авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «АЛТАЙСКИЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

4.1.5. Мониторинг агроландшафтов зон влияния Бурлинского МК Концептуальным вопросам организации экологического мо ниторинга посвящено множество работ (Герасимов, 1975;

Пу довкина, 1997;

Кочуров, 1999;

Поляков, 2003;

[125]).

Грунтовые воды и почвы с их водными режимами являются компонентами агроландшафтов, природных и антропогенных ландшафтов данной территории. Модельные прогнозы об изме нении этих компонентов могли бы быть полезны специалистам в ландшафтной области. Внешние границы агроландшафтов хо рошо различимы на границах с природными и антропогенными ландшафтами, а их внутренняя иерархия является предметом пристального изучения специалистов другого, географического, профиля.

В рамках данной работы в целях охраны земель при изучении процесса переноса вещества (воды) при функционировании ка нала представляется достаточным рассмотрение агроландшафт ной структуры территории на уровне почвенных контуров в пределах земель сельскохозяйственного назначения, а также на уровне угодий и землепользования. В рамках текущего исследо вания авторами установлен характер и степень будущего воз действия Бурлинского магистрального канала на прилегающие агроландшафты [130, 136-138, 141]. Зоны влияния канала на УГВ и водные режимы почв выходят за полосу отвода земель.

Поскольку предупредительные меры предпочтительнее, чем устранение последствий, то в будущем необходимо предусмот реть ряд мероприятий, уменьшающих риски и неблагоприятные исходы [100].

1. Рекомендуется в соответствии с таблицей 4.11 наблюдение за уровнем грунтовых вод (УГВ) и состоянием почв, их водно солевым режимом (П) в зонах влияния Бурлинского МК. Ука занным хозяйствам рекомендуется предусматривать агрохими ческие, агротехнические мероприятия с учетом изменения поч венного покрова.

2. При проектировании инженерной защиты территории в зоне засоленных почв 4-го бьефа рекомендуется произвести расчет солевого режима (СНиП 2.06.03-85, п. 6.2). Так как в со ответствии с требованиями СНиП 2.06.03-85, проекты сооруже ний инженерной защиты населенных пунктов, сельскохозяйст венных земель должны содержать расчеты водного режима в условиях подпора вновь создаваемыми водохранилищами или каналами, а также инженерной защиты, предотвращающей под пор грунтовых вод;

расчеты прогноза гидрогеологического ре жима с учетом влияния всех источников подтопления;

расчеты трансформации почв и растительности под влиянием изменяю щихся гидрологических и гидрогеологических условий, вызы ваемых созданием водных объектов и сооружений инженерной защиты.

3. Рекомендуется решить вопрос о переносе водоемов-от стойников, размещенных в вершине овражной системы № 3, из зоны влияния канала.

Таблица 4. Рекомендуемые площади мониторинга при непрерывном режиме работы Бурлинского МК (Q = 10 м3/с, n = 0,02;

t = 6 мес.), га Бьеф Всего Землепользователи 1 2 3 УГВ УГВ УГВ УГВ УГВ П П П* П Администрация 158,7 158, 23,6 23, с. Крутиха ТОО «Рассвет» 92,3 436,6 265,3 794, 79,6 40,1 119, «Трудовик» 84,5 84, 10,0 10, ТОО «Подборное» 31,8 1666,2 1698, 1666,2 1666, «Горбунова» 24,2 24, Панкрушихинский 422,3 422, 422,3 422, мехлесхоз ТОО «Боровое» 327,2 327, 327,2 327, Администрация 623,2 623, 623,2 623, Прыганского СС Администрация Подборнинского 421,6 421, 421,6 421, СС «Медок» 35,6 35, 35,6 35, «Распопина» 15,9 15, 15,9 15, ВСЕГО 92,3 679,8 321,3 3512,0 4605, 113,8 40,1 3512,0 3665, Примечание. П* – наблюдение за состоянием почв рекомендуется проводить в пределах всей зоны влияния канала, так как в 4-м бьефе почвы в зоне влияния канала на УГВ имеют болотный, выпотной, десуктивно-выпотной водные режимы.

В рамках данной работы возникла необходимость многоас пектно анализировать территориально привязанные данные. В дальнейшем совместный анализ гидрологических, геологиче ских, геохимических и мелиоративных условий, а также вопро сов управления водными и земельными ресурсами на этой тер ритории с неизбежностью повлечет за собой использование ГИС в ландшафтно-интерпретационном картографировании и созда ние моделирующих территориальных информационных систем – ТИС (ДеМерс, 1999;

Кузнецов, 2004;

Коновалов, 2005;

Михай лиди, 2006;

[100]). Тем самым станет возможно вывести монито ринг указанных территорий и агроландшафтов на уровень, соот ветствующий современному уровню развития информационных технологий.

4.2. Эксплуатационные режимы работы Бурлинского МК 4.2.1. Этапы воздействия канала на прилегающую территорию В истории сооружения гидротехнической системы – Бурлин ского магистрального канала – можно выделить четыре этапа, отличающихся по характеру техногенного воздействия на при родную среду и особенностям протекания природных процес сов.

Первый этап строительства канала (1984-1991 гг.) характе ризуется активным механическим нарушением почвенного по крова под трассой канала и на прилегающей территории, выем кой грунтов и воздействием ветра и водных потоков на вскры тые грунты.

При строительстве трассы канала происходило изъятие поч венного покрова из целостной природной системы объемом 1 млн 220 тыс. м3, нарушение целостности покрова на площади около 1,6 км2, в соответствии с выполненным объемом земля ных работ (рис. 4.18). Ширина полосы срезки почвенно растительного покрова варьирует в пределах от 50 до 145 м.

При работе строительной техники гумусовый пахотный слой Aпах (0-30 см) и гумусовый слой АВ (25-55 см) подвергался час тичному уничтожению, переуплотнению на полосе вдоль канала длиной 30,4 км и шириной 20-50 м по обе стороны от откосов в границах полосы отвода земли в постоянное пользование, что соответствует площади 1-1,5 км2, согласно плану ввода пуско вых комплексов [253]. В процессе реконструкции и «достраива ния» канала в локальных местах будут по-прежнему происхо дить эти два явления: изъятие почвенного покрова и переуплот нение его на границах изъятия.

Рис. 4.18. Вскрытие грунтов в период строительства трассы канала:

из архива «Каменьводоканала», 1984 г.

В 1989-1991 гг. изучением состояния продольных и попереч ных профилей канала первых 6 км трассы занимались сотрудни ки кафедры «Мелиорация и рекультивация земель» АСХИ [195 197]. На откосах канала наблюдалось развитие линейной эрозии в виде рытвин, борозд, промоин и склоновых оврагов, а также оползней (рис. 4.19, 4.20).

Рис. 4.19. Борозды на откосе Бурлинского МК Рис. 4.20. Обрушение откосов Бурлинского МК Во второй этап происходит замораживание строительства канала (1992-2001 гг.), и для него характерны затухание дефля ции, эрозионных и склоновых процессов, естественное зараста ние откосов и дна канала самосевными травами, кустарниками, деревьями.

Третий этап начинается с возобновления финансирования строительства в 2002 г. и продолжается до настоящего времени.

На этом этапе Минсельхозпрод РФ определил приоритетным направлением возведение только магистрального канала. Целью водоподачи является обводнение озер в нижнем течении реки (расход 5 м3/c) и создание возможности подачи воды (расход 10 м3/c) в Немецкий район. По характеру техногенного воздей ствия на природную среду третий этап в значительной мере схож с первым: на отдельных участках (конец 2-го бьефа, 3-й, начало 4-го бьефа) ведутся строительные работы, формируются новые склоны, где активно протекают экзодинамические про цессы. Вместе с тем на остальной части трассы происходит рост трав, кустарников, деревьев (процессы 2-го этапа).

Четвертый этап воздействия на природную подсистему прилегающих территорий в процессе эксплуатации канала для первых 6 км трассы наступал во время пробных пусков воды на массив орошения (1988-1991 гг.), а для всего канала в целом на ступит после его сдачи (2010 г.). Этап характеризуется активной фильтрацией воды из канала по смоченному периметру потока и размывающими, грунтотранспортирующими воздействиями водного потока на фоне процессов естественной водной и вет ровой эрозии.

4.2.2. Современное состояние Бурлинского МК Для учета состояния канала при компьютерном моделирова нии эксплуатационных режимов возникла практическая необхо димость обследовать его трассу. В рамках поставленной задачи в марте – июле 2007 г. было проведено 5 экспедиций в зону Бурлинского магистрального канала, одна из них – совместно с В.В. Скрипко (АлтГУ) и С.Г. Платоновой (ИВЭП СО РАН). Ре когносцировочное обследование 2-го бьефа Бурлинского МК в августе 2009 г. было поддержано государственным контрактом ИВЭП СО РАН № 08/20 «Исследование современного состоя ния и научное обоснование методов и средств обеспечения ус тойчивого функционирования водохозяйственного комплекса в бассейнах рек Оби и Иртыша».

На 2007 г. практически вся длина трассы канала была уже выполнена ранее, за исключением последних 650 м трассы. Ве личины уже вскрытых грунтов и отстроенных продольных про филей соответствуют объемам земляных работ прошлого. Рабо ты, ведущиеся нынче на трассе канала, связаны с проектами ре конструкции старых профилей и выполнения поперечных сече ний на участках 2-, 3- и 4-го бьефов. На 2009 г. завершается строительство третьей и продолжается возведение четвертой на сосной станции.

4.2.2.1. Изменение рельефа местности и сопутствующие процессы На всем протяжении трассы магистрального канала про изошло изменение рельефа местности [225]:

1. На участке 1-го бьефа (1,1 км) выполнена выемка глубиной от 5,81 м в начале до 18,54 м в конце бьефа – у насосной стан ции НС2.

2. В начале трассы 2-го бьефа (6,7 км) сделана насыпь (пикет 15+00: выемка 0,27 м, насыпь 5,08 м). На повороте трассы в се редине бьефа канал выполнен в полунасыпи-полувыемке (ПК50+00: выемка 1,50 м, насыпь 2,85 м). В конце бьефа у на сосной станции НС3 дно канала достигает глубин 17,22 м от по верхности.

3. На участке 3-го бьефа (4,8 км), в начале выполнена насыпь высотой 4,05 м, а затем за мостом (ПК89+73) дно канала опус кается ниже поверхности земли на глубину 4,88 м, и далее идет в выемке, достигая в конце бьефа заглубления дна на 19 м от поверхности.

4. На участке 4-го бьефа (17,2 км) на начальном отрезке в 2 км канал полностью проходит в насыпи от 6,79 до 4,35 м вы сотой для обеспечения высотного доминирования. Далее на трассе встречаются участки канала, выполненные как в полной выемке глубиной до 4,47 м, так и в полувыемке-полунасыпи. В конце трассы (ПК295) максимальное заглубление дна достигает 7,85 м (рис. 4.21).

Новый рельеф местности привел к изменению распределения снежного покрова. Склоны северной экспозиции канала задер живают большее количество снега, чем прилегающие равнин ные ландшафты (рис. 4.22).

Как следствие изменения рельефа возникло перераспределе ние поверхностного стока. Откосы канала на 2-м бьефе останав ливают естественный сток поверхностных вод в направлении Обского водохранилища по южному и восточному склонам тер ритории.

