопасности продовольственных и промышленных товаров, остаются достаточно острыми. Поэтому вопросы государственного контроля за состоянием потребительского рынка приобретают сегодня особое значение.

Сегодня совершенно справедливо ставятся вопросы о сокращении видов деятельности, подлежащих лицензированию, упрощении процедур регистрации юридических лиц, облегчении системы административных требований к участникам хозяйственной деятельности, а также сокращении числа органов, имеющих право осуществлять проверку деятельности хозяйствующих субъектов, упорядочении деятельности контрольных и надзорных органов. Однако, улучшая положение на потребительском рынке необходимо не отказываться от государственного регулирования и контроля, боясь нарушить права потребителей и производителей, а сделать этот контроль адекватным уровню развития этой сферы экономики.

НОРМАТИВНОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ КАК ФОРМА СТАНОВЛЕНИЯ НАДГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА БЕЗОПАСНОСТИ Д.ю.н, доцент О.А. Степанов (Академия управления МВД России) Безопасное развитие информационно-электронных систем (ИЭС) в современном обществе в значитель ной мере связано с существенным расширением сферы правового регулирования, а также с универсализацией средств правовой регуляции.

Следует заметить, что с информационной точки зрения процессы действия права в целом характеризу ются получением, передачей, переработкой и использованием информации. Исходя из этого, идея указанной универсализации может быть интерпретирована на основе кибернетической модели «черного ящика», которая предполагает выделение сигналов, подаваемых на «вход системы» с одновременной фиксацией эффектов на «выходе» из нее. При этом вне рамок анализа остается рассмотрение процессов протекающих внутри самой модели, т.е. без проникновения в глубинную суть таких процессов, допускается возможность получения све дений лишь о конкретных последствиях внешних воздействий. Подавая на «вход» правовую информацию – фиксируем на «выходе» конечный эффект от ее реализации в обществе, отвлекаясь от процесса установления правовых отношений. Применение такого подхода при решении проблемы универсализации средств право вой регуляции вполне возможно исходя из того, что в юридической норме заложена информационная модель поведения субъектов права, которая проявляется в индивидуальном поведении в качестве социальной про граммы, обеспечивающей отождествление индивидуальных и общественных ценностей.

Фактически речь идет о таком качестве права, как его информационная емкость, которое отражает воз можность совместимости правовых систем современности. Под информационной емкостью права вполне до пустимо понимать разность между снятой и оставшейся неопределенностью у адресатов права после получе ния ими правовой информации. При этом данное понятие призвано характеризовать свойство правовых уста новлений сохранять необходимые им качества в заданной форме, в т.ч. отражать логику построения правовых конструкций.

Следует заметить, что проблема связи права и информации многопланова. Однако кем бы и каким бы образом правовая норма не принималась, она призвана отражать в сознании адресатов то, что предписывает право. При этом важно представлять, что в процессе действия права (как в процессе движения информации) возможно, выделить генераторов (законодатели, разработчики, законоустановители) и рецепторов (физические и юридические лица) устанавливающих, воспринимающих и перерабатывающих правовую информацию, кото рая призвана оказывать информационное воздействие, направленное на ее сознание личности и усвоение ее конкретных правовых программ действия. Данное воздействие вполне допустимо рассматривать в качестве нормативной программы поведения личности в процессе правого регулирования безопасного развития инфор мационно-электронных систем. Это обуславливает ориентацию субъекта правового регулирования на психоло гические характеристики правовых установлений, которые носят надгосударственный характер.

Поскольку общество, ориентируясь на результаты безопасного развития ИЭС, призвано использовать процедуры, устанавливающие порядок реализации права и возможности, способствующие активизации его правоохранительных ресурсов, то становление надгосударственного права безопасности допустимо связывать с разработкой новых нормативных конструкций, которые способны активизировать интегративные возможно сти национальных правовых систем. При этом один из узловых теоретических вопросов заключается в уста новлении того, насколько предполагаемые тенденции развития права могут определяться особенностями функ ционирования национальных правовых систем в условиях использования возможностей современных механиз мов социальной коммуникации в рамках сетевого информационно-электронного пространства.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Решению данного вопроса может способствовать использование категории «среда правового регулиро вания», предложенной С.С. Алексеевым, которая характеризуется такими понятиями как качество «энергетического поля» регулирования, степень активности социального поведения, уровень напряженности интенсивности правового регулирования1. Первое из этих понятий связано с ориентацией поведения человека на активность, на деятельность определенного вида либо на пассивность. Правовая активность порождается энергией интереса - правовое регулирование опирается и создает энергетический запас интересов. Отсутствие интереса напротив ведет к угасанию регулятивных возможностей права. Второе из указанных выше понятий связано с оценкой существования нарушений дозволенного и обеспечением при помощи юридического за прета типичных процессов жизнедеятельности общества, а третье – с выделением зоны интенсивного и неин тенсивного правового регулирования.

По мнению А.Ф.Черданцева цель правового регулирования состоит в том, чтобы в результате действия норм права социальные процессы протекали в направлениях выгодных обществу, и в итоге возникали бы опре деленные социально полезные результаты в самых разнообразных сферах общественной жизни2. Результаты такого рода могут быть связаны с эволюцией права, вызванной необходимостью безопасного развития ИЭС, которая предполагает обретение нормами новых качеств, обеспечивающих сохранение, воспроизводство, орга низацию деятельности человека, регуляцию и развитие социума в целом.

Исходя из этого, в рамках формирования макросреды правого регулирования особое значение должно отводиться развитию процессуальных связей правовых систем современности, а также приданию новых каче ственных характеристик самим нормам, в которых нуждается общество в условиях использования современ ных механизмов социальной коммуникации.

Интеграция политической и экономической жизни обусловленная фактором глобализации делает все более очевидной необходимость наполнения национальных правовых систем новыми стандартами, призван ных естественным образом приобретать невиданную ранее степень совместимости в рамках формирования макросреды правого регулирования.

Реализация таких стандартов призвана гарантировать безопасное развитие социума, поскольку человек как биологический вид может сохраниться в качестве элемента природы только при условии совместного ме ждународного контроля за развитием науки, техники, производством самого человека.

Именно правовое регулирование допустимо рассматривать в качестве фактора стабильности такого развития и гарантией достижения общественно значимых целей, которые определяют характер процессов раз вития ИЭС, методы воздействия на это развитие, а также ответственность за невыполнение установленных требований. Следует представлять, что право не обязательно должно регулировать поведение всех лиц для того, чтобы влиять на общественные отношения в целом – достаточно наложить запреты на поведение одной части участников общественных отношений, чтобы защитить интересы других людей. Установлением запрета на нарушение интереса других лиц достигается системность правого регулирования.

Хотя в настоящее время правовые установления в правовых системах современности по большей мере не только сформулированы на разных языках, используют разную юридическую технику и создаются для об щества разными структурами, однако развитие ИЭС предполагает включение компонентов отдельных право вых систем в более сложную систему.

