авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы О СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ д.т.н., д,ю.н., профессор А.А.Стрельцов ...»

-- [ Страница 5 ] --

Подавляющее большинство предлагаемых антикоррупционных мер связанно с противодействием кор рупции уголовно-правовыми методами (усилить ответственность, ввести конфискацию имущества, запретить занимать государственные должности и т.п.). Однако опыт показывает, что этого недостаточно. Разрешение проблемы коррупционной преступности не связано только с ужесточением ответственности за коррупционные деяния. Чтобы противодействовать коррупции, необходимо раскрытие сущности этого самого явления, выявле ния его причин и на этой основе разработки соответствующих мер. Очевидно, что выявление экономической сущности коррупции, ее социально-экономических причин может сыграть решающее значение в ее противо действии.

Важной составляющей противодействия коррупции является мониторинг и криминологический анализ преступности.

Перед анализом статистики коррупционных преступлений необходимо особо подчеркнуть следующие важные моменты.

в Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Во-первых, необходимо принимать во внимание высокую степень латентности преступности, искажаю щей наши преставления о ее реальном состоянии, структуре, географии и тенденциях развития. В частности, уровень латентности коррупционной преступности, по мнению разных специалистов, колеблется от 90 – 98% до 99,9%. По экспертным оценкам В.В. Лунеева, «удельный вес учтенной коррупции в структуре реальной кор рупционной преступности в стране колеблется в пределах 1 – 5%. Если эти оценки признать более или менее адекватными, то реально в стране ежегодно совершается до 7 млн. коррупционных деяний», «…сегодня кор рупция в финансовом выражении составляет 6% ВВП. При 10% наступает застой, а дальше – уже паралич вла сти»1. В этой связи можно дополнить список другими субъектами противоправной деятельности (теневой дея тельности, организованных преступных формирований и т.п.), так или иначе втянутых в коррупционные отно шения. Поэтому одной из важнейших функций любого государства является борьба с коррупцией.

Уголовный кодекс РФ не охватывает многих форм и видов социально опасной и реальной коррупции.

Он не предусматривает ответственности за:

коррупционный лоббизм;

коррупционный фаворитизм;

коррупционный протекционизм;

непотизм (кумовство, покровительство родственникам);

тайные взносы на политические цели;

взносы на выборы с последующей расплатой государственными должностями или лоббированием ин тересов взносодателя;

келейное проведение приватизации, акционирования и залоговых аукционов;

предоставление налоговых и таможенных льгот;

переход государственных должностных лиц (сразу после отставки) на должности президентов подкорм ленных банков и корпораций;

коррупцию за рубежом при заключении внешнеэкономических контрактов;

совмещение государственной службы с коммерческой деятельностью и т. д.

В уголовном законодательстве должны быть как можно скорее криминализированы все наиболее обще ственно опасные формы коррупционной преступности. После этого следует более или менее точно определить перечень коррупционных деяний для систематического отслеживания коррупционной преступности в целях выработки более эффективных форм борьбы с ней и ее предупреждения.

Во-вторых, есть существенные недостатки, присущие существующим формам статистической кримино логической отчетности. Представленные данные сформированы на основе нескольких форм статистической отчетности – №№ 1-Г, 1-ОП (сведения о результатах деятельности органов внутренних дел по борьбе с органи зованной преступностью) и формы № 10 Министерства юстиции России. В таблицах указаны сведения о наибо лее опасных и распространенных коррупционных преступлений:

1. злоупотребления должностными полномочиями (здесь и далее в скобках по УК РСФСР – злоупотребление властью или служебным положением), получение и дача взяток, незаконное участие в предприниматель ской деятельности, служебный подлог (должностной подлог);

2. должностные присвоения или растраты (хищения государственного или общественного имущества, совер шенные путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением), превыше ние должностных полномочий (превышение власти или служебных полномочий), воспрепятствование за конной предпринимательской деятельности, регистрация незаконных сделок с землей;

3. преступления из числа направленных против интересов службы в коммерческих и иных организациях: зло употребления полномочиями и коммерческий подкуп.

Коррупционная преступность прямо или косвенно, но далеко не полно включает в себя реаль ные общественно опасные деяния. Действующий УК включает в себя лишь некоторые виды корруп ционных преступлений, распределенных в различных главах УК РФ.

Так, В.В. Лунеев в состав распространенных коррупционных преступлений включает такой раздел, как - «воспрепятствование осуществлению избирательных прав, фальсификация избирательных докумен тов и другие формы «покупки власти на корню», относящиеся к политической коррупции, - в главе преступлений против конституционных прав и свобод»2.

По нашему мнению, перечисленные составы преступлений репрезентативно представляют коррупцион ную преступность. Число коррупционных преступлений в отдельном рассматриваемом году является суммой зарегистрированных в тот же отрезок времени названных составов преступлений в соответствии с действовав шим уголовным законом.

Из динамики коррупционной преступности с 1990 по 2007 г.г. отмечается количественный рост с до 116255 преступлений, т.е. в 2,13 раза. Доля коррупционных преступлений в совокупности всех зарегистри рованных преступлений повысилась с 2,96% до 3,25%, т.е. в 1.1 раза.

1 Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России / Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 6 июня 2007 г.) – М., Научный эксперт, 2007. – С.59.

Там же.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Мы видим, что в 1991 – 1995 гг. наблюдался резкий спад (максимально – свыше 15% в 1993 г.) реги стрируемой коррупционной преступности. Этому способствовала совокупность нескольких факторов. В пер вую очередь – несовершенство правовой системы, затем – передел собственности, проводимый якобы для со здания «класса эффективных собственников» под лозунгом «цель оправдывает средства». По сути, были лега лизованы деяния, ранее относившиеся к экономическим правонарушениям (включая преступления). Все это шло на фоне «реформирования» аппарата управления, правоохранительной системы, больше походившего на развал. Разрушающаяся система едва успевала реагировать на наиболее опасные виды корыстно-насильствен ной преступности и не могла должным образом противодействовать коррупции. Вследствие этого, несмотря на фактическое расширение коррупционной преступности, ее регистрируемая часть неуклонно снижалась. В то же время преступность в целом отличала положительная динамика к базовому уровню.

После 1996 г. наметился рост количества учтенных преступлений данного вида. Это стало следствием определенной активности правоохранительных органов в преддверии президентских выборов и желанием ново го руководства продемонстрировать свою профессиональную пригодность. Усилившаяся на тот момент борьба старой и новой «элиты» за власть в центре и на местах нередко сопровождалась возбуждением уголовных дел в отношении представителей «проигравшего противника». Несомненную роль, на наш взгляд, сыграло обще ственное осознание угрожающих масштабов коррупции, заставившее власти активизировать борьбу с корруп ционной преступностью. К этому времени правоохранительные органы смогли накопить некоторый опыт рас крытия и расследования этих сложных по доказыванию преступлений. В незначительной степени увеличение регистрируемых преступлений названной группы связано с криминализацией УК РФ ряда новых деяний: вос препятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169);

регистрация незаконных сделок с зем лей (ст. 170);

злоупотребление полномочиями (ст. 201);

коммерческий подкуп (ст. 204) и незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289). Из-за малых величин нами не учтены криминализированные Фе деральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ преступления, предусмотренные в УК РФ ст. 285 1 (нецеле вое расходование бюджетных средств) и ст. 285 2 (нецелевое расходование государственных внебюджетных фондов).

Темпы прироста общей преступности, на которую действовали те же факторы, что и на коррупционную ее составляющую, возросли с 30% (1997 г.) до 61% (2001 г.). В ее структуре значение коррупционной преступ ности варьировалось от 1,65% (1993 г.) до 2,96% (1990 г.), средняя цифра составила 2,31%, что крайне мало с точки зрения реального масштаба коррупции. С 2002 г. темпы прироста регистрируемой коррупционной пре ступности превышают аналогичные показатели преступности в целом.

Первое место в массиве коррупционных преступных деяний занимают должностные хищения. Видимо, это вызвано их низкой по сравнению с другими составами латентностью в силу ярко выраженной потерпевшей стороны и достаточного количества оставляемых материальных следов. Кроме того, данный вид преступлений зачастую не вызывает трудностей для расследования. Тенденция к сокращению удельного веса хищений более чем на 16% также свидетельствует о том, что коррумпированные лица уходят от примитивных, несложных для раскрытия хищений к их более изощренным, сложным, замаскированным видам. Одновременно распространя ются другие прибыльные, но более скрытые коррупционные преступления, которые не требуют непосредствен ной связи с предметом посягательства, явного использования должностных полномочий по распоряжению ма териальными ценностями.

