авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Пермский государственный университет» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Анализ исторического периода начала ХХ в. позволяет нам сделать вывод о том, что местное самоуправление, представленное земскими учреждениями, теряет инициативу в развитии гражданской активности на Урале. Преобладание политики в общественной жизни при углублении противостояния между ос новными классами, принявшее революционный характер, выдвигало на первый план совсем другие формы объединений, участвовавших в развитии граждан ского общества: политические партии, профессиональные союзы, другие обще ственные организации. К тому же создание в политической системе Российской империи такого представительного законосовещательного органа власти, как Государственная Дума, удовлетворило на некоторое время политические амби ции лидеров земского движения. Местные органы самоуправления возвраща лись к своей обыденной, повседневной работе. В связи с этим можно согла ситься с выводом И.Б. Лежневой, утверждавшей, что «съездом земских деяте лей 6-13 ноября 1905 года завершилось существование земского движения в ГАКО, ф. 582, оп. 26, д. 1212, л. 27, 29.

ГАПО, ф. 65, оп. 1, д. 59, л. 36;

д. 61, л. 37;

ф. 42, оп. 1, д. 249, л. 152-153.

Верхоланцев В.С. Указ. соч. С. 110-111.

том виде, в котором оно существовало более сорока лет… В их деятельности стала преобладать «деловая» точка зрения»1.

В период существования новой политической системы – третьеиюнь ской монархии – местные органы самоуправления каких-либо существенных изменений в организации собственной структуры не претерпели до начала Первой мировой войны. Земские учреждения расширяли масштабы образова тельной деятельности в деревне, определенную стройность и преемственность приобрела медицинская помощь сельскому населению. Кроме того, местные органы приняли активное участие в осуществлении столыпинских аграрных преобразований.

К началу ХХ в. Урал имел большое значение для промышленного ком плекса страны, но, несмотря на это, все еще оставался аграрным регионом Рос сийской империи. В сельском хозяйстве было занято не менее 70% населения губернии, в то время как в промышленности – около 17%, в торговле – 2,4%2.

Стоимость недвижимости в промышленности достигала 21 млн. руб., а стои мость земли и лесов – более 40 млн. руб. Годовые объемы ведущей горнозавод ской отрасли промышленности оценивались в 70 млн. руб., а среднегодовые объемы сбора продовольственных культур (ржи, пшеницы, ячменя и овса) – свыше 100 млн. руб.3 Поэтому работа земских органов местного самоуправле ния по-прежнему строилась с учетом данных тенденций. Проблемы рациональ ного ведения единоличного крестьянского хозяйства, кооперативных организа ций оставались в центре их внимания как на теоретическом уровне, так и на уровне практической деятельности.

Аграрная реформа 1906 г. не смогла решить основную проблему как кре стьянства Урала, так и страны в целом. В советской историографии анализу этой реформы посвящены капитальные социально-экономические исследова ния, в которых на основе многочисленных источников раскрывается практиче ская реализация всех основных мер государственной власти. Основные публи кации приходятся на 60-е гг. ХХ в., это работы историков Урала Ф.С.Горового, Л.П.Вакатовой, П.И.Хитрова, М.И.Черныша, Л.П.Матвеенко, Д.В.Гаврилова, Лежнева И.Б. Самодержавие и местное самоуправление в России // Общественно-политические ин ституты и движения: проблемы теории и истории. СПб., 1991. С. 135.

История Урала в период капитализма. С. 247, 248, 252.

Обзор Пермской губернии за 1903 год. С. 36, 77.

В.В.Наймушина, А.А.Папырина и др.1 В них было проанализировано, прежде всего, ухудшение положения основной массы крестьян, а также рассмотрены усиление ее дифференциации и процесс пролетаризации деревни. Обращалось внимание на деятельность землеустроительных комиссий, создаваемых по указу Николая II от 4 марта 1906 г. Первые пять таких комиссий были созданы в мае 1907 г. в Перми, Осе, Екатеринбурге, Соликамске и Камышлове одновременно с открытием Пермского отделения крестьянского банка2.

По принципу единоличного землеустройства, т.е. создания хуторского хозяйства, только в Пермской губернии до 1915 г. было образовано 13640 уча стков с общей площадью в 219 тыс. десятин. Всего за десять лет реформ требо вания о закреплении земли в личную собственность заявили 44355 домохозяев, или 8,4% их общего числа. Однако только 21246 из них действительно эту зем лю закрепили. Общая площадь закрепленной земли составила 254785 десятин (3% надельной земли)3. По этому поводу «Пермская земская неделя» писала:

«После указа 9 ноября о своем желании выделиться заявили многие. Сюда от носятся живущие в городах крестьяне. Они занимаются торговым промыслом и на прикрепленность к земле смотрят как на цепи, которыми они скованы. О вы делении заявляют и те из деревенской бедноты, которые от своей полосы, вели чиною с носовой платок, не видели ничего, кроме горя и беспросветной бедно сти. Свобода от пут земли кажется им облегчением»4.

В Пермской губернии с 1907 по 1914 г. 12920 крестьян-владельцев про дали свои наделы, т.е. 45808 десятин земли в среднем по 66 руб. за десятину5.

Кто же был покупателем этих земель? Из обзоров Пермской губернии с 1909 по 1915 г. на основе данных пользования кредитами крестьянского поземельного банка можно дать адресную картину покупателей. Абсолютное большинство – 2319 покупателей – являлись отдельными домохозяйствами, в 600 случаях – это См.: Матвеенко Л.П. Столыпинская аграрная реформа как один из факторов, влиявших на формиро вание рабочего класса Пермской губернии // Из истории рабочего класса Урала;

Вакатова Л.П. Социально экономические итоги столыпинской аграрной политики в Пермской губернии // Из истории рабочего класса и крестьянства Пермского края. Пермь, 1965;

Черныш М.И. Эволюция землевладения в Пермской губернии в пе риод с 1861 по 1905 годы // Из истории края. Пермь, 1964;

Гаврилов Д.В. К вопросу о питании уральских рабо чих в период домонополистического капитализма (1861-1900 гг.) // Положение и борьба рабочих Урала в пери од капитализма. Свердловск, 1989;

Хитров П.И. Земледелие Пермской губернии периода империализма // На Западном Урале. Пермь, 1974;

Наймушин В.В. Рабочее движение в Вятской губернии в конце Х1Х-начале ХХ века // Из истории рабочего класса Урала. Пермь, 1961. и др.

ГАПО, ф. 65, оп. 1, д. 67, л. 143;

оп. 2, д. 132, л. 25-25 об.

История Урала в период капитализма. С. 314-315.

Пермская земская неделя. 1908. № 2. С. 12.

Подсчитано по: РГИА, ф. 1290, оп. 6, д. 94, л. 55, 76, 77;

оп. 120, д. 2, л. 174, 175;

д. 11, л. 11;

д. 37, л. 2, 3.

были товарищества и только в 6 случаях – сельские общества1. Тем самым под тверждался капиталистический характер процессов концентрации производства в руках сельской буржуазии – кулачества.

Процессы дифференциации деревни можно проследить также по таким данным: в 1893 г. безземельные в пермской деревне составляли 9,7% общего количества крестьянских хозяйств, в 1917 г. – уже примерно 15%;

безлошадных хозяйств в 1894 г. было 14%, к 1917 г. – 25,4%. К 1917 г. 25,2% крестьянских хозяйств не сеяли, а 13,7% вообще не имели никакого скота2. Крестьяне пыта лись вырваться из тисков катастрофического безземелья с помощью переселе ния за Урал. С 1896 по 1914 г. свои насиженные места покинули 60 тыс. кресть ян, из них вернулись через некоторое время совсем разорившимися 14 тыс. Бедняки пытались поправить свое положение с помощью дополнитель ных источников дохода, которыми стали отхожие промыслы. Этот объектив ный процесс отражен в таблице, составленной на основе данных об отходниче стве по четырем уездам: Камышловскому, Шадринскому, Чердынскому и Со ликамскому Пермской губернии4.

Камышловский Шадринский Чердынский Соликамский Годы Всего уезд уезд уезд уезд 1880– 55 446 34 463 10 076 48 584 148 1909– 111 519 90 812 4 328 71 705 278 Как видно из приведенных данных, число крестьян, ушедших на заработ ки, увеличилось почти в два раза. В Чердынском уезде к началу ХХ в. основная масса крестьян была занята на месте заготовками леса и сплавом древесины.

Причем меняется характер отходничества. Крестьяне стали в большем количе стве, чем ранее, связывать получение своего дополнительного дохода с про мышленным производством. Тем самым этот процесс оказывал свое определен ное влияние на формирование промышленного пролетариата Урала. В Вятской гу бернии эти процессы были выражены гораздо слабее.

Использованы материалы: История Урала периода капитализма. С. 314-317.

ГАПО, ф. 65, оп. 1, д. 54, л. 14;

Обзор Пермской губернии за 1893 год. С. 23-24;

Обзор Пермской гу бернии за 1915 год. С. 14 (Приложение № 3);

Пермская земская неделя. 1911. № 149. С. 18.

История Урала периода капитализма. С. 315.

ГАПО, ф. 65, оп. 1, д. 46, л. 143;

д. 48, л. 143;

д. 49, л. 144;

д. 50, л. 143;

д. 51, л. 144;

д. 52, л. 143;

д. 52 а, л. 143;

Обзор Пермской губернии за 1909 год. С. 33-35;

Обзор Пермской губернии за 1913 год. С. 35-37.