При этом следует заметить, что предпосылки стремления государств к сближению в законодательной и правоприменительной практике в современном обществе в значительной степени обуславливаются стремлени ем к обеспечению противодействия террористическим проявлениям - активное внедрение в общественную практику электронных коммуникаций в глобальных масштабах может способствовать дальнейшему нараста нию террористической угрозы. Принципиальная новизна использования таких коммуникаций в террористиче ских целях заключается в том, что появляется возможность целенаправленного воздействия на расстоянии не только на функционирование потенциально опасных технологических объектов, но и на психику людей.

Шансы безнаказанного выдвижения различных ультимативных требований, блокирования работы сис тем безопасности и управления, а также изменения масштаба изображения, яркости, контрастности, смены цветовой гаммы на экране монитора, которые, как отмечалось выше, не контролируются сознанием человека, в существенной мере возрастают.

Усиление угрозы «электронной составляющей терроризма» требует совершенствования международ ной системы противодействия этому явлению. В целях формирования макросреды правового регулирования безопасного развития ИЭС, на наш взгляд, более приемлемо ставить вопрос об использовании в рамках надна ционального права безопасности универсальных процедурных форм. Так, реализация идей, связанных с введе нием «единого европейского ордера на арест» и «наднационального координатора антитеррористической дея тельности» европейских стран1, которые призваны оказывать влияние на волю субъектов права и организовы вать деятельность правоохранительных структур может рассматриваться в качестве первого конкретного шага в направлении создания наднационального права безопасности. Кроме того, в складывающейся ситуации, так Алексеев С.С. Указ. соч. С. 212-214.

Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 1999. С.351.

См.: Независимая газета. 2001. 26 окт.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы же очевидна необходимость наполнения национальных правовых систем, призванных приобретать все боль шую степень совместимости новыми стандартами, соответствие которым будет гарантировать безопасное раз витие ИЭС, предупреждать воцарение террористического хаоса в мире.

Существующее в настоящее время разнообразие правовых особенностей национальных законода тельств порождает различную правовую оценку одних и тех же действий и событий. В одних случаях такие действия или события могут трактоваться как форма столкновения цивилизаций (особенно, когда речь заходит о мусульманском и западном праве). В других - как форма, исключающая взаимоприемлемое сотрудничество в борьбе с преступностью Поэтому в складывающейся ситуации все более актуальным становиться вопрос разви тия юридических процедур и конструкций.

По мнению известного американского юриста Ф. Франкфутера должная правовая процедура представ ляет собой то, что согласовывается с представлениями о добре и справедливости, и чем более основополагаю щими являются такие представления, тем менее вероятно, что они будут точно сформулированы, но уважение к ним является сущностью положения о должной правовой процедуре2. «Процедурный фактор» сближения правовых систем предполагает наличие акцента на вертикальные взаимодействия, в рамках которых сущест венную роль приобретает преемственность в праве, которая сводится к восприятию определенных элементов и правовых сторон (ценностей) всеми субъектами права. Эти ценности связаны с условиями существования чело веческого общества. Поскольку же нормооценка вообще осуществляется с позиций упорядоченности, органи зованности социальных отношений на основе логики долженствования, то такая преемственность может вы ражаться в принятии (или осуществлении через принятие) более совершенных правовых образцов функцио нирования правовых систем.

Если исходить из необходимости применения единообразных норм и учета судебной практики каждой страны в рамках становления надгосударственного права безопасности в условиях развития информационно электронных систем, то преемственность в праве может выражаться в приоритетном использовании коллизи онных норм и юридических фикций, регламентирующих вопросы безопасности современного общества. При этом коллизионные нормы допустимо рассматривать в качестве связующего звена между различными право выми системами, поскольку их использование позволяет обеспечивать разрешение противоречий между раз личными правовыми положениями.

Так, например, благодаря принципу личного закона (lex personalis) правовая оценка конкретного отно шения привязывается к личности, определяя ее правовой статус, а благодаря принципу национального юриди ческого лица (lex societas) – определяется статус юридического лица, принцип местонахождения вещи (lex rei citae) определяет правоотношения собственности, принцип совершения правонарушения (lex loci delicti) – ме сто наступления вредоносных результатов и место обнаружения вредных последствий, принцип суда (lex fori) говорит о том, что суд обязан руководствоваться законом своего государства даже при наличии иностранного элемента в составе правонарушения.

Юридические фикции, связанные с использованием информационно-электронных систем допустимо рассматривать в качестве необходимой составляющей развития процедурных связей правоохранительных орга нов различных стран в ходе предварительного расследования уголовных дел или предварительной подготовки гражданских дел. Речь может идти, прежде всего, о совершении таких юридически значимых действий как сбор и оформление доказательств, производство ареста или исполнение решения иностранного суда связанных, на пример, с действиями хакеров посредством использования технологий телеконференции и электронно цифровой подписи. Поскольку право, как инструмент социального управления, способно действовать через волю и сознание людей, стимулируя их поведение в обществе, то, обращаясь к сознанию и воле человека (в т.ч.

через процедурные формы), оно призвано способствовать развитию его прогрессивной социальной деятельно сти.

Человек, по мнению И.А.Ильина - есть самостоятельный субъект права, который управляет собой, от вечает за себя. Именно в этом смысле правопорядок и государственность воплощают в себе идеи «обществен ного договора»1.

Данные идеи вполне могут проявляться, в конкретной управленческой деятельности государства по обеспечению деятельности гражданских ассоциаций способных выполнять функции, на которые у государства не хватает достаточных сил (либо когда использование этих сил является малоэффективным). Например, япон ским исследователем Ю. Масудой в начале 80-х гг. прошлого века была предложена концепция «информаци онных свободных сообществ», основанных на компьютерных сетях2. Согласно этой концепции человеческое общество должно быть превращено в единое добровольное гражданское общество, члены которого будут свя заны общей философией и общими целями на основе использования информационно-электронных сетей.

Гражданское общество такого типа можно представить как некоторое социальное пространство, в ко тором существенно понижен «уровень права», поскольку люди взаимодействуют в качестве независимых друг от друга и от государства индивидов. Однако это пространство, основанное на многообразии экономических, социальных, культурных, религиозных, моральных, идеологических отношений призвано функционировать в M. Ch. Bassiouni. Criminal Law and its Process. Springfield, 1969. P.318.

Ильин И.А. Наши задачи. М., 1992. С.182-183.

Masuda Y. The Information Society as Post Industrial Society. World Future Society. Washington, 1983. P. 139.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы рамках взаимосвязанного и взаимозависимого международного сообщества. Поэтому его можно анализировать как принципиально открытую макросистему, в которой существуют механизмы генерирования новой инфор мации и самоорганизации вследствие действия правил, регулирующих распространение нововведений, а меха низмы реализации императивного действия социальных норм по большей мере связаны с психологическими и идеологическими формами детерминации человеческого поведения.