На втором месте по распространенности находится служебный подлог с постоянной долевой состав ляющей около 10 %. Как свидетельствует изученная авторами следственная практика, это вызвано тем, что должностные хищения часто сопровождаются служебным подлогом. Преступления, предусмотренные по ст.

292 УК РФ вменяются чаще как дополнительные, чем основные.

Третье-четвертое места делят получение взятки и злоупотребление должностными полномочиями, доля которых варьируется в пределах 5-6%. Обращает на себя внимание почти двукратное увеличение удельного веса взяточничества с 2% (начало 1990-х гг.) до 5,6-5,9% (1996-2001 гг.). К нашему сожалению, нужно при знать, что истинных масштабов взяточничества уголовная статистика не отражает.

Близко к этой группе находится превышение должностных полномочий, доля которых за 15 лет почти пятикратно увеличилась (от 1,65 % до 8,38 %). Такое увеличение характерно и для впервые введенных УК РФ злоупотреблений полномочиями и коммерческим подкупом.

Более обширную информацию можно почерпнуть при рассмотрении некоторых видов преступлений обособленно от других. Учет динамики выявленных и оконченных преступлений, соотношение числа выявлен ных и привлеченных к ответственности лиц, а также осужденных дает более полную криминологическую ха рактеристику коррупционной преступности.

Наибольшую долю в структуре преступлений, относимых нами к коррупционным, в рассматриваемый период времени составляли должностные хищения. Динамика регистрируемых должностных хищений в основ ном соответствовала тенденциям, характерным для коррупционной преступности. Между тем наблюдаемый спад отличался большей глубиной (достигал почти ) и продолжительностью. На этом отличия не заканчива ются, последующий прирост по своим темпам заметно ниже, чем у остальных рассматриваемых видов преступ лений вместе и по отдельности. Стоит предположить, что на ситуацию воздействовали несколько факторов:

превентивная роль совершенствующегося законодательства и восстановленная в некоторой степени система учета и контроля;

совершенствование правоохранительной практики;

негативное общественное мнение, заста Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы вившее государственные институты реагировать. Соответственно менялась динамика преступлений, расследо вание которых закончено.

Однако почти по каждому второму преступлению лицо, подлежавшее привлечению в качестве обвиняе мого, не выявлено. Из числа выявленных лиц около половины вовсе не привлекались к уголовной ответствен ности. Из привлеченных к ответственности была осуждена лишь малая часть (с учетом перехода в суде уголов ных дел прошлых лет).

Действовавший до 1997 г. УК РСФСР предусматривал ответственность за похожее преступление – «Злоупотребление властью или служебным положением» (ст.

170). Рассматривая динамику названных составов необходимо отметить, что, начиная с 1992 г., уровень ежегодно регистрируемых преступлений превышал пока затели базового 1990 г. Первые три года (1992-1994 гг.) отмечались стабильным ростом количества выявленных преступлений, который в 1995 г. сменился резким снижением (на 28,42 %). Далее вновь наблюдался устойчи вый прирост, особенно значительный в 1999-2001 гг. Следует отметить, что в середине 90 гг. ХХ века спад ре зультативности расследования был продолжительнее (с 1995 по 1997 г.), а последующие темпы прироста – несколько ниже уровня регистрируемых преступлений. До 1997 г. разница между значениями поставленных на учет (зарегистрированных) и оконченных расследованием преступлений составляла от трети до. Показатели по числу выявленных лиц, совершивших рассматриваемые преступления, превысили уровень 1990 г. только спустя четыре года. Но и впоследствии на три выявленных и оконченных преступления приходилось только одно лицо, подлежавшее привлечению к уголовной ответственности. В реальности менее половины выявлен ных лиц стали обвиняемыми. Последние два года отмечались ростом большей части показателей.

В начале 1990-х гг. превышения служебного положения регистрировались почти в 3 раза реже, чем зло употребления им. В 2001 г. разрыв между ними уже не превышал 12%. Преступлений этой категории, расследо вание которых было закончено, фиксировалось меньше, чем их регистрировалось, но больше, чем выявлялось виновных в их совершении лиц. От ответственности освобождался каждый четвертый (1998-1999 гг.), а то и третий (2000-2001 гг.) из виновных. Еще меньшее количество осуждено судом. Последующие годы характери зуются ростом числа выявленных и оконченных расследованием преступлений, а также лиц, причастных к их совершению. Вместе с тем основной массив таких лиц к ответственности по-прежнему не привлекался.

Статистические данные по взяточничеству (ст.ст. 173 УК РСФСР, 290 УК РФ) (ст. 174-1 УК РСФСР) (ст. ст. 174 УК РСФСР, 291 УК РФ) имеют общую для всех трех составов тенденцию к росту числа выявленных и оконченных расследованием преступлений с примерно одинаковыми темпами прироста. Аналогично другим составам значительно меньше, чем преступлений выявлено лиц, виновных в их совершении. Уголовной ответ ственности избежал каждый третий, давший взятку, и каждый шестой, получивший ее.

В ряде случаев, несмотря на возбуждение уголовных дел, привлечь их к уголовной ответственности не удалось, в других – действия должностных лиц переквалифицировались с получения взятки на иные, менее тяжкие преступления. В большинстве случаев служебный ранг привлеченных к уголовной ответственности должностных лиц не является достаточно высоким. В основном это руководители небольших муниципальных или сельских образований, их заместители и специалисты. Часто привлекаются за получение взяток при сдаче зачетов, экзаменов должностные лица государственных средних профессиональных (специальных) и высших учебных заведений.

Состояние борьбы со взяточничеством можно оценить по динамике судебных приговоров в этой сфере.

Так, в СССР число осужденных составляло:

в 1957 г. – 1800 чел;

в 1970 г. – 3000 чел.;

в 1980 г. – 6000 чел.

Динамика числа осужденных за взятки в Российской Федерации такова:

1994 г. – 1114 чел.;

1998 г. – 1371 чел.;

2001 г. – 1243 чел.;

2004 г. – 1759 чел.;

2005 г. – 1861 чел.

Необходимо отметить, что численность населения Российской Федерации на 40% меньше населения СССР. В то же время число осужденных за взяточничество сократилось почти в 3 раза.

До 1997 г. в УК РСФСР существовал такой состав преступления, как – «Должностной подлог» (ст. 175), субъектом которого являлись должностные лица. В УК РФ редакция соответствующей ст. 292 дополнила круг субъектов преступления государственными служащими и служащими органов местного самоуправления, не от носящимися к должностным лицам. Нынешняя конструкция статьи и формы статистической отчетности о со стоянии преступности не позволяют выделить преступления должностных лиц. Но, основываясь на результатах изучения следственной практики, позволим высказать предположение, что основная доля в массиве зарегистри рованных преступлений указанного вида совершена должностными лицами (до 84%), исходя из чего, считаем допустимым использовать нижеприведенные данные. В пользу такого допущения свидетельствует динамика служебного подлога, соотносимая с данными других коррупционных составов.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы В исследование коррупционной преступности ученые – корруптологи все чаще относят ряд новых, а потому менее распространенные составы коррупционных преступлений, таких как:

Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ);

Регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК РФ);

Незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ);

Злоупотребления полномочиями Коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ);

Нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 285-1 УК РФ – с декабря 2003 г.);

Воспрепятствование осуществления избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ);

Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участни ков референдума (ст. 141-1 УК РФ);

Фальсификация избирательных документов, документов референдума (ст. 142 УК РФ);

Фальсификация итогов голосования (ст. 142-1 УК РФ);

Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ);

Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммер ческих конкурсов (ст. 184 УК РФ);

Злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК РФ).

Уровень регистрируемой преступности не является зеркальным отражением ее фактического состоя ния, он лишь демонстрирует результаты деятельности правоохранительных органов, что наглядно подтвержда ет несоответствие между числом выявленных преступлений и количеством осужденных за их совершение. Ста тистические колебания являются следствием не в действительности существующих тенденций коррупции, а лишь ослабления или усиления борьбы с ней на отдельных этапах развития современного российского государ ства.

Министерством внутренних дел Российской Федерации предпринята попытка устранить рассогласован ность в сборе и обработке статистической информации о состоянии борьбы органов внутренних дел с преступ лениями, совершенными с использованием служебного положения должностными лицами, государственными служащими и служащими органов местного самоуправления, а также лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации. В этих целях МВД России издан приказ от 18 декабря 2007 г.