Хотя для Урала итоги реформирования были достаточно скромными, такие земские специалисты, как агрономы, ветеринары, статистики, а также земские сельскохозяйственные школы, училища переживают свой «звездный час» по востребованности знаний и практическим действиям. Это было связано с более широким развитием капиталистических отношений в деревне, закреплением слоя сельской буржуазии. Именно эта категория становится главным потребите лем и заказчиком новых знаний и приемов труда в развитии товарного производ ства аграрного сектора экономического развития.

Важным элементом повседневной работы земской агрономической ин теллигенции становится пропаганда новых форм хозяйствования. По инициати ве земских служащих в Пермской губернии в это время было организовано показательных участка, 25 прокатных станций, 25 зерноочистительных пунк тов, 44 племенных осеменений свиней и др.1 Заслугой агрономов стало введе ние в севооборот пермского клевера, который из-за высоких кормовых качеств приобрел европейскую известность. Так, в 1912 г. в Кунгурском уезде фирмы закупили только семян этой культуры на 1 млн. руб. Крестьянские хозяйства Осинского, Оханского, Ирбитского, Камышлов ского и Шадринского, при благоприятных условиях – Пермского, Кунгурского и Красноуфимского уездов Пермской губернии являлись главными поставщи ками товарного хлеба на внутренний рынок страны и губернии. Для доказа тельства этого можно привести следующие сведения. Если в 1909 г. из данных уездов было вывезено на продажу за пределы губернии 154 768 пудов ржи и 341 325 пудов пшеницы, то в 1913 г. уже 853 935 пудов ржи и 1 168 826 пудов пшеницы. По отношению к общему объему вывезенного из губернии хлеба это составляло около 80% ржи, более 92% пшеницы в 1909 г. и более 94% ржи, 89% всей пшеницы – в 1913 г. Именно в этих регионах сосредотачивались центры творческой работы специалистов, находилось достаточное количество складов уездных земств по поставкам новой сельскохозяйственной техники с возможностью ее приобрете ния на льготных условиях. Получили распространение прокатные пункты сель скохозяйственных орудий труда, прежде всего сложного характера, выдача Иллюстрированный сборник-ежегодник Пермского губернского земства. Пермь, 1916. Вып. 2. С. 217;

Обзор агрономических мероприятий Пермского земства за 1901-1906 годы и очередных работ земских агроно мов. Пермь, 1907. С. 86-90.

Иллюстрированный сборник… С. 212.

Использованы статистические данные: Вакатова Л.П. Указ. соч. С. 88-90.

ссуды семенами и удобрениями. Общее представление об увеличивающихся размерах применения новых орудий труда в хозяйствах Пермской губернии да ет следующая таблица1.

Количество штук Орудия труда 1909 г. 1912 г.

Рядовые сеялки 498 Фабричные плуги 9758 Количество штук Орудия труда 1909 г. 1912 г.

Лапчатые орудия 1905 Веялки-сортировки 1123 Веялки простые 40705 Молотилки одноконные 17939 Сноповязки 667 Зерносушилки 574 Всего с 1909 по 1913 г. ввоз всех видов сельскохозяйственных машин в губернию вырос со 154 до 407 тыс. штук. Популярностью пользовались, на пример, молотилки местного производства: Очерского, Саранинского, Каслин ского заводов. В Екатеринбургском уезде из-за технологической простоты в из готовлении и дешевизны по сравнению даже с заводскими аналогами широко применялись молотилки кустаря Костромина из села Большие Брусяны Логи новской волости. Не меньшей популярностью, особенно среди крестьян Верхо турского уезда, пользовался изобретенный еще в 1891 г. шадринским агроно мом А.Б.Кунгурцевым плуг с лемехом и отвалом2.

Новый этап повышения плодородия почв и увеличения урожайности в деревне связан с применением минеральных удобрений. Наибольшее распро странение в Пермской губернии получило применение суперфосфата, которого только в 1912 г. было использовано более 26 тыс. пудов. Интересен факт, что больше половины суперфосфата применили крестьяне Кунгурского уезда3.

Там же. С. 89.

Обзор агрономических мероприятий… С. 125-129.

Обзор Пермской губернии за 1912 год. С. 122;

Искусственное удобрение в крестьянском хозяйстве.

Пермь, 1910. С. 9-10.

Вятское земство с 80-х гг. Х1Х в. с созданием губернского и уездных ин ститутов агрономов начинает целенаправленную работу по внедрению новых орудий труда, новых технологий, направлений крестьянского труда активно использовали приемы наглядной пропаганды с помощью создания опытных хо зяйств, системы льготной продажи семян, освобождения от налогооблажения по отдельным видам продукции. Важную роль играл созданный склад продук ции сельскохозяйственной техники, изготавливаемой в кустарных мастерских губернии и составляющих успешную конкуренцию продукции промышленного производства1. Так в Котельничском уезде с 1893 г. появляется уездный агро ном, к 1914 г. их уже было четверо. Была проведена большая разъяснительная работа среди крестьян об изменении системы травосеяния, расширение кормо вой базы за счет введения новых сортов: клевера из Пермской губернии, тимо феевки и т.п. Тогда же открыт склад сельскохозяйственных орудий и позднее появились его филиалы в отдельных селах. Практиковалась демонстрация но вых орудий на ярмарках, базарах во время сезонных работ2. Нолинское уездное земство открыло в Богородской волости единственную в губернии льнодель ную станцию в 1901 г., которая существовала вплоть до 1918 г.3 Станция стала проводником новых форм кустарного производства: регулярные демонстрации ее деятельности, обучающие ежегодные курсы, куда приезжали стипендиаты не только Вятской губернии, но и из других мест4.

Интересной формой взаимодействия земств с крестьянством стали смотры конкурсы единоличных хозяйств и товариществ на лучшую постановку произ водства и лучшие результаты. Победители премировались поездками за границу для изучения передовых методов сельскохозяйственного труда. Так в Пермской губернии за активное участие в местных и региональных выставках такие поезд ки финансировались губернским земством с привлечением средств Крестьянско го поземельного и Кустарно-промышленного банков по представлению уездных агрономов. С 1907 по 1914 г. земство Пермской губернии, губернская управа ор ганизовали 36 региональных сельскохозяйственных выставок, пермское кресть янство приняло участие в 12 общероссийских ярмарках и выставках, двух меж См.: Соловьев А.А. Земства Вятской губернии и крестьянство: проблемы взаимоотношений // Земское самоуправление: организация, деятельность, опыт: Матер. науч. конф. Киров, 2002. С. 49 – 51.

Журнал Котельничского уездного земского собрания за 1914 год. Вятка, 1915. С. 392-394.

Журнал Вятского губернского земского собрания ХХХV очередной сессии 1901 г. Вятка, 1902. Т. 1. С.

407-410.

Журнал Нолинского уездного земского собрания ХХХVIII очередной сессии 1914 г. Нолинск, 1915.

С. 156.

дународных – в Германии и Англии1. В большинстве случаев Пермское земство создавало отдельные павильоны для размещения экспонатов, к открытию выста вок издавались специальные каталоги и буклеты, где содержался большой фак тический материал о деятельности земских специалистов по распространению современных методов хозяйствования. Отражался конкретный опыт работы от дельных крестьянских дворов, товариществ, кооперативов, кустарных промы слов по производству простых и сложных орудий труда, пропагандировались новые приемы глубокой переработки сельскохозяйственной продукции2.

Усилившаяся в годы первой русской революции политическая трансфор мация России, нерешенность в ходе ее основных проблем ставили под сомне ние возможность гармоничного развития гражданского общества в стране. Соз данные в предшествующий период новые общественные структуры в земских учреждениях, не получая соответствующего политического обеспечения для действенного выполнения своих задач, объективно втягивались в политическое противостояние с существующей системой власти.

Все эти факторы в наибольшей степени затронули представителей учи тельской и медицинской общественности земских учреждений. Расширение масштабов их деятельности, связанное с углублением капиталистического раз вития города и деревни, требовало в свою очередь большого количества гра мотных и здоровых работников, ставило учительские и медицинские кадры пе ред сложным выбором смысла их деятельности.

Так, проходивший в мае 1907 г. очередной, девятый, съезд врачей Перм ской губернии осудил арест по политическим мотивам известного земского врача Красноуфимска М.И. Мизерова, которому за особые заслуги в развитии общественной медицины, организацию борьбы с заразными заболеваниями в уезде в 1906 г. Казанский университет присвоил звание доктора медицины, а уездное земское собрание вручило золотой нагрудный знак3.

Съезд обсуждал самый актуальный вопрос для губернии – высокий уро вень детской смертности, по показателям которой Пермская губерния занимала печальное первое место в стране. Во многих докладах из уездов эти процессы Иллюстрированный сборник-ежегодник… С. 212.

См.: Бобылев Д.М. Кустарная промышленность Урала на Западно-Сибирской выставке в Омске.

Пермь, 1911. С. 2-3;

Каталог агрономического отдела в павильоне Пермского земства на Казанской областной выставке. Пермь, 1909. С. 2-5;

Каталог коллекций по кустарной промышленности Пермской губернии на Санкт-Петербургской всероссийской кустарно-промышленной выставке 1902 г. Пермь, 1902. С. 8-10.

Труды IХ съезда врачей Пермской губернии (15-24 мая 1907 года): Ч. 1. Журналы заседаний, перечень постановлений и докл. комиссий. Пермь, 1907. С. 15-16.

связывались с общей социальной ситуацией в стране и правительственной по литикой. Обращалось внимание на то, что отсутствие контроля за действиями торгово-промышленной буржуазии, особенно в неурожайные и голодные годы, приводило к резкому удорожанию продуктов питания и значительному ухуд шению их качества. Особую тревогу врачей вызывало широкое распростране ние в деревне, в горнозаводских поселках печально знаменитого «голодного»

хлеба, состоящего из смешения ржаной муки с отрубями, соломой, лебедой и даже белой глиной. Врач А.И. Смородинцев из Екатеринбургского уезда дал описание семи типов такого хлеба и связанных с его употреблением негатив ных последствий для здоровья1. Врач Соликамского уездного земства И.Н. Цветов связывал причины высокой детской смертности с низким культур ным и гигиеническим уровнем основной массы крестьянства и общей полити кой правительства2.