Следует признать, что такая деятельность сетевых пользователей в определенной степени подвергается правовому регулированию со стороны государства, устанавливающего общие правила поведения для лиц пре бывающих на его территории. Однако она менее всего, изучена в части регулятивного аспекта общения самих пользователей сети, хотя этому общению присущи такие черты, как преемственность, конкретность, психоло гическая общность. При этом деятельность одних пользователей сети далеко не всегда находится в прямой связи с деятельностью других пользователей, а лишь некоторым образом с ней совмещаться при решении тех или иных вопросов. Вместе с тем коллективный характер такой деятельности создает между пользователями особую связь, при которой возможности одного из них в значительной степени зависят от действий других, а результаты деятельности в целом определяются действиями всех пользователей. По нашему мнению, право вое регулирование подобной деятельности должно стимулировать сетевых пользователей возможностями, соз дания социальных благ для других субъектов права. Следует также отметить, что при формировании интере сов практически всех коллективных субъектов права существенное значение имеют условия, в которые их ста вит государство в рамках обеспечения общественных интересов. Посредством правового регулирования любое государство, в частности, может оказывать воздействие на формирование потребностей сетевых пользователей, прежде всего, путем влияния на материальные условия их жизнедеятельности (например, введением повремен ной оплаты за пользование телефоном или существенного повышения тарифов на электроэнергию).

При этом право фактически может использоваться не только для оказания воздействия на самих субъ ектов, но и на формирование характера связи между ними. Хотя интересы человека как субъекта, занимающего центральное место в структуре общественных отношений, выступают в качестве ключевого фактора правовой регламентации, определяющего характер развития правовых систем современности, но, регулируя связи между пользователями сети, которые принадлежат к различным правовым системам, право призвано содействовать развитию возможностей безопасного обмена информацией.

В связи с этим не потеряли актуальности слова классиков исторического материализма, а именно: К.

Маркса о том, что не общество основывается на законе, а закон должен основываться на обществе, что закон должен быть выражением его общих, вытекающих из данного материального способа производства интересов и потребностей1 и В.И. Ленина о том, что право есть применение одинакового масштаба к различным людям2.

Следует обратить внимание и на мнение С.С.Алексева: «Уже сейчас, думается, вырисовывается неко торое направление того, поворота в понимании и характеристиках права, которые способны преодолеть тради ционные трактовки и дать ответ на требования времени»3. При этом в качестве одного из таких направлений С.С. Алексеев выделяет освещение права с мировоззренческой позиции, т.е. самостоятельного, самобытного, уникального звена в процессах бытия и развития человека, которое имеет свое предназначение и не сводится ни к категориям государства, ни к категориям морали.

Другое направление развития права связывается с разработкой таких научных положений, которые продолжают идеи научного поиска современной юридической науки, позволяют раскрыть свойства и возмож ности права как сильного и действенного фактора в жизни людей, позволяющего преодолеть негативные сто роны величайшего дара человека – свободы, обращая ее в активность человека, его творчество, свершения ума полезное для общества. Поскольку же в Интернет включено более чем 70 тыс. информационно-электронных сетей, взаимодействие между которыми, в т.ч. влияет на реализацию законов в различных государствах, то в рамках становления надгосударственного права безопасности важно определить пути и методы согласования, формальных и неформальных правил поведения пользователей этих информационно-электронных сетей.

Если этого не сделать, то несоответствие между такими правилами, в результате которого не только бу дут ослабляться регулирующие функции формальных правил, но и становиться трудно реализуемыми процес сы, определяемые неформальными правилами, может только увеличиваться.

Исходя из этого, национальные законы с учетом неформальных норм должны стимулировать полезные проявления саморегулирования, «уменьшая дистанцию» между такими проявлениями и правовыми установле ниями. При этом безопасность человека должна являться исходной задачей, решение которой неразрывным образом должно быть связано с решением другой основной задачи - прогрессивного развития общества и госу дарства в условиях, когда общечеловеческие интересы должны соотноситься со свободой, равенством, справед ливостью, законностью, уважение прав человека.

В данном случае именно специфика «наднационального» фактора призвана наложить отпечаток уни фикации на правовые системы отдельных стран процессы, воздействия которых друг на друга предполагают дальнейший поиск форм процедурно-правового регулирования.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 6, С.259.

Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 33, С.93.

Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М., 1999. С.702.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Установление функциональных связей между правоохранительными структурами разных стран обу славливается информационным содержанием и значением моделей поведения личности, содержащихся в праве.

Поскольку норма призвана оказывать психологическое воздействие на человека, то правовой эффект по боль шей мере следует искать в самом поведении личности, а не в способах и формах, с помощью которых он дости гается. Вместе с тем тот факт, что право действует через сознание людей, еще не означает, что оно регулирует их поведение.

В связи с этим допустима постановка вопроса о том, что может оказывать действенное влияние на пра вовое сознание, если оно возникает до правовых норм? Поскольку на уровне правосознания постигаются внутренние связи объекта отражения, которые и призваны формировать правила, регулирующие поведение че ловека в обществе, то на правовое сознание такое влияние оказывают нормативно-оценочные критерии пове дения личности, выработанные обществом - само правомерное поведение может рассматриваться в качестве регулятивного момента. Вместе с тем сложность отношений, в которых находится человек в современном об ществе, позволяет рассматривать его как элемент разных подсистем – семьи, государства, гражданского обще ства, в каждой из которых он испытывает определенное регулирующее воздействие. Формирование той или иной ответной реакции на действия семьи, государства, общества связано с сознанием личности. Поэтому ин формационное действие права на сознание человека должно быть связано с усвоением им нормативного пред писания или нормативной программы поведения.

Вместе с тем сама по себе правовая информация является инвариантной - одно и тоже содержание мо жет быть выражено разными способами, например, запрет на совершение определенных действий - словами или дорожным знаком (при условии знания символики восприятие и понимание права от этого не страдает).

Благодаря человеческой способности к абстрактному мышлению и превращению абстрактных понятий в конкретные образы нормативное программирование в развитии ИЭС (направленное на удержание явлений и событий в приемлемых для общества и физиологии человека границах) может выражаться и в символьно цифровой (кодовой) системе отражения объективной реальности. Использование такой системы обеспечивает особые возможности в случаях его передачи по каналам связи, в т.ч. в части оптимизации процессуального взаимодействия правоохранительных органов разных стран. Различают разные кодовые системы (материаль ные, идеальные, естественные, искусственные), основанные на речи и письменности. Их применение в общест венной практике давно позволяет выражать самые сложные и многообразные по своей структуре явления с помощью достаточно простых и понятных большинству людей сочетаний вне зависимости от языка их обще ния (например, посредством денежных знаков, фиксирующих вещи как меру стоимости).