№ 1185 «Об утверждении формы статистической отчетности «5-Корр».

В целом этот шаг можно расценить как положительный, так как он позволит полнее собирать информа цию о преступлениях, относимых большинством экспертов, к категории коррупционных.

Вместе с тем, состав преступлений рассматриваемой категории, на наш взгляд, необоснованно расши рен. В его состав включен ряд служебных преступлений, к числу которых относятся деяния работников госу дарственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, ис полняющих профессиональные или технические обязанности, не относящиеся к организационно-распоряди тельным или административно-хозяйственным функциям.

Смешение понятий «должностные полномочия» и «служебное положение» привело к тому, что в рассматриваемую форму статистической отчетности включены преступные деяния, не относящиеся к корруп ционным. Несомненно, их субъектом также могут быть и должностные лица, но все же, чаще они совершаются теми категориями работников, которые не подпадают под действие примечания к статье 285 УК Российской Федерации.

На Всероссийском координационном совещании руководителей правоохранительных органов Россий ской Федерации, состоявшемся 21 ноября 2006 года с участием Президента Российской Федерации В.В. Пути на, констатировано, что уровень распространения коррупции стал реально угрожать национальной безопасно сти страны.

В этих условиях действия ОВД по борьбе с коррупцией были недостаточно наступательными и эффек тивными. Многие руководители органов и подразделений внутренних дел лишь имитируют выполнение требо ваний МВД России по активизации работы на этом приоритетном направлении.

В этой связи можно обсуждать целый комплекс вопросов, начиная от штатного, кадрового и материаль но-технического укрепления оперативных подразделений, специализирующихся на борьбе с коррупцией, до со здания эффективной системы обучения личного состава и обеспечения собственной безопасности.

Концепция проведения административной реформы в Российской Федерации на 2006-2008 годы обозначила основные этапы подготовки и внедрения в практику механизмов противодействия коррупции в фе деральных органах исполнительной власти и органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

В целях повышения эффективности оперативно-служебной деятельности по противодействию корруп ции МВД России была разработана и одобрена комплексная программа мероприятий по усилению борьбы с коррупцией на 2007-2008 годы.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы В программном документе предусмотрены основные цели и задачи, вытекающие из служебной деятель ности подразделений МВД России, такие как:

разработка государственной политики в сфере борьбы с коррупцией;

участие в разработке мероприятий по совершенствованию законодательного и нормативно-правового обеспечения борьбы с коррупцией;

проведение комплекса профилактических и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на предупреждение, выявление и раскрытие преступлений коррупционной направленности, привлечение лиц, их совершивших, к уголовной ответственности;

улучшение качества кадрового, методического и научного обеспечения подразделений МВД России, осу ществляющих борьбу с коррупцией;

реализация мероприятий по активизации информационно-пропагандистского противодействия корруп ции и др.

Важным этапом противодействия коррупции является подготовка и принятие за основу концепции Фе деральной целевой программы «Усиление борьбы с организованной преступностью и коррупцией Российской Федерации на 2008 – 2013 годы», принятие закона Российской Федерации «О противодействии коррупции» (второе чтение) в 2008 г.

Планируемые ОВД антикоррупционные меры предупреждения коррупции нуждаются в программно целевом подходе, который предполагает разработку целей и задач борьбы с преступностью в данной сфере и ее отдельными видами, направлений, путей и средств решения поставленных задач, их нормативного, информаци онно-аналитического, организационного, методического, ресурсного обеспечения на определенный период вре мени. Программирование борьбы с преступностью и ее отдельными видами должно осуществляться в едином комплексе с программированием экономического, социального и политического развития общества и государ ства или того субъекта РФ, на уровне которого осуществляется программирование. Программы борьбы с кор рупцией как составная часть общего программирования борьбы с преступностью в Российской Федерации, в федеральных округах и субъектах Российской Федерации должны составлять единый комплексный документ не только с общими программами экономического и социального развития страны (федерального округа, региона), но и увязываться между собой. Такие программы жизненны только в случае постановки реальных це лей и задач, достижимых на данном этапе экономического, социального и политического развития той террито рии, применительно к которой они разработаны, т.е. должны быть реально обеспечены соответствующими ре сурсами.

Правовое регулирование должно затрагивать два уровня: первый - меры противодействия коррупции и контроля над ней как за явлением, имеющим политический, экономический, управленческий, правовой и этиче ский аспект;

второй - меры предупреждения, выявления, доказывания и наказания виновных по конкретным фактам коррупции, а также меры по устранению и возмещению вреда.

Комплекс различных правовых норм должен решать следующие задачи: организация предупреждения коррупции и контроля за ней;

устранение обстоятельств, способствующих коррупции;

минимизация выгод всех участников коррупционных отношений;

увеличение вероятности выявления коррупционных деяний и обеспе чение неотвратимости ответственности;

влияние на мотивацию коррупционного поведения;

формирование об щественного мнения нетерпимости к коррупции и обеспечение неотвратимости ответственности. Введение уго ловной ответственности за новые виды коррупционных преступлений, усиление санкций за совершаемые долж ностными лицами преступления, ряд других антикоррупционных законодательных мер – не только повысит эф фективность деятельности правоохранительных органов, но и четко обозначит волю государства по этой проблеме.

В целом борьба с коррупцией должна обеспечиваться в рамках антикоррупционной политики, неуклон но и планомерно реализовываться всеми государственными институтами при поддержке общества.

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ И ИНФОРМАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ВРЕМЕННОГО ОТСТРАНЕНИЯ ОТ ДОЛЖНОСТИ СОТРУДНИКА ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ к.ю.н. Е.А. Спицына (ДКО МВД России) Особенности правового регулирования служебных отношений сотрудников органов внутренних дел в период прохождения ими службы касаются их прав и обязанностей, гарантий их социальной защиты, а также ответственности за нарушение ими служебной дисциплины. Служебная дисциплина в органах внутренних дел представляет собой специфический спектр нравственных и правовых отношений и означает соблюдение со трудником установленных законодательством Российской Федерации, Присягой, контрактом о службе, а также приказами министра внутренних дел Российской Федерации, прямых начальников порядка и правил при вы полнении возложенных на них обязанностей и осуществлении имеющихся у них полномочий 1. Неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на сотрудника служебных обязанностей, включая и однократный грубый дисциплинарный проступок, а также привлечение его в качестве подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу может повлечь за собой временное отстранение сотрудника от должности. В 2007 году в це Статья 34 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы лом по органам внутренних дел Российской Федерации за совершение преступлений к уголовной ответственно сти было привлечено 4367 сотрудников;

40039 сотрудников были привлечены к дисциплинарной ответственно сти за нарушение служебной дисциплины 1. Однако временное отстранение сотрудника от занимаемой должно сти как превентивная мера в этих случаях применяется достаточно редко.

Закон Российской Федерации «О милиции» 2 не содержит норму, допускающую временное отстранение сотрудника милиции от должности или от служебных обязанностей. Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 177-ФЗ «О применении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с приня тием Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О милиции» устанавливает, что до принятия федерального закона, регулирующего порядок и условия прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел, указанные вопросы регулируются Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, в части, не противоречащей Закону Российской Федерации «О милиции». В данном случае, наличие в Положении какой-то нормы при ее отсутствии в Законе не может рассматриваться как проти воречие нормативного правового акта закону. Нельзя, по мнению автора, расценивать также наличие у руково дителя органа внутренних дел (по сравнению с другими категориями работодателей) права на временное от странение сотрудника от должности как нарушение конституционных прав сотрудника, поскольку установле ние особого порядка прохождения службы связано со спецификой деятельности органов внутренних дел. Эта позиция нашла свое подтверждение и в судебных решениях 3.

Правовые основания и порядок временного отстранения от должности сотрудника органов внутренних дел регламентированы статьей 16 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации 4 и Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации5.

Специальный нормативный правовой акт МВД России, регулирующий организационно-правовые вопросы вре менного отстранения сотрудника от должности, не издавался.

Что касается однократного временного отстранения сотрудника от исполнения служебных обязанно стей, то в законодательстве о службе в органах внутренних дел Российской Федерации эта процедура вообще не нашла правовой регламентации 6, в отличие от Трудового кодекса Российской Федерации, статья 76 которого предусматривает обязанность работодателя отстранить от работы (не допускать к работе) работника в опреде ленных Кодексом случаях 7. В этой связи представляется обоснованной позиция Верховного Суда Российской Федерации, согласно которой нормы трудового законодательства Российской Федерации подлежат примене нию к правоотношениям, возникающим при прохождении службы в органах внутренних дел, в случаях, когда возникшие правоотношения не урегулированы специальными нормативными актами и требуется применение норм трудового законодательства по аналогии8.