Съезд губернских земских врачей в результате обсуждения принял откро венно политическую резолюцию, в которой утверждалось, что «только при ко ренном изменении экономического и правового строя народной жизни возмож на успешная и плодотворная борьба с детской смертностью»3. Такая позиция врачебной земской общественности приводит к тому, что следующий съезд врачей Пермской губернии был разрешен только в 1910 г.

Особое положение интеллигенции, особенно сельской, постоянно баланси рующей на грани нужды, ее культурно-образовательный уровень, позволяли ей глубже осознавать предназначение человека в этом мире и искать ответ на извеч ный вопрос «человека разумного»: что делать?

Психологический и экономический аспекты сложного времени отлича лись еще и тем, что затрагивали каждого, как бы, казалось, далеко от основных центров открытого противостояния он не находился. С особой выразительно стью и силой поиск истины отразился в политическом сборнике ярких предста вителей российской интеллектуальной элиты «Вехи», получившего достаточно подробный анализ в отечественной историографии. Мы только отметим, что вопросы, поставленные в этом политико-этическом сборнике, имели универ сальный характер, а ответ на них давал каждый исходя из собственных жизнен ных условий. Можно было сколько угодно убедительно и логически безупреч Труды IХ съезда врачей Пермской губернии (15-24 мая 1907 года). Ч. 3. Делегатские доклады. Пермь, 1908. С. 113-115.

Там же. Ч. 2. Доклады съезду. Пермь, 1907. С. 89-99.

Там же. Ч. 1. С. 127.

но обосновывать гибельность насильственных форм противостояния власти, однако реальная действительность повседневной жизни все сильнее разделяла совсем молодое, еще не до конца сформировавшееся гражданское общество и обветшавший, но еще очень мощный, все подавлявший абсолютизм.

Все попытки поставить под всеобъемлющий контроль выходящее из со стояния младенчества гражданское развитие человека представляли собой ста рые, испытанные веками феодальные методы сословного диктата, которые ис ключали возможность диалога с общественностью, прежде всего, по вине са мой власти. Новые направления общественной активности, выраставшие из ме стного самоуправления, искали адекватных организационных и идеологических форм дальнейшего развития. Старые подходы и многочисленные ограничения в рамках существующих земских организаций, жесткий идеологический кон троль со стороны государственных структур (губернаторской власти) и господ ствующей православной церкви создавали объективные предпосылки для бы строй политизации общественного сознания и создания массовых организаций, ставящих перед собой политические задачи смены формы власти. Причем, от сутствие или задержка позитивных перемен в диалоге «общество-власть» спо собствовали переходу этих массовых организаций к радикальным формам про тивостояния.

Все это в полной мере проявилось в деятельности педагогической обще ственности земских учреждений Пермской губернии. Рубежом их нового со стояния можно считать попытки Министерства народного образования в 1900 и 1902 гг. отстранить земства от участия в создании и работе начальных школ.

Это вызвало поток протестов со стороны абсолютного большинства земских учреждений тех губерний России, где они существовали. Кроме того, в адрес министерства были направлены отрицательные отзывы на введение «Наказа уездным и губернским училищным советам» Пермским губернским собранием, а также земскими управами Екатеринбургского, Шадринского, Кунгурского, Верхотурского, Чердынского уездов1. К счастью для земских учреждений, стремительные события революционного кризиса 1905-1907 гг., последующее развитие страны отодвигают на задний план эти проекты.

Оживление учительского движения было связано с ожиданием создания всероссийской профессиональной организации, о необходимости которой шли ГАПО, ф. 42, оп. 1, д. 321, л. 28, 57, 61, 63.

разговоры практически на всех учительских форумах: от уезда до губернии.

Причем, зачастую они находили поддержку земских управ и собраний. Такие решения в 1902 г. принимались Оханским, Осинским, Екатеринбургским, Шад ринским земскими собраниями1. Свое положительное мнение высказали Перм ская губернская, Верхотурская, Чердынская уездные управы2. На состоявшихся в июле 1901 г. в Перми педагогических курсах учителей народных школ губер нии кроме методических вопросов преподавания отдельных предметов (русско го языка, арифметики), посещения специальной выставки учебных пособий в научном музее заметное место было отведено выступлениям с мест о положе нии земского учителя. Ряд выступлений отражал абсолютную социальную не защищенность учителя в глубинке от произвола не только руководства различ ного ранга, но и сельских обществ в лице старосты, писаря и др. Обращалось внимание на значительную текучесть кадров в деревне, низкую оплату труда, задержки зарплаты со стороны земских учреждений, крайне слабую оснащен ность школ элементарными учебниками, наглядными пособиями, антисанитар ное состояние классных комнат и т.д.3 Выход из создавшегося положения учи теля видели в создании собственной организации, которая во взаимодействии с земскими учреждениями смогла бы решать назревшие проблемы сельской школы. В отличие от городских сельские учителя были разобщены и не могли в большинстве случаев выступать совместно.

Думается, что одним из факторов обращения учительства к вопросам соз дания системы социальной защиты собственного положения стало изменение социально-психологического облика земского учителя. У известного врача общественника С.И.Мицкевича есть замечательные слова, дающие представле ние о моральных качествах людей 70-80-х гг. ХIХ в., которые посвятили свою жизнь работе в деревне, отказались от сравнительно благополучной городской жизни. «Из книги П.Л.Лаврова "Исторические письма" мы усваивали, что "каж дое удобство жизни, которым я пользуюсь, каждая мысль, которую я имел досуг приобрести и выработать, куплена кровью, страданиями или трудом миллио Журнал 33 очередного и 35 чрезвычайною Шадринских уездных земских собраний. Шадринск, 1903.

С. 128;

Журналы Екатеринбургского уездного земского собрания 33 очередной сессии 1902 г. Екатеринбург, 1903. С. 206;

Журналы Осинского уездного земского собрания 33 очередной сессии 1902 г. с докладами Осин.

уезд. управы. Оса, 1903. С. 756;

Журналы Оханского уездного земского собрания 1902 г. и смета доходов на 1903 г. Оханск, 1903. С. 436.

Доклады Пермской губернской земской управы земскому собранию ХХХIII очередной сессии. Пермь, 1903. С. 249;

Журналы Чердынского уездного земского собрания ХХI чрезвычайной и ХХХIII очередной сес сии. Доклады управы и комиссий 1902 года. Чердынь, 1903. С. 692-695.

ГАПО, ф. 42, оп. 1, д. 319, л. 78-79, 83-85.

нов… Я сниму с себя ответственность за кровавую цену своего развития, если употреблю это самое развитие на то, чтобы уменьшить зло в настоящем и буду щем"… Надо уплатить наш долг народу за наше развитие, надо уплатить народу – вот к чему приходила передовая молодежь 70-80-х гг. и шла с воодушевлением в народ или с революционной проповедью, или для культурной работы в качест ве врача, фельдшера, сельского учителя, земского статистика и т.п.» Таким примером может служить подвижническая деятельность учителя Ирбитского земства Валентина Ивановича Воробьева (1862-1937), выпускника Покровской начальной школы Ирбитского уезда 1876 г. Он самостоятельно подготовился и сдал экзамен на народного учителя и в течение 25 лет учитель ствовал в селе Белослудском. С 1890 по 1913 г. избирался гласным Ирбитского земского собрания. По его инициативе в уезде было открыто 8 начальных школ.

Педагог вел географические исследования своего края (его материалы о лесном массиве в пойме р. Тавды использовал в своих работах Д.И.Менделеев). Он пи сал трогательные стихи, был постоянным корреспондентом педагогического журнала «Русский начальный учитель», делегатом от которого принимал уча стие в работе I Российского объединительного съезда по народному образова нию в 1911 г.2 В 1913 г. губернская управа приглашает Валентина Ивановича для работы в статистическом бюро по вопросам образования. В.И.Воробьев принимает активное участие в открытии в Перми в 1916 г. университета3. В возрасте 57 лет он поступает на юридический факультет этого университета и заканчивает его.

Еще одно имя в истории земского учительства – Прасковья Петровна За сухина (1860–1928). Окончила в 1877 г. с золотой медалью Петербургскую учи тельскую семинарию и возвратилась в родной Соликамский уезд. Работала зем ской учительницей в Чермозе. Переехала в Чердынский уезд, где продолжала педагогическую работу в Чердыни, Юме, Редикоре. А затем в течение 35 лет, с 1889 по 1924 г., бессменно преподавала в Вильвенском народном училище, сначала в качестве учительницы, а затем руководителя училища. В 1908 г. по доносу земского начальника распоряжением пермского губернатора А.В.Болотова за политическую неблагонадежность Прасковья Петровна была Мицкевич С.И. Записки врача-общественника (1888-1918). М., 1969. С. 24.

ГАСО, ф. 434, оп. 1, д. 7, л. 86;

В Ирбитскую уездную земскую управу для доклада 42 очередному земскому собранию делегата земства на Московский общеземский съезд по народному образованию Ивана Ва сильевича Воробьева: Докладная записка. Ирбит, 1912. С. 2.

ГАПО, ф. р-180, оп. 1, д. 1, л. 135.