Рис. 4.21. Антропогенно измененный рельеф местности Рис. 4.22. Снегонакопление на склонах северной экспозиции В середине 4-го бьефа, вдоль полотна дороги, проходящей параллельно трассе канала слева, за ее левым бортом образуют ся по весне озерца воды, превращающиеся в летние месяцы в полосу воды вдоль кювета дороги (рис. 4.23). На участках кана ла перед III и IV насосными станциями, где канал проходит в глубокой выемке, а также в середине 4-го бьефа (рис. 4.24) грунтовые воды подходят близко к поверхности земли и дно ка нала оказывается ниже их уровня.

Рис. 4.23. Озерца поверхностного стока вдоль кювета дороги Рис. 4.24. Затопление канала в местах выхода грунтовых вод Такие инженерно-гидрологические условия обусловливают появление воды в канале за счет фильтрации грунтовых вод че рез стенки и дно и вызывают произрастание на бортах и днище водолюбивых растений.

4.2.2.2. Процессы зарастания канала растительностью В период консервации строительства на вновь созданной по верхности проявились в полной мере процессы зарастания отко сов и дна самосевными травами, кустарником, деревьями на всех бьефах исследуемого канала. Наиболее наглядно плотность зарастания трассы канала деревьями и кустарником выглядит на зимних фотографиях (рис. 4.25).

В летний период идет бурное разрастание травянистой рас тительности, особенно в местах, где уровни грунтовых вод пре вышают отметки дна. Способность русла канала к зарастанию ведет к увеличению шероховатости поверхности, что в свою очередь будет сказываться на гидравлических параметрах пото ка и приводить к падению скоростей и, следовательно, к росту глубин при поддержании постоянного расхода.

Рис. 4.25. Зарастание канала деревьями Согласно СНиП II-52-74 для русел каналов без облицовки коэффициенты n должны лежать в пределах 0,02-0,04, что соот ветствует проектной величине шероховатости русла 0,02 [225].

Поскольку исследование шероховатостей русел – задача сама по себе достаточно большая, лежащая вне целей данной работы, нами был сделан обзор научных источников в связи с необхо димостью оценить численный порядок изменения параметра шероховатости при разном качестве и степени зарастания русла.

Г.В. Железняков (1981) отмечает, что в процессе формирова ния русла неукрепленные каналы приобретают особенности, свойственные речным потокам, потому целесообразно изучать совместно пропускную способность русел каналов и рек.

Н.Н. Павловский дает параметры шероховатости для обыч ных чистых земляных каналов в пределах 0,02-0,025, для сильно заросших и засоренных с камнями, сучьями и ямами – 0,0325 0,0375 [119, с. 92]. Для прямых и чистых естественных русел с небольшим количеством водорослей и камней n изменяется от 0,025 до 0,035, для прямых засоренных с медленным течением лежит в диапазоне 0,040-0,070.

В США пользуется известностью таблица коэффициентов шероховатости n, составленная В.Т. Чоу (1969), обобщающая исследования многих авторов (табл. 4.12). Для русел даны ми нимальные, нормальные и максимальные значения. Для русел без облицовки диапазон коэффициента шероховатости лежит в пределах от 0,016 до 0,14 (при отсутствии нормальных эксплуа тационных условий, когда трава и кусты не расчищаются).

Значения коэффициента шероховатости В.Т. Чоу использу ются также во «Временной методике оценки ущерба, возмож ного вследствие аварии гидротехнического сооружения», РД 153-34.2-002-01 [58]. При рассмотрении варианта пуска воды по нерасчищенному руслу Бурлинского магистрального канала в 1-м бьефе, части 2-го и части 4-го бьефа, а также для оценки трассы канала в целом на текущий момент можно использовать предложенные диапазоны коэффициента шероховатости.

Оценка русла канала проводилась в марте – июле 2007 г. и повторно в июле 2009 г. На рисунке 2.26 показано начало русла 2-го бьефа до расчистки (n = 0,15) и на рисунке 2.27 этот же участок после расчистки (n = 0,05, далее – 0,03).

С учетом рекомендаций вышеуказанной методики, при по мощи таблицы коэффициентов шероховатости и экспертной оценки характера зарастания канала и состояния поверхности русла был описан характер растительности на дне и откосах ка нала, выделены участки с однородной шероховатостью по длине трассы и назначены соответствующие натурным условиям ко эффициенты шероховатости (табл. 4.13).

Таблица 4. Шероховатость дна естественных водотоков и затопленных угодий (Чоу, 1969) [58] n Тип дна и его описание мин. норм. макс.

1. Малые водотоки: А. Равнинные водотоки Чистые прямолинейные без перекатов или 0,025 0,03 0, глубоких омутов То же при наличии камней и водорослей 0,030 0,035 0, Заросшие с глубокими омутами при мед 0,05 0,07 0, ленном движении Очень заросшие с глубокими омутами или каналы для пропуска паводковых вод с за 0,075 0,10 0, старевшими тяжелыми стволами и порос лью 1. Малые водотоки: Б. Водотоки с хорошим обслуживанием, без растительности Дно сложено из гравия, булыжника и ред 0,03 0,04 0, ких валунов 2. Пойменные водотоки: А. Пастбища без кустарника Низкая трава без кустарника 0,025 0,03 0, Высокая трава без кустарника 0,03 0,035 0, 2. Пойменные водотоки: Б. Возделываемые площади Без посевов 0,02 0,03 0, 2. Пойменные водотоки: В. Кустарник Отдельные кусты, обильная растительность 0,035 0,05 0, Редкие кусты и деревья летом 0,04 0,06 0, Кустарник средней и большой густоты летом 0,07 0,10 0, 2. Пойменные водотоки: Г. Деревья Густой ивняк летом 0,11 0,15 0, Очищенная территория с древесными пня 0,03 0,04 0, ми без поросли Очищенная территория с древесными пня 0,05 0,06 0, ми и порослью Тяжелые застрявшие стволы отдельных по валенных деревьев, небольшой подлесок, 0,08 0,10 0, уровень паводка ниже ветвей Тяжелые застрявшие стволы отдельных по валенных деревьев, небольшой подлесок, 0,10 0,12 0, уровень паводка достигает ветвей Рис. 4.26. Начало 2-го бьефа до расчистки: высокие деревья Рис. 4.27. Начало 2-го бьефа после расчистки: высокие кусты По результатам обследования составлены планы бьефов с указанием коэффициентов шероховатости вдоль трассы канала (рис. 4.28-4.31).

Для прогноза уровня воды в канале, влияющего на величины его зон влияния, при пересчете глубин необходимо учитывать различные варианты эксплуатационных условий Бурлинского магистрального канала.

Таблица 4. Участки изменения шероховатости русла Бурлинского магистрального канала (обследования 1-4-го бьефа 24.07-26.07.2007 г. и 1-2-го бьефов 27.07.2009 г.) Пикетаж Длина, Бьефы Описание поверхности ложа канала n участка м 1 2 3 4 24.07.2007: дно: от кромки воды в бетонном водовыпуске на 40 м ис ПК 4+40 топтано скотом, далее – низкие травы. Откосы: на обоих бортах на 180 0, ПК 6+20 высоте 1,5 м полоса деревьев на всем протяжении 1-го бьефа.

27.07.2009: деревья срезаны, вода на дне 24.07.2007: дно, откосы: сухое русло, высокие до 2 м травы, густые ПК 6+ 100 побеги ивняка (0,1). 0, ПК 7+ 27.07.2009: побеги удалены, вода на дне 24.07.2007: дно, откосы: сухое русло, до 2 м травы, отдельные кусты, ПК 7+ 180 обильная растительность (0,05). 0, ПК 8+ 27.07.2009: кусты срезаны, проступает вода 24.07.2007: дно, откосы: высокие камышовые травы ближе к берегу, ПК 8+ 200 вода в канале. 0, ПК 10+ 27.07.2009: средние травы 24.07.2007: дно, откосы: чистая поверхность воды, высокие и низкие ПК 10+ 180 травы у берега. 0, ПК 11+ 27.07.2009: также ПК 11+80 24.07.2007: дно, откосы: сухо, низкая трава без кустарника 100 0, ПК 12+80 27.07.2009: также Продолжение табл. 4. 1 2 3 4 24.07.2007: начало зарастания – на дне и откосах бетонного водовы пуска. Дно: очень высокая плотность;

кустарник, молодые березы, ивы, высокие травы;

изредка небольшие пятна низкой травы шири ПК 15+ 250 ной в 1/3 дна. В середине участка проступает в неровностях вода 0, ПК 18+ (0,15). Откосы: по обе стороны плотный ряд деревьев высотой более 4 м.

27.07.2009: произведен спил деревьев, русло сухое ПК 18+15 24.07.2007: аналогично предыдущему участку (0,15) 505 0, ПК 23+20 27.07.2009: произведен спил деревьев, русло сухое 24.07.2007: дно, откосы: сухое русло;

высокая плотность зарастания ПК 23+20 тонкими деревьями высотой более 5 м (вершины выше бортов кана 750 0,10* ПК 30+70 ла): березы, ивы.

27.07.2009: также 24.07.2007: дно сухое русло, низкая трава, редкие кустарники, высо ПК 30+70 кие деревья. Откосы: на середине откоса цепочки деревьев и кустар 580 0,05* ПК 36+50 ников.

27.07.2009: также 24.07.2007: дно: сухое, плавно очерченное русло, низкая равномер ПК 36+50 ная трава. Откосы: деревья ближе к верхнему краю откоса. Березы, 1810 0, ПК 54+60 кустарник, ивы, на повороте – иногда сосны.

27.07.2009: также 24.07.2007: дно: сухое, заросшие травой конусы выноса оврагов и тела оползней. Профили канала не соответствуют проекту. Вода на ПК 54+ 1540 дне появляется с ПК68+00. 0, ПК 70+ Откосы: цепочки деревьев ближе к верхнему краю откоса.

27.07.2009: также Продолжение табл. 4. 1 2 3 4 24.07.2007: дно: вода в канале до 0,5 м.

ПК 70+ 380 Откосы: вне воды заросли низкой травой и цепочками деревьев. 0, ПК 73+ 27.07.2009: также 24.07.2007: новый участок трассы.

Дно: вода в канале до 0,4 м, конусы выноса. Камышовые до 1 м на ПК 73+ 620 мелководье пятнами зарастания. 0, ПК 80+ Откос: большая эрозионная неровность откоса.