Отстранение сотрудника органов внутренних дел от занимаемой должности – это временное перемеще ние по службе, носящее особый характер, в случае привлечения сотрудника в качестве подозреваемого или об виняемого в совершении преступления, а также в случае грубого нарушения служебной дисциплины 9, делаю щего невозможным дальнейшее исполнение им служебных обязанностей 10. При издании приказа руководителя органа внутренних дел об отстранении сотрудника от должности его согласие не требуется.

Понятие «отстранение от должности» следует отличать от «временного отстранения сотрудника от ис полнения служебных обязанностей». Последнее не является перемещением по службе (не требует издания при каза руководителя) и применяется, как правило, для разового (однодневного) приостановления процесса реали зации служебных прав и обязанностей сотрудника: при нахождении его на службе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, при нарушении сотрудником патрульно-постовой службы требований Устава патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности (нарушение формы оде жды, отклонение от маршрута патрулирования и т.п.)11. Однако, как уже отмечалось, Положением о службе в Состояние работы с кадрами органов внутренних дел Российской Федерации за 2007 год. М., ДКО МВД России, 2008.

Введен в действие постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1027-1.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2001 г. № 267-О по жалобе Р.М. Миндубаева Утверждено постановлением Верховного Совета Российской Федерации 23 декабря 1992 г. № 4202-1.

Утверждена приказом МВД России от 14 декабря 1999 г. № 1038.

Так, пункт 123 Устава патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности, утвержденного приказом МВД России от 23 января 2008 г. № 80 (вступает в силу с 1 июля 2008 г.), устанавливает, что за грубое нарушение требований на стоящего Устава наряд ППСМ может быть снят с маршрута (поста) лицами, которым он подчинен. То есть, фактически речь идет об однократном временном отстранении сотрудника от исполнения служебных обязанностей при наличии к тому право вых оснований.

В качестве примера можно отметить, что Положение об организации медицинского обслуживания и санаторно-курортного лечения в медицинских учреждениях системы МВД России, утвержденное приказом МВД России от 8 октября 2006 г. № 895, предусматривает обязательное ежегодное диспансерное обследование сотрудников органов внутренних дел. Вместе с тем, на званный приказ не предусматривает обязательное отстранение от работы сотрудников, не прошедших его, как это делается в отношении работников на основании статьи 76 Трудового кодекса Российской Федерации.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 4 февраля 2000 г.

Понятие «грубое нарушение» дается в пункте 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

По мнению автора, нельзя отождествлять (как это делают некоторые практические работники) временное отстранение со трудника от должности и прохождение службы не на должности, предусмотренное статьей 17 Закона Российской Федерации «О милиции».

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы органах внутренних дел Российской Федерации временное отстранение сотрудника от исполнения служебных обязанностей не регламентируется.

Пункт 8.4 упомянутой Инструкции устанавливает, что отстранение от должности применяется в крайних, не терпящих отлагательства случаях (тяжесть совершенного проступка, невозможность дальнейшего пребывания в данной местности), а также в целях полноты и объективности расследования уголовного дела или служебной проверки. Основанием для принятия такого решения является постановление о привлечении сотруд ника в качестве обвиняемого в совершении преступления или факт грубого нарушения служебной дисциплины, делающего невозможным исполнение им служебных обязанностей. Отстранение от должности производится как по инициативе руководителя, которому предоставлено право приема на службу на данную должность, так и по постановлению следователя, с санкции прокурора.

Подобная формулировка вызывает определенные трудности у практических работников, связанные с разграничением прав должностных лиц по отстранению сотрудника от должности, и правовых оснований для отстранения. Если статья 76 Трудового кодекса Российской Федерации говорит об обязанности работодателя отстранить работника от работы, то статья 16 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Феде рации говорит о праве, а не об обязанности руководителя («может быть временно отстранен от должности»), возникающем при наличии определенных условий. Представляется вполне оправданным принятие такого ре шения руководителем, имеющим право назначения на данную должность, инициативно в случае грубого нару шения сотрудником служебной дисциплины. В случае привлечения сотрудника в качестве подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу - только после вынесения следователем или дознавателем соответствующего постановления (с санкции прокурора), по решению суда. Во всех случаях временное отстранение от должности сотрудника оформляется приказом. В нем излагаются правовые основания отстранения, на какой срок сотруд ник отстраняется, определяется рабочее место и круг служебных обязанностей, которые возлагаются на сотруд ника1. Отсутствие в приказе подобных сведений может послужит впоследствии правовым основанием к оспари ванию факта совершения сотрудником, отстраненным от должности, прогулов (в случае инициирования руко водством процедуры увольнения). Обязательным условием является ознакомление сотрудника с приказом под роспись и вручение ему копии приказа, поскольку с этой даты исчисляется месячный срок на обжалование ре шения руководителя, право на которое установлено статьей 66 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

С момента введения в действие названного Положения (с 13 января 1993 г.) какие-либо изменения в статью 16 не вносились. Вместе с тем, действующее уголовно-процессуальное законодательство устанавливает несколько иные правовые основания и процедуру временного отстранения сотрудника от должности.

Так, в статье 114 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации говорится о том, что при необходимости временного отстранения от должности подозреваемого или обвиняемого следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом по ме сту производства предварительного расследования соответствующее ходатайство. То есть, УПК РФ допускает временное отстранение лица от занимаемой должности до предъявления ему обвинения в совершении преступ ления – с момента вынесения постановления о привлечении в качестве подозреваемого в совершении преступ ления.

До решения вопроса о восстановлении в должности сотрудник, временно отстраненный от должности, выполняет поручения по службе начальника органа внутренних дел (кроме сотрудников, привлекаемых в каче стве обвиняемых в совершении преступления, к которым применена мера пресечения в виде содержания под стражей)2. При отказе выполнять такие поручения, отсутствии на службе без уважительных причин сотрудник может быть уволен по пункту «л» части 7 статьи 19 Закона Российской Федерации «О милиции» (пункту «к»

ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации).

Особые затруднения у практических работников вызывает недостаточно четкая правовая регламента ция порядка производства выплат сотруднику, отстраненному от должности. Так, статья 16 Положения уста навливает, что за время отстранения от должности сотруднику выплачивается денежное довольствие в полном размере3. Статья 114 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает право подо Законодательство о гражданской службе отождествляет оба вышеприведенных понятия. Так, в статье 32 Федерального зако на от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» перечисляются случаи, когда представитель нанимателя обязан отстранить от замещаемой должности гражданской службы (не допускать к исполнению должностных обязанностей) государственного гражданского служащего.

Если в приказе невозможно оговорить конкретный срок, на который сотрудник отстраняется от должности, возникает необ ходимость в издании впоследствии приказа о допуске сотрудника к исполнению служебных обязанностей либо об увольнении со службы при наличии к тому правовых оснований (как по инициативе самого сотрудника, так и по инициативе руководства органа внутренних дел).

Вполне обоснованным, по мнению автора, является отказ в вынесении лицом, производящим предварительное следствие, по становления (в принятии решения судом) об отстранении от должности сотрудника, содержащегося под стражей по подозре нию или обвинению в совершении преступления. Одной из целей отстранения от должности является полнота и объектив ность расследования уголовного дела. В случае заключения под стражу лицо не исполняет служебные обязанности, оно лише но возможности влиять на ход предварительного следствия. То есть, данная цель уже достигнута иными мерами.

Статья 32 Положения о службе в органах внутренних дел содержит прямой запрет на представление к присвоению очередно го специального звания сотрудника, имеющего дисциплинарное взыскание, а также в отношении которого возбуждено уголов Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы зреваемого, обвиняемого, временно отстраненного от должности, на ежемесячное пособие, которое выплачива ется ему в соответствии с пунктом 8 части второй статьи 131 названного Кодекса. Ни Положение о службе в ор ганах внутренних дел Российской Федерации, ни Положение о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел, утвержденное приказом МВД России от 30 сентября 1999 г. № 750, не предусматривают пре кращение выплаты денежного довольствия временно отстраненному от должности сотруднику, которому судом назначено ежемесячное пособие.