уволена с работы1. В записке земского начальника отмечалось, что «Засухина не посещает с учениками церкви в царские дни, благосклонно относится к ссыльным, читает запрещенную литературу, а в школе вынула из рамы портрет царской особы и вставила портрет русского писателя». Только заступничество купца Дубровина, детей которого она учила, позволило ей вернуться через че тыре месяца к работе. Ее подвижнический труд оценивали коллеги и уездная земская управа, написав в поздравительном адресе в 1913 г. в честь 35-летия педагогической деятельности: «Призвание к борьбе с тьмой и любовь к школе и детям не устрашили Вас из столицы, после окончания курса, идти в глухие пермские леса, где холодно были встречены вопиющей нуждой, невежеством, убожеством тесной школы. Вы с честью несли учительское знамя… сеяли "ра зумное, доброе, вечное", не жалея своего здоровья»2.

Вятская губерния была местом гражданской деятельности подвижника педагогического труда, самого верного помощника земских учреждений свя щенника Н.Н.Блинова (1839-1917). Еще в 1867 г. с образованием земств в гу бернии, он направляет обстоятельную записку в земскую управу, где дает прак тические советы об оснащении народных училищ необходимыми книгами для развития детей3. Он стал настойчивым пропагандистом земского управления в деревне, издав серию популярных брошюр для крестянства под общим назва нием «Земская служба. Беседы гласного крестьянина Аким-Простоты», вы шедших не только в Вятке, но и в Петербурге и Москве. Издавались и другие популярные и обобщающие труды, где раскрывался опыт земской работы4.

К началу ХХ в. на романтические настроения части российской интелли генции оказывают влияние прозаические проблемы обустройства и защиты собственных экономических и социальных условий жизни. Труд учителя на чальной школы, особенно в деревне, оплачивался на уровне минимальных по требностей, что вызывало большую текучесть учительских кадров. Согласно исследованиям вопроса о денежном содержании земского учителя в 1910 г. для поддержания минимального уровня жизни и работы годовой доход должен был составлять 508 руб. 87 коп.5 В большинстве случаев он ограничивался суммой от 360 до 460 руб. в год. Поэтому нередко земские учителя, особенно молодые, ГАПО, ф. 42, оп. 1, д. 266, л. 57.

Цит. по: Борисова Т.С. Народная учительница // На Западном Урале. Пермь, 1974. С. 194.

ГАКО, ф. 616, оп. 1, д. 326, л. 25 об.

Там же, д. 328, л. 65;

Блинов Н.Н. Земство за полвека 1864-1914. Сарапул, 1914.

Народный учитель. 1913. № 8. С. 8.

пока не обремененные семьей, меняли не только место жительства, но и род за нятий. Материалы с мест, которые публиковались в педагогических изданиях того времени: «Народный учитель», «Учительский вестник», «Учитель и шко ла» - были пронизаны безысходностью и социальным пессимизмом за собст венное будущее1. Все это меняло психологический стереотип отношения к вла стным структурам и становилось побудительной причиной к созданию органи зации, которая могла бы стать выразителем интересов учительства. Поэтому не совсем объективным представляется категорический вывод И.В.Сучкова в со держательной статье «Социальный и духовный облик учительства России на рубеже ХIХ-ХХ веков»: «Вместе с тем, серьезные недостатки в развитии этой системы (образования. – Н.Н.) не означали, что учительство России видело аль тернативу сложившемуся положению в революционном преобразовании обще ства в целом и школы в частности»2. Однако анализ принятых обращений, пе тиций, резолюций многочисленных съездов и собраний всех уровней, особенно в период революции 1905-1907 гг., показывает, что настроение основной массы учителей, особенно сельских, отличалось значительным радикализмом. Спорно и мнение автора о том, что Ленин относился к интеллигенции как к пассивному объекту воздействия революционно настроенных рабочих и крестьян3. Это ут верждение является интерпретацией знаменитого лозунга Сталина начала 30-х гг. ХХ в. об интеллигенции как попутчике революции, за которым необходим постоянный контроль.

Особыми процессами характеризуется Урал. Широкое революционное движение в начале мая 1905 г. в этом регионе инициировали представители именно земского учительства. Как известно, 24-26 апреля 1905 г. в Москве прошло учредительное собрание Всероссийского учительского союза, которое объявило себя одновременно и профессиональным и политическим объедине нием4. В воззвании говорилось о необходимости революции как условии реше ния проблем образования в стране. 14 мая того же года в Перми должна была состояться аналогичная учредительная конференция по созданию Пермского отделения союза. Собравшиеся учителя были разогнаны полицией. Однако уже на следующий день конференция приняла достаточно жесткую резолюцию, в Ососков А.В. Указ. соч. С. 122-125.

Сучков И.В. Социальный и духовный облик учительства России на рубеже ХIX-ХХ веков // Отечест венная история. 1995. № 1. С. 63.

Там же.

Константинов Н.А., Струминский В.Я. Указ. соч. С. 218.

которой одной из задач объявлялась борьба «…за политическую свободу Рос сии, созыв Учредительного собрания, коренную реорганизацию дела народного просвещения в России. Долг Союза – принять в освободительной борьбе самое деятельное участие на стороне народа и против его притеснителей»1. Таким об разом, учительская общественность начала осваивать принципиально новую форму объединения – профессиональные союзы. Однако эти вопросы выходят за рамки нашего исследования и требуют специального изучения.

Вопросам обязательного начального образования по-прежнему уделялось главное внимание, они обсуждались в Государственной думе. Среди 520 депу татов, избранных во II Государственную думу, – 69 человек, или 13,3%, заня тых или связанных с образовательной системой страны. Представителей на чальной школы из них была почти половина – 30 чел.2 Однако, в силу револю ционной настроенности и I, и II Государственных дум, решения, которые пред полагалось вынести в качестве первоочередных, в том числе и в области обра зования, так и не были реализованы.

К началу 1906 г. на территории Пермской губернии, в ведении дирекции народных училищ, действовало 17 городских и 1062 одноклассных народных училищ3. За период с 1906 по 1911 г. было открыто 603 общеобразовательных школы начального звена, из них 567 – силами земств. Это превышало общерос сийский уровень прироста начальных учебных заведений4. Ежегодный прирост количества школ в этот период составил от 35 до 60, 57% школ уже имели соб ственные здания5. В большинстве сельских учебных заведений учебный про цесс продолжался от 140 до 176 дней, что объяснялось большой загруженно стью учащихся в связи с началом сельскохозяйственных работ. Всего в этих школах к этому времени обучалось чуть более 30% детей школьного возраста.

В 1911 г., по данным переписи состояния народного образования в Рос сийской империи, в составе учительского корпуса Пермской губернии 24,7% мужчин и 8,3% женщин имели среднее педагогическое образование, около 50% учительниц окончили гимназии и епархиальные училища, 30% –курс прогим ГАПО, ф. 160, оп. 1, д. 11, л. 8;

д. 46, л. 17-19;

д. 63, л. 6;

оп. 5, д. 112, л. 354.

Абрамов В.Ф. Земство, народное образование и просвещение // Вопросы истории. 1998. № 8. С. 50.

Обзор Пермской губернии за 1906 год. С. 59.

В Пермской губернии этот показатель составлял 1,5 раза, в Вятской губернии – 1,4, по России – 1, раза. Сравнение произведено по данным: Филоненко Т.В. Развитие школьного образования в России в начале ХХ века // Вопросы истории. 2004. № 9. С. 139.

Подсчитано по: Обзор Пермской губернии за 1906 год. С. 59;

Обзор Пермской губернии за 1911 год.

С. 111, 51 (приложение);

ПГВ. 1911. № 182.

назии и около 20% – двухклассные народные училища1. По стране данные по казатели значительно превышали уровень, достигнутый в Пермской губернии.

Так, среди общего числа народных учителей Российской империи специальное среднее педагогическое образование имели 48,4% мужчин и 20,2% женщин, общее – 63,3% женщин-учителей2.

Пермская земская общественность, осознавая эти «узкие места», прини мает действенные меры по созданию условий для подготовки учительских кад ров. 20 сентября 1909 г. в Перми была открыта женская учительская семинария, начальницей которой становится бывшая земская учительница Пермского уездного земства К.А.Степанова3. Позднее были созданы учительские семина рии в Ирбите, Шадринске. Открываются педагогические классы в гимназиях Перми, Чердыни, Красноуфимска, Камышлова, Нижнего Тагила. 5 октября 1912 г. в Екатеринбурге начал работу учительский институт, который готовил учителей для народных школ всей губернии. Это позволило охватить началь ным образованием большую часть населения губернии. К 1914 г. из 333 тыс.

детей школьного возраста в начальной школе обучалось уже 59%. Количество учебных заведений Пермской дирекции народных училищ к январю 1915 г.

достигло 2387, из которых 185 - национальные школы4.

Учительская общественность и руководство народных училищ Пермской губернии вместе с московским земством приняли самое активное участие в подготовке новых нормативных документов по общеобразовательным про граммам Министерства просвещения. Они готовились в связи с началом обсу ждения в Государственной думе III созыва вопроса о введении всеобщего на чального образования в стране. Уральское учительство получает это приглаше ние от государственных структур во время посещения Пермской губернии то варищем министра просвещения Л.А.Георгиевским в начале февраля 1911 г.5 В том же году на съезде инспекторов народных училищ губернии была представ лена и одобрена, с учетом опыта работы народных учителей, переработанная программа обучения, созданная еще в 1897 г. На первый план были вынесены предметы, усиливающие общеобразовательный компонент образования. Значи тельно, до 7-8%, сокращались часы на изучение Закона Божьего, при этом цер Обзор Пермской губернии за 1911 год. С. 114-115.

Сучков И.В. Указ. соч. С. 64.

ПГВ. 1909. № 203.

Вместе со школами духовного ведомства их было 3166. См.: Обзор Пермской губернии за 1915 год.