27.07.2009: также Дно: очень сильное зарастание старыми ивами, высотой до 5 м, кус ПК 84+ 570 тарником;

вода. 0,15* ПК 89+ Откос: зарастание березами до 4 м Дно, откосы: очень сильное зарастание старыми ивами высотой до ПК 89+ 1330 м, вода. 0,15* ПК 102+ Откос: зарастание березами до 4 м 3 Дно, откосы: пятна невысокой травы и голого дна там, где стояла ПК102+ 400 вода в мае. В конце участка – вода 0, ПК 106+ Откос: зарос высокими травами ПК106+00 Дно, откосы: вода до ПК108+50, на мелководье низкая трава по бе 600 0, ПК 112+00 регам ПК 112+ 1650 Новый профиль. Строительство 2006 г. 0, ПК 128+ ПК 131+00 Дно, откосы: средние по высоте, густые травы без деревьев и кус 180 0, ПК 132+80 тарников 4 Дно, откосы: до высоты 2 м зеленые деревья и кустарники, выше – ПК 132+ 360 сухие ветви и стволы 0,1* ПК 136+ Откосы: березы Окончание табл. 4. 1 2 3 4 ПК 136+40 Дно, откосы: равномерные густые средней высоты травы, очень ред 1200 0, ПК 148+40 кий кустарник ПК 148+ 1460 Новый профиль. Строительство 0, ПК 163+ Дно, откосы: густая неравномерная по высоте трава, кустарник от ПК 163+ 2100 дельными участками, березы по краям дна и отдельно растущие на 0,06* ПК 184+ дне ивы. Проблески воды у моста Дно: вода, густые деревья;

далее чередование густо разросшихся бе ПК184+ 1400 рез, ив, кустарника с высокими камышовыми травами и окнами чис- 0,07* ПК198+ той воды.

ПК198+00 Дно, откосы: деревья по дну, вода с ПК 190, заросший берег, пятна 2500 0,10* ПК223+00 травы на мелководье 4 Дно: вода в начале и в середине участка на мелководье с порослью трав, кустарников. Далее заросшее кустарником, березами, ивами и ПК223+ 4125 сильно заросшее хвощом дно с проступающей водой на ПК 237. Мо- 0,10* ПК 264+ лодые сосны в конце участка Откосы: сплошной ряд берез и ив Дно: сплошная травянистая растительность с отдельными березами ПК264+25 до 5 м, маленькими соснами;

есть участки зарастания дна по краям 1975 0,07* ПК 284+00 ивовым кустарником с просветом до 1,5 м.

Откосы: заросшие деревьями Дно: трава, с проблесками песка, ПК284+00 Группы молодых сосен высотой 1,5 м, очаги кустарниковой расти 1800 0,06* ПК302+00 тельности (облепиха) Откосы: заросшие соснами * Участки, требующие обязательной расчистки русла.

0 2 1 0 13+50 2+ 0, 0, 0, 0, 0, Рис. 4.28. Карта шероховатости русла 1-го бьефа Бурлинского МК на 27.07.2009 г.

0,03 0, 0,025 0,10 0,03 13+ 0, 0, 0, 0, 82+00 0, 0 0,035 0, 0, Рис. 4.29. Карта шероховатости русла 2-го бьефа Бурлинского МК на 27.07.2009 г.

3 2007. 0,03 0, n = 0, 0 0,02 0,03 0, Рис. 4.30. Карта шероховатости русла 3-го бьефа Бурлинского МК на 26.07.2007 г.

. 4 0,06 0,07 0,10 0,07 0,06 0,02 0, 0, 0, 0 0,02 0,03 0,06 0,07 0, Рис. 4.31. Карта шероховатости русла 4-го бьефа Бурлинского МК на 26.07.2007 г.

Встречающиеся на трассе канала коэффициенты шерохова тости были разделены на 4 группы:

а) проектный вариант – идеал, только что выполненное русло (n = 0,02);

б) рабочие диапазоны русла канала (n = 0,03-0,035), в) средние величины (n = 0,05);

г) проверочные максимальные значения – без расчистки (n = 0,07-0,15).

Другим немаловажным следствием зарастания канала де ревьями, кустарником, травами на участке от ПК5+40 до ПК23+16 является нарушение целостности противофильтраци онной пленки корнями растений.

При строительстве противофильтрационная пленка была присыпана слоем грунта в 1 м (рис. 4.32). Обследование трассы на указанных пикетах выявило обрывы пленки по краю берм (рис. 4.33), а также многочисленные (до 50 шт.), выходящие краями на поверхность дна фрагменты оборванного материала (рис. 4.34).

Рис. 4.32. Укладка Рис. 4.33. Обрывы пленки пленки, 1987 г. на откосе Рис. 4.34. Обрывы пленки на дне Как уже отмечалось, первые 8 км трассы со всеми сооруже ниями и два орошаемых севооборота были сданы в эксплуатацию в 1989 г. и эксплуатировались в течение 2 лет [103]. К 2010 г. воз раст системы достигнет 21 года, неуклонно приближаясь к кон цу своего срока службы в 25-30 лет [174]. Поскольку до сих пор вопрос о реконструкции противофильтрационного покрытия не решен, при расчете влияния канала на прилегающие агроланд шафты экранирующее свойство пленки не учитывалось. В слу чае капитальной реконструкции этого участка трассы прогноз ные карты влияния для первых 2 км 300 м можно не использо вать.

В процессе строительства предусматривалась рекультивация вновь созданных склонов. Данный процесс растянулся во вре мени из-за комплексности производства работ и вынужденного перерыва по причине отсутствия финансирования. На многих участках трассы рекультивация выполнена не была, например, к отсыпке гумусового слоя и посеву трав на откосах котлована за III насосной станцией приступили в июне 2007 г.

4.2.2.3. Деформация русла под действием экзогенных процессов Бурлинский канал, расположенный в Крутихинском районе, пересекает два геоморфологических элемента левобережья Оби:

вторую террасу р. Оби и Приобское плато. При создании канала за счет искусственных выемок грунта произошло нарушение ли тогенной основы ландшафта. Поперечный профиль канала име ет трапецеидальное сечение, состоит местами из нескольких берм.

В процессе полевых исследований склонов Бурлинского ка нала установлено, что на сформированных склонах и бермах, сложенных рыхлыми четвертичными отложениями, развились эрозионные, гравитационные, суффозионные и просадочные эк зогенные геологические процессы (ЭГП). Методика для измере ния и учета эрозионных форм, использованная в процессе про изводства работ, описана в первом разделе данной работы.

При обработке полученных данных для оценки степени опасности был принят показатель «частота проявления эрозион ных форм», представляющий собой количество эрозионных форм, приходящихся на длину склона по простиранию (шт/м) [198]. На основании этого показателя была разработана шкала для оценки степени эрозионной опасности склонов канала. Гра ницы классов шкалы соответствуют естественным группиров кам эрозионных форм на склонах берм. Выделены следующие категории опасности: очень низкая (до 0,3 шт/100 м), низкая (от 0,3 до 2,0 шт/100 м), средняя (от 2 до 10,0 шт/100 м) и высокая (более 10,0 шт/100 м). Полученные натурные и расчетные дан ные, приведенные в (Кошелева, 2007, 2008;

Скрипко, 2007), лег ли в основу карты-схемы эрозионной опасности откосов маги стрального канала (рис. 4.35). Картографической основой слу жат космические снимки http://maps.google.com и [27].

Масштаб зон эрозионной опасности на карте соблюдается по длине и для улучшения восприятия искусственно увеличен по ширине канала. При использовании карты-схемы следует учи тывать, что эрозионные процессы в основном, за некоторым ис ключением, не выходят за пределы площадок самых верхних берм. Особенности проявления ЭГП (распространение, интен сивность, комплекс видов) определяются литологическим со ставом (несцементированные четвертичные отложения), экспо зицией склона, размером, возрастом и высотным положением берм, а также расположением относительно элементов конст рукции канала. Ведущим экзогенным процессом на трассе кана ла является эрозионный, которому сопутствуют просадки, суф фозия и оползание.

Рис. 4.35. Карта-схема зон эрозионной опасности на откосах Бурлинского МК (Кошелева, 2007;

Скрипко, 2007):

1 трасса Бурлинского магистрального канала;

2 насосные станции перекачки и их номера;

3 насосная станция водоподачи на массив орошения;

4 основные горизонтали с подписями высот в метрах;

5 полугоризонтали;

6 точки наблюдения и их номера;

7 населенные пункты;

8 реки;

9 озера и водохранилища;

степень опасности: 10 высокая;

11 средняя;

12 низкая;

13 очень низкая;

14 оценка не проводилась Наиболее интенсивное развитие экзогенных процессов и, со ответственно, наибольшая опасность их проявления на канале наблюдается на подветренных бортах северной и северо восточной экспозиции, а также за мостами по ходу трассы кана ла (что обусловлено особенностями снегонакопления). Наи большая эрозионная опасность наблюдается и в местах макси мального заглубления русла, т.е. у всех насосных станций пере качки. Обычно развитие таких явлений происходит в течение какого-то времени после завершения земляных работ и в даль нейшем переходит в устойчивую стадию.

В зависимости от возраста склоны берм канала условно рас сматриваются в пределах двух групп: «старые», или «устояв шиеся», образованные до 1991 г., и «молодые» сформиро ванные в 2002-2009 гг.

В пределах 1-го бьефа наблюдаются «старые» склоны. Для них характерно преобладание эрозионного вида процессов и «фоновые» природные скорости их развития. Более высокие скорости роста промоин и оврагов на старых склонах возможны в случаях, когда эти склоны испытывают дополнительную тех ногенную нагрузку. Например, сброс воды при откачке грунто вых вод из затопленного помещения насосной станции № 2 при ее расконсервации в 2007 г. привел к формированию эрозионной формы и оползневого тела на устоявшемся старом склоне за 1-1,5 часа.

При одновременном наклоне горизонтальной поверхности берм к руслу канала и вдоль по простиранию отмечается серпо видная форма оврагов в плане на склоне 2-й левой бермы (се верная экспозиция) перед насосной станцией № 2 (рис. 4.36).

Относительно небольшая длина эрозионных форм определена длиной склона берм. Короткие склоны (например, длина склона 2-й бермы у НС2 составляет около 12,5 м, заложение откоса 1:2,5) и, как следствие, невысокая размывающая сила талых и дождевых вод привели к тому, что большинство эрозионных форм не выходит за пределы одной бермы. На склонах северной экспозиции отмечаются единичные, сложные промоины, проре зающие разновысотные бермы, соединены между собой узкими извилистыми каналами на площадках террас.

Во 2-м бьефе, в начале, русло канала проходит в насыпных грунтах, так что отметки верха дамбы господствуют над приле гающей территорией и на фоне бурного зарастания канала рас тительностью водная эрозия на склонах отсутствует. Первые эрозионные формы на правом берегу канала (точки наблюдения 5 и 7 на рис. 4.35) обязаны своим происхождением воздействию проходящей близко к краю полевой дороги и своеобразно спла нированной поверхности поля, прилегающего к каналу. Наиболее грандиозный оползень с овражной формой (рис. 4.37) был обна ружен на левом берегу канала в точке наблюдения 8 (рис. 4.35).

Рис. 4.36. Серповидные эрозионные формы на старом склоне 1-го бьефа Рис. 4.37. Оползень, осложненный оврагом Масштабы его развития обусловлены литогенной основой стенок (вскрытые супеси) и большой площадью водосбора, ле жащего между бермой канала и дорогой федерального значения слева. При реконструкции откосов необходимо провести работы по изменению площади водосбора, например, водоотвода за по лотно дороги и рассмотреть вопрос о конструировании специ альных водосборных вершинных сооружений – лотковых быст ротоков (Сурмач, 1976).

На молодых склонах, расположенных по трассе канала за за брошенной насосной станцией, где дно и борта канала вскры вают горизонты супесей, активность эрозионных форм особенно велика. Отсутствие дернового покрытия и близость грунтовых вод дает большой количественный всплеск форм, имеющих ши рокий кляксообразный облик часто без зауженного к устью рус ла (рис. 4.38, 4.39).