В соответствии со статьей 73 Трудового кодекса Российской Федерации в период отстранения от рабо ты заработная плата работнику не начисляется, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. Часть четвертая ста тьи 32 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» также не допускает начисление денежного содержания гражданскому служащему в период отстра нения его от замещаемой должности (недопущения к исполнению должностных обязанностей), за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

Судебная практика, к сожалению, не дает однозначного ответа на этот вопрос. Так, Определением Конституционного Суда Российской Федерации была подтверждена обоснованность решения суда общей юрисдикции о взыскании с прокуратуры Челябинской области в пользу Щ., отстраненного по решению суда от должности прокурора, разницы между получаемым им денежным довольствием и пособием, назначенным в по рядке статьи 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 1.

В этой связи представляется достаточно обоснованной позиция Верховного Суда Российской Федера ции, согласно которой норма статьи 16 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в части выплаты в полном объеме денежного довольствия сотруднику, временно отстраненному от должности, не распространяется на лиц, заключенных под стражу по подозрению или обвинению в совершении преступле ния2. Отказ в выплате этой категории сотрудников денежного довольствия, по мнению автора, не может рассматриваться как лишение средств к существованию, поскольку судом назначено пособие, а денежное до вольствие должно выплачиваться только за исполнение служебных обязанностей.

Изложенное позволяет сделать несколько выводов.

1. Отстранение сотрудника органов внутренних дел от занимаемой им штатной должности – это вре менное перемещение по службе в случае привлечения его в качестве подозреваемого или обвиняемого в совер шении преступления, а также в случае грубого нарушения служебной дисциплины, делающего невозможным исполнение им служебных обязанностей.

2. Отстранение от должности следует отличать от временного отстранения сотрудника от исполнения служебных обязанностей. Последнее не является перемещением по службе (не требует издания приказа руково дителя) и применяется, как правило, для разового приостановления процесса реализации служебных прав и обязанностей сотрудника.

3. Временное отстранение сотрудника от исполнения служебных обязанностей законодательством о службе в органах внутренних дел Российской Федерации не регламентировано. В этой связи представляется це лесообразным дополнить Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации соответствую щей нормой.

4. Нуждается в законодательном уточнении порядок выплаты денежного довольствия отстраненным от должности сотрудникам, которым судом назначено и выплачивается пособие в порядке статьи 131 Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации.

ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ПРОГРАММИРОВАНИЯ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ к.ю.н. А.А. Смирнов (Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России) Двадцатый век стал период революционных перемен в жизнедеятельности человечества, существенно трансформировав окружающую его среду. Одним из наиболее глубоких изменений стало колоссальное усиле ние роли информационной сферы жизни общества, что позволило говорить мыслителям о становлении инфор мационного общества и начале нового, постиндустриального этапа исторического развития. Огромную роль в лавинообразном нарастании процессов информационного обмена сыграло развитие телекоммуникационных средств передачи информации, которые позволили «накрыть» информационным полем весь земной шар и свя зать в глобальную коммуникационную сеть большинство жителей нашей планеты. Как отметил известный со циолог Энтони Гидденс, «мгновенная электронная связь – не просто способ ускоренной передачи информации или новостей. Ее существование меняет саму жизнь человека, неважно, богач он или бедняк. Если внешность ное дело или проводится служебная проверка. Однако статья 45 Положения, регламентирующая предоставление отпусков, не ограничивает право сотрудника, отстраненного от должности, на их использование. Данное обстоятельство при наличии кон фликтной ситуации влечет за собой, как правило, последующее получение сотрудником листков освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности и, как следствие – существенное увеличение сроков проведения служебной проверки и затягивание принятия окончательного решения по ней.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2006 г. № 429-О по жалобе Щербинина А.В.

Решение Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 1997 г. № ГКПИ97-388 по заявлению И.В. Панченко Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Нельсона Манделы нам знакома лучше, чем лицо соседа, живущего напротив, значит, что-то изменилось в самом характере нашей повседневности» 1.

Такой характер развития информационной сферы оказал существенное влияние на возможности оказа ния внешнего воздействия на сознание и поведение человека. Взрывное развитие печатных и электронных средств массовой информации во второй половине XX века не просто расширило такие возможности - она сде лала их практически безграничными. Это привело к возникновению нового типа социального управления, осно ванного на управлении сознанием человека. Профессор В.П. Пугачев обозначил данный тип управления как «управление свободой» и определил его как «управление человеком, при котором он считает, что сам, по соб ственной воле, без внешнего физического принуждения принимает решения. В действительности же его выбо ром управляют другие, действуя при этом обычно вопреки собственным интересам»2. Важнейшим признаком управления свободой является скрытый характер воздействия на сознание и поведение личности, при котором она не осознает не только содержание и цели, но и сам факт осуществления такого воздействия, полагая, что действуют по своему усмотрению и в соответствии со своими желаниями.

Управление свободой как особый тип управления реализуется в формах прямого обмана, манипуляции и программирования психики 3. Две первые названные формы управления свободой – обман и манипуляция со знанием – были известны человечеству издревле, но именно с формированием глобальных телекоммуникаци онных и компьютерных сетей их способности контролировать общественное сознание возросли настолько, что по своей эффективности они превзошли возможности государственного принуждения и во многом заменили их. Что касается третьей формы – программирования психики, то она еще не получила столь широкого распро странения. Однако огромные потенциальные возможности данной формы воздействия на человеческую психи ку объективно делают ее одним из наиболее мощных инструментов управления людьми и обеспечения соци ального господства в XXI веке.

Под программированием психики понимается «процесс планирования, компоновки, кодирования и вво да в психику человека информации с целью получения совершенно определенных реакций в виде мыслей, об разов, состояний, желаний, мотивации и поведения» 4. В отличие от манипуляции, где характер желаемого пове дения объекта воздействия явно не определяется, при программировании психики ставятся четкие и конкрет ные цели, предполагающие определенные психические и поведенческие реакции. Еще одним характерным при знаком программирования психики является то, что объектом его воздействия в большинстве случаев выступа ет непосредственно подсознание. Поэтому возможность вводимого информационного сообщения (сигнала, ко манды) обойти этап критического восприятия ее сознанием человека еще выше, чем для манипуляции сознани ем. В востребованное время «внедренная информация по условному сигналу (паролю) с уровня подсознания всплывает в сознании и воспринимается человеком как его собственные мысли и убеждения. В соответствии с заложенной программой человек – субъект воздействия организует свое поведение, принимая решения. В пре дельном варианте этот человек в результате информационно-психологического воздействия скрытого типа превращается в зомби, который безотказно выполняет волю своего повелителя» 5.

Концептуальной основой для развития технологий программирования психики стало одно из ведущих направлений развития психологии в 20 веке – бихевиоризм. Бихевиоризм экстраполировал на социальную жизнь механизмы условных рефлексов, выявленные на основе экспериментальных исследований психики жи вотных, и оценивал поведение человека через призму схемы «стимул-реакция» 6. Нивелируя роль сознания в ре гуляции поведения человека, бихевиоризм редуцировал психическое к условно рефлекторному уровню психи ки. Человек рассматривался здесь как обезличенный объект внешнего воздействия стимула, по аналогии с ки бернетической моделью «черного ящика», предполагающего фиксацию сигнала «на входе» и «на выходе», и от влечение от процессов, происходящих «внутри»7.

Непосредственной предпосылкой создания технических средств программирования психики стали научные работы известных российских ученых, изучавших феномен мысленного внушения и «мозгового излу чения», таких как Александр Бутлеров, Владимир Бехтерев, Петр Лазарев, Александр Чижевский, Леонид Васи льев, Сергей Ситько и др. На базе научных достижений этих и других исследователей, а также ряда эзотериче ских учений и практик со второй половины XX века начинается непосредственная разработка технологий пси воздействия в большинстве стран мира, включая СССР. По свидетельству генерал-майора запаса Федеральной службы охраны Бориса Ратникова до середины 1980-х годов в СССР находились 20 крупных закрытых центров по исследованию психического воздействия, в которых трудились лучшие ученые страны8.


Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь / Пер. с англ. М.: Весь мир, 2004. С. 28.

Пугачев В.П. Управление свободой. М.: КомКнига, 2005. С. 15.

Там же. С. 15.

Коледа С. Моделирование бессознательного. М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2000. С. 214.

Прокофьев В.Ф. Опасно! Объект атаки – психика и сознание человека // Президент. Парламент. Правительство. 2007. № 1.

http://p-p-p.ru/?page=J&year=2007&number=1&article= Энциклопедия социологии / под ред. Грицанова А.А. М.: Книжный Дом, 2003.

http://slovari.yandex.ru/dict/sociology/article/soc/soc-0126.htm?text=%.