С. 117;

48-49 (приложения).

ГАПО, ф. 42, оп. 1, д. 549, л. 27-28.

ковнославянское чтение было отнесено к русскому языку, т.е. фактически пре вращалось в светский предмет. Был составлен подробный перечнь сведений, которые учитель мог сообщать учащимся на уроках природоведения, геогра фии, рисования и рукоделия1. Некоторые предложения пермской общественно сти были позднее внесены в программы министерства 1913 г. Пермский проект в области народного образования нес идею создания единой системы образова ния в стране, его преемственности и доступности населению, особенно сель скому.

Как известно, принятый III Государственной думой законопроект о на родном образовании, содержащий, хотя и в урезанном виде, прогрессивные на правления по сравнению с предшествующим положением 1874 г., так и не был введен, так как Государственный совет отклонил проект2. Вся большая подго товительная работа учительской общественности, направленная на создание современной системы образования в России, оказалась невостребованной вла стными структурами. Один из идеологов нового направления в развитии обра зования страны Е.А.Звягинцев писал: «Патриотизм, военная гимнастика, пче ловодство, садоводство, народная бережливость, статистика, православие, борьба с пьянством и пожарами, - чего-чего только не навязывали и не навязы вают несчастной народной школе, забывая ее основную общеобразовательную цель»3. Начавшаяся в августе 1914 г. Первая мировая война затормозила про цесс преобразований в системе начальной школы, но не сняла проблемы, а только видоизменила ее.

Аналогичные процессы были характерны также и для Вятской губернии.

Здесь была продолжена традиция земских учреждений первых созывов, когда народное образование стало приоритетным в их деятельности. Итоги созида тельной работы вятских земств и общественности были достаточно впечат ляющими: 563 школы в 1884 г., в которых обучалось 43 тысячи учащихся, и 2686 земских школ с более 215 тысяч учеников к 1916 г. Земская медицина в Пермской губернии накануне войны находилась в зе ните своего развития. Прежде всего необходимо отметить, что последователь ная позиция медицинской общественности в предшествующие годы позволила Программы для начальных народных училищ Пермской губернии. Пермь, 1911. С. 6-8, 129-135.

РГИА, ф. 733, оп. 186, д. 2197, Ч. 2, л. 925-936;

Филоненко Т.В. Указ. соч. С. 140.

Звягинцев Е. Из хроники народного образования // Вестник воспитания. 1915. № 5. С. 66.

Обзор Вятской губернии за 1884 г. Вятка, 1885. С. 85;

Обзор Вятской губернии за 1915 г. Вятка, 1916.

С. 156.

создать губернии достаточно четкую систему санитарных организаций. Тем са мым удалось сохранить одну из главных особенностей уральской и отечествен ной медицины – ее профилактическую направленность. Созданное еще в г. в Пермской губернской управе санитарное бюро к этому времени обретает опору в лице уездных санитарных врачей, получивших официальный статус в 1908 г.1 Тогда же начинает выходить периодическая «Врачебно-санитарная хроника» Пермского губернского земства, выпуск которой иногда запрещался губернатором на территории губернии, особенно в период эпидемий. По его мнению, такие публикации могли вызвать нежелательные настроения среди об разованной части населения.

С приходом в санитарное бюро в начале 1913 г. И.К.Курдова, опытного земского врача, прекрасного организатора, деятельность врачей становится бо лее эффективной. С помощью губернской управы ему частично удается активи зировать работу санитарных врачей. Им вменялось выполнение определенных полицейских функций в осуществлении санитарно-эпидемических мероприя тий, обязательных для всех жителей населенных пунктов. В 1915 г. в санитар ном бюро появляется второй врач – бывший санитарный врач Шадринского уездного земства Р.А. Егоровская, что положительно отразилось на деятельно сти этого координирующего органа управления земской санитарии.

На уездных санитарных врачей возлагались функции консультантов управ по всем санитарным и противоэпидемическим вопросам, они являлись также секретарями врачебно-санитарных советов, вели всю врачебную и сани тарную статистику, составляли медицинские обзоры по уездам. В это время по являются первые санитарные лаборатории, хотя применяли эти методики сани тарные врачи крайне редко. В Шадринском, Екатеринбургском, Пермском и Оханском уездах санитарные врачи входили в состав училищных советов и школьных комиссий2. По их инициативе был положительно решен вопрос о финансировании земствами горячих завтраков в школе, что особенно благо творно сказалось во время голодного 1912 г. Врачи стали инициаторами еще одной формы профилактической работы. Борясь с детской смертностью и ведя профилактическую работу, именно санитарные врачи, используя свое влияние в земских управах, школьных советах, принимают активное участие в организа Журналы Пермского губернского земского собрания ХХХIХ очередной сессии и доклады сему собра нию. Пермь, 1909. С. 405-406;

Постановление первого совещания санитарно-эпидемических врачей Пермского губернского земства 13-20 июля 1909 года. Пермь, 1909. С. 13-15.

Постановление первого совещания… С. 18-21.

ции детских сезонных яслей. И если до начала войны этот процесс протекал достаточно вяло: в 1912 г. в губернии было открыто 18 яслей, в 1913 – 17, то уже в 1915 г. – 134, а в 1916 г. – до 1761. Война приняла затяжной характер, де ревня лишалась мужской рабочей силы. Широко вовлекались женщины: вра чебные советы, санитарные врачи подключали их к разъяснительной работе о значении ясельного воспитания детей фельдшеров, учителей, сельского духо венства.

Важным направлением деятельности земских врачей и медицинского персонала являлась просветительская работа среди населения, что было исклю чительно важно, особенно во время эпидемий. В Оханском уезде в 1914 г. лек ционную работу среди населения вела специально приглашенный врач-лектор А.Н.Соколова2. Можно отметить достаточную степень организованности этой работы в Осинском, Шадринском, Екатеринбургском и Пермском уездах. Здесь использовались все возможные каналы для распространения санитарных зна ний, и прежде всего через многочисленные профессионально-образовательные курсы, что широко практиковалось земскими органами самоуправления:

сельскохозяйственные, домоводства, пчеловодства, маслоделия, оспопривива телей, учительские и пр. В 1911 г. было прочитано 99 лекций и проведены бе седы в 44 населенных пунктах губернии, в 1913 г. – прочитано 130 лекций3. В крупных селах они иногда сопровождались показом диапозитивов (Пермский, Екатеринбургский, Шадринский уезды). Так, по инициативе санитарного врача Шадринского уезда Р.А.Егоровской была организована передвижная санитар но-гигиеническая выставка. Врач читала лекции по медицине и гигиене с де монстрацией световых картин и экспонатов выставки. Здесь же продавалась популярная просветительская литература, которая поступала из Пироговского общества4. Однако увеличение масштабов просветительской работы сдерживалось жестким контролем со стороны врачебных инспекторов, которые представляли го сударственные органы власти и выдавали специальные разрешения на чтение лек ций, проведение бесед по тематике, утвержденной Министерством внутренних дел.

Еще одним важным каналом расширения влияния врачебной обществен ности в Пермской губернии являлась работа санитарных попечительств, форми Подсчитано по: Труды ХI съезда врачей и представителей земств Пермской губернии. Пермь, 1914. Ч.

2. – С. 20 (приложения);

Санитарный обзор Пермской губернии за 1915 год. Пермь, 1917. С. 278-280;

Журналы Пермского губернского земского собрания 46 сессии и доклады комиссий. Пермь, 1916. С. 199-201.

Труды ХI съезда врачей… С. 395.

Там же. С. 480;

Врачебно-санитарная хроника Пермской губернии. Пермь, 1914. С. 206.

Труды ХI съезда врачей… С. 395.

руемых, как правило, из представителей имущих классов, сельской интеллиген ции и образованной части крестьянства. Возглавлял эти попечительства обычно санитарный или земский врач. Как отмечалось в уставных документах, они должны служить «…школой общественной самодеятельности в области санита рии и проводниками правильных гигиенических знаний среди сельского населе ния»1. Финансирование осуществлялось за счет небольших средств земских управ и добровольных пожертвований как частных лиц, так и сельских обществ.

Создание и регулярная действенная работа зависели прежде всего от активности врача, его настойчивости и организаторских способностей. При колоссальной за груженности врачей (один врач в среднем принимал ежедневно 52 амбулатор ных больных, работал и в стационаре) этой деятельностью могли заниматься не все. В Пермской губернии к 1911 г. было создано только 16 санитарных попечи тельств, из которых 4 – в заводских поселках и возглавлялись заводскими врача ми. К 1914 г. появилось всего 7 новых попечительств, из которых 4 – в Пермском уезде2. На ХI съезде врачей и представителей земств Пермской губернии, кото рый проходил в мае-июне 1914 г., отмечалась работа таких попечительств в се лах Култаево и Верхние Муллы Пермского уезда. Руководил ими уездный сани тарный врач Г.А.Удинцев. Здесь в летние месяцы открывались чайные для при шлых рабочих, сооружались благоустроенные колодцы, организовывались горя чие завтраки в школах, устраивались витрины по санитарному просвещению и др.3 Однако эти мероприятия носили разовый характер и в целом не стали сис темной формой деятельности врачебной земской общественности, как это было в центральных губерниях России. Такое положение дел объяснялось объективны ми причинами (большие территории врачебных участков, слабая заселенность мест, загруженность врачей и т.п.).