В рамках становления надгосударственного права безопасности вполне своевременно вести речь о возможности построения системы процедурно-правового регулирования на основе сочетания норм права с такими нормоструктурами, как нормообразы действия, которые могут быть интерпретированы как выраже ние функциональных внешних связей субъектов права с помощью информационного кода. Такой код должен восприниматься в качестве алгоритма действия (стратагемы действия), указанных субъектов. Его допустимо рассматривать в качестве специфического социокультурного средства, в котором находит свое воплощение необходимая для безопасного существования человека, общества, государства особая правовая форма его дея тельности.

Поскольку любая правовая форма отражает связь права с иными социальными явлениями и позволяет осуществлять их юридическое моделирование, то, выполняя функцию уведомления, подачи сигнала нормо образ действия призван вступать в качестве важного компонента всякой нормативной ситуации, к которой при частны, как правоохранительные органы различных государств, так и пользователи Интернет.

Фактически подобные нормоструктуры могут формироваться без вмешательства соответствующих ор ганов власти на основе познания связей между различными позициями пользователей сети и объективации их действий. Поэтому нормообраз действия может ассоциироваться с такой правовой формой, которая способна служить в качестве технико-правовой основы для адекватного реагирования представителей различных право вых систем современности на параметры безопасного развития ИЭС. При этом вполне может идти речь об обеспечении информационного тождества лингвистической правовой формы (нормы права) символьно цифровой правовой форме (нормообразу действия) путем сохранения нормативного содержания событий, свя занных с безопасным развитием ИЭС.

Такое тождество предполагает использование одинакового концептуального аппарата, обеспечивающе го возможность однозначного толкования правовых явлений в процессе применения права. Этот аппарат дол жен позволять представителям различных правовых систем однозначно идентифицировать (оценивать) дея тельность субъектов права.

Поскольку право содержит в себе элементы, относящиеся к человеческой культуре, которой присущи процессы типизации, то в качестве исходной позиции для анализа категории «нормообраз действия» вполне допустимо рассматривать субъективную свободу личности, обеспечивающую ей возможность выбора тех или иных программ действия, заложенных в правовых нормах или в правилах саморегулирования. Данные про граммы могут детерминироваться с формированием в сознании человека значимых для безопасного разви тия ИЭС алгоритмов поведения.

Если право интерпретировать в качестве явления, которое призвано развиваться в процессе жизнедея тельности общества, то такое явление будет иметь непреходящее значение для сохранения общества в рамках противостоянию произволу и опасным амбициям отдельных его субъектов. Вместе с тем следует представлять, Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы что само по себе кодирование нормоинформации, связанное с передачей знаков, воплощающих мыслительные образы, снижает уровень строгости юридически значимых предписаний - ведь незначительная неточность мо жет помешать установить смысл нормативного сообщения. В этой связи важно соблюдение одного из глав ных требований кодирования - «требования однозначности», согласно которому необходимо обеспечить с од ной стороны однозначное соответствие кодового образа фиксируемому образу, а с другой – возможность об ратного однозначного перехода (декодирование) от кодового образа к реальным действиям. И хотя нормообраз действия лишь приблизительно может отразить действительность, но в этом заключается не только его недос таток, но и его достоинство. «Абстрагируясь» от конкретного многообразия реальных отношений он позволяет фиксировать устойчивые связи и отношения в человеческом поведении. Вместе с тем ведение в теорию и практику категории «нормообраз действия», связанной с передачей лишь знаков, а не мыслей и идей, не должно подвергать сомнению духовное богатство и качественную специфику правовых систем современности.

К тому же принцип равенства перед законом связан, с равной обязанностью людей нести ответственность, но далеко не с одинаковой ответственностью субъектов права за нарушение установленных запретов, которая оп ределяется на основании закона с учетом судейского усмотрения.

Нравственное измерение» права – неотъемлемое условие его дальнейшего развития и совершенство вания, усиления его гуманистической ориентации. При этом речь должна идти не о переходе системы правово го регулирования с одной нормоструктуры на другую, а о совершенствовании технической стороны правового регулирования, обеспечивающей отражение параметров безопасного развития ИЭС.

Рассматривая право как явление создаваемое людьми в условиях их совместной деятельности допусти мо отметить, что история права может восприниматься как восходящий процесс правового развития. В рамках этого развития символьно-цифровой код должен ассоциироваться с интегративным результатом нормативного поведения личности (человеческой деятельности) и обеспечивать связь различных систем права. Следователь но, говоря о взаимодействии правовых систем современности важно учитывать такие методологические про блемы, как проблема упрощения и проблема симметрии, решение которых позволяет обеспечить переход с микро уровня правового регулирования к макро уровню правового регулированию безопасного развития ИЭС.

При этом кодовые сочетания призваны выступать как упрощенные образы объективно-реальных явлений.

Однако важно, что бы такое упрощение не перешло в сверхупрощение, приводящее к неэффективному взаимодействию правовых систем современности. Симметрия в таком взаимодействии призвана отражать про цесс становления тождественных моментов в различных правовых системах за счет реализации принципа инва риантности правовых установлений. Это обеспечит однородность подходов к оценке и описанию правовых ситуаций, допускающую переход от микро правового регулирования к макро правовому. Исходя из этого, нормообраз действия может рассматриваться как рациональная правовая форма, вызванная к жизни развитием информационно-электронной среды.

Разработка кодовых комбинаций до настоящего времени не связывалась с проблемами теории права.

Кодирование предполагает не просто с преобразование информации. Сохраняя ее количество – код меняет ка чественную природу сигнального сообщения. При этом код призван нести в себе нормативную информацию, отражающую подобие исходной юридически значимой ситуации. С учетом отмеченного выше, допустимо представлять структуру базовой составляющей нормообраза действия на основе сочетания трех комплексных показателей (ХХ. Х. ХХ.) - третий комплекс (вид криминального поведения) включает 2 знака, второй ком плекс (группа действия) - 3 знака и первый (класс направленности деятельности) - 5 знаков, т.е. каждый сле дующий комплекс за исключением первого агрегируется непосредственно с предыдущим комплексом, допол няя его содержание.

При таком подходе сложные причинно-следственные связи, расчлененные на более простые, обеспечи вающие объединение фактов в одной системе через общую сущность, позволяют отождествлять действия по следам, устанавливая их принадлежность к конкретной группе и классу. Например, 14.0.01. (14 - криминальная деятельность в сфере телекоммуникаций, направленная на нанесение ущерба интересам личности;

0- действия на национальном уровне;

01- снятие денежных средств с частного счета) или 15.1.24. (15 - криминальная дея тельность в сфере телекоммуникаций, направленная на нанесение ущерба безопасности общества и государст ва;

1 – действия на международном уровне;

24- блокирование работы информационно-электронных систем, обеспечивающих жизнедеятельность объектов).