На склонах отмечается практически весь комплекс эрозион ных (овраги, рытвины, борозды), гравитационных (оползни, оп лывины), суффозионных и просадочных процессов и явлений (рис. 4.40, 4.41).

Рис. 4.38. План-схема молодой Рис. 4.39. Молодые эрозионные эрозионной формы формы на склоне северной на склоне южной экспозиции экспозиции 2-го бьефа 2-го бьефа Рис. 4.40. Просадки Рис. 4.41. Суффозия Процессы часто взаимно обусловлены: просадочные воронки отмечены в вершинах эрозионных форм, как на старых устояв шихся, так и молодых склонах. Они развиваются там, где задер живается сток талых и ливневых вод у шва или на поверхностях берм. Устья просадочных воронок часто заканчиваются не большими промоинами.

На молодых склонах канала просадочные формы представле ны линейно вытянутыми до 5,0 м колодцами, глубиной до 1,2 1,3 м, суффозионные формы – в виде небольших пещер высотой до 0,6 м в нижних частях верхних откосов.

В пределах 3-го бьефа отмечена активизация левобережных эрозионных форм, приуроченных к растущему вблизи трассы березовому колку (рис. 4.42). Большая часть трассы находится в стадии переформирования.

В начале 4-го бьефа молодые склоны 2006 г. выполнены в на сыпи, поэтому площадь водосборов эрозионных форм ограничена собственно склонами и поверхностью единственной бермы, а пе репад высот между дном канала и бровкой бермы составляет при близительно 5 м. В результате на склонах развилась густая сеть эрозионных борозд, редко выходящих за пределы склона. Длина борозд варьирует от десятков сантиметров до 4-6 м, ширина от 0,03-0,05 до 0,10-0,20 м, глубина от 0,05 до 0,3-0,5 м, на каждый метр протяженности склона приходится 6-8 шт. (рис. 4.43). Даль нейшее их развитие в более крупные эрозионные формы про моины и овраги за прошедший с момента создания склона год на ми не отмечено. Предположительно этого не произойдет и в буду щем из-за малых площадей склоновых водосборов и относительно небольшого перепада высот.

На фоне достаточной благополучности старых заросших склонов 4-го бьефа отмечается резкий всплеск эрозионной ак тивности за мостами в пределах 300 м по ходу трассы. Анало гично начиная с пикета ПК285+00 при заглублении трассы ка нала и появлении 2-й бермы, растёт частота эрозионных форм, достигая 4 штук на 100 м (рис. 4.44).

Рис. 4.42. Овраг Рис. 4.43. Молодые с вершиной в роще эрозионные борозды Рис. 4.44. Склоновый овраг в конце 4-го бьефа Под действием вышеописанных эрозионных, гравитацион ных, суффозионных процессов и просадок сечения канала утра чивают свою проектную форму. Обследование русла Бурлин ского магистрального канала в 2009 г. и контрольная нивелир ная съемка также показали, что изменены продольные уклоны, трапецеидальное русло повсеместно деградировало до парабо лической формы (рис. 4.45).

30, 12 X Y 1 1 0 2 3,554 -1, 3 7,012 -2, 4 9,614 -3, 5 12,547 -4, 4, 6 15,24 -4, m=3 m=3 7 17,237 -3, 8 8 18,741 -3, 9 20,453 -2, 4 7 10 22,382 -1, 56 11 24,607 -1, 12 26,954 -0, 13 29,066 0, Рис. 4.45. Проектное поперечное сечение ПК 43+ с наложенным сечением по данным нивелирной съемки 28.07.2009 г.

(К.В. Марусин, Е.Д. Кошелева, [102]) Результаты настоящих исследований существенно обновили наблюдения 15-17-летней давности и дополнили работы, вы полненные предшественниками для первых 6 км трассы канала [195-197].

По нашему мнению, помимо инженерных способов борьбы с эрозией засыпку эрозионных форм щебнем и строительства лотков на бортах канала в местах особо интенсивного поверхно стного стока – следует использовать травосеяние для создания плотного дернового покрытия в вершинах оврагов. После выпо лаживания вершин дальнейшее их закрепление необходимо производить посевом многолетних злаковых трав (овсяница лу говая, мятлик луговой, костер безостый, пырей бескорневищ ный) из расчета 30-40 г на 1 м2. При этом на 1-2 года вода долж на быть отведена от закрепляемой вершины (Сурмач, 1976). В качестве альтернативы возможно одернование сположенных вершин.

Выявленные места активизации эрозионных процессов могут служить основой для планирования защитных мероприятий и ремонтных работ на склонах канала, а в случае восстановления бровок, дна и откосов канала до проектных отметок, ведущих к переформированию ложа канала, – прогнозировать места и масштабы развития экзодинамических процессов в будущем.

С введением канала в эксплуатацию в 2008-2010 гг. следует ожидать размывающего грунтотранспортирующего воздействия водного потока на русло канала, в результате чего возможно ос лабление подножья уступа первых берм и как следствие – раз витие здесь оползневых процессов. Доминирующее юго западное, северо-восточное направление ветров делает участок между 2-м и 5-м км трассы подверженным ветровой эрозии и зоной опасности в будущем из-за абразионного разрушения от косов при будущих воздействиях волновых нагрузок.

4.2.3. Прогнозируемые гидравлические параметры канала В соответствии с существующими планами водоподачи и ис ходя из существующего состояния русла под эксплуатационны ми режимами и условиями мы будем понимать следующее.

1. Подачу проектного расхода 10 м3/с по руслу трапецеи дальной формы и проектными уклонами с коэффициентом ше роховатости n 0,02.

2. Подачу эксплуатационного расхода 5 м3/с по руслу трапе цеидальной формы с проектными уклонами и проектным коэф фициентом шероховатости n = 0,02.

3. Подачу эксплуатационного расхода 5 м3/с по руслу трапе цеидальной формы с проектными уклонами и коэффициентами шероховатости n 0,02.

4. Подачу проектного расхода 10 м3/с по руслу параболиче ской формы, проектными уклонами, проектной шероховатости n = 0,02 и т.д.

Существует гораздо больше возможных расчетных вариан тов, вплоть до осуществления моделирования после предвари тельной полной нивелирной съемки продольных профилей и поперечных сечений. Для определения гидравлических пара метров канала мы ограничимся первыми тремя случаями, пред полагая каждый раз «ухудшение» одного параметра, фиксируя остальные на проектном уровне.

В соответствии с требованиями СНиП 2.06.03-85 скорости должны быть больше заиляющих, «в любом случае скорость во ды в канале не должна быть меньше 0,25-0,30 м/с» [89, с. 146].

Моделируя равномерное движение воды, мы получили следую щие результаты: для расходов 10 и 5 м3/с скорости тотально по падают в полосу минимально допустимых при значении коэф фициента шероховатости 0,05. Для значений заложения откосов 3 и 4 при указанных расходах неоптимальности начинаются со значений коэффициента шероховатости 0,02 и 0,03 (табл. 4.14).

Прошлый опыт эксплуатации канала с малыми расходами (1,24 м3/с) свидетельствует о процессах заиления и сужения русла, протекающих на фоне оврагообразования на откосах, об валов и оползней [197, с. 15-17]. После первого сезона 1989 г.

уже требовалось в 1 бьефе (ПК5+40-ПК12+75) произвести зем ляные работы по выемке 16992,25 м3 и подсыпки 89582,86 м грунта. Во 2-м бьефе до ПК60+50 необходимый объем выемки на этот момент составлял 2696 м3, насыпи – 35292 м3. «В ре зультате обследования участков магистральных каналов Кулун динского и Бурлинской оросительной системы установлено, что каналы в процессе эксплуатации претерпели деформации на об следуемых участках и требуют ремонтно-восстановительных работ по очистке каналов от наносов и подсыпки грунта до про ектных размеров» [197, с. 18]. Аналогичные явления наблюда лись и на Алейской оросительной системе [194].

Отсюда следует вывод о том, что канал, работающий с рас ходом, в 3,6 раза (или в 7,2 раза) меньшим, чем был он запроек тирован изначально, имеет дополнительные сложности, связан ные с падением скоростей потока при даже незначительном из менении коэффициента шероховатости русла канала. Полоса нормальной работоспособности системы из-за уменьшения рас ходов слишком узка и не может сильно отклоняться от новых проектных (идеальных) показателей без угрозы нарастания про цессов заиления. В таблице 4.14 17 режимов являются недопус тимыми, 4 режима – рабочими (сравнивать 7 колонку с 8 и 9).

Таблица 4. Гидравлические параметры Бурлинского МК при эксплуатационных режимах работы Параметры сечения Нормальная Скорость течения, Коэффициент и продольного профиля глубина м/с Расход шероховатости русла, Q, м3/с vmin доп.

n b, м m i h н, м vн аR0,5 0,3R0, 5 2,5 0,0001 2,25 0,42 0,35 0, Ожидаемый эксплуатационный 5 3 0,00006 2,43 0,33 0,36 0, 0,03 10 4 0,00003 2,21 0,24 0,36 0, 5 2,5 0,0001 2,81 0,30 0,39 0, Средний 10 5 3 0,00006 3,01 0,24 0,40 0, 0, 10 4 0,00003 2,79 0,17 0,40 0, 5 2,5 0,0001 3,70 0,19 0,44 0, Максимальный 5 3 0,00006 3,95 0,15 0,45 0, 0, 10 4 0,00003 3,68 0,11 0,45 0, 5 2,5 0,0001 1,30 0,46 0,28 0, Проектный 5 3 0,00006 1,44 0,37 0,29 0, 0, 10 4 0,00003 1,27 0,26 0,29 0, 5 2,5 0,0001 1,60 0,35 0,31 0, Ожидаемый эксплуатационный 5 3 0,00006 1,75 0,28 0,32 0, 0,03 10 4 0,00003 1,56 0,20 0,30 0, 5 2,5 0,0001 2,04 0,24 0,34 0, Средний 5 3 0,00006 1,96 0,23 0,33 0, 0, 10 4 0,00003 2,00 0,09 0,35 0, 5 2,5 0,0001 2,70 0,16 0,38 0, Максимальный 5 3 0,00006 2,93 0,12 0,39 0, 0, 10 4 0,00003 2,73 0,09 0,40 0, а б Рис. 4.46. Гидравлические параметры потока на участке от ПК15+ до ПК64+16 при моделировании неравномерного установившегося движения (Q = 10 м3/с и n: 1 – 0,02;

2 – 0,03;

3 – текущего состояния 0,15-0,025):

а – глубины течения;

б – скорости течения а б Рис. 4.47. Гидравлические параметры потока на участке от ПК15+ до ПК64+16 при моделировании неравномерного установившегося движения (Q = 5 м3/с и n: 1 – 0,02;

2 – 0,03;

3 – текущего состояния 0,15-0,025):

а – глубины течения;

б – скорости течения Компьютерное моделирование неравномерного безнапорного установившегося движения воды во 2-м бьефе канала дает сход ные результаты (рис. 4.46, 4.47). Для сравнения рядом приведе ны гидравлические характеристики потоков при коэффициентах шероховатости n = 0,02, n = 0,03 и при «текущем состоянии рус ла» – от ПК 15+65 в следующей последовательности: на участке длиной 755 м n = 0,15;

далее 750 м n = 0,1;

на 580 м n = 0,05;

за тем на 1810 м n = 0,025.