К 1914 г. почти в два раза увеличилось число врачей, входивших в систе му земской медицины, по сравнению с 1890 г.: с 73 до 1354. Особенностью сис темы медицинской помощи на Урале была совместная работа земских и заво дских врачей. Там, где на промышленных предприятиях отсутствовали собст венные лечебные учреждения, заключались договоры с земскими учреждения ми на обслуживание. И наоборот, где имелись заводские больницы и госпитали, там земства использовали этот ресурс. Такая совместная работа финансирова Пономарев А. Протоколы общества врачей Пермской губернии 1881-1882 г. Пермь, 1882. С. 78.

Врачебно-санитарная хроника Пермской губернии за 1914 год. С. 207-208.

Труды ХI съезда врачей… С. 345.

Обзор Пермской губернии за 1890 год. С. 15;

Обзор Пермской губернии за 1914 год. С. 106.

лась из объединенных средств земств и предприятий1. Заводские врачи участ вовали в качестве равноправных партнеров в работе врачебных съездов, прово дившихся губернской управой, создавая на них собственную секцию. Поэтому статистика губернского земства учитывала число заводских врачей в общей численности медицинского персонала. К 1914 г. в Пермской губернии насчиты валось 187 врачей2.


Наиболее ярким примером может служить деятельность нижнетагильско го госпиталя, который был создан на самом высокоэффективном предприятии окружного горного управления наследников знаменитой династии Демидовых.

История заводского госпиталя ХIХ-начала ХХ в. была тесно связана с историей земской медицины Верхотурского уезда и деятельностью двух замечательных врачей, известных не только на Урале, но и в России: доктора медицины П.В. Рудановского и П.В. Кузнецкого. Именно Рудановский, будучи избранным гласным Верхотурского уездного земского собрания, выступил перед губернской управой с инициативой создания таких объединенных врачебных участков3. За тем в течение 25 лет он бессменно возглавлял уездный врачебный совет, пригла сил в Нижний Тагил молодого блестящего хирурга П.В. Кузнецкого, продол жившего после смерти Рудановского (с 1888 г.) его дело, умножая известность, авторитет заводского госпиталя и земской медицины Урала4.

Рост численности врачей делал более доступной медицинскую помощь для жителей деревень. Появилась возможность увеличить количество врачеб ных участков, которых к 1914 г. насчитывалось 152, и в то же время снизить нагрузку на одного врача. Количество земских больниц в Пермской губернии достигло 138. И все-таки главной проблемой в это время по-прежнему остава лась высокая интенсификация врачебного труда по сравнению с другими рос сийскими губерниями. Так, площадь врачебного участка составляла 1919 квад ратных верст с населением 25 406 чел.5 Для сравнения отметим, что в Москов ской губернии эти цифры были почти в четыре раза ниже. А размер оплаты труда врача в земских учреждениях губернии не превышал московский. Поэто му для уральской глубинки актуальным оставался вопрос подготовки кадров См.: ГАПО, ф. 44, оп. 1, д. 618.

Обзор Пермской губернии за 1914 год. С. 106.

Журналы 4-го Верхотурского уездного земского собрания 1873 г. Нижне-Тагильск, 1873. С. 45-47, 74.

См.: П.В.Рудановский // Селезнева В.Т. Очерки по истории медицины в Пермской губернии. Пермь, 1997. С. 103-104.

Обзор Пермской губернии за 1914 год. С. 106-107;

Врачебно-санитарная хроника Пермской губернии за 1914 год. С. 195-199.

среднего медицинского звена – фельдшеров, что являлось компетенцией зем ских органов самоуправления. Основным источником притока медицинских кадров высшего звена традиционно оставались выпускники Петербургской ме дико-хирургической академии, медицинских факультетов Московского и Ка занского университетов. Собственного высшего учебного заведения на всем Урале не было до 1916 г., когда был открыт Пермский университет.

Фельдшеры имели разную степень теоретической и практической подго товки. Основной формой подготовки этой категории специалистов являлось индивидуальное обучение на базе госпиталей и больниц, затем получение сви детельства во врачебной управе с правом работы под контролем участкового врача. Еще в начале 70-х гг. ХIХ в. правительство разрешило земским учрежде ниям открывать специальные фельдшерские школы с четырехгодичным сроком обучения. К 1872 г. в России на средства местных органов самоуправления бы ло открыто 32 школы. В Пермской губернии, несмотря на неоднократные по пытки и принимаемые решения губернских съездов земских врачей, такая школа до начала ХХ века так и не открылась1.

За этот период можно отметить несколько попыток губернских врачей в частном порядке создать подобные учебные заведения. Так, в 1871 г. по ини циативе П.В. Рудановского на базе Нижнетагильского заводского госпиталя была открыта трехгодичная фельдшерская школа, частично финансируемая Верхотурским уездным земством. Эта школа обеспечивала хорошую теорети ческую подготовку слушателей, под руководством врачей они осваивали в гос питале практические навыки. Здесь вел преподавательскую работу специально приглашенный Рудановским врач-хирург П.В. Кузнецкий. Школа просущест вовала до 1888 г. Вторая, более удачная, попытка осуществилась в 1879 г. в Екатеринбурге, при местном родильном доме. По инициативе врача-акушера В.М. Онуфриева была создана школа повивального искусства для подготовки земских акушерок.

По отзывам специалистов, уровень теоретической и практической подготовки выпускниц школы не уступал уровню столичных учебных заведений. Школа имела губернское значение и к началу ХХ в. получила статус повивального ин Очерк состояния санитарного и медицинского дела в Пермской губернии (Земская медицина). Пермь, 1899. С. 227-228.

Подлужная М.Я. Из истории подготовки средних медицинских работников в Пермской губернии в дореволюционное время // Тр. научной историко-медицинской конференции Урало-Сибирских областей 1962 г.

Пермь, 1963. Вып. 2. С. 188.

ститута. Ежегодный прием составлял 28 - 67 чел. Обучение было платным, в ос новном за счет стипендий уездных земств1. В 1910 г., на базе Подгороднего зем ского врачебного участка Екатеринбургского уезда, открывается еще одна фельдшерская школа, которой руководили видный земский врач Н.А. Русских и фельдшер Р.Н. Кленова. Рассчитанная на три года обучения, школа осуществила первый выпуск из 9 чел. В 1916 г. туда поступило уже 28 слушателей2.

В губернской земской больнице, которая располагалась в Перми, в 1988 г.

открывались также курсы по подготовке среднего медицинского персонала для этой больницы и здесь же одновременно обучали фельдшерскому делу. Про грамма была рассчитана на типовое четырехлетнее обучение. За время неста бильной работы курсов для работы в уездах было подготовлено 6 выпусков – фельдшеров. Эти курсы для подготовки сестер милосердия, где проводилось ускоренное обучение, возобновлялись во время эпидемий, а также во время во енных действий3.

Рост социально-экономических показателей на Урале, связанный с благо приятной конъюнктурой начала второго десятилетия ХХ в., расширение базы капиталистического развития региона рождают спрос на специалистов медиков. Поэтому в 1910 г. губернское земское собрание утверждает положе ние о создании фельдшерской школы на базе губернской земской больницы.

Обучение в ней началось с 1911 г. и осуществлялось по положению 1871 г. в те чение четырех лет. В школу принимались жители Пермской губернии, как в ча стном порядке, так и на стипендии уездных земств. Хотя предпочтение отдава лось мужчинам, в 1914 г. из 115 учащихся трех первых курсов было 92 женщи ны. Стипендиатами уездных земств состояло более 60% будущих фельдшеров, обязанных в течение трех лет после окончания школы работать в своих уездах.

Преподавали в школе ведущие врачи губернской больницы и опытные педагоги общеобразовательных дисциплин городской гимназии и реального училища.

Они получали за свой педагогический труд от губернской земской управы от до 75 руб. в неделю. Школа была оборудована хорошим инструментарием, имела библиотеку учебной и медицинской литературы4. В дальнейшем она стала базой, неотъемлемой частью областной клинической больницы.

ГАСО, ф. 62, оп. 1, д. 526, л. 27-28.

ГАПО, ф. 143, оп. 1, д. 23, л. 298.

Очерк состояния санитарного и медицинского дела… С. 100.

ГАПО, ф. 143, оп. 1, д. 281, 6;

Труды ХI съезда врачей… С. 425-431;

Краткий исторический очерк Пермской губернской земской Александровской больницы / Старшего врача А.Н.Попова. Пермь, 1914. С. 30.

В целом к 1914 г. в Пермской губернии средний медицинский персонал был представлен 124 акушерками, 387 фельдшерами и 78 сестрами милосердия – всего 589 чел.1 Большинство из них вели работу на самостоятельных фельд шерских пунктах. Средний медперсонал органично был связан с повседневной жизнью уральской деревни, выполняя, так же как и врачи, важную просвети тельскую функцию.

Однако их материальное положение находилось на значительно более низком уровне, чем у врачей, и приближалось к положению сельского земского учителя. Так, по типовому положению, принятому пермским земством в 1907 г., первоначальный оклад акушерки составлял 300 руб. в год, при возможности повысить его за выслугу через 10 лет – до 480 руб. Фельдшер при поступлении вновь получал оклад 380 руб. в год, с перспективой предельной суммы до 600 руб. Фельдшер, окончивший военно-фельдшерскую школу и имевший зва ние ротного фельдшера (их готовили в Оренбургской губернии), стоял по рангу ниже гражданского фельдшера и получал первоначальный годовой оклад в размере 300 руб. Предельный рост допускался до 480 руб. в год2. Эта категория медицинских работников была обычно представлена вышедшими в отставку военными чинами уже в достаточно зрелом возрасте. В большинстве случаев подготовка этой категории работников была наиболее слабой и вызывала по стоянную критику со стороны общественности на врачебных съездах всех уровней.