Наряду, с отмеченным выше перед указанной базовой составляющей нормообраза действия через тире должны присваиваться два латинских буквенных знака, которые обозначают страну заявитель (например, RU, GB, US и др.) и одна цифра, идентифицирующая орган, который сообщает о событии (например, 1- прокурату ра, 2 - МВД, 3 - национальный орган безопасности, 4 - другой правоохранительный орган), а после базовой составляющей также через тире должна проставляться одна цифра, подтверждающая правильность буквенно цифрового кода. С учетом этого идентификатор нормообраза действия может иметь следующий вид: RU1 14.0.01-1, который отражает тот факт, что прокуратура России выступает в качестве заявителя по поводу кри минальных действий связанных с незаконным снятием денежных средств с банковского счета личности по средством телекоммуникаций на национальном уровне.

Таким образом, сам по себе факт установления категории «нормообраз действия» допустимо рассмат ривать как один из ключевых компонентов нормативного программирования. Его практическое использование в рамках становления надгосударственного права безопасности позволит не только повысить оперативность и Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы результативность действий правоохранительных органов различных стран в рамках их взаимодействия, но и придаст новый импульс процессу самоорганизации действий сетевых пользователей.

ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАДРОВЫХ РЕШЕНИЙ В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ К.ю.н., доцент С.И. Ушаков, Т.С. Шарапова (Академия управления МВД России) Правовые проблемы сбора кадровой информации в ОВД Одной из важных задач, стоящих перед субъектами управления органами внутренних дел, является ор ганизация работы с личным составом. Ее решение зависит от качественного (своевременного и бесперебойно го) обеспечения соответствующих руководителей необходимой информацией о кадрах.


Выделяют основную и дополнительную, индивидуальную и статистическую кадровую информацию.

Представляется, что ее главным видом являются индивидуальные сведения о кадрах – персональные данные сотрудников.

Условно можно разделить персональные данные на сведения общего характера и специализированную информацию. К первой группе относятся традиционные сведения биографического характера (пол, возраст, образование, стаж службы и т.п.). Второй вид информации о сотрудниках – это сведения, полученные в резуль тате специальных проверок кандидатов на службу, медицинского обследования, психофизиологических иссле дований (проверок на полиграфе и психологических тестирований), дактилоскопической регистрации и т.п.

Получение специализированной информации и работа с ней, как правило, осуществляются по особой методике, в ряде случаев с использованием технических средств.

Анализ правовых актов показал, ряд аспектов в данной сфере недостаточно четко урегулирован нор мами права, многие вопросы требуют юридической регламентации.

Например, сейчас актуальной стала проблема использования полиграфных устройств в работе с личным составом. Опыт их применения показал, что наиболее часто полиграф используется при осуществлении отбора кадров, их перемещения (обследование резерва на выдвижение на вышестоящие должности) и при проведении служебных проверок.

При отборе кадров исследование на полиграфе преследует целью проверку достоверности сообщенных анкетных данных, выявление мотивации поступления на службу, скрываемых противоправных действий, пред ставлений о границах допустимых служебных нарушений, выявление вредных привычек и расстройств поведе ния. В случае проведения служебных проверок целью полиграфного исследования является установление об стоятельств и разбор фактов какого-либо события.

В настоящее время опыт применения полиграфа в работе с кадрами органов внутренних дел признан положительным. Ожидается, что в скором времени психофизиологические исследования с его использованием станут обязательными в системе МВД.1 Однако до сих пор множество вопросов в этой сфере остается неурегу лированным правовыми нормами.

Возможность применения полиграфа для решения кадровых задач закреплена в приказе МВД РФ № от 07.03.1998 г. Однако в нем полиграфным обследованиям уделено одно предложение. Так, руководителям органов и учреждений внутренних дел предписано «использовать при психологическом обследовании кандида тов на службу в органы внутренних дел, расстановке сотрудников и проведении служебных расследований «полиграфные исследования»2 в целях предупреждения правонарушений со стороны сотрудников ОВД, укреп ления дисциплины и законности.

Упоминание о полиграфных исследованиях содержалось в Директиве МВД России от 23.03.04 г. «Об итогах оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутрен них войск МВД России в 2003 году и задачах на 2004 г.». В Директиве, в частности, сказано: «в целях повыше ния эффективности системы психологического отбора сотрудников на службу, усиления требований к мораль но-психологическим качествам сотрудников организовать мероприятия по применению специальных психоло гических исследований с использованием полиграфа». В то же время, в Директиве № 7 от 24.10.05 г. это положение не находит своего развитиия. Порядку проведения опроса с использованием полиграфа и получению допуска на право работы с ним посвящены приказы МВД РФ № 353 от 12.09.1995 г. и № 437 от 28.12.1994 г., однако они были приняты для урегулирования отношений, связанных с использованием полиграфа в оперативно-розыскной деятельности. Кирашев А. Милиционеров проверяют на детекторе лжи // Комсомольская правда, 10 августа 2005, с. п. 2.9 Приказа МВД РФ от 07.03.1998 г. № 170 «О предупреждении правонарушений со стороны сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск МВД России, укреплении дисциплины и законности в их деятельно сти, уважительном и внимательном отношении к гражданам».

п. 10.7 Директивы МВД РФ № I дсп от 23.03.2004 г. «Об итогах оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД России в 2003 г. и задачах на 2004 год».

Директива МВД РФ № 7 дсп от 24.10.05 г. «О приоритетных направлениях деятельности органов внутренних дел и внут ренних войск МВД России, ФМС России в 2006 г.»

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Будет справедливым отметить, что за время применения «детектора лжи» были разработаны общие принципы, основные теоретические и практические методики работы с ним, сложилась классификация спосо бов получения информации (контактное и бесконтактное обследование, прямой и непрямой методы опроса и т.д.),2 разработана типология вопросов (релевантные, контрольные, жертвенные релевантные, симптоматиче ские и иррелевантные). Кроме того, учеными сформулированы основные концепции, направленные на обоснование естествен нонаучных основ применения полиграфа, т.е. объяснение того, каким образом с помощью полиграфа удается вывить ложь при проверке человека. На этой основе ВНИИ МВД РФ совместно с Медицинским управлением МВД РФ и Главным управле нием кадров были разработаны методические указания по использованию полиграфа в процессе отбора кад ров.5 Безусловно, их разработка является важным шагом по ликвидации пробела в данной сфере правового ре гулирования. В методических указаниях закреплены основополагающие принципы работы с полиграфом.

Например, в указаниях содержится положение о том, что «В ходе специальных психофизиологических исследований используются полиграфные устройства, которые не причиняют вреда жизни и здоровью челове ка. На полиграфные устройства должно быть в установленном порядке получено разрешение Министерства здравоохранения РФ о возможности их использования» (п. 7 раздела I «Общие положения»).