Анализируя гидравлические параметры канала при равно мерном движении воды и результаты моделирования с исполь зованием одномерных нестационарных уравнений Сен-Венана, в частности, распределение глубин потока (рис. 4.46 а, 4.47 а) и распределение скоростей по длине участка (рис. 4.46 б, 4.47 б), можно сделать следующие выводы.

1. Все использованные методики расчета показывают, что при коэффициенте шероховатости n = 0,03 скорости достигают значений минимально допустимых и начинаются процессы заи ления.

2. В начале 2-го бьефа из-за наличия поворотов будет наблю даться повышение уровней воды в сравнении с нормальной глу биной. В конце рассчитываемого участка после прохождения поворотов глубины и скорости приблизятся к нормальным зна чениям.

3. Даже при больших коэффициентах шероховатости канала при расходе 10 м3/c наибольшая глубина воды не превысит зна чений форсированных глубин 3,62-3,85 м, на которые был за проектирован изначально канал (при Qф = 42,0 м3/с). Подобный режим работы возможен, но ведет к быстрому нарастанию про цессов заиления из-за очень низких скоростей при большой ше роховатости русла.

4.2.4. Прогнозируемые фильтрационные потери При проектировании канала лимитирующими являются поте ри для проектного расхода, которые не должны быть более 10%.

Расчет фильтрационных потерь для эксплуатационного расхода 5 м3/c имеет смысл делать, когда будут установлен реальный гра фик водоподачи и реальным потребителям будет важно знать расход нетто на выходе канала и в точках потребления. Но все же исходя из сформировавшихся особенностей русла задача нахож дения фильтрационных потерь для расхода 10 м3/c может иметь свои эксплуатационные нюансы (табл. 4.15).

а б Рис. 4.48. Прогноз изменения УГВ в относительной системе высот во 2-м бьефе Бурлинского МК для Q = 5 м3/с, n = 0,02:

а – t = 1 месяц;

б – t = 6 месяцев а б Рис. 4.49. Прогноз изменения УГВ в относительной системе высот во 2-м бьефе Бурлинского МК для Q = 5 м3/с и n «фактического»:

а – t = 1 месяц;

б – t = 6 месяцев Если в качестве поперечных сечений принять параболиче скую форму, к которой канал неизбежно приходит, то вычисле ние потерь по формулам Н.Н. Павловского (СНиП 2.06.03-85) дают значения 14 и 20%, что приближается к 30% – фактиче ским потерям оросительных сетей, строящихся и эксплуатиро вавшихся в нашей стране. Коэффициент полезного действия оросительных сетей в России в конце ХХ в., составлял 0,68-0, (Кундиус, 2002).

Таблица 4. Потери расхода по формулам Н.Н. Павловского для Q = 10 м3/c Потери расхода, Qf Направление фильт рации и номер фор- м3/с мулы для нахожде ния коэффициентов бьефы Бурлинского МК, % фильтрации на рас- (сечение параболическое) всего четных участках 1 2 3 Параллельно слоям 0,05 0,64 0,22 1,12 2,03 20, (4.6) Нормально слоям 0,04 0,23 0,15 1,00 1,42 14, (4.7) 4.2.5. Моделирование взаимодействия УГВ с водным потоком В качестве объекта компьютерного моделирования совмест ного движения грунтовых и поверхностных вод канала при экс плуатационных режимах работы был выбран его 2-й бьеф.

Моделировались условия водоподачи 5 м3/с для проектной шероховатости русла 0,02 и «фактической», которую имеет 2-й бьеф на текущий момент: L1 = 250 м, n1= 0,05;

L2 = 505, n2 = 0,03;

L3 = 750, n3 = 0,10;

L4 = 580, n4 = 0,05;

L5 = 1810;

n5 = 0,025;

L6 = 1920;

n6 = 0,03;

L7 = 620 м;

n7 = 0,035 (табл. 4.13).

Для этих эксплуатационных условий программно выстроено по 6 карт, отражающих изменения УГВ в относительных глубинах (м) от 1 до 6 месяцев работы с интервалом в 1 месяц. На рисун ках 4.48, 4.49 приведены фрагменты карт для 1-го и 6-го месяца работы 2-го бьефа. Временная граница функционирования кана ла в 6 месяцев была взята с некоторым превышением для реали зации возможности сравнивать эксплуатационные зоны влияния с «проектными».

Фактическое время будущей работы канала зависит от водно сти года, исходного состояния озёр и много другого. Анализируя гидрограф стока р. Бурлы (рис. 2.11), можно сказать, что дефицит стока в бассейне наступает в летне-осенний период, который длится в маловодные годы 128 дней, в многоводные годы – до 135 дней. Это ограничивает максимальное время работы канала для целей обводнения бассейна приблизительно 4 месяцами.

Анализируя зоны влияния 2-го бьефа при n = 0,02 и фактиче ском «n», переменном по длине трассы, можно отметить, что они имеют незначительные различия. На форму и размеры про стирания границ при малом расходе роль оказывают другие факторы: существующий перепад высот между зеркалом грун товых вод и уровнем воды в канале, коэффициенты фильтрации, большой смоченный периметр при малой глубине воды в канале – «широкое русло» и т.д.

4.2.6. Прогнозируемые зоны влияния канала Используя карты изменения УГВ, для расхода 5 м3/с и коэф фициента шероховатости русла 0,02 в среде САПР «Компас-3D»

выстроены карты зон влияния 2-го бьефа Бурлинского МК на УГВ и подсчитаны площади (рис. 4.50). Границу влияния канала на УГВ проводили по горизонтали, имеющей превышение от исходного уровня в 10 см (0,1 м). Как следует из карт УГВ, при близительно, а местами и зоны влияния занимают земли с повышением уровней от 0 до 1 м.

Для более наглядного сравнения результатов построены гра фики нарастания площадей влияния для расхода 10 и 5 м3/с при проектном значении шероховатости русла n = 0,02 (рис. 4.51, 4.52).

Зоны, где прогнозируется повышение УГВ для расхода 1 м3/с, хотя незначительно, но превышают аналогичные зоны влияния для расхода 5 м3/с: «большая глубина, больший смо ченный периметр – большее влияние». Для зон, где происходит разгрузка грунтовых вод в канал, наблюдается обратная зависи мость: чем меньше глубина воды в канале, тем большая приле гающая территория подвергается разгрузке. Интенсивность прироста площадей влияния канала падает со временем.

Используя построенные кривые, в интервале 1-6 месяцев можно для нецелых значений времени работы Бурлинского ма гистрального канала получить величины его площадей влияния канала.

0 54321 5 1 23 :

3 1-4, 12 - 75 5, 7, 11 - 82+ 12 6, 8-10 - 4 11 2 55. 9 8 23+ 3.

6 5 2 1 2 3 4 5 6 7 8 13+ Рис. 4.50. Прогнозируемые зоны влияния 2-го бьефа Бурлинского МК на УГВ прилегающих территорий:Q = 5 м3/c, n = 0,02:

1 – границы землепользования;

2 – границы зон влияния канала на УГВ в сроки от 1 до 6 месяцев эксплуатации;

3 – границы угодий;

4 – границы почвенных контуров в пределах зон влияния;

5 – направление фильтрации;

6 – полоса отвода земель в постоянное пользование;

7 – селитебные территории;

8 – овражные системы № 1-4;

9 – водоемы-отстойники в вершине овражной системы № Если Бурлинский магистральный канал будет работать часть времени суток (1/3 суток), то такой режим работы тоже может быть смоделирован, как и могут быть установлены зоны влия ния канала водные режимы почв для любых его условий работы.

Стоит подчеркнуть, что в зонах влияния на водные режимы почв при постепенном сдвиге почв в сторону большей гидро морфности оценочная стоимость земель будет падать.

Прогнозируемые площади повышения УГВ, га 753, 719, 667, 614,51 732, 650 Q = 10 м куб./c 688, 535,58 641, 595,17 Q = 5 м куб./c 406,04 527, 390, 1 2 3 4 5 Месяцы непрерывной работы канала Рис. 4.51. Прогнозируемые площади повышения УГВ в зоне влияния 2-го бьефа Бурлинского магистрального канала Прогнозируемые площади 61, 55, понижения УГВ, га 49,29 54, 49, 39, 40 Q = 10 м куб./с 29,49 41, Q = 5 м куб./с 22,52 28, 20, 15, 1 2 3 4 5 Месяцы непрерывной работы канала Рис. 4.52. Прогнозируемые площади понижения УГВ в зоне влияния 2-го бьефа Бурлинского магистрального канала 4.2.7. Планирование измерений УГВ после пуска системы Оценка степени сходимости прогнозов и реальности, а также дальнейшая верификация используемой модели возможна толь ко после пуска Бурлинской обводнительной системы в эксплуа тацию в 2010 г.

Для осуществления этого планируется выполнение замеров уровней грунтовых вод ЯМР-геотомографом «Гидроскоп»

(Шушаков, 2002;

Кусковский, 2004;

[66]). Прибор был разрабо тан в конце 80-х годов XX в. в Институте химической кинетики и горения Сибирского отделения Российской Академии наук (ИХКиГ СО РАН), г. Новосибирск (рис. 4.53).

Широкая апробация «Гидроскопа» при решении различных практических и исследовательских задач как в нашей стране, так и за рубежом доказала его полезность при инженерных изыска ниях в строительстве, проектировании подземных захоронений отходов, поиске водоносных пластов, построении гидрологиче ских карт и т.д. Прибор позволяет без бурения скважин опреде лять распределение подземной воды по глубине до 150 м и бо лее, а также получать информацию о фильтрационных свойст вах водосодержащих пород.


Работа прибора ЯРМ – геотомограф «Гидроскоп» основана на «принципе резонансного возбуждения ядерной намагничен ности, создаваемой протонами подземной воды в геомагнитном поле, и наблюдения сигнала свободной ядерной прецессии от этой намагниченности после выключения возбуждающего им пульса» [66, с. 4].

При выполнении измерений на поверхности земли распола гается геофизический кабель в форме круга диаметром 100 м, служащий передатчиком для источника возбуждающих импуль сов и приемником сигнала ЯМР. Посредством петли импульсы тока преобразуются в импульсы переменного магнитного поля, поворачивающего ядерные спины протонов воды на определен ный угол относительно направления геомагнитного поля Земли.

После действия импульса ядерные спины, свободно прецессируя вокруг направления магнитного поля Земли, излучают перемен ное магнитное поле. Это поле наводит ЭДС индукции в петле на поверхности (рис. 4.54).

а б Рис. 4.53. ЯРМ – геотомограф «Гидроскоп» ИВЭП СО РАН (фото К.В. Марусина, публикуются с согласия автора):

а – внешний вид;

б – автомобиль-носитель прибора Рис. 4.54. Схема ЯМР-зондирования на основе использования естественного магнитного поля Земли (B0) [66] Рис. 4.55. Результаты зондирования на площадке № 4, 16.10.2008 г. [65] (процент содержания воды в порах на различных горизонтах:

М – в малых порах;

C – в средних порах;

К – в крупных порах;

В – общее) Прибор успешно используется для выполнения НИР в лабо ратории гидрологии и геоинформатики ИВЭП СО РАН: выпол нены работы по разведке подземных вод в окрестности пос.