Материальное положение врачебного персонала земских учреждений бы ло значительно лучше. Начинающий врач получал обычно базовую зарплату в размере 1800-2000 руб. в год, с возможностью увеличить свой оклад до 2800 руб. Обычно земства оплачивали содержание квартиры врача (или выдава ли денежную компенсацию), командировки, отправку и получение корреспон денции. С начала ХХ в. вводились оплачиваемые отпуска до четырех месяцев.

Через каждые 3-4 года работы врач мог получить оплачиваемую командировку для повышения квалификации как в России, так и за рубежом. Дополнительный доход давала частная практика и консультационная работа в различных учреж дениях и ведомствах (правда, это относилось только к городским врачам). С Обзор Пермской губернии за 1914 год. С. 106.

Журналы Пермского губернского земского собрания ХХХVIII очередной и ХI чрезвычайной сессии и доклады комиссий очередному собранию. Пермь, 1908. С. 315-317.

1907 г. происходит становление системы страхования жизни на случай профес сионального риска, особенно во время эпидемий1.


Таким образом, в предвоенный период социальный статус врача, его мате риальный достаток, уклад жизни относили его к обеспеченной части общества.

Наверное, поэтому абсолютное большинство врачей к началу Первой мировой войны придерживались в своей политической ориентации взглядов партии каде тов, причем его умеренного крыла.

С 1 августа 1914 г. Россия вступает в период своей истории, заканчиваю щийся крупнейшими социально-экономическими и политическими потрясе ниями. Они имели глобальный характер и оказали влияние на всю последую щую историю развития мировой цивилизации – период Первой мировой войны.

По меркам истории, начинается отсчет короткого периода существования зем ских органов местного самоуправления, вместившего в себя все стадии быст рого гражданского взросления. Это касается не только относительно немного численного образованного авангарда общества, но и всего населения страны.

Земства пережили этап открытой оппозиционности к самодержавной власти, чрезвычайно краткий период превращения в ведущую структуру нового госу дарства, закончившийся в марте 1918 г. их ликвидацией.

Общественная активность населения на Урале, как и по всей стране, оп ределялась ситуацией военного времени, и прежде всего его экономическими факторами. Экономика Урала, ее главного промышленного центра – Пермской губернии, переживала сложный и противоречивый этап своего развития. Связа но это было в первую очередь с незавершенностью технического перевооруже ния промышленных предприятий как государственных, так частных и акцио нерных, что и не позволило в полной мере наладить своевременный выпуск во енной продукции. К тому же царское правительство, считавшее начавшуюся войну непродолжительной, начало широко привлекать в военную промышлен ность частный капитал только с лета 1915 г. Причем инициаторами выступили сами предприниматели, так как выявилась несостоятельность государственного сектора в решении этой задачи. Несомненно, что основным двигательным мо тивом служила реальная возможность получения колоссальной сверхприбыли от войны2.

Журналы Пермского губернского земского собрания ХХХVIII очередной и ХI чрезвычайной сессии и доклады комиссий очередному собранию. Пермь, 1908. С. 314-319.

См.: История Урала периода капитализма. С. 353-354.

Еще летом 1915 г. уральские промышленники направляют через лобби рующие структуры в Государственной думе высшей аристократии, близкой к окружению императора и правительства, ряд предложений. С целью обсужде ния этих предложений на Урал прибывает правительственная комиссия во гла ве с начальником Главного артиллерийского управления, генералом от артил лерии А.А. Маниковским. В результате переговоров 7 ноября 1915 г. было со звано Уральское заводское совещание с участием правительства. Предприни матели добиваются от казны значительных государственных заказов, льгот и ослабления контроля над качеством поставляемой продукции.

А.А.Маниковский вспоминает, что трудное положение в действующей армии, связанное с катастрофической нехваткой вооружения и боеприпасов, неспособ ность казенных заводов справиться с этими задачами заставили правительство полностью капитулировать перед условиями объединенных сил частного капи тала. Общая стоимость заказов составила около 200 млн руб. В результате этих маневров большинству частных и акционерных предприятий, на которых завер шились процессы монополизации и сращивания с банковским капиталом, уда лось значительно повысить абсолютную прибыль – до 65% на основной капитал.

К числу таких относились предприятия Богословского, Лысьвинского, Алапаев ского, Кыштымского обществ1.

В этих событиях активное участие приняли Совет съездов уральских гор нопромышленников и организация защиты корпоративных интересов наиболее консервативных кругов промышленников уральского региона. Они имели большое влияние на деятельность общероссийских сверхмонополий «Кровля» и «Медь». Однако в этих кругах к этому времени произошли знаменательные пе ремены. Объективные процессы концентрации капитала, его акционирования, характерные для периода империализма, приводят к тому, что из 22 частных горнозаводских округов 18 было акционировано при непосредственном уча стии крупного банковского капитала страны. Это Азовско-Донской банк, став ший играть наиболее важную роль в промышленности Урала, Петербургский международный банк, Русско-Азиатский банк, Сибирский коммерческий банк и др. В результате – почти полная смена состава владельцев предприятий и ут верждение еще более жесткой системы контроля над финансовыми потоками в См.: Адамов В.В. Из истории местных военно-экономических организаций царизма и буржуазии в го ды первой мировой войны (Уральское заводское совещание) // Учен. зап. УрГУ. Свердловск, 1957. Вып. 16. С.

37-38, 54.

направлении столиц1. Такой механизм вывода сверхприбыли, при которой уси ливалась капиталистическая «рационализация» структуры распределения при были в пользу столичных банков, значительно ухудшил социальные показатели качества жизни местного населения, и прежде всего рабочего класса Урала, что, в свою очередь, создавало очаг социальной напряженности в регионе и стано вилось одной из причин активного участия уральских рабочих в революцион ном движении будущего 1917 г.

Еще одним важным каналом «проникновения» крупного капитала в эко номическую политику правительства по формированию элементов государст венного капитализма, в частности регулирования милитаризированной эконо мики, явилось создание в центре и на местах военно-промышленных комитетов (ВПК). Инициаторами создания этих новых организаций, ставивших задачу по мощи правительству в снабжении армии и промышленности топливом, метал лом, рабочей силой, стали представители крупной буржуазии московского про мышленного района. В июле 1915 г. состоявшийся I съезд ВПК заявил о необ ходимости организации таких комитетов по всей стране. Таким образом, речь шла о глобальном процессе объединения русской буржуазии с государствен ными структурами власти и ее стремлении занять лидирующее положение в этом союзе.

В Пермской губернии отделение ВПК создается в начале июля 1915 г. по инициативе Биржевого комитета и отделения Российского технического обще ства. Главой областного комитета был избран инженер-строитель, редактор журнала «Записки Пермского отделения Императорского Российского техниче ского общества» А.Е. Ширяев2. Деятельность Пермского ВПК будет рассмот рена в следующей главе. Отметим только, что в связи с новыми возможностями в реанимации кустарной промышленности и сельской кооперации губернии ра бота этой организации получила большую поддержку со стороны земских уч реждений. А эти два концептуальных направления были традиционной вотчи ной деятельности местных органов самоуправления.

Война чрезвычайно усложняла всю систему власти и управления, как в центре, так и на местах. Создаются новые структуры и организации, призван Использованы материалы исследований по данной теме: Буранов Ю.А. Акционирование горнозавод ской промышленности Урала (1861-1917). М., 1982. С. 198-220;

Сапоговская Л.В. Досоветская историография о монополиях в Уральской горнозаводской промышленности // Положение и борьба рабочего класса Урала в пе риод капитализма. Свердловск, 1989. С. 26-30;

История Урала периода капитализма. С. 357-358.

Записки Пермского отделения Императорского Российского технического общества. 1915. № 3-4. С. 6.

ные решать или помогать решать вопросы, связанные с перестройкой всех сто рон жизни общества на военные рельсы. В этой связи у земских организаций открываются новые возможности оказывать уже не опосредованное, а прямое воздействие на социально-экономическое развитие своих регионов. Тем самым торгово-промышленная буржуазия (уже около половины состава земских уч реждений) получала эффективные рычаги для реального руководства не только промышленным развитием, что в условиях военного времени могло принести и политические дивиденды, и реальную материальную выгоду.

Объявление 18 июля 1914 г. военной мобилизации, введение в действие общегосударственного плана милитаризации жизни страны на некоторое время создало обстановку всеобщего шовинистического угара, в котором родилась одна из действенных и влиятельных общественных организаций – Всероссий ский земский союз помощи больным и раненым воинам. 30 июля 1914 г. в Мо скве состоялся учредительный съезд уполномоченных от губернских земств России, который принимает решение о создании этой общегосударственной ор ганизации1.

В Пермской губернии комитет отделения Союза создается как коллеги альный орган в составе председателя – руководителя губернской управы и непременных членов, в числе которых, впервые в истории таких организаций, отсутствовали представители губернаторской власти. Распорядительным орга ном становилось губернское земское собрание, где рассматривались вопросы финансирования основных направлений Союза. Эти направления оформились в следующие отделы: лечебно-санитарный, помощи раненым и инвалидам, воен но-инженерный, финансовый и помощи беженцам2. Аналогичные комитеты были организованы в Верхотурском, Екатеринбургском, Камышловском, Кун гурском, Оханском, Пермском и Соликамском уездах губернии. Они имели прямую вертикаль управления и отчитывались перед губернским комитетом, который, в свою очередь, – перед Центральным комитетом ВЗС. Однако глав ным координирующим органом стало губернское санитарное бюро, где вы дающуюся организаторскую роль играл И.К. Курдов (1867-1937)3.

Особенно эффективным направлением была работа Союза по созданию системы помощи раненным воинам. Опыт такой работы у Пермского земства Краткий очерк деятельности Всероссийского Земского союза. М., 1916. С. 2-6.

ГАПО, ф. 515, оп. 1, д. 9, л. 51.