Необходимость нормативного закрепления такого положения объясняется просто. Так, в научной лите ратуре приведены данные о том, что наилучшие результаты при обследовании на полиграфе достигаются при применении гипноза и антидепрессантов. В этом случае «детектор лжи» практически невозможно обмануть, даже обладая специальной подготовкой. Очень важным, как нам представляется, является закрепление в указаниях положения о вероятностном, ориентирующем и вспомогательном значении результатов опроса с использованием полиграфа при принятии кадровых решений. Это исключает возможность такого злоупотребления, как принятие решения, основанного только на данных полиграфического исследования. (Например, отказ в приеме на службу, допуске к государст венной тайне, перемещении на вышестоящую должность и пр.) Кроме того, в указаниях говорится о необходимости хранения справок с результатами полиграфических исследований в личных делах сотрудников. Здесь следует заметить, что структура личного дела не предусмат ривает соответствующего раздела, следовательно, требуется внесение изменений в приказ № 446 дсп – 1996 г., ее закрепляющий.7 (Аналогичная ситуация сложилась и с результатами дактилоскопической регистрации).

Вместе с тем, необходимо принимать дальнейшие меры по совершенствованию правового регулирова ния отношений, связанных с применением полиграфа для решения кадровых задач. Ведь вопрос о юридиче ском статусе методических указаний является дискуссионным. Авторы разделяют точку зрения В.В. Черникова о том, что хотя практика порой идет по пути издания нормативных указаний, писем, разъяснений, она не отве чает интересам эффективной правовой работы в органах внутренних дел и затрудняет пользование норматив ным массивом. С точки зрения соблюдения прав и законных интересов сотрудников органов внутренних дел и канди датов на службу очень важным представляется вопрос о добровольности их проверки на полиграфе. В приве денных выше методических указаниях говорится, что отказ от проведения проверки не может вести к ущемле нию законных прав и свобод гражданина, но может являться основанием вынесения вывода о его нерекомендо ванности к службе в органах внутренних дел вследствие явного установочного поведения и невозможности полноценной оценки профессионально важных качеств.

Приказ МВД РФ № 353 от 12.09.1995 г. «Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел», Приказ МВД РФ № 437 от 28.12.1994 г. «Об утверждении Инструкции о порядке использования полиграфа при опросе гра ждан».

Хабаров А.Е. Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений //Совершенствование организации и тактики проведе ния оперативно-розыскных мероприятий: Межвуз. сб. науч. тр. – Омск: Высшая школа милиции МВД России, 1995, с. Барко В.И., Шаповалов А.В. Конструирование вопросов для полиграфных обследований, осуществляемых полицией США // Психопедагогика в правоохранительных органах, 2000, № 1 (13), с. 117 - Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и его естественно-научные основы // Вестник криминалистики. Вы пуск 1 (13) 2005, с. 39 - Методические указания «Использование специальных психофизиологических исследований при профессиональном пси хологическом отборе в органах внутренних дел». Утверждены ГУК и КП МВД РФ, ВНИИ МВД РФ, Медицинским управ лением МВД РФ в 2000 г. См.: Зубрилова И.С., Скрыпников А.И., Мягких Н.И. Проведение специальных психофизиологи ческих исследований кандидатов на службу в оперативные подразделения ОВД: Методическое пособие. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2004, с. Полиграф: опыт и перспективы применения (Научно-аналитический обзор) ООНИиКНИ, НИО социально психологических проблем УНК психологии и работы с личным составом ОВД / Академия МВД России. М., 1995, с. Приказ МВД РФ № 446 дсп от 26 июля 1996 г. «Об утверждении Инструкции по учету кадров Министерства внутренних дел Российской Федерации и Табеля отчетности по кадрам Министерства внутренних дел Российской Федерации».


Черников В.В. Нормативные акты органов внутренних дел в системе правовых актов управления: Лекция. – М.: МЮИ МВД России, 1996, с. 7 - Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Таким образом, исследование на полиграфе является обязательной частью профессионального отбора и этапом решения задачи формирования высокопрофессионального кадрового потенциала.

Вместе с тем, как было установлено, проверка на полиграфе используется не только при отборе кадров, но и в ходе служебного расследования (такая задача ставится приказом МВД РФ № 170 от 1998 г.). Однако в действующем законодательстве нормы права о добровольности проведения подобной проверки отсутствуют.

Думается, что исследование на полиграфе в этом случае должно проводиться только при получении доброволь ного согласия опрашиваемого лица, что необходимо закрепить в юридических нормах.

Такая позиция отвечает современному уголовно-процессуальному законодательству, согласно которо му полиграфный опрос подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления производится только с их согласия.1 Здесь также необходимо заметить, что в ходе служебной проверки могут быть выявлены признаки совершенного преступления, и опрашиваемое лицо может получить статус подозреваемого или обвиняемого.

Рассматривая указанный вопрос, интересно сравнить состояние ведомственной правовой базы с трудо вым законодательством. Ведь в последние годы полиграф стал использоваться в работе не только государст венных специализированных структур, но и в частных компаниях.2 (Например, при назначении на должности материально-ответственных лиц – кассиров, заведующих складом и т.п.).

Следует заметить, что в трудовом праве отсутствуют специальные нормы, непосредственно посвящен ные полиграфным исследованиям. Несмотря на это, использование полиграфа в кадровых целях не противоре чит действующему законодательству.

Н.И. Мягких, ссылаясь на ст. 3, 21, 243, 86 и др. Трудового кодекса РФ, пишет, что «для обеспечения своих прав работодатель имеет право собирать информацию о работнике, о выполнении им своих обязанно стей, в том числе, используя специальные психофизиологические исследования с применением полиграфных устройств, при условии соблюдения федерального законодательства. Способы получения информации, правила ее использования и хранения не должны противоречить существующим федеральным законам и должны быть отражены в локальном нормативном акте, например, в ведомственной инструкции или трудовом соглашении.

Проведение исследования осуществляется только после получения письменного согласия работника…» Вместе с тем, Н.И. Мягких отмечает очевидную потребность в подготовке ведомственного нормативно правового акта МВД о порядке проведения специальных психофизиологических исследований при решении кадровых вопросов.

И.С. Зубрилова и А.И. Скрыпников указывают также на необходимость внесения в «Положение о службе в ОВД РФ» и проект федерального закона «О службе в ОВД» статьи об обязательном прохождении специального психофизиологического исследования кандидатами на службу и сотрудниками ОВД.4 Представ ляется, что в современных условиях, в связи с созданием нового вида государственной службы – правоохрани тельной - требуется правовая регламентация и в этой сфере.

В связи с этим, представляется интересным остановиться на положениях проекта федерального закона «О правоохранительной службе РФ» (от 28.09.04 г.), посвященных вопросам приема на службу, перемещения по ней и служебным проверкам. Анализ статей проекта позволил сделать вывод о том, что он, как и Положение о службе в ОВД и федеральный закон «О милиции», не содержит норм, конкретно посвященных полиграфным исследованиям, но и не запрещает их проведение.