Саввушка Змеиногорского района (2008) (рис. 4.55), туристиче ского комплекса «Бирюзовая Катунь» (2008), на правом берегу р. Оби около г. Барнаула (2009).

Для планирования замеров УГВ в зоне Бурлинского МК в ав густе 2009 г. совместно с сотрудниками ИВЭП СО РАН (К.В. Марусин) произведено рекогносцировочное обследование 1-го и 2-го бьефов канала, определены места стоянок установки.

Обследование выполнялось в рамках государственного кон тракта № 08/20 ИВЭП СО РАН «Исследование современного состояния и научное обоснование методов и средств обеспече ния устойчивого функционирования водохозяйственного ком плекса в бассейнах рек Оби и Иртыша» [102]. Измерения УГВ планируются после пуска системы в эксплуатацию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Осуществляемое в настоящее время восстановление гидро мелиоративных систем, запроектированных в последней четвер ти прошлого века, невозможно без прогноза изменений природ ных компонентов в зоне их влияния. С учетом аграрной направ ленности экономики Алтайского края и планируемого срока сдачи Бурлинского магистрального канала после 2010 г. прогно зирование его влияния на грунтовые воды и водный режим почв позволяет упредить и предотвратить деградацию почвенного покрова прилегающих агроландшафтов. Этим определяется ак туальность данного исследования.

Созданная программа «Моделирование совместного движе ния грунтовых и поверхностных вод» (прил.) предназначена для расчета уровней грунтовых вод вблизи поверхностных водото ков, водоемов, водозаборов в трехмерном пространстве и во времени. Программа обеспечивает выполнение функций: расчет уровней грунтовых вод;

запись в файл отметок уровней грунто вых вод для заданного временного интервала;

построение мас штабированных карт изогипс территории, карт изменения уров ня грунтовых вод в сравнении с их исходным положением;

по строение трехмерных поверхностей уровней грунтовых вод. Об ласть ее применения – мелиорация и водное хозяйство, где акту альны задачи определения зон подтопления и вторичного засо ления земель вдоль каналов, зон паводковых подтоплений, раз меров депрессионных воронок дренажно-водозаборных сква жин.

В работе впервые для зоны Бурлинского магистрального ка нала выполнено моделирование взаимодействия течения воды в канале и грунтовых вод, построены карты изогипс территории для разных сроков эксплуатации, прогнозные карты зон влияния на УГВ и водные режимы почв прилегающих агроландшафтов для проектного расхода. Зоны влияния канала выходят за преде лы полосы отвода земель. Установлены площади изменения УГВ и водных режимов почв, их землепользователи, а также площади земель для ежегодного мониторинга.

В процессе изучения текущего состояния Бурлинского маги стрального канала для моделирования его эксплуатационных режимов нами изучены экзогенные процессы на откосах канала, создана карта эрозионной опасности, сделан вывод о безопасно сти для прилегающих агроландшафтов эрозионных явлений, провоцируемых каналом.

Подводя итоги, можно рекомендовать следующее:

1. Для сохранения прилегающих агроландшафтов необходи мо уменьшить потери воды из канала, восстановив противо фильтрационное покрытие и расчистив русло в 1-2-м бьефах, предусмотрев в зонах усиленной фильтрации в 3-4-м бьефах противофильтрационные экраны, а на остальной части – выпол нив качественный кольматаж русла. Запроектированные лесо полосы рекомендуется соотнести с местоположением зон влия ния.

2. Результаты исследования и программу моделирования взаимодействия грунтовых и поверхностных вод рекомендуется использовать в проекте инженерной защиты территорий от под топлений и в разделе «Охрана окружающей среды» сущест вующего проекта при планировании мониторинга земель, а так же в процессе эксплуатации для моделирования УГВ при фак тических режимах работы канала.

3. Для 4-го бьефа в пределах зоны влияния канала на УГВ при проектировании инженерной защиты территории в зоне за соленных почв (789,64 га) рекомендуется провести расчет соле вого режима.

4. При эксплуатации канала необходим мониторинг за со стоянием овражно-балочных систем обских террас, попадающих в зону влияния канала, и за состоянием откосов и берм канала в выделенных эрозионно-опасных зонах. Инженерные способы борьбы с водной эрозией следует сочетать с травосеянием в вершинах оврагов.

В целом, работа содержит как теоретические, так и практиче ские гидрологические и мелиоративные результаты.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Абальян, Т.С. Основные высотные зоны формирования стока рек Средней Азии в различные месяцы вегетационного пе риода / Т.С. Абальян // Труды ЦИП. – 1967. – Вып. 155. – С. 3-15.

2. Абрамович, Д.И. Воды Кулундинской степи / Д.И. Абра мович / СО АН СССР. – Новосибирск: Наука, 1960. – 214 с.

3. Аверьянов, А.Н. Системное познание мира: методологи ческие проблемы / А.Н. Аверьянов. – М.: Политиздат, 1985. – 263 с.

4. Аверьянов, С.Ф. Борьба с засолением орошаемых земель / С.Ф. Аверьянов. – М.: Колос, 1978. – 228 с.

5. Аверьянов, С.Ф. Фильтрация из каналов и ее влияние на режим грунтовых вод / С.Ф. Аверьянов. – М.: Колос, 1982. – 241 с.

6. Автоматизированные сеточные модели бассейнов подзем ных вод / Всесоюз. науч.-исслед. ин-т гидрогеологии и инже нерной геологии;

сост. И.И. Крашин и др. – М.: Недра, 1992. – 176 с.

7. Агроклиматические ресурсы Алтайского края. – Л.: Гид рометеоиздат, 1971. – 155 с.

8. Адаменко, О.М. Мезозой и кайнозой Степного Алтая / О.М. Адаменко. – Новосибирск: Наука, 1974. – 224 с.

9. Адаменко, О.М. Предалтайская впадина и проблемы фор мирования предгорных опусканий / О.М. Адаменко. – Новоси бирск: Наука, 1976. – 183 с.

10. Айдаров, И.П. Регулирование водно-солевого и пита тельного режимов орошаемых земель / И.П. Айдаров. – М.: Аг ропромиздат, 1985. – 275 с.

11. Акуленко, Ю.Н. Гидрогеолого-мелиоративные особен ности Бурлинской обводнительно-оросительной системы / Ю.Н. Акуленко, М.И. Рыжковский, П.А. Ляшенко // Гидрогео логические и инженерно-геологические процессы на мелиора тивных системах степной зоны Сибири: сб. тр. / СибНИИГиМ. – 1978. – Вып. 10. – С. 47-55.

12. Акуленко, Ю.Н. Гидрогеолого-мелиоративные особен ности эксплуатации орошаемых массивов земель Бурлинского речного бассейна / Ю.Н. Акуленко, Е.Д. Кошелева // Вестник Алтайского государственного аграрного университета. – 2006. – № 2 (22). – С. 30-35.

13. Акуленко, Ю.Н. Основы мелиоративной гидрогеологии Степного Алтая / Ю.Н. Акуленко // Природные особенности ме лиорации в степном Алтае. – Красноярск: Красноярский рабо чий, 1979. – С. 3-101.

14. Акуленко, Ю.Н. Подземные воды Кулунды и их исполь зование / Ю.Н. Акуленко. – Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1977. – 52 с.

15. Акуленко, Ю.Н. Природно-мелиоративные условия опыт но-производственных массивов орошения в Центральной Кулун де / Ю.Н. Акуленко // Совершенствование гидротехнического строительства и мелиорации в Сибири: сб. тр. / СибНИИГиМ. – 1976. – Вып. I. – С. 141-165.

16. Акуленко, Ю.Н. Ресурсы подземных вод Центральной Кулунды и их использование для нужд сельского хозяйства / Ю.Н. Акуленко // Вопросы мелиоративной гидрогеологии и гидрологии зоны недостаточного увлажнения: межведомст. сб. / ЛГМИ. – Л.: ЛПИ, 1979. – Вып. 69. – С. 3-15.

17. Алисов, Б.П. Климат СССР / Б.П. Алисов. – М.: Высшая школа, 1969. – 104 с.

18. Алюшинская, Н.М. Избыток и дефицит водных ресурсов рек. Азия. – 1:20000000, 200 км в 1 см / Н.М. Алюшинская, Л.И. Зубенок;

ред. А.А. Соколов;

картогр.-сост. Е.П. Новожени на;

картогр.-ред. А.П. Копылов // Атлас мирового водного ба ланса. – М.: Гидрометеоиздат, 1974. – С. 22.

19. Антипов-Каратаев, И.Н. Вопросы происхождения и гео графического распространения солонцов / И.Н. Антипов-Кара таев // Мелиорация солонцов в СССР. – М.: АН СССР, 1953. – 266 с.


20. Антонцев, С.Н. Системное математическое моделирова ние процессов водообмена / С.Н. Антонцев, Г.П. Епихов, А.А. Кашеваров. – Новосибирск: Наука, 1986. – 215 с.

21. Арефьев, В.С. Геологическая карта / В.С. Арефьев // Ат лас Алтайского края. – 1:3500000. – М.: ГУГК СССР, 1991. – С. 7.

22. Арманд, Д.Л. Наука о ландшафте: основы теории и ло гико-математические методы / Д.Л. Арманд. – М.: Мысль, 1975.

– 288 с.

23. Атавин, А.А. Расчет неустановившегося течения воды в разветвленных системах речных русел или каналов / А.А. Ата вин // Динамика сплошной среды / Ин-т гидродинамики СО АН СССР. – Вып. 22. Математические вопросы механики. – Ново сибирск, 1975. – С. 25-36.

24. Атлас природных и техногенных опасностей и рисков чрезвычайных ситуаций в Российской Федерации / под общ.

ред. С.К. Шойгу;

Министерство РФ по делам гражданской обо роны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий сти хийных бедствий (МЧС России). – М.: ИПЦ Дизайн. Информа ция. Картография, 2005. – 269 с.

25. Атлас Алтайского края / Комитет геодезии и картогра фии СССР. – М.: Госгеодезия СССР, 1991. – 35 с.

26. Атлас Алтайского края: в 2 т. – М.: ГУГК при СМ СССР, 1978. – Т. 1. – 222 с.

27. Атлас. Алтайский край. – Новосибирск: Инжгеодезия, 2005. – С. 15-16.

28. Бадмаева, С.Э. Основные особенности и закономерности прогрессивного развития конструкций оросительных систем юга Сибири / С.Э. Бадмаева // Природообустройство и рациональное природопользование – необходимые условия социально экономического развития России: сб. науч. тр. / Моск. гос. ун-т природообустройства. – 2005. – Ч. 1. – С. 64-69.

29. Бакашев, Н.А. Некоторые вопросы фильтрации и коль матации русла каналов / Н.А. Бакашев, В.А. Новицкий, Б. Сапа ров. – Ашхабад: Ылым, 1973. – 210 с.