Там же, д. 8, л. 1-2.

уже был. Так, в период русско-турецкой войны 1877-78 гг. пермское земство создает Общество попечения о раненых и больных воинах, итогом деятельно сти которого стало оснащение специального санитарного отряда на 100 коек.

Медицинский персонал составляли земские врачи губернской больницы, боль ниц Осинского, Екатеринбургского уездов. 22 июня 1877 г. отряды были на правлены в зону боевых действий и развернуты на станции Новоукраинка Ели заветградской железной дороги. Их деятельность получила высокую оценку главного хирурга русской армии Н.И. Пирогова, который направил в адрес гу бернской управы специальную телеграмму, в которой подчеркнул высокую профессиональную подготовку медицинского персонала и образцовую поста новку лечебного и санитарного дела1. Второй военный госпиталь был развернут Нижнетагильским отделением Общества Красного Креста, где ведущую роль играл известный врач-хирург Верхотурского уездного земства П.В.Кузнецкий2.

В период русско-японской войны, в июле 1904 г. также на средства гу бернского земства и Общества Красного Креста был создан и оснащен всем не обходимым на 200 коек военный лазарет, который возглавлял врач Александ ровской губернской земской больницы В.А. Хомяков. Лазарет находился в рай оне самых ожесточенных и кровопролитных боев под Мукденом, где врачи земцы вновь показали высокий профессиональный уровень подготовки и само отверженности. Врачи А.Н. Варфоломеев, Н.Е. Костромин и В.А. Хомяков бы ли награждены орденами Св. Владимира IV степени3.

Однако I мировая война несла с собой принципиально новые военные технологии, не сопоставимые по своим тактико-техническим характеристикам даже с недавней русско-японской войной: автоматическое оружие, боевые от равляющие газы, авиация, подводные лодки и др. Потери русской армии еже месячно стали исчисляться сотнями тысяч. Рухнули планы военного ведомства собственными силами обеспечить армию необходимой медицинской помощью.

Даже с помощью Общества Красного Креста удалось задействовать только 33% необходимых госпитальных коек. Большинство фронтовых госпиталей, предна значавшихся для лечения раненых в полосе боевых действий, не могли спра виться с таким количеством нуждающихся в помощи и превращались в эвакуа Дмитриев А.А. Указ. соч. С. 305-306.

Четвертый Пермский губернский съезд врачей в г. Екатеринбурге в августе 1887 года. Пермь, 1887.

С. 296-304.

Верхоланцев В.С. Указ. соч. С. 126;

ПГВ. 1904. № 246;

1905. № 78.

ционные пункты для отправки раненых в глубинные районы страны1. А тыло вые госпитали оказались к такому повороту событий неподготовленными. На чальник эвакуационного управления Главного управления Генерального штаба военного ведомства страны 10 августа 1914 г. докладывал: «Учреждения внут ренней эвакуационной организации совершенно не готовы к приему и разме щению раненых и больных;

распределительные и окружные пункты не устрое ны;

предназначенные для их организации госпитали не отправлены;

личный со став для госпиталей, медицинского и хозяйственного разряда не предназначен и не командирован по местам;

больничных мест для постоянного лечения боль ных и раненых в распоряжении Военного ведомства не имеется и для открытия их мобилизационным планом не предусмотрено ни необходимых для этого госпиталей, ни личного состава. Очевидно, что при таком условии органы внутренней организации не имеют возможности ни принимать раненых, ни размещать их для лечения»2. Такое тревожное положение требовало новых ре шений и источников помощи.

В этих условиях создание Всероссийского земского союза и несколько позже, в августе 1914 г., Всероссийского союза городов, объединившего органы городского самоуправления, стало для русской армии действенной помощью и реальной поддержкой. Масштабы их деятельности вызывают глубочайшее уважение: к 1 сентября 1914 г. Земский союз оборудовал 59 688 коек, к 1 октября – 118 954, к 1 ноября – 148 818 коек;

Союз городов – 18 711;

24 019 и 35 131 койку соответственно. К 1 июля 1915 г. силами общественности страны обеспечивалось почти 40% госпитальных коек в тыловых медицинских учреж дениях3. В 1916 г. в Пермской губернии было открыто 77 госпиталей на койки. Подавляющая часть госпиталей была открыта в уездных городах и крупных заводских поселках. Этот итог становится более значимым, если учесть, что 50% врачебного персонала губернии было мобилизовано еще в пер вый год войны.

Весной 1915 г. военное командование вновь обращается к союзам за по мощью в борьбе с эпидемиями, обустройстве миллионов беженцев, а затем и в организации поставок предметов снабжения и снаряжения для армии. Для Пермской губернии решение этих вопросов также приобретало важное значе Краткий очерк деятельности Всероссийского Земского союза. С. 9.

Цит. по: Асташов А.Б. Союзы земств и городов и помощь раненным в первую мировую войну // Оте чественная история. 1992. № 6. С. 170.

Краткий очерк деятельности Всероссийского Земского союза. С. 10-11.

ние, потому что к 1 января 1916 г. здесь насчитывалось 25 тысяч беженцев1. К 1917 г. на предприятиях работало более 63 тысяч военнопленных2. И без того сложная эпидемическая ситуация (в уездах осталось только три санитарных врача, остальные были мобилизованы на фронт) усугублялась значительным снижением жизненного уровня населения. Подавляющая часть владельцев и управляющих предприятий под шумок военного времени взяли курс на эконо мию фонда заработной платы, сворачивания некоторых социальных программ на производстве. Все попытки рабочих сохранить хотя бы элементарные усло вия своего существования жестко пресекались не только буржуазией, но и го сударственными структурами. Организаторов стачек и забастовок увольняли в массовом порядке с предприятий, и они подлежали немедленному призыву в действующую армию3. Значительно сократились финансовые возможности земских учреждений из-за снижения поступления земских налогов из деревни.

К концу 1917 г. дефицит земского губернского бюджета достиг 12 млн руб. Непрерывно росли показатели смертности среди населения. Если в 1913 г. на 1000 населения Пермской губернии приходилось 36 умерших, то в 1915 г. – 41,5, к 1917 г. – 62. Естественный прирост населения сократился к 1917 г. по сравнению с довоенным периодом почти в 3,7 раза5. Показатели демографиче ской ситуации в Вятской губернии были не менее удручающими. Здесь особен но велик был процент детской смертности – 65,6% детей до 5 лет из общего числа умерших6.

В августе 1915 г. представители союзов были введены в состав Особых совещаний по обороне, продовольствию, транспорту, топливу и др., что гово рило об известной степени доверия самодержавия к ним. Однако эта лояль ность, особенно в удаленных от центральных районов губерниях, оказалась достаточно эфемерной. Чем дольше продолжалась война, тем более ощутимым становился громадный разрыв в степени гражданской готовности и ответствен ности, созданной в обществе. Налицо было упорное нежелание самодержавия, даже в такое критическое для себя время, вводить элементы политических сво бод. Привлечение новых организаций и структур, относящихся к системе гра Обзор Пермской губернии за 1916 год. С. 5.

ГАПО, ф. 65, оп. 1, д. 80, л. 87.

См.: История Урала в период капитализма. С. 361, 366.

Сметы расходов и доходов и раскладочная ведомость Пермского губернского земства на 1917 год с объяснительной запиской. Пермь, 1917. С. 286-288.

Санитарный обзор Пермской губернии за 1915 год. Пермь, 1917. С. 32-33.

Обзор Вятской губернии за 1915 год. Вятка, 1916. С. 98.

жданского общества, было необходимым и оправданным с точки зрения укреп ления власти и расширения основы ее существования. Но этот процесс проис ходил настолько прагматично, что в скором времени свел все положительные процессы на нет. Осознавая свою строго ограниченную роль и невозможность выполнить в полном объеме те задачи, которые они могли реально решить, эти организации пополняли ряды оппозиции. Так случилось и с Земским союзом и Союзом городов, которые в 1915 г. создали единую структуру – Земгор. Уже в августе 1915 г. они принимают самое активное участие в деятельности полити ческого объединения буржуазии – «Прогрессивном блоке».

На наш взгляд, объективную характеристику этого периода российской истории дал известный отечественный историк А.Я.Аврех в своей книге «Ца ризм накануне свержения»: «…полностью завершился процесс отчуждения господствующего класса и самого политического режима от страны и народа. В свою очередь, эта самоизоляция была конечным результатом исчерпанности строя в смысле его способности двигаться по пути прогресса, хотя бы в какой то мере идти в ногу со временем, частично суррогатно решать поставленные историей задачи. При таком положении дел государственный подход полно стью вытесняется личным, служение – карьеризмом, честность – подлостью, достоинство – угодничеством, ум – хитростью, единая согласованная политика – враждой и конкуренцией отдельных группировок и клик. Господствуют все общий цинизм и безразличие, оправдываемые невозможностью что-либо изме нить. Конечным итогом этого процесса является самоизоляция верховной вла сти от своей же собственной среды, достаточно узкой и, в свою очередь, полно стью отчужденной от общества»1.

Несомненно, такое положение в большей степени было характерно для столичных городов, где в наибольшей степени сосредотачивались все нити ре альной политики. Но война оказалась тем катализатором, при котором на глу бину и содержание всех процессов оказывала свое влияние и российская про винциальная глубинка, создавая необходимый фон предполагаемых изменений.

Главным итогом пореформенного периода становления и развития эле ментов гражданского общества в России являлся тот факт, что в феврале 1917 г.

российская буржуазия получает практически готовый механизм власти – зем ское самоуправление. Самодержавие пыталось ограничить влияние земских уч Аврех А.Я. Царизм накануне свержения. М., 1989. С. 43.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.