Из изложенного вытекает, что методика (количество, суть вопросов, условия проведения опроса и т.д.), периодичность, использование результатов полиграфных проверок и иные вопросы следует отразить в ведом ственной инструкции. Кроме того, исследование на полиграфе должно быть закреплено в федеральном законе о правоохранительной службе как этап профессионального отбора, перемещения кадров, проведения служебной проверки.

Рассматривая указанный вопрос, интересно остановиться на иных основных стадиях профессионально го отбора кадров. Следует сказать о том, что такой его этап, как обследование физического здоровья кандидата, организуется и проводится в соответствии с ведомственным приказом. В нем подробно описаны все виды забо леваний, при которых допускается прием на службу и ее прохождение.5 Из этого следует, что юридическое регулирование отношений, связанных со сбором информации, на разных этапах кадрового отбора неравноцен но.

В качестве примера целесообразно исследовать также нормы права, регулирующие проведение специ альных проверочных мероприятий кандидатов на службу (например, в отношении судимости, для уточнения анкетных данных и пр.). Ранее проверка кандидатов по специальным учетам осуществлялась в соответствии с См. раздел 3 «Условия и порядок проведения опроса» приказа МВД РФ № 437 дсп от 28.12.04 г., ст. 51 Конституции РФ от 12.12.93 г.

Правда – по пульсу // Лиза, 23 января 2006 г., № 4, с. Мягких Н.И. Правовые и методические аспекты использования полиграфных устройств в кадровой работе // Вестник МВД России, № 4, 2004, с. Зубрилова И.С., Скрыпников А.И. Использование полиграфа при решении кадровых вопросов // Вестник МВД РФ № (46) / ГОИУ МВД РФ, М., 1999, с. 82- Приказ МВД РФ № 440 от 14.07.04 г. «Об утверждении Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ»

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы приказом МВД1, в настоящее время этот приказ отменен.2 Тем не менее, практическая необходимость в такой проверке осталась. Сложилась ситуация, при которой кадровые аппараты и иные подразделения ОВД в целях обеспечения собственной безопасности, безопасности государства и населения, охраны их прав продолжают проверять кандидатов на службу на предмет состояния на специальном учете.

Вместе с тем, в правовом регулировании данного мероприятия образовался пробел. Возможно, что приказ № 160 – 1994 г. был отменен в связи с тем, что он вступает в противоречие с Конституцией РФ. Соглас но 24 ее статьи, любые операции с информацией о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Ор ганы государственной власти и местного самоуправления обязаны обеспечить каждому возможность ознаком ления с материалами, затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено федеральным зако ном.

Кроме того, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ содержит следующее положение: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Из этого следует, что специальные проверочные мероприятия могут проводиться только с доброволь ного согласия лица и при условии, что оно может ознакомиться с результатами проверки на любом этапе ее проведения. Ограничения этого права может быть закреплено только федеральным законом.

Об этом же говорится и в ч. 1 ст. 11 федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»: перечни персональных данных, включаемых в состав информационных ресурсов (федеральных, совместного ведения, субъектов, органов местного самоуправления, негосударственных организаций) должны быть закреплены на уровне федерального закона.

В настоящее время такой закон еще не принят. Конституционный суд РФ в одном из своих решений отмечал, что, исходя из положений Конституции о равном доступе к государственной службе, государство, регулируя отношения службы в ОВД, может устанав ливать в этой сфере и особые правила. Это не противоречит ч. 3 ст. 55 конституции и международным нормам, не является дискриминацией. Вместе с тем, эти правила в части обработки персональных данных кандидатов на службу и сотрудни ков ОВД должны устанавливаться федеральным законом. Получается, что до тех пор, пока не будет принят федеральный закон «О персональных данных», специальные проверочные мероприятия будут проводиться «нелегально». Здесь интересно заметить, что, например, в Федеральной таможенной службе приказ, регули рующий проведение проверок кандидатов на службу по специальным учетам, является действующим (несмотря на противоречие конституции). Нормативно-правового акта, отменяющего его, нет.

В связи с этим решение проблемы видится во включении в проект федерального закона «О государст венной правоохранительной службе РФ» норм, закрепляющих в качестве этапа профессионального отбора кад ров проведение специальных проверок (наряду с полиграфными исследованиями). Это даст возможность уст ранить противоречие отраслевых правовых актов конституции РФ и совершенствовать ведомственное законо дательство.

ИНФОРМАЦИОННО-ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННАЯ СИСТЕМА БАНКА РОССИИ К.т.н. М.Ю. Сенаторов (Банк России) Впервые в отечественной практике развития банковской сферы и усиления ее взаимодействия с реаль ной экономикой решена принципиально новая, крупная по постановке и исследованию научно-техническая проблема создания электронной системы обеспечения банковских расчетов России на базе современных ин формационных и телекоммуникационных технологий, внедрению средств и методов электронной обработки и безопасной передачи банковской информации, что существенно повышает оперативность и качество проведе ния банковских операций и способствует решению проблемы развития регионов, экономики и социальной сфе ры Российской Федерации (РФ).

Информационно-телекоммуникационная система (ИТС) Банка России представляют собой сложную иерархическую пространственно распределенную автоматизированную систему, обеспечивающую информати зацию функциональной деятельности Банка России и представляющую информационные и телекоммуникаци онные услуги должностным лицам и структурным подразделениям Банка России с применением современных информационных технологий, средств вычислительной техники и связи. Это сложная многоцелевая автомати Приказ МВД РФ от 17.05.1994 г. № 160 «Об утверждении инструкции о порядке отбора граждан на службу (работу) в ор ганы внутренних дел РФ»

Приказ МВД РФ № 1049 от 29.11.2001 г. «О признании утратившими силу нормативных правовых актов МВД России»

Комментарий к конституции РФ / Под общей ред. Ю.В. Кудрявцева. М.: Фонд «Правовая культура», 1996, с. Постановление КС РФ от 06.06.1995 г. по жалобе М., оспаривавшего конституционность одного из положений федераль ного закона «О милиции» / ВКС, 1995, № 2 – 3, с. 57 - Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы зированная система, распределенная по всей территории РФ, уникальна по масштабности, многообразию функ ций и номенклатуре применяемых программно-технических средств.