30. Барышникова, О.Н. Влияние региональных проявлений глобальных климатических изменений и деятельности человека на развитие опустынивания юга Западной Сибири / О.Н. Ба рышникова, Н.Ф. Харламова, Ю.Б. Кирста // Кулундинская степь: прошлое, настоящее, будущее: матер. III Междунар. на уч.-практ. конф. / Алт. гос. ун-т. – Барнаул: АлтГУ, 2003. – С. 137-147.

31. Бауэр, Л. Забота о ландшафте и охрана природы / Л. Бауэр, Г. Вайничке;

сокр. пер. с нем. – М.: Прогресс, 1971. – 264 с.

32. Бахметев, Б.А. О неравномерном движении жидкости в открытом русле / Б.А. Бахметев. – Л.: Кубич, 1928. – 275 с.

33. Берг, Л.С. Фации, географические аспекты и географи ческие зоны / Л.С. Берг // Труды / отв. ред. Э.М. Мурзаев. – М.:

Акад. наук СССР, 1958. – Т. 2. – С. 208-211.

34. Берталанфи, Л. Фон. История и статус общей теории систем / Л. Фон Берталанфи // Системные исследования: еже годник 1973. – М.: Наука, 1973. – С. 20-37.

35. Берталанфи, Л. Фон. Общая теория систем: критический обзор / Л. Фон Берталанфи // Исследования по общей теории систем. – М.: Прогресс, 1969. – С. 23-82.

36. Блауберг, И.В. Системный подход / И.В. Блауберг, Э.Г. Юдин // БСЭ: в 30 т. / гл. ред. А.М. Прохоров. – Изд. 3-е. – М.: Советская энциклопедия, 1976. – Т. 23. – С. 1414-1418.

37. Богомяков, Г.П. Западно-Сибирская платформа / Г.П. Богомяков, И.В. Гармонов, В.А. Нуднер. – М.: Гидрогеоло гия СССР, 1976. – Т. I. – 105 с.

38. Болгов, М.В. современные проблемы оценки водных ре сурсов и водообеспечения / М.В. Болгов, В.М. Мишон, Н.И. Сенцова. – М.: Наука, 2005. – 318 с.

39. Борисов, А.А. Климат СССР в прошлом, настоящем и будущем / А.А. Борисов. – Л.: ЛГУ, 1975. – 432 с.

40. Брюханов, В.А. Региональные закономерности русловых процессов на реках / В.А. Брюханов и др. // Русловые процессы на реках Алтайского региона. – М.: МГУ, 1996. – С. 122-136.

41. Будыко, М.И. Климат и жизнь / М.И. Будыко. – Л.: Гид рометеоиздат, 1971. – 470 с.

42. Бураков, Д.А. Математическая модель расчета гидро графа весеннего половодья для равнинных заболоченных бас сейнов / Д.А. Бураков // Метеорология и гидрология. – 1978. – № 1. – С. 49-59.

43. Бурлакова, Л.М. Проблемы изменения черноземов при орошении / Л.М. Бурлакова // Развитие мелиорации в Алтайском крае. – Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1986. – С. 21-24.

44. Бурлакова, Л.М. Режим питательных веществ в чернозе мах в условиях орошения / Л.М. Бурлакова, Г.Г. Морковкин // Проблемы орошения почв Сибири. – Барнаул: АСХИ, 1988. – С. 65-68.

45. Вартовский, М. Модели. Репрезентация и научное пони мание / М. Вартовский;

пер. с англ.;

общ. ред. и послесл.

И.Б. Новика и В.Н. Садовского. – М.: Прогресс, 1988. – 57 с.

46. Вендров, С.Л. Жизнь наших рек / С.Л. Вендров. – Л.:

Гидрометеоиздат, 1986. – 112 с.

47. Вендров, С.Л. Некоторые аспекты проблемы водообес печения страны / С.Л. Вендров // Теория и практика управления водными ресурсами суши. – М.: Наука, 1985. – С. 11-24.

48. Веригин, Н.Н. Расчет фильтрационных потерь на рыбо хозяйственных водоемах / Н.Н. Веригин, С.В. Васильев, В.С. Саркисян. – М.: Пищевая промышленность, 1977. – 143 с.

49. Викторов, С.В. Ландшафтные индикаторы гидрогеоло гических и инженерно-геологических условий в районах ороше ния и обводнения пустынь / С.В. Викторов. – М.: Недра, 1976. – 56 с.

50. Виноградов, Ю.Б. Математическое моделирование про цессов формирования стока / Ю.Б. Виноградов. – Л.: Гидроме теоиздат, 1988. – 312 с.

51. Винокуров, Ю.И. Ландшафтно-индикационный подход к мелиоративной оценке земель в Алтайском крае / Ю.И. Виноку ров, Т.А. Пудовкина // Известия СО АН СССР. Серия биологи ческих наук. – 1986. – № 13/2. – С. 106-109.

52. Винокуров, Ю.И. Кулундинский канал. Ландшафтно индикационная оценка природных условий в зоне влияния и прогноз их изменений: монография / Ю.И. Винокуров и др.;

АН СССР, Сиб. отд., ин-т географии. – Иркутск: Восточно-Сибирс кая правда, 1985. – 198 с.

53. ВЛ 110кВ к НС № 2, 3, 4. План подхода к ПС 110/6 кВ при НС № 3: проект. документация 32-645700-36-КС, стадия РП / нач. отд. Жданов;

ГИП Гурвич;

исп. Орлов // Орошение в бас сейне р. Бурлы Алтайского края. I очередь строительства / Мин водхоз СССР;

Главнечерноземводстрой;

Ленгипроводхоз. – Л.:

Ленгипроводхоз, 1984. – Лист 6.

54. Водные ресурсы России и их использование / под ред.

проф. И.А. Шикломанова. – СПб.: Государственный гидрологи ческий институт. – 600 с.

55. Водный кодекс Российской Федерации: Федер. закон [принят Гос. Думой 12 апреля 2006 г.] // Собрание законода тельства Российской Федерации. – 2006. – № 23. – Ст. 2381.

56. Водохранилища мира / отв. ред. Г.В. Воропаев, С.Л. Вендров. – М.: Наука, 1979. – 287 с.

57. Володин, В.М. Конструирование экологически устойчи вых агроэкосистем / В.М. Володин, И.П. Здоровцов // Земледе лие. – 1999. – № 1. – С. 18-20.

58. Временная методика оценки ущерба, возможного вслед ствие аварии гидротехнического сооружения. РД 153-34.2-002- / Науч.-исслед. ин-т энергетич. сооруж. и др. // О введении в действие временной методики оценки ущерба, возможного вследствие аварии гидротехнического сооружения: Приказ МИНЭНЕРГО РФ от 26.04.2001 г. № 130. – Режим доступа:

http://www.inpravo.ru/texts3/document3539/index.htm.

59. Галахов, В.П. Формирование поверхностного стока в условиях изменяющегося климата (по исследованиям в бассейне Верхней Оби) / В.П. Галахов, О.В. Белова. – Барнаул: Изд-во АлтГУ, 2009. – 95 с.

60. Ганжара, Н.Ф. Почвоведение / Н.Ф. Ганжара. – М.: Аг роконсалт, 2001. – 392 с.

61. Гедич, В.Г. Системный подход: лекции. – Иркутск: Ир кут. ин-т народ. хоз-ва. – 1975. – 43 с.

62. Гельфан, А.Н. Динамико-стохастическое моделирование формирования талого стока / А.Н. Гельфан;

Ин-т вод. проблем РАН. – М.: Наука, 2007. – 279 с.

63. Географические прогнозы при водохозяйственном строительстве в Обь-Иртышском бассейне: сб. науч. тр. / АН СССР, Сиб. отд-ние, Ин-т геологии и геофизики. – Новоси бирск: Ин-т геологии и геофизики СО АН СССР, 1988. – 166 с.

64. Герасимов, И.П. Научные основы современного монито ринга окружающей среды / И.П. Герасимов // Изв. АН СССР.

Серия: География. – 1975. – № 3. – С. 13-25.

65. Гидрогеологические и инженерно-геологические про цессы на мелиоративных системах степной зоны Сибири / Ми нистерство МиВХ;

СибНИИГиМ. – Красноярск: Красноярский рабочий, 1978. – Вып. 10. – 85 с.

66. Гидромониторинг подземных вод в районе пос. Саввуш ка Алтайского края с использованием ЯМР-геотомографа «Гид роскоп»: отчет о НИР (промежуточ.): хоз. договор № 67/08 от 25 сентября 2008 г. // ИВЭП СО РАН;

ответственный исполн.

А.Т. Зиновьев. – Барнаул, 2008. – 24 с.

67. Годзевич, Б.Л. Системно-экологический подход в при родопользовании / Б.Л. Годзевич // Современные проблемы эко логии и природопользования на Ставрополье / СГПИ. – Ставро поль: СГПИ, 1993. – С. 14-18.

68. Голованов, А.И. Мелиорация ландшафтов / А.И. Голо ванов // Мелиорация и водное хозяйство. – 1993. – № 3. – С. 6-8.

69. Григорьев, А.А. О периодическом законе географиче ской зональности / А.А Григорьев, М.И. Будыко // Докл. АН СССР. – 1956. – Т. 110. – Вып. 1. – С. 129-132.

70. Губанов, М.Н. Овражность: 1:2500000 / М.Н. Губанов / Атлас Алтайского края. – М.: ГУГК СССР, 1978. – Т. 1. – С. 55.

71. Демек, Я. Теория систем и изучение ландшафта / Я. Де мек. – М.: Прогресс, 1977. – 223 с.

72. ДеМерс, Майкл Н. Географические информационные системы / Майкл Н. ДеМерс. – М.: Дата+, 1999. – 494 с.

73. Демидов, В.Н. Двумерная гидродинамическая модель стекания воды по водосбору и ее численная реализация / В.Н. Демидов, Л.С. Кучмент // Водные ресурсы. – 1975. – № 1. – С. 168-179.

74. Демидов, В.Н. Опыт применения двумерной модели формирования дождевого стока для реальных водосборов / В.Н. Демидов, Л.С. Кучмент // Тр. Гидрометцентра СССР. – 1978. – Вып. 218. – С. 33-42.

75. Демидов, В.Н. Применение двумерной модели формиро вания стока к задачам водохозяйственного проектирования / В.Н. Демидов, Л.С. Кучмент // Тр. Междунар. симпоз. по спе цифическим аспектам гидрол. расчетов для водохоз. проектиро вания. – М.: Гидрометеоиздат, 1979. – С. 18-22.

76. Демидов, В.Н. Расчет склонового стока по двумерной модели с учетом инфильтрации / В.Н. Демидов, В.И. Корень // Труды гидрометеорологического НИЦ СССР. – Л.: Гидрометео издат, 1977. – С. 4-9.

77. Диденко, П.А. Морфологическая и хозяйственная струк тура лесостепных ландшафтов Ставропольской возвышенности / П.А. Диденко // Вестник Ставроп. ун-та. – 1999. – Вып. 17. – С. 19-23.

78. Докучаев, В.В. К учению о зонах природы: горизонталь ные и вертикальные почвенные зоны / В.В. Докучаев. – СПб.:

Тип. Санкт-Петер. градоначальства, 1899. – 28 с.

79. Докучаев, В.В. Наши степи прежде и теперь / В.В. Доку чаев. – СПб.: Тип. Е. Евдокимова, 1892. – Ч. IV. – 128 с.