Там же.

Секретное пси-оружие России делает из человека зомби // Обозреватель. 17.09.2007 г.

http://www.obozrevatel.com/news/2007/9/17/190672.htm.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Эксперт Генерального Штаба Вооруженный Сил Российской Федерации В.Ф. Прокофьев к средствам скрытого воздействия на подсознание относит психотронные (техногенные средства), суггестивные (внушение, массовый гипноз) и психотропные (фармакологические) воздействия, которые обобщенно обозначаются им как «психофизическое оружие»1. В настоящей статье нам хотелось бы сконцентрировать свое внимание на техниче ских средствах и методах программирования психики человека, так именно они представляют огромную опас ность для психического и физического здоровья человека. При этом полагаем, что технологии лингвистическо го программирования, дистанционного экстрасенсорного психозондирования и психокоррекции, другие антро погенные способы воздействия на психику человека, по объективным обстоятельствам оставшиеся за рамками предмета внимания автора, также представляют большой научный интерес.

Одним из наиболее эффективных методов программирования психики являются так называемые техно логии подпорогового воздействия. Как известно, сознание человека имеет четко выраженные пороги (границы) восприятия и воспринимает только те сигналы, которые по своей силе и продолжительности превышают неко торый порог, а остальные, более слабые и краткосрочные сигналы отсеивает2. Но последние, как было установ лено в результате эмпирических исследований, воспринимаются подсознанием и влияют на поведение челове ка.

Широко известным примером подпорогового (сублиминального) воздействия является технология 25 кадра. Суть метода состоит в том, что во время демонстрации фильмов человеческий глаз видит только 24 кад ра в минуту, а изображенное на 25-м кадре воспринимается на уровне подсознания 3. По свидетельству авторов одного из комментариев к Закону РФ «О средствах массовой информации», подготовленном в 2001 году, в Рос сии был выявлен только один случай использования СМИ скрытых вставок. Экспертами Управления гос инспекции по делам печати и Всероссийским научно-исследовательским институтом телевидения и радиовеща ния (ВНИИТР) было доказано, что телекомпания «Авторские телевизионные новости» (г. Екатеринбург) ис пользовала в своих рекламных вставках так называемый 25-й кадр с надписью: «сиди и смотри только АТН» 4.

Представляется, что единичный выявленный случай применения 25 кадра российскими средствами массовой информации, свидетельствует не столько об их добросовестности и неуклонном соблюдении требований зако на, сколько об отсутствии четкой и отлаженной системы государственного контроля за использованием СМИ технологий сублиминального воздействия.

Технология 25 кадра была разработана еще в середине прошлого столетия, а наука, как известно, не стоит на месте. Как заметил один отечественный специалист, «пресловутый «25-й кадр Фишера», вклеенный в исцарапанную кинопленку фильма про Барби, навсегда останется в 60-х годах прошлого века. Этот прием отли чается от современных систем ПСИ-воздействия, как плот Робинзона от атомного авианосца» 5. При этом автор называет современные способы «вшивания» скрытых суггестивных вставок в аудио и видео потоки информа ции - спектральное преобразование звуковых сигналов, особое модулирование визуального сигнала, построе ние кадровой и строчной разверток, комбинация цветовых пятен, вставка скрытых пикселей и др6. Ученые гово рят также о возможности «диспарантного» ввода информации, когда каждый кадр видеоинформации содержит только часть суггестивного образа не вскрываемую техническими приемами, а сложение всех частей суггестив ного видеоизображения происходит на неосознаваемом уровне субъекта воздействия 7. Широкий общественный резонанс получил факт применения такого метода в 1997 году в Японии, когда в результате просмотра мульт фильма «Карманные монстры» более восьмисот детей попали в больницу с эпилептически приступами. Как вы яснилось, в мультфильм были тайно «вшиты» изображения главы тоталитарной секты Асахары и иероглиф Шивы – индуистского бога разрешения 8.

Высшим достижением методов суггестивного воздействия эксперты называют виртуальную реаль ность, в которой возможности комплексного донесения информации позволяет «прорываться в глубинные пла сты человеческой психики, подменять отдельные элементы самообраза в нужном направлении и в конечном итоге эффективно манипулировать сознанием виртуального пользователя. Быстрое развитие компьютерных технологий виртуальной реальности создает угрозу появления техногенного наркотика – более сильного и гиб кого для управления сознанием человека, чем ныне известные наркопрепараты» 9. Глобальная информационная сеть Интернет с каждым годом охватывает все большее число пользователей, а соответственно расширяет воз можности использования уже существующих программ удаленного управления пользователями. Превращается в реальность казавшаяся фантастической возможность появления компьютерных вирусов и вредоносных про Прокофьев В.Ф. Указ. соч. См. также: Прокофьев В.Ф. К проблеме формирования основных понятий в области информаци онной безопасности // Военная безопасность Российской Федерации в XXI веке. Сборник научных статей / Под ред. генерала армии Балуевского Ю.Н. М.: ЦВСИ, 2005. С. 242-244.

Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием: Учебное пособие. М.: Алгоритм, 2004. С. 73.

Прокофьев В.Ф. Опасно! Объект атаки – психика и сознание человека // Президент. Парламент. Правительство. 2007. № 1.

http://p-p-p.ru/?page=J&year=2007&number=1&article=26.

Комментарий к Закону РФ «О средствах массовой информации» / под ред. Монахова В.Н. М.: «Галерея», 2001. Справочная правовая система «Гарант».

Титов А. Путин под прицелом «пси-оружия» // Завтра. 2006. № 51.

Там же.

Прокофьев В.Ф. Указ. соч.

Титов А. Путин под прицелом «пси-оружия» // Завтра. 2006. № 51.

Прокофьев В.Ф. Указ. Соч.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы грамм, воздействующих не на информационную инфраструктуру и программное обеспечение, а непосредствен но на психику и организм человека.

Большая часть технических средств охватывается понятием психотронного оружия (пси-оружия), пред ставляющего собой совокупность технических устройств, конструктивно предназначенных для оказания воз действия на подсознание и (или) состояние человеческого организма в целях модификации его поведения.

Объектом воздействия психотронного оружия может выступать как отдельное лицо (например, глава государ ства), так и группы людей различной численности. По существующей классификации такие средства относятся к нелетальному оружию. По мнению В.Ф. Прокофьева здесь программирующий эффект поведения человека до стигается с помощью сверхвысокочастотной техники компьютерных технологий, генераторов «специального»

излучения, адаптируемых к эффективному воздействию на подсознание и физиологию человека1.

Наиболее перспективным направлением разработки пси-оружия являются генераторы различного излу чения. Генерал-майор запаса Федеральной службы охраны Борис Ратников в одном из интервью процитировал секретный документ КГБ СССР под условным названием «Справка в отношении потенциальных угроз»:

«Принцип дистанционного воздействия на человека психотронного генератора основан на резонансе частотных характеристик человеческих органов - сердца, почек, печени, мозга. Каждый человеческий орган имеет свою частотную характеристику. И если на той же частоте на него воздействовать электромагнитным излучением, то орган входит в резонанс, в результате чего проявляется или острая сердечная недостаточность, или почечная, или неадекватность поведения. Как правило, бьют по наиболее ослабленному, болезненному органу. В ряде случаев может наступить и летальный исход» 2. По свидетельству специалистов, психогенераторы способны осуществлять суггестивное воздействие в акустическом, световом, инфракрасном и ультрафиолетовом диапазо нах. Примером использования таких технических устройств является события февраля 1991 года, когда военно морскими силами США во время войны с Ираком с борта крейсера «Белкнап» осуществлялось генераторное воздействие на подразделения иракской армии, вызвавшее панику и бегство личного состава арабских воен ных3.

Акустические системы с так называемым «интеллектуальным сигналом», оптические средства в види мом и невидимых диапазонах, биорезонансные системы, радиактивные излучения малой мощности, манипуля ция при помощи запахов - все это компоненты новейшего ПСИ-оружия4. Возможны варианты наземного, мор ского, воздушного и космического базирования комплексов психотронного оружия. Как подчеркивают специа листы, совмещение пси-фактора с космическими, информационными и компьютерными технологиями позволя ет «накрывать» огромные территории, воздействовать на целые пласты народонаселения планеты 5. В данном контексте российские ученые обращали внимание на созданную в США систему спутниковой связи «Теледиз», которая по своим техническим характеристикам вполне способна облучать любую точку Земли одновременно с нескольких спутников. В конфликтной ситуации эта система связи может быть использована для облучения на земных и воздушных объектов в «психотронном режиме» 6. Кроме того, Соединенными Штатами Америки на Аляске, Гренландии и Норвегии сейчас развертывается система HAARP, в которой дальновидные военные экс перты усматривают одно из перспективных средств психотронного воздействия на большие массы людей7.