Основная функциональная деятельность Банка России подразделяется на следующие направления:

разработка и проведение единой государственной денежно-кредитной политики (во взаимо действии с Правительством РФ);

осуществление эмиссии наличных денег и организация наличного денежного обращения (мо нопольно);

установление правил осуществления расчетов в РФ;

осуществление обслуживания счетов бюджетов всех уровней бюджетной системы РФ;

установление правил проведения банковских операций;

установление правил бухгалтерского учета и отчетности для банковской системы РФ;

организация и осуществление валютного регулирования и валютного контроля;

осуществление все видов банковских операций и иных сделок, необходимых для выполнения функций Банка России (самостоятельно или по поручению Правительства РФ);

определение порядка осуществления расчетов с международными организациями, иностран ными государствами, а также с юридическими и физическими лицами;

осуществление эффективного управления золотовалютными резервами Банка России;

участие в разработке прогнозов и организации составления платежного баланса РФ;

осуществление государственной регистрации кредитных организаций;

выдача, приостановле ние и отзыв лицензий кредитных на осуществление банковских операций;

осуществление надзора за деятельностью кредитных организаций и банковских групп;

административная и внутрихозяйственная деятельности Банка России;

юридическая поддержка экономической деятельности Банка России и др.

Существующая ИТС представляет собой организационно-техническое объединение информационно телекоммуникационных средств, связей между ними и эксплуатационного персонала, обеспечивающих предос тавление информационных и телекоммуникационных ресурсов, возможностей и услуг подразделениям и учре ждениям Банка России, необходимых для решения соответствующих функциональных задач.

Принципы развития ИТС Банка России:

минимизация суммарных затрат на создание, использование, эксплуатацию, сопровождение и развитие систем и комплексов ИТС;

создание условий для обеспечения необходимого уровня кредитных, операционных, расчетных и системных рисков;

эволюционное развитие ИТС, с сохранением ранее сделанных инвестиций;

соответствие ИТС сложившийся в Банке России организационной структуре.

Механизмы реализации принципов:

увеличение степени централизации обработки информации и консолидации информационных ресурсов;

унификация и типизация проектных решений при соблюдении единых форматов электронных банковских документов и информационных сообщений;

использование апробированных решений программных и технических средств ведущих фирм – производителей;

поэтапное внедрение новых информационных технологий по мере старения существующего оборудования.

ИТС Банка России включает в себя:

64 000 программных средств и программных комплексов;

238 000 единиц технических средств и комплексов, из них более:

120 000 средств вычислительной техники;

40 000 средств телекоммуникационного оборудования;

28 000 комплексов средств связи;

7 000 единиц технических средств защиты и обеспечения безопасности информации;

17 000 единиц оборудования инженерного обеспечения.

Формирование современной архитектуры ИТС Банка России производится в соответствии с принци пом централизации обработки информации, с учетом максимально возможного удовлетворения потребностей конечных пользователей в информационно-телекоммуникационных услугах – как по их номенклатуре, так и по качеству. Для каждой системы или комплекса вырабатываются решения по централизации сбора, обработки, хранения и предоставления данных разных уровней (учрежденческого, территориального, федерального) с це лью исключения выполнения этих функций на рабочих местах.

С этой целью созданы укрупненные центры коллективной обработки информации (КЦОИ). Их разнесе ние на несколько десятков километров позволит решить до 58% проблем, связанных с катастрофоустойчиво стью. Разнесение обрабатывающих центров на несколько сотен километров позволит дополнительно решить 32% проблем. 10% возникающих проблем - не зависят от расстояния, а определяется политикой безопасности.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы На каждом КЦОИ решаются учетно-операционные, аналитические и информационные задачи для группы подключенных к нему территориальных учреждений (ТУ) Банка России. В итоге, все ТУ Банка России, в части обработки основного объема информации, распределены между двумя крупными КЦОИ, которые обла дают достаточными вычислительными мощностями для решения перечисленных выше задач. Состав задач мо жет уточняться в процессе отработки алгоритма функционирования таких КЦОИ. Взаимодействие между КЦОИ в части выполнения обработки учетно-операционной информации предполагается осуществлять с ис пользованием центра федерального уровня, в функции которого входит координация деятельности КЦОИ и учет межрегиональных платежей. В интересах обслуживания центрального аппарата Банка России целесооб разно проведение линии на консолидацию и централизацию информационных ресурсов и их обработки для решения аналитических и информационных задач центрального аппарата Банка России.

Все КЦОИ построены на основе перспективной, мощной аппаратно-программной платформы, обеспе чивающей обработку больших объемов информации с должным уровнем безопасности информации и катаст рофоустойчивости. Предполагается использовать в их составе унифицированные прикладные программные комплексы нового поколения, рассчитанные на реализацию всех перспективных количественных и качествен ных требований к целевым подсистемам Банка России, включая проведение срочных платежей в режиме реаль ного (технологического) времени (система RTGS), а также решения комплекса информационных и аналитиче ских задач. Создание таких прикладных комплексов будет проводиться по единой промышленной технологии разработки и сопровождения программных средств.

Также унифицированным будет прикладное программное обеспечение для реализации клиентской час ти в ГРКЦ и РКЦ и единая, совместимая аппаратно-программная среда. Тем самым будет сформирована уни фицированная архитектура, единая для всех регионов, рассчитанная на необходимую степень масштабирова ния.

Для обмена информацией между подсистемами Банка России используются механизмы обмена сооб щениями и транзакций. При этом все КЦОИ через ЕТКБС объединяются в сеть территориально распределенной обработки информации.

В ИТС Банка России в соответствии с принципом эволюционности развития максимально сохраняются существующие решения, системы и информационные ресурсы.

Такое положение характерно как для уровня ТУ, так и для уровня центрального аппарата Банка России.

Существующие автоматизированные системы и подсистемы продолжают работать до выработки ими своего ресурса или досрочного вывода их из конфигурации ИТС и в плановом порядке переводятся на типовые, уни фицированные решения и средства.

Важным понятием в ИТС Банка России является понятие доступность информации, под которым по нимается свойство автоматизированной системы, заключающееся в том, что в условиях случайных и преднаме ренных угроз информация предоставляется в том виде и том месте, которые необходимы пользователю, и в то время, когда они ему необходимы. Доступность определяется как наличием необходимой информации, так и готовностью системы к обслуживанию. Высокая доступность предполагает, что достигается такая доступность, которая достаточна не только при существующих нагрузках, но и при ожидаемом расширении этих нагрузок на заданную перспективу. Высокая доступность должна сохраняться в условиях деградации архитектуры ИТС Банка России, вызванной массовым уничтожением ее компонентов и (или) целых объектовых комплексов, а также связей между ними в результате стихийных бедствий, техногенных аварий и катастроф, целенаправлен ного воздействия людей или групп людей.

Требуемая доступность для различных уровней обработки информации в электронной платежной сис теме Банка России приведена в таблице 1.

Таблица 1.

Уровень объекта Время простоя в год Доступность в % Расчетно-кассовый центр (РКЦ) 8,8 часов 99, Коллективный центр обработки информации 53 минуты 99, (КЦОИ) Выполнение платежей в реальном масштабе вре- 5 минут 99. мени – RTGS Возможные угрозы доступности приведены в таблице 2.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Таблица 2.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.