80. Докучаев, В.В. О зональности в минеральном царстве:

предварит. сообщ. / В.В. Докучаев // Зап. Имп. СПб. минерало гич. о-ва. – 1899. – Ч. 37. – Вып. 1. – С. 145-158.

81. Докучаев, В.В. Русский чернозем: отчет Императорско му Вольному экономическому обществу / В.В. Докучаев. – СПб.: Имп. Вольное эконом. об-во, 1883. – Ч. IV. – 376 с.

82. Докучаев, В.В. Преобразование природы степей: работы по исследованию почв и оценке земель, учение о зональности и классификация почв. 1888-1900 гг. / В.В. Докучаев;

под ред.

Л.И. Прасолова, И.В. Тюрина // Сочинения. – М.;

Л.: АН СССР.

– 1951. – Т. 6. – 596 с.

83. Емельянов, А.Г. Основы природопользования: учеб. для студ. высш. учеб. заведений / А.Г. Емельянов. – М.: Академия, 2004. – 304 с.

84. Ермак, В.Д. Как научиться понимать людей. Соционика – новый метод познания человека / В.Д. Ермак. – М.: Астрель, АСТ, 2003. – 523 с.

85. Железняков, Г.В. Пропускная способность русел кана лов и рек / Г.В. Железняков. – Л.: Гидрометеоиздат, 1981. – 311 с.

86. Жерелина, И.В. Бассейновое соглашение как инструмент решения проблем природопользования в бассейне р. Бурла / И.В. Жерелина // Эколого-географические исследования в реч ных бассейнах: матер. Междунар. науч.-практ. конф. – Воронеж:

ВГПУ, 2001. – С. 120-123.

87. Жерелина, И.В. Нормативно-правовое регулирование лесопользования в бассейне Бурлы: материалы временных кол лективов / И.В. Жерелина, Н.В. Стоящева // Кулундинская степь: прошлое, настоящее, будущее: матер. III Междунар. на уч.-практ. конф. (24-27 июня 2003 г.). – Барнаул: АГУ, 2003. – С. 331-338.

88. Жернов, И.Е. Моделирование фильтрации подземных вод / И.Е. Жернов, В.М. Шестаков. – М.: Недра, 1971. – 224 с.

89. Зайдельман, Ф.Р. Мелиорация почв: учебник / Ф.Р. Зай дельман. – М.: МГУ, 1996. – 384 с.

90. Занин, Г.В. Геоморфология Алтайского края (без Горно Алтайской АО) / Г.В. Занин // Природное районирование Алтай ского края. – М.: АН СССР, 1958. – С. 62-98.

91. Заславская, Т.И. К методологии системного изучения деревни / Т.И. Заславская // Социологические исследования. – 1975. – № 3. – С. 31-44.

92. Зеегофер, Ю.О. Постоянно действующие модели гидро литосферы территорий городских агломераций (на примере Мо сковской агломерации) / Ю.О. Зеегофер и др. – М.: Наука, 1990.

– 198 с.

93. Земельный кодекс Российской Федерации: Федер. закон [принят Гос. Думой 28 сентября 2001 г.] // Собрание законода тельства Российской Федерации. – 2001. – № 44. – Ст. 4147.

94. Зиновьев, А.Т. Моделирование течения воды во втором бьефе Бурлинского магистрального канала / А.Т. Зиновьев, К.Б. Кошелев, Е.Д. Кошелева // Аграрная наука – сельскому хо зяйству: сб. стат. III Междунар. науч.-практ. конф.: в 3 кн. – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2008. – Кн. 3. – С. 304-307.

95. Зорина, Е.Ф. Овражная эрозия: закономерности и потен циал развития / Е.Ф. Зорина. – М.: ГЕОС, 2003. – 170 с.

96. Ивлев, А.М. Охрана почв / А.М. Ивлев, А.М. Дербенце ва. – Владивосток: Дальневосточный ун-т, 1985. – 100 с.

97. Ивонин, В.М. Агролесомелиорация разрушенных овра гами склонов / В.М. Ивонин. – М.: Колос, 1983. – 174 с.

98. Извекова, Л. Бурла – река незаменимая. Интервью с В.Г. Чернобаевым – главным инженером проекта Бурлинской водной системы / Л. Извекова // Алтайская правда. – 2003. – № 24. – 12 сентября. – С. 4.

99. Инженерная геология СССР. Западно-Сибирская и Ту ранская плиты: в 2 кн. Кн. 1. Западно-Сибирская низменность / А.С. Герасимова, С.Б. Ершова, Ю.Ф. Захаров и др. М.: Недра, 1990. 330 с.

100. Информационные технологии водного мониторинга чрезвычайных ситуаций / А.А. Цхай, В.А. Жоров, И.С. Постно ва, Д.А. Рыков, К.Б. Кошелев, Е.Д. Кошелева // Вода: экология и технология: сб. докладов 8-го Междунар. конгр. ЭКВАТЭК 2008 (3-6 июня 2008 г). / ЭКВАТЭК. – Электрон. текстовые, граф. дан. (680 Мб). – М.: СИБИКО Интернэшнл, Водоснабже ние, 2008. – 1 электрон. опт. диск (СD-ROM).

101. Исаченко, А.Г. Основы ландшафтоведения и физико географическое районирование / А.Г. Исаченко. – М.: Высш.

школа, 1965. – 328 с.

102. Исследование современного состояния и научное обос нование методов и средств обеспечения устойчивого функцио нирования водохозяйственного комплекса в бассейнах рек Оби и Иртыша: отчет о НИР (2-й этап;

промежуточ.): ЦС ВР012 / ИВЭП СО РАН;

науч. рук. Ю.И. Винокуров;

отв. исп.

А.В. Пузанов. – Барнаул: ИВЭП, 2009. – 285 с.

103. История развития мелиорации на Алтае / под ред.

Р.П. Воробьевой. – Барнаул: АзБука, 2003. – 244 с.

104. Казанцев, Г.М. Режим орошения люцерны на сено в условиях Алейской степи и Центральной Кулунды Алтайского края: дис. … канд. с.-х. наук / Казанцев Геннадий Михайлович.

– Барнаул, 1976. – 168 с.

105. Казанцева, Л.Г. Проблемы территориальной организа ции агроландшафтов Алтайского края / Л.Г. Казанцева, Е.Д. Кошелева, С.А. Жданов // Идеи В.В. Докучаева и совре менные проблемы развития природы и общества: сб. науч. стат.

Междунар. науч.-практ. конф. / адм. Смоленской обл. и др. – Смоленск: Универсум, 2006. – С. 207-212.

106. Кайнозойские отложения, почвы, мерзлотные и инже нерно-геологические условия Западной Сибири / ред. А.И. По пов, В.Т. Трофимов. – М: МГУ, 1980. – 256 с.

107. Карасев, И.Ф. Русловые процессы при переброске сто ка / И.Ф. Карасев. – Л.: Гидрометеоиздат, 1975. – 288 с.

108. Карты Google / Google;

изображения Terra Metrics;

данные карты AND, Geocente Consulting, NFGIS, Europa Tech nologies. – 2008. – Режим доступа: http://maps.google.com.

109. Каторгин, И.Ю. Распаханность территории Ставро польского края (ландшафтный аспект) / И.Ю. Каторгин // При родные ресурсы и экологическое образование на Северном Кав казе: матер. Межрегион. науч.-практ. конф. – Ставрополь, 2002.

– С. 20-21.

110. Каштанов, А.Н. Защита почв от ветровой и водной эро зии / А.Н. Каштанов. – М: Россельхозиздат, 1974. – 207 с.

111. Каштанов, А.Н. Концепция ландшафтной контурно мелиоративной системы земледелия / А.Н. Каштанов // Земледе лие. – 1992. – № 4. – С. 2-4.

112. Каштанов, А.Н. Основы ландшафтно-экологического земледелия / А.Н. Каштанов, Ф.Н. Лисецкий, Г.И. Швебс. – М.:

Колос, 1994. – 125 с.

113. Кирюшин, В.И. Основные принципы разработки адап тивно-ландшафтных систем земледелия / В.И. Кирюшин // Зем леделие. – 1996. – № 3. – С. 42-44;

№ 4. – С. 38-41.

114. Клир, Дж. Системология / Дж. Клир;

пер. с англ. – М.:

Радио и связь, 1990. – 544 с.

115. Ковалев, Р.В. Почвенно-мелиоративное районирование южной равнинной части Обь-Иртышского междуречья / Р.В. Ковалев и др. // Почвы Кулундинской степи. – Новоси бирск: Наука, 1967. – С. 5-77.

116. Ковда, В.А. Почвенный покров (его улучшение и ис пользование) / В. А. Ковда. – М.: Наука, 1981. – 181 с.

117. Ковда, В.А. Проблемы Барабинской низменности / В.А. Ковда // Вопросы происхождения засоленных почв и их мелиорация: сб. тр. / Почвенный ин-т им. В.В. Докучаева. – М.:

АН СССР, 1954. – Т. XLIV. – С. 157-186.

118. Ковда, В.А. Проблемы защиты почвенного покрова и биосферы планеты / В.А. Ковда. – Пущино: АН СССР, 1989. – 156 с.

119. Колпаков, В.В. Сельскохозяйственные мелиорации / В.В. Колпаков, И.П. Сухарев;

под ред. И.П. Сухарева. – М.: Ко лос, 1981. – 328 с.

120. Комплексные исследования Новосибирского водохра нилища: сб. тр. / ЗапСибРНИГМИ. – М.: Гидрометеоиздат, 1985.

– Вып. 70. – 36 с.

121. Коновалова, Т.И. Ландшафтно-интерпретационное кар тографирование / Т.И. Коновалова и др. – Новосибирск: Наука, 2005. – 424 с.

122. Концепция государственной программы по использо ванию, восстановлению и охране водных объектов бассейна Верхней Оби (2002-2010 гг.) / Мин-во природных ресурсов РФ, Верхне-Обское Бассейновое водное Управление, Верхне-Обь регионводхоз, ИВЭП СО РАН, ЗапСибНИВХ. – Барнаул: Люд винский и К°, 2002. – 24 с.

123. Концепция формирования высокопродуктивных эколо гически устойчивых агроландшафтов и совершенствования сис тем земледелия на ландшафтной основе / под ред. А.Н. Кашта нова, А.П. Щербакова. – Курск, 1992. – 139 с.

124. Корень, В.И. Математические модели в прогнозах реч ного стока / В.И. Корень. – Л.: Гидрометеоиздат, 1991. – 199 с.

125. Космический мониторинг Алтая / А.А. Лагутин, В.Н. Белоусов, В.В. Бугаев и др. // Межрегион. экол. форум в рамках IX медико-экологической выставки «Человек. Экология.

Здоровье»: сб. матер. форума (7-8 апр. 2004 г.). – Барнаул, 2004.

– С. 28-32.

126. Костяков, А.Н. Основы мелиораций / А.Н. Костяков. – М.: Сельхозиздат, 1960. – 622 с.

127. Котлярова, О.Г. Положено начало освоению адаптив но-ландшафтных систем земледелия / О.Г. Котлярова // Земле делие. – 1999. – № 2. – С. 9-10.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.