Проект федерального закона «Об информационно-психологической безопасности» указывал следую щие возможные последствия для субъектов, подвергающихся информационно-психологическому воздействию:

причинение вреда здоровью человека;

блокирование на неосознаваемом уровне свободы волеизъявления чело века, искусственное привитие ему синдрома зависимости;

утрата способности к политической, культурной, нравственной самоидентификации человека;

манипуляция общественным сознанием;

разрушение единого ин формационного и духовного пространства Российской Федерации, традиционных устоев общества и обще ственной нравственности, а также нарушение иных жизненно важных интересов личности, общества и государ ства8.

Технические средства программирования психики рассматриваются многими странами как одно из наи более перспективных средств воздействия на противника. Но они представляют огромную опасность. Одни из ведущих российских специалистов в этой области, бывший директор Института компьютерных психотехноло гий РАЕН Игорь Смирнов, которого журналисты окрестили «отцом психотронного оружия», подчеркивал:

«Влезают в святая святых человека - его душу. И впервые это сделано не с помощью интуиции, психологиче ского обаяния, гипноза, а с помощью инструмента, железки… Подобные технологии способны управлять пове дением людей, разрывая их души, как консервные банки, изменяя содержание мозга в соответствии с желания Там же.

Секретное пси-оружие России делает из человека зомби // Обозреватель. 17.09.2007 г.

http://www.obozrevatel.com/news/2007/9/17/190672.htm.

Титов А. Путин под прицелом «пси-оружия» // Завтра. 2006. № 51.

Там же.

Там же.

Алешенков М. Энергоинформационная угроза политической, социальной, экономической и военной безопасности // Мир и безопасность. 1999. № 4. С. 10-13.

Бобылов Ю.А. «Психотронная голгофа»: национальная безопасность в мире безумных идей // Национальная безопасность и геополитика России. 2005. № 1-2. С. 89-101.

Проект федерального закона «Об информационно-психологической безопасности» // Справочная правовая система «Гарант».

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы ми того, кто управляет генераторами» 9. По его словам, «с появлением психотехнологий эволюция переживает кардинальный скачок. Впервые за всю историю человечества появилась возможность проникать в душу с помо щью инструмента - компьютера!» 10.

Ученые и специалисты заявляют в один голос: средства скрытого информационно-психологического воздействия – реальность XXI века3. Уже существующие и апробированные средства и методы психофизиче ского воздействия являются угрозой безопасности человечества. Однако, как образно выразился один ученый, «ящик психофизической Пандоры» только приоткрывается 4. Взяв за основу существующие темпы научно-тех нического прогресса и колоссальные объемы финансирования исследований в области психофизического воз действия во многих странах можно предположить, что уже через несколько десятков лет могут быть созданы такие средства психического порабощения людей, существование которых сделает самые мрачные антиутопии «благоприятными сценариями развития будущего».

В связи с этим защита личности и общества от скрытого психофизического воздействия становится од ной из наиболее актуальных проблем в сфере информационной безопасности в XXI веке. К сожалению, это осо знанно далеко не всеми. Как отмечал академик Игорь Смирнов в ходе выступления на парламентских слушани ях в Государственной Думе в 1996 году, «обсуждая сейчас проблемы защиты информации от доступа к ней мы совершенно упускаем из вида главнейшую из проблем - как защитить от информации самого человека. Мы не задумываемся о том, что через компьютерную связь, через модемную сеть, через радиоточку, телевидение мо гут быть использованы достаточно простые средства неосознаваемого внушения. Мы должны четко для себя определить, что основные свободы и права личности заключаются вовсе не в сохранении того банка данных, который у этой личности имеется в компьютере, а в сохранении самой личности» 5. Научные дискуссии и иссле дования в этой области не просто актуальны, они жизненно необходимы. В этом контексте, нельзя не отметить появление таких научных журналов как «Информационные войны» и «Информационное право», на страницах которых идет активное обсуждение вопросов обеспечения информационно-психологической безопасности.

Значительная научно-исследовательская работа по рассматриваемой проблеме была проделана в ходе подготовки проекта федерального закона «Об информационно-психологической безопасности», разработка концепции которого началась еще в 1990 году в парламентской комиссии Верховного Совета СССР под руко водством академика Ю.А. Рыжова и была продолжена в Государственной Думе под руководством депутата В.Н. Лопатина. В работе над законопроектом принимали участие представители органов государственной вла сти, ведущих образовательных и научно-исследовательских учреждений России. В целях подготовки проекта закона была организована и проведена серия научно-практические конференций, в частности на базе Института психологии РАН, изданы множество научных трудов членов рабочей группы6.

К сожалению, несмотря на большой объем проделанного труда и добротность подготовленного проекта федерального закона «Об информационно-психологической безопасности», он не был принят Федеральным Со бранием Российской Федерации по причинам, сведениями о которых мы не располагаем. Аналогичная участь постигла и проект федерального закона «Об обеспечении безопасности психосферы человека», внесенный председателем комитета Государственной Думы по безопасности В.И. Илюхиным 7. Тем не менее, результаты интеллектуальных и организационных усилий инициаторов данных законопроектов не прошли зря и нашли свое отражение в ряде внесенных изменений и дополнений к ряду федеральных законов (в частности, Закону РФ «О средствах массовой информации», Федеральному закону «Об оружии», Федеральному закону «О сани тарно-эпидемиологическом благополучии населения»), заложивших правовые основы противодействия произ водству, обороту и применению технических средств психофизического воздействия 8.

Целью настоящей статьи позиционировалась постановка проблемы защиты объектов безопасности от воздействия технических средств программирования психики, обозначение ее актуальности и основного содер жания. Вопрос о конкретных практических мерах по обеспечению такой защиты требует дополнительной про работки с привлечением специалистов в различных областях знаний. Главная, на наш взгляд, задача четко сформулирована в ст. 6 проекта федерального закона «Об информационно-психологической безопасности», и состоит она в формировании системы обеспечения информационно-психологической безопасности России.

Титов А. Путин под прицелом «пси-оружия» // Завтра. 2006. № 51. См. также: Убийца выбирает «белый лотос». В России при странных обстоятельствах продолжают гибнуть видные ученые // Аргументы недели. 2007. 18 октября.

Всадник психотронного апокалипсиса // Правда.ru. 25.07.2003 г. http://www.pravda.ru/science/planet/human-being/30038 psigans-0.

См.: Прокофьев В.Ф. Опасно! Объект атаки – психика и сознание человека // Президент. Парламент. Правительство. 2007. № 1. http://p-p-p.ru/?page=J&year=2007&number=1&article=26;

Титов А. Путин под прицелом «пси-оружия» // Завтра. 2006. № 51.

Прокофьев В.Ф. Указ. соч.

Из выступления И.В. Смирнова, директора института компьютерных психотехнологий РАЕН // НИИ психотехнологий. http:// www.psycor.ru/main.php?pubp05.

Пояснительная записка к проекту федерального закона «Об информационно-психологической безопасности» // Справочная правовая система «Гарант».

Проект федерального закона «Об обеспечении безопасности психосферы человека» // Справочная правовая система «Гарант».

В.Н.Лопатин. Информационное оружие: правовые запреты // Информационное право. 2007. № 2. Система «Консультант плюс».

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В СФЕРЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ М.А.Басс (Академия управления МВД России) В настоящее время борьба с «интеллектуальным пиратством» в сфере информационных технологий приобретает особое значение в связи с вступлением России в ВТО и присоединению России к соглашению об охране интеллектуальной собственности (TRIPS).

Минимизация юридических рисков, предотвращение наступления ответственности за использование нелицензионного программного обеспечения, защита интеллектуальных активов компании и обеспечение должной прозрачности в рамках программного обеспечения обусловлены актуальными проблемами функцио нирования института защиты интеллектуальной собственности юридических лиц, вызваны ее недостаточной теоретической разработкой, серьезными ошибками, встречающимися в судебной и правоприменительной прак тике при защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц.

С 01 января 2008 года вступила в силу IV часть Гражданского кодекса Российской Федерации, посвя щенная правовому регулированию отношений в сфере интеллектуальной собственности. Данный закон заменя Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы ет все ранее действующие законы об интеллектуальной собственности и приводит их в соответствие с междуна родными нормами.

Прежде чем рассматривать вопрос – что есть интеллектуальная собственность юридических лиц в сфе ре информационных технологий (доменное имя, программное обеспечение, компьютерная программа для ЭВМ, база данных и т.д.) следует попытаться вникнуть в проблематику связанных с этим понятием вопросов:

как зарождалась интеллектуальная собственность организаций, из чего она появилась, динамику ее развития и сегодняшнее состояние.

Имущественный интерес как движущая сила любой экономической деятельности взаимообусловлен развитием нового правового института – интеллектуальной собственности.

Причина возникновения института интеллектуальной собственности заключалась в необходимости вы деления из института права собственности отдельной правовой категории на результаты интеллектуальной дея тельности и средства индивидуализации юридических лиц и включения их в экономический оборот. Подведе ние исключительных прав под понятие права собственности исторически объяснимо, господствовавшая теория в прошлом признавала данные правоотношения не самостоятельными, а входящими в состав вещных прав, как особый вид права собственности.

Обращаясь к первоначальной терминологии в истории развития института интеллектуальной собствен ности, понятие исключительного обладания невещественным капиталом берет начало с «духовной собственно сти» или «нематериального вещного права», в редких случаях встречаются понятия «право личности» или «право на индивидуальность». Мировой опыт свидетельствует, что такого рода «квази – собственность» явля лась обязательным следствием свободной конкуренции, зарождение которой формировалось на принципах сво бодной организации труда и промышленности, как необходимый постулат в современных экономических отно шениях.

Неудивительно, что в эпоху расцвета Римской империи институт «guasi – dominium» не получил до стойного развития: отсутствие свободного режима труда и широкоразвитого промышленного производства со ответственно повлияли и на значение неимущественных прав в жизни римлян;

институты торгового права, фа бричной или торговой марки развивались независимо от римского права1.

Потребность возникновения отличительных знаков и история их возникновения в Древней Руси начи нается все-таки с человека, с периода родоплеменных отношений и необходимости идентификации себя, как части определенного рода. Древние законодательные памятники и юридические акты России указывают нам, что самобытное происхождение знаков собственности берет истоки «по прямой линiи отъ той меты, которую наши предки за много тысячелетiй тому назадъ выделывали на различных частях своего обнаженнаго тела, и смотрели на нее съ религiознымъ чувствомъ, видели въ ней печать, закрепляющую узы целаго рода, а затемъ знакъ коллективной и частной собственности» 2.

С развитием хозяйства, необходимость клеймить себя переросла в необходимость защиты своей соб ственности путем обозначения исключительно своего частного владения отличительными знаками полной не ограниченной собственности, принадлежащими ранее целому роду.

Согласно заметки А.А. Котляровского, написанной по поводу статьи К.П. Тышкевича «О свинцовыхъ оттискахъ, найденных въ реке Буге у Дрогичина» 3 автор указывает на существование «пометок» или «знаков собственности», как неотъемлемую сторону жизни в Древней Руси и удобным способом защиты предметов сво ей собственности от присвоений и хищений.

Не ограничиваясь знаками собственности, знаками первого завладения вещью, знаками пользования ве щью, личными знаками, применяемыми в качестве подписей, клеймо постепенно становится и торговым зна ком, начиная отчетливо проявляться на орудиях и предметах производства разных мастеров4. Например, прак тика клеймения (первого варианта товарных знаков) известна еще в Древнем Египте в XXI веке до н. э. Архео логические раскопки свидетельствуют, что клеймо мастера показывало происхождение товара и являлось га рантией его качества. Обязательное клеймение впервые появилось в Англии в 1266 году и распространялось на необычную для нас товарную категорию, подвергнутую защите: Генрих III обязал ставить клейма на каждую буханку хлеба во избежание мошенничества с весом. Позднее, и в Англии и Франции обязательное клеймение было перенесено в ювелирное дело, с установлением наказания за подделку клейм – смертной казни.

Первое упоминание «о наложенiи клеймъ на русскiя изделiя»5 встречается в нашем законодательстве только во второй половине XVII века и связано с именем царя Алексея Михайловича, издавшего Новоторговый См. подр.: Чернощеков Н. Право промышленной клiентелы. СПб. 1894. С. 3 – 35.

Ефименко П.С. Юридические знаки. Опыт исследования по сравнительному обычному праву. 1874. С. 56.

Из журнала Министерства народного просвещения.

Древние Труды Московского Археологического общества. Т. I. Выпуск 2. М. 1867. С. 242.

Помимо наименования «клеймо» встречаются слова, имеющие идентичный смысл полной неограниченной собственности и применяемые в зависимости от ситуации для обозначения своего хозяйства (например: скота, орудий труда и других неоду шевленных движимых и недвижимых предметов) и называемые в народе пятнами, знаменами, метками или отметками, рубе жами, домовыми или жердяными, заручными или своеручными клеймами.

Неболсин А.Г. Законодательство о фабричныхъ и торговыхъ клеймахъ в Россiи и заграницею. СПб. Типография В.О. Кирш баума. 1886. С. 23.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Устав1 с установлением фискальной 2 процедуры уплаты пошлин за клеймение и наложение печатей на изделия и товары в целях защиты производителей от «волокиты» таможенного контроля. Обратим внимание, что перво начальная защита российских производителей не имела никакого отношения к интеллектуальной собственно сти, а защищала от злоупотреблений царских чиновников и была одним из способов пополнения казны за счет уплачиваемых пошлин.

Россия, являясь по определению аграрной страной, встала на путь прогрессивного развития промыш ленного производства только в эпоху правления Петра I, экономическая политика которого строилась исключи тельно на монополии государства в создании фабричной промышленности.

В соответствии с первоисточниками 3, государственный промышленный контроль формировался на основе Указов от 03 февраля 1722 года4, 13 марта 1744 года5, 12 августа 1753 года, 1778 года6, 16 января года7, 04 февраля 1815 года8. Динамика правовой регламентации, начиная с Петра I свидетельствует об исклю чительной государственной концентрации производства и капитала в сфере развития фабричной промышленно сти. Режим «опекунской» политики при Екатерине II несколько ослабевает, однако окончательный поворот в пользу свободного производства экономика Российской империи приобретает только в эпоху правления Алек сандра I.

Исторический анализ развития российской промышленности указывает на отсутствие политико-эконо мических условий необходимых для резкой смены принудительного режима свободным;

покровительствующее начало, положенное еще экономической политикой Петра I, обусловило границы, в пределах которых развитие «невещественного капитала» 9 невозможно. Нельзя и оспаривать полное отсутствие «невещественного капита ла» в российской промышленности, скорее нужно признать формализм, с которым данный институт развивал ся.

Во всех культурных странах мира более или менее энергично применялся принудительный режим госу дарственной промышленности (например, средневековая торговля и производство), при котором продукты должны были точно соответствовать легальным образцам: государство прописывало предпринимателям обяза тельные требования производства;

товар, неотвечавший условиям правительственной регламентации браковал ся и конфисковывался 10. Поэтому личная марка фабриканта не имела того значения, какое имеет в современных условиях свободной конкуренции, соответственно, не было абсолютно никаких оснований охранять ее исклю чительное пользование правовыми нормами.

Хронология событий подтверждает: издаваемые законодательные акты, имея каждый свою характер ную особенность, в начале своего развития преследовали только фискальные цели и мало заботились об эконо мических интересах развития русской промышленности, но в дальнейшем, с последовательным развитием про мышленной изобретательности и возрастанием конкуренции, с расширением торговых отношений и междуна родных связей, законодательство по этому предмету преобразовывается в самостоятельный институт не только торгового, но и гражданского международного права.

Анализируя законодательство того времени11, мы видим, что фабричные и торговые клейма были введе ны в качестве обязательного элемента русского производства и постепенно, с развитием законотворчества в Полное Собранiе Законовъ Россiйской Имперiи. Томъ I. № 408. (Обнародован 22 апреля 1667 года) Слово фискал вошло в русский язык при Петре I и в переводе означает чиновника, наблюдающего за законностью действий учреждений и лиц, главным образом по финансовым и судебным вопросам. В разговорной форме фискалом именовался до носчик. // См.: Ожегов С.И. и Шведов Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., дополненное. М.: «А ТЕМП», 2004. С.

853, 944.

Полное Собранiе Законовъ Россiйской Имперiи. Т. XIII. 1753 года. № 10130;

Т. XXXIII. 1815 года февраля 4-го. № 25778